регистрация / вход

Понятие и признаки сделки

Признаки ничтожных и оспоримых сделок. Последствия недействительной сделки: виды и условия применения. Сроки исковой давности по требованиям, вытекающим из недействительных сделок. Проблемы применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Введение

Сделки являются средством автономной юридической регламентации субъектами гражданского права своих отношений в соответствии с собственными интересами, а, следовательно, «основным двигателем гражданского правооборота» (И.А.Покровский). Этим объясняется важнейшая, определяющая роль, которую данное средство призвано играть в обществе, провозглашающим в качестве принципов своего существования свободу экономической деятельности и поддержку конкуренции, всемерную гарантированность и защищенность права частной собственности, права наследования и права интеллектуальной собственности (ст.8,ч.1,2,4ст.35,ч.1,ст.44 Конституции РФ). Именно благодаря этой роли тема юридических сделок всегда была и остается одной из более актуальных в правовой доктрине, законотворчестве и судебной практике тех обществ, экономика которых построена на рыночных началах.

В последнее десятилетие отмечается стремительный рост споров, рассматриваемых российскими судами, связанных с признанием сделок недействительными и реализацией соответствующих имущественных притязаний их сторон (об этом говорят, в частности статистические данные, регулярно публикуемые в Вестнике Высшего Арбитражного Суда России).

Практическая актуальность проблем недействительности сделок обусловила и повышенное внимание к ним в современной отечественной доктрине. Сегодня, общественные и экономические отношения в России, диктуют необходимость глубокого и принципиально нового изучения вышеуказанных проблем. Это связано со значительным изменением и усложнением правоопосредуемых отношений и, в то же время неприспособленностью существующего учения о юридической сделке к современным условиям.

Цель моей курсовой работы - исследовать понятие и разновидности недействительных сделок и рассмотреть проблемы их применения.


Глава 1. Ничтожные и оспоримые сделки: отличительные признаки

В законодательстве РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ГК РФ ч.1ст.153). В сделке следует различать два элемента: волю (субъективный) и волеизъявление (объективный). Оба эти элемента совершенно необходимы и равнозначны. Только в их единстве заложена сущность сделки.[1] Совершение сделки, имеющей порок какого-либо из элементов ее состава, не может породить юридических последствий. Однако в силу наличия внешней формы заключенной сделки факт ее недействительности нуждается в констатации либо в указании на наличие порока, делающего сделку недействительной.[2] Недействительные сделки различаются в зависимости от того, требуется ли для ее признания недействительной решение суда либо сделка является недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторые - ничтожными (ст.166 ГК РФ).

В России первая попытка провести законодательное различие между ничтожностью и оспоримостью была предпринята еще на рубеже веков(1882-1905) - в проекте русского Гражданского уложения, который, однако, так и не стал действующим законом. Рассматриваемые категории были восприняты Проектом вследствие мощного влияния, оказанного на него немецкой пандектистикой.[3] Проект не знал четкой терминологии и систематики в области ничтожности и оспоримости, практически не употребляя в отношении сделок и договоров самих предикатов «ничтожный/ая», «оспоримый/ая». Аналогичным образом и первый советский гражданский кодекс - ГК РСФСР 1922г.- не использовал терминов «ничтожная сделка» и «оспоримая сделка», текстуально выражая это различие лишь в описательной форме. Только в 1994г., с принятием первой части нового ГК, в российском законе впервые появилось определение ничтожных и оспоримых сделок (ст.166 ГК РФ), а сами эти термины получили широкое распространение в текстах нормативных актов и судебных постановлений.

Оспоримость сделки означает доказывание какого либо факта, имеющего значение для действительности сделки. В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опекуна или попечителя на совершение сделки. Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного решения никто, в том числе и никакой государственный орган, не вправе объявлять оспоримую сделку недействительной. Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установленного законом срока исковой давности, то сделка считается действительной.[4] К числу оспоримых сделок законом отнесены сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст.173 ГК РФ); сделки совершенные представителем или органом юридического лица с превышением полномочий (ст.174 ГК РФ); сделки несовершеннолетних старше 14 лет и граждан, ограниченных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, совершенные без согласия родителей или попечителей этих лиц (ст.175,176 ГК РФ); сделки граждан, не способных понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими (ст.177 ГК РФ); а также все сделки, совершенные с пороками воли и волеизъявления, т.е. совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст.178,179 ГК РФ). Все остальные недействительные сделки законом объявлены ничтожными. В частности, ничтожны мнимые и притворные сделки (ст.170ГК РФ); сделки недееспособных граждан (ст.171,172ГК РФ); сделки не соответствующие требованиям закона (ст.168ГК РФ); совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169ГК РФ); сделки, заключенные без соблюдения требуемой законом нотариальной формы или государственной регистрации (ст.165ГК РФ).

Что же лежит в основе научного деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые? Среди ученых сущесвуют разные мнения по этому вопросу. Одни считают, что это характер интересов, нарушаемых той или иной сделкой. Сделки, нарушающие публичный интерес, нормы публичного права, должны быть отнесены к ничтожным, а нарушающие частные интересы -к оспоримым.[5] В частности, Н.Растеряев следовал такому принципу разграничения сделок.Близка к вшеуказанному утверждению и позиция И.Б.Новицкого. Государство, пишет он, выделяет в одну группу более важные случаи, когда сделка нетерпима с точки зрения интересов государства, и относит в другую группу случаи, признаваемые государством менее важными с точки зрения интересов общества (например, сделки, совершенные под влиянием существенного заблуждения).[6]

Иное мнение по данному вопросу высказывает Н.В.Рабинович. Он пишет: «Оспоримые сделки по существу также являются противозаконными в том смысле, что условия их заключения и самое их существование не соответствует закону. Они столь же недопустимы, как и любая ничтожная сделка.Если закон выделяет их в особую группу, то это вовсе не значит, что он признает сомнительным или спорным несоответствие их правопорядку или что он руководствуется признаком большей или меньшей значимости нарушаемых такой сделкой интересов государства и общества.Выделение оспоримых сделок объясняется тем, что признание их недействительными, в силу особых присущих им свойств не может иметь места без соответствующего заявления потерпевшей стороны (или заинтересованного лица). Например, для признания недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, угрозы, насилия и т.д., необходимо чтобы сам потерпевший подтвердил, что он совершил сделку под влиянием примененного к нему воздействия. Без заявления потерпевшего это установлено быть не может».[7] А.А. Киселев соглашается с мнением Н.В.Рабиновича. Действительно, специфика оспоримых сделок как раз и заключается в возможности их оспаривания именно конкретными заинтересованными лицами, перечень которых не подлежит расширительному толкованию.[8]

По вопросу сходства и различия оспоримых и ничтожных сделок в науке также существуют различные мнения. Д.О. Тузов, на основе детального подхода к учению о ничтожности и оспоримости юридической сделки, выделяет следующие пункты различия двух разновидностей недействительных сделок: 1)Ничтожные сделки недействительны изначально и автоматически, в то время как оспоримые могут быть недействительными только в силу оспаривания и аннулирования. 2) В случае ничтожности судебное решение является декларативным, или установительным (о признании); в случае оспоримой сделки судебное решение имеет преобразовательный характер, поскольку уничтожает сделку, оказывая прямое воздействие на материально-правовые отношения ее сторон и третьих лиц.3) По общему правилу, на ничтожность может ссылаться всякий, не считаясь со сделкой не признавая за ней юридической силы (абсолютность ничтожности); аннулирование же оспоримой сделки происходит только по инициативе строго определенных управомоченных лиц (относительность оспоримости). Впрочем, в порядке исключения могут устанавливаться случаи относительной ничтожности (ограничения легитимации на признание ничтожности узким кругом заинтересованных лиц) и абсолютной оспоримости (неограниченной легитимации на оспаривание).4) Иск о ничтожности не подвержен давности; притязание же об аннулировании оспоримой сделки погашается давностью на общих основаниях.5) Ничтожная сделка по общему правилу не исцелима; сделка оспоримая, напротив, во всякое время может быть подтверждена ее стороной и тем самым «исцелиться» от порока.[9]

Е.А.Крашенинников,поставил задачу исследования характера исковых прав, рассматривая вопрос о различии ничтожных и оспоримых сделок. В результате чего пришел к выводам о том, что иск о признании оспоримой сделки недействительной есть по своему виду иск о преобразовании, иск же о признании недействительности ничтожной сделки относится к разряду исков о признании. Отсюда следует, что «оспоримая и ничтожная сделки различаются по характеру возникающих из них исков».[10]

Необходимо заметить, что некоторые ученые не видят значительного различия между рассматриваемыми видами сделок, так как по конечному результату между ними разницы нет.[11] Однако представляется, что гражданское правоотношение нельзя свести только к конечному результату. Действительно, результатом в обоих случаях является недействительность сделки. Но в случае оспоримости этот результат возникает хоть и с обратной силой все же при наличии особых объективных и субъективных предпосылок (обращение в суд заинтересованного лица, признание судом сделки недействительной), которые могут и не наступить (например, родители могут смириться с фактом совершения без их согласия сделки их не полностью дееспособным ребенком и не оспаривать ее). В случае же ничтожности сделка не действительна сама по себе, по объективным основаниям. Таким образом, для оспоримой сделки этот результат - недействительность - вовсе не является обязательным и необходимым следствием ее совершения, что в полной мере соответствует требованиям устойчивости гражданских правоотношений.[12]

Теперь посмотрим в чем же проявляется сходство ничтожной и оспоримой сделок.1)И оспоримая и ничтожная сделка являются порочными сделками, т.е. сделками объективно содержащими в себе основание недействительности в момент их совершения. 2)И оспоримая и ничтожная сделки порождают право на иск (ст.12,абз.2 п.2ст.166ГК РФ) о признании их недействительными.[13]

Глава 2. Последствия недействительной сделки: понятия, виды, условия применения. Сроки исковой давности по требованиям, вытекающим из недействительных сделок

Гражданский кодекс предусматривает обширный перечень оснований, по которым сделка может быть признана недействительной. Среди юристов бытует мнение, что в настоящее время «при желании можно опорочить в суде практически любую сделку»[14] . Интересный момент правового регулирования недействительности сделок заключается в том, что по действующему законодательству одну и ту же сделку можно признать недействительной по разным основаниям, при этом ряд авторов делает вывод «об отсутствии принципиальных препятствий для признания ее недействительной несколько раз по разным основаниям». Данное положение дел не идет на пользу стабильности гражданского оборота. Несовершенство норм, устанавливающих отдельные основания недействительности сделок, является одной из главных проблем при квалификации недействительности сделок.[15]

Наличие условий (оснований) ничтожности или оспоримости сделки влечет за собой ряд последствий, направленных на то, чтобы, во-первых, не допустить ее существования, во-вторых, устранить последствия ее существования и, в-третьих, воздействовать на ее участников.

Будучи объявленной недействительной, сделка прекращает свое существование и не должна исполняться. Это в равной степени относится и к сделкам, признанными недействительными как в силу их ничтожности, так и в силу возбуждения спора по основаниям (условиям) оспоримости. В зависимости от оснований, по которым сделка была признана недействительной, определяется дальнейшая судьба имущества, поэтому очень важно, чтобы судебное решение содержало мотивы, по которым сделка признается недействительной.[16]

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, (п.1ст.167 ГК РФ). Общим последствием недействительности сделок в соответствии ГК РФ является реституция. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности не предусмотрены законом (п.2 ст.167 ГКРФ).

И.В.Матвеев считает, что любая реституция, как двусторонняя, так и односторонняя, выступает санкцией.[17] Но необходимо отметить, что двустороннюю реституцию нет оснований считать санкцией, поскольку ее реализация не предполагает дополнительных неблагоприятных последствий для сторон.

В российском законодательстве применение последствий недействительности сделок выступает в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст.12ГК РФ). По мнению А.В. Черярина, правовых оснований относить реституцию к мерам юридической ответственности не имеется, как и считать реституцию санкцией.[18] При реституции подлежит исполнению реституционное обязательство. Таким образом, обязанность вернуть исполненное по недействительной сделке ничем не отличается от любой другой гражданско-правовой обязанности. Более того, по общему правилу обязанность вернуть исполненное возникает не только у лица, виновного в совершении недействительной сделки, но и у другого лица, добросовестно вступившего в соответствующие отношения. По этой причине, и О.В.Гутников считает, что говорить о реституции как о мере ответственности некорректно.[19]

Санкцией за совершение недействительной сделки, которая предусматривается законом в отдельных случаях, следует считать взыскание полученного в доход государства. Эта санкция касается только виновной стороны, умышленно совершающей недействительную сделку, потерпевшей же стороне возвращается все полученное виновной стороной либо присуждается компенсация при невозможности возврата в натуре.[20]

И так, рассмотрим последствия недействительности сделки и проанализируем условия их применения.

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался дефектным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки с пороками субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания.

Под субъектом недействительной сделки следует понимать участника гражданского правоотношения. Для правильной квалификации недействительности сделки, необходимо установить: к какой категории участников гражданского оборота он относится, степень дееспособности физического лица, вид и объем правоспособности юридического лица, совершена ли сделка с участием представителя юридического лица либо по решению его органов. В российском законодательстве вопросы применения последствий недействительности сделки с пороком субъектного состава регулируются статьями 171- 176 ГК РФ. « Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны» (п.1 ст.171 ГК РФ). Примером такой сделки может служить продажа жилого помещения гражданином, признанным судом недееспособным. В соответствии с п.1 ст.171 такая сделка ничтожна и применением последствий ничтожности в данном случае будет двусторонняя реституция.

Сделки с пороками воли можно подразделить на сделки, совершенные без внутренней воли на совершение сделки, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно. Без внутренней воли совершаются сделки под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (ст.179 ГК РФ), а также гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст.177 ГК). « Потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а так же причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб» (п.2ст.179 ГК РФ). Сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно, заключаются под действием обмана, заблуждения, а так же сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст.178, ст.179 ГК РФ). Последствия таких сделок регулируются ГК РФ. При недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения применяются правила, предусмотренные п.2 ст.167 ГК РФ. «..каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. При недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана или стечения тяжелых обстоятельств, применяются правила п.2 ст.179 ГК РФ «… потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а так же причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход РФ. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб».

Недействительность сделок вследствие порока формы сделки зависит от того, какая форма законом или соглашением сторон для совершения той или иной сделки установлена. Естественно, что невозможно представить несоблюдение устной формы сделки. Закон связывает недействительность только с письменной формой сделки.[21] Несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях специально указанных в законе. Несоблюдение же требуемой законом нотариальной формы, а также государственной регистрации сделки всегда влечет ее недействительность. « Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется» (п.2стю165 ГК РФ).

Сделки с пороками содержания признаются недействительными вследствие расхождения условий сделки с требованием закона и иных правовых актов. Среди отдельных составов недействительных сделок с пороками содержания следует назвать сделки, совершаемые с целью, заведомо противные основам правопорядка и нравственности (ст.169 ГК РФ), а так же мнимые и притворные сделки (ст.170 ГК РФ). К сделкам, совершаемым с целью заведомо противные основам правопорядка и нравственности применяются правила, указанные в ст.169 ГК « При наличии умысла у обоих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обоими сторонами - в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации».

Притворная сделка не всегда возникает вследствие неблаговидных действий, нередко граждане просто не понимают, какую сделку им следовало бы совершить, либо не проводят различия между сделками. Закон предоставляет возможность исправить подобные ошибки: признавая притворную сделку недействительной, предлагается применить к сделке, которую стороны действительно имели в виду, относящиеся к ней правила закона.[22]

Обращение в суд с требованием о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий недействительной сделки (как оспоримой так и ничтожной) может быть осуществлено в пределах срока исковой давности.

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. (ч.1 ст.181 ГК РФ)

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. ( Ч.2 ст.181 ГК РФ). (В ред. Федерального закона от 21.07.2005 №109-ФЗ.)

В кассационной жалобе конкурсный управляющий МУП "Центральное" П. просит отменить состоявшийся по делу судебный акт, направить дело на новое рассмотрение. В обоснование кассационной жалобы заявитель указал на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также на неправильное применение судом норм материального права (статей 15, 105, 113, 124, 125, 181, 215 ГК РФ; статей 66, 103, 129 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", пункта 42 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Заявитель кассационной жалобы не согласен с выводами суда о пропуске срока исковой давности, полагая, что об оспариваемом договоре конкурсный управляющий мог узнать только 28.07.2006, с момента принятия документации от должника.

Изучив материалы дела, доводы, изложенные в жалобе, проверив правильность применения норм материального и процессуального права судом при принятии обжалуемого судебного акта, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа не установил оснований, предусмотренных статьей 288 АПК РФ, для его отмены.

Как следует из материалов дела, 17.05.1999 между Комитетом и МУП "Центральное" заключен договор N 68, согласно которому предприятие приняло в безвозмездное пользование муниципальное имущество (оборудование, производственные здания и помещения), указанное в приложении N 1 к договору, для использования по назначению. По акту приема-передачи от 17.05.1999 имущество передано Комитетом в безвозмездное пользование МУП "Центральное".

Ссылка в жалобе конкурсного управляющего на то, что он фактически узнал о договоре с момента передачи директором должника документов - 28.07.2006, подлежит отклонению судом кассационной инстанции, как неподтвержденная надлежащими доказательствами, а также в связи с тем, что законом предусмотрено право лица обратиться для защиты своего нарушенного права не только в случае, когда оно знало о нарушении этого права, но и тогда, когда должно было узнать о его нарушении.

Поскольку неправильного применения норм материального права, также нарушения норм процессуального права, в том числе, влекущих безусловную отмену судебного акта в силу части 4 статьи 288 АПК РФ, не установлено, то основания для его отмены и удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа постановил: решение от 04.12.2007 Арбитражного суда Камчатской области по делу N А24-2434/07-09 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.[23] .

Глава 3. Проблемы применения последствий недействительности ничтожной сделки

В силу закона ничтожные сделки принципиально не нуждаются в признании их недействительными судом, так как они недействительны, не зависимо от такого признания (ст.166 ГК). Однако в юридической литературе высказывается мнение, что ничтожные сделки, как и оспоримые, нуждаются в объявлении их недействительными компетентным органом (судом, арбитражным судом).[24] Есть и другая позиция, перекликающаяся с указанной. Так, В.В.Витрянский утверждает, что признание ничтожной сделки недействительной имеет принципиальное значение в ряде случаев: например, если такая сделка уже повлекла передачу имущества другому лицу, или если кто-либо оспаривает наличие оснований ничтожности сделки.[25] Сложившаяся судебная практика наглядно иллюстрирует необходимость рассмотрения и удовлетворения требований о признании ничтожной сделки недействительной. Определяющую роль для рассмотрения судами требований о признании ничтожных сделок недействительными и применения последствий недействительности играет постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96.№ 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ». В соответствии с п.32 указанного постановления Пленума, любое заинтересованное лицо может требовать признания недействительности ничтожной сделки судом. Следует отметить, что в том же п.32 указанного постановления Пленума установлено, что при удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной, и в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. Однако на практике частым явлением становится вынесение решения о признании ничтожной сделки недействительной без применения последствий недействительности, когда указание на ничтожность входит в резолютивную часть судебного решения.[26]

Суд, признавая ничтожную сделку недействительной и не применяя последствий недействительности, действует в рамках заявленных истцом требований, хотя законом суду здесь предоставлено право (но не обязанность) применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п.2ст.166 ГК). Вопрос о применении судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе, то есть о возможности суда воспользоваться таким правом, является спорным. На первый план в этой проблеме выходят процессуальные аспекты, а именно возможность или невозможность выхода суда за пределы исковых требований. Следует отметить, что если в рамках гражданского процесса такое право суду предоставлено в случаях, федеральным законом (в соответствии с п.2 ст.196 ГПК, а это и есть в частности случай, указанный в п.2 ст.166ГК), то в рамках арбитражного процесса такое право у суда отсутствует (ст.168 АПК). Закрепленная в п.2ст.166 ГК возможность применения судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе должна рассматриваться в совокупности с действующими процессуальными нормами, так как это является выходом за пределы заявленных исковых требований. Если такой выход допускается (п.2ст.196 ГПК), то часть вторая п.2ст166ГК подлежит применению, если же такой выход не допускается, то применение указанной нормы для выхода за пределы исковых требований исключается (ст.168 АПК). Необходимо обратить внимание на то, что не любые последствия недействительности могут являться предметом искового требования вообще. Так, не может быть предметом исковых требований конфискационная санкция, заключающаяся в изъятии имущества в пользу государства, так как иск призван защищать частноправовые интересы участников спора. В литературе высказывается два основных подхода к правовой природе последствий недействительности сделки, связанных со взысканием полученного или причитавшегося по сделке в доход государства: данные последствия рассматриваются как конфискация (Д.М.Генкин[27] ,Н.В.Рабинович[28] ), либо как особая гражданско-правовая мера, разновидность штрафной санкции (Ф.С.Хейфец[29] , Д.О.Тузов[30] ). При этом ни один из указанных подходов не вступает в противоречие с вышеизложенным тезисом. Таким образом, по мнению И.Ю.Павловой, применение последствий недействительности не будет являться выходом за пределы исковых требований, если таким последствием является недопущение реституции (ч.2 ст.169ГК).

В некоторых случаях вынесение судебного решения только о признании ничтожной сделки недействительной является существенно необходимым, так как последствия недействительности ничтожной сделки не могут быть применены, исходя из существа заключенной сделки. Такая ситуация складывается при признании судом недействительным договора уступки права требования (цессии). В подобном случае применение последствий недействительности, предусмотренных законом, в виде реституции оказывается практически невозможным. Дело в том, что переход права при уступке права требования представляет собой своего рода юридическую фикцию, так как фактически имеет место прекращение права у одного лица и одновременное возникновение у другого лица. Таким образом, право нельзя возвратить в порядке реституции. Правоприменительная практика идет именно по пути вынесения в таких случаях решений о признании ничтожной сделки недействительной без применения последствий.

По мнению В.А.Белова нормы о реституции вообще не нужны, ибо так называемая реституция направляется на ликвидацию последствий вовсе не самих недействительных сделок, как принято думать, а осуществление мнимых прав и исполнение мнимых обязанностей, якобы возникших из недействительных сделок.[31] В.А.Белов предлагает неблагоприятные последствия неосновательной передачи и необоснованного отчуждения имущества устранять с помощью виндикационного, кондикционного и деликтного исков- инструментов, учитывающих в своем применении и такие факторы как, как добросовестность приобретателя (п.1ст.302 ГК РФ).

В настоящее время одним из самых актуальных вопросов при применении последствий недействительности сделок выступает защита интересов добросовестного приобретателя, к которому может перейти имущество от неуправомоченного отчуждателя в результате недействительной сделки. Следует отметить, что действующие правила в данной области, установленные высшими судебными инстанциями, не отвечают интересам собственника этого имущества. Так в п.25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №8 от 25 февраля 1998г. « О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указано, что если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, и в таком случае собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, а при разрешении спора будет установлено соответствие покупателя требованиям к добросовестному покупателю(ст.302ГК), то в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано, и если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю». Таким образом, на основании решения суда первоначальный собственник лишается права собственности на имущество и основным основанием для вынесения такого решения выступает добросовестность приобретателя, следовательно факт приобретения последним имущества от неуправомоченного отчуждателя превращает его в полноправного собственника данного имущества, если он действовал добросовестно и имущество приобрел возмездно, а собственник не сможет доказать, что истребуемое имущество выбыло из его владения помимо его воли. По мнению А.В.Черярина защита интересов добросовестного приобретателя необоснованно оказывается при этом более значимой, чем права и законные интересы первоначального собственника.[32]

Далее рассмотрим соотношение реституции с другими способами субъективных прав граждан. У реституции и виндикации совершенно различная гражданско-правовая природа. Их сопоставление показывает отличия в направленности данных способов защиты и характеристиках адресатов их применения. Виндикация направлена на восстановление положения собственника (законного владельца). Реституция призвана устранять фактические последствия неправомерного деяния, именуемое «недействительной сделкой», причем по общему правилу без привлечения категории «вины», то есть без исследования субъективного отношения к результатам деяния его участников. Восстановление положения собственника (законного владельца) - возможный, но не обязательный эффект реституции (предполагаемый эффект). Это общее отличие конкретизируется в нескольких более частных. Во-первых, неподтверждение истцом своей легитимации в качестве собственника - достаточное основание для отказа в виндикационном иске. Во- вторых, реституция, в отличии от строго направленной на защиту собственника виндикации, способна служить инструментом для активной защиты тех лиц, которые не были ни владельцами, ни собственниками имущества. Подразумеваются, например, корпоративные участники. В - третьих, применительно к реституции нормы объективного права содержат дополнительные решения - устанавливают двустороннюю направленность реституции; возможность ее применение по инициативе суда.

Но вероятна и ситуация когда реституция, как и виндикация, означает истребование вещи ее собственником от незаконного владельца. Это случай когда индивидуально-определенную вещь пытается вернуть в свое владение ее собственник, передавший эту вещь ранее во исполнение несуществующей обязанности (по недействительной сделке). В этих обстоятельствах реституция действительно относится к виндикации как специальный способ защиты нарушенного права к общему. Дополнительным признаком реституции, обуславливающим специальный характер, является в данном случае ее двусторонняя направленность.

Рассмотрим соотношение реституции виндикации в ситуации, когда передачу имущества с целью отчуждения совершает неуправомоченное лицо. Если понимать под конкурирующими способами защиты такие, которые при их применении влекут одинаковый результат, следует признать, что в данном случае реституция и виндикация друг с другом не конкурируют.[33] При признании возможности выбора между ними для собственника они вызовут различные последствия, поскольку реституция возможна только между сторонами сделки. Это означает, что даже при признании возможности обращения собственника именно к реституции она доступна не всегда. Например, она неприменима, когда чужое имущество внесено неуправомоченным лицом в уставный капитал хозяйственного общества. Приобретателем является вновь образованное лицо, однако оно не сторона сделки, на основании которой ему было передано имущество.

Приведем пример из судебной практики. Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты в части применения последствий недействительности учредительного договора о создании ТОО путем возврата в федеральную собственность спорного имущества, Президиум ВАС РФ указал, что, возвращая имущество в федеральную собственность, суды, по существу, изъяли имущество у лица, которое не являлось участником учредительного договора. Между тем, в силу п.2 ст.167 ГК РФ последствия недействительной сделки могут быть применены лишь к сторонам этой сделки (постановление от 21 ноября 2006 года №9308/06).

Действительно, в данном примере имущество могло быть истребовано от приобретателя только виндикационным иском; что касается его добросовестности, ее надлежало определить в зависимости от добросовестности учредителя. Вопрос о соотношении реституции и виндикации рассмотрен Конституционным Судом РФ в постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П, которое имеет явную направленность на пресечение попыток обхода положений ст.302 ГК РФ посредством предъявления иска о возврате исполненного по недействительной сделке, нередко удачно реализовывавшихся ранее в практике судов общей юрисдикции.[34] Первый - применение положений ст.302 ГК РФ независимо от того, требует истец виндикации либо реституции (признание универсального характера самой ст.302 ГК РФ). Второй - признание того, что добросовестность приобретателя означает возможность использования утратившим владение собственника только виндикационного способа защиты. Конституционный Суд РФ принял второй из приведенных вариантов.

Реституция и кондикция. Обязательный признак кондикции - наличие обогащения. Для реституции же наличие обогащения условием применения защиты не является. В то же время приемы, направленные на недопущение кондикции, обнаруживаем и в правовом регулировании реституции: для ситуации невозможности возврата полученного в натуре предусмотрено, по общему правилу, возмещение стоимости в деньгах.

Глава 4. Задания

1.Способы прекращения юридического лица: реорганизация, ликвидация.

Способы реорганизации: слияние, присоединение, преобразование, разделение, выделение (ст.57 ГК РФ).

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правоприемства к другим лицам (п.1ст.61 ГК РФ). Ликвидация юридического лица может быть добровольной и принудительной.

2.Каковы последствия сделки, совершенной:

- с выходом за пределы специальной правоспособности

Такая сделка недействительна. Это может быть установлено судом по иску указанных в ст.173 ГК РФ лиц.

- с превышением полномочий

Такая сделка недействительна (ст.174 ГК РФ), является оспоримой и может быть признана судом недействительной только по иску заинтересованной стороны.

- без полномочий

Такая сделка недействительна.

- после прекращения доверенности

Такая сделка не действительна.

3.Как соотносятся между собой гарантийный срок и срок исковой давности? Сравните сроки по моменту начала течения, продолжительности и последствиям истечения срока.

По сроку исполнения исчисляются гарантийные сроки и давности. Гарантийный срок по общему правилу начинает течь с момента передачи товара покупателю (если иное не предусмотрено договором купли-продажи). Но если покупатель был лишен возможности использовать товар по обстоятельствам, зависящим от продавца (например, нарушена комплектация), то гарантийный срок исчисляется с момента устранения таких обстоятельств продавцом. На основании ст.483 ГК РФ гарантийный срок так же может быть продлен по причине обнаруженных недостатков в товаре. Начало срока исковой давности определяется днем, когда потерпевшее лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п.1ст.200ГК РФ). В ряде случаев закон непосредственно определяет момент начала течения срока давности. Например, по обязательствам с точно определенным сроком исковая давность начинает течь с момента окончания этого срока (п.2 ст.200ГК РФ), ибо о нем заранее осведомлены две стороны. Закон сам определяет момент начала течения сокращенных сроков исковой давности. Гарантийные сроки более длительны, чем предусмотренные законом обычные сроки для обнаружения скрытых недостатков (ст.ст.470-473 ГК). Порядок исчисления гарантийного срока предусмотрен ст.471 ГК РФ, он начинает течь с момента передачи товара покупателю (ст.457 ГК РФ), если иное не предусмотрено договором купли-продажи. Разновидностью гарантийных сроков являются сроки службы товара, которые устанавливаются для товаров (работ) длительного пользования (п.1 ст.5 закона «О защите прав потребителей»). Гарантийный срок прекращает течь с момента установленного продавцом или производителем.

Истечение срока исковой давности само по себе составляет основание для принятия судебного решения об отказе в иске (абз.2 п.2ст.199 ГК РФ). Пропуск исковой давности лишает управомоченное лицо возможности прибегнуть к принудительной защите своего нарушенного права, т.е. лишает его права на иск в материальном смысле.


Заключение

В результате своего исследования, я пришла к следующим выводам.

Во-первых, на сегодняшний день в науке остается дискуссионным вопрос о необходимости применения судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе. Здесь на первый план выходят процессуальные аспекты проблемы, а именно возможность или невозможность выхода суда за пределы исковых требований. Ряд исследователей (С.А.Шишкина, Н.Д.Шестакова) предлагают исключить право суда по собственной инициативе применять последствия недействительности ничтожной сделки из текста статьи 166 ГК РФ, считая такое право противоречащим принципу диспозитивности. Другие ученые (И.Ю.Павлова) наоборот считают приемлемым такое право суда.

Во-вторых, в настоящее время одним из самых актуальных вопросов при применении последствий недействительности сделок, выступает защита интересов добросовестного приобретателя. Многие ученые считают, что защита интересов добросовестного приобретателя необоснованно оказывается более значимой, чем права и законные интересы первоначального собственника. Закрепленные в законе правила способствуют многочисленным злоупотреблениям. Большинство противоправных сделок, умышленно совершаемых в процессе хозяйственного оборота, имеют своей целью создать путем перепродажи имущества так называемого добросовестного приобретателя. Ученые (А.В.Черярин) предлагают в этой связи создание правового механизма, который бы позволил вернуть собственнику принадлежащее ему имущество, а добросовестный покупатель обладал бы при этом правом возврата денежных средств, переданных им неуправомоченному отчуждателю и вернулся бы в первоначальное положение. Считаю такое мнение актульным так как такой правовой механизм способствовал бы стабильности гражданского оборота.


Список литературы

1.Конституция Российской Федерации.- М.: Приор, 2001.- 32с.

2.Гражданский кодекс РФ: [принят ГД ФС РФ 21.10.1994г.]: по состоянию на 13.05.2008.

3.Гражданский процессуальный кодекс РФ: [принят ГД ФС РФ 23.10.2002г.]: по состоянию на 11.06.2008.

4.Арбитражный процессуальный кодекс РФ: [принят ГД ФС РФ 23.10.2002г.]: по состоянию на 11.06.2008.

5. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998. №8 « О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

6.Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96.№6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ».

7 Егоров Н.Д., Елисеев И.В.[и др.] Гражданское право: учеб.: в 3 т.Т.1-6-е изд./А.П.Сергеев.-М.:ТК Велби, Изд-во Проспект,2005.- 310с.

8. Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве./О.В.Гутников.-М.:Городец, 2001.-169с.

9. Крашенинников Е.А.Последствия совершения порочных сделок./Е.А.Крашенинников.- Ярославль,1987.- 142с.

10. Новицкий И.Б..Сделки. Исковая давность./И.Б.Новицкий.-М.,1954.-69с.

11. Рабинович Н.В.Недействительность сделок и ее последствия./Н.В.Рабинович.- Л.,1960.-94с.

12. Сергеев А.П,,Толстой Ю.К.Гражданское право.: учеб.: в 3 т.Т.1.6-е изд.,перераб. и доп./А.П.Сергеев.-М.:Велби,2005.-768с.

13. Тузов Д.О.Ничтожность и оспоримость юридической сделки: пандектное учение и современное право./Д.О.Тузов.- М.:Статус,2006.- 204с.

14. Хейфец Ф.С.Недействительность сделок по российскому гражданскому праву./Ф.С.Хейфец.- М.:Юрайт,2000.- 164с.

15. Белов В.А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и их соотношения./В.А.Белов//Законодательство.-2006.-№10.С 20-31.

16. Киселев А.А.Вопрсы квалификации и классификации недействительных сделок/А.А.Киселев//Юрист.- 2007.-№12.С24-27.

17. Ломидзе О..Возврат полученного по недействительной сделке, виндикация, кондикция: соотношение способов защиты нарушенного гражданского права. О.Ломидзе//Хозяйство и право.- 2008.-№5.С 71-84.

18. Павлова И.Ю. Правовые проблемы признания ничтожных сделок недействительными в судебном порядке. И.Ю.Павлова//Право и политика.-2005.-№4.С134-145.

19. Черярин А.В. Недействительные сделки и их последствия: спорные вопросы действующего законодательства и судебной практики./А.В.Черярин//Российский судья.-2006.-№8.С23-27.

20. Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сделок./Д.М.Щекин//Ваш налоговый адвокат. Вып.2.М.:ИД ФБК-ПРЕСС,1999.


[1] Хейфец Ф.С.Недействительность сделок по российскому гражданскому праву.М.:Юрайт,2000.С.8.

[2] Сергеев А.П,,Толстой Ю.К.Гражданское право.:учеб.:в 3 т.Т.1.6-е изд.,перераб. и доп.М.:Велби,2005.С.310.

[3] Тузов Д.О.Ничтожность и оспоримость юридической сделки: пандектное учение и современное право.М.:Статус,2006.С.67.

[4] Сергеев А.П,,Толстой Ю.К Гражданское право.:учеб.:в 3 т.Т.1.6-е изд.,перераб. и доп..М.:ТК Велби,2005.С.311.

[5] Киселев А.А.Вопрсы квалификации и классификации недействительных сделок/А.А.Киселев//Юрист. 2007.№12.С.25.

[6] Новицкий И.Б..Сделки. Исковая давность.М.,1954.С.69.

[7] Рабинович Н.В.Недействительность сделок и ее последствия. Л.,1960.С.14.

[8] Киселев А.А. Вопросы квалификации и классификации недействительных сделок/А.А.Киселев//Юрист. 2007.№12.С.26.

[9] Тузов Д.О.Ничтожность и оспоримость юридической сделки: пандектное учение и современное право.-М.:Статус,2006.С.75,76.

[10] Крашенинников Е.А.Последствия совершения порочных сделок. Ярославль,1987.С.42,43.

[11] Новицкий И.Б.Сделки. Исковая давность. М.,1954.С.70.

[12] Попова И.Ю.Правовые проблемы признания ничтожных сделок недействительными в судебном порядке/И.Ю.Попова//Право и политика. Липецк,2005.№4.С.137.

[13] Карташова В.Н, КругликоваЛ.Л.Юридические записки гос.университета им. П.Г. Демидова:Вып.2.Ярославль: Яросл.гос. ун-т, 1998.С.104,105.

[14] Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сделок.//Ваш налоговый адвокат. Вып.2.М.:ИД ФБК-ПРЕСС,1999.С.11.

[15] Киселев А.А. Вопросы квалификации и классификации недействительных сделок//Юрист. 2007.№12.С.24.

[16] Хейфец Ф.С.Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.:Юрайт,2000.С.114.

[17] Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок.М.:ООО Изд-во «Юрлитинформ»,2002.С.4.

[18] Черярин А.В. Недействительные сделки и их последствия: спорные вопросы действующего законодательства и судебной практики//Российский судья.2006.№8.С.24.

[19] Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве.М.:Городец, 2001.С.138.

[20] Егоров Н.Д.,Елисеев И.В.[и др.] Гражданское право:учеб.: в 3 т.Т.1-6-е изд.М.:ТК Велби,Изд-во Проспект,2005.С.313-314.

[21] Егоров Н.Д.,Елисеев И.В.[и др.] Гражданское право:учеб.: в 3 т.Т.1-6-е изд.М.:ТК Велби,Изд-во Проспект,2005.С.308.

[22] Егоров Н.Д.,Елисеев И.В.[и др.] Гражданское право:учеб.: в 3 т.Т.1-6-е изд.М.:ТК Велби,Изд-во Проспект,2005.С310.

[23] Судебная практика. КСП.

[24] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия.Л., 1960.С.16.

[25] Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике.//Гражданский кодекс России: Проблемы.Теория.Практика.М., 1998. С.132.

[26] Павлова И.Ю. Правовые проблемы признания ничтожных сделок недействительными в судебном порядке.//Право и политика.2005.№4.С.141.

[27] Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью противной закону.Ученые записки ВИЮН.Вып.5.М.,1947.С.54.

[28] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия.Л., 1960.С.134.

[29] Хейфец Ф.С.Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.:Юрайт,2000.С118.

[30] Тузов Д.О. Реституция в гражданском праве. Канд.дисс.Томск,1999.С.170.

[31] Белов В.А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и их соотношения.//Законодательство.2006.№10.С.93.

[32] Черярин А.В. Недействительные сделки и их последствия: спорные вопросы действующего законодательства и судебной практики//Российский судья.2006.№8.С.26.

[33] Ломидзе о..Возврат полученного по недействительной сделке, виндикация, кондикция: соотношение способов защиты нарушенного гражданского права.//Хозяйство и право.М., 2008.№5.С.74.

[34] Ломидзе О..Возврат полученного по недействительной сделке, виндикация, кондикция: соотношение способов защиты нарушенного гражданского права.//Хозяйство и право.М., 2008.№5.С.75.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий