Принципы уголовного судопроизводства

Правовые положения, основные черты, характер и особенности уголовного судопроизводства. Классификация принципов уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальный закон. Обеспечение процессуального равенства перед судом. Принцип состязательности.

Правовые положения, определяющие наиболее существенные черты, характер и особенности уголовного судопроизводства, основные направления реализации и качества предварительного расследования, судебного разбирательства уголовных дел, принято именовать принципами уголовного процесса. Представляя собой закрепленные в законодательстве правовые идеи руководящего значения, они определяют построение всех его основных конструкций, форм производства и правовых институтов, предмет и метод процессуального регулирования. Принципы уголовного судопроизводства служат реализации его целевого назначения, определенного уголовно-процессуальным законом прежде всего как защита прав и законных интересов потерпевших от преступлений лиц и организаций, а также обеспечение защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Значение принципов как руководящих и обязательных положений при применении процессуального законодательства выражается в том, что они обязательны для любого органа уголовного преследования и суда вне зависимости от занимаемого ими положения в правоохранительной системе, подлежат неукоснительному соблюдению не только гражданами, должностными лицами и государственными органами, призванными соблюдать и исполнять законы, но и законодательными органами при создании новых законов, изменении и дополнении действующих процессуальных норм.

Соблюдение и исполнение этих установлений обеспечивается всем комплексом уголовно-процессуальных норм, регламентирующих общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства. Нарушение велений этих принципов ведущими уголовный процесс государственными органами и должностными лицами, безусловно, должно вызывать наступление предусмотренной законом ответственности, в частности отмену вынесенных в ходе такого производства решений либо признание собранных при этом материалов не имеющими доказательственной силы.

Принятие законодательства об уголовном судопроизводстве относится к ведению Российской Федерации, поэтому правовой базой принципов уголовного судопроизводства могут являться лишь Конституция РФ и федеральное законодательство. Конституция РФ, провозглашая высшей ценностью права и свободы человека, признает основной задачей государства их соблюдение и защиту. Руководствуясь этой гуманистической идеей, Конституция РФ значительно расширяет круг процессуальных установлений, поднимаемых до уровня конституционных принципов правосудия и уголовного судопроизводства.

В силу прямого действия Конституции РФ (ст. 15) ее правовые нормы могут применяться правоохранительными органами непосредственно. Вместе с тем следует признать, что установления принципиального характера, содержащиеся в Конституции РФ, требуют для своего применения специального правового механизма, детализирующего условия их применения и указываемого в федеральном уголовно-процессуальном законодательстве.

Принципы правосудия, составляющие часть общей системы принципов уголовного судопроизводства, содержатся также в законодательстве о судоустройстве. Так, Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" к числу принципов, положенных в основы организации судебной системы, относит такие не указываемые в УПК РФ установления, как независимость судей и присяжных заседателей, равенство граждан перед законом и судом, гласность и другие положения, включаемые одновременно в систему принципов уголовного процесса. Многообразие правовых источников системы принципов уголовного судопроизводства свидетельствует об их универсальном значении для организации как уголовного процесса, так и системы правосудия.

Все принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвязаны и образуют единую совокупность правовых основ. Имея каждый собственное содержание, они взаимно обусловливают действие друг друга и составляют систему, которая определяет демократическое содержание и форму уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

Эта система призвана обеспечить единообразное понимание законности и применение всех правовых предписаний в деятельности органов уголовного преследования, служить методологической основой развития и совершенствования законодательства об уголовном процессе.

Совершенствование законодательства правового государства, насыщение его демократическими и гуманитарными элементами, восприятие многих установлений международного опыта, а также развитие теории уголовного процесса привели к расширению круга принципиальных основ уголовного судопроизводства. В интересах более углубленного изучения их содержания и особенностей правового регулирования возникла необходимость классификации (группировки) принципов уголовного процесса с учетом определенных критериев.

Существуют известные различия между ними по содержанию, источникам регламентирования и пределам действия.

В теории уголовного процесса отмечается, в частности, неравномерность действия принципов процесса в зависимости от стадии прохождения уголовного дела. Если в судебном разбирательстве принципы уголовного процесса действуют в полной мере, то условия предварительного расследования требуют ограничения применения таких установлений, как гласность, участие представителей населения. Непосредственность оценки доказательств и устность производства не в полной мере могут быть реализованы в кассационной и надзорной инстанциях. Очевидно, учитывая это обстоятельство, УПК РФ относит устность и непосредственность к общим условиям судебного разбирательства. Поэтому оправданно деление общего массива принципиальных основ уголовного судопроизводства на общеправовые и отраслевые, на закрепленные в Конституции РФ и регламентированные в УПК РФ, на всеобщие и действующие лишь в некоторых стадиях уголовного процесса.

Классификация принципов уголовного судопроизводства должна учитывать их системные свойства и основные тенденции развития их системы: укрепление взаимосвязей, расширение сферы демократизма, усиление внимания к гуманитарным качествам правового регламентирования (защиты прав личности), повышение ответственности за нарушение процессуальных норм, воплощающих конституционные принципы правосудия.

Рассмотрение принципов уголовного судопроизводства, исходя из их содержания, целесообразно осуществить в следующей последовательности: 1) общеправовые начала; 2) принципы - гарантии личности; 3) основные начала правосудия; 4) иные принципы уголовного судопроизводства и обеспечения прав его участников.

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса, точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

Принцип законности обязывает суд, прокурора, следователя, дознавателя неуклонно следовать установленному федеральным законом порядку производства на всех стадиях процесса, совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, основывать свои решения на соответствующих нормах материального и процессуального права, прибегать к мерам процессуального принуждения лишь в установленных законом случаях, строго соблюдать предусмотренные законом правила собирания и закрепления доказательств.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ, утверждающей принцип законности при производстве по уголовному делу, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий названному Кодексу. С учетом требований Конституции РФ положения ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими федеральными законами, поскольку другими федеральными законами не должно осуществляться регулирование уголовно-процессуальных отношений. Как отмечает Конституционный Суд РФ, закрепление приоритета Уголовно-процессуального кодекса РФ перед иными федеральными законами обусловливается тем, что именно УПК РФ как систематизированный свод правовых норм во взаимосвязи и содержательном единстве регулирует уголовное судопроизводство в целом и отдельных его частей, этапов, стадий, институтов, призван обеспечить единообразие и согласованность нормативно-правовых установлений уголовного процесса и складывающейся на их основе правоприменительной практики .

Запрещая должностным лицам правоохранительных органов и суду применять нормы федеральных законов, которые противоречат установлениям УПК РФ, процессуальный закон исходит из такого понимания содержания законности, согласно которому нормы УПК РФ действуют на всей территории Российской Федерации, единообразно понимаются и применяются, не должны противоречить положениям Конституции РФ, общепризнанным нормам и принципам международного права.

Появление в регулировании уголовного судопроизводства нормативных положений, противоречащих Уголовно-процессуальному кодексу РФ, может создать неопределенность в правовом положении участников уголовного судопроизводства, привести к нарушению прав и законных интересов граждан, к дестабилизации единого правового пространства в сфере уголовного судопроизводства.

Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или нормативного акта положениям Уголовно-процессуального кодекса, должен принимать решение в соответствии с УПК РФ как имеющим верховенство над другими нормативными актами и обладающим по отношению к ним высшей юридической силой.

Соблюдение принципа законности в уголовном судопроизводстве означает не только наличие соответствующего законодательства, но и систему организации исполнения его норм, противодействия отклонениям от точного исполнения закона. Нарушение этой обязанности влечет применение различных процессуальных санкций, признание недействительности вынесенных с отступлением от указанного требования процессуальных актов. Из допускаемых судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем нарушений принципа законности уголовно-процессуальный закон в соответствии с Конституцией РФ выделяет в качестве наиболее существенных невыполнение требований закона о порядке проведения следственных и судебных действий в целях доказывания по уголовному делу.

УПК РФ устанавливает, что нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7). Полученные с нарушением требований УПК РФ доказательства являются недопустимыми, т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Новый уголовно-процессуальный закон сохранил за судом право реагировать на обнаруженные в ходе судебного разбирательства нарушения закона. Частью 4 ст. 29 УПК устанавливается, что если при судебном рассмотрении дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

Процессуальные документы, составляемые в ходе уголовного судопроизводства, должны полностью соответствовать требованиям, предъявляемым к их содержанию и форме, опираться на установленные законом основания их вынесения, содержать развернутое изложение мотивов их принятия, т.е. быть законными, обоснованными и мотивированными. Несоблюдение обязательных требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных документов рассматривается УПК РФ как нарушение принципа законности.

Согласно Конституции РФ суд является единственным государственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти. Правосудие - ведущая форма реализации судебной власти. Оно представляет собой деятельность суда, осуществляемую в пределах его компетенции по рассмотрению и разрешению уголовных дел в точном соответствии с регламентированным уголовно-процессуальным законом порядком, призванным обеспечить законность, обоснованность и справедливость судебных решений.

Правосудие по уголовным делам вправе осуществлять только указанные в Конституции РФ и в федеральных конституционных законах суды общей юрисдикции. Отправлять правосудие вправе только судьи, наделенные в конституционном порядке полномочиями и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе, а также в предусмотренных УПК РФ случаях присяжные заседатели.

В развитие положений ст. 49 Конституции РФ о допустимости признания лица виновным в совершении преступления только приговором суда, вступившим в законную силу, уголовно-процессуальный закон устанавливает (ч. 2 ст. 8), что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в установленном УПК РФ порядке.

Способом осуществления правосудия по уголовным делам является рассмотрение уголовного дела в судебном заседании, в результате которого признанному виновным в совершении преступления лицу будет назначена установленная УК РФ мера уголовного наказания, либо это лицо будет оправдано или освобождено от уголовного наказания.

Принадлежащее обвиняемому право на рассмотрение его дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, является одной из гарантий права на судебную защиту и беспрепятственный доступ к правосудию. Компетенция суда, пределы его юрисдикции по уголовным делам, порядок осуществления им уголовного судопроизводства не могут быть произвольно изменены для отдельных дел или лиц.

Рассмотрение дела "в том суде и тем судьей" (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ) означает, что правосудие по уголовным делам в Российской Федерации осуществляется только судами общей юрисдикции, входящими в учрежденную Конституцией РФ и федеральными конституционными законами судебную систему, в соответствии с установленными процессуальным законом правилами о подсудности дел.

Подсудность заключается в определении конкретного суда, в компетенцию которого входит право рассматривать данное дело, и обусловливается материально-правовыми и процессуальными признаками дела.

Установление Конституцией РФ и УПК РФ права подсудимого на рассмотрение его дела законным судьей означает наделение гражданина субъективным правом, опирающимся на принцип равенства перед законом и судом, сформированным в установленном законом порядке и состоящим из судей, отвечающих надлежащим требованиям и компетентных для рассмотрения именно данного уголовного дела. Уголовные дела рассматриваются в судах первой инстанции судьей единолично; коллегией из трех профессиональных судей; коллегией из судьи и 12 присяжных заседателей. Самостоятельность судов и независимость судей как носителей судебной власти обеспечивается их подчинением только закону, а также процедурой осуществления правосудия, предусматривающей особые гарантии вынесения по делу законного, обоснованного и справедливого решения.

Однако действие принципа осуществления правосудия только судом не исчерпывается рассмотрением дел судом первой инстанции. Оно распространяется на все судебные стадии уголовного процесса, в том числе на производство апелляционное и кассационное, на производство в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Признание этого принципа подчеркивает исключительность судебной власти: отмена или изменение судебных решений допускаются только соответствующими вышестоящими судами и в строго установленном процессуальном порядке.

Охрана чести и достоинства личности является одним из проявлений государственного обеспечения личной неприкосновенности. Уважение чести и достоинства обязательно для всех органов и должностных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. В основе этого общеправового положения лежит конституционный принцип: "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления" (ч. 1 ст. 21). Под достоинством личности понимается осознание самим человеком и окружающими факта обладания им неопороченными нравственными и интеллектуальными качествами, самоценности его личности. Честь человека определяется существующим общественным мнением о его социальной значимости.

Достоинство любого человека подлежит защите государством независимо от его действительной социальной ценности. Каждый человек имеет право на уважение окружающих. Никакие обстоятельства не могут служить основанием для умаления достоинства личности. Поэтому УПК РФ запрещает в ходе уголовного судопроизводства осуществлять действия и принимать решения, унижающие честь участника уголовного судопроизводства, а также признает недопустимым обращение с ним, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья (ч. 1 ст. 9 УПК РФ).

Однако в уголовном процессе в интересах осуществления правосудия приходится ограничивать права и свободы не только подозреваемого и обвиняемого, но и иных участников судопроизводства, выяснять обстоятельства личной и семейной жизни граждан. Поэтому охрана государством чести и достоинства личности требует четкого определения законом оснований и форм допустимого ограничения неприкосновенности личной жизни граждан. Законные требования правоохранительных органов, а также их должностных лиц не могут рассматриваться как посягательство на достоинство и честь личности.

Реализация охранительной функции принципа уважения чести и достоинства личности предполагает создание правового механизма обеспечения гарантий от необоснованного ограничения в обладании личности названными ценностями.

Достоинство гражданина может пострадать при проведении допросов, освидетельствований, экспертиз, личных обысков. Моральный ущерб личности могут причинить незаконные и неэтичные методы осмотра и обследования тела или получения биологических объектов для экспертного исследования. В ряде норм законодатель запрещает дознавателю, следователю, прокурору проводить законные процессуальные действия методом, способным причинить ущерб достоинству личности. Общие правила производства следственных действий запрещают при производстве следственных действий применять насилие и иные незаконные меры, а равно создающие опасность для жизни и здоровья участвующих в них лиц (ст. 164 УПК). При проведении обыска следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены обстоятельства интимной жизни лица, его личные и семейные тайны. Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым. Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением этого лица.

Конституция РФ содержит запрет подвергать пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению, осуждаемому как нарушение прав человека и его свобод, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека. УПК РФ распространяет действие этого запрета на всех участников уголовного судопроизводства. Под пыткой при этом понимается любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль либо физическое или психическое страдание, осуществляемое официальным лицом или по его подстрекательству с целью получения от него или третьего лица информации или признания (ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания // Международные акты о правах человека. Сб. документов. М., 1998. С. 226).

Уголовный закон предусматривает уголовную ответственность за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, путем причинения физических или нравственных страданий, соединенных с применением насилия, издевательств или пытки (ч. 2 ст. 302, примечание к ст. 117 УК РФ).

Конституция РФ в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах установила, что каждый человек имеет право на свободу и неприкосновенность. Институт свободы и неприкосновенности личности означает, что каждое лицо вправе совершать любые действия, не противоречащие закону, не подвергаясь какому-либо принуждению или ограничению в правах со стороны кого-либо. Институт неприкосновенности личности включает как физическую, так и моральную, духовную, психологическую неприкосновенность.

В уголовном судопроизводстве личная неприкосновенность означает, что никто не должен задерживаться, лишаться свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Конституционное положение о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ) означает, что для задержания лица по подозрению в совершении преступления или заключения под стражу необходимо наличие четко определенных оснований, указанных УПК РФ; это задержание ограничено установленным законом сроком в 48 часов; дальнейшее ограничение свободы задержанного лица требует судебного решения, вынесение которого предполагает проведение установленной уголовно-процессуальным законом процедуры .

В исключительных случаях при наличии оснований и в порядке, предусмотренном ст. ст. 97, 99, 100 УПК РФ, задержание подозреваемого в совершении особо тяжких преступлений производится на более длительный срок.

Уголовно-процессуальный закон рассматривает задержание лица сверх указанного срока без соответствующего решения суда незаконным и обязывает суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар или содержащегося под стражей свыше указанного УПК РФ срока. В порядке обеспечения физической неприкосновенности задержанного по подозрению в совершении преступления лица закон обязывает соответствующих должностных лиц содержать задержанного в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью (ч. 3 ст. 10 УПК РФ).

Сущность задержания как меры процессуального принуждения, применяемого органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором к лицу, подозреваемому в совершении преступления, заключается в краткосрочном лишении свободы этого лица с тем, чтобы оно не имело возможности скрыться, воспрепятствовать установлению обстоятельств дела или продолжить преступную деятельность. Задержание на краткий срок необходимо и для того, чтобы решить вопрос о наличии или отсутствии оснований для применения иных мер процессуального принуждения, в частности для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Законные основания для задержания лица предусмотрены уголовно-процессуальным законом и могут иметь место, когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Закон допускает возможность и иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Оно может быть задержано, если пыталось скрыться либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора направлено в суд ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 91 УПК РФ).

Срок задержания определяется часами и не может превышать 48 часов. Установленный законом срок задержания начинает свое течение с момента фактического задержания. С момента доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более трех часов должен быть составлен протокол задержания и подозреваемому должны быть разъяснены его права.

Незаконное задержание имеет место, когда задержание проводится с нарушением установленных законом оснований и подозреваемый задерживается на срок более 48 часов; когда не подтвердилось подозрение в совершении преступления; отсутствуют основания для применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При обнаружении этих обстоятельств, а также если постановление судьи о применении меры пресечения в виде заключения под стражу либо о продлении срока содержания под стражей не поступит в течение 48 часов с момента задержания или если имеется постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства дознавателя, следователя, прокурора об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу, подозреваемый подлежит немедленному освобождению. Подвергнутое задержанию лицо имеет право на судебную проверку избранной в отношении подозреваемого меры пресечения. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в вышестоящий суд в течение трех суток со дня его вынесения.

Демократический принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве впервые включен в систему принципов российского уголовного процесса (ст. 11 УПК РФ).

Содержанием этого принципа является предусмотренный законом комплекс обязанностей государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, по обеспечению прав и законных интересов участников процесса, восстановлению нарушенных прав и созданию условий для безопасной и беспрепятственной реализации этих прав.

Непременным условием выполнения установлений УПК РФ участниками уголовного процесса является знание ими своих прав и обязанностей, ответственности. Поэтому закон обязывает суд, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав в случае выражения желания ими воспользоваться.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает свидетельский иммунитет - право некоторых лиц отказаться от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, ставших им известными при исполнении ими своих полномочий и обязанностей. К ним относятся судья, защитник подозреваемого, обвиняемого, адвокат, священнослужитель, члены Федерального Собрания РФ.

Из ряда предоставленных участникам уголовного процесса прав УПК РФ в соответствии с Конституцией РФ (ст. 51) выделяет возможность не свидетельствовать против самого себя и своих близких (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). Закон обязывает дознавателя, следователя, прокурора и суд в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания предупреждать их о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Охрана прав участников уголовного судопроизводства включает обязанность защиты их личной и имущественной безопасности должностными лицами, ведущими производство по делу. При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные УПК РФ. К их числу относятся использование псевдонимов; контроль и запись телефонных и иных переговоров; проведение опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым; проведение закрытого судебного заседания и иные. Принятие этих мер может в известной степени ограничить возможности сторон по ознакомлению с некоторыми доказательствами по делу, но это частичное ограничение допускается в целях создания условий для беспрепятственного расследования и осуществления правосудия, обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства.

В качестве одной из форм защиты прав и интересов участников уголовного судопроизводства, нарушенных судом и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, закон предусматривает возмещение вреда, причиненного этим участникам процесса по основаниям и в порядке, установленным УПК РФ (гл. 18).

Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах (ст. 17) никто не может подвергаться произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность жилища. Конституция РФ (ст. 25) устанавливает общий принцип неприкосновенности жилища как одного из проявлений права на неприкосновенность частной жизни и одновременно указывает на условия возможных отступлений от его реализации: "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения". Таким образом, тайна всего происходящего в жилище гарантируется принципом его неприкосновенности. Понятие неприкосновенности жилища связано исключительно с проникновением в него посторонних для проживающих в этом помещении лиц помимо их воли.

Под жилищем УПК РФ понимает индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания.

Осмотр жилища должностными лицами правоохранительных органов может производиться только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением предусмотренных УПК РФ случаев (ч. 1 ст. 12 УПК РФ).

Допускаемые Конституцией РФ изъятия из всеобщего принципа неприкосновенности жилища предусматриваются законодательством об уголовном судопроизводстве при проведении на законных основаниях осмотра жилища, обыска или выемки в жилище.

Разрешение на проникновение в жилище без согласия проживающих в нем лиц принадлежит только суду. Но в случаях, не терпящих отлагательства, когда производство осмотра жилища, обыска или выемки срочно требуется для раскрытия преступления, эти следственные действия могут в порядке исключения проводиться на основании мотивированного постановления следователя без судебного решения. В течение 24 часов с момента начала производства такого следственного действия следователь должен уведомить судью и прокурора о его производстве.

В соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ судья, получив указанное уведомление, в срок не позднее 24 часов проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми, как это предусмотрено ст. 75 УПК РФ.

Право граждан на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений обеспечивает беспрепятственное общение человека с другими людьми и является гарантией права на неприкосновенность личной (частной) жизни. Неприкосновенность частной жизни является конституционным принципом (ст. 23 Конституции РФ) и означает запрет государству, его органам и должностным лицам вмешиваться в личную жизнь граждан, право последних на свои личные и семейные тайны, наличие правовых механизмов защиты этих ценностей от любых посягательств. Гарантии сохранения личных и профессиональных тайн предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров допустимо лишь на основании судебного решения (ч. 1 ст. 13 УПК РФ).

Только суд правомочен принимать решение о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи. Лишь в исключительных случаях, когда производство указанного следственного действия не терпит отлагательства, оно может быть произведено следователем без судебного решения.

Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка допустимы при наличии достаточных оснований полагать, что предметы, документы или сведения, имеющие значение для производства по уголовному делу, могут содержаться соответственно в бандеролях, посылках или других почтово-телеграфных отправлениях либо в телеграммах или радиограммах (ч. 1 ст. 185 УПК РФ).

На основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном законом (ст. 165 УПК), допускаются контроль и запись телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и иных лиц при наличии достаточных оснований предполагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемых, обвиняемых и иных лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. Их контроль и запись допускаются только при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Отсутствие согласия заинтересованных лиц на оглашение в открытом судебном заседании переписки, записи телефонных и иных переговоров, телеграфных, почтовых и иных сообщений является основанием для проведения закрытого судебного заседания, в котором будут исследоваться и оглашаться указанные материалы (ч. 4 ст. 241 УПК).

Принцип презумпции (предположения о) невиновности, закрепленный в ст. 49 Конституции РФ и впервые воспроизводимый в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, является одним из основополагающих принципов правосудия. Сущность этого принципа заключается в том, что все граждане предполагаются добропорядочными и могут быть признаны государством виновными в совершении преступления только при наличии установленных законом условий и в результате применения строго определенной процедуры. Следование принципу презумпции невиновности призвано служить гарантией от необоснованного осуждения лица. Согласно этому принципу обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении конкретного преступления не будет доказана в предусмотренном действующим Уголовно-процессуальным кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК РФ).

Именно суду и только суду как независимому и самостоятельному органу судебной власти государство доверяет полномочие признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию не иначе как своим приговором, вынесенным в порядке, установленном УПК РФ. Это признание осуществляется в результате совершения правосудия в условиях гласности, устности, состязательности. До вступления приговора в законную силу суждения о виновности лица не имеют окончательного юридического значения.

Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена виновность лица в совершении преступления.

Действующий уголовно-процессуальный закон закрепляет ряд положений, вытекающих из презумпции невиновности, формирующих правовой статус этого института и подлежащих учету и соблюдению в правоприменительной деятельности органов уголовного преследования и судов:

а) подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) не несет обязанности доказывать свою невиновность; обязанность доказывания обвинения и опровержения доводов, приведенных в защиту подозреваемого и обвиняемого, возлагается на обвинителя; осуществляя уголовное преследование, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления;

б) неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого и подсудимого (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ), т.е. это правило распространяется и на предварительное производство по уголовному делу, что может влечь за собой такие процессуальные последствия, как прекращение дела, изменение объема обвинения или его характера вследствие изменения квалификации содеянного. Неустранимыми сомнениями считаются только такие, которые нельзя разрешить на основе собранных по делу доказательств, а все средства и способы собирания доказательств, предусмотренные УПК, уже исчерпаны;

в) государственные органы, ведущие производство по делу, а суд в судебном разбирательстве обязаны всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела; суд не вправе переложить обязанность доказывания на подсудимого; непосредственное исследование доказательств судом предполагает обязанность суда заслушивать показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, оглашать протоколы и иные документы, производить иные следственные действия по исследованию доказательств (ст. 240 УПК РФ);

г) признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении признания совокупностью имеющихся в деле доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК РФ);

д) закон устанавливает недопустимость вынесения обвинительного приговора на основе предположений (ч. 4 ст. 14 УПК РФ); он может быть постановлен лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждается достаточной совокупностью исследованных судом достоверных доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).

Продолжая курс на обеспечение процессуального равенства перед судом и последовательную демократизацию уголовного судопроизводства, утверждаемую Конституцией РФ, новое уголовно-процессуальное законодательство включает состязательность сторон в систему основных принципов уголовного судопроизводства.

Конституция РФ признает состязательность и равноправие сторон одним из ведущих начал организации уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 123). Осуществление принципа состязательности означает такое построение уголовного судопроизводства, когда функции обвинения и защиты разграничены между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, использующими равные процессуальные права для отстаивания своих интересов. Соединение процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела в одном органе или должностном лице несовместимо с законами логики и психологии. Запрет такого нарушения прежде всего относится к суду, т.к. отступление от этого основного положения принципа состязательности ставит под угрозу само осуществление правосудия.

Под сторонами в уголовном процессе понимаются участники уголовного судопроизводства, имеющие противоположные процессуальные интересы и наделяемые законом необходимыми правами для их отстаивания. Закон определяет носителей основных процессуальных функций. Размежевание процессуальных функций выражается в том, что функция обвинения осуществляется одной стороной (к ней причастны прокурор, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец), а функция защиты - другой стороной, представленной обвиняемым, подсудимым, его защитником, представителем, гражданским ответчиком.

Функция разрешения дела принадлежит исключительно суду. Она отделена от функций обвинения и защиты. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд обязан создавать организационные и процессуальные условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Этим принципом УПК РФ устанавливает правовой статус лиц, представляющих в уголовном процессе стороны обвинения и защиты, исходя из существа возлагаемых на каждую из этих сторон процессуальных функций, обеспечивая тем самым их реальное разделение. УПК РФ подтверждает, что функции обвинения, защиты и разрешения дела не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо (ч. 2 ст. 15 УПК РФ).

Конституционный Суд РФ опроверг мнение о неконституционности устанавливаемого ч. 2 ст. 15 УПК РФ разделения функций сторон обвинения и защиты, указав, что, осуществляя от имени государства уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, прокурор, а также следователь, дознаватель и иные должностные лица, выступающие на стороне обвинения, должны подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства, следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным в УПК РФ: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно и полно исследованы и опровергнуты стороной обвинения.

Осуществление указанными должностными лицами своих процессуальных функций именно в таком объеме, гарантируемое особым процессуальным статусом и полномочиями прокурора, следователя, дознавателя, а также наличием судебного контроля в отношении их действий и решений, должно обеспечивать в рамках уголовного судопроизводства выполнение государством своей обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, их обеспечению правосудием (ст. 2 и ст. 18 Конституции РФ).

Новым уголовно-процессуальным законодательством разрешен, по нашему мнению, многолетний спор об отнесении состязательности к числу начал, определяющих организацию судопроизводства лишь в судебном разбирательстве или распространяющим свое действие на уголовное судопроизводство в целом. В настоящее время всеобщность действия принципа состязательности находит свое выражение в тех полномочиях, которыми закон наделяет субъектов уголовно-процессуальной деятельности, в тех производствах на досудебных стадиях процесса, когда стороны обращаются к суду для разрешения возникших противоречий.

Наиболее полное процессуальное выражение принцип состязательности находит в регулировании порядка предварительного слушания при подготовке к судебному заседанию, общих условий судебного разбирательства, различных этапов судебного разбирательства. Гарантией реализации названного принципа является установление обязательности участия обвинителя в судебном разбирательстве и защитника.

Равноправие сторон обвинения и защиты перед судом означает такое построение уголовного судопроизводства, когда при рассмотрении уголовных дел обеспечиваются равные возможности для сторон по отстаиванию своих прав и законных интересов. Процессуальное равноправие распространяется не только на анализ фактических обстоятельств дела, но и на обсуждение всех возникающих в судебном разбирательстве юридических вопросов.

При последовательном осуществлении принципа состязательности суду запрещается участвовать в изобличении подсудимого, т.к. суд не является органом уголовного преследования и не может выступать на стороне обвинения или защиты.

Занимая руководящее положение в процессе, сохраняя объективность и беспристрастность, суд должен руководить судебным разбирательством, устранять всякую информацию, прямо не относящуюся к исследуемым обстоятельствам дела, пресекать попытки нарушить порядок в судебном заседании.

Право на защиту занимает центральное место в системе гарантий личности в уголовном судопроизводстве. Оно выступает юридической предпосылкой реализации гарантий не только прав и законных интересов личности, но и интересов правосудия. Право на защиту представляет собой самостоятельную социально-правовую ценность.

Институт права на защиту регулируется в российском законодательстве на конституционном уровне. Конституция РФ не только провозглашает право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45), но и утверждает право пользоваться квалифицированной юридической помощью, устанавливает круг лиц, которым гарантируется право на получение юридической помощи при осуществлении защиты (задержанный, заключенный под стражу), ее качество, условия предоставления, начальный этап реализации в уголовном процессе. Осуществление этих и иных положений Конституции РФ, утверждающих различные проявления реализации права на защиту, гарантируется нормами уголовно-процессуального права. Институт защиты в уголовном судопроизводстве представляет собой комплекс предоставляемых подозреваемому, обвиняемому, подсудимому прав, позволяющих им выступать в роли стороны, опровергать обвинение или подозрение в совершении преступления, отстаивать свою непричастность к преступлению, добиваться смягчения ответственности.

Согласно положениям УПК РФ право на защиту подозреваемому и обвиняемому складывается из следующих установлений: личного осуществления предоставленных им прав и с помощью защитника, использующего целый комплекс предоставленных ему полномочий, а также обязанностей должностных лиц правоохранительных органов по созданию условий для реализации каждым обвиняемым конституционного права на защиту.

Совокупность предоставляемых подозреваемому (обвиняемому) процессуальных средств и прав, позволяющих ему знать, в чем он обвиняется, давать свои объяснения, возражать против обвинения, - использование всех этих правомочий, позволяющих ему самому, лично, защищать свои законные интересы, составляет правовую основу института права на защиту в уголовном процессе (ч. 1 ст. 16 УПК РФ).

Законодатель возлагает на государственные органы и должностные лица, ведущие уголовный процесс, обязанность обеспечить обвиняемому возможность защищаться от предъявленного обвинения законными способами и средствами. О наличии у подозреваемого, обвиняемого права на производство всех этих действий лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья должны сообщить участвующим в деле лицам, разъяснить порядок использования названных прав и обеспечить возможность их полного осуществления (ч. 2 ст. 16 УПК).

Существенной составляющей системы защиты подозреваемого, обвиняемого является право иметь защитника. В настоящее время допуск защитника к участию в деле осуществляется с момента соответственно задержания, заключения под стражу, предъявления обвинения. Подозреваемый вправе пользоваться помощью защитника с момента возбуждения уголовного дела.

В качестве защитников допускаются адвокаты; по определению суда или постановлению судьи могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Законодатель предоставляет обвиняемому право в любой момент производства по делу отказаться от защитника. Однако такой отказ допускается только по инициативе самого обвиняемого и не может служить препятствием для продолжения участия в деле иных сторон.

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно и должно обеспечиваться должностными лицами, осуществляющими производство по уголовным делам, в которых обвиняемые по различным причинам не могут самостоятельно осуществлять свою защиту (ч. 3 ст. 16 УПК). В соответствии со ст. 51 УПК РФ участие защитника обязательно, если: подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в установленном порядке; если подозреваемый является несовершеннолетним; подозреваемый не владеет языком, на котором ведется производство по делу; лицо обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, а также при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей или в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном разделом Х УПК РФ.

Обязательное участие защитника в деле может обеспечиваться как его соглашением, так и назначением защитника дознавателем, следователем, прокурором и судом, когда подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно (ч. 4 ст. 16 УПК РФ).

Оценка доказательств представляет мыслительную деятельность субъектов уголовного процесса по определению допустимости, относимости, достоверности и значения каждого доказательства. Закон называет участников уголовного судопроизводства, для которых оценка доказательств является не только правом, но и обязанностью, т.к. от их решений зависят движение судопроизводства и формирование окончательных выводов по результатам доказывания. Оценка ими доказательств, таким образом, имеет юридическое значение.

Утверждением принципа свободной оценки доказательств законодатель стремится обеспечить процессуальными средствами независимость судей и подчинение их только закону при осуществлении правосудия, а также создать условия для самостоятельности дознавателя, следователя, прокурора при принятии ими решений в пределах предоставленных им прав.

Свобода оценки доказательств означает, что закон, указывая перечень источников доказательств, из которых могут быть получены сведения, необходимые для установления подлежащих доказыванию обстоятельств, воздерживается от предписания, какими именно доказательствами должны быть установлены составляющие предмет доказывания элементы. Свобода оценки доказательств исключает предопределение заранее силы тех или иных доказательств, их преимущественного значения.

Отрицание заранее установленных критериев при оценке доказательств не означает, что оценка доказательств может быть произвольной. Необходимая совокупность доказательств устанавливается через определение законом предмета доказывания и относимости доказательств, правил собирания доказательств и их допустимости. Соблюдение этих правил представляет объективную гарантию законности и обоснованности процессуальных решений при рассмотрении и разрешении дел в уголовном судопроизводстве, основу формирования внутреннего убеждения субъекта оценки доказательств.

Внутреннее убеждение субъекта оценки доказательств представляет собой результат познавательной деятельности в производстве по уголовному делу. Сложившееся внутреннее убеждение как результат правильно проведенной, соответствующей закону оценки доказательств определяет уверенность дознавателя, следователя, судьи в достоверности их выводов и служит стимулом к принятию решений о признании обвиняемого виновным или невиновным, в назначении ему уголовного наказания или освобождения от него.

Принцип национального языка уголовного судопроизводства выражает государственно-правовое признание равноправия всех наций и народностей, населяющих Российскую Федерацию.

Применительно к правосудию действующее уголовно-процессуальное законодательство использует категорию государственного языка Российской Федерации и государственного языка республик как субъектов Российской Федерации.

Согласно Конституции РФ русский язык признается государственным языком на всей территории Российской Федерации, а республики, входящие в состав Российской Федерации, могут устанавливать свои государственные языки, которые употребляются в государственных учреждениях наряду с русским языком. Устанавливая государственный язык судопроизводства, Конституция РФ гарантирует каждому участнику уголовного судопроизводства право пользоваться в уголовном процессе родным языком или языком привычного общения. Уголовно-процессуальный закон распространяет это право на все стадии уголовного процесса и не знает каких-либо исключений.

Допуская возможность альтернативы в использовании языка при производстве по уголовным делам в республиках Российской Федерации, уголовно-процессуальное законодательство исходит из того, что выбор языка судопроизводства при этом определяется законом и не должен зависеть от усмотрения дознавателя, следователя, прокурора.

Закон устанавливает, что в Верховном Суде РФ, в военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке (ч. 1 ст. 18 УПК РФ). Статус русского языка как государственного языка Российской Федерации определяется Федеральным законом от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации". Согласно ст. 3 названного Закона государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию: в конституционном, гражданском, уголовном, административном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах, делопроизводстве в федеральных судах, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах Российской Федерации.

Судьи, присяжные заседатели обязаны знать язык, на котором ведется судопроизводство в регионе их деятельности. Присяжные заседатели, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство в данной местности, освобождаются от исполнения обязанностей судьи.

Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, предоставляется право давать показания на родном языке, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на любом свободно избранном языке общения. Все эти лица имеют право бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном законом (ч. 2 ст. 18 УПК РФ).

При производстве по уголовному делу не допускается выполнение одним лицом функции следователя и переводчика, судьи и переводчика. Следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, а также иным участникам процесса, вручаются им в переводе на их родной язык или язык их общения.

Составной частью содержания конституционного принципа права на судебную защиту, устанавливающего право каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц в суд, является гарантия свободы обжалования действий государственных органов и решений должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает, что действия и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в любой стадии уголовного процесса участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые решения затрагивают их интересы. Таким образом, перечень субъектов права обжалования в уголовном процессе не ограничивается участниками уголовного судопроизводства. Но особое внимание закон уделяет обеспечению права на жалобу именно тех лиц, права которых подвергаются ограничениям в ходе расследования и судебного разбирательства. Обязанностью должностных лиц правоохранительных органов является разъяснение права на жалобу участникам уголовного процесса и обеспечение возможности его реализации.

Закон предусматривает две основные формы обжалования решений и действий государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу: порядок рассмотрения жалобы прокурором и судебный порядок рассмотрения жалоб.

Одним из основных направлений прокурорского надзора является деятельность прокуратуры по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (гл. 2 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации"). В уголовном судопроизводстве рассмотрение жалоб прокурором регулируется ст. 124 УПК РФ.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает краткие сроки рассмотрения жалобы (трое суток со дня получения и 10 суток при необходимости ее проверки в исключительных обстоятельствах).

По результатам проверки прокурор принимает постановление о полном либо частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении и незамедлительно уведомляет заявителя о своем решении.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, восприняв практику Конституционного Суда РФ, касающуюся содержания и порядка осуществления судебного контроля за деятельностью органов уголовного преследования, существенно расширил пределы обжалования в суд постановлений дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно их решений и действий, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить их доступ к правосудию.


Литература

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 20.08.2004 N 119-ФЗ
(ред. от 29.12.2004)
"О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЕ ПОТЕРПЕВШИХ, СВИДЕТЕЛЕЙ И ИНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА"
(принят ГД ФС РФ 31.07.2004)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 10.04.2006 N 200
"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ "ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПОТЕРПЕВШИХ, СВИДЕТЕЛЕЙ И ИНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА НА 2006 - 2008 ГОДЫ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 04.07.2003 N 400
"О РАЗМЕРЕ ОПЛАТЫ ТРУДА АДВОКАТА, УЧАСТВУЮЩЕГО В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПО НАЗНАЧЕНИЮ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ, ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, ПРОКУРОРА ИЛИ СУДА"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 11.11.2006 N 664
"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ВЫПЛАТЫ ЕДИНОВРЕМЕННЫХ ПОСОБИЙ ПОТЕРПЕВШИМ, СВИДЕТЕЛЯМ И ИНЫМ УЧАСТНИКАМ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, В ОТНОШЕНИИ КОТОРЫХ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЫ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 27.10.2006 N 630
"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ПРИМЕНЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ В ОТНОШЕНИИ ПОТЕРПЕВШИХ, СВИДЕТЕЛЕЙ И ИНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 N 23
"О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕГУЛИРУЮЩИХ СУДОПРОИЗВОДСТВО С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П
"ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИХ ПОРЯДОК И СРОКИ ПРИМЕНЕНИЯ В КАЧЕСТВЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ НА СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, СЛЕДУЮЩИХ ЗА ОКОНЧАНИЕМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ И НАПРАВЛЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В СУД, В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ РЯДА ГРАЖДАН"

ПРИКАЗ Минюста РФ N 257, Минфина РФ N 89н от 06.10.2003
"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА РАСЧЕТА ОПЛАТЫ ТРУДА АДВОКАТА, УЧАСТВУЮЩЕГО В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПО НАЗНАЧЕНИЮ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ, ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, ПРОКУРОРА ИЛИ СУДА, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СЛОЖНОСТИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА"
(Зарегистрировано в Минюсте РФ 15.10.2003 N 5174)

ПРИКАЗ Генпрокуратуры РФ от 11.02.2003 N 10
"ОБ УЧАСТИИ ПРОКУРОРОВ В НАДЗОРНОЙ СТАДИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА"

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ