регистрация / вход

Права и обязанности детей и родителей

История развития законодательства о правах и обязанностях детей и родителей в дореволюционный и послереволюционный период. Роль родителей в воспитании. Личные неимущественные и имущественные права детей. Особенности судебной защиты прав родителей и детей.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. История развития законодательства о правах и обязанностях детей и родителей

1.1 Права и обязанности детей и родителей в дореволюционный период

1.2 Права и обязанности детей и родителей в послереволюционном периоде

2. Права и обязанности родителей и детей

2.1 Обязанности и права родителей

2.2Личные неимущественные и имущественные права детей

3. Судебная защита прав родителей и детей

3.1 Защита прав родителей

3.2 Защита прав детей

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЯ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Правовое регулирование взаимоотношений между родителями и детьми по Семейному кодексу Российской Федерации[1] (Федеральный закон от 29 декабря 1995 года № 223-ФЗ, с изм. от 2 января 2000 года) существенно отличается от того, как это осуществлялось по Кодексу о браке и семье РСФСР 1969 г. (КоБС РСФСР). Провозглашенная в Конституции РФ цель построения демократического, правового, социального государства обусловила необходимость принципиальных изменений в семейном законодательстве. Внедрение рыночных отношений в жизнь общества потребовало пересмотра правового регулирования имущественных отношений в семье - ячейке общества.

Степень научной разработанности темы. Наиболее обстоятельные разработки в данном направлении осуществлены Антокольской М.В., Беловым В.А., Беляевой Л.И., Владимирским-Будановым М.Ф., Ерошенко А.А., Ершовой Н.М., Загоровским А.И., Иоффе О.С., Михеевой Л.Ю., Нечаевой А.М., Победоносцевым К.П., Рясенцевым В.А., Фирсовым М.В., Шахматовым В.П., Шерстневой Н.С., Шершеневичем Г.Ф. и многими другими.

В своей совокупности работы названных ученых представляют солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблем прав и обязанностей детей и родителей.

Целями дипломного исследования являются:

· изучение прав и обязанностей детей и родителей как правого явления;

· предложение возможных путей восполнения законодательных и правоприменительных недостатков прав и обязанностей детей и родителей.

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

· анализ российского гражданского и семейного законодательства, а также, а также практики применения норм о правах и обязанностях детей и родителей;

· комплексное изучение основных теоретических и практических вопросов механизма реализации норм о правах и обязанностях детей и родителей;

· оценка законодательной конструкции статей с точки зрения социальной обоснованности ее содержания и соответствия современным задачам;

Теоретической основой исследования явились научные труды отечественных ученых в области гражданского и семейного права, а также иные литературные источники и материалы периодической печати, относящиеся к проблемам дипломной работы, в той мере, в какой они были необходимы для возможно более полного освещения вопросов избранной темы.

Структура и объем работы соответствует целям и задачам. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и приложений.


1.ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ ДЕТЕЙ И РОДИТЕЛЕЙ

1.1 Права и обязанности детей и родителей в дореволюционный период

Родительская власть на Руси была весьма сильна, хотя права жизни и смерти над детьми родители, по-видимому, формально никогда не имели, однако убийство детей не рассматривалось в качестве серьезного преступления. По Уложению 1648 г. за убийство ребенка отец приговаривался к году тюремного заключения и церковному покаянию. Дети же, убившие своих родителей, подвергались смертной казни.

Принуждение детей к повиновению осуществлялось самим отцом с помощью домашних наказаний. Домострой рекомендует в этом случае «биение жезлом и сокрушение ребер». Государство принципиально в эти отношения не вмешивалось. Жаловаться на родителей дети не могли. За одну только попытку подать жалобу Уложение 1648 г. предписывало «бить их кнутом нещадно». Родители могли обратиться для наказания детей и к публичным властям. Дело при этом по существу не рассматривалось, и в суть обвинений никто не вникал. Достаточно было одной только жалобы родителей, чтобы приговорить детей к порке кнутом. В петровские времена смягчается власть родителей над детьми: родители уже не вправе насильственно венчать своих детей или отдавать их в монастырь.

Право родителей применять физические наказания в отношении детей так и не было отменено в дореволюционной России. Начиная с XVIII в. оно постепенно стало ограничиваться запретом калечить и ранить детей, а также ответственностью за доведение их до самоубийства. Но и в конце XIX в., если за умышленное убийство своих детей родители наказывались даже строже, чем за убийство постороннего лица, то за неосторожное убийство детей в процессе наказания они подвергались гораздо менее тяжкой каре, чем другие неосторожные убийцы. За особо жестокое обращение с детьми родителям делалось внушение совестным судом за закрытыми дверьми.

Родители по-прежнему могли использовать и публично-правовые меры против непокорных детей. Уложение о наказаниях (ст. 1593) разрешало по требованию родителей заключать детей в тюрьму на срок от трех до четырех месяцев за неповиновение родителям или развратную жизнь. В XIX в. такая мера стала настолько противоречить существующим в то время в обществе представлениям, что губернаторы, к которым родители все еще изредка обращались с подобными требованиями, отказывались ее осуществлять[2] .

Для рассмотрения жалоб родителей на детей был создан специальный совестной суд, который не только вел разбирательство, но и примирял стороны. При этом родители не должны были представлять никаких доказательств вины детей. Исследование этого вопроса считалось неуместным. У детей спрашивали, что они могут сказать в свое оправдание. Но если в их ответах содержалось что-либо, что могло бы квалифицироваться как «наветы на родителей» или «выражение непочтения», это только усугубляло вину детей. В Своде Законов (ст. 161 Законов гражданских) было записано, что «власть родителей простирается на детей особого пола и всякого возраста с различием в пределах, законом для сего поставляемых». Родительская власть несколько ограничивалась с поступлением сыновей на службу и выходом дочерей замуж, поскольку дочь не могла одновременно находиться под неограниченной властью мужа и родителей. Родители имели право требовать выдачи детей от любого лица независимо от того, отвечало это интересам детей или нет. Лишения родительских прав российское законодательство того времени не знало, за исключением одного случая: православные родители могли быть лишены родительских прав, если они воспитывали своих детей в иной вере. Формальное существование столь сильной родительской власти постепенно всe более перестает соответствовать общественным представлениям. Это положение прекрасно охарактеризовал Г.Ф. Шершеневич. «Объектом права личной власти, — писал он, — является само подвластное лицо, а не какие-либо действия с его стороны. Однако в настоящее время, с признанием личности за каждым человеком, эти права попадают в безвыходное противоречие с нормами, охраняющими свободу каждого лица... Отсюда обнаруживается теоретическая несостоятельность этих прав и практическая их неосуществимость»[3] .

Закон от 3 июля 1902 года внесший изменение в Свод законов, впервые позволил рассматривать иски внебрачных детей к родителям о содержании в порядке гражданского судопроизводства. Но речь шла не об установлении отцовства, а об исках о содержании.

Родительская власть в отношении внебрачного ребенка принадлежала матери. Закон от 3 июля 1902 г., внесший изменения в Свод Законов, впервые позволил рассматривать иски внебрачных детей о содержании в порядке гражданского, а не уголовного судопроизводства. Согласно этому Закону, происхождение ребенка от отца могло подтверждаться любыми доказательствами. Однако речь шла не об установлении отцовства как семейно-правовой связи с ребенком, а лишь о праве ребенка на содержание. Добровольное признание отцовства не допускалось. Правовая связь с матерью ребенка устанавливалась на основании признания ею ребенка своим. При отсутствии признания происхождение ребенка от матери могло быть подтверждено только метрической записью или ее собственноручным письменным удостоверением. В данном случае устанавливалась имений семейно-правовая связь между матерью и ребенком. Такое ограничение в способах доказывания обосновывалось необходимостью защиты девушек из благородных семей, родивших ребенка вне брака, от возможного шантажа.

Родительская власть в отношении внебрачного ребенка принадлежала матери (ст. 1321 Законов гражданских). Фамилия ребенку давалась по фамилии матери, но только если она выражала на это согласие. Отчество записывалось по имени крестного. Отец обязан был предоставлять ребенку содержание в случае его нуждаемости и в соответствии с общественным положением матери (ст. 1324 Законов гражданских). Мать также должна была содержать ребенка. Отец, выплачивающий ребенку содержание, имел преимущественное право быть назначенным его опекуном или попечителем, а также право контролировать его воспитание и содержание (ст. 1321 Законов гражданских). Внебрачные дети могли наследовать только благоприобретенное имущество матери. Наследование по закону ее родового имущества и наследование после отца не допускалось.

Таким образом можно сделать вывод, что дореволюционное законодательство о правах и обязанностях имеет большую историю которая прошла путь от полного бесправия детей до существенного увеличения их прав.

1.2 Права и обязанности детей и родителей в дореволюционном семейном законодательстве

Первым послереволюционным законом регулирующим права и обязанности детей и родителей был кодекс 1918 года, именуемый кодексом законов об актах гражданского состояния, брачном семейном и опекунском праве[4] . Родительские права предоставлялись родителям в отношении детей мужского пола до 18 лет, женского пола- до 16 лет. Родительские права надлежало осуществлять родителям совместно. Статья 132 Кодекса предоставляла супругам, имеющим детей, право своим соглашением определить, кто из них и в какой мере будет участвовать в их содержании. При наличии соглашения судья одновременно с вынесением постановления о разводе выносил определение, одобряющее соглашение и придающее ему исполнительную силу, равную силе судебное решения.

Однако даже одобренное судьей соглашение связывало только супругов. Дети, если соглашение нарушало их интересы, имели право изыскать алименты с каждого из родителей на общих основаниях (ст. 166). При отсутствии соглашения о содержании детей спор об алиментах на их содержание разрешался в исковом порядке (ст. 133). Размер алиментов устанавливался судом в твердой денежной сумме и не был ограничен размерами прожиточного минимума (ст. 130). В случае смерти родителя дети имели право на получение содержания из его имущества. Кодексом предусматривалась также субсидиарная алиментная обязанность других родственников ребенка. Дети не имели прав на имущество родителей, родители, в свою очередь, не имели прав на имущество детей (ст. 160). Лишение родительских прав допускалось исключительно в интересах детей, в судебном порядке, но иску государственных органов или любого частного лица. Второй по счету кодекс Законов о браке семье и опеке РСФСР вступил в силу с 1 января 1927 года.[5]

Отношения между родителями и детьми рассматривались, сквозь призму социальных функций. Н.В. Рабинович отмечала как крайне негативное явление то, что «на родителей смотрели исключительно как на воспитателей, как на опекунов детей, которые в силу закона призывались к исполнению этих обязанностей впредь до того момента, пока их не находили нужным заменить другими людьми»[6] .

Теперь права родителей осуществлялись исключительно в интересах детей (ст. 33). Это послужило одной из причин переноса центра тяжести обязанностей родителей (заботиться о воспитании детей, подготовлении их к общественно полезной деятельности, содержать своих детей защищать их интересы). Скромному же перечню родительских прав требовать возврата ребенка, отдавать на воспитание и обучение принадлежало второе место.

Законодательство о браке и семье было достаточно прогрессивным для того времени. Однако в условиях все усиливающейся реакции так не могло продолжаться долго. 8 июля 1944 г. был принят Указ, мгновенно отбросивший наше законодательство на столетие назад[7] . Указ запрещал установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака. Ни добровольное признание отцовства, ни отыскание его в судебном порядке более не допускались. Не возникало, естественно, и права на получение алиментов от фактического отца. Только в 1945 г. Указом от 14 марта 1945 г.[8]

Эти меры прикрывались лишенными всякого основания заверениями о том, что права внебрачных детей не нарушаются, так как заботу о них берет на себя социалистическое государство. Во-первых, мизерные пособия, установленные для одиноких матерей, не могли заменить алименты. Во-вторых, дети лишались права знать своего отца, а отец не мог узаконить отношения с родными детьми.

30 июля 1969 г. был принят Кодекс о браке и семье РСФСР2 .

В числе обязанностей родителей фигурировала забота о личности несовершеннолетних детей, об их воспитании и подготовке к полезной деятельности. Как родительская обязанность рассматривалась необходимость иметь детей при себе. Отсюда следовало право родителей требовать возврата своего ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании постановления закона или суда. И наконец, семейный кодекс возлагал защиту прав детей — как личных, так и имущественных — на родителей, которые являлись представителями детей «на суде и вне суда» без назначения их опекунами или попечителями.

Дети не имели права на имущество родителей, равно как и родители не имели права на имущество детей (ст. 160). Но родители обязаны были доставлять несовершеннолетним, нетрудоспособным и нуждающимся совершеннолетним детям пропитание и содержание. Подобного рода обязанность прекращалась, если дети находились на общественном или государственном иждивении. Размер содержания определялся в зависимости от материального положения родителей. Однако сумма, затрачиваемая каждым из них, не могла быть меньше половины прожиточного минимума, установленного для ребенка в данной местности. Родители, не могущие внести свою долю полностью, уплачивали ее часть (ст. 162). При отсутствии соглашения между родителями относительно выплаты содержания на ребенка вопрос решался судом. При этом суд принимал во внимание как средства и трудоспособность обоих родителей, так и невозможность для трудоспособной матери иметь заработок по причине необходимости ухода за детьми или в связи с беременностью. Четкое и недвусмысленное положение о том, что взаимные права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке», теперь сочеталось с допустимостью установления отцовства в добровольном — по совместному заявлению женщины-матери и предполагаемого отца в органы записи актов гражданского состояния — либо в судебном порядке.

Однако при установлении отцовства суд решал судьбу заявленного иска в зависимости от наличия (или отсутствия) одного из трех обстоятельств: во-первых, совместного проживания и ведения общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка; во-вторых, совместного воспитания либо содержания ими ребенка; в-третьих, доказательств, с достоверностью подтверждающих признание ответчиком своего отцовства. Никакие другие события (изнасилование, проживание в разных комнатах общежития при очевидности близких отношений и т.п.) не могли служить основанием для решения вопроса об отцовстве в судебном порядке. Любая экспертиза по делу рассматривалась лишь в качестве одного из доказательств, подлежащих судебной оценке. Примечательно, что Кодекс 1969 г. выделял права и обязанности родителей в специальную главу. Но речь здесь шла главным образом о родительских обязанностях, содержание которых расширилось. При этом специально подчеркивалось равенство прав и обязанностей обоих родителей, даже если они расторгли брак. Подобного рода уточнение было полно большого смысла, поскольку все чаще приходилось встречаться с нарушением прав родителя, который после расторжения брака жил отдельно от своих детей. Помочь ему были призваны нормы, регламентирующие его участие в жизни ребенка путем регулярного с ним общения. Обеспечивать же право на это общение призваны были органы опеки и попечительства, а при неподчинении их решению — суд. Правом на общение с ребенком семейный кодекс 1969 г. наделял и его бабушку, деда.

Совершенно иначе — более полно и четко — регламентировалось лишение родительских прав. Теперь давался более широкий и исчерпывающий, чем раньше, перечень оснований лишения родительских прав и определялись в общих чертах последствия применения столь суровой меры семейно-правовой ответственности. Одновременно допускалось восстановление судом родительских прав. Был введен также институт отобрания детей у родителей в судебном порядке независимо от лишения родительских прав: оно применялось, если оставление ребенка у лиц, у которых он находился, представляло для него опасность. Иного вида отобрания (органами опеки и попечительства) уже не было.Семейный кодекс 1969 г., как никогда раньше, подробно регламентировал алиментные отношения родителей и детей, других членов семьи, специально выделял правила, посвященные порядку уплаты и взыскания алиментов. Отныне были кодифицированы правила относительно долевого взыскания алиментов на содержание несовершеннолетних детей, взыскания алиментов в твердой денежной сумме, а также на детей, помещенных в детские учреждения. И наконец 29 декабря 1995 года был принят Семейный кодекс Российской Федерации.[9]


2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ

2.1 Обязанности и права родителей

У каждого из родителей равные права и обязанности (п. 1 ст. 61 СК РФ). Однако родители только тогда смогут достичь соответствующего результата в воспитании, когда оно будет осуществляться ими совместно. В связи с этим права и обязанности у отца и матери не только равные, но и взаимные. Она составляют содержание относительного родительского правоотношения между отцом и матерью по воспитанию ребенка. Праву отца на воспитание противостоит обязанность матери не препятствовать ему в осуществлении данного права. И, наоборот, праву матери корреспондирует обязанность отца не препятствовать последней в реализации права на воспитание ребенка. При этом, естественно, каждый из родителей контролирует процесс воспитания, осуществляемый другой стороной.

Под обязанностью родителей по воспитанию своих детей (п. 1 ст. 63 СК РФ) следует понимать их обязанность не только перед своими детьми, но и перед государством. Государственная необходимость обеспечения должного воспитания детей обусловлена, видимо, еще и тем, что "молодые поколения - суть гости настоящего времени и хозяева будущего, которое есть их настоящее, получаемое ими как наследство от старейших поколений"[10] .

В том случае, когда ребенка родила одинокая женщина и отцовство не установлено, есть одно относительное правоотношение: между ребенком и его матерью. Из предусмотренных главой 12 СК РФ личных прав и обязанностей родителей в отношении детей наиболее сложна и принципиальна обязанность родителей по воспитанию своих детей. Родители несут ответственность за воспитание своих детей и обязаны заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии.

Основные направления воспитания вытекают из Конвенции о правах ребенка. Так, согласно ст. 21 Конвенции воспитание должно быть направлено на формирование:

- уважения к правам человека, основным свободам и принципам, провозглашенным в Уставе ООН;

- уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны проживания и происхождения, а также к цивилизациям, отличным от его собственной;

- терпимости, духа мира, равноправия мужчины и женщины, дружба между народами, этническими, национальными и расовыми группами;

- уважения к окружающей среде и др.;

- чувства достоинства и собственной значимости и т. д.

Изложенное свидетельствует, что современное законодательство не отказалось от установления известных ориентиров в вопросах воспитания.

Так воспитывать - это во многом дело самих родителей, их педагогических навыков и способностей. По общему правилу сюда никто не имеет права вторгаться. В то же время в ст. 65 СК РФ указано, как нельзя воспитывать, какие способы должны быть исключены из арсенала средств воздействия на ребенка. В частности, недопустимы:

- пренебрежение, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатация детей;

- причинение вреда физическому или психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

В соответствии с п. 1 ст. 63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание своих детей. Из этой нормы на первый взгляд можно сделать вывод, что при ненадлежащем воспитании (то есть если ребенку не были, привиты, например, чувство уважения и дружбы к другим расам или цивилизациям; терпимости и равноправия к другим народам, уважения к окружающей природе и т. д.) должны последовать соответствующие семейно-правовые санкции.

Семейное законодательство РФ не предусматривает ответственности за то, каким стал ребенок. Если здесь и возможна ответственность, то не семейно-правовая, а предусмотренная нормами других отраслей права, например ответственность родителей за вред, причиненный несовершеннолетними (ст. 1073, 1074 ГК РФ).

По мере взросления ребенка ответственность его родителей меняется по содержанию: от основной ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте до 14 лет, к субсидиарной (дополнительной) ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, и, наконец, полное освобождение родителей за результаты воспитания по достижении ребенком возраста совершеннолетия или наступления обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение дееспособности в полном объеме до достижения ребенком 18 лет.

Семейно-правовая ответственность наступает для родителей не за результаты воспитания, то есть за то, каким стал или является ребенок, а за применение неверных, незаконных, непедагогических приемов и методов воспитания, что может повлечь за собой лишение родителей родительских прав, ограничение их прав на воспитание ребенка или отобрание ребенка.

Поскольку отец и мать имеют равные права и обязанности по воспитанию ребенка, предполагается, что все вопросы, касающиеся воспитания, должны решаться родителями по взаимному согласию, исходя из интересов ребенка. По достижении ребенком возраста 10 лет по общему правилу подлежит учету мнение и самого ребенка, если это не будет противоречить его интересам (ст. 57, 65 СК РФ). В случае спора между родителями они (или один из них) вправе обратиться в органы опеки и попечительства или в суд. Вполне возможен вариант, когда разногласия возникли между родителями и ребенком. В такой ситуации ребенок в возрасте до 14 лет вправе обратиться в органы опеки и попечительства по поводу защиты своих прав и законных интересов, а по достижении 14 лет - в суд (п. 2 ст. 56 СК РФ).

Практика свидетельствует, что при совместном проживании родителей между ними редко случаются споры по воспитанию детей. Во всяком случае, такие, что доходят до суда. Обычно подобные споры - удел родителей, проживающих раздельно. Как правило, наиболее остро встает вопрос о месте жительства ребенка. Если родители не могут достигнуть между собой согласия по этому вопросу, спор рассматривается в судебном порядке. Суд выносит решение, исходя из интересов ребенка и с учетом его мнения. При этом принимается во внимание привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможности создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и детей и др.).

К участию в деле также привлекается орган опеки и попечительства, обязанный провести обследование условий жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора (ст. 78 СК РФ).

В теории и на практике уже давно пытаются решить вопрос о том, кто из родителей имеет преимущество на то, чтобы ребенок был передан на воспитание именно ему. В свое время в литературе высказывалось мнение о необходимости установления в законодательстве презумпции в пользу матери в отношении детей младшего возраста[11] . Данная позиция находит поддержку и в судебной практике. Суд, удовлетворяя иск о передаче ребенка матери, в обоснование своего решения сослался на то, что "... мальчику 4 года и в этом возрасте лучшее воспитание ему может дать мать". Данное решение было отменено судебной коллегией Верховного Суда РФ[12] .

В.А. Рясенцев, в свою очередь, утверждал, что при равенстве всех прочих условий воспитания материально-бытовые условия могут оказать влияние на исход дела, если это диктуется интересами ребенка[13] .

В п. 3 ст. 65 СК РФ на первое место в числе обстоятельств, определяющих судьбу иска о месте жительства ребенка, законодатель поставил привязанность ребенка к родителям и другим членам семьи. После этого отмечены личные качества родителей, их взаимоотношения. И лишь на последнем месте указаны материальные условия для воспитания и развития ребенка. Очевидно, в такой последовательности суд и должен анализировать обстоятельства дела, принимая решения.

Что касается средств на воспитание ребенка, то при взыскании алиментов суд должен помочь тому, кого любит ребенок. Чаще всего ребенок остается с матерью. Однако в судебной практике можно встретить примеры иных решений, когда ребенок передается отцу. Так, по одному спору было установлено, что мать злоупотребляет спиртными напитками, брак был расторгнут в связи с супружеской неверностью с ее стороны и т. д. В итоге суд передал ребенка на воспитание отцу[14] . Если у родителей несколько детей, то суды нередко оставляют их каждому из родителей. Так, по иску Г. к В. сын был передан на воспитание отцу, а дочь - матери[15] .

Такие решения допустимы, если оба родителя обладают всеми условиями для воспитания детей. При этом во внимание должны приниматься условия жизни родителей, а не других родственников. На практике суды иногда упускают из виду данное обстоятельство.

Так, К. обратился с иском к Л. о передаче ему на воспитание сына Артема 1989 года рождения и сына Андрея 1985 года рождения, сославшись на то, что брак с ответчицей прекращен в 1992 году, а дети остались с матерью. В 1995 году сын Андрей ушел от матери и стал проживать у дедушки и бабушки, где истец и осуществляет его воспитание. К. требовал передать ему на воспитание и второго сына, поскольку мать конфликтует с детьми и не может дать им надлежащее воспитание. Суд удовлетворил исковые требования частично: старший сын был передан отцу, а младший - матери. При этом суд не принял во внимание тот факт, что К. живет в ином населенном пункте, имеет другую семью, часто находится в командировках и не может проживать вместе с ребенком. Решение было отменено, поскольку ребенок фактически был передан на воспитание не отцу, а дедушке и бабушке[16] .

Родитель, с которым ребенок проживает, не должен препятствовать общению с ребенком другому родителю, если такое общение не причинит вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию. Родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских обязанностей и прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. В связи с этим возникает вопрос о правовой природе данного соглашения. Тогда другая сторона имела бы право требовать надлежащего исполнения соответствующего обязательства, а в случае его неисполнения - привлечь виновное лицо к ответственности согласно ст. 393 ГК РФ. Если соглашение между родителями не достигнуто и спор разрешает суд, то в решении суда должно быть указано время общения родителя с ребенком, его продолжительность и т. д. В противном случае оно становится трудновыполнимым. В интересах ребенка суды нередко в своих решениях определяют место общения родителя с ребенком, наличие контроля и т. д. Так, при рассмотрении дела об определении порядка участия в воспитании ребенка было установлено, что ребенок желает общаться с отцом. И воспитатели детского сада отмечали, что в целом общение полезно для ребенка. Но в то же время выяснилось, что отец злоупотребляет спиртными напитками, в его квартире нередко собираются граждане для совместного распития спиртных напитков и т. д. Суд в этом случае не отказал отцу в праве на общение с ребенком, однако в решении было указано, что общение возможно лишь по месту жительства матери и в ее присутствии[17] . Исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, производится судебными приставами. В литературе отмечается, что иногда на практике суд возлагает обязанность по исполнению решений на органы опеки и попечительства[18] . Однако согласно ст. 78 и 79 СК РФ такая практика является недопустимой.

При злостном невыполнении судебного решения суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, вправе вынести решение о передаче ребенка ему. Под злостным невыполнением следует понимать поведение родителя, выразившееся в оказании помех родителю участвовать в воспитании ребенка после того, как виновное лицо будет уже оштрафовано. А.М. Нечаева считает, что для удовлетворения такой просьбы есть все основания, "поскольку уклоняющийся от исполнения решения суда родитель явно грубо нарушает интересы ребенка, не думает о нем, неоправданно наносит ему большую травму. Все это и позволяет рассматривать его поведение как упречное с точки зрения права и педагогики"[19] .

В силу ряда причин ребенок может оказаться у других лиц родных, знакомых. Чаще всего это случается в семьях, где нет одного из родителей в случае болезни, длительной командировки, смерти, лишения свободы и т. п. Родители в таком случае вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или судебного решения. Следует подчеркнуть, что лишь родители имеют преимущественное право на воспитание ребенка перед всеми другими лицами. Если данное лицо отказывается добровольно передать ребенка родителям (родителю), последние вправе обратиться в суд за защитой своих прав.

Однако суд может отказать в удовлетворении исковых требований родителей, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка. Это может быть обусловлено, например, жестокостью родителей, их пренебрежительным отношением к ребенку, низкими нравственными качествами (склонность к алкоголизму, пристрастие к наркотикам и т. п.). Может сложиться так, что ребенок длительное время находился у бабушки (дедушки), успел привыкнуть к ним. Суд также обязан учитывать мнение самого ребенка и органов опеки и попечительства.

Если будет установлено, что ни родители, ни лицо, у которого находится ребенок, не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие, суд отказывает в удовлетворении исковых требований родителей и передает ребенка на попечение органов опеки и попечительства.

Кроме обязанностей по воспитанию детей, родители в силу закона обязаны также защищать права и интересы детей, которые не обладают дееспособностью достаточное степени и потому не в состоянии осуществлять и защищать свои права.

Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов с любыми физическими или юридическими лицами, а также в судах. В этом случае им достаточно документально подтвердить происхождение ребенка путем предъявления своего паспорта и свидетельства о рождении ребенка.

В то же время следует иметь в виду, что действующее законодательство в ряде случаев предоставляет несовершеннолетнему возможность непосредственно обращаться в суд в целях защиты своих интересов. Здесь уже не требуется представительства со стороны родителей. Например:

- по достижении 14 лет ребенок вправе обратиться в суд при нарушении его прав и интересов, в том числе при невыполнении или ненадлежащем выполнении родителями или одним из них обязанностей по воспитанию, образованию ребенка, при злоупотреблении родительскими правами (ст. 56 СК РФ);

- по достижении 14 лет несовершеннолетний вправе признавать, оспаривать, устанавливать отцовство в судебном порядке (ст. 62 СК РФ);

- по достижении 16 лет несовершеннолетний вправе быть членом кооператива (ст. 26 ГК РФ), следовательно, он вправе обращаться в суд в связи со спорами, возникшими на основе членства в кооперативе.

Представительство родителями своих детей основывается на презумпции единства их интересов, на том, что между интересами ребенка и интересами родителей нет противоречий: все, что совершают родители в отношении ребенка, - все для его блага.

Однако могут быть исключения, когда между интересами родителей и детей единство интересов отсутствует, напротив, имеют место противоречия. В таких ситуациях родители не вправе представлять интересы своих детей. Факт противоречий может быть установлен как органами опеки и попечительства, так и судом. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей. Если такое противоречие будет выявлено в судебном процессе, то суд, на наш взгляд, обязан отложить рассмотрение дела и уведомить орган опеки и попечительства о необходимости назначения представителя ребенку. К такому выводу можно прийти, толкуя ст. 64 СК РФ. В то же время для устранения проблем, связанных с применением указанной нормы, представляется необходимым внести соответствующие изменения в содержание ст. 64 СК. РФ.

На практике вполне возможны ситуации, когда противоречия возникают между родителями в отношении каких либо отдельных интересов ребенка, то есть отец и мать по-разному будут подходить к решению конкретных вопросов, связанных с ребенком. Например, отец согласен на эмансипацию ребенка, а мать - против, или наоборот. С согласия обоих родителей объявление об эмансипации ребенка осуществляется органами опеки и попечительства. Если такого соглашения между родителями нет - решение об эмансипации может быть принято только судом. В данной ситуации оба родителя, как выступающий за эмансипацию, так и выступающий против нее, не вправе быть представителями эмансипируемого ребенка в суде, поскольку до его решения никто не может сказать, что наиболее полно соответствует интересам ребенка. Поэтому в качестве представителя в суде должен принять участие субъект, назначенный органом опеки и попечительства.

Определенная проблема возникает в связи с осуществлением родительских прав несовершеннолетними родителями, которых можно подразделить на две группы: 1) несовершеннолетние родители, состоящие в браке и 2) несовершеннолетние родители, не состоящие в браке.

При рождении ребенка несовершеннолетними родителями, не состоящими в браке, они обладают лишь тем объемом дееспособности, который предусмотрен соответственно для малолетних (ст. 28 ГК РФ) или для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Несовершеннолетний родитель имеет право на совместное проживание с ребенком и участие в его воспитании (ст. 62 СК РФ). Очевидно, это возможно лишь для несовершеннолетних родителей, состоящих в браке и совместно проживающих. Если же в браке они не состоят, а отцовство было установлено в добровольном или в судебном порядке, право на совместное проживание с ребенком просто нельзя реализовать. Ибо у такого отца (по смыслу п. 1 ст. 62 СК РФ) не возникает право требовать вселения в жилище матери ребенка, проживающей с ним. Однако участвовать в воспитании ребенка несовершеннолетний отец не только вправе, но и обязан.

Если для ребенка проживание вместе с несовершеннолетними родителями будет представлять угрозу для жизни или здоровья (наркомания, алкоголизм, токсикомания и т. п.), то у таких родителей ребенка необходимо отобрать (ст. 77 СК РФ). Несовершеннолетних родителей следует также лишать родительских прав, если они злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с ребенком и т. п. (ст. 69 СК РФ). Когда несовершеннолетний родитель повзрослеет, станет совершеннолетним, продемонстрирует себя зрелым человеком, способным воспитывать ребенка, его можно восстановить в родительских правах.

Несовершеннолетние родители, не состоящие в браке, вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими возраста 16 лет. До этого ребенку может быть назначен опекун, который будет осуществлять воспитание ребенка совместно с несовершеннолетними родителями. Разногласия между опекуном и несовершеннолетними родителями ребенка разрешаются органом опеки и попечительства.

Объем дееспособности определяется не семейным, а гражданским законодательством. Если несовершеннолетний не вправе совершать определенного рода сделки, то он не вправе их совершать и как родитель, и как лицо, не имеющее детей. Выступая от имени ребенка в качестве законного представителя, несовершеннолетний родитель вправе совершать лишь такие сделки, которые дозволены ему законом (ст. 26, 28 ГК РФ). С рождением ребенка объем гражданской дееспособности не увеличивается.

Нельзя факт рождения включать и в перечень оснований эмансипации. Согласно ст. 27 ГК РФ основанием эмансипации являются: успешное осуществление предпринимательской деятельности, которая проходила под контролем родителей, поскольку они давали согласие на совершение сделки, или успешная работа по трудовому договору, когда родители и в этом случае контролировали поведение своего несовершеннолетнего ребенка. Наконец, орган опеки и попечительства (а в необходимых случаях - суд) перед объявлением несовершеннолетнего ребенка полностью дееспособным все сами проверят и проконтролируют.

Рождение ребенка несовершеннолетними родителями, не состоящими в браке, - это не радость, а беда уже их родителей, как правило, - их недосмотр. Это крайний случай, поскольку прерывание беременности в такой ситуации весьма нежелательно по медицинским показаниям. В связи с изложенным, на наш взгляд, не следует данное обстоятельство включать в число оснований ст. 27 ГК РФ.

Признание родителей или одного из них недееспособным (например, вследствие психического заболевания - ст. 29 ГК РФ) или ограниченно дееспособным (ст. 30 ГК РФ) не поражает такого родителя в его правах. Лишь в случае непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка он может быть отобран на основании акта органа опеки и попечительства (ст. 77 СК РФ). Если такой опасности не существует, родитель вправе осуществлять свои родительские, права и обязанности, но лишь в пределах своего объема дееспособности. В.А. Рясенцев справедливо утверждал, что "правовой статус лица, основанный на нормах гражданского права, является предопределяющим и для семейного права"[20] . Поэтому родитель, признанный недееспособным, не вправе осуществлять какие-либо сделки по распоряжению не только имуществом ребенка, но и своим имуществом. Родитель, ограниченно дееспособный, вправе осуществлять лишь сделки, которые соответствуют его объему дееспособности. Естественно, что и представительствовать ограниченно дееспособный родитель может лишь по сделкам в соответствии с его объемом дееспособности. По мнению В.А. Рясенцева: "Ограничение или лишение гражданской дееспособности... означает ограничение дееспособности и лаже правоспособности в семейном праве. Недееспособное лицо не может заключить брак, само расторгнуть брак, быть усыновителем, опекуном, попечителем. Указанные правила предотвращают неблагоприятные для семьи последствия, которые могут наступить при вступлении этих лиц в семейные правоотношения"[21] .

Родитель, признанный недееспособным, представительствовать не может вообще, хотя он и не лишен родительских прав и, казалось бы, мог от имени ребенка совершать такие юридические действия, которые никогда не смог бы совершить от своего имени в связи с лишением дееспособности. Пределы осуществления субъективного права, в том числе прав родительских, зависят от объема дееспособности. В случае совершения сделки несовершеннолетними родителями, не состоящими в браке, а также недееспособными и ограниченно дееспособными с превышением объема своей дееспособности заинтересованные лица, в том числе орган опеки и попечительства, вправе в судебном порядке оспорить данную сделку или предъявить иск о применении последствий недействительной сделки.

Таким образом можно сделать вывод, что в отличие от детей законно наделяет родителей не только широким кругом прав, но и обязанностями которые направлены на воспитание детей.

2.2 Личные неимущественные и имущественные права детей

В соответствии с действующим законодательством при рождении ребенка между ним и его родителями возникает целый комплекс прав и обязанностей. В частности, ребенок наделяется следующими правами:

- жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, на заботу родителей, воспитание своими родителями (ст. 54 СК РФ);

- на общение с обоими родителями (ст. 55 СК РФ);

- на защиту своих прав и законных интересов (ст. 56 СК РФ),

- на свое мнение (ст. 57 СК РФ),

- на имя, отчество, фамилию (ст. 58 СК РФ).

В комплекс личных прав ребенка необходимо включать не только те, которые закреплены в Семейном кодексе РФ, но и те, которые предусмотрены Конвенцией о правах ребенка.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены национальным законодательством, то применяются правила международного договора.

В соответствии с Конвенцией за ребенком признаются также права:

- на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи (ст. 8);

- определенный уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (ст. 27);

- выражать свой взгляд по всем вопросам, затрагивающим его интересы, и др.

В связи с обилием вышеперечисленных прав предметом дальнейшего исследования станут лишь некоторые из них, представляющих, на наш взгляд, особый интерес как с теоретической, так и с практической точек зрения.

Для всех указанных выше прав детей общим является то, что они:

- являются личными, то есть могут принадлежать лишь конкретным субъектам родительского правоотношения и не могут кому-либо передаваться по воле родителей или по воле детей;

- не имеют и не могут иметь денежной оценки;

- возникают с момента рождения и прекращаются по достижении детьми возраста совершеннолетия, а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак или приобретении детьми полной дееспособности вследствие эмансипации (ст. 61 СК РФ, ст. 21, 27 ГК РФ). Достижение полной дееспособности в данном случае является правопрекращающим юридическим фактом.

Право на перемену имени, фамилии ребенка (ст. 59 СК РФ), а также право на перемену имени, фамилии, отчества лицом, достигшим возраста 14 лет (ст. 58 Закона РФ "Об актах гражданского-состояния"), - самостоятельное право. Оно реализуется в рамках административного правоотношения с участием органа записи актов гражданского состояния. Порядок рассмотрения заявлений граждан о перемене имени предусмотрен ст. 58 - 63 Закона РФ "Об актах гражданского состояния"[22] . Согласно п. 5 ст. 60 указанного Закона гражданину может быть отказано в перемене имени. Следует также отметить, что изменение имени и фамилии ребенка в возрасте до 14 лет может быть осуществлено лишь с разрешения органов опеки и попечительства. Таким образом, право на перемену имени, фамилии, отчества - это субъективное административное право. Однако в момент регистрации органами записи актов гражданского состояния нового имени у гражданина возникает субъективное гражданское право на новое имя.

Некоторые из перечисленных выше прав ребенка являются абсолютными. Другие же - относительными, но обладающими абсолютным характером защиты. Вопрос о характере личных прав и обязанностей родителей и детей до сих пор остается дискуссионным.

То обстоятельство, что согласно ст. 18 Закона РФ "Об актах гражданского состояния" при отсутствии соглашения между родителями имя ребенка и (или) его фамилия (при разных фамилиях родителей) записывается в записи акта о рождении ребенка по указанию органа опеки и попечительства, есть лишь свидетельство абсолютного характера защиты данного относительного права. В случае неисполнения обязанности родителями органы опеки и попечительства в интересах зашиты прав ребенка решают этот вопрос.

Весьма своеобразно трактуется также право ребенка на совместное проживание с родителями (ст. 54 СК РФ). Согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их родителей. У данных лиц нет даже самостоятельного места жительства. Родители обязаны вселить ребенка на занимаемую жилую площадь. В случае отказа родителей взять своего ребенка из родильного дома без уважительных причин они могут быть лишены родительских прав (ст. 69 СК РФ). При раздельном проживании родителей местом жительства несовершеннолетнего ребенка является место жительства того родителя, с которым он постоянно проживает[23] .

Данное право ребенка - относительное. Обязанной стороной в правоотношении являются родители ребенка. Однако право ребенка обладает абсолютной защитой, поскольку на вселение несовершеннолетних детей к родителям не требуется согласия ни членов семьи, ни наймодателя или собственника жилого помещения (292 и 679 ГК РФ).

Из всего объема личных прав и обязанностей родителей и личных прав ребенка особый интерес представляет право ребенка на его воспитание своими родителями и права и обязанности родителей на воспитание ребенка. Согласно п. 2 ст. 54 СК РФ ребенок имеет право на воспитание своими родителями. В то же время родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Таким образом, со стороны родителей воспитание своих детей - это их и право и обязанность.

Если проанализировать содержание ст. 54 и 63 СК РФ, то можно прийти к выводу: поскольку за ребенком закреплено его право на воспитание своими родителями (ст. 54), то родители, согласно п. 1 ст. 63, обязаны воспитывать своего ребенка. Таким образом, между ребенком и родителями, матерью и отцом возникло два относительных правоотношения. С одной стороны, ребенок и мать, с другой - ребенок и отец. Следовательно, есть обязанность отца и обязанность матери на воспитание ребенка.

В соответствии со ст. 27 Конвенции государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития. Родители или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка

Согласно ст. 18 Конвенции в целях гарантии и содействия осуществлению прав, закрепленных в Конвенции, государства-участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей и обеспечивают развитие сети детских учреждений.

Этот документ пронизывает идея ответственности родителей перед государством за ненадлежащее воспитание ребенка. Кроме рассмотренных, в подтверждение сказанному можно было бы привести также содержание ст. 28, 29, 32 и др. Конвенции.

Вместе с тем в п. 1 ст. 63 СК РФ говорится не только об обязанности, но и о праве родителей на воспитание своих детей. Однако, кто же тогда будет обязан считаться с правом родителей, то есть с их дозволенным законом поведением, на воспитание своего ребенка? На наш взгляд, это будут все третьи лица, поскольку родители имеют не просто право, а преимущественное право по воспитанию своих детей перед всеми другими лицами (п. 1 ст. 63 СК РФ). Именно обязанности третьих лиц будут корреспондировать праву родителей на воспитание своих детей. Таким образом, это право является абсолютным правом, элементом абсолютного правоотношения. В ст. 47 действующего Семейного кодекса РФ говорится о правах и обязанностях родителей и детей, но в указанной норме отсутствует указание на взаимный характер этих прав и, обязанностей. Это позволяет утверждать об отсутствии в новом Кодексе взаимности в отношении личных прав и обязанностей родителей и детей. Праву детей на воспитание их своими родителями корреспондирует обязанность родителей по их воспитанию, и тут, естественно, есть правоотношение. Но в противоположной ситуации, когда родители осуществляют обязанность перед детьми по их воспитанию, со стороны воспитуемых нет какой-либо встречной обязанности. Субъективное право родителей на воспитание своих детей адресовано не к детям, а к третьим лицам, к другому супругу (родителю). Поэтому в действующем Семейном кодексе нет нормы, предписывающей детям обязанность послушания, уважения, подчинения и т. д. (естественно, речь идет об юридической обязанности).

Ребенок обладает не только личными, но и имущественными правами. В СК РФ собственность ребенка достаточно четко отграничена от собственности родителей. Согласно п. 4 ст. 60 СК РФ ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, а родители не имеют права собственности на имущество ребенка. В данной норме ничего не говорится о других членах семьи: братьях, сестрах и т. д. Однако очевидно, что дети в семье являются собственниками своего имущества и не вправе претендовать на имущество других. Владение и пользование имуществом друг друга дети и родители могут осуществлять по взаимному согласию. Но при этом следует иметь в виду, что отдельные объекты родительской собственности родители обязаны предоставить в пользование своим детям. В настоящее время трудно представить возможность воспитания ребенка без книг, музыкальных инструментов, электронной техники и т. д. Отдельными объектами родительской собственности дети могут пользоваться лишь при условии согласия родителей (например, автомобилем). Собственность ребенка может быть сформирована из полученных ребенком средств от предпринимательской деятельности или в связи с работой по трудовому договору; за счет имущества, полученного в дар или по наследству, и др.

Вопрос о том, вправе ли ребенок обладать имуществом на праве собственности, не составляет проблему. Она заключается в возможности ребенка распоряжаться своим имуществом. Законодатель, учитывая незрелость жизненного опыта детей, не вполне адекватное отношение их к реалиям гражданского оборота, установил определенный объем детской дееспособности: дееспособность малолетних (то есть детей в возрасте от 6 до 14 лет) и дееспособность несовершеннолетних (в возрасте от 14 до 18 лет). Правда, в литературе высказано суждение, что малолетние являются недееспособными[24] . Однако сам факт, что ст. 28 ГК РФ называется "Дееспособность малолетних", а также предоставленная указанной нормой реальная возможность участвовать в гражданском обороте говорят об ошибочности данного мнения.

Малолетние вправе самостоятельно совершать:

- мелкие бытовые сделки;

- сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

- сделки по распоряжению средствами, предоставленными законными представителями или с их согласия третьими лицами для определен ной цели или для свободного распоряжения.

Все остальные сделки от имени детей, как в части распоряжения их имуществом, так и приобретения имущества для детей, вправе совершать только их родители, усыновители или опекуны. В случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 37 ГК РФ), родители вправе совершать сделки лишь при условии предварительного разрешения органов опеки и попечительства.

В то же время не следует переоценивать данное разрешение. Сделка впоследствии может быть признана недействительной даже при наличии предварительного разрешения органов опеки и попечительства. Судебной практикой сформулировано положение, что наличие согласия органа опеки и попечительства на совершение сделки по отчуждению имущества малолетнего ребенка само по себе не является достаточным подтверждением законности сделки. Критерием оценки действительности сделки является реальное соблюдение имущественных прав ребенка[25] .

Для объема дееспособности малолетних весьма характерно полное отсутствие у них деликтоспособности: малолетние не отвечают за причиненный вред, более того, они не отвечают даже по тем сделкам, которые совершают самостоятельно. Имущественную ответственность по сделкам малолетних несут их родители, усыновители или опекуны, которые освобождаются от ответственности, если докажут, что обязательства, возникшие по сделкам малолетних, были нарушены не по вине родителей. В последнем случае, когда родители будут освобождены от ответственности, по обязательствам малолетних вообще никто не будет отвечать. Полное отсутствие у малолетних деликтоспособности позволяет утверждать, что их дееспособность является не только неполной, но и усеченной.

Значительно большим объемом дееспособности наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет. Кроме тех сделок, что могут совершать малолетние, несовершеннолетние также вправе:

- распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами (однако данное распоряжение контролируется родителями и органами опеки и попечительства: при наличии достаточных основании суд по ходатайству родителей либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельного распоряжения названными средствами);

- осуществлять права автора произведения науки, литературы, искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

- в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими.

Следует, однако, отметить некоторую неточность редакции ст. 26 ГК РФ. В подл. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ говорится об "иных доходах". В то же время согласно п. 1 ст. 37 ГК РФ доходы подопечного гражданина, в том числе доходы, причитающиеся подопечному от управления его имуществом, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, расходуются опекуном или попечителем (в том числе и родителями - п. 3 ст. 60 СК РФ) исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Без предварительного разрешения родители вправе производить из таких доходов лишь расходы, необходимые для содержания ребенка.

Таким образом, согласно подл. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе любыми своими доходами ("иные доходы") распоряжаться совершенно самостоятельно. Однако п. 1 ст. 37 ГК РФ дифференцирует доходы ребенка на те, которыми он сам вправе распоряжаться, и те, которыми не только ребенок, но и его родители не вправе распоряжаться без предварительного разрешения органов опеки и попечительства.

С учетом специфического отношения детей к реалиям гражданского оборота необходимо оставить за детьми возможность распоряжения заработком, стипендией, вознаграждением за использование результатов интеллектуальной деятельности и иными заработанными своим трудом средствами. Заработанными средствами подросток будет распоряжаться с большей долей осмотрительности, так как за определенной суммой денег он будет реально представлять количество и качество своего труда. В то же время "иные доходы" (например, дивиденды по акциям, средства, полученные по наследству, и т. д.) для несовершеннолетнего будут представляться вне связи с трудом, необходимым для их приобретения.

Все остальные сделки, согласно п. 1 ст. 28 ГК РФ, несовершеннолетние вправе совершать только с согласия родителей, которое должно быть письменным. Однако на совершение некоторых сделок родители вправе дать свое согласие лишь тогда, когда они получат предварительное разрешение органов опеки и попечительства на совершение сделки (например, обмен или дарение имущества ребенка, сдача его внаем, в безвозмездное пользование или в залог, раздел или выдел имущества и др. п. 2 ст. 37 ГК РФ). При этом из указанной нормы вытекает жесткая последовательность: прежде разрешение органов опеки и попечительства, а уже потом - согласие родителей.

В литературе дискутируется вопрос о правовой природе согласия родителей и разрешения органов опеки и попечительства. Так, Л Г. Кузнецова квалифицирует согласие родителей в качестве сделки следующим образом: "Квалификация согласия родителей как сделки означает, что данное юридическое действие должно быть совершено в соответствии с требованиями закона относительно формы сделок... Полагаем поэтому, что согласие должно быть выражено в той же форме, что и сама сделка, на совершение которой несовершеннолетний испрашивает у своих родителей согласие"[26] .

Представляется, что такая квалификация согласия родителей не соответствует закону. Права и обязанности у сторон по сделке, совершенной несовершеннолетним, возникают не из согласия родителей, а из того юридического действия, которое совершит несовершеннолетний. Согласие родителей на совершение сделки не может быть и частью сделки, ее элементом, поскольку для родителей, давших согласие, никаких прав и обязанностей не возникает. Все права и обязанности по сделке приобретает только несовершеннолетний. Согласно п. 3 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут самостоятельную имущественную ответственность по всем своим сделкам, в том числе и по тем, что были совершены с согласия родителей. Согласие родителей - это акт одобрения сделки, акт контроля, поскольку защита прав и интересов детей возложена законом на родителей (п. 1 ст. 64 СК РФ).

Возможен вопрос о последствиях отсутствия согласия родителей на совершение сделки. В соответствии с п. 1 ст. 26 ГК РФ сделка, совершенная несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении родителями. На первый взгляд, из содержания данной нормы можно сделать вывод, что при отсутствии хотя бы последующего письменного одобрения сделки ее следует считать недействительной, точнее, ничтожной. Однако это не так. Согласно ст. 175 ГК РФ сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия родителей в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК РФ, может быть признана судом недействительной по иску родителей. Следовательно, такого рода сделки являются не ничтожными, а оспоримыми. Они действительны даже при отсутствии согласия родителей. Лишь суда по иску родителей (если, например, им станет известно об этой сделки) вправе признать сделку недействительной.

Не может быть квалифицировано в качестве сделки разрешение органов опеки и попечительства. Это ненормативный акт органа местного самоуправления[27] . Родители вправе оспорить отказ органа опеки и попечительства в даче разрешения на совершение сделки, если отказ:

- не соответствует закону и;

- нарушает гражданские права и охраняемые законом интересы ребенка (ст. 13 ГК РФ).

Одним из источников формирования имущества у детей может быть их предпринимательская деятельность. Возникает вопрос об условиях такого рода деятельности. Существенное указание на этот счет содержится в ст. 27 ГК РФ, согласно которой несовершеннолетний, достигший возраста 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору или с согласия родителей занимается предпринимательской деятельностью.

Однако родители, давая согласие на собственно предпринимательскую деятельность ребенка, не вправе одновременно давать согласие на распоряжение его средствами, поскольку они без предварительного разрешения органа опеки и попечительства:

- не вправе давать согласие на совершение сделок по отчуждению имущества ребенка (п. 2 ст. 26 ГК РФ);

- вправе производить из средств ребенка расходы, лишь необходимые для его содержания (п. 1 ст. 37 ГК РФ).

Родители не вправе совершать сделки с несовершеннолетним ребенком, за исключением передачи ему имущества в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять ребенка (давать согласие) при заключении сделок между ребенком и близкими родственниками родителей (п. 3 ст. 60 СК РФ, ст. 37 ГК РФ). В то же время в п. 3 ст. 60 СК РФ не упоминается ст. 39 ГК РФ, предусматривающая ответственность опекуна или попечителя, в том числе при нанесении убытков ребенку, в связи с ненадлежащим исполнением родителями правомочий по распоряжению имуществом ребенка. Однако применение данной нормы (ст. 39 ГК РФ) возможно в случаях, когда родители в корыстных целях своими виновными действиями причинили убытки ребенку. Данное обстоятельство обусловлено тем, что родители так же, как и опекуны или попечители, являются законными представителями ребенка, и на них вполне могут быть распространены соответствующие нормы.

Таким образом, дети наделены широким кругом прав, а обязанности практически отсутствуют.


3. СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ

3.1 Защита прав родителей

Родственные отношения между родителями и детьми предопределяют не только обязанность родителей по содержанию детей, но и обязанность детей, достигших возраста совершеннолетия, но содержанию родителей.

Очевидно, не случайно, что даже в новом Семейном кодексе РФ, рассчитанном на регулирование семейных отношений рыночного общества, в качестве основного начала, было, закреплено правило, что семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви, уважения и т. п. (ст. 1 CK РФ).

Таким образом, родители не вправе претендовать на обязанность со стороны детей при осуществлении ими воспитания ребенка. В данном случае нет правоотношения. Да и в Конвенции о правах ребенка, ввиду физической и умственной незрелости детей, бесправного положения их в целом ряде стран, говорится лишь о правах ребенка, но не о его обязанностях.

A.M. Нечаева, исследуя вопрос об обязанностях ребенка, отметила, что все его обязанности по отношению к родителям, родственникам, особенно к престарелым, беспомощным и инвалидам, - это его моральный долг. Если бы эти обязанности и были бы предусмотрены в качестве правовых, то не достигший совершеннолетия гражданин не смог бы нести правовой ответственности за их неисполнение[28] .

Несмотря на то, что во многих странах мира тем или иным образом в законодательстве закреплены обязанности несовершеннолетних детей по отношению к родителям, конструируя при этом даже соответствующую ответственность, позицию российского законодательства следует признать правильной, проявившуюся в том, что в СК РФ не предусмотрены какие-либо обязанности несовершеннолетних личного характера.

Однако согласно п. 1 ст. 87 СК РФ трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них. Таким образом, дети обязаны, во-первых, содержать своих родителей, а во-вторых, заботиться о них. При этом не только содержание, но и забота может иметь денежное выражение.

Если дети не будут предоставлять средства на содержание родителей, то в соответствии со ст. 87 СК РФ с них могут быть взысканы алименты. При отсутствии же заботы со стороны совершеннолетних детей о нетрудоспособных родителях при определенных условиях дети могут быть привлечены к участию в несении дополнительных расходов по обеспечению ухода за родителями (ст. 88 СК РФ). Алименты на содержание родителей взыскиваются с трудоспособных совершеннолетних детей. Правда, в законе нет указания на тот случай, когда трудоспособные дети отказываются работать и у них нет какого-либо имущества. Выше мы уже обращали внимание на редкую ситуацию, когда родители (или один из них) отказывались от работы и поэтому у них отсутствовали средства для выплаты алиментов. В связи с этим было предложено изменить ст. 69 СК РФ, с тем чтобы была предусмотрена возможность лишения родительских прав не за злостное уклонение от уплаты алиментов, а вообще на случай всякого уклонения, в том числе и путем отказа, работать без уважительных причин.

Согласно п. 1 ст. 37 Конституции РФ труд свободен, а принудительный - запретен. К уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ этих лиц привлечь нельзя. Поэтому следует признать, что в изложенной ситуации обязанность по содержанию совершеннолетними трудоспособными детьми своих родителей не обеспечена санкцией на случай ее неисполнения изложенным выше способом. Ничего другого не остается, как поставить вопрос о необходимости лишения таких детей права наследовать имущество родителей по закону. Размер алиментов, взыскиваемых с детей, определяется исходя из материального и семейного положения родителей и детей и других заслуживающих внимания обстоятельств. При этом принимается во внимание наличие у родителей других трудоспособных совершеннолетних детей, независимо от того, к кому конкретно предъявлены требования о взыскании алиментов. Алименты взыскиваются ежемесячно в твердом размере. Согласно п. 5 ст. 87 СК РФ дети могут быть освобождены от обязанности по содержанию своих родителей, если судом будет установлено, что родители уклонялись от выполнения обязанностей родителей. Из смысла п. 5 ст. 87 СК РФ видно, что освобождение детей от уплаты алиментов связывается не со, злостным уклонением родителей от уплаты алиментов, а просто в связи с уклонением их от выполнения обязанностей родителей, в том числе,, видимо, и в связи с уклонением от уплаты алиментов без квалифицирующего признака злостности. Таким образом, появляются определенные несоответствия между ст. 69 и ст. 87 СК РФ. Согласно ст. 69 СК РФ основанием лишения родительских прав является не какое-либо, а только злостное уклонение от уплаты алиментов, в то время как по ст. 87 СК РФ дети освобождаются от уплаты алиментов даже тогда, когда уклонение родителей от уплаты алиментов не имело злостного характера.

Данное положение является еще одним аргументом в пользу изменения содержания ст. 69 СК РФ: основанием лишения родительских прав должно быть не злостное уклонение от уплаты алиментов, а просто уклонение без уважительных причин. Если даже при уклонении от уплаты алиментов родители не будут лишены родительских прав в силу каких-то обстоятельств, факт уклонения может быть принят судом во внимание при взыскании алиментов с детей на содержание родителей.

Обращает на себя внимание также то обстоятельство, что при буквальном толковании ст. 87 СК РФ обязанность по содержанию возлагается лишь на совершеннолетних детей. Таким образом, несовершеннолетние лети, пусть лаже полностью дееспособные вследствие вступления в брак (ст. 21 ГК РФ) или эмансипации (ст. 27 ГК РФ), отнюдь не обязаны содержать своих родителей. Даже в том случае, когда условием эмансипации являлась успешная предпринимательская деятельность несовершеннолетнего.

Еще интереснее в этом плане толкование ст. 88 СК РФ. Оказывается, что и заботиться о родителях должны только совершеннолетние детей. Если же несовершеннолетний приобрел полную дееспособность в результате эмансипации или вступления в брак, то есть, как несовершеннолетнего, нельзя привлечь к участию в несении дополнительных расходов даже в случае тяжелой болезни родителей, их увечья, необходимости оплаты постороннего ухода за родителями и т. п. Очевидно, в этом вопросе возобладало стремление гарантировать интересы несовершеннолетних детей. По нашему мнению, несовершеннолетние, но полностью дееспособные дети должны быть обязаны законом заботиться о нетрудоспособных родителях и в случае необходимости привлекаться к участию в несении дополнительных расходов в смысле ст. 88 СК РФ.

Таким образом можно сделать вывод, не смотря на указание на право требовать алименты, нормы регулирующих действенный механизм этого взыскания нет.

3.2 Защита прав детей

В соответствии с п. 1 ст. 63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Действующее законодательство предусматривает различные виды ответственности родителей за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по воспитанию детей:

- в соответствующих случаях - к уголовной ответственности (ст. 156 УК РФ);

- к гражданско-правовой ответственности в виде выселения из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения (п. 3 ст. 71 СК РФ);

- административной ст. 5. 35 КоАП РФ;

- в виде компенсации вреда, нанесенного детям в связи с нарушением их прав и законных интересов (п. 2 ст. 15 Закона РФ от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (с изм. от 20 июля 2000 года);

- к семейно-правовой ответственности ("Содержание семейной ответственности за ненадлежащее воспитание детей заключается в устранении обязанных лиц от личного воспитания детей, воплощающееся в различных формах, зависящих от основания возникновения правоотношений по воспитанию"[29]

Родители могут быть привлечены к указанным видам ответственности одновременно, если в их действиях содержится несколько различных составов правонарушений: уголовное преступление, гражданское и семейное правонарушение. Такое сочетание не столь часто встречается на практике. Значительно чаще, на наш взгляд, в действиях родителей могут быть обнаружены признаки семейно-правового и гражданско-правового правонарушений. Возникает вопрос о допустимости применения нескольких санкций, например выселения из жилого помещения и компенсации вреда. Эти санкции будут применяться не за одно правонарушение, а за два самостоятельных: 1) создание обстановки невозможности проживания с ребенком, в отношении которого родитель лишен родительских прав и 2) нанесение вреда ребенку. "Применение... двойной санкции... обусловлено здесь совершением лицом последовательно двух различных гражданских правонарушений, за каждое из которых законом предусмотрена самостоятельная санкция"[30] .

Не следует также упускать из виду, что семья формируется не только ее членами, но и обществом. Семья не может отгородится от проблем общества: безработицы, нищеты, бескультурья, бездуховности, насилия и т. д. Все дурное, что имеется в обществе, так или иначе переносится в систему семейных отношений.

Для лишения родителей их прав требуется доказать в их действиях наличие вины в форме умысла или грубой неосторожности. Доказывать виновность ответчика должен истец, а также другие органы и учреждения, на которые возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних. При этом, согласно ст. 78 СК РФ, при рассмотрении спора о лишении родительских прав к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, и представить в суд акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора. Органы опеки и попечительства в заключении приводят не только факты, но и высказывают свое суждение по правовым вопросам[31] . Следовательно, на орган опеки и попечительства и должна быть возложена обязанность по доказыванию вины родителя в суде.

Для таких санкций, как лишение родительских прав или ограничение в родительских правах, характерно отсутствие экономического содержания. Указанные санкции содержат лишения неимущественного характера. В связи с этим санкции субъективно воспринимаются людьми, привлеченными к семейно-правовой ответственности. Некоторая часть родителей страдает в связи с этим и пытается изменить свое отношение к воспитанию детей и свое поведение, чтобы их восстановили в родительских правах. Другая же часть либо вовсе не реагирует ввиду своей социальной деформации, либо даже испытывает удовлетворение по этому поводу.

Правовая санкция кроме государственного принуждения и осуждения правонарушителя со стороны общества должна иметь для него какие-то неблагоприятные последствия. А как быть в том случае, если правонарушитель субъективно не воспринимает соответствующие последствия как неблагоприятные? Вполне возможно, что он даже доволен ими. На наш взгляд, такие санкции ориентированы на большую часть населения, на нормальных людей, а не на отдельных лиц. "Всякое принудительное лишение прав - это наказание независимо от того, переживает или не переживает лицо такое лишение, как наказание"[32] .

В ст. 69 СК РФ исчерпывающим образом перечислены основания лишения родительских прав. Прежде всего, это уклонение родителя от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов. Уклонение родителей от воспитания детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно-полезному труду. На практике это обычно проявляется в том, что родители не осуществляют, ухода за ребенком, оставляют его без присмотра, иногда просто не кормят, вынуждая попрошайничать, в необходимых случаях не обращаются за медицинской помощью и т. п. Словом, ребенок существует как бы сам по себе - беспризорник при живых родителях.

Изучение судебной практики показывает, что родители чаше всего лишаются своих прав именно по данному основанию. Вот одно из типичных дел.

Отдел образования Комитета по управлению Ленинского района г. Самара обратился с иском к Н. о лишении ее родительских прав в связи с уклонением от воспитания детей. Было установлено, что Н. имеет пятерых детей от различных отцов. Занимает однокомнатную квартиру. Часто оставляет детей одних, не закрывает входную дверь и не выключает газ. Дети часто голодают, пропускают занятия в школе. В квартире распиваются спиртные напитки, ночуют посторонние мужчины. Суд вынес решение о лишении Н. родительских прав[33] .

Следующим основанием лишения родительских прав является отказ родителя без уважительных причин взять ребенка из родильного дома либо из иного учреждения: лечебного, воспитательного, социальной защиты и др. Таким образом, родители, по сути, демонстрируют отказ от ребенка, от того, чтобы между ним и родителями сохранилась бы какая-то правовая связь. Однако действующее законодательство не допускает прерывания родственных связей между родителями и детьми по воле родителей. Поэтому отказ забрать ребенка является более чем достаточным основанием лишения такого родителя его прав.

Что касается уважительности причин, то судебная практика должна проявлять максимально вдумчивый подход к конкретной ситуации. В рыночном государстве это может быть и отсутствие жилья, работы, средств к существованию, и конфликтная обстановка в семье, и тяжелая болезнь одного из членов семьи и т. п. Если будет установлено, что родитель признает ребенка своим и желает сохранить с ним родственные связи, то даже при всех сомнениях в уважительности причин родителя нельзя лишать родительских прав. Такой семье необходимо оказать помощь посредством институтов социальной защиты населения.

В случае злоупотребления родительскими правами родители также могут быть лишены своих прав. Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам ребенка (например, создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков и т. п.). Родители в данной ситуации не отказываются от своих прав, наоборот, они активно их используют, но так, что это идет во вред как ребенку, так и обществу. Они реализуют свои права во зло. Общество не может с этим мириться. Естественно, что такие родители лишаются своих прав, что в интересах и ребенка, и общества.

Родители могут быть лишены родительских прав, если жестоко обращаются с ребенком, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ним, покушаются на его половую неприкосновенность. Жестокое обращение может также проявиться в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей).

Лишаются своих прав родители в случае совершения умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга при условии вынесения соответствующего обвинительного приговора. В этом плане следует понимать не только преступления, предусмотренные главой 16 УК РФ "Преступления против жизни и здоровья", но и такие, которые хотя и расположены в других главах УК РФ, но также могут причинить вред жизни или здоровью ребенка, например захват ребенка в заложники (ст. 206), торговля несовершеннолетними (ст. 127 ¹), подмена ребенка (ст. 153) и др.

Не имеет значение, было ли реально подорвано здоровье ребенка или же он погиб. Это может быть и покушение на совершение определенного преступления. В противном случае, как можно ставить вопрос о лишении родительских прав в отношении ребенка, который уже погиб? Наконец, во внимание в данном случае принимаются лишь умышленные преступления. Причинение увечья в дорожно-транспортном происшествии, совершенном по неосторожности, не является основанием лишения родительских прав.

Единственный случай лишения родительских прав независимо от вины родителя - это наличие у него таких заболеваний, как хронический алкоголизм или наркомания. Хронический алкоголик или наркоман не вправе иметь детей. Если все же они пожелают их иметь, то должны, прежде всего, пройти курс лечения, с тем чтобы излечиться от указанной болезни.

В противном случае после рождения ребенка хронические алкоголики и наркоманы должны быть лишены родительских прав.

Согласно п. 1 ст. 70 СК РФ с иском в суд о лишении родительских прав могут обратиться следующие лица:

- один из родителей, независимо от того, проживает ли он вместе с ребенком;

- лица, заменяющие родителей: усыновители, опекуны, попечители, приемные родители;

- прокурор, орган или учреждение, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, дома инвалидов, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, территориальные центры социальной помощи семье и детям, социальные приюты для детей и подростков, интернаты для детей с физическими недостатками и др.

В соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года № 10 при подготовке к судебному разбирательству дела о лишении родительских прав одного из родителей судебнойзашиты прав несовершеннолетних и обеспечения условий его воспитания, а также охраны прав родителя, не проживающего вместе с ребенком, необходимо в каждом случае извещать этого родителя о времени и месте судебного разбирательства и разъяснять, что он вправе заявить требование о передаче ему ребенка на воспитание.

Если ребенок будет помещен в соответствующее учреждение для детей, оставшихся без попечения, и другой родитель откажется забрать этого ребенка без уважительных причин, то он, в свою очередь, может быть лишен родительских прав (ст. 69 СК РФ). Нельзя допускать, чтобы при живых родителях дети фактически оставались бы сиротами. И уж если родитель отказался забрать ребенка из соответствующего учреждения, его также следует лишить родительских прав.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 мая 1998 года № 10 (пп. 14, 15), вынесенное решение о лишении родительских прав влечет за собой утрату родителями не только тех прав, которые они имели до достижения детьми совершеннолетня, но и других, основанных на факте родства с ребенком, вытекающих как из семейных, так и иных правоотношений. К ним, в частности, относятся права:

- на воспитание детей (ст. 61, 62, 63, 66 СК РФ);

- защиту их интересов (ст. 64 СК РФ);

- истребование детей от других лиц (ст. 68 СК РФ);

- согласие или отказ в даче согласия передать ребенка на усыновление (ст. 129 СК РФ);

- дачу согласия на совершение детьми в возрасте от 14 до 18 лет сделок (ст. 26 ГК РФ), за исключением сделок, указанных в п. 2 ст. 26 ГК РФ;

- ходатайство об ограничении или лишении ребенка в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами (п. 4 ст. 26 ГК РФ);

- дачу согласия на эмансипацию несовершеннолетних (п. I ст. 27 ГК РФ);

- получение содержания от совершеннолетних детей (ст. 87 СК РФ);

- пенсионное обеспечение после смерти детей, на наследование по закону (ч. 2 ст. 531 ГК РСФСР).

Следует отметить, что лицо, лишенное родительских прав, утрачивает также право на получение назначенных детям пособий, пенсий и иных платежей, а также на алименты, взысканные на ребенка. В связи с этим после вступления в законную силу решения о лишении родительских прав суд должен направить копию решения органу, производящему выплаты, или в суд по месту вынесения решения о выплатах для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения или лицу, которому ребенок передан на воспитание.

В соответствии с п. 2 ст. 71 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать ребенка. Поэтому суд, согласно п. 3 ст. 70 СК РФ, при рассмотрении дела о лишении родительских прав решает и вопрос о взыскании алиментов на ребенка независимо от того, предъявлялось ли такое требование (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года № 10). При лишении родительских прав одного родителя и передаче ребенка на воспитание другому родителю, опекуну или попечителю либо приемным родителям алименты взыскиваются в пользу указанных лиц. Если дети до решения вопроса о лишении родительских прав уже были помещены в детские учреждения, алименты, взысканные с родителей, лишенных родительских прав, зачисляются на счета этих учреждений, где учитываются отдельно по каждому ребенку.

При лишении родительских прав обоих родителей или одного из них, когда передача ребенка другому родителю невозможна, алименты подлежат взысканию не органу опеки и попечительства, которому в таком случае передается ребенок, а перечисляются на личный счет ребенка в отделение Сбербанка РФ. В случае передачи ребенка в детское учреждение, под опеку (попечительство) или на воспитание в приемную семью вопрос о перечислении взыскиваемых алиментов детскому учреждению или лицам, которым передан ребенок, может быть решен по их заявлению в порядке, предусмотренном ст. 207 ГПК РСФСР (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года № 10)

Кроме права на содержание ребенок сохраняет также весь комплекс имущественных нрав, основанных на факте родства с родителями н друга-ми родственниками, в том числе права: на получение наследства; собственности на жилое помещение, пользования жилым помещением и др. Правда, может возникнуть вопрос о праве пользования жилым помещением собственника жилого дома (квартиры). Как уже отмечалось, в п. 4 ст. 71 СК РФ говорится, что ребенок сохраняет право пользования жилым помещением, однако не уточняется о содержании данного права.

Еще одним последствием лишения родительских прав является выселение родителя, лишенного своих прав, без предоставления другого жилого помещения. Однако решение данного вопроса оказалось довольно сложным как на практике, так и в теории. Ряд авторов утверждают, что до выселения к родителю должны быть применены меры общественного воздействия и только при отсутствии результата его можно выселить[34] .

Другие исследователи, наоборот, утверждают, что каких-либо предварительных мер воздействия не требуется и уже само лишение родительских прав дает достаточные основания для выселения родителя, если только суд установит невозможность дальнейшего совместного проживания ребенка с лицом, лишенным родительских прав[35] .

Выселение без предоставления другого жилого помещения лица, лишенного родительских прав, является достаточно реальной санкцией, если в семье ребенок один. Если детей несколько, а родитель лишен своих прав в отношении одного ребенка, тогда выселение родителя будет серьезно ущемлять интересы других детей. Да и после исполнения решения о выселении между членами семьи вполне возможно возникновение конфликтной обстановки, особенно между детьми.

Наконец, родитель, лишенный родительских прав, может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности в виде компенсации вреда, нанесенного ребенку. Согласно п. 2 ст. 15 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" в случае установления судом вины родителей в нарушении прав и законных интересов детей компенсация вреда, нанесенного детям, определяется судом с учетом принятия необходимых мер по социальной реабилитации и социальной адаптации ребенка.

Санкция, предусмотренная п. 2 ст. 15 Закона РФ от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (с изм. от 20 июля 2000 года), может применяться к родителям как при лишении их родительских прав, так и вне зависимости от этого. Это самостоятельная санкция. Если лишение родительских прав, возможно при умышленной или неосторожной вине в форме грубой неосторожности, то для компенсации вреда достаточна вина в любой форме, в том числе неосторожная вина в форме простой небрежности.

Практически во всех случаях лишения родительских прав есть достаточные основания для привлечения родителей к ответственности в виде компенсации вреда, нанесенного детям. В то же время возникает вопрос о хронических алкоголиках и наркоманах, поскольку лишение родительских прав указанных лиц возможно независимо от их вины. В данном случае допустимо применение правил п. 2 ст. 1078 ГК РФ, согласно которым причинитель вреда не освобождается от ответственности, если сам путем злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами привел себя в состояние, при котором он не мог понимать значение своих действий или руководить ими.

Что касается лиц, страдающих врожденным алкоголизмом или наркоманией, то, во-первых, число таких больных невелико; во-вторых, лишь единицы из них благополучно достигают детородного возраста; в-третьих, дети у таких родителей крайне нежизнеспособны и, наконец, в-четвертых, алкоголики и наркоманы, как правило, крайне жестоко обращаются со своими детьми, уклоняются от исполнения родительского долга и т. д. Поэтому лишение таких родителей их прав можно осуществить и по другим основаниям, предусмотренным ст. 69 СК РФ.

Таким образом, следует ожидать, что правила п. 2 ст. 15 названного Закона будут применяться на практике достаточно широко. Можно лишь предполагать трудности следующего порядка. Если, предположим, ребенок был один и оба родителя (или один из них) были лишены родительских прав, то при наличии всех условий ответственности здесь не обнаруживаются какие-либо препятствия для положительного решения вопроса о компенсации вреда, нанесенного ребенку. Однако, если детей несколько и в отношении одного их них родитель лишен прав, но остался проживать в семье, то решение вопроса о компенсации вреда вольно или невольно скажется на материальном благополучии всех остальных членов семьи, в том числе других детей. При умелом манипулировании данным обстоятельством это может привести к тому, что такой ребенок окажется изгоем в своей семье.

Лишение родительских прав осуществляется без указания срока и не случайно в литературе авторы отмечают бессрочный характер лишения прав. В то же время и в прошлом, и сегодня широко распространено мнение, что лишение родительских прав не является бесповоротным актом.

Прежний Семейный кодекс сохранял для родителей возможность встречаться с ребенком. Согласно ст. 62 КоБС РСФСР по просьбе родителей, лишенных родительских прав, органы опеки и попечительства могли разрешать им свидание с ребенком, если общение с родителями не оказывало на детей вредного влияния.

По действующему Семейному кодексу РФ о встрече с ребенком могут просить только родители, ограниченные в родительских правах (ст. 75). О лишенных в правах в этой статье ничего не говорится. Однако, чтобы иметь возможность восстановить родительские права, гражданин должен доказать, что он изменил свое поведение, образ жизни и отношение к воспитанию ребенка, которого он в прошлом жестоко бил, оставлял без пиши и медицинской помощи, не пускал в школу и т. д.

Некоторые исследователи по-прежнему утверждают, что лица, лишенные родительских прав, и в настоящее время могут общаться с ребенком с разрешения лиц, заменивших родителя[36] . Однако данное утверждение зиждется скорее на прошлом законодательстве, но не на действующем. Ибо, если в Семейном кодексе РФ не будет закреплена возможность родителя на общение с ребенком, никто с таким родителем разговаривать не станет, тем более чиновник в органах опеки и попечительства.

В связи с вышеизложенным просматриваются два варианта совершенствования законодательства:

- в ст. 72 СК РФ указать, что восстановление в родительских правах возможно лишь в исключительных случаях, и дать перечень соответствующих ситуаций. Тем самым продекларировать бесповоротность судебного акта о лишении родительских прав. Однако такой подход представляется неверным. Родителей и детей связывает биологическое родство. Зов крови может проявиться в момент, когда работники органов опеки и попечительства не будут его ожидать. Кровная связь между родителями и ребенком накладывает особый отпечаток на их взаимоотношения. Видимо не случайно, что во многих странах предусмотрена возможность восстановления родительских прав;

- возвратиться к уже существовавшему опыту: предоставить родителям, лишенным родительских прав, право на свидание, защитив его возможностью оспаривать в суде отказ органов опеки и попечительства или иных лиц. Данный вариант является предпочтительным.

Право родителя на контакты с ребенком будет своего рода предпосылкой реализации другого права родителя - на восстановление родительских прав. Согласно ст. 72 СК РФ родители (один из них) могут быть восстановлены в родительских правах, если они изменили поведение, образ жизни и (или) отношение к воспитанию ребенка.

Родители вправе обратиться в суд лишь после того, как они изменят:

- свое поведение;

- образ жизни;

- отношение к воспитанию ребенка.

Суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска о восстановлении родительских прав, если это будет противоречить интересам ребенка. Восстановление родительских прав в отношении ребенка, достигшего возраста 10 лет, возможно только с его согласия. Не допускается восстановление в родительских правах, если ребенок усыновлен и усыновление не отменено.

Родители восстанавливаются в своих правах не с момента их лишения. Данному решению суда обратная сила не придается. Их права следует считать восстановленными с момента вступления в силу решения суда.

Лишение родительских прав является крайней мерой. Нет необходимости лишать ребенка родителей, а родителей ребенка, если еще не исчерпаны возможности восстановления нормальных отношений в семье. Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 постановления от 27 мая 1998 года № 10 указал, что с учетом характера поведения родителя, его личности и других обстоятельств суд может отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав, предупредить ответчика о необходимости изменения отношения к воспитанию ребенка, возложив на орган опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей. Кроме того, если этого требует обстановка, суд вправе решить вопрос об отобрании ребенка у родителей и о передаче его органам опеки и попечительства.

Отобрание ребенка у родителей без лишения их родительских прав является меньшей санкцией, поэтому для подобного решения вопроса требуется установить, что поведение родителей хотя и представляет некоторую опасность для ребенка, но еще нет достаточных оснований для лишения их родительских прав. В качестве примера можно привести следующее дело.

В Управление образования Ленинского района г. Самары обратилось с иском Н. о лишении родительских прав. Было установлено, что Н. с 1981 года состоял в браке с М. в 1986 году у них родилась дочь. В 1991 году брак был расторгнут, однако Н. продолжал проживать с семьей и данные отношения были прерваны лишь в 1996 году. С этого же времени М. стала проживать с другим мужчиной. В 1997 году М. умерла. После этого Н. при встречах с дочерью и в письмах к ней стал вести разговоры о Боге. Смерть матери и соответствующее поведение отца привели к тому, что у девочки был серьезный нервный срыв. Она длительное время лечилась у психоневролога .

Суд отказал а иске о лишении родительских прав Н., указав в решении, что книги о Боге и разговоры о Боге не могут служить основанием для лишения родительских прав. Вместе с тем суд признал определенную опасность для ребенка в случае дальнейшего воспитания Н. своей дочери и вынес решение об ограничении его в родительских правах, а ребенок был передан органу опеки и попечительства. Данное решение было опротестовано прокурором и обжаловано истцом. В жалобе и в протесте ставился вопрос о лишении Н. родительских прав. Судебная коллегия Самарского областного суда решение оставила в силе[37] .

В отличие от лишения родительских прав при отобрании допустима вина в форме простой небрежности. Как правильно отмечает А,М, Нечаева, "отобрание детей в отличие от лишения родительских прав должно применяться при меньшей степени вины родителей, когда отсутствует злостность в их поведении"[38] . Согласно п. 2 ст. 73 СК РФ для родителей устанавливается своего рода испытательный срок. Если родители не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении 6 месяцев после вынесения судом решения об отобрании ребенка (ограничении родительских прав) обязан предъявить иск в суд о лишении родительских прав. В интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить такой иск и до истечения указанного срока. Ограничение родительских прав возможно и в тех случаях, когда в сложившейся ситуации нет вины родителей, а оставление ребенка у них опасно по другим обстоятельствам: наличие психического расстройства, иного хроническою заболевания, стечение тяжелых обстоятельств и др. В такой ситуации данная мера не является санкцией и ее применение не следует считать привлечением родителей, к семейно-правовой ответственности. Это средство обеспечения нормальной жизни ребенка, поскольку родители сами этого осуществить не могут[39] . При ограничении родительских прав родители утрачивают не все, а лишь часть своих прав. Другие права остаются за родителями в неприкосновенности. К правам, которые утрачивают родители в связи с ограничением, относятся права:

- на воспитание детей (ст. 61, 62, 63, 66 СК РФ);

- защиту интересов детей (ст. 64 СК РФ);

- истребование детей от других лиц (ст. 68 СК РФ);

- ходатайство об ограничении или лишении ребенка в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами (л. 4 ст. 26 ГК РФ);

- дачу согласия на эмансипацию (ст. 27 ГК РФ);

- льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей.

Практика свидетельствует, что нередко с иском об ограничении родителя в его правах обращается тот родитель, с кем ребенок проживает. Цель здесь, как правило, одна - лишить другого родителя возможности общаться с ребенком, то есть, по сути, права на воспитание. Анализ подобной категории дел, однако, показывает, что в целом суды правильно применяют положения ст. 73 СК РФ и не допускают необоснованных ограничений родителей в их правах.

Родители сохраняют права:

- на получение содержания от совершеннолетних детей (ст. 87 СК РФ);

- пенсионное обеспечение после смерти детей;

- наследование по закону;

- дачу согласия либо на отказ в даче согласия на передачу ребенка на усыновление (ст. 129 СК РФ).

Родителям могут быть разрешены контакты с ребенком (ст. 75 СК РФ). Ограничение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка.

Ребенок, в отношении которого родители ограничены в правах, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства по закону.

В ст. 76 СК РФ предусмотрена возможность отмены ограничения родителей в их правах и возврат ребенка родителям. Однако суд с учетом мнения ребенка вправе отказать в удовлетворении иска об отмене ограничений, если возвращение ребенка родителям противоречит его интересам.

В ст. 77 СК РФ закреплено правило, согласно которому органы опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей, если имеет место непосредственная угроза его жизни или здоровью. Данные действия осуществляются на основе акта органа местного самоуправления. После отобрания ребенка орган опеки и попечительства обязан незамедлительно уведомить прокурора, обеспечить временное устройство ребенка и в течение 7 дней после вынесения органом местного самоуправления акта об отобрании ребенка обратиться в суд с иском о лишении родительских прав или ограничении родительских прав.

Защита прав детей осуществляется с помощью различных отраслей права от семейного до самого репрессивного уголовного права.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рождение ребенка — важное событие в жизни мужчины и женщины, давших ребенку жизнь. Происхождение детей от конкретных родителей является основанием для возникновения правовых отношений между родителями и детьми (ст. 47 СК) независимо от того, состоят родители в браке или нет, проживают они совместно или раздельно. Под термином «происхождение детей» имеется в виду их кровное (биологическое) происхождение от определенных мужчины и женщины, зарегистрированное с соблюдением установленного порядка. Хотя, как отмечается в современной юридической литературе, широкое применение современных медицинских технологий позволяет рассматривать родительские отношения не только как биологические, но и как социальные (концепция социального отцовства и материнства), что находит свое подтверждение и в российском законодательстве (см., например, п. 4 ст. 51 СК).

В соответствии со ст. 7 Конвенции о правах ребенка, принятой и открытой для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г., ребенок должен быть зарегистрирован сразу же после рождения, чем подтверждается его происхождение. Этот принцип соблюдается и в Российской Федерации. Происхождение ребенка от определенных родителей становится юридическим фактом лишь при условии его удостоверения компетентным органом (ст. 47 СК). В свою очередь, именно установление Происхождения ребенка создает объективные предпосылки для соблюдения прав ребенка и исполнения обязанностей родителями по его воспитанию.

Немаловажно, что и в последующем единственным основанием для возникновения взаимных прав и обязанностей родителей и детей может быть лишь происхождение ребенка, зарегистрированное в установленном законом порядке.

Реализация в Семейном кодексе РФ предложения о замене существующего довольно неопределенного термина «интересы детей» на конкретные и более содержательные нормы о правах детей отвечает нормам международного права и позволяет установить определенный семейно-правовой статус несовершеннолетних детей. Включение в Семейный кодекс РФ отдельной главы, посвященной правам несовершеннолетних детей, позволяют преодолеть традиционный подход к детям как к пассивным объектам родительской заботы. Закрепленный в кодексе подход к ребенку как к самостоятельному субъекту права соответствует положения Конвенции о правах ребенка и принятым Российской Федерацией обязательствам обеспечить всемерную защиту прав и интересов ребенка.

Требует обстоятельного изучения вопрос о содержании и правовой природе личных и имущественных прав несовершеннолетних детей: права ребенка на имя, совместное проживание с родителями, воспитание своими родителями и др. По-прежнему актуальной является проблема осуществления ребенком своих имущественных прав.

Значительный теоретический и практический интерес представляет анализ обязанностей и прав родителей, особенностей регулирования отношений между родителями по воспитанию ребенка, а также специфики ответственности родителей за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими обязанностей по воспитанию детей. В то же время в СК РФ нет достаточных гарантий для родителей, лишенных родительских прав, видеться с ребенком, что затрудняет их реабилитацию в глазах общества.

В настоящее время обострилась проблема обеспечения права ребенка на получение алиментов в условиях, когда привлечение родителей к принудительному труду запрещено. Кроме того, возникли вопросы об определении размера алиментов в новых экономических условиях, специфике хранения денежных средств ребенка в банках и др.

Принцип общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка закреплен в нормах международного права. Конвенциях о правах ребенка провозглашено, что родители несут одинаковую ответственность за воспитание и развитие ребенка, наилучшие интересы которого должны являться предметом основной заботы родителей.

Родительским права корреспондируют соответствующие обязанности родителей, неисполнение которых может повлечь для родителей определенные санкции

Равенство права и обязанностей в отношении детей должны соблюдаться независимо от наличия или отсутствия брака. Характерной особенностью родительских прав является то, что они органически включают не только собственно права, но и обязанности родителей. Поэтому родители не только в праве, но обязаны осуществлять родительские права.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации 1993 года. М. Закон. 1994.

2. Семейный кодекс Российской Федерации 1995 года . М. Кодекс .2001.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ (с изм. от 21 марта 2002 года). ТК Велби. 2005.

4. Жилищный кодекс Российской Федерации 2004 года. М. Кодекс.2005.

5. Кодекс Об административных правонарушениях РФ 2002 года. М. Кодекс. 2004.

6. Закон Российской Федерации от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (с изм. от 20 июля 2000 года).// СЗ РФ. 2000. № 8. Ст. 11.

7. Закон Российской Федерации от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (с изм. от 29 апреля 2002 года).// СЗ РФ. 2002. № 4. Ст.101.

8. Закон Российской Федерации от 21 июля 1997 года № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с изм. от 30 июля 2001 года).// СЗ РФ.2001. № 9. Ст. 167.

9. Кодекс о браке и семье РСФСР 1961 года. М. Юрлитиздат 1990.

Научная литература

10. Белинский В.Г. О воспитании детей вообще и о детской книге: Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. М.: Педагогика, 1987.

11. Братусь С.Н. Предмет и система советского Гражданского права. М.: Госюр-издат, 1963.

12. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Юрид. лит., 1976.

13. Васильев Р.Ф. Правовые акты местных Советов. М.: Изд-во МГУ, 1975.

14. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Ч. 1. М.: Проспект, 1996.

15. Гражданское право. Т. 2. 2-е изд. / Под ред. ЕА. Суханова. М.: БЕК, 1998.

16. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.Изд-во МГУ, 1972.

17. Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск., Юрид. наука.

18. Ершова Н.М. Правовые вопросы воспитания детей в семье. М.: Юрид. лит.,1971.

19. Иванова СА. Судебные споры о праве на воспитание детей. М.: Юрид. лит., 1974.

20. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юринформцентр, 1995.

21. Коммерческое право: Учебник / Под рея. В.Ф. Попондопула и В.Ф. Яковлевой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1998.

22. Казанцева А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и ответственность за их нарушение. Томск. Изд-во Томского ун-та, 1987.

23. Кузнецова Л. Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М: Юрид. лит., 1968.

24. Маслов В.Ф. Право на жилище. Харьков: Вища школа, 1936.

25. Малеин Н.С. Охрана личных (неимущественных) прав граждан. В Кн.: Развитие советского гражданского права на современном этапе / Под ред. B.П. Мозолина. М.: Наука, 1986.

26. Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М.: Знание, 1991.

27. Марткович И.Б. Жилищное право. Закон и практика. М.: Юрид. лит.,1990.

28. Нечаева A.M., Ершова Н.М. Социальное значение правового регулирования брачно-семейных отношении. В кн.: Гражданско-правовое положение личности в СCCP. M.: Наука, 1975.

29. Нечаева А.Н. Споры о детях. М: Юрид. лит., 1989.

30. Нечаева A.M. Семейное право: Курс лекций. М.: Юристь, 1998.

31. Рясенцев ВА. Семейное право. М. Наука. 1971.

32. Советское гражданское право. Т. 1. Л.: Изд-во ЛГУ, 1971.

33. Советское гражданское право. Т. 1. М.: Высшая школа, 1972.

Материалы юридической практики

34. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1999 года № 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов".// Бюллетень Верховного суда РФ № 10. 1999. С.5-7.

35. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 года № 9 "О применении судами законодательства при рассмотрении дед об установлении усыновления".// Бюллетень Верховного суда РФ № 8. 1997. С.4-8.

36. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года № 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей".// Бюллетень Верховного суда РФ № 6. 1999. С. 3-7.

37. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 5. С. 2.

38. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 2. С. 5.

39. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. № 10. С. 1.

40. Дело № 33-381из архива Ленинского районного суда г. Самары.

41. Дело № 33-627 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

42. Дело № 23-281 из архива Октябрьского районного суда г. Самары.

43. Дело № 33-98 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

44. Дело № 33-983 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

45. Дело № 33-45 из архива Ленинского районного суда г. Самары.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1


ПРИЛОЖЕНИИ 2

Соглашение о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей

Город Екатеринбург, Свердловская область, Российская Федерация

Второго марта две тысячи четвертого года

Мы, гр. Новоселов Анатолий Петрович, 12.06.1970 года рождения, проживающий в г. Екатеринбурге, по ул. Чайковского, в доме N 88, кв. N 14 (паспорт 65 01 999333, выдан Ленинским РУВД г. Екатеринбурга 11.09.1993 г.), и гр. Новоселова Марина Дмитриевна, 03.12.1972 года рождения, проживающая в г. Екатеринбурге, по ул. Калинина, в доме N 11, кв. N 116 (паспорт 65 02 565656, выдан Ленинским РУВД г. Екатеринбурга 11.09.1998 г.), заключили настоящее соглашение о нижеследующем:

1. Мы, Новоселов А.П. и Новоселова М.Д., состоим в зарегистрированном браке с 08.01.1992 г. и имеем трех несовершеннолетних детей: дочь Новоселову Татьяну Анатольевну, 02.12.1995 года рождения. (свидетельство о рождении VII-АИ N 587102, выдано отделом ЗАГСа Ленинского района г. Екатеринбурга 29.12.1995 г.); сына Новоселова Игоря Анатольевича, 12.04.1997 года рождения (свидетельство о рождении VII-АИ N 587102, выдано отделом ЗАГСа Ленинского района г. Екатеринбурга 24.04.1997 г.); сына Новоселова Бориса Анатольевича, 12.04.1997 года рождения (свидетельство о рождении VII-АИ N 587103, выдано отделом ЗАГСа Ленинского района г. Екатеринбурга 24.04.1997 г.);

2. В связи с намерением расторгнуть брак и дальнейшим нашим раздельным проживанием, в соответствии с п. 3 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации, мы пришли к соглашению о том, что местом жительства нашей дочери Новоселовой Татьяны Анатольевны будет являться место жительства матери - Новоселовой Марины Дмитриевны.

Местом жительства сыновей - Новоселова Игоря Анатольевича и Новоселова Бориса Анатольевича будет являться место жительства отца - Новоселова Анатолия Петровича.

3. Настоящее соглашение может быть изменено или расторгнуто в любое время по взаимному согласию сторон. Изменение или расторжение соглашения производится в нотариальной форме. Односторонний отказ от исполнения соглашения или одностороннее изменение его условий не допускаются.

4. В случае существенного изменения материального или семейного положения сторон и при недостижении соглашения об изменении или расторжении настоящего соглашения, а также в случае нарушения его условий, любая из сторон вправе обратиться в суд для разрешения вопроса об определении места жительства детей.

5. Настоящее соглашение вступает в силу с момента его нотариального удостоверения.

6. Содержание ст. 61-66 Семейного кодекса Российской Федерации сторонам известно.

7. Расходы по заключению настоящего соглашения уплачивает Новоселов А.П.

8. Соглашение составлено в трех экземплярах, один из которых хранится в делах нотариуса города Екатеринбурга Ивановой И.И., и по одному экземпляру выдается каждой из сторон.

Подписи:

_____________________________________________________________

_____________________________________________________________


ПРИЛОЖЕНИЕ 3

В _Ленинский районный суд г. Самары_ _____

(наименование суда)

от: Ивановой Нины Ивановны _________,

(фамилия, имя, отчество заявителя),

проживающего: г. Самара пр. Кирова 11/4 __,

(полный адрес)

К _Иванову Ивану Ивановичу __________________________________,

(фамилия, имя, отчество лица, обязанного платить алименты)

проживающему: _477233 г. Самара ____________

(почтовый индекс и адрес полностью)

_ул. Ленинская 32/1______________________

Исковое заявление о взыскании алиментов на ребенка (детей)

"11 "_марта 2003 г. я вступила в брак с Ивановым Иваном Ивановичем и проживала с ним до "12 "__сентября ___ 2004 г. Брак зарегистрирован в Ленинском ЗАГСе г. Самара . От брака мы имеем детей:

Иванова Петра Ивановича 11января 2004 года рождения.

Дети находятся на моем полном иждивении у меня. Отец никакой материальной помощи на содержание своих детей не выделяет.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 80, 81 СК РФ прошу:

взыскать с Иванова Ивана Ивановича , проживающего по адресу ___г. Самара ул. Ленинская 32/1 , в мою пользу алименты на содержание детей в размере ____1/3_____ части всех видов заработка ежемесячно, начиная с даты подачи заявления до их совершеннолетия.

Приложение:

1. Копия свидетельства о заключении и расторжении брака

2. Копии свидетельств о рождении детей;

3. Справка жилищного органа о нахождении детей на иждивении заявителя;

4. Справка с места работы обязанного платить алименты о размере зарплаты и об удержаниях;

5. Копия заявления

Дата Подпись


ПРИЛОЖЕНИЕ 4

В _Ленинский_ _ районный (городской) суд

_____________области (края, республики)

Истец: Алексеев Алексей Алексеевич__г.Самара ул. Ленина 33/22

(ф.и.о., адрес)

Ответчик(и): Алексеев Сергей Алексеевич г. Самара ул. Ленинградская 33

Исковое заявление о взыскании средств на содержание родителя

Мне 67 лет, я не работаю, пенсию по старости (инвалидности) получаю в сумме 1200 руб., материально нуждаюсь, так как других источников доходов не имею. Мой сын Алексей Сергей Алексеевич 23 сентября 1968 года рождения материальную помощь мне добровольно не оказывает.

Ответчик работает генеральным директором ООО «Геральт» имеет заработок 10000 рублей на иждивении никого не имеет и имеет возможность оказывать мне материальную помощь.

В соответствии со ст. 164 СК РФ прошу:

Ежемесячно взыскивать с ответчика Алексеева Сергея Алексеевича средства на мое содержание по 1500 руб. начиная с 11 марта 2004 года до изменения материального и семейного положения сторон.

Приложение:

1. Справка о заработной плате ответчика

2. Справка о составе семьи ответчика

3. Справка о пенсии истца

4. Копия искового заявления

Подпись

Дата


ПРИЛОЖЕНИЕ 5

В Ленинский районный (городской) суд

Самарской области

Истец: Иванов Алексей Алексеевич г. Самара пр. Ленина 23/23

Ответчик: Иванова Галина Ивановна г. Самара ул. Кирова 21/23

Исковое заявление о лишении родительских прав

Иванова Галина Ивановна является родителем ребенка Иванова Виктора Алексеевич 11 мая 2004 года рождения. Она не выполняет своих родительских обязанностей, длительное время пьянствует, употребляет наркотики, по заключению врачей является хроническим алкоголиком. Ответчик не осуществляет заботы о нравственном и физическом развитии ребенка, обучении и подготовке к общественно полезному труду так 11 января 2005 года она признана виновно в нанесении побоев ребенку по ст. 116 УК РФ. Неоднократно органы опеки и попечительства проводили с ней беседы о необходимости изменения поведения и отношения к воспитанию ребенка. Положительных результатов это не дало.

В соответствии со ст.ст. 69-71 СК РФ прошу:

Иванову Галину Ивановну лишить родительских прав в отношении сына Иванова Виктора Алексеевича 11 мая 2004 года рождения. Взыскать с ответчика алименты на содержание ребенка

Приложение:

1. Копия свидетельства о рождении ребенка

2. Имеющиеся доказательства по иску

3. Копия искового заявления

Дата Подпись


ПРИЛОЖЕНИЕ 6

В Ленинский районный (городской) суд

Самарской области (края, республики)

Истец: Иванов Алексея Ивановича Пр. Кирова 11/24

Ответчик: Иванова Оксана Алексеевна пр. Ленина 23/56

3-е Лицо: Центр «Семья» Ленинского района пр. Ленина 120/3

Исковое заявление об определении порядка общения с ребенком

Я являюсь отцом сына Иванова Алексея Ивановича 11 сентября 1987 года рождения который находится у ответчика. Неоднократно пытаюсь договориться с ответчиком Ивановой Оксаной Алексеевной о времени, месте, продолжительности общения с ребенком, однако у нас ничего не получается. Не смогли нам помочь в этом и органы опеки и попечительства. Основные противоречия у нас возникают в определении проведения выходных и праздничных дней с ребенком.

В соответствии с п. 2 ст. 66 СК РФ прошу:

установить порядок общения меня с сыном Иванова Алексея Ивановича 11 сентября 1987 года рождения. Обязать ответчика не чинить препятствия мне в общении с ребенком. Запросить заключение органа опеки и попечительства о порядке общения с ребенком.

Приложение:

1. Копия свидетельства о рождении ребенка

2. Имеющиеся доказательства по иску

3. 2 копии искового заявления

4. Квитанция госпошлины

Подпись

Дата


[1] СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

[2] Загоровский Н.А. Курс семейного права. М. 1999. Статут. С. 307.

[3] Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. М. 2002. Классика. С.458.

[4] СУ РСФСР. 1918.№ 76-77. Ст. 818.

[5] СУ РСФСР. 1926. № 82.Ст. 612.

[6] Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.B. История советского гражданского нрава. 1917-1947. С. 455.

[7] Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства»// ВВС СССР. 1944. №37.

[8] Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. в отноше­нии детей, родители которых не состоят между собой в зарегистрированном браке» // ВВС СССР. 1945. №15.

[9] СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

[10] Белинский В.Г. О воспитании детей вообще и о детской книге: Антология педа­гогической мысли России первой половины XIX в. М.: Педагогика, 1987. С. 294.

[11] Соколовская Ю.С. Споры о детях по советскому праву: Автореф. канд. дисс. Челябинск, 1950. С. 11.

[12] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. № 10. С. 1.

[13] Рясенцев ВА. Семейное право. М. Наука. 1971.С. 190.

[14] Дело № 33-381 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

[15] Дело № 33-627 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

[16] Дело № 23-281 из архива Октябрьского районного суда г. Самары.

[17] Дело № 33-98 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

[18] Иванова С.А. Указ. соч. С. 155.

[19] Нечаева А.Н. Споры о детях. М: Юрид. лит., 1989. С. 47.

[20] Рясенцев В.А. Общие положения гражданско-правовой охраны семьи госу­дарством. В кн.: Право и защита семьи государством / Под ред. В.П. Мозолина и В.А. Рясенцева. М.: Наука, 1987. С. 73.

[21] Там же.

[22] Закон РФ от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (с изм. от 29 апреля 2002 года).// СЗ РФ. 2002. № 4. Ст.101.

[23] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994, № 5. С. 2

[24] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Ч. 1. М.: Проспект, 1996. С 99.

[25] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 2. С. 5.

[26] Кузнецова Л. Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М: Юрид. лит., 1968. С. 30.

[27] Васильев Р.Ф. Правовые акты местных Советов. М.: Изд-во МГУ, 1975. С. 102 - 114; Юсупов В.А. Правоприменительная деятельность органов управления. М. Юрид. лит., 1979. С. 100 - 109.

[28] Нечаева A.M. Семейное право: Курс лекций. М.: Юристь, 1998. С. 237.

[29] Казанцева А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и ответственность за их нарушение. Томск. Изд-во Томского ун-та, 1987. С. 109.

[30] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.Изд-во МГУ, 1972.С. 143.

[31] Матвеев Г.К.Советское семейное право. М. Юрид. издат.1985. С. 155.

[32] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Юрид. лит., 1976. С. 97.

[33] Дело № 33-983 из архива Ленинского районного суда г. Самары.

[34] Марткович И.Б. Жилищное право. Закон и практика. М.: Юрид. лит.,1990. С. 297; Нечаева A.M.указ.соч. С. 65.

[35] Маслов В.Ф. Право на жилище. Харьков: Вища школа, 1936. С. 109 -110; Чигирь В.Ф. Жилищное право. Минск: Вышэйшая шкала, 1986. С. 156.

[36] Нечаева A.M. Указ соч. С. 201.

[37] Дело № 33-45 из архива Ленинского районного су­да г. Самары.

[38] Нечаева A.M. Указ. соч.С. 135.

[39] Казанцева А.Е. Указ. соч. С. 122.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий