регистрация / вход

Проблема административной ответственности юридических лиц

Административная ответственность: генезис, признаки и структура. Виды правонарушений и наказаний юридических лиц за административные правонарушения. Состав административного правонарушения, совершенного юридическим лицом и привлечение к ответственности.

Содержание

Введение

Глава I. Общая характеристика административной ответственности юридических лиц

1.1 Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура

1.1.1 Генезис категории ответственности

1.1.2 Понятие и основные признаки административной ответственности юридических лиц

1.1.3 Структура административной ответственности юридических лиц

Глава II. Понятие ответственности в административном праве

2.1 Понятие и виды юридической ответственности, принципы, цели

2.2 Административная ответственность как вид ответственности

2.3 Правовое регулирование административнойответственности юридических лиц

2.4 Состав административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, основания привлечения к ответственности. Вина юридических лиц

2.5 Виды правонарушений и наказаний юридических лиц за административные правонарушения

2.5.1 Ответственность за административные правонарушения в сфере финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг

2.5.2 Ответственность за административныеправонарушения в сфере таможенного дела

2.6 Пределы административной ответственности юридических лиц

Заключение

Список использованных источников


Введение

Темой данной квалификационной работы является проблема административной ответственности юридических лиц.

Административная ответственность наряду с уголовной, гражданской и дисциплинарной является одним из видов юридической ответственности, устанавливаемой государством путем издания правовых норм, определяющих основания ответственности, меры, которые могут применяться к нарушителям, а также порядок рассмотрения дел о правонарушениях и исполнения этих мер.

В административном праве из всех многочисленных мер административного принуждения (досмотр, реквизиция, задержание, изъятие и т.д.) только назначение административного наказания влечет наступление административной ответственности. Следовательно, административная ответственность — это реализация административно-правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных наказаний к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение.

Спецификой данной работы является изучение нового института Кодекса об административных правонарушениях – административной ответственности юридических лиц.

В последние годы произошли принципиальные изменения в экономике. Страна перешла к рыночной системе хозяйствования. Сегодня создается большое количество юридических лиц с различной организационно-правовой формой. В свою очередь это влечет за собой рост правонарушений, совершаемых юридическими лицами. Это требует, с одной стороны, надежных гарантий защиты экономических интересов всех хозяйствующих субъектов, с другой – равного подхода к этой защите со стороны правоохранительных и контрольных (надзорных) органов. Привлечение юридических лиц к административной ответственности возможно в самых различных сферах (например, при налогообложении, в области таможенных отношений и т.д.), но это не дает оснований для выделения каких-то особых видов ответственности (налоговой, таможенной и пр.). Выделяют следующие виды административных правонарушений, совершаемых юридическими лицами: нарушения земельного законодательства; экологические правонарушения; нарушения в сфере строительства и производства стройматериалов; нарушения таможенных правил; нарушения налогового законодательства; незаконное осуществление банковской деятельности; нарушения антимонопольного законодательства: нарушения пожарной безопасности; нарушения санитарных и природоохранных правил; нарушения законодательства о применении контрольно-кассовых машин (ККМ); валютные правонарушения.

Хотя каждый вид названных правонарушений имеет свои особенности, все они относятся к административным, поскольку административная ответственность юридических лиц распространяется на любые нарушения правовых норм (независимо от их отраслевой принадлежности), для которых характерен или доминирует административно-правовой метод правового регулирования (власти и подчинения).

Вопрос административной ответственности юридических лиц в настоящее время широко обсуждается различными авторами (теоретиками и практиками) как в специализированной литературе, так и в средствах массовой информации. Особое внимание уделяется вопросу понятия ответственности юридических лиц и понятию вины юридического лица.

Несмотря на то, что данный вопрос достаточно полно исследован в юридических трудах многих авторов, таких как Колесниченко Ю.Ю., Викторов И. и других, в реальных административных отношениях часто возникает множество вопросов, требующих более детальной проработки. Особенно это касается вопросов, связанных с понятием и содержанием ответственности и вины юридического лица, совершившего административное правонарушение.

В России в настоящее время основным регулирующим административную ответственность юридических лиц нормативным актом является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, а также нормативные акты субъектов РФ. Для правоприменительной практики большое значение имеет Постановление Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

При написании работы использованы нормативные акты Российской Федерации, специальная, научная и учебная литература, а также издания периодической печати авторов-правоведов, компетентных в рассматриваемых вопросах (например, Колесниченко Ю.Ю., Викторов И.), список которых приводится в конце настоящей работы.

В силу того, что административная ответственность юридических лиц не лишена внутренних противоречий и является предметом дискуссий, целью данного исследования будет выявление таковых.

Для достижения поставленной цели намечен ряд задач, среди которых необходимо раскрыть:

Во-первых, дать понятие административной ответственности, рассмотреть ее структуру, основные признаки;

Во-вторых, проанализировать связь административной ответственности с другими видами юридической ответственности;

В-третьих, изучить понятие вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности;

В-четвертых, рассмотреть основные виды административных наказаний, назначаемых юридическим лицам за совершение ими административных правонарушений.

В целях раскрытия перечисленных вопросов автор изучил историю развития, формирования и становления категории ответственности, основные признаки и структуру административной ответственности, провел сравнительный анализ административной ответственности и других видов ответственности, а также раскрыл понятие вины юридического лица в административном законодательстве и содержание административных наказаний и порядок их назначения.


Глава I . Общая характеристика административной ответственности юридических лиц

1.1 Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура

1.1.1 Генезис категории ответственности

В своем развитии, формировании и становлении категория ответственности прошла длительный отрезок исторического времени[1] , начало которого можно условно датировать судом над Сократом в Афинах в 399 г. до н.э., а его завершение - на исходе средних веков.

Платоновско-стоическая философия и процесс над Сократом сыграли огромную роль в зарождении и развитии концепции ответственности. В центре философии Сократа-Платона, древнегреческих и древнеримских историков - поведение, поступки человека, отношение к ним общества и государства. В вопросе Сократа о том насколько общество и государство должны реагировать на каждое человеческое деяние, в особенности на социально-вредное, содержится постановка вопроса об основании ответственности. Аристотель, решая вопрос о свободе воли человека, учил, что у законопослушного гражданина должны быть две способности: способность различать хорошее от плохого и способность выбирать между ними, т.е. выбирать правильный вариант поведения в соответствии с объективными морально-правовыми категориями,

Проблема морально-правовых критериев или проблема оценки поведения людей занимает важное место в учении древнегреческих философов об ответственности. Формула "поведение человека - и дурное прежде всего - должно подлежать оценке" была лейтмотивом платоновско-стоической философии. Эта оценка должна была осуществляться на основе законов государства и на основе высшего Разума и Логоса. Для Платона Логос - это Бог, и его "око" видит все и каждому человеческому поступку дает моральную оценку. Логос оценивал, обвинял, выносил приговор, причем виновное лицо обязано было принимать оценку Логоса без каких-либо оправданий и объяснений. Древнегреческое учение о Логосе отражало в известной мере действительную картину в мире древнегреческой юрисдикции, где процессуальные права обвиняемого были ничтожными и царило "бесконтрольное обвинение"[2] . Процесс над Сократом произвел огромное впечатление на мыслящий античный мир. Было видно, что афинский суд приговорил Сократа к смертной казни не столько за его "преступления", сколько за то, что в ходе процесса он пытался объяснить свое поведение и доказать беспочвенность обвинений.

Философы и юристы-стоики времен Римской Империи (Сенека, Эпиктет, Павел, Ульпиан) приняли меры, чтобы устранить этот процессуальный дефект, подавлявший прирожденное право человека на самозащиту и оправдание. Постепенно в древнеримской юрисдикции был сформирован принцип выслушивания обвиняемой стороны: "nemо inauditus damnari potest" (никто не может быть осужден, не будучи выслушан).

Таким образом, к "строительным блокам", составившим первоначальную конструкцию ответственности (оценка деяния плюс награда либо наказание), стоики добавили новый "блок", которым явилось понятие отчета о содеянном или объяснения поведения перед Логосом.

Основные положения древнегреческих и древнеримских философов об ответственности подверглись тщательной обработке у авторов Нового Завета и в сочинениях отцов христианской церкви. Отлично понимая практическую ценность и мощное морально-психологическое значение механизма оценивающего воздействия с последующими санкциями и наградами, они мастерски соединили элементы этого механизма с догматами о едином Боге и будущем суде. Евангельский Логос становится частью реальной жизни христиан, предметом веры народных масс, который обязывал каждого христианина постоянно отчитываться о своих поступках, оценивал и определял его поведение[3] .

Христианская доктрина, в которой концепция ответственности заняла центральное место, предусмотрела более демократический статус человеческой личности. Заботясь о правах виновного (грешного) человека, она обратила особое внимание на такой элемент, как "отчет - ответ - объяснение", который в христианской концепции ответственности логически занял первое место, придав ей процессуальную стройность и завершенность.

Интересно, что данный элемент со временем дал название институту ответственности. Дело в том, что эволюция наименования совершалась в данном случае гораздо позднее и медленнее, чем эволюция самого понятия. При этом нужно иметь в виду следующее: когда для вновь образуемого понятия (явления) ставится вопрос о том, какое наименование для него ввести, т.е. когда создается семантическое его обозначение, то, как правило, в наименовании отражается какой-то один комплекс признаков или даже один существенный признак, который и дает начало эволюции наименования[4] .

При формировании такого понятия, как ответственность, выбор пал по инициативе христианских теологов на его первый элемент, характеризующий рассматриваемое понятие не только как наказательное, но и личностное, связанное с виновным персонажем, имеющим право на оправдание-отчет. Эволюция самого наименования прошла долгий, почти полуторатысячелетний путь от существительного responsum (отчет, оправдание - лат.) к прилагательному responsable (ответственный – фр.), а затем к институциональному существительному responsabilite (ответственность – фр.), которое появилось на исходе средних веков. В эпоху Возрождения начался медленный процесс обмирщения понятия ответственности и вхождения его в отрасли права.

Интересен вопрос, почему рассматриваемое понятие, сформировавшееся в целом как морально-религиозное по содержанию, оказалось привлекательным для юриспруденции, в частности для той ее части, которая была связана с областью юрисдикции?

Представляется, что институт ответственности изначально имел своим назначением обеспечение справедливого применения наказания к виновному лицу и располагал для этого хорошими процессуальными данными. Как писал еще Гоббс, "существенной особенностью наказания является то, что оно есть зло, причиняемое государственной властью"[5] . Но так как эта власть склонна к произволу и, следовательно, к увеличению "зла", то применение наказания должно быть поставлено в соответствующие процессуальные рамки и самому его применению должны предшествовать процессуальные действия по выслушиванию обвиняемого и по оценке совершенного деяния. Ответственность карает, но и ставит процессуальные пределы этой каре.

Другое достоинство института ответственности - это возможность обеспечивать определенные права обвиняемого. Если в период "до ответственности" смысл наказания в основном исчерпывался механическим воздаянием за правонарушение и на виновное лицо возлагалось исключительно бремя обязанностей, то категория ответственности изменяла его правовое положение в области юрисдикции: виновный имел право быть выслушанным, доказывать свою невиновность, заявлять ходатайства, т.е. получал некоторые гарантии против необоснованного карательного воздействия.

Первой отраслью права, воспринявшей понятие ответственности, было государственное право. Так, в отечественном законодательстве оно впервые встречается в Указе Петра I "О власти и ответственности Сената" от 2 марта 1711 г.[6] Позже в XIX в. понятие ответственности усваивается другими профилирующими отраслями права - уголовным и гражданским правом. Что касается административного права, то данное понятие входит в науку и законодательство в XX в. В отечественном административном законодательстве понятие административной ответственности становится ходовым только с середины 60-х годов.

В настоящее время в науке административного права и в практической административной (полицейской) деятельности понятие административной ответственности употребляется как общеизвестное и понятное, под которым разумеется что-то определенное, а между тем, если попытаться разложить его на составные части и дать ему научное определение, пригодное для КоАП, оно оказывается недостаточно ясным и сбивчивым. По Канту, подобное понятие находится на такой стадии познания, когда в науке оно уже дано, однако в неясном или еще недостаточно определенном виде[7] .

Попытаемся еще раз с учетом изложенной ретроспективы в области развития понятия ответственности сказать об основных признаках административной ответственности и о ее структуре.

1.1.2 Понятие и основные признаки административной ответственности юридических лиц

Характеризуя понятие административной ответственности многие ученые-административисты полагают, что административная ответственность - это форма реагирования органов государственного управления на административное правонарушение, выражающееся в применении к нарушителю карательных административных санкций[8] .

Однако в термин "реагирование" в этом случае вкладывается содержание, только частично объясняющее существо рассматриваемого явления. "Реагирование" выражается в различных формах и применение взыскания - одна из них. Поэтому характеризуя административную ответственность и говоря о реагировании государства на административное правонарушение, следует отметить, что оно в первую очередь выражается в том, что компетентный орган или должностное лицо предъявляют обвинение правонарушителю и расследуют правонарушение. Важно подчеркнуть, что властные полномочия компетентного органа (должностного лица) применить к правонарушителю меры воздействия (доставление правонарушителя, составление протокола) реализуются наряду с обязанностью проинформировать последнего о его праве давать объяснение по поводу совершенного деяния.

Иначе говоря, данная форма реагирования государства на административное правонарушение проявляется в обязательной связке таких процессуальных действий, как обвинение лица в совершении правонарушения и в его праве дать объяснение по существу нарушения.

Так, КоАП устанавливает, что к правонарушителю могут быть применены определенные меры административного воздействия и вместе с этим ему предоставляется право знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства и давать объяснения по существу нарушения. Однако никто не может принудить виновное лицо давать объяснения, так как дача объяснения по делу есть право нарушителя. Доводы и соображения, содержащиеся в объяснении, прежде всего являются средством защиты прав и интересов правонарушителя, хотя они также служат источником информации для компетентного органа, влияют на "оценку" противоправного деяния и приобретают значение при определении вида административного взыскания.

Характеризуя административную ответственность как реакцию государственных органов на совершенное деяние, запрещенное законом, следует подчеркнуть, что такая реакция выражается в осуждении деяния, в "отрицательной оценке" содеянного[9] . Отрицательная оценка административного проступка - самостоятельная мера воздействия, реализуемая компетентным (юрис-дикционным) органом.

Так, для применения административного взыскания необходимо издание правоприменительного акта - постановления, которое признает субъекта виновным и отрицательно оценивает его поведение. Для объяснения и понимания административной ответственности этот признак является также существенным.

Отрицательную оценку в процессе привлечения виновного субъекта к административной ответственности нельзя сводить к разовому, одноактовому воздействию. В известной степени она перманентна: фиксируется в самом факте правонарушения, находит отражение в протоколе об административном правонарушении, высказывается при рассмотрении дела, находит свое завершение в постановлении по делу. Отрицательная оценка, содержащаяся в названном акте, превращает виновное лицо из привлекаемого к административной ответственности в привлекавшегося.

Другой важный признак характеризует административную ответственность как форму реагирования государственных органов на правонарушение, что выражается в применении на основе отрицательной оценки карательных административных санкций. Система правовых норм, содержащихся в КоАП, свидетельствует о том, что назначение административного наказания является завершающей мерой (формой) среди других мер административного принуждения. Применение административного наказания материализует правовую оценку, которая была дана правонарушению и личности правонарушителя в ходе рассмотрения дела и вынесения по нему постановления. Значение этого признака состоит в том, что в основном при применении административного наказания виновный субъект претерпевает определенные лишения личного, морального и материального характера. Административное наказание может быть наложено либо тем органом, который вынес постановление о наказании, либо иным органом исполнительной власти. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 32.4 КоАП постановление судьи о возмездном изъятии или о конфискации вещи, явившейся орудием совершения или предметом административного правонарушения, исполняется судебным приставом-исполнителем в порядке, предусмотренном федеральным законодательством, а постановление о возмездном изъятии или о конфискации оружия и боевых припасов – органами внутренних дел.

Административная ответственность реализуется в специфических для нее процессуальных формах, т.е. меры административной ответственности применяются в соответствии с законодательством, регламентирующим производство по делам об административных правонарушениях. Это - самый характерный ее признак. Как правильно отметил И.А. Галаган, административная ответственность - преимущественно "процессуальное образование"[10] . Очень важно, чтобы карательная деятельность органов государственного управления протекала в определенных административно-процессуальных формах, т.е. по заранее установленным правилам и процедурам, устанавливающим порядок деятельности этих органов в области юрисдикции.

Административную ответственность характеризуют и другие признаки (например, принудительный характер, множественность государственных органов, применяющих меры ответственности, нормативно-правовая урегулированность, не влечет за собой судимости), но они общеизвестны и о них достаточно хорошо сказано в юридической литературе. Охарактеризованные здесь признаки позволяют иметь более полное представление об административной ответственности и определить ее, как реагирование государства на административное правонарушение, выражающееся в реализации компетентным органом (должностным лицом) права предъявить обвинение определенному лицу, подвергнуть противоправное деяние официальной оценке и в случае отрицательной оценки применить к виновному лицу административное взыскание.

Вместе с тем перечисление и анализ признаков дают внешне объективную, но плоскостную картину административной ответственности, не позволяют посмотреть на нее изнутри, объемно, очертить ее составные части, исследовать личностно-субъективный аспект рассматриваемого явления, Не нужно забывать, что из трех самых важных административно-правовых категорий — административно-правовой нормы, административного правоотношения и административной ответственности, - последняя категория является наиболее личностной, "нормативно переживаемой". Понять все эти аспекты можно при условии, если будет проанализирована структура административной ответственности.

Говоря о формулировании единого понятия административной ответственности, следует отметить, что оно возможно на основе многообразия определений. Эти определения образуют целостное понятие не путем их механического соединения, а посредством живого синтеза, при котором каждое определение существенно дополняет, развивает и конкретизирует другое. Думается, что понятие административной ответственности должно синтезировать два основных определения: первое характеризует административную ответственность как объективную категорию, представляющую реакцию государства на административное правонарушение; второе характеризует административную ответственность как субъективно-личностную категорию, показывающую ее как совокупность правомочий наказанного лица.

В свое время подобные определения были предложены М.С. Студеникиной. Хотя эти определения административной ответственности являются спорными по содержанию, следует признать глубоко правильной и оправданной ее попытку сформулировать единое понятие административной ответственности посредством синтеза двух определений - объективного и субъективного[11] .

Научные определения играют большую роль в правоведении и практической жизни. Они имеют важное теоретическое значение в процессе познания данной конкретной отрасли права, создания постоянного капитала отрасли правоведения, написания хороших учебников. Вместе с тем практика жизни показывает, что для того, чтобы понятие использовалось в обществе эффективно, запоминалось людьми, становилось частью их правосознания, ему нужно дать определение в законодательном акте. Определение развивает понятие, развертывает его содержание, вводит в самую его суть. Это - краткое (крылатое) объяснение, имеющее высшую качественную ценность. Поэтому роль определений очень велика в нормотворческом процессе. Кратко раскрывая существо правового явления в вводной части нормативного акта, они затем дают возможность законодателю более точно и свободно формулировать правовые нормы.

1.1.3 Структура административной ответственности юридических лиц

Итак, под административной ответственностью следует понимать вид юридической ответственности, который заключается в применении уполномоченным органом или должностным лицом административного наказания к лицу, совершившему административное правонарушение. Это - административно-процессуальное правоохранительное отношение, развертывающееся во времени и охватывающее все основные стадии производства по делам об административных правонарушениях. Его главные субъекты — компетентный орган, наделенный властными юрисдикционными полномочиями, и правонарушитель: первый обладает не только наказательными правами, но и обязанностями; второй не является лишь объектом принудительного воздействия со стороны государства, но является также субъектом определенных прав. Внимательный анализ данного соотношения прав и обязанностей позволяет выделить структурные элементы административной ответственности, к которым относятся: объяснение виновным лицом существа нарушения; отрицательная оценка компетентным органом противоправного деяния; применение административного наказания.

Объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Очерчивая и выделяя данный структурный элемент административной ответственности, следует указать на то, что он представляет собой меры, применяемые на стадии возбуждения административного дела и состоящие из двух групп процессуальных действий:

обвинения компетентным органом конкретного лица в совершении правонарушения и его расследования;

права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дать объяснение по существу нарушения.

Эти две группы мер, применяемых на стадии возбуждения административного дела, представляют собой пусковой механизм административной ответственности. Их реализация означает распространение на правонарушителя как отрицательных (доставление в органы, обвинение, составление протокола), так и положительных (например, процессуальные гарантии, такие, как соблюдение прав лица, привлекаемого к административной ответственности, и одного из существенных - права давать объяснения по поводу случившегося нарушения на всех стадиях административного дела) последствий административного процесса. В ст. 25.1 КоАП говорится: "Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материа лами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами…".

"Объяснение" как совокупность процессуальных действий привязано к обвинению и расследованию, обусловлено данными процессуальными действиями, логически вытекает из них, т.е. вторично, но вместе с тем оно настолько самостоятельно, исторически (в плане генезиса ответственно) и социально значимо в плане соблюдения прав лица, привлекаемого к административной ответственности, что именно этот термин должен быть отражен в наименовании данного элемента с его двумя звеньями.

"Объяснение" нарушителя интегрирует другие процессуальные действия, которые по характеру тяготеют к нему (ознакомление с материалами, относящимися к делу, представление доказательств, возможность заявлять ходатайства), и в совокупности с ними образует самостоятельный элемент в структуре административной ответственности.

В том смысле, какой КоАП придает "объяснению" нарушителя, оно выполняет роль доказательства по делу об административном правонарушении и направлено на полное установление обстоятельств административного проступка, недопущение ошибок в оценке противоправного деяния и в применении административного взыскания. Объяснение виновного лица - информация, разъясняющая совершение административного проступка, помогающая понять его. Так статья 26.3 КоАП определяет, что объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении представляют собой сведения, имеющие отношение к делу. "Объяснение" часто бывает окрашено в субъективные тона, но вместе с тем оно имеет объективное значение. Недаром слова "объяснение" и "ясность" имеют один корень. Объяснить - прояснить, понять, причем объяснить и понять через отыскание закона, нормы должного. Тот, у кого просят (истребуют) объяснение, обязан найти связь между сделанным и должным. В таком смысле следует понимать выражение "объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении", которое дается в ст. 26.2 ("Доказательства"), 28.2 ("Протокол об административном правонарушении") КоАП. Причем с предложением представить свои объяснения по делу об административном правонарушении компетентный орган обращается к виновному лицу неоднократно: в процессе фиксации правонарушения, составления протокола о нем, рассмотрения дела. Можно сказать, что первый элемент ответственности представляет система объяснений со стороны виновного субъекта.

Правда, к примеру в отличие от административного в дисциплинарном производстве "объяснение" выступает как доминирующее доказательство, и законодатель подчеркивает этот факт. В производстве по делам об административных правонарушениях "объяснение" занимает более скромное место, и законодатель говорит о нем, как о доказательстве наряду с другими. Объяснение нарушителя не имеет для компетентного органа заранее установленной силы и оценивается им наряду с другими собранными по административному делу доказательствами. Однако "объяснение" как доказательство имеет особое значение, будучи важным исходным элементом административной ответственности. В нем нарушитель может изложить аргументы в свою защиту, мотивы, причины и условия совершения проступка, опровергнуть выдвинутые против него обвинения. Объяснение лица, совершившего административное правонарушение - важная процессуальная гарантия защиты его прав, направленная против несправедливого наложения административного взыскания[12] .

Объяснения нарушителя - обязательный элемент в структуре административной ответственности. Но он обязателен не в смысле того, что виновный субъект обязан дать объяснение по поводу своих действий, а в том, что у него есть право сказать об этих действиях правду, привести аргументы, которые оправдывали их. Термин "объяснение" находится в родственных отношениях с терминами "отчет", "ответ". Не лишним будет заметить, что в древнерусском языке слово "ответ" означало не только "известие", "указание", т.е. определенную информацию, но и "оправдание"[13] .

Отрицательная оценка деяния.

Отрицательная оценка деяния, являющегося административным правонарушением, выступает непременным элементом административной ответственности и заключается в реализации компетентным органом права подвергнуть правовой оценке совершенный административный проступок и корреспондируемой этому праву обязанности правонарушителя выслушать данную оценку. Частичное отражение этот элемент административной ответственности нашел в ст. 26.11 КоАП ("Оценка доказательств"), которая говорит: "Судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу". Таким образом, отрицательная оценка деяния - это мнение компетентного органа, которое сложилось у него об административном правонарушении и личности правонарушителя в процессе исследования всех обстоятельств и доказательств по делу и которое нашло адекватное отражение в документах по делу.

Выделяя "отрицательную оценку" деяния в качестве элемента административной ответственности, необходимо отметить, что речь идет:

а) об оценке официальной, которая дается органом государства, а потому авторитетной;

б) об оценке правовой, даваемой на основе юридических норм, которые сами "служат масштабом для оценки степени правомерности или неправомерности поведения людей"[14] ;

в) об оценке отрицательной, ибо если оценка будет иной (невменяемость правонарушителя, малозначительность правонарушения) виновное лица не подлежит или может быть освобождено от административной ответственности. Вследствие этого такая оценка, осуждающая противоправные и поощряющая дозволенные законом действия, обладает свойствами авторитетного и глубокого воздействия на личность правонарушителя. При этом компетентный орган не ограничивается тем, что негативно оценивает совершенное деяние. Одновременно отрицательная оценка в виде порицания, осуждения, личного упрека адресуется правонарушителю. Однако последний не только несет бремя обязанности претерпевания, выслушивания данной оценки, он является субъектом права на справедливую и объективную оценку с учетом всех обстоятельств дела и того, что им самим было сказано по поводу случившегося противоправного деяния.

В литературе по административному праву при характеристике административной ответственности как формы реагирования государства на противоправное деяние часто используется набор выражений типа: "юридическая оценка проступка и личности правонарушителя" (А.В. Серегин), "отрицательная оценка содеянного государством" (Д.Н. Бахрах, Л.Л. Попов, А.П. Шергин), "осуждение соответствующих действий" (М. С. Студеникина) и т.д. K сожалению, большинство авторов не выделяют "осуждение", "отрицательную оценку" в самостоятельную форму реагирования компетентных органов на деяние, запрещенное законом. Например, по мнению И. А. Галагана, Л. Л. Попова и А.П. Шергина, в самом административном наказании содержится государственное осуждение, порицание противоправного деяния и личности правонарушителя[15] .

На самостоятельный характер оценки в структуре ответственности в отечественной юриспруденции указали в основном представители науки уголовного права: в 20-х годах - А. А. Жижиленко, в 60-80-х годах - Б. В. Здравомыслов, К.Ф. Тихонов, Н. А. Огурцов. В частности, А. А. Жижиленко писал: "всякий акт возмездия выражает собой эту оценку. Самая же оценка учиненного должна логически предшествовать такому воздействию, в котором она выражается. Раньше, чем человек накажет или наградит кого-нибудь за что-либо им учиненное, он должен оценить учиненное…[16] "

В производстве по делам об административных правонарушениях "отрицательная оценка", выражаемая компетентным органом, реализуется посредством ряда процессуальных действий, осуществляется непрерывно с момента совершения правонарушения вплоть до прекращения принудительного воздействия и находит отражение на всех стадиях производства. Наиболее высокими "точками" оценивающего воздействия, возникающими в ходе развития административно-процессуальных отношений, являются две: составление протокола об административном правонарушении и вынесение постановления о применении к виновному лицу административного взыскания.

Протокол (акт) об административном правонарушении является важнейшим процессуальным документом, не только закрепляющим факт правонарушения и служащим основанием для его рассмотрения компетентным органом, но и содержащим предварительную отрицательную оценку деяния. Поэтому Д. Н. Бахрах в известной степени справедливо называет протокол об административном правонарушении обвинительным документом: он содержит результаты проведенного расследования, а именно- личные данные о сущности правонарушения и нарушителя[17] . Иначе говоря, содержание протокола должно давать ясное представление о характере административного проступка и по возможности правильно оценивать его с точки зрения закона. Виновное (отвечающее) лицо знакомится с протоколом, т.е. с предъявленным ему обвинением и дает объяснение по существу дела.

Постановление по делу представляет собой итог всей предшествующей работы и содержит окончательную отрицательную оценку лица, привлеченного к административной ответственности. В нем устанавливается виновность правонарушителя и определяется административное наказание, которое предусмотрено конкретной нормой за данное правонарушение. При определении меры взыскания учитывается тяжесть совершенного проступка, положительные и отрицательные стороны личности нарушителя, степень вины, смягчающие и отягчающие обстоятельства, а также имущественное положение виновного. Названные реквизиты свидетельствуют о том значении, какое имеет отрицательная оценка, содержащаяся в постановлении по делу. Она представляет собой резюме тех оценивающих воздействий, которым подвергался правонарушитель с момента совершения правонарушения. Сила и глубина воздействия данной отрицательной оценки возрастает в связи с тем, что постановление по делу об административном правонарушении представляет собой юридически властный акт, обязательный как для нарушителя, так и для государственных органов, призванных его исполнять.

Назначение административного наказания. "Отрицательная оценка" компетентного органа, содержащаяся в постановлении по делу об административном правонарушении, материализуется в административном наказании. Применение административного наказания к лицу, совершившему административное правонарушение, образует завершающий элемент в структуре административной ответственности.

Актом, на основании которого применяется административное наказание является постановление по делу об административном правонарушении. Постановление выносится по результатам рассмотрения компетентным органом дела об административном правонарушении.

Ранее, Кодексом РСФСР об административных правонарушениях (ст. 278) устанавливалось, что постановление о наложении административного взыскания подлежит исполнению с момента его вынесения.

В соответствии со ст. 31.1 КоАП постановление подлежит исполнению с момента его вынесения, если специальными нормами не установлено иное. Говоря по-другому, применение административного взыскания осуществляется сразу после принятия постановления компетентным органом и вручения его нарушителю. Суть этого заключается в практической реализации административного взыскания, назначенного правонарушителю. Виновный субъект подвергается штрафу, административному аресту, лишению специальных прав и т.д.

В литературе по административному праву принято считать, что только в процессе применения административного наказания лицо, совершившее административный проступок, претерпевает "неблагоприятные последствия", т.е. лишения и ограничения личного, морального или материального характера[18] . Думается, что такой взгляд несколько вульгаризирует процессуальную схему административной ответственности. Санкция (взыскание) по объему - понятие более узкое, чем неблагоприятные последствия. Определенные лишения и ограничения, а вместе с ними и "нормативные переживания" начинаются для правонарушителя с момента совершения проступка в процессе реализации первых структурных элементов административной ответственности, ибо их реализация вносит некоторые изменения в его правовые положения.

В применении административного наказания и в претерпевании его виновным лицом ограничения и лишения принимают другие масштабы и качественно иной характер: они выражаются в потере правонарушителем конкретного социального блага (свободы, денежных средств, права управлять транспортом и т.д.).

Орган, осуществляющий административную юрисдикцию, обладает не только правом, но и обязанностью применять административное наказание в пределах, установленных нормами права, в точном соответствии с КоАП, Налоговым кодексами и другими нормативными актами об административных правонарушениях. Правонарушитель обязан претерпеть предусмотренное законодательством и указанное в постановлении по делу административное взыскание, однако имеет право на его корректное применение в соответствии с установленными правилами и процедурами.

Резюмируя изложенное о структуре административной ответственности, важно сказать следующее.

Административная ответственность не может быть понята только через реакцию государства на административное правонарушение или только через обязанности правонарушителя. Она является, как впрочем любая другая ответственность, специфической совокупностью субъективных обязанностей и правомочий правонарушителя. Наряду с конкретными ущербными обязанностями эту совокупность составляет установленный объем особых процессуальных и материальных правомочий, которые предусмотрены государством как гарантии в процессе применения административного принуждения.

С учетом сказанного административную ответственность можно определить как специфическое положение правонарушителя, который наряду с претерпеванием административно-принудительных средств воздействия реализует процессуальные права на дачу объяснения по существу нарушения, справедливую и объективную оценку компетентным органом совершенного деяния и корректное с правовой и моральной точек зрения применение к нему административного наказания.


Глава II . Понятие ответственности в административном праве

2.1 Понятие и виды юридической ответственности, принципы, цели

Общая теория государства и права обратилась к проблемам ответственности после того, как наибольшую разработку получили два вида ответственности: имущественная и уголовная.

В современной правовой действительности категория «ответственность» пронизывает всю систему законодательства Российской Федерации. Но в тоже время, в самых различных отраслях законодательства России, а тем более в тех, где стержневой основой являются соответствующие Кодексы (ГК, УК, УПК и ТК РФ, ГПК РФ, КоАП и др.), мы не увидим легального определения ответственности. Понятие юридической ответственности – удел теории и ученых исследователей. Как известно, законодатель также не дает легальных понятий «гражданская ответственность» или «гражданско-правовая ответственность», «административная ответственность».

Что же следует понимать под «юридической ответственностью»? Обратимся, прежде, к понятию ответственности .

Следующее определение можно встретить в словаре русского языка: «Ответственность - обязанность, необходимость давать отчет в своих действиях, поступках и т.п. и отвечать за их возможные последствия, за результат чего либо»[19] . Но это не юридическое понятие, а «обиходное», как же определяют юридическую ответственность в специализированной литературе?

Наряду с «ответственностью», «юридической ответственностью», в литературе выделяют понятие «социальной ответственности». Социальная ответственность - диалектическая взаимосвязь между личностью и обществом, характеризующаяся взаимными правами и обязанностями по соблюдению предписаний социальных норм, их выполнение, влекущее одобрение, поощрение, а в случаях безответственного поведения, несоответствующего предписаниям этих норм, - обязанность претерпеть неблагоприятные последствия и их претерпевание[20] . Социальная ответственность и юридическая ответственность соотносятся друг к другу как категория рода и вида.

Юридическая ответственность - феномен социальной действительности.

К настоящему времени, примерно с 1960 гг.[21] , о юридической ответственности опубликовано много статей, сборников, монографий. В разработке ее тематики имеется ряд несомненных достижений. Однако и само понятие ответственности, и ряд ее узловых проблем - предмет не прекращающейся много лет дискуссии , в процессе которой закономерно выявилась настоятельная потребность разработки ряда методологических вопросов.

Итак, существуют различные концепции юридической ответственности.

Одни авторы понимают под юридической ответственностью обязанность отвечать (или дать отчет) за свои противоправные действия , другие - обязанность претерпевать определенные лишения . То есть, ответственность определяется через категорию «обязанность». Как отмечают Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н., «юридическая обязанность как абстрактная категория юридической науки и практики - это мера должного поведения, обеспеченная государством. Юридическая ответственность как разновидность обязанности, следовательно, - также мера должного поведения субъектов, принудительно обеспеченная». И также: «Юридическая ответственность есть разновидность обязанности, наступающей при наличии определенных деяний или их результатов, отрицательно оцениваемых законодателем и очерченных в нормах права. Такая обязанность выступает как мера определенных неблагоприятных для субъекта лишений, ограничений личного и имущественного характера».

С.Н. Братусь в своих трудах отмечал, что юридическая ответственность - это та же обязанность, но принудительно исполняемая. В своих рассуждениях он приходит к выводу, что по своему характеру общая обязанность всех и каждого удерживаться от причинения имущественного вреда другому лицу приравнивается к обязанности не совершать правонарушения. В случае нарушения этой обязанности возникает другая, уже не пассивная, а активная обязанность возместить ущерб конкретному лицу - потерпевшему, восстановить нарушенное равновесие, привести имущественное положение потерпевшего в такое состояние, в каком оно находилось до нарушения права. Добровольное исполнение этой обязанности способствует прекращению возникшего правоотношения. Если исполнения не произойдет, то эта обязанность реализуется принудительным способом[22] .

В современно правопонимании, трактовка ответственности как обязанности представляется неудачной. Исходя из такой трактовки, пришлось бы признать, что правовая ответственность существует и тогда, когда правонарушитель не установлен или если он избегает применения в нему санкций и не претерпевает никаких лишений за свое противоправное поведение. При таком понимании ответственности ее суть ставится в зависимость от применения принудительных мер воздействия, что создает неверное представление, будто без, наказания нет ответственности.

Другие исследователи определяют юридическую ответственность как - реализацию санкции.

Однако, данное определение верно только для имущественной ответственности, где соответствующие обязанности правонарушителя возникают (на основе санкций) из факта правонарушения и могут быть выполнены добровольно. Но оно не подходит для уголовной, административной, дисциплинарной ответственности, где применению санкции (и тем более ее реализации) предшествует официальное обвинение определенного лица в совершении правонарушения и исследование обстоятельств дела управомоченными на то государственными органами и должностными лицами.

Определяли юридическую ответственность и как применение или возложение мер государственно-принудительного характера , также - сами меры государственного принуждения или реакцию государства на нарушение правовых норм, то есть на совершение правонарушения[23] http://www.allpravo.ru/diploma/doc10p0/instrum2571/item2573.html - _ftn8#_ftn8. Правовая ответственность имеет внешний по отношению к правонарушителю государственно-принудительный характер. По мнению О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородского, она есть мера принуждения к соблюдению норм права, применяемая органами государства к тем, кем эти нормы нарушаются; юридические последствия, не связанные с мерами государственного принуждения, нельзя относить к области правовой ответственности[24] . Между тем, сторонники данной точки зрения упускают из внимания, что юридическая ответственность и государственное принуждение - разные по объему понятия. Кроме того, слово «мера» затрудняет дифференциацию ответственности как таковой и ее видов, также называемых мерами. Более того, ведь наказание в свою очередь определяется как государственное принуждение. Получается, что ответственность и наказание - одно и то же. Подобное отождествление недопустимоhttp://www.allpravo.ru/diploma/doc10p0/instrum2571/item2573.html - _ftn10#_ftn10.

Также характеризуя вышеуказанную точку зрения на понятие и содержание юридической ответственности, необходимо отметить, что она (как и большинство иных точек зрения) была высказана в советский период государства и права - в начале 60-ти десятых годов, в различных отраслях права, в том числе и в гражданском праве доминировали интересы государства, включая и пониженную его ответственность в самых различных правоотношениях по сравнению с гражданами и структурами иной формы собственности. Да, собственно и вплоть до распада Союза ССР почти все было "государственным", а какая-либо частная собственность, как таковая, носила уродливый характер (человек мог иметь один дом, одну квартиру, одну машину и т.д.). Именно по указанной причине, то есть, приоритете государственных интересов, по нашему мнению, и заложен "государственно-принудительный" взгляд ученых-правоведов на само понятие «ответственность».

Еще одна группа исследователей определяет юридическую ответственность как способность субъекта отдавать отчет за свое противоправное деяние и претерпевать меры принудительного воздействия, иначе: «юридическая ответственность есть необходимость держать ответ за неисполнение правовой обязанности, существовавшей в том же правоотношении или вне его; необходимость, которая возникает и прекращается вследствие наступления определенных юридических фактов».

Как верно подчеркнул В.А. Тархов, рассуждая об определении юридической ответственности – «основной недостаток большинства определений - их односторонность, невозможность охвата ими различных случаев ответственности во всех отраслях права, что необходимо для общетеоретических определений»[25] http://www.allpravo.ru/diploma/doc10p0/instrum2571/item2573.html - _ftn12#_ftn12. М.Н. Марченко в этой связи подчеркивает: «тревогу вызывает не столько обилие точек зрения и определений ответственности, сколько умозрительность ряда из них, уход от изучения права, его принципов, практики осуществления к схоластическому теоретизированию».

При столкновении с проблематикой и дискуссиями в определении юридической ответственности, может возникнуть логичный вопрос: стоит ли вообще рассматривать собирательную, единую категорию «юридическая ответственность»? Быть может достаточно рассмотреть отраслевые виды юридической ответственности, и, тем самым, избавиться от теоретических проблем?

Ответ на поставленный вопрос - однозначный - Да. Дело в том, что «существует тесная связь разных аспектов и подвидов юридической ответственности, что послужило одним из аргументов для подтверждения необходимости рассматривать ответственность как единую категорию».

Итак, обратимся к дальнейшему исследованию категории «юридическая ответственность».

В науке общепризнанно, что «ответственность - есть разновидность юридических последствий, наступающих при наличии определенных фактов, что это форма воздействия норм права на общественные отношения»[26] .

Особенностью юридической ответственности является то, что она наступает лишь в результате нарушения правовых норм. Следовательно, юридическая ответственность как определенное социальное явление возможна лишь при условии регулирования поведения людей с помощью правовых норм.

В связи с вышесказанным, необходимо выделить еще один ключевой «источник» в определении понятия ответственности – законодательство Российской Федерации. Именно четкое представление о том, какое понятие обозначает сам законодатель тем или иным термином в различных нормативных актах, в каком значении указанный термин употребляется в языке юридической практики, и является ключом в его определении.

Если мы обратимся к языку права, то увидим, что в нормативных актах под термином «юридическая ответственность» подразумевается обязанность субъекта к определенным действиям, поведению: нести лишения имущественного характера (уплата штрафа, конфискация, возмещение причиненного ущерба), личного характера (лишение свободы, обязанность претерпевать лишения, связанные с ущербом социальному престижу).

Из анализа нормативных актов следует, что наступление ответственности как разновидности юридических последствий нормы права связывают лишь с определенными юридическими фактами, отрицательно оцениваемыми правом (неисполнением обязанностей, нарушением запретов, субъективных прав).

Как мы уже подчеркнули, в настоящее время существует множество разработок посвященных юридической ответственности. Одним из результатов поиска определения юридической ответственности стала идея так называемой «правовой позитивной ответственности», под которой понимается не ответственность лица, совершившего правонарушение, а наоборот, правомерное поведение лица, не совершающего правонарушений, а точнее «способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее исходя из того, какую пользу или вред она принесет обществу », как «осознание своего долга перед обществом и государством »[27] .

Таким образом, ответственность означает осознание лицом своих обязанностей и способность отвечать за свои поступки.

Впрочем в современной юридической литературе, теория «позитивной ответственности» подвергнута критике. Как отмечает К.Нам, «нет сомнения в том, что подобные концепции "позитивной ответственности" в советской литературе были продуктом системы социалистического хозяйства и коммунистической идеологии. С развитием рыночной экономики, с установлением частно-правовой основы гражданского общества высказывания о "позитивной" ответственности в том виде, в каком они звучали, фактически теряют смысл. Подтверждением служит зарубежное право, которому несвойственна позитивная ответственность. Хотя определенный смысл, лежащий в идее такой ответственности, все-таки имеется. И что касается гражданско-правовых, торговых, коммерческих отношений, то этот смысл, как показывает зарубежная и международная коммерческая практика, прекрасно реализуется через принципы добросовестности и честной деловой практики».

В современной учебной юридической литературе юридическая ответственность определяется, преимущественно, следующим образом - это «применение к лицу, совершившему правонарушение, предусмотренных законом мер государственного принуждения в установленном для этого процессуальном порядке ».

В новейшей юридической литературе звучат такие определения: Юридическая ответственность - это правовое явление, рассматриваемое в динамике, имеющее своей сутью взаимосвязь диспозиции и санкции правовой нормы, позитивной ответственности, мер государственного принуждения, обеспечивающих должное поведение физических лиц и ответственность юридических лиц .

В юридической литературе дается и такое определение: юридическая ответственность - это юридическая обязанность соблюдения и исполнения требований, предусмотренных нормой права, реализующаяся в правомерном поведении субъектов, одобряемом или поощряемом государством, а в случае ее нарушения - обязанность правонарушителя претерпеть осуждение, ограничение прав материального, правового или личного характера и их реализация.

Итак, какое же из представленных определений наиболее точно характеризует юридическую ответственность?

Основной вывод, который необходимо сделать в первую очередь: юридическая ответственность - это сложное многоплановое правовое явление.

До настоящего времени не выработано четкого определения юридической ответственности и ее признаков. Большинство исследователей останавливаются на «однобокой» трактовке понятия юридической ответственности. В этой связи автор предлагает универсальное определение юридической ответственности, но прежде рассмотрим сущность, цели и принципы юридической ответственности.

Сущность юридической ответственности не сводится к государственному принуждению, а проявляется в процессе его осуществления и возникает после установления факта правонарушения, который является основанием ее возникновения.

Задачей юридической ответственности является не только кара правонарушителей, но также удержание их от совершения новых правонарушений и стимулирование правомерного поведения людей. Этим юридическая ответственность, наряду с иными социально-правовыми институтами, призвана вносить свой вклад в дело формирования социально активной личности - одного из важнейших элементов гражданского общества и условий существования правового государства. Подобная роль юридической ответственности в значительной степени обеспечивается принципом ее индивидуализации, который позволяет избирательно, а следовательно - более эффективно использовать имеющиеся в распоряжении государства средства и методы убеждения и принуждения.

В юридической литературе авторы, в целом, едины в определении целей юридической ответственности.

Цель юридической ответственности - это идеально предполагаемая, гарантируемая и обеспечиваемая государством модель будущего развития общественных отношений, к достижению которой при помощи установления и применения норм юридической ответственности стремятся субъекты правотворческой и правореализаторской деятельности[28] .

Общими целями юридической ответственности являются:

1) создание упорядоченного состояния общественных отношений, их урегулированности;

2) превенция правонарушений, обеспечение правомерного поведения граждан, снижение уровня правонарушаемости;

3) воспитание активной гражданской позиции, формирование уважительного отношения к закону и вытеснение из сознания граждан правового нигилизма;

4) наказание правонарушителей;

5) восстановление общественных отношений.

Реализация указанных целей ведет к достижению другой цели - укреплению законности и правопорядка. Глобальной целью юридической ответственности является формирование гражданского общества и построение правового государства.

Обобщая все вышесказанное, считаем необходимым, дать следующее определение юридической ответственности: Во-первых, - это сложно правовое явление, состоящее в применение к лицу (субъекту), совершившему правонарушение, предусмотренных законом мер государственного принуждения в установленном для этого процессуальном порядке.

Рассмотрим виды юридической ответственности.

Право регулирует и охраняет от нарушений различные отношения и разнородными методами. Это отражается и на видах ответственности. Известно множество классификаций ответственности по различным основаниям.

Обычно ответственность подразделяется на виды в зависимости от отраслей права: гражданскую, уголовную, административную и т.д.

Отдельные исследователи отмечают, что виды юридической ответственности соответствуют видам правонарушений:

- гражданско-правовая ответственность (гражданское правонарушение);

- дисциплинарная ответственность (дисциплинарный, служебный проступок);

- административная ответственность (административный проступок);

- уголовная ответственность (преступление).

Но данное деление не совпадает с отраслевой структурой права уже по той причине, что видов ответственности меньше, чем отраслей права, причем за нарушение норм права различных отраслей может применяться ответственность одного и, того же вида.

Отраслевая классификация не объясняет также, почему в пределах одной отрасли права могут существовать различные виды ответственности, и, наоборот, разные отрасли права регулируют один вид ответственности (уголовное, уголовно-процессуальное, исправительно-трудовое право)[29] .

Если отталкиваться от отраслевой классификации ответственности, то в литературе различают следующие виды ответственности: конституционную, гражданско-правовую, дисциплинарную, административную и уголовную.

Отраслевую ответственность также можно классифицировать по разным признакам.

1) по основанию (например, договорная и деликатная ответственность в гражданском праве);

2) по цели (штрафная, правовосстановительная),

3) по характеру содержания мер ответственности (ответственность в виде лишения свободы, штрафа и т. д.).

2.2 Административная ответственность как вид ответственности

Административная ответственность выполняет большую профилактическую роль в предупреждении преступлений, поскольку объект посягательства во многих административных правонарушениях и уголовных преступлениях один и тот же: права и свободы граждан, собственность, общественный порядок, порядок управления и другие административно-правовые отношения.

Особенность административной ответственности состоит в том, что исключительно широк правовой аспект регулируемых общественных отношений. Административное принуждение и административная ответственность предназначены для защиты личности, охраны прав и свобод человека и гражданина, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты общественной нравственности, охраны окружающей среды, установленного порядка т общественной безопасности, собственности, защиты законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений.

Итак, административная ответственность представляет собой разновидность юридической ответственности.

Несмотря на то, что в КоАП РФ есть глава носящая название «Административное правонарушение и административная ответственность», легального определения административной ответственности кодекс не содержит.

Учитывая данное нами понятие юридической ответственности, административную ответственность можно определить следующим образом - это сложно правовое явление, состоящее в применение к лицу (субъекту), совершившему административное правонарушение , предусмотренных законом мер государственного принуждения в установленном для этого процессуальном порядке.

В комментариях к КоАП РФ, рассуждая об определении административной ответственности, отмечают следующее: «…анализ статей гл.1 Кодекса позволяет сделать вывод, что законодатель под административной ответственностью понимает назначение судьями, уполномоченными органами и должностными лицами предусмотренного КоАП наказания за административное правонарушение ».

В целом вопрос об определении понятия «административной ответственности» не носит дискуссионного характера, однако предметом бурных споров является выделение из административной ответственности самостоятельных (отличных) видов ответственности.

Дискуссионным является вопрос о выделении в качестве самостоятельного вида юридической ответственности финансовой (налоговой) ответственности. Полями сражения при этом были периодические издания, законодательные органы федерального уровня и субъектов федерации, залы судебных заседаний. Позиция одних заключалась в том, что налоговая ответственность (финансовая ответственность) является самостоятельным видом юридической ответственности. Этого же мнения придерживался и законодатель, в результате чего в налоговом законодательстве применялись следующие понятия - "финансовая ответственность", "налоговое правонарушение" и "налоговая ответственность" и дополнительно отсылочные нормы в части применения мер административной ответственности, если таковые предусмотрены КоАП. Выполняя фискальные задачи, законодатель постарался завуалировать административную ответственность за налоговые правонарушения, применяя понятие налоговые санкции. Это позволяло в упрощенном порядке (с позиции силы) решать вопросы привлечения к ответственности налогоплательщиков.

Другая точка зрения сводилась к тому, что правовая природа налогового правонарушения не отличается от природы административного правонарушения, поэтому ответственность за их совершение должна квалифицироваться как административная ответственность. Так, например, Л.А.Калинина отмечала: «Если рассматривать финансовую и налоговую ответственность как разновидность административной, то, очевидно, что принятие того или иного отраслевого закона, в том числе и кодифицированного, которым регулируется указанная сфера общественных отношений, не влечет возникновения нового подвида юридической ответственности. В противном случае следует признавать предпринимательскую, земельную, бюджетную, экологическую, аграрную, таможенную ответственность»[30] .

На наш взгляд, правы те авторы, которые не выделяют налоговую (финансовую) ответственность в качестве самостоятельного вида юридической ответственности.

Вряд ли можно поставить под сомнение, что именно институт административной ответственности является средством защиты в налоговых правоотношениях, в которых присутствует и административный контроль, и надзор. Принимаемые в налоговых отношениях меры административного принуждения имеют целью, прежде всего, предупреждение и пресечение налоговых правонарушений, а также соблюдение установленного законом порядка управления..

Автор согласен с точкой зрения С.Г. Пепеляева, изложенной им в Комментарии к главе 15 части первой НК РФ. «Термин «налоговая ответственность» применен законодателем в п.2 ст.108 НК РФ как синоним понятия «ответственность за совершение налогового правонарушения». Взыскания, установленные главой 16 НК РФ «Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение», являются мерами административной ответственности. «Основанием такой ответственности служит налоговое правонарушение как вид административного проступка. Специфических мер воздействия за нарушения налогового законодательства НК РФ не предусмотрено. Эти меры сводятся к применению типичного административного взыскания - штрафа»[31] .

К разрешению спора о правовой природе налоговых взысканий в виде штрафа был привлечен и Конституционный Суд России, который в Определении Конституционного Суда РФ от 05 июля 2001 г. N 130-О. По запросу Омского областного суда о проверке конституционности положения пункта 12 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации", занял позицию тех юристов, которые не признают налоговую ответственность как новый вид юридической ответственности. Конституционный Суд России указал, что санкции за налоговые правонарушения являются административно-правовыми, т. е. имеет место административно-правовая ответственность за налоговые правонарушения - «штрафные санкции, применяемые налоговыми органами за нарушение норм законодательства, направленного на обеспечение фискальных интересов государства, относятся к мерам взыскания административно-правового характера (за административные правонарушения) и осуществляются в рамках административной юрисдикции, а потому правосудие по такого рода делам, по смыслу статьи 118 (часть 2) и 126 Конституции Российской Федерации, осуществляется посредством административного судопроизводства».

В заключение данного параграфа подчеркнем, что к характерным особенностям административной ответственности можно отнести следующее:

- административная ответственность налагается за административные правонарушения;

- административная ответственность всегда представляет собой следствие противоправного действия (бездействия) юридического или физического лица;

- административная ответственность по преимуществу наступает вследствие правонарушений в сфере общегосударственных, а не частно-правовых интересов.

Основанием административной ответственности является административное правонарушение.

2.3 Правовое регулирование административной ответственности юридических лиц

Еще советском административном законодательстве существовала ответственность социалистических организаций. Но уже в начале 60-х годов от нее фактически отказались[1].

Долгое время вопрос о привлечении юридического лица к административной ответственности носил дискуссионный характер. В теории высказывались точки зрения, что этот институт чужд Кодексу и разрушает цельность его предмета регулирования.

Дискуссионность такой правовой категории, как ответственность юридического лица, вытекает из его сущности юридического лица как правовой фикции, что проявляется, в частности, в отсутствии у него рассудка и психического отношения к совершаемым им деяниям. Следовательно, является невозможным использование в отношении юридического лица классического понимания вины.

В действующем административном законодательстве вопрос о привлечении юридических лиц решен, и они выступают субъектами данной ответственности наравне с физическими лицами.

К слову сказать, вопрос об административной ответственности юридических лиц был раньше решен и реализован в практике , нежели чем в теории. Как отмечали, исследователи, за год до принятия нового КоАП РФ, «в этом вопросе столкнулись различные интересы, с одной стороны - теории, с другой - практики. Последняя давно уже освоила институт ответственности юридических лиц и довольно успешно использует его, хотя и вне рамок действующего КоАПа. Теория же административного права этот институт принимала, да и сейчас еще принимает с трудом».

Признание юридического лица субъектом административной ответственности на уровне единого закона означает, что в случае привлечения юридического лица к административной ответственности на него распространяются в равной мере общие задачи, принципы законодательства об административных правонарушениях, правила назначения административных наказаний, процессуальный порядок возбуждения, рассмотрения, вынесения решения о привлечении к ответственности и его исполнения. Например, юридическое лицо, как и физическое, не может нести дважды административную ответственность за одно и то же административное правонарушение; юридическое лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом; юридическое лицо, как и физическое лицо, в случае совершения административного правонарушения подлежит административной ответственности на основании закона, действовавшего во время и по месту совершения административного правонарушения. Исключение составляют случаи, если по смыслу данные нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу, например, невменяемость, совершение административного правонарушения группой лиц.

Обратимся к современном законодательному регулированию административной ответственности юридических лиц.

В соответствии с п.1 ст.2.10 КоАП РФ, юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II настоящего Кодекса или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Всего в Особенной части содержится более 200 юридических составов, субъектом которых является юридическое лицо: правонарушения, посягающие на права граждан, здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность, собственность, охрану окружающей природной среды и природопользования, в области промышленности, строительства и энергетики, сельского хозяйства, ветеринарии и мелиорации земель, дорожного движения, связи и информации, предпринимательской деятельности, финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг, на транспорте, в области таможенного дела; нарушения, посягающие на институты государственной власти и установленный порядок управления, общественный порядок и общественную безопасность, в области защиты Государственной границы РФ и обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории РФ.

Как следует из КоАП РФ, юридические лица подлежат административной ответственности и за нарушения законодательства субъектов РФ в случаях, если правонарушение предусмотрено законом соответствующего субъекта РФ.

Субъекты РФ с учетом п.«к» ч.1 ст.72 Конституции РФ могут устанавливать административную ответственность только в форме законов, но при этом местное законотворчество не должно нарушать норм КоАП РФ.

В заключение данного параграфа подчеркнем, что согласно ст. 1.7 КоАП РФ действие законодательства об административных правонарушениях во времени и в пространстве определяется по следующим правилам:

Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время и по месту совершения административного правонарушения. Время вступления в силу нормативного акта об административной ответственности может быть указано в самом акте (ст.1.7 КоАП РФ).

2.4 Состав административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, основания привлечения к ответственности. Вина юридических лиц

Как подчеркивается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 №7-П, из ч.2 ст.54 Конституции РФ следует, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями .

Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности. При этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности (п.1.1 Постановления).

Юридический состав административного правонарушения представляет собой совокупность четырех элементов:

- объект противоправного посягательства;

- субъект деликта (юридическое лицо);

- содержание деликта (объективная сторона),

- психоэмоциональный статус участников (субъективная сторона).

Отсутствие любого из них исключает как наличие состава в целом, так и соответственно, применение мер государственного принуждения.

Рассмотрим состав административного правонарушения применительно к юридическим лицам.

Объектом административного правонарушений являются общественные отношения, которые регулируются и охраняются нормами административного права в сферах исполнительной власти, предусматривающими применение видов административного наказания (ст. 3.2 КоАП РФ). Объектами административных правонарушений, согласно ст. 1.2 являются:

- защита личности;

- охрана прав и свобод человека и гражданина;

- охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения;

- защита общественной нравственности;

- охрана окружающей среды, установленного порядка осуществления государственной власти; общественного порядка и общественной безопасности, собственности;

- защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства.

Данные объекты по своей правовой характеристике являются родовыми объектами административных правонарушений, которые составляют неотъемлемую и самостоятельную часть общего объекта. Общим же профилактическим объектом является предупреждение административных правонарушений.

В особенной части раздела II при формулировании родовых объектов указаны два правовых критерия – отрасль и объект посягательства.

Различают также видовой объект - специфическая юридическая группа общественных отношений, являющаяся разновидностью родового объекта. В КоАП видовой объект достаточно полно и объемно регулирует административную ответственность: транспорт, дорожное движение, финансы, налоги и сборы, рынок ценных бумаг, таможенные дела.

Объективная сторона административного правонарушения характеризуется системой законодательных норм и правил, регулируемых административно-правовыми средствами и юридически значимыми признаками, важным внешним проявлением которых является деяние.

Объективная сторона правонарушения - это действие (бездействие), причинившее вред общественным отношениям, а также способ, место, время, орудия и средства совершения правонарушения и др. обстоятельства. Объективная сторона правонарушения может характеризоваться и такими признаками, как повторность, систематичность, злостность.

Субъектом правонарушения является тот, кто совершил административное правонарушение, применительно к рассматриваемой теме - юридическое лицо.

Для характеристики юридического лица как субъекта административного правонарушения его понятие заимствовано из гражданского права. Из содержания ст.48 ГК РФ вытекает, что юридическими лицами признаются коммерческие и некоммерческие организации, созданные в организационно-правовой форме, предусмотренной ГК РФ, и имеющие статус юридического лица.

В ч.3 ст.2.1 КоАП РФ закрепляется важное положение о том, что субъектом одного правонарушения могут быть одновременно и физическое, и юридическое лицо. При этом назначение наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо. Одновременно привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо. Следовательно, орган, рассматривающий конкретное дело об административном правонарушении, должен будет доказать вину как юридического лица, так и физического.

Субъективная сторона правонарушения выражается в «психическом» отношении субъекта к совершаемым действиям (бездействиям).

Является ли вина необходимым составом правонарушения? В настоящее время, этот вопрос решен законодателем и проведен через все законодательные акты об административной ответственности.

Обратимся прежде к определению вины юридического лица. Такое определение не раз давалось в юридической литературе. Так, классическое рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица. Рассмотренная таким способом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле» в этом коллективе. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст.106 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что «вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целом».

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица, когда вина юридического лица определяется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин»[32] .

КоАП РФ упоминает вину как элемент состава в целом группе статей.

Статья 2.1 КоАП РФ при формулировке состава административного правонарушения, совершенного юридическим лицом. Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина».

Важно заметить, что до принятия нового КоАП РФ, на практике возникали ситуации, когда бремя доказывания своей невиновности было возложено непосредственно на юридическое лицо (презумпция виновности). Поддерживали «презумпцию виновности юридических лиц» и ряд исследователей. Так, например, Л. Иванов, рассуждая о вине юридического лица отмечал: «Думается, здесь нужны подходы, гораздо более приближенные к цивилистике с ее презумпцией виновности нарушителя договорного обязательства.

Представляется, что для административного права не подходит и принцип презумпции невиновности, как он сложился в уголовном процессе. Да и Конституция говорит о презумпции невиновности только в отношении обвиняемого в преступлении».

Повторимся, в настоящее время это вопрос решен на законодательном уровне.

В соответствии со ст.26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст.2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм: но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Содержится указание на вину и в иных законодательных актах. Так, часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п.4 ст.110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица - прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. То есть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ. Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года N 257-О по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст.135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться как при умысле, так и при неосторожности, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные с прямым умыслом. Одновременное применение ч.1 и 2 ст.135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность. Последнее нашло подтверждение и в нормах нового КоАП РФ, указывающего на две формы вины:

В настоящее время суды оперируют формами вины «умысел» и «неосторожность» и в отношении юридических лиц. Приведем пример из практики:

«Открытое акционерное общество "Официна" (далее - ОАО "Официна") обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 3 по Ростовской области (далее - налоговая инспекция) от 08.07.03 N 9 о привлечении к ответственности по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде взыскания 40 000 рублей штрафа за неполное оприходование в кассу предприятия денежной наличности в сумме 220 293 рубля 82 копейки.

Решением суда от 29.09.03 в удовлетворении исковых требований отказано. Суд пришел к выводу, что ОАО "Официна" нарушен Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации, поэтому оно обоснованно привлечено к ответственности.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Не согласившись с принятым судебным актом, ОАО "Официна" обратилось с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Заявитель считает, что вина общества в совершении правонарушения отсутствует, поскольку оно само обратилось в правоохранительные органы с заявлением о проведении расследования по факту неоприходования денежных средств в кассу.

Отзыв на жалобу в суд не представлен. Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению ввиду следующего.

Как видно из материалов дела, ОАО "Официна" обратилось в межрайонную прокуратуру г. Миллерово Ростовской области с просьбой провести проверку по факту недостачи денежной наличности и товара в магазине РСУ "Строитель", выявленных в процессе инвентаризации.

Для оказания помощи в проведении расследования Управлению по борьбе с организованной преступностью ГУВД Ростовской области выделен сотрудник налоговой инспекции. По результатам проверки составлен акт от 07.07.03, согласно которому неоприходованная выручка в кассу предприятия составила 220 293 рубля 83 копейки.

8 июля 2003 года составлен протокол N 9, в котором директор общества Семеньков С.Н. пояснил, что проверка проводится по его заявлению, поскольку недостача выявлена в ходе инвентаризации на предприятии.

На основании протокола принято налоговым органом постановление от 10.07.03 N 1006 о привлечении ОАО "Официна" к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 рублей по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд руководствовался Порядком ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденным решением Совета директоров Центрального Банка Российской Федерации от 22.09.93 N 40, согласно которому для осуществления расчетов наличными деньгами каждое предприятие должно иметь кассу и вести кассовую книгу по установленной форме. Прием наличных денег кассами предприятия производится по приходным кассовым ордерам, подписанным главным бухгалтером или иным уполномоченным лицом.

Согласно статье 15.1 КоАП РФ нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций, выразившееся в осуществлении расчетов наличными деньгами с другими организациями сверх установленных размеров, неоприходовании (неполном оприходовании) в кассу денежной наличности, несоблюдении порядка хранения свободных денежных средств, а равно в накоплении в кассе наличных денег сверх установленных лимитов влечет наложение административного штрафа на юридичес ких лиц - от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда.

Общество указывает, что оно само обратилось в правоохранительные органы с заявлением о проведении расследования. По факту хищения материальных ценностей в магазине РСУ "Строитель" возбуждено уголовное дело в отношении и.о. директора Квартник И.И., продавцов Ярохиной М.С. и Насоновой Н.В. Таким образом, вины юридического лица в совершении правонарушения нет.

Однако факт обращения юридического лица в правоохранительные органы не освобождает от ответственности, поскольку событие правонарушения установлено материалами дела. Обращение общества в прокуратуру может быть квалифицировано судом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность.

Согласно части 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Поэтому суд обоснованно указал, что в действиях ОАО "Официна" имеется вина в форме неосторожности.

Судом всесторонне, полно и объективно исследованы фактические обстоятельства и материалы дела, им дана надлежащая оценка. Нормы права при разрешении спора применены судом правильно, нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов на основании статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не усматривается.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил: решение от 29.09.03 Арбитражного суда Ростовской области по делу А53-8934/03-С5-5 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия»http://www.allpravo.ru/diploma/doc10p0/instrum2571/item2576.html - _ftn6#_ftn6.

Как видно из приведенного примера, в отношении юридического лица установлена вина в форме неосторожности. Важно подчеркнуть, что законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это, прежде всего указанные в ст.2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния. Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутстует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п.3 ст.2 ГК гласит: "К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством".

Такая оговорка имеется в ст.11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства: применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

2.5 Виды правонарушений и наказаний юридических лиц за административные правонарушения

2.5.1 Ответственность за административные правонарушения в сфере финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг

Ответственность за данную группу правонарушений предусмотрена главой 15 КоАП РФ (административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг). Это следующие составы правонарушений:

- Нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций;

- Невыполнение обязанностей по контролю за соблюдением правил ведения кассовых операций;

- Нарушение срока постановки на учет в налоговом органе;

- Нарушение срока представления сведений об открытии и о закрытии счета в банке или иной кредитной организации;

- Нарушение сроков представления налоговой декларации;

- . Непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля и другие.

Практика налоговых органов при рассмотрении дел об административных налоговых правонарушениях свидетельствует о необоснованном применении административного законодательства и привлечении учредителей ( участников) юридических лиц к административной ответственности за совершение налоговых правонарушений. О фактах подобных противоречий в практике отмечает ряд исследователей.

В случае возникновения указанных ситуаций следует исходить из следующего.

В соответствии со ст.56 Гражданского кодекса РФ учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом либо учредительными документами юридического лица. Юридическое лицо участвует в гражданском обороте посредством действий своих органов, а именно руководителя юридического лица. В связи с чем административная ответственность за нарушения налогового законодательства может применяться только к должностным лицам организации.

На практике, юридическое лицо, зачастую отрицает свою ответственность ссылаясь на трудовой договор с работником, по вине которого произошло административное правонарушение. Приведем пример из практики:

«Федеральный арбитражный суд Московского округа установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Малтэр-М" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об оспаривании постановления инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 21 по Юго-Восточному административному округу г. Москвы (далее - инспекция) от 02.06.03 №3/176, касающегося привлечения к административной ответственности на основании статьи 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП).

Решением от 03.07.03 оспариваемое постановление признано незаконным и отменено.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.09.03 решение отменено, в удовлетворении требования заявителя отказано.

Требования о проверке законности постановления от 25.09.03. в кассационной жалобе общества основаны на том, что при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта арбитражным судом апелляционной инстанции неправильно применена статья 2.1 КоАП.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция возражала против содержащихся в ней доводов, ссылаясь на их неосновательность.

В судебном заседании арбитражного суда кассационной инстанции, которое состоялось 08.12.03. правовая позиция представителей лиц, участвующих в деле, сводилась к следующему:

- представитель общества объяснил, что доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поддерживает;

- представитель инспекции объяснил, что относительно кассационной жалобы возражает, поскольку содержащиеся в ней доводы неосновательны.

Законность постановления от 25.09.03 арбитражным судом кассационной инстанции проверена в соответствии с требованиями, предъявляемыми статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Статьей 14.5 КоАП установлена административная ответственность за продажу товаров без применения в установленных законом случаях контрольно-кассовых машин.

Согласно статье 1 Закона от 18.06.93 N 5215-1 "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" применение контрольно-кассовых машин предусмотрено для всех предприятий при осуществлении ими денежных расчетов с населением при осуществлении торговых операций или оказании услуг.

Продажа лейкопластыря на сумму 15 рублей обществом произведена без применения контрольно-кассовой машины, что послужило основанием для привлечения его к административной ответственности на основании статьи 14.5 КоАП постановлением инспекции от 02.06.03 N 3/176.

Основанием для признания незаконным и отмены этого акта послужили выводы арбитражного суда первой инстанции о необоснованном привлечении общества к административной ответственности, установленной статьей 14.5 КоАП. При этом арбитражный суд исходил из того, что обществом были приняты все зависящие от него меры по соблюдению законодательства о применении контрольно-кассовых машин: с фармацевтом Ракитиной A.Л., допустившей продажу товара без применения контрольно-кассовой машины, 01.04.03 заключен договор N 1. Согласно этому трудовому договору упомянутое лицо обязалось производить отпуск лекарственных и сопутствующих товаров с применением контрольно-кассовой машины.

С этим выводом арбитражный суд апелляционной инстанции не согласился, сославшись на то, что наличие трудового договора с названным работником основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности не является. Вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что обществом приняты все зависящие от него меры по соблюдению законодательства о применении контрольно-кассовых машин, не соответствует установленным им по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, законные основания для привлечения общества к административной ответственности, установленной статьей 14.5 КоАП, имелись.

Выводы арбитражного суда апелляционной инстанции о применении нормы права установленным им по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам соответствуют.

Сведений, опровергающих эти выводы, в кассационной жалобе и приложенных к ней документах не содержится.

По изложенным мотивам арбитражным судом кассационной инстанции не применены законы, нормативные правовые акты, ссылками на которые обоснована кассационная жалоба.

Нормы процессуального права, несоблюдение которых в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены постановления апелляционной инстанции, не нарушены.

Руководствуясь статьями 284, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Москвы от 25.09.03 по делу N А40-25202/03-94-280 оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "Малтэр-М" без удовлетворения»[33] .

Таким образом, как видно из приведенного пример, суд отказал в иске о признании незаконным постановления налогового органа, указав, что наличие трудового договора с работником, допустившим административное нарушение, основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности не является.

Стоит заметить, что судебная практика по данному вопросу противоречива. Если в вышеприведенном примере, юридическое лицо признано виновным, то в нижеследующем примере, организация избежала административной ответственности:

«Федеральный арбитражный суд Уральского округа по проверке в кассационной инстанции законности решений и постановлений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях, в составе: председательствующего, судей, рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции МНС РФ по Кировскому району г. Уфы на решение от 10.07.2003 Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу №А07-8985/03.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, их представители в судебное заседание не явились.

Ходатайств не поступило.

ООО "Ла Пиэль" обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Инспекции МНС РФ по Кировскому району г. Уфы о признании незаконным и отмене постановления от 05.06.2003 N 4110 о назначении административного наказания в виде штрафа в размере 30000 рублей.

Решением от 10.07.2003 Арбитражного суда Республики Башкортостан заявленные требования удовлетворены.

В апелляционной инстанции решение суда не пересматривалось.

Инспекция МНС РФ по Кировскому району г. Уфы с решением суда не согласна, просит его отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать, Ссылаясь на то, что к ответственности за неприменение контрольно-кассовой машины подлежит привлечению юридическое лицо как субъект административных правоотношений.

Законность судебного акта проверена в порядке ст.ст. 274, 284, 286 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, Инспекцией МНС РФ по Кировскому району г. Уфы 02.06.2003 проведена проверка торговой точки, принадлежащей ООО "Ла Пиэль", в ходе которой установлен факт продажи продавцом Нафиковой Э.М. одной мужской куртки из натуральной кожи (модель 061) по цене 5800 руб. без применения контрольно-кассовой машины.

Данные обстоятельства отражены в акте проверки от 02.06.2003 N 144130, протоколе об административном правонарушении от 02.06.2003 N 144130/3. Постановлением налогового органа от 05.05.2003 N 4110 000 "Ла Пиэль" привлечено к административной ответственности по ст. 14.5

Кодекса РФ об административных правонарушениях в виде взыскания штрафа в сумме 30000 рублей, которое оспорено заявителем в арбитражном суде.

Удовлетворяя заявленные требования и отменяя постановление налогового органа, арбитражный суд исходил из отсутствия вины в действиях ООО "Ла Пиэль".

Вывод суда является правильным, соответствует материалам дела и административному законодательству.

Согласно п. 1 ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В соответствии со ст.ст. 2.1, 2.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения и подлежит административной ответственности за совершение административного правонарушения в случаях, предусмотренных статьями раздела II Кодекса или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Поскольку арбитражным судом установлено и материалами дела подтверждается, что контрольно-кассовая машина была не применена по вине продавца Нафиковой Э.М., а со стороны ООО "Ла Пиэль" были приняты все необходимые и достаточные меры для нормальной работы продавца с кассовым аппаратом (л.д. 23, 25-26, 42-43), вывод арбитражного суда об отсутствии оснований для привлечения юридического лица к административной ответственности является правильным.

С учетом изложенного, оснований для принятия доводов заявителя кассационной жалобы и отмены судебного акта не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 286, 287, 289 АПК РФ суд постановил:

Решение от 10.07.2003 Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу N А07-8985/03 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения»[34] .

Проблемный вопрос не разрешен и в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 июля 2003 г. №16 «О некоторых вопросах практики применения административной ответственности, предусмотренной статьей 14.5 настоящего Кодекса, за неприменение контрольно-кассовых машин»[35] .

Это не единственный проблемный практический вопрос. Как отмечают практики, обзор судебной практики по налоговым спорам организаций (юридических лиц) показывает, что, в основном, вынесение налоговыми органами решений о привлечении организаций к налоговой ответственности (административной ответственности) за правонарушения, предусмотренные главой 16 НК РФ, происходит без установления вины должностных лиц данных организаций, хотя таковая является непременным условием привлечения к ответственности организации - нарушителя налогового законодательства. Как отмечает Ю.Кизилов, такая ошибка свойственна и арбитражным судам.

На наш взгляд, это серьезная проблема административного правоприменения, т.к. презумпция невиновности является одним из принципов, закрепляемых Конституцией РФ и процессуальными кодифицированными актами.

В этой связи подчеркнем, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения (п.4 ст.110 НК РФ).

Однако, как подчеркивает В.Кизилов, разработанный налоговым органом инструментарий по привлечению к ответственности организаций изначально не предусматривает установление причинно-следственной связи между виновным деянием организации и виной ее должностных лиц и/или представителей. Утвержденная МНС РФ форма Решения о привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения[36] (ее описательная часть) содержит лишь:

- изложение обстоятельств совершенного организацией налогового правонарушения, как они установлены проведенной проверкой (в субъективной оценке работника налогового органа);

- документы и иные сведения, которые подтверждают указанные обстоятельства, а также обстоятельства отягчающие ответственность;

- оценку представленных организацией доказательств, опровергающих факты, выявленные проверкой (в большинстве случаев налоговый орган не утруждает себя включением в решение вообще каких-либо доказательств, представленных организацией, не говоря об их оценке).

Таким образом, на практике презумпция невиновности юридического лица, остается декларацией.

Безусловно, что юридические лицо могут и должны отстаивать свои права в судебном порядке, апеллируя к нормам НК РФ и КоАП РФ.

На наш взгляд, еще одним вариантом решения сложившейся проблематики было бы принятие руководящих разъяснений Пленумом ВС РФ по вопросу привлечения юридического лица к административной ответственности.

2.5.2 Ответственность за административные правонарушения в сфере таможенного дела

Административная ответственность за правонарушения в области таможенного дела (нарушения таможенных правил) установлена гл.16 КоАП РФ. Это следующие группы составов правонарушений:

- Незаконное перемещение товаров и (или) транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации;

- Недекларирование либо недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств;

- Перемещение товаров и (или) транспортных средств с несоблюдением мер по защите экономических интересов Российской Федерации и других запретов и ограничений;

- Неуведомление при ввозе товаров и (или) транспортных средств о пересечении таможенной границы Российской Федерации

- Нарушение режима зоны таможенного контроля;

- Непринятие мер в случае аварии или действия непреодолимой силы;

- Несоблюдение правил перемещения транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации;

- Неправомерные действия с помещенными под определенный таможенный режим товарами и (или) транспортными средствами;

- Нарушение порядка пользования либо распоряжения условно выпущенными товарами и (или) транспортными средствами и другие.

В качестве одного из упущений законодателя в КоАП РФ исследователи называют то, что не была принята во внимание презумпция виновности юридического лица при совершении им таможенного правонарушения. Эта презумпция виновности была выявлена Конституционным Судом в Постановлении N 7-Пhttp://www.allpravo.ru/diploma/doc10p0/instrum2571/item2580.html - _ftn1#_ftn1.

Исходя из Постановления N 7-П, законодатель вправе освободить органы государственной власти от бремени доказывания вины субъектов правонарушений, если последним обеспечена возможность подтвердить свою невиновность. По смыслу оспаривавшихся норм Таможенного кодекса, презумпция виновности установлена для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, нарушивших таможенные правила. Ряд международно-правовых актов допускает претерпевание лицом, виновность которого не должна доказываться государственными органами, неблагоприятных последствий нарушения таможенных правил при условии, что ему предоставляется возможность доказать свою невиновность. Российская Федерация в своем таможенном законодательстве не может не учитывать этот подход, поскольку интересы защиты экономической основы суверенитета требуют признания принципа единства и взаимности, согласно которому государство не может ставить себя в невыгодные с точки зрения таможенных режимов правовые условия по сравнению с другими странами (п.1.1 Постановления N 7-П).

Основной аргумент в защиту принципа невиновной ответственности за таможенные правонарушения - трудности в доказывании вины нарушителя таможенных правил, особенно если нарушение произошло в результате действий иностранного контрагента, не стал аргументом для законодателя в виде исключения категории вины юридического лица.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством, в отсутствие вины нарушителя ответственность за нарушение таможенных правил применяться не может .

Одним из спорных на практике является вопрос о привлечении к административной ответственности юридического лица – правопреемника. Приведем пример из практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ставропольского края от 18.09.2000 по делу N А63-2324/99-С4 и постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.11.2000 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Минераловодское отделение Северо-Кавказской железной дороги обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском о признании недействительными постановления Минераловодской таможни от 21.09.99 по делу о нарушении таможенных правил N 08900-524/99 и свидетельства от 06.03.92 N 08900/10, выданного Минераловодской таможней о признании станции "Скачки" Северо-Кавказской железной дороги декларантом.

Решением от 18.04.2000 в удовлетворении иска отказано.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 27.06.2000 решение отменил, дело передал на новое рассмотрение.

Решением от 20.07.2000 исковое требование в отношении постановления таможни удовлетворено. В части требования о признании недействительным свидетельства суд, приняв заявленный истцом отказ от иска, производство по делу прекратил.

Постановлением апелляционной инстанции от 18.09.2000 решение в части признания недействительным постановления таможни отменено и в этой части в иске отказано, в остальной части решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 22.11.2000 оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается отменить постановления апелляционной и кассационной инстанций в части отмены решения об удовлетворении требования в отношении постановления таможни и оставить в этой части в силе решение суда первой инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, в результате проверки, проведенной Минераловодской таможней в июне 1999 года, станция "Скачки" Северо-Кавказской железной дороги признана лицом, совершившим в 1996 году нарушение таможенных правил, предусмотренное статьей 282 Таможенного кодекса Российской Федерации, в связи с чем оформлен протокол от 28.06.99 N 08900-524/99.

Минераловодской таможней 21.09.99 принято постановление, в соответствии с которым лицом, совершившим указанное нарушение таможенных правил и подлежащим привлечению к ответственности, признано Минераловодское отделение Северо-Кавказской железной дороги. При этом в постановлении указано, что производство по делу в отношении станции "Скачки" прекращено, поскольку она не является юридическим лицом и входит в состав отделения как структурное подразделение.

Принимая решение об удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что станция "Скачки" в связи с реорганизацией в декабре 1997 года была присоединена к Минераловодскому отделению железной дороги, вследствие чего утратила статус самостоятельного предприятия и юридического лица; Минераловодское отделение правонарушение, которое ему вменяется таможней, не совершало и, следовательно, не может быть подвергнуто штрафу за другое предприятие.

Апелляционная и кассационная инстанции в обоснование отмены решения суда первой инстанции в отношении постановления таможни указали, что Минераловодское отделение является правопреемником станции "Скачки", и поэтому таможня обоснованно признала отделение совершившим нарушение таможенных правил и привлекла его к ответственности.

Выводы апелляционной и кассационной инстанций являются неправомерными.

То обстоятельство, что реорганизация имела место и станция "Скачки" с декабря 1997 года прекратила деятельность как юридическое лицо, подтверждается материалами дела и является установленным фактом.

Согласно пункту 3 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Статья 58 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующая вопросы правопреемства при реорганизации юридических лиц, не предусматривает возможность ее применения к административным правоотношениям, к категориям которых относятся таможенные отношения.

В соответствии с главой 38 Таможенного кодекса Российской Федерации в качестве субъекта ответственности за нарушение таможенных правил может выступать только лицо, непосредственно совершившее правонарушение.

Нормы, предусматривающей возможность правопреемства в отношении административной ответственности за нарушение таможенных правил при реорганизации юридического лица, Таможенный кодекс Российской Федерации не содержит.

Таким образом, законных оснований для отмены решения суда первой инстанции о признании недействительным постановления таможни о привлечении Минераловодского отделения железной дороги к ответственности не имелось.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ставропольского края от 18.09.2000 по делу N А63-2324/99-С4 и постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.11.2000 по тому же делу в части отказа Минераловодскому отделению Северо-Кавказской железной дороги в иске о признании недействительным постановления Минераловодской таможни от 21.09.99 отменить, оставив в этой части в силе решение Арбитражного суда Ставропольского края от 20.07.2000.

В остальной части указанные судебные акты оставить без изменения»http://www.allpravo.ru/diploma/doc10p0/instrum2571/item2580.html - _ftn3#_ftn3.

Как видно из примера юридическое лицо – правопреемник избежало ответственности. Однако такой ответственности не избежать по действующему административному законодательству (данные положения, конечно же, не имеют обратной силы).

Итак, в соответствии с п.3-6 ст.2.10 КоАП РФ, при реорганизации юридического лица к административной ответственности привлекаются:

- при слиянии нескольких юридических лиц к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается вновь возникшее юридическое лицо;

- при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается присоединившее юридическое лицо;

- при разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено административное правонарушение;

- при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается вновь возникшее юридическое лицо.

Подчеркнем, что административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации.

Таким образом, возвращаясь к приведенному примеру, подчеркнем, что в случае, если административное правонарушение было выявлено в настоящее время, то юридическое лицо правопреемник было бы привлечено к ответственности.


2.6 Пределы административной ответственности юридических лиц

Закрепление в качестве субъекта административного правонарушения юридического лица является новеллой Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ (далее - КоАП РФ). Законодатель в Особенной части КоАП РФ выделяет около 200 таких составов.

В ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ закреплено важное положение о том, что субъектом одного правонарушения могут быть одновременно и физическое, и юридическое лицо. При этом назначение наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо.

После вступления в силу с 1 июля 2002 года нового Кодекса об административных правонарушениях, в результате проверок соблюдения его положений, участились случаи, когда по факту одного выявленного административного правонарушения контролирующими органами составляются протоколы в отношении всех, указанных в статье КоАП РФ, субъектов административного права - юридического, должностного и физического лица (работника). По результатам рассмотрения дел об административном правонарушении указанные субъекты одновременно привлекаются к административной ответственности в рамках санкций, предусмотренных в КоАП[37] .

Только при наличии определенных фактов и доказательств, такие действия контролирующих органов являются законными и обоснованными. Однако, в результате того, что ст. 2.10 КоАП РФ допускает неоднозначное толкование порядка привлечения к административной ответственности юридического лица и четко не разграничивает ответственность между иными субъектами административного права, у контролирующих органов есть возможность злоупотреблять своими полномочиями. В каждом случае совершения административного правонарушения необоснованно привлекать к ответственности одновременно юридическое, должностное и физическое лицо.

Большое количество жалоб на действия и решения должностных лиц, а также отсутствие устоявшейся арбитражной практики является подтверждением неурегулированности порядка привлечения к административной ответственности юридического лица. Арбитражные суды разных округов по аналогичным вопросам зачастую принимают противоположные решения.

Настоящая статья имеет своей целью изучить в каких случаях привлечение юридического лица является законным и обоснованным, а в каких - злоупотреблением полномочиями и нарушением установленного КоАП РФ порядка привлечения к административной ответственности юридических лиц.

1. Прежде всего, необходимо выяснить общие условия и порядок привлечения к административной ответственности. Определение административного правонарушения дается в ст. 2.1 КоАП РФ. Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое предусмотрена административная ответственность. Таким образом, обязательными условиями привлечения к ответственности является противоправность действий (бездействий) и виновность в их совершении.

Ответственность как мера государственного воздействия должна применяться только в случаях и в порядке, четко предусмотренных законом. Исчерпывающий перечень административных правонарушений, за совершение которых лицо привлекается к административной ответственности содержится в КоАП РФ и других нормативно-правовых актах. Основания и порядок привлечения к ответственности также закреплены в КоАП РФ.

Одновременное наличие и доказанность объективной и субъективной стороны необходимо и достаточно для привлечения к административной ответственности. Объективная сторона, то есть фактические обстоятельства правонарушения, и ее установление не связано с особенностями правонарушителя. Субъективная же сторона правонарушения выражается в вине. При этом вина физического лица отражает психическое отношение лица к совершенному деянию и его последствиям. Сложнее обстоит дело с установлением вины юридического лица, а значит и с привлечением его к административной ответственности.

2. Юридическое лицо является специальным субъектом административного права. При этом, КоАП РФ не дает своего определения юридического лица. Поэтому в целях настоящей статьи необходимо обратиться к гражданско-правовому определению данного субъекта права. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Необходимо определить, каким образом юридическое лицо проявляет свое волеизъявление, и какие решения и действия необходимо считать исходящими от имени юридического лица[38] .

Согласно ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие, то есть принимающие решения, в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Должностные лица (директор, бухгалтер и др.) и работники организации (менеджеры, агенты, продавцы и др.), реализующие решения органов юридического лица и принимающие решения в рамках предоставленных полномочий, являются непосредственными исполнителями "воли" юридического лица и не влияют на ее формирование.

Таким образом, к административной ответственности юридическое лицо может быть привлечено лишь за противоправные действия (бездействия), исходящие от органов юридического лица в рамках их компетенции. Компетенция и порядок работы органов юридического лица закреплены законодательством и в учредительных документах.

Не вызывает сомнений, что юридическое лицо является специальным субъектом административного права, и поэтому законодатель предусмотрел особенности для его привлечения к административной ответственности. В п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ предусмотрен особый порядок установления вины юридического лица в совершении административного правонарушения. Вина юридического лица считается установленной, если доказано, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Только установив и доказав, что юридическое лицо приняло не все необходимые меры, можно установить вину юридического лица и привлечь его к административной ответственности.

3. Порядок привлечения юридических лиц к административной ответственности одинаков по всем видам и составам административных правонарушений. Рассмотрим, к примеру, проведение проверки налоговым органом соблюдения контрольно-кассовой дисциплины в торговой организации. При проведении контрольной закупки продавец, приняв деньги, не выбил контрольно-кассовый чек, тем самым нарушил ст. 14.5 КоАП РФ. Представители налоговой инспекции по данному факту составили три протокола в отношении юридического лица, в отношении генерального директора и продавца магазина. В описательной части всех трех протоколов закреплены обстоятельства совершения продавцом административного правонарушения. При рассмотрении дела об административном правонарушении руководитель налоговой инспекции, установив, что контрольно-кассовый чек не был выбит, принял решение о привлечении к административной ответственности всех трех субъектов и наложении штрафа в соответствии со ст. 14.5 КоАП РФ. При этом, налоговая инспекция, не устанавливая, в чем конкретно выразилась вина каждого субъекта правонарушения, посчитала, что факта неприменения продавцом ККМ достаточно для привлечения его, а так же должностного и юридического лица к административной ответственности.

Юридическое лицо не согласилось с решением налоговой инспекции о привлечении к административной ответственности. Так как контрольно-кассовая машина была приобретена, состояла на учете в специализированном техническом центре, на момент проверки находилась в исправном состоянии, продавец был обучен работе на ККМ и предупрежден о необходимости ее применения. Юридическое лицо выполнило все требования законодательства о применении ККМ. Административное правонарушение произошло по вине продавца, не выбившего кассовый чек и, по мнению юридического лица, в данном случае нет оснований для привлечения его к ответственности.

Привлечение к ответственности за неиспользование контрольно-кассовой машины - один из часто встречающихся случаев привлечения юридического лица к ответственности за действия работника. Однако, вышеописанный порядок проведения проверок контролирующими органами подходит для всех административных правонарушений, где одним из субъектов ответственности может быть организация. В конечном счете, решение вопроса о привлечении лица к административной ответственности зависит от контролирующего органа или должностного лица. Такая обстановка способствует злоупотреблениям со стороны проверяющих, необоснованному привлечению к административной ответственности и ущемлению прав хозяйствующих субъектов.

Для привлечения к ответственности юридического лица, по мнению налоговой инспекции, достаточно того, что продавец на момент проверки выступал представителем юридического лица и действовал в сделке купли-продажи от имени юридического лица. Таким образом, ответственность за административное правонарушение, совершенное продавцом, должно нести и юридическое лицо. С такими выводами нельзя согласиться. Установление судами, контролирующими органами и должностными лицами дополнительных условий административной ответственности противоречит п. 3 ст. 1.5 КоАП РФ, где указывается, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, подлежит административной ответственности только за административные правонарушения, в отношении которых установлена и доказана его вина. Лицо считается не виновным пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело[39] .

Принимая позицию налоговой инспекции, арбитражные суды, используя нормы гражданского права о представительстве, ошибочно делают вывод, что "продавцом в договоре розничной купли продажи является субъект предпринимательской деятельности (юридическое лицо или предприниматель), а его работник в данном случае вступает в правоотношение с покупателем от имени продавца и стороной в сделке не является. Соответственно и в правоотношении, возникающем по поводу предпринимательской деятельности, стороной выступает не работник, а юридическое лицо или предприниматель. Поэтому и административную ответственность за нарушение правил применения ККМ при осуществлении расчетов с физическими лицами, государство вправе возложить именно на юридическое лицо, что не препятствует последнему в установленном законом порядке предъявлять требование о возмещении ущерба, нанесенного ему по вине работника" (дело №А63-336/03-С4, Ф08-5052/03-1947А). Основанием таких решений является Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 августа 1999 года № 10. Вышеуказанные выводы противоречат нормам и принципам административного права и являются причиной незаконного привлечения к административной ответственности юридических лиц.

Смысл правовой ответственности и наказания, согласно ст. 3.1 КоАП РФ, заключается в применении мер государственного принуждения к правонарушителю как неизбежного результата его противоправных деяний. Целью наказания является предупреждение совершения правонарушений виновным лицом вновь и предупреждение правонарушений другими лицами. Административное наказание - реакция на совершение административного правонарушения, мера ответственности за него. Оно не является ущербом и не может взыскиваться в порядке регресса с другого лица, что предлагает делать арбитражный суд.

Юридическое лицо может подлежать административной ответственности только за деяния, исходящие от его органа и выразившиеся в непринятии всех мер, необходимых для соблюдения норм административного законодательства его должностными лицами и работниками. Оно, как и любой субъект, не может быть привлечено к ответственности и подвергнуто наказанию за чье-либо правонарушение. Если работник юридического лица совершает административное правонарушение, то административной ответственности и наказанию подлежит только он. Ответственность имеет индивидуально-определенный характер и не может переходить от одного субъекта к другому.

Практика Федерального арбитражного суда Центрального округа подтверждает приведенные в настоящей статье выводы. Судом придается принципиальное значение наличию и доказанности вины юридического лица. Такая практика полностью соответствует ст. 1.5 КоАП РФ, в которой указано, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

В заключении необходимо отметить, что в настоящее время у контролирующих органов и должностных лиц, на которые возложена функция привлечения к административной ответственности, остается возможность наложения административного наказания на юридических лиц без установления вины. Этому способствует сложившаяся в некоторых округах арбитражная практика и неопределенность по данному вопросу Пленума Высшего Арбитражного Суда. По всем составам административных правонарушений, в которых предусмотрена ответственность юридического лица, возможно привлечение его за действия любого работника, в том числе и технического персонала. При таких обстоятельствах теряется смысл, к примеру, приобретать контрольно-кассовую технику и нести расходы, связанные с ее эксплуатацией. Так как, даже если организация и директор исполнили все требования законодательства по применению ККМ, и при этом продавец забыл или специально не выбил чек, то в таком случае юридическое лицо и директор все равно будут подлежать административному наказанию в той же мере как, если бы они вообще не приобретали контрольно-кассовую технику.

По мнению практикующих юристов, применение нового КоАП РФ в отношении юридических лиц и сложившаяся практика привлечения их к административной ответственности однозначно требует коррекции со стороны Пленума Высшего Арбитражного Суда. Кроме того, необходим особый контроль за действиями контролирующих органов и должностных лиц на предмет их соответствия законодательству Российской Федерации. Только неуклонное соблюдение ими условий и порядка привлечения юридических лиц к административной ответственности, установленного КоАП РФ, может исправить сложившуюся практику.


Заключение

Итак, в заключение работы подведем итоги проделанному исследованию.

1. Административную ответственность необходимо рассматривать как правовой институт, как правоотношение и как обязательный элемент административно-правового статуса юридического лица.

2. Институт административной ответственности в смысле нормативного его определения представляет собой совокупность материальных и процессуальных административно-правовых норм, которые регулируют общественные отношения по применению в установленном законом порядке уполномоченными органами и должностными лицами предусмотренных в санкциях правовых норм административных взысканий к лицам, признанным виновными в совершении административных правонарушений. Административная ответственность как институт административного права предполагает определение понятия административного правонарушения, видов административного взыскания, системы органов административной юрисдикции, а также стадий производства по делам об административных правонарушениях.

3. Административная ответственность является обязательным элементом административно-правового статуса юридического лица и выступает в качестве административно-правовой гарантии надлежащей реализации прав и обязанностей юридических лиц в различных областях государственного регулирования.

4. Понятие административного правонарушения раскрывается нами путем анализа содержания элементов, образующих его состав: объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны. Это противоправное, виновное действие либо бездействие юридического лица, которое посягает на права и свободы человека и гражданина, собственность, окружающую природную среду, государственный и общественный порядок, порядок управления и за которое законодательством предусмотрена административная ответственность юридического лица.

5. Виновность - ключевой признак административного правонарушения. Только виновное (умышленное или неосторожное) нарушение юридическим лицом установленных правил влечет административную ответственность.

6. Как показывает исследование, на практике возникают ошибки в связи с привлечением к административной ответственности юридических лиц. Допускают такие ошибки, в том числе, и судебные органы.

В этой связи, на наш взгляд, вариантом решения сложившейся проблематики было бы принятие руководящих разъяснений Пленумом ВС РФ по вопросу привлечения юридического лица к административной ответственности.


Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации. – М.: Юрайт, 2009

2. ФЗ РФ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30 декабря 2001 г.

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. от 24.07.2009г.) «ВИТРЭМ», 2009

4. Федеральный закон от 25.04.2002 № 41-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

5. Федеральный закон от 11.11.2003 № 138-ФЗ «О лотереях»

6. Федеральный закон от 08.12.2003 № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР»

7. Федеральный закон от 23.12.2003 № 185-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

8. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая (в ред. от 19.07..2009). – М.: «Статут», 2009

9. Трудовой кодекс Российской Федерации. (в ред. от 17.07.2009г.) М.: ООО «ВИТРЭМ», 2009

10. Постановление Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. от 20.11.2008 г.)

11. Административное право (Общая часть) / Под ред. В. П. Сальникова. – СПб.: СПб., 2007.

12. Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. М., 2008.

13. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955.

14. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981.

15. Алехин А.П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право РФ. Учебник. М., 1997.

16. Бахрах Д.Н. Принуждение и ответственность по административному праву. Екатеринбург, 1999.

17. Бельский К.С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. № 12.

18. Беко Организация уголовной юстиции в главнейшие историчекие эпохи. СПб., 1867. С. 28-29.

19. Борисов А.Н., Махров И. Е. Административное производство в судах и органах исполнительной власти. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М., 2007.

20. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). М., 1976.

21. Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976.

22. Варкалло В. Ответственность по гражданскому праву (возмещение вреда – функции, виды, границы). М., 1978.

23. Ветрова Г. Н. Санкции в судебном праве. М., 1991.

24. Виговский Е.В. Административная ответственность в области предпринимательской деятельности // Главная книга. – 2002. – № 16. – с. 80-91

25. Габричидзе Б.Н., Елисеев В. П. Российское административное право. М., 1998.

26. Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регулирование. Воронеж, 1976.

27. Гоббс Т. Сочинения. Т. 2. М., 1991. С. 244.

28. Горский Д. П. Определение (Логико-методологические проблемы). М., 1974

29. Дубинин Н. П., Карпец И. И., Кудрявцев В. Н. Генетика. Поведение. Ответственность. М., 1982.

30. Жилиженко А.А. Очерки по общему указанию о наказании. Пб., 1923.

31. Иванов Л. Административная ответственность юридических лиц // Российская юстиция. 2001. № 3.

32. Калужный С. А. Объяснения нарушителя трудовой дисциплины (правовые вопросы) // Правоведение. 1986. № 6. С. 64.

33. Кант И. Сочинения. Т. 2. М., 1964. С. 246.

34. Колесниченко Ю.Ю. Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. 2003. № 1.

35. Колесниченко Ю.Ю. Некоторые вопросы административной ответственности юридических лиц // Журнал российского права. 1999. № 10.

36. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Э.Г. Липатова, С.Е. Чаннова. М.,"ГроссМедиа"2008.

37. Коренев А. П. Административное право России. Учебник в 3-х т. Часть 1. М., 2008.

38. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М., 1981.

39. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985.

40. Марченко М.Н. Теория государства и права. Учебник. М., 2008.

41. Новоселова Л.А. Взыскание денежных средств по решению суда // Законодательство. 1998. № 4.

42. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. М., 2008.

43. Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц. Автореф.дисс.канд.юрид.наук М., 2001.

44. Петров М.П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф.дисс.канд.юрид.наук. Саратов, 1998.

45. Попов Л.Л., Шергин А.П. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975.

46. Производство по административным правонарушениям. Свердловск, 1980.

47. Салищева Н.Г. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М.,ПРОСПЕКТ. 2009.

48. Советское административное право: Учебник. М., 1985.

49. Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий к кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях: – М.: Юрайт-М, 2009

50. Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 2. СПб., 1895. С. 781.

51. Студеникина М.С. Соотношение административного права и административной ответственности // Советское государство и право. 1986. № 10.

52. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К.Бабаева. – М.: Юристъ, 2003

53. Трубецкой С. Н. Учение о Логосе в его истории. Собр. соч. Кн. 4. СПб., 1906. С. 453.

54. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Учебное пособие. Т. 2. М., 1995.

55. Правовая система «Консультант плюс» 2009.


[1] Бельский К. С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. № 12. С. 12-20.

[2] Беко. Организация уголовной юстиции в главнейшие исторические эпохи. СПб., 1867. С. 28-29.

[3] См.: Трубецкой С. Н. Учение о Логосе в его истории. Собр. соч. Кн. 4. СПб., 1906. С. 453.

[4] См.: Горский Д. П. Определение (Логико-методологические проблемы). М., 1974. С. 254-255.

[5] Гоббс Т. Сочинения. Т. 2. М., 1991. С. 244.

[6] Полное собрание законов Российской империи. Т. IV. СПб., 1830. С. 642-643.

[7] См.: Кант И. Сочинения. Т. 2. М., 1964. С. 246.

[8] См.: Студеникина М. С. Соотношение административного права и административной ответственности // Советское государство и право. 1986. № 10. С. 27; Попов Л. Л., Шергин А. П. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975. С. 126; Бахрах Д. Н. Принуждение и ответственность по административному праву. Екатеринбург, 1999. С. 33-34.

[9] Термин «отрицательная оценка» предложил в 1950 г. ученый-правовед Б. С. Утевский и работе «Вина в советском уголовном праве». М., 1950. С. 75.

[10] Галаган И. А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регулирование. Воронеж, 1976. С. 105.

[11] См.: Студеникина М. С. Соотношение административного правонарушения и административной ответственности // Советское государство и право. 1968. № 10. С. 27.

[12] См.: Калужный С. А. Объяснения нарушителя трудовой дисциплины (правовые вопросы) // Правоведение. 1986. № 6. С. 64.

[13] См.: Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 2. СПб., 1895. С. 781.

[14] Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 92, 164.

[15] См.: Попов Л. Л., Шергин А. П. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975. С. 38-39; Галаган И. А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 41, 57.

[16] Жилиженко А. А. Очерки по общему указанию о наказании. Пб., 1923. С. 96.

[17] См.: Бахрах Д. Н. Административная ответственность граждан в СССР. Свердловск, 1989. С. 153.

[18] Производство по административным правонарушениям. Свердловск, 1980. С. 56.

[19] Конституция Российской Федерации. – М.: Юрайт, 2009

[20] ФЗ РФ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30 декабря 2001 г.

[21] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. от 24.07.2009г.) «ВИТРЭМ», 2009

[22] Федеральный закон от 08.12.2003 № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР»

[23] Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая (в ред. от 19.07..2009). – М.: «Статут», 2009

[24] Трудовой кодекс Российской Федерации. (в ред. от 17.07.2009г.) М.: ООО «ВИТРЭМ», 2009

[25] Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. М., 2008.

[26] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981.

[27] Алехин А.П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право РФ. Учебник. М., 1997.

[28] Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976.

[29] Ветрова Г. Н. Санкции в судебном праве. М., 1991.

[30] Федеральный закон от 11.11.2003 № 138-ФЗ «О лотереях».

[31] Федеральный закон от 08.12.2003 № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР»

[32] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. от 24.07.2009г.) «ВИТРЭМ», 2009

[33] ФЗ РФ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30 декабря 2001 г.

[34] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. от 24.07.2009г.) «ВИТРЭМ», 2009

[35] Федеральный закон от 25.04.2002 № 41-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

[36] Федеральный закон от 08.12.2003 № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР»

[37] Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. М., 2008.

[38] Алехин А.П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право РФ. Учебник. М., 1997.

[39] Борисов А.Н., Махров И. Е. Административное производство в судах и органах исполнительной власти. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М., 2007.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему