регистрация / вход

Политическая полиция России в XIX веке

Становление политической полиции России в начале XIX века и ее реорганизация. Создание МВД и министерства полиции, их полномочия, структура и функции жандармерии. Несостоятельность правоохранительных сил России в борьбе с революционным терроризмом.

В ведение

Понятие “полиция” происходит от греческого “politeia” (“polis” – город), обозначающем городское государственное устройство и управление. Заимствованное римлянами, оно утверждается в последствии в юридическом лексиконе европейских государств. Уже из немецкого Петр I переносит этот термин в русский язык.

“Полицией” в то время считалась любая деятельность государственных органов по вопросам светского управления: издание законов, обеспечение безопасности, забота о повышении благосостояния народа, надзор за противопожарной безопасностью, отправлением религиозных культов и пр.

Первоначально полиция возникла в Петербурге. В 1715 году здесь учреждается полицмейстерская канцелярия, а три года спустя вводится должность генерал-полицмейстера, соответствующая пятому классу “Табели о рангах”. В 1722 году полицмейстерская канцелярия учреждается и в Москве.

Во второй половине XVIII в. происходит строительство новой системы государственных органов. Создается регулярная армия и полиция. Тема данной работы «Политическая полиция России в XIX веке» интересна тем, что в этот период происходит окончательное становление полиции, ее развитие. В данной работе мы рассмотрим организацию политической полиции России в первой половине XIX века, а так же реорганизацию политической полиции во второй половине XIX века.

При подготовке материала по теме работы были использованы труды Голиковой Н.Б., Демина В.А., Курицина В.М., Рыбникова В.В., Алексушина Г.В.

1. Политическая полиция России в первой половине XIX века

В 1802 году Александр I создает в России новые органы центрального управления – министерства и среди них – министерство внутренних дел, которому поручались надзор за благоустройством и санитарным состоянием страны, функционированием путей сообщений, снабжением населения продовольствием, организация почтового сообщения. Кроме того МВД руководило деятельностью губернаторов, в подчинении которых и находилась вся местная полиция. Непосредственное руководство органами внутренних дел осуществлялось второй экспедицией министерства – экспедицией спокойствия и благочиния. Она включала два отделения. Первое курировало сельскую полицию (нижний земский суд), второе – городскую (управу благочиния).

Первым министром внутренних дел стал Виктор Павлович Кочубей (1768-1834) – близкий друг Александра I.

Дальнейшее развитие органов центрального полицейского управления связано с осуществлением реформы М.М. Сперанского, в ходе которой было образовано Министерство полиции. Министерство полиции состояло из департаментов (Департамент полиции хозяйственной, Департамент полиции исполнительной, Медицинский департамент) и двух канцелярий (общей и особенной). Департамент полиции хозяйственной осуществлял контроль за ценами, продовольственным снабжением городов, пресекал спекуляцию. В его ведении также находились смирительные и работные дома. Департамент полиции исполнительной контролировал работу местной полиции, надзирал за проведением следствий по уголовным делам, занимался поимкой дезертиров. Медицинский департамент ведал санитарным надзором, организацией мер по предотвращению эпидемий и эпизоотий, снабжением лекарствами. Особенная канцелярия Министерства полиции занималась секретным делопроизводством, политическим сыском, наблюдением за иностранцами. [1]

Правительство наделило Министерство полиции большими полномочиями. Кроме собственно охранения внутренней безопасности, Министерство следило за исполнением законов всеми другими государственными министерствами. Поэтому многие высшие сановники империи негативно восприняли появление нового контрольного органа и использовали любые возможности для дискредитации его деятельности. В конце концов в 1819 году вновь назначенному министру внутренних дел В.П. Кочубею удалось обосновать перед царем необходимость его ликвидации с возвращением функций Министерства полиции в Министерство внутренних дел.

В начале XIX века происходят изменения в организации полиции Москвы и Санкт-Петербурга. Петербургская полиция разделяется на внутреннюю и внешнюю части. Внутренняя часть включала управы благочиния, частных приставов, квартальных надзирателей и решала задачи производства следствия, исполнения распоряжений городских властей, контроля паспортного режима. Внешняя часть представляла собой полицейскую наружную службу. В ее задачи входило поддержание общественного порядка, патрулирование улиц силами полицейской команды и команд ночной и пожарной стражи. Назначение на полицейские должности в столицах производилось военным губернатором, а на должность обер-полицмейстера – императором.

Претерпела изменения и политическая полиция: Тайная канцелярия упраздняется, а полномочия расследования политических преступлений передаются Сенату и судам по уголовным делам. С 1802 года эти дела концентрируются в особенной канцелярии Министерства внутренних дел (с 1811 по 1819 год – особенная канцелярия Министерства полиции), а затем в Комитете для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общественного спокойствия. В состав последнего вошли министры юстиции и внутренних дел, а также несколько сенаторов. В начале 20-х годов возникает ряд других секретных служб: тайная полиция при штабе гвардейского корпуса, подобная организация при Управлении военных поселений. Все они работали самостоятельно, конкурируя между собой[2] .

После подавления восстания декабристов органом политического сыска становится Третье Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. При образовании Отделения в качестве исходных составных частей в него вошли особенная канцелярия Министерства внутренних дел, тайная агентура и Отдельный Корпус Жандармов.

Обязанности жандармов регламентировались нечетко: им предписывалось наблюдение за исполнением законов, преследование разбойников, рассеяние запрещенных собраний, усмирение бунтов, преследование тайных обществ, конвоирование арестованных, производство обысков и дознаний, приведение в исполнение приговоров. Деятельность жандармерии законодательно не ограничивалась и регламентировалась распоряжениями руководства в виде устных и письменных инструкций.

С момента основания и до своей кончины (в 1844 г.) шефом жандармов и начальником III Отделения являлся Александр Христофорович Бенкендорф. Непосредственным организатором и управляющим III Отделением являлся Максим Яковлевич фон Фок, ранее бывший директором особенной канцелярии Министерства полиции. Аппарат Отделения первоначально насчитывал всего 16 человек, организационно объединенных в четыре экспедиции: первую (политические дела), вторую (ересь, фальшивомонетничество, убийства, места заключения, крестьянский вопрос), третью (контроль за иностранцами), четвертую (делопроизводство, личный состав). В 1842 году появляется пятая экспедиция, специализирующаяся в области театральной цензуры. Штат служащих постепенно увеличивался и к моменту ликвидации III Отделения (1880) превысил 70 человек.

Политическая полиция того времени начинает активно использовать возможности агентуры. Тайный агент И.В. Шервуд-Верный вскрыл подготовку заговора декабристов, П.Д. Антонелли (студент Петербургского университета) способствовал разоблачению кружка М.В. Буташевича-Петрашевского. После подавления польского восстания (1830-1831 гг.) и формирования польской эмиграции, стала формироваться и заграничная агентура.

Производство по уголовным делам тогда подразделялось на три этапа: следствие, суд, исполнение приговора. Кроме осуществления следствия и исполнения приговора, на полицию возлагались также и судебные функции, правда по незначительным, маловажным правонарушениям. Следствие как этап производства по уголовному делу дифференцировалось на предварительную и формальную стадии.

Предварительное следствие начиналось по жалобе потерпевшего, донесению прокуроров, явке с повинной, а также по собственному усмотрению полиции. В ходе его полиция должна была установить, действительно ли имели место деяния, заключавшие в себе признаки преступления, и провести необходимые розыскные действия.

На формальной стадии устанавливались личность преступника и обстоятельства преступления. Доказательства фиксировались в протоколах, подписываемых лицом, производящим следствие, и обвиняемым. На этой стадии следствия допускалось присутствие депутатов от сословий для наблюдения за правомерностью следственных действий. Важное значение в процессе расследования придавалось получению собственного признания подозреваемого, но пытки уже в 1801 году были запрещены законодательно.

Право ведения расследования по уголовным делам в то время предоставлялось весьма широкому кругу должностных лиц и органов. Его могли проводить нижние земские суды, управы благочиния и различные присутствия, состоявшие из полицмейстеров, частных приставов и следственных приставов уголовных дел. Следствие по маловажным делам производили в основном квартальные надзиратели. В более сложных случаях оно поручалось особым чиновникам, выделяемым губернским начальством или министром внутренних дел, либо особым комитетам, состоящим из чинов различных ведомств, но при главенствующей роли в них офицеров корпуса жандармов.

Таким образом, уголовный сыск (оперативно-розыскная деятельность) к середине XIX века уже выделялся как форма участия полиции в раскрытии преступлений, причем как составная часть дознания. Также был введен в действие важный закон – в 1801 году пытки подозреваемого были запрещены законодательно.

2. Реорганизация политической полиции во второй половине XIX века

В структуру политической полиции в конце XIX входил Отдельный корпус жандармов. Структура жандармерии определялась Положением об Отдельном корпусе жандармов от 9 сентября 1867 г., в соответствии с которым корпус состоял из Главного управления, управлений Кавказского, Варшавского и Сибирского округов, 56 губернских управлений, 50 уездных управлений Северо-Западного края, наблюдательного состава, петербургского и московского дивизионов, 13 конных команд и полицейских управлений на железных дорогах.

Основным звеном структуры Отдельного корпуса жандармов были губернские управления. Положение 1867 г. различало жандармские управления Московской губернии и губернские управления первой и второй категории. Различия основывались на размерах губерний, этнографических и экономических условиях и выражались в большей или меньшей штатной численности и сумме добавочного жалованья, выплачивавшегося чинам. В штат губернского управления входили: начальник, помощник начальника, адъютант, секретарь и два писаря.

Наблюдательный состав Отдельного корпуса жандармов, переименованный в 1870 г. в дополнительный штат губернских жандармских управлений, состоял исключительно из унтер-офицеров, в задачу которых входил сбор информации о настроении умов в Империи. Унтер-офицеры размещались в губерниях и уездах в специальных пунктах из расчета по два человека на пункт.

Корпус жандармов комплектовался офицерами и классными чинами переводом офицеров из других частей войск всех родов оружия и классных чинов из запаса армии или отставки. Нижними чинами Корпус пополнялся по ежегодным распределениям новобранцев Главным штабом или переводом их из других частей войск. Унтер-офицеры принимались на сверхсрочную службу в жандармерию из запаса или отставки. В жандармские дивизионы принимались только кавалерийские офицеры, прослужившие в строю не менее двух лет.

К переводу в Отдельный Корпус жандармов допускались офицеры, имевшие звание не выше капитана или ротмистра армии. Изъятия из этого правила могли быть сделаны только командиром Корпуса "в видах особой, ожидаемой для службы пользы". Безусловно не принимались в Корпус офицеры, бывшие в штрафах по суду или имевшие долги.[3]

Желавший поступить на службу в Корпус офицер подавал на имя начальника штаба докладную записку с приложением кратких сведений о своей службе. Так как докладные записки подавались через начальников местных жандармских управлений, последние, представляя их в штаб, обязаны были приложить к ним послужные списки, а также сведения о нравственных качествах и способностях офицера, его репутации и отношении к службе. Те офицеры, которые удовлетворяли условиям, требуемым для службы в жандармерии, подвергались экзаменам при штабе Корпуса. Экзаменационная комиссия под председательством начальника штаба Корпуса состояла из генерала или штаб-офицера для особых поручений при главном управлении Корпуса жандармов, чинов штаба и представителей Департамента полиции. Экзамен проходил в два этапа - сначала письменный, состоявший в написании работы на заданную тему, а затем устный, причем комиссия должна была удостовериться в знакомстве офицера с иностранными языками, если о знании их было заявлено при подаче докладной записки. Офицеры, сдавшие экзамен, вносились в список кандидатов на прикомандирование к штабу Корпуса. С появлением вакансий старшие по времени внесения в список кандидатов офицеры, с разрешения командира Корпуса, прикомандировывались к штабу, где проходили специальную подготовку к будущей службе в жандармерии. Затем прикомандированные к штабу офицеры сдавали экзамен по преподававшейся им программе. Те, кто проходил это испытание успешно, назначались командиром корпуса на вакантные должности.

Согласно § 46 Положения 1867 г. к переводу в Корпус жандармов допускались лишь офицеры, "которые окончили курс наук не ниже средних учебных заведений и прослужили в войсках во фронте не менее пяти лет". Однако со временем срок необходимой выслуги уменьшился до двух лет, а в 1906 г. шеф жандармов Дурново ходатайствовал не только о полной его отмене, но и об отказе от образовательного ценза. В представлении в Военное министерство от 15 июня 1906 г. он писал, что "в настоящее время встречается крайнее затруднение в комплектовании офицерами частей и подразделений Отдельного корпуса жандармов" и что вследствие этого к переводу в корпус нужно допустить всех офицеров независимо от их образования и выслуги в войсках. Тем не менее непрестижность службы в жандармерии приводила к все большему некомплекту в Корпусе, особенно обер-офицеров. Так, в 1916 г. в России насчитывалось 76 губернских жандармских управлений и только в шести из них были заняты должности адъютантов, причем даже в столичных управлениях, где штатами предусматривалось по две должности адъютантов, в Москве вакантными были обе, а в Петербурге одна.

Состав нижних чинов дополнительного штата губернских, областных и уездных жандармских управлений и крепостных жандармских команд комплектовался исключительно унтер-офицерами всех родов войск, принимавшимися на сверхурочную службу в Корпус из запаса армии или отставки. Зачисление на сверхсрочную службу производилось распоряжениями начальников управлений и командиров жандармских дивизионов. О каждом принимавшемся в Корпус унтер-офицере собирались подробные сведения относительно благонадежности, прежнем прохождении службы и личных качествах. В соответствии с § 53 Положения о Корпусе жандармов 1867 г. поступивший на службу унтер-офицер должен был дать подписку о том, что он обязуется прослужить в жандармерии не менее пяти лет.

Объем дисциплинарной власти начальников жандармских частей определялся армейским дисциплинарным уставом. Согласно § 10 Положения о Корпусе жандармов 1867 г. шеф жандармов, а с 1882 г. командир корпуса обладал правами командующего войсками военного округа. Это означало, что в отношении личного состава он имел право: объявлять замечания и выговоры устно или в приказе, подвергать штаб и обер-офицеров аресту домашнему или на гауптвахте до 30 суток, удалять от должности любого чина Корпуса и разрешать увольнение в запас или в отставку. Начальники округов пользовались правами командиров дивизий, что означало право объявления замечаний и выговоров устно или в приказе подведомственным чинам вплоть до генералов и гражданских чиновников соответствующих классов, право ареста штаб-офицеров на 14 и обер-офицеров на 30 суток, право снимать с должностей начальников подведомственных частей и право отказывать в назначениях и представлениях к званиям. Начальники губернских управлений и командиры дивизионов имели права командиров полков и могли объявлять замечания и выговоры устно и в приказе, подвергать аресту штаб-офицеров до трех и обер-офицеров до семи суток и входить с представлением по команде о служебном несоответствии подведомственных им чинов.[4]

Судебная реформа 1864 г. оказала существенное влияние и на функции жандармерии. Новые Судебные уставы о жандармах вообще не упоминали, и корпус оказался в нелепом положении, так как не было понятно каким нормативным актом регулируется его деятельность. Эта ситуация была исправлена 19 мая 1871 г. принятием "Правил о порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследованию преступлений". Этот акт вводил жандармерию в число участников у головного процесса, предоставив ей право производства дознаний по государственным и уголовным преступлениям, причем жандармам вменялось в обязанность содействовать прокуратуре и полиции в обнаружении уголовных преступлений. Жандармы были обязаны сообщать в прокуратуру и полицию о всех замеченных преступлениях и проступках, подсудных общим судебным установлениям. В тех случаях, когда до прибытия полиции следы преступления могли уничтожиться, а подозреваемый скрыться, жандармы были обязаны принять меры к сохранению следов и задержанию подозреваемого. Прокурор имел право, с согласия начальника губернского жандармского управления, назначать жандарма для проведения дознания по уголовному преступлению, причем последний в таком случае действовал в полном объеме предоставленных законом прав, не стесняясь присутствием чинов общей полиции.

Специальный раздел Правил 19 мая 1871 г. определял порядок производства дознаний по государственным преступлениям, в ходе которых жандармы имели право совершать ряд следственных действий - осмотры, освидетельствования, обыски и выемки.

Помимо корпуса жандармов, в состав политической полиции входило и 3-е отделение СЕИВК. Говоря о существовавшем третьем отделении, то оно в своей деятельности оказалось несостоятельным в борьбе с террористами. 24 января 1878 г. Вера Засулич тяжело ранила Санкт-Петербургского обер-полицмейстера Ф.Ф. Трепова; в феврале в Киеве неудачно покушались на товарища прокурора Котляревского; в мае убили главу Одесского ГЖУ Гейкинга.

В поисках эффективных методов борьбы с террористами Александр П созвал в июле 1878 г. Особое совещание из министертва юстиции, помощника министра внутренних дел и начальника 3-го отделения СЕИВК генерала Н.В. Мезенцева. Новый глава политической полиции предложил расширить штат секретных агентов, внедряемых в революционные организации, расширение прав Третьего отделения при проведении расследований и др. Особое совещание поддержало его. Приняли временные правила, давшие жандармам право арестовывать всех подозрительных, а при наличии «достаточных» оснований, уведомив министра юстиции, отправлять арестованных в ссылку.

Но это оказалось безрезультатно: 4 августа 1878 г. Сергей Кравчинский убил шефа жандармов Н.В. Мезенцева, а 2 апреля 1879 г. Александр Соловьев возле Зимнего дворца трижды неудачно стрелял из револьвера в императора (который успешно бежал от нападавшего зигзагами, как его учили).

Испуганный третьим покушением государь указом от 5 апреля разделил Россию в европейской части на 6 временных генерал-губернаторств. Губернаторам разрешили предавать военным судам всех заподозренных в терроризме.

Однако меры ничего не дали: в ноябре при возвращении императора из Ливадии в столицу железной дорогой народовольцы подготовили 3 мины (одна оказалась не нужна, вторая не сработала, третья взорвала поезд сопровождения), а 5 февраля 1880 г. Степан Халтурин организовал взрыв в Зимнем Дворце.

Новое покушение вызвало 8 февраля сбор императором совещания, результатом которого стал указ 12 февраля «Об учреждении в Санкт-Петербурге Верховной Распорядительной Комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия» для объединения усилий в борьбе с терроризмом. Председателем комиссии стал граф М.Т. Лорис-Меликов. Любые его требования подлежали немедленному исполнению всеми лицами и ведомствами. Он считал необходимым выработать систему мер для нормализации положения в стране и успокоения общества.[5]

В конце февраля Лорис-Меликов опубликовал обращение «К жителям столицы» с просьбой о поддержке общества. Позже он подает императору доклад о необходимости объединения всех полицейских властей. Александр II подписал указы о подчинении 3-го отделения СЕИВК и ОКЖ Верховной комиссии. В итоге ревизий Верховная комиссия предложила объединить все ОВД в МВД.

6 августа по указу «О закрытии Верховной Распорядительной Комиссии, упразднении III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии и об учреждении Министерства почт и телеграфов» 3-е Отделение упразднили, его функции, ОКЖ и секретные розыскные отделения передали Департаменту государственной полиции (его глава одновременно стал и товарищем (заместителем) министра). Ф.М. Лурье считает, что все сотрудники 3-го Отделения перешли на работу в Департамент. Другие исследователи напротив полагают, что большую их часть уволили с пенсиями, и только немногих зачислили в новый Департамент. Формирование личного состава Департамента затянулось. Старые кадры не подходили по опыту да и были военными. Лорис-Меликов стремился к тому, чтобы Департамент состоял из «законников» (гражданских с юридической подготовкой). В Департамент государственной полиции входило 3 делопроизводства:

1-е распорядительное (общеполицейские дела и личный состав полиции), 2-е законодательное (органы политики и разработка проектов нормативных актов - положений, инструкций, циркуляров) и 3-е секретное (политический сыск) и справочная часть с коллекциями фотографий и нелегальных изданий, доставшиеся от 3-го Отделения. Лорис-Меликов стал министром внутренних дел. После реорганизации 1880 г. МВД заняло главенствующее место в государственном механизме, а его руководитель стал фактически первым министром империи.

1 ноября 1880 г. распоряжением Лорис-Меликова в Москве открыли второе в стране охранное отделение — «Секретно-розыскное отделение при канцелярии Московского обер-полицмейстера». Одним из его руководителей стал С.В. Зубатов.

По докладу Лорис-Меликова «О полном слиянии высшего заведования полицией в одно учреждение - Министерство внутренних дел» в ноябре 1880 г. император подчинил Департамент полиции исполнительной (общие полицейские силы) Департаменту государственной полиции. По ст. 362 «Учреждения Министерства» новый Департамент обязали заниматься: 1) предупреждением и пресечением преступлений, охраной общественной безопасности и порядка; 2) делами о государственных преступлениях; 3) организацией и наблюдением за деятельностью полицейских учреждений; 4) охраной государственных границ и пограничных сообщений; 5) выдачей паспортов русским подданным, видов на жительство в России иностранцам, высылкой иностранцев из России; 6) наблюдением за всеми видами культурно-просветительной деятельности и утверждение уставов различных обществ. Департамент более 35 лет изменялся, набирался качества и опыта.

17 августа народовольцы опоздали со взрывом мины под мостом с государем, но об этом полиция и жандармы не узнали.

Несмотря на все усилия правоохранительных органов, 1 марта 1881 г. народовольцы убили Александра II (девятое на его жизнь покушение). Первую бомбу метнул Н. Рысаков, повредив карету и заставив выйти государя из экипажа. И.И. Гриневицкий бросил вторую бомбу, погибнув сам и смертельно ранив Александра II.


З аключение

Подводя итог всему выше сказанному, хотелось бы отметить, что за период XIX века политическая полиция получила существенное развитие. Но эффективноесть ее деятельности находилась на очень низком уровне. Причин неэффективности полиции конца XIX века было множество. Главной же из них, на наш взгляд, были недостатки в оперативно-розыскной деятельности, а точнее — ее негибкость и даже косность. Дело в том, что во второй половине XIX в. полиция продолжала искать врагов государства вблизи трона, прямо прозевав этап революционного движения, на котором в борьбу с самодержавием включились разночинцы. Образно говоря, агентурные сети были расставлены слишком высоко, и дичь проскальзывала под ними. Девять 9 покушений на императора, теракты в отношении других крупных чиновников наглядно демонстрировали несостоятельность правоохранительных сил России в борьбе с революционным терроризмом.


Список использованных источников

1. Голикова Н.Б. Государственные учреждения России XVI-XVIII вв. - М: «Норма», 1991.

2. Демин В.А. Очерки истории органов внутренних дел Российского государства. - Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2001.

3. Курицин В.М. История полиции России. Краткий исторический очерк. Учебное пособие. – М.: Изд-во «Щит», 1998.

4. Рыбников В.В., Алексушин Г.В. История правоохранительных органов отечества. – М.: Изд-во «Щит», 2007.


[1] Голикова Н.Б. Государственные учреждения России XVI-XVIII вв. - М: «Норма», 1991.с. 76

[2] Демин В.А. Очерки истории органов внутренних дел Российского государства. - Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2001. – 41 с.

[3] Курицин В.М. История полиции России. Краткий исторический очерк. Учебное пособие. – М.: Изд-во «Щит», 1998. с. 45

[4] Там же. с. 51

[5] Рыбников В.В., Алексушин Г.В. История правоохранительных органов отечества. – М.: Изд-во «Щит», 2007. с. 90

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий