регистрация / вход

Принципы уголовного судопроизводства

Значение и система уголовного судопроизводства. Принципы законности и осуществления правосудия судом. Неприкосновенность личности, охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, презумпция невиновности и состязательность сторон.

Содержание

Введение

1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства. Система принципов

2. Принцип законности

3. Принцип осуществления правосудия только судом

4. Неприкосновенность личности

5. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

6. Презумпция невиновности

7. Состязательность сторон

8. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

9. Язык уголовного судопроизводства

Заключение

Список нормативных источников и литературы

Введение

Конституционные принципы уголовного судопроизводства (уголовного процесса) – это закрепленные в Конституции и на ее основе — в УПК основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм. Они составляют базу, фундамент всего уголовного процесса.

Хотя Конституцией (ч. 1 ст. 15) предусмотрено прямое действие ее норм, все же нормы-принципы, содержащиеся в ней, в большей или меньшей степени нуждаются в установлении механизма их реализации применительно к отдельным стадиям и институтам уголовного процесса[1] .

Действующая Конституция провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (ст. 1). Из этого положения вытекают другие конституционные установления:

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина— обязанность государства» (ст. 2)[2] . Воплощение этих положений в жизнь означает, что государство и право существуют прежде всего и главным образом для человека, реально отражают потребности членов общества, защищают и оберегают их. Эта гуманистическая ориентация Конституции нашла адекватное воплощение в установленных ею принципах уголовного процесса.

Цель курсовой работы – рассмотреть конституционные принципы уголовного судопроизводства. В связи с поставленной целью необходимо проанализировать сущность и значение следующих принципов: принципа законности, принципа осуществления правосудия только судом, принципы неприкосновенности и презумпции невиновности личности, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина при осуществлении уголовного судопроизводства, принцип права обеспечения права на защиту и др.

1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства. Система принципов

Сформулированные в соответствии с господствующими в обществе представлениями о наиболее рациональных и справедливых формах осуществления правосудия по уголовным делам конституционные принципы в своей взаимосвязи образуют систему, ту единую цепь, каждое звено которой характеризует отдельную сторону или грань уголовного процесса. Рассматривая все звенья этой цепи в единстве, можно уяснить сущность российского уголовного судопроизводства в целом.

К системе конституционных относятся следующие принципы уголовного процесса:

• законность;

• публичность;

• осуществление правосудия только судом;

• независимость судей;

• всеобщее равенство перед законом и судом;

• неприкосновенность личности;

• уважение чести и достоинства личности;

• тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;

• охрана прав человека и гражданина;

• неприкосновенность жилища;

• презумпция невиновности;

• обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

• состязательность сторон;

• гласность;

• непосредственность и устность судебного разбирательства;

• язык уголовного судопроизводства;

• право на обжалование процессуальных действий и решений.

Указанные принципы в полной мере действуют в стадии судебного разбирательства. В стадии предварительного следствия и дознания некоторые из них не действуют или действуют в ограниченных пределах.

Если основная часть (группа) принципов в полной мере действует во всех стадиях процесса, то некоторая их часть реализуется главным образом в суде. Это не означает, что следователи и дознаватели не должны учитывать последнее в ходе ведения дела на дознании и предварительном следствии.

Прогнозируя результаты рассмотрения дела в суде, они должны учитывать принципы и условия (устность, непосредственность, состязательность, непрерывность) деятельности суда. Ряд принципов реализуется при решении процессуальных и материально-правовых вопросов в стадии исполнения приговора.

2. Принцип законности

Законность — универсальный общеправовой принцип, который нашел свое нормативное воплощение в многочисленных статьях действующей Конституции. Общие предпосылки законности содержатся в ст. 1 Конституции, объявившей Россию демократическим федеративным правовым государством. Статья 4 категорически подтверждает верховенство Конституции и федеративных законов на всей территории Российской Федерации. Универсальный характер общеправового принципа законности подтверждает и ст. 15 Конституции. В Конституции немало других статей, содержащих требования законности или направленных на ее обеспечение, они относятся и к уголовному судопроизводству[3] .

Реализуя исключительные полномочия судебной власти, суд осуществляет правосудие на основе закона и в соответствии с законом. Он не только сам должен строго соблюдать закон, но и обязан обеспечить деятельность сторон в соответствии с предоставляемыми им законом правами и обязанностями.

Применительно к стадии предварительного расследования выполнение требований законности означает точное исполнение законов властными субъектами (следователь, дознаватель, прокурор, суд); другими участниками предварительного расследования (подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие, гражданский истец, гражданский ответчик, их защитники и представители); субъектами, осуществляющими ведомственный процессуальный и организационный контроль за соблюдением законов (начальник следственного отдела), прокурорский надзор (прокурор) и судебный контроль (суд). Не случайно в ст. 7 УПК указано, что нарушение УПК судом, прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем в ходе судопроизводства влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Состояние законности при регулировании общественных отношений в суде, на дознании и предварительном следствии (как и в уголовном процессе вообще) обусловлено наличием надлежащей правовой базы в виде системы законов.

Установив несоответствие в решении процессуальных вопросов между УПК и иным нормативным правовым актом, регулирующим уголовное судопроизводство, суд должен принимать решение в соответствии с УПК[4] . Нарушение норм процессуального закона в ходе производства по делу порождает недействительность доказательств и принимаемых решений.

Принцип законности в уголовном судопроизводстве направлен на неуклонное исполнение и соблюдение законов всеми участниками общественных отношений, на обеспечение такого поведения граждан и такой деятельности государственных органов, которые соответствовали бы требованиям норм права.

Для следователей и органов дознания соблюдение требований законности означает, прежде всего, обеспечение производства быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений, проведение всех необходимых действий по собиранию и исследованию доказательств в строгом соответствии с законом. В этих целях в УПК тщательно регламентировано производство всех допустимых законом процессуальных действий и процессуальных решений. При этом в них должны быть точно соблюдены требования не только уголовно-процессуального, но и уголовного закона.

Требование точного соблюдения и исполнения законов при производстве предварительного расследования, как и в других стадиях уголовного процесса, адресуется не только субъектам, осуществляющим производство по делу (суду, следователю, дознавателю, прокурору), но и вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства гражданам, их защитникам и представителям, экспертам, специалистам и др. Для того чтобы граждане имели возможность своевременно вступить в уголовно-процессуальные отношения, следователь, суд и другие субъекты, ведущие производство по делу, обязаны:

• своевременно принять решения о вступлении (допуске) их к участию в деле (например, вынести постановления о привлечении в качестве обвиняемого, о признании лица потерпевшим и т.п.);

• разъяснить принадлежащие им права и обязанности;

• обеспечить возможность реализации этих прав.

Законность — это принцип, сфера действия которого предельно широка. Он относится ко всем стадиям и институтам уголовного процесса, ко всем его субъектам, распространяется на все действия и процессуальные решения, характеризует все грани процессуальной деятельности и процессуальных отношений, пронизывает все другие принципы и в значительной мере способствует их фактической реализации.

3. Принцип осуществления правосудия только судом

Правосудие по уголовным, гражданским, административным делам в соответствии с Конституцией может осуществлять только суд (ст. 118). Применительно к правосудию по уголовным делам Конституция устанавливает, что лицо может быть признано виновным лишь приговором суда (ст. 49). Статья 8 УПК, находящаяся в соответствии с приведенными положениями, указывает на то, что только суд в своем приговоре может признать лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию.

Конституция не только определяет исключительные полномочия суда в осуществлении правосудия, но и устанавливает порядок назначения судей первого и второго звеньев федеральных судов общей юрисдикции Президентом РФ, а судей высшего звена по его представлению — Советом Федерации РФ (п. «е» ст. 83, п. «ж» ст. 102). Необходимо к тому же принять во внимание установление Конституцией правила о несменяемости и неприкосновенности судей (ст. 121, 122). Эти и другие положения свидетельствуют о том, что Конституция не только провозгласила самостоятельность судебной власти (ст. 10), но и предусмотрела правовые средства обеспечения независимости судей[5] .

Суду предоставлены исключительные полномочия по осуществлению правосудия потому, что ни один другой государственный орган не обладает такими возможностями, как суд, для принятия решения на основе непосредственного, полного и объективного исследования обстоятельств дела в условиях гласного и устного судебного разбирательства при обеспечении состязательности и равноправия сторон. При этом законом предусмотрено, что подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовногодела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено УПК (ч. 3 ст. 8 УПК).

В соответствии с нормами УПК, например, в стадии судебного разбирательства находит наиболее полную реализацию вся система принципов судопроизводства и правосудия. В этой стадии уголовного судопроизводства более широкие права, чем на других этапах процесса, предоставлены обвиняемому (подсудимому), его защитнику и законному представителю, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Все это обеспечивает именно суду наибольшие возможности для установления объективной истины и вынесения справедливого приговора. В результате судебного разбирательства суд может вынести обвинительный или оправдательный приговор. Обвинительный приговор суд не обязательно выносит по тому обвинению, которое сформулировано в обвинительном заключении. Однако, хотя судебное разбирательство производится лишь по тому обвинению, по которому назначено слушание дела, суд вправе изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст. 252 УПК).

При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону (ст. 120 Конституции).Конституцией установлено: «Разбирательство дела во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом» (ч. 1 ст. 123). Принцип гласности устанавливается для всех судов в качестве правила, а закрытое судебное разбирательство — как изъятие из этого правила, причем только в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Гласности судебного разбирательства посвящена ст. 241 УПК. Оговорив общее правило об открытом разбирательстве дел, законодатель отметил, что его действие ограничивается исключениями, предусмотренными ч. 2 ст. 241 УПК. Закрытое судебное разбирательство допускается на основании постановления (определения) суда, когда:

• разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;

• рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста 16 лет;

Устность судебного разбирательства состоит в том, что доказательства должны быть восприняты судом устно и устно обсуждаться участниками процесса. Наряду с устной формой судопроизводства действует правило письменного оформления отдельных процессуальных действий (путем составления протоколов, определений, вынесения приговоров), что способствует их точной фиксации и позволяет вышестоящему суду проверить законность и обоснованность конечного вывода суда, а также ранее произведенных процессуальных действий.

Развитие демократических начал уголовного судопроизводства и деятельности суда по осуществлению правосудия невозможно без усиления действия таких принципов уголовного процесса, как состязательность, гласность, обеспечение обвиняемому (подсудимому) права на защиту. Их практическая реализация в судебном заседании в значительной степени зависит от обеспечения действия принципа устности судебного разбирательства.

4. Неприкосновенность личности

Неприкосновенность личности, являясь принципом уголовного процесса, базируется на положениях ст. 22 Конституции.

Сформулированная в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 22 Конституции устанавливает следующее:

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

2. Арест, заключение под стражу допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Смысл ч. 2 ст. 22 Конституции состоит в том, что только суду вверяется право на ограничение личной неприкосновенности человека и гражданина.

Мера пресечения в виде заключения под стражу по действующему УПК может быть применена в отношении подозреваемого или обвиняемого не иначе как по судебному решению (ст. 10, 108 УПК). При этом применена она, как правило, может быть лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрена мера наказания в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, а в исключительных случаях — до двух лет. В законе прямо указано, что собой представляют эти исключительные случаи:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории России;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда (ч. 1 ст. 108 УПК).

А в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется, как правило, только в том случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В УПК жестко установлено, что никто не может быть заключен под стражу при отсутствии оснований, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 97).

Устанавливая традиционные для российского уголовно-процессуального законодательства основания задержания (ст. 91 УПК), действующий УПК несколько расширил условия задержания лица при наличии иных данных для подозрения лица в совершении преступления (ч. 2 ст. 91 УПК).

Кроме того, законом предусмотрено, что по истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении него не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения. В этих случаях судья по ходатайству стороны не более чем на 72 часа может продлить срок задержания (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК). Такое продление срока задержания допускается лишь при условии его признания судом законным и обоснованным.

Предусматривая основания, условия и порядок задержания и заключения лица под стражу, законодатель однозначно обязывает суд, прокурора и органы расследования немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, указанного УПК (ч. 2 ст. 10).Конституция установила, что достоинство личности охраняется государством. При этом в ст. 21 специально подчеркнуто: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». На конституционном уровне сформулировано соответствующее международным стандартам положение о праве каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Конституция не ограничилась констатацией права гражданина и человека на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных отправлений, но и определила, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23). Конституцией установлено также, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24).

Воспринимая вышеприведенные и иные конституционные установления, законодатель применительно к регулированию общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства однозначно запретил осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. В ст. 9 УПК, кроме того, подчеркнуто, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Эти требования адресованы, прежде всего, властным должностным лицам — субъектам уголовно-процессуальных отношений, а также должностным лицам следственных изоляторов и мест лишения свободы и всем органам исполнительной власти, обязанным оберегать участников уголовного судопроизводства от посягательств других лиц[6] .

В уголовно-процессуальном законе содержится много установлений, направленных на охрану чести и достоинства личности. Это, в частности, установление случаев возбуждения и дальнейшего движения уголовных дел с учетом воли потерпевшего (ч. 2 и 3 ст. 20; ст. 25 УПК); запрещение унижать честь и достоинство граждан при проведении освидетельствования (ч. 4 и 5 ст. 179 УПК). В целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц закон допускает проведение закрытых заседаний суда (ч. 2 ст. 214 УПК), считает возможным ограничение гласности при проведении предварительного расследования (ч. 3 ст. 161), а также наделяет следователя правом при проведении следственных действий предупреждать участвующих в них лиц о недопустимости без его согласия разглашения данных предварительного следствия. УПК возлагает на следователя обязанность принятия мер к тому, чтобы не получили оглашения выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лиц, в помещении которых были проведены следственные действия (ч. 7 ст. 182, ч. 2 ст. 183).

Право на тайну переписки и использование иных форм отправлений — это также одно из конституционных прав человека и гражданина (ст. 23 Конституции). Это право представляет собой гарантию неприкосновенности общения человека с другими людьми, а также является средством сохранения конфиденциальной информации. Ограничение этого права согласно Конституции допускается только по судебному решению. Для того чтобы обеспечить исполнение указанных предписаний (как в части обеспечения права на тайну, так и в части ограничения этого права), требования закона адресуются не только властным субъектам уголовно-процессуальных отношений (ст. 13, 185 УПК), но и учреждениям связи[7] (ст. 15 Федерального закона от 17.07.1999 № 176-ФЗ «О почтовой связи» (в ред. от 22.08.2004)).

Фактическим основанием для принятия решения об аресте почтово-телеграфных отправлений являются достаточные сведения, дающие основания полагать, что имеющие значение для уголовного дела предметы, документы или сведения могут содержаться в бандеролях, посылках, почтово-телеграфных отправлениях и т.п.

Как уже отмечалось, формальным основанием для наложения ареста на указанные отправления является судебное решение. В исключительных случаях арест на подобные объекты может быть наложен на основании постановления следователя без получения судебного решения (ч. 5 ст. 165 УПК).

Предусмотренное УПК ограничение права на тайну телефонных переговоров (ст. 186) находится в соответствии со ст. 23 Конституции. Контроль и запись телефонных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии достаточных оснований полагать, что переговоры указанных лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. Такие действия осуществляются на основании судебного решения, принятого в порядке, установленном ст. 165 УПК.

5. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

Формально рассматриваемый принцип уголовного судопроизводства провозглашен ст. 11 УПК. Однако столь глобальный конституционный принцип, оказавший громадное влияние на формирование и построение всего уголовного судопроизводства не может быть исчерпывающим образом воплощен в одной статье УПК: различные грани его действия отражены не только в ряде статей гл. 2 УПК, но и во многих других статьях части первой УПК «Общие положения», а также в главах, посвященных регулированию общественных отношений на разных этапах судопроизводства. В рамках же ст. 11 УПК представлены лишь общие предпосылки, важные для обеспечения прав и обязанностей граждан, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения в разных стадиях уголовного процесса.

Предпосылкой реализации своих прав любым человеком и гражданином, вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства, является знание им своих процессуальных прав, обязанностей и ответственности. Поэтому в законе особо подчеркивается необходимость разъяснения участникам уголовного судопроизводства их прав и обязанностей.

Знаменательно, что обязанность разъяснять участникам уголовного судопроизводства их процессуальные права, обязанности и ответственность закон возлагает на всех субъектов уголовно-процессуальных отношений, ответственных за ведение дела (суд, прокурор, следователь и т.п.)[8] .

Безусловно важным является положение ч. 2 ст. 11 УПК, в соответствии с которым дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить обладающих свидетельским иммунитетом лиц, изъявивших согласие дать показания, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Это положение, основанное на положениях ст. 51 Конституции, имеет значение, как для обеспечения прав граждан, так и для осуществления процесса доказывания.

Последующие положения ст. 11 УПК направлены на обеспечение применения специальных мер безопасности при наличии угрозы участникам процесса, их родственникам и имуществу. И наконец, в ч. 4 ст. 11 УПК законодатель счел возможным специально обратить внимание на то, что вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод (в том числе властными субъектами (должностными лицами), осуществляющими уголовное преследование), подлежит возмещению.

Усилению защиты прав потерпевших, свидетелей, обвиняемых и других участников уголовного судопроизводства способствует принятие Федерального закона от 20.04.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (в ред. от 29.12.2004)[9] .

6. Презумпция невиновности

Базируясь на ст. 49 Конституции, УПК (ст. 14) определяет презумпцию невиновности как принцип уголовного процесса следующим образом.

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в его пользу.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Трактовка презумпции невиновности, данная в ч. 1 ст. 14 УПК, соответствует положениям Всеобщей декларации прав человека (ст. 11), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 14). Текстуальное несовпадение некоторых положений ст. 14 УПК со ст. 49 Конституции не свидетельствует об их противоречивости.

Отраслевой закон не может сузить сферу действия конституционных предписаний, но может, сообразно смыслу конституционных установлений, как бы раздвинуть их действие, как это сделано, например, в ч. 2 ст. 14 УПК, где указано, что не только обвиняемый, но и подозреваемый не обязаны доказывать свою невиновность. Столь же правомерно усиление гарантий прав личности в предписаниях ч. 2 ст. 14, когда они не только освобождают (вслед за Конституцией) обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, но и возлагают бремя доказывания на обвинителя. На усиление действия конституционного положения о презумпции невиновности направлена и ч. 4 ст. 14 УПК.

Презумпция невиновности оберегает от преждевременного признания виновности в совершении преступления лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Поэтому она адресована прежде всего органам расследования и суду, но обязательна и для всех других учреждений, организаций и граждан.

Применение законом формулы «...обвиняемый считается невиновным...» не означает, что Конституция фактически исключает виновность обвиняемого. Более того, поскольку следователь может вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого только при его подтверждении имеющимися в деле доказательствами, вынося это постановление, он, естественно, уверен, в виновности лица. Вот почему в законе нельзя прямо заявить о невиновности обвиняемого, но можно констатировать, что он считается невиновным.

Тем самым законодатель как бы предполагает, допускает возможность виновности лица, но указывает, что этого недостаточно, чтобы признать его виновным, и поэтому завершает начатую в приведенном положении закона мысль словами «пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором».

Если же достаточных доказательств в подтверждение виновности не собрано, не может быть вынесен обвинительный приговор (ч. 4 ст. 302 УПК). В связи с этим в ч. 3 ст. 14 УПК указано, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК, толкуются в его пользу.

Общепризнанно, что презумпция невиновности распространяется не только на обвиняемого, но также на подозреваемого, подсудимого и осужденного (в отношении последнего, по меньшей мере, — до вступления приговора в законную силу). УПК предписывает, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Это очень важно, так как доказать свою невиновность лицу нередко не только трудно, но порой и невозможно. Именно поэтому обязанность доказывания обвинения лежит на том, кто обвиняет лицо, подозревает его в совершении преступления, осуществляет уголовное преследование. В то же время в УПК подчеркнуто, что:

а) все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном УПК порядке, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14);

б) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ч. 4 ст. 14).

Наряду с этими положениями в УПК представлено связанное с ними и не менее важное предписание, согласно которому признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК).

Становление презумпции невиновности как конституционного принципа уголовного процесса и правосудия имеет важное юридическое и нравственное значение. Установление этого принципа в Конституции имеет большое значение не только для практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, но и оказывает влияние на процесс обновления законодательства.

7. Состязательность сторон

Конституция установила, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123).

Это конституционное положение носит общий характер и относится ко всем разновидностям судопроизводства (ч. 2 ст. 118). Применительно к уголовному процессу нормативно-правовое содержание принципа состязательности (ст. 15 УПК) включает следующие элементы:

• отделение друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела;

• недопустимость возложения на один и тот же орган или на одно и то же должностное лицо исполнения более одной функции;

• функции обвинения и защиты осуществляют соответственно сторона обвинения и сторона защиты;

• суд выполняет функцию разрешения уголовного дела и создает условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав;

• стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

УПК исходит из того, что состязательность как принцип уголовного процесса действует не только в стадии судебного разбирательства, хотя именно в правовых нормах, регулирующих эту стадию, наиболее полно и ярко представлены положения, обеспечивающие действие указанного принципа (ст. 243, 244, 246, 248, 271, 278, 292 УПК). Состязательность действует на этапах апелляционного и кассационного производства (ст. 354—361, 363—366, 375, 377 УПК).

В некоторых стадиях уголовного судопроизводства нет предмета для действия этого принципа (стадии возбуждения уголовного дела, исполнения приговора, возобновления производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств).

Можно отметить действие некоторых элементов состязательности на дознании и предварительном следствии, но не принципа состязательности в полной мере. Сказанное, однако, не мешает признать состязательность сторон принципом уголовного судопроизводства вообще, а не только стадии судебного разбирательства, основной и главной стадии процесса. Прокурор, следователь, дознаватель, осуществляя производство по уголовному делу, уже на досудебных стадиях должны учитывать, что в суде материалы дела будут подвергаться исследованию судом с участием сторон в условиях состязательности.

8. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

Конституция (ст. 48) гарантирует каждому право на получение юридической помощи, в том числе и бесплатной, в случаях, установленных законом. В ч. 2 этой статьи определен момент вступления защитника в уголовный процесс. Нормативная база для осуществления защиты по уголовному делу содержится во многих нормах Конституции (ст. 45—51), которые восприняты УПК, а также учитываются на практике при их применении.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту складывается из процессуальных средств, которые реально предоставлены в ходе производства по делу указанным субъектам уголовного процесса для защиты своих интересов от подозрения или обвинения. В связи с этим в ч. 1 ст. 16 УПК указано, что названным участникам уголовного судопроизводства обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Закон предписывает лицам, ответственным за ведение дела, разъяснять подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивать им возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами (ч. 2 ст. 16).

Право обвиняемого (подозреваемого) на защиту представляет собой совокупность процессуальных средств, используя которые он может противостоять выдвинутому против него обвинению: знать, в чем он обвиняется (подозревается); оспаривать участие в совершении преступления; опровергать обвинительные доказательства; представлять оправдывающие его доказательства; защищать другие законные интересы.

Среди субъективных прав подозреваемого (обвиняемого) в законе, прежде всего, указано право знать, в чем он подозревается (обвиняется). Важность этого положения трудно переоценить: не зная этого, лицо не может защищаться от подозрения и обвинения.

Одним из основных средств обеспечения права на защиту подозреваемого (обвиняемого) является предоставление ему квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции; ст. 50 УПК), что имеет место не только по просьбе подозреваемого или обвиняемого (ч. 2 ст. 50 УПК), но и тогда, когда они не отказываются от защитника (ч. 1 ст. 51 УПК). Более того, отказ от защитника не лишает подозреваемого (обвиняемого) права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу (ч. 3 ст. 52 УПК). Кроме того, если в указанных законом случаях (ч. 1 ст. 51 УПК) защитник не приглашен обвиняемым, подозреваемым или другими лицами (ч. 1 ст. 50, ч. 3 ст. 51 УПК), то дознаватель, следователь, прокурор или суд обязаны обеспечить его участие.

Несомненной гарантией права на защиту является презумпция невиновности — один из важнейших принципов уголовного судопроизводства (ст. 49 Конституции; ст. 14 УПК), а также основанные на ней положения о том, что:

а) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, так как это является бременем стороны обвинения;

б) неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

Безусловно, на обвиняемого, подозреваемого в полной мере распространяется основанное на презумпции невиновности универсальное положение о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ч. 1 ст. 51 Конституции).

9. Язык уголовного судопроизводства

Язык, на котором ведется уголовное судопроизводство, определяют ст. 10 Закона о судебной системе и ст. 18 УПК. В соответствии с ними уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в состав РФ республик. В ВС и военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 УПК следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Положения уголовно-процессуального закона базируются на предписаниях ч. 2 ст. 26 Конституции, закрепившей право каждого на пользование родным языком и свободный выбор языка общения. В этих условиях особое значение приобретает деятельность переводчика в ходе судопроизводства. Неслучайно переводчику посвящены специальные статьи в разделе II УПК (ст. 59) об участниках уголовного судопроизводства, а также в главах о предварительном следствии (ст. 169) и судебном разбирательстве (ст. 263).

Необеспечение обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, возможности пользоваться услугами переводчика Пленум Верховного Суда РФ отнес к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Не менее четко Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31.09.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судьями Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» определил свою позицию по поводу неблагоприятных процессуальных последствий в случае нарушения при отправлении правосудия права лица на пользование родным языком.

Указанный принцип выражает демократизм действующего законодательства и государства, определяет решение таких важных вопросов, как доступность суда для населения, обеспечение возможности осуществления прав участниками процесса[10] .

Заключение

В заключение можно сделать следующие выводы:

1. К системе конституционных относятся следующие принципы уголовного процесса: законность; публичность; осуществление правосудия только судом; независимость судей; всеобщее равенство перед законом и судом; неприкосновенность личности; уважение чести и достоинства личности; тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; охрана прав человека и гражданина; неприкосновенность жилища; презумпция невиновности; обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту; состязательность сторон; гласность; непосредственность и устность судебного разбирательства; язык уголовного судопроизводства; право на обжалование процессуальных действий и решений.

2. Законность — это принцип, который относится ко всем стадиям и институтам уголовного процесса, ко всем его субъектам, распространяется на все действия и процессуальные решения, характеризует все грани процессуальной деятельности и процессуальных отношений, пронизывает все другие принципы и в значительной мере способствует их фактической реализации.

3. Правосудие по уголовным, гражданским, административным делам в соответствии с Конституцией может осуществлять только суд на основе непосредственного, полного и объективного исследования обстоятельств дела в условиях гласного и устного судебного разбирательства при обеспечении состязательности и равноправия сторон.

4. Неприкосновенность личности является принципом уголовного процесса, только суду вверяется право на ограничение личной неприкосновенности человека и гражданина.

5. Презумпция невиновности как основополагающий принцип уголовного производства оберегает от преждевременного признания виновности в совершении преступления лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого.

6. Право обвиняемого (подозреваемого) на защиту – это совокупность процессуальных средств, используя которые он может противостоять выдвинутому против него обвинению: знать, в чем он обвиняется (подозревается); оспаривать участие в совершении преступления; опровергать обвинительные доказательства; представлять оправдывающие его доказательства; защищать другие законные интересы.

7. Обеспечение права пользования родным языком и выбора языка общения в ходе судопроизводства — предпосылка реализации принципов состязательности, обеспечения подсудимому права на защиту, гласности, устности судебного разбирательства и др.

Список нормативных источников и литературы

Нормативные акты

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. [Текст]. Принята Всенародным голосованием 12.12.1993. // Российская газета, № 237, 25.12.1993.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ. Принят ГД ФС РФ 24.05.1996. [Текст]: в ред. от 22.07.2008 // Консультант Плюс.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ. Принят ГД ФС РФ 22.11.2001. [Текст]: в ред. от 11.06.2008 // Консультант Плюс.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». [Текст]: // Консультант Плюс

5. Постановление «О некоторых вопросах применения судьями Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [Текст]: от 31.09.1995 № 8 // Консультант Плюс.

6. Федеральный закон от 20.04.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» [Текст]: в ред. от 29.12.2004.// СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 25.

7. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г «О судебной системе Российской Федерации» [Текст](с изменениями и дополнениями) // СПС Гарант.

8. Федеральный закон от 17.07.1999 № 176-ФЗ «О почтовой связи» [Текст]: в ред. от 22.08.2004.

Литература

9. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. [Текст] / Е. И. Козлова, О.Е. Кутафин. – М: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.

10. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. /Отв. ред. О.Н. Садиков. -[Текст]: М.: Контракт; Инфра-М, 2006.

11. Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий / Отв. ред. В.А. Четвернин. [Текст]: М.: Центр конституционного исследования МОНФ, 2006.

12. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. [Текст]: – М.: Юристъ, 2007.

13. Уголовное право России. Практический курс: учеб.- прак. пособие: [Текст] 3-изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2007.

14. Уголовный процесс: Учебник /Под ред. В.П. Божьева. [Текст] / В.П. Божьев. – М.: Высшее образование, 2008.


[1] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. Б.Н.Топорнин. [Текст]: – М.: Юристъ, 2007. –С. 145.

[2] Там же. С. 146.

[3] Козлова Е. И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. [Текст] / Е. И. Козлова, О. Е. Кутафин. – М: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С. 245.

[4] Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 № 13-П «По делу о проверке конституционности отдель­ных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-про­цессуального кодекса Российской Федерации».// Консультант Плюс.

[5] Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г «О судебной системе Российской Федерации» [Текст](с изменениями и дополнениями) // СПС Гарант.

[6] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. /Отв. ред. О.Н. Садиков. -[Текст] : М.: Контракт; Инфра-М, 2006. С. 158.

[7] Федеральный закон от 17.07.1999 № 176-ФЗ «О почтовой связи» [Текст]: в ред. от 22.08.2004.

[8] Уголовный процесс: Учебник /Под ред. В. П. Божьева. [Текст] / В. П. Божьев. – М.: Высшее образование, 2008. С. 116.

[9] Федеральный закон от 20.04.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, сви­детелей и иных участников уголовного судопроизводст­ва» [Текст]: в ред. от 29.12.2004.// СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 25.

[10] По­становление «О некоторых вопросах применения судьями Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [Текст]: от 31.09.1995 № 8 // Консультант Плюс.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему