регистрация / вход

Противодействие терроризму в Европе

Жестокость и особая опасность терроризма. Законы о борьбе с терроризмом Франции. Особенности процессуальных процедур при проведении следственных действий в связи с фактом терроризма. Специфические черты антитеррористической политики Франции и Испании.

Введение

Терроризм формирует и усиливает в обществе чувство страха, которое подавляет в свою очередь позитивную активность личности. Как и всякое иное действие, направленное на причинение смерти, и даже в большей степени, чем другие действия такого рода, терроризм обесценивает человеческую жизнь.

Нельзя, наконец, не отметить, что терроризм способен привести и, как показывает практика, реально приводит к свертыванию государственных юридических, социальных гарантий и свобод личности, поскольку он вызывает со стороны государства контрмеры, которые не всегда согласуются с нормами правового государства.


Законы о борьбе с терроризмом Франции

Многочисленные примеры подтверждают: терроризм образует чрезвычайно опасное посягательство на права и жизнь человека. Это объясняется использованием террористами таких мощных средств, какими являются "запугивание и террор", что ставит государство перед необходимостью применения к террористам особых, специфических мер. Такими мерами во Франции и явились структуры, созданные государством для оказания противодействия террористам. В действующий УПК Законом 1986 года "О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную безопасность" была включена гл.15 "Преступления, связанные с индивидуальным или коллективным предприятием, имеющим целью серьезно нарушить общественный порядок путем запугивания или террором", состоящая из десяти статей и посвященная вопросам ведения следственных действий по делам о терроризме. Кроме того, в этой главе определен круг лиц и органов, в компетенцию которых входит их расследование и рассмотрение в суде. К ним относятся прокурор и следственный судья, а также исправительный суд и суд присяжных Парижа. Эти структуры французскими юристами расцениваются как "специальное репрессивное средство", применяемое против террористов. Данные органы были выведены Законом из общего ряда подобных структур и наделены особой компетенцией, что и позволило говорить о них как о "специальных репрессивных средствах". Первоначально их создание было подвергнуто критике, так как особые полномочия этих органов, по мнению оппонентов, якобы противоречат одному из основных принципов судопроизводства - равенству всех перед законом.

Согласно положениям ч.1 ст.1 Закона "О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную безопасность", которая дополнила УПК рядом новых статей (ст.706-17-706-22), прокурор и следственный судья, исправительный суд и суд присяжных Парижа занимаются расследованием исключительно террористических преступлений, перечень которых исчерпывающе приведен в ст.1 этого же Закона, включен в ст.706-16 УПК и воспроизведен впоследствии ст.421-1 и 421-2 УК. Только эти органы имеют исключительное право расследовать подобного рода преступления и рассматривать дела в суде. Если же в ходе расследования выясняется, что преступление не является террористическим, то следственный судья Парижа объявляет о своей некомпетентности в его расследовании и дело передается следственному судье, занимающемуся расследованием общеуголовных преступлений.

Единственное исключение составляют те террористические преступления, в которых принимали участие несовершеннолетние. В этом случае прокурор, следственный судья и судья по делам несовершеннолетних Парижа, а также суд по делам несовершеннолетних и суд присяжных по делам несовершеннолетних Парижа имеют конкурирующую компетенцию, проистекающую из применения положений Ордонанса от 2 февраля 1945 г. N 45-174 о детской преступности.

Согласно ст.1 Ордонанса дела о преступлениях и уголовных деликтах, которые вменяются несовершеннолетним до 18-ти лет, рассматриваются не в общеуголовных судах, а в судах по делам несовершеннолетних. Необходимо отметить, что их компетенция не ограничивается тем департаментом, на территории которого они находятся. Она распространяется на всю национальную территорию Франции (ст.706-17 УПК).

Кроме того, прокурор при суде большой инстанции, если речь идет о террористическом преступлении, как и прокурор Парижа, может требовать от следственного судьи отказаться от его расследования и передать дело следственному судье Парижа. В этом случае следственный судья обязан в недельный срок вынести постановление о передаче дела следственному судье Парижа, предварительно уведомив об этом обвиняемого и потерпевшего. Постановление о передаче дела направляется в пятидневный срок компетентному следственному судье Парижа. После того как требование прокурора будет им выполнено, он продолжает вести начатое расследование. Оно продолжается до тех пор, пока Уголовная палата Кассационного суда не вынесет постановление о своей осведомленности о вынесенном следственным судьей постановлении. Такая мера в достаточной степени оправданна. Французский законодатель стремится тем самым предупредить всякую, даже малейшую возможность навредить следствию, каковой может стать приостановление расследования террористического преступления даже на короткий отрезок времени. После того как постановление будет принято Уголовной палатой Кассационного суда, прокурор при суде большой инстанции отправляет материалы дела прокурору Парижа.

Эти положения применимы и в отношении Обвинительной палаты. Они распространяются также и на следственного судью Парижа, если в ходе следствия выясняется, что собранные им факты содержат признаки общеуголовного преступления, а не террористического. В этом случае он объявляет о своей некомпетентности, и дело передается другому следственному судье, в полномочия которого входит расследование общеуголовных преступлений. Процедура передачи материалов дела общеуголовного преступления аналогична процедуре передачи дела по террористическому преступлению.

Когда исправительный суд и суд по делам несовершеннолетних Парижа объявляет о своей некомпетентности по вышеприведенным мотивам, он направляет в прокуратуру свое заключение, чтобы там вынесли постановление об их некомпетентности в рассмотрении дела. В это же время исправительный суд или суд по делам несовершеннолетних Парижа, уведомив прокуратуру, может вынести постановление о содержании обвиняемого в арестном доме или издать приказ об аресте подсудимого (ст.706-18-706-20 УПК). Отметим, что и постановление, и приказ сохраняют свою исполнительную силу на весь период, пока не будет определен орган, в чью компетенцию входит расследование или рассмотрение дела. Суд или следственный судья не может возобновить судебное преследование или производимые следственные действия и предпринимать какие-либо формальные действия до или после вынесения окончательного решения об их некомпетентности или об освобождении суда или следственного судьи от производства по делу.

Всякое постановление о компетентности по конкретному делу, принятое на основании вышеназванных мотивов каким-либо следственным судьей (в частности, о его отказе от следствия) или принятое следственным судьей Парижа, может быть передано в течение пяти дней по требованию прокурора, обвиняемого или потерпевшего в Уголовную палату Кассационного суда, которая назначает в течение недели с момента получения досье следственного судью, наделенного полномочиями по ведению данного дела.

Уголовная палата, констатируя, что дело неподсудно следственному судье суда большой инстанции Парижа, может, однако, в интересах правосудия решить, что предварительное следствие должно быть продолжено именно в этом суде.

Приказ Уголовной палаты по этому поводу должен быть доведен до сведения следственного судьи, а также прокуратуры. Кроме того, он должен быть подписан обвиняемым и потерпевшим.

Французский законодатель при принятии данного Закона учитывал все сложности, которые могут возникнуть при рассмотрении в судах дел о террористических преступлениях. Учитывая огромную опасность такого рода преступлений, Закон предоставляет право первому председателю апелляционного суда Парижа в исключительных случаях в целях безопасности и на основании ходатайств прокурора, председателя коллегии адвокатов по согласованию с заинтересованными руководителями судов большой инстанции и - в случае необходимости - по ходатайству председателя суда присяжных принять решение, что заседание исправительного трибунала, апелляционной исправительной палаты или суда присяжных Парижа может состояться в любом другом месте, но находящемся в пределах подсудности апелляционного суда.

Необходимость распространения подобной компетенции названных органов на всю национальную территорию не вызывает никаких возражений со стороны противников "специальных репрессивных мер" лишь потому, что в этом случае ими принимается во внимание вся опасность, которую несут для общества террористические преступления. Что же касается особой процессуальной компетенции, которую предоставляет специальным органам гл.15 УПК Франции, здесь, по мнению одних, возникает опасность нарушения принципа равенства всех перед законом. По мнению других, такая централизация процессуальной компетенции в Париже является одним из наиболее важных положений Закона N 86-1020.

В этой связи целесообразно рассмотреть эти особые процессуальные действия, которые предписывает Закон органам при проведении ими следственных действий в связи с совершением террористического преступления, их отличие от процессуальных действий, применяемых при расследовании общеуголовных преступлений, а также понять, в чем именно усматривается нарушение принципа равенства всех перед законом по случаю их применения.

Статья 66 Конституции Франции гласит: "Никто не может быть произвольно лишен свободы". Но особые процессуальные полномочия при проведении расследования террористических преступлений и их рассмотрения в суде, предусмотренные ч.2 Закона "О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную безопасность", якобы нарушают это положение. Например, если в интересах следствия срок задержания подозреваемого в общеуголовном преступлении составляет 24 часа, а в исключительных случаях - 48 часов, то подозреваемому в террористическом преступлении лицу срок задержания может быть по ходатайству прокурора продлен председателем суда, в компетенцию которого входит проведение такого задержания, до четырех суток. Разрешение на продление срока задержания подозреваемого может быть выдано не только председателем суда, но и уполномоченным на это судьей данного суда. С получением разрешения на продление задержания проводится медицинское освидетельствование подозреваемого. Прокурором или компетентным следственным судьей назначается врач, правомочный на проведение такого освидетельствования. Таким образом, предусмотренные ст.706-23 УПК для подозреваемого в террористическом преступлении лица дополнительные двое суток дают основание противникам особых процессуальных норм говорить о нарушениях ст.66 Конституции и ее преамбулы.

Кроме того, нарушением конституционных норм оппоненты считают положения ст.706-24 УПК, согласно которой по ходатайству прокурора председатель суда большой инстанции или судья, уполномоченный им, может дать разрешение на проникновение в жилище, обыск помещения и изъятие вещественных доказательств без присутствия и без согласия проживающего в нем лица, подозреваемого в причастности к террористическому преступлению. Обнаруженные в ходе таких действий вещественные доказательства не теряют своей силы в суде, в то время как ст.59 УПК признает эти действия незаконными, а полученные доказательства недействительными, если они были совершены в отношении общеуголовного преступления.

Между тем отступления от общих правил, применяемых при расследовании общеуголовных преступлений, вполне оправданны, поскольку террористические преступления признаются наиболее опасными для общества, затрагивают интересы не только отдельных лиц, но и государства. Поэтому законодатель вынужден принимать законы, которые в силу особой опасности преступлений могут в какой-то мере ущемлять права, в том числе и конституционные, отдельных граждан, чтобы защитить государство от такого рода посягательств. Это обстоятельство, тем не менее, не противоречит духу Декларации прав человека и гражданина 1789 года, ст.8 которой гласит, что закон должен устанавливать наказания лишь строго и бесспорно необходимые. Отступления от общих правил, применяемых при расследовании общеуголовных преступлений, можно считать "бесспорно необходимыми" по причине особой опасности террористических преступлений.

Подтверждением может служить тот факт, что в последнее время французский законодатель принимает законы, относящиеся к борьбе с терроризмом, с меньшей оглядкой на мнение критиков. Одним из них является Закон N 96-1235 "О предварительном заключении и ночном обыске помещений по террористическим делам", принятый 30 декабря 1996 г. Закон дополняет УПК Франции новой статьей (706-24-1), которая также предусматривает исключение из положений ст.59 УПК, если речь идет о террористических преступлениях.

Согласно ст.59 УПК запрещается, под угрозой признания действий правоохранительных органов незаконными, а полученных доказательств - недействительными, посещать, проникать в жилище и производить обыск помещения с 23-х до 6-ти часов. Действия, совершенные в этот отрезок времени, признаются законными, а полученные доказательства не теряют свою силу, если все они были проведены с целью поиска и констатации террористических актов, полный перечень которых приведен в ст.706-16 УПК и в ст.421-1 и 421-2 УК Франции.

Положения этих статей применимы к тем преступлениям, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок, по крайней мере, десять лет. Кроме того, они применимы и в тех случаях:

- когда речь идет об очевидном преступлении или уголовном деликте;

- если существует непосредственная угроза каким-либо следам или вещественным доказательствам;

- когда существует предположение, что один или несколько человек, находящихся в том месте, куда необходимо проникнуть, готовятся к совершению новых террористических актов.

Для того чтобы проводимые действия не были признаны недействительными, эта же статья Закона предписывает следственному судье до проведения операции принять мотивированное определение. В нем характеризуется природа преступления, разыскиваемые доказательства которого находятся в месте проведения этих действий. Кроме того, определение следственного судьи должно содержать правовые и фактические замечания, которые составляют основание этого решения, а также ссылку на один из трех случаев, приведенных выше. Принятое определение должно быть отправлено прокурору. Отправленное определение отзыву не подлежит.

Антитеррористическая политика Франции и Испании

Особая процедура расследования и рассмотрения дел о террористических преступлениях также существует в Италии и Испании.

Так, в целях эффективной борьбы с террористической деятельностью и мафиозной преступностью в Италии законодатель предусматривает регламентированное уголовно-процессуальным и административным правом использование особых способов расследования. Такими способами могут быть как использование агентов-провокаторов, так и отсрочка вынесения в отношении их постановления о задержании или об аресте их имущества с целью наибольшего сбора материалов для расследования. В любом случае, ввиду чрезвычайной деликатности такого рода операций, законность их проведения определяется целым рядом недвусмысленных условий, предусмотренных законом. Среди них в первую очередь следует назвать предварительное согласие магистрата. Подобные меры предусмотрены исключительно для определенной категории преступлений и исчерпывающим образом перечислены в Законе. Это - вымогательство, незаконное лишение свободы лица с целью вымогательства выкупа, торговля оружием и наркотиками, а также отмывание денег.

Касаясь процессуальных вопросов, следует отметить, что в последнее время намечается тенденция к централизации расследования дел о терроризме и организованной преступности. Создаются полицейские и прокурорские органы, наделенные особой компетенцией по их расследованию. Наряду с Департаментом общественной безопасности Министерства внутренних дел функционирует Дирекция антимафиозных расследований (DIA). Ее основная задача - обеспечение координированного с судебной полицией развития расследований и профилактики совершения мафиозных преступлений. Речь в данном случае идет о новом "межсиловом" органе, представляющем объединение трех национальных полицейских структур.

Кроме того, в настоящее время в структуру прокуратуры Италии входят антимафиозные дирекции округов и Национальная антимафиозная дирекция. Первые существуют в каждой прокуратуре каждого округа Республики и состоят из судей, имеющих специальный профессиональный опыт работы с террористическими и мафиозными преступлениями. Таким образом, всякое расследование, касающееся террористических и мафиозных преступлений, не распылено по 161 обычной прокуратуре, а сконцентрировано в 26 прокуратурах, находящихся в центре каждого округа. Национальная антимафиозная дирекция образована в рамках Генеральной прокуратуры при Кассационном суде Рима. Возглавляет ее Национальный антимафиозный прокурор. Он координирует действия 26 антимафиозных окружных прокуроров, не занимаясь самостоятельным расследованием. Но в случае невозможности или неэффективности такой координации он может сам непосредственно осуществлять расследование, передав дела для изучения из прокуратуры какого-либо округа в вышестоящую инстанцию. Кроме того, судьи Национальной антимафиозной дирекции при необходимости могут быть командированы в округа с целью успешного проведения расследования.

Процессуальная особенность расследования и рассмотрения дел о террористических актах в Испании предусматривается Органическим законом от 26 декабря 1984 г. "О борьбе с вооруженными бандитскими формированиями и террористическими элементами", состоящим из четырех глав.

В частности, третья глава содержит нормы процессуального характера, часть которых касается деятельности и прерогативы трибуналов. В компетенцию их входит рассмотрение дел о преступлениях, совершенных вооруженными бандитскими формированиями и террористическими группами. Другая часть посвящена применяемым нормам о возможности (она предусмотрена положениями ст.55-2 гл.5 "О приостановлении прав и свобод", раздела первого "Об основных правах и обязанностях" Конституции 1978 года) временного ограничения некоторых основных прав граждан, вовлеченных в сферу расследования преступлений, совершенных вооруженными бандитскими формированиями и террористическими группами. Согласно ст.55-2 Конституции "органический закон может определить форму и случаи, когда в индивидуальной форме при обязательном судебном вмешательстве и соответствующем парламентском контроле в п.2 ст.17 и п.2 и 3 ст.18 права могут быть приостановлены в отношении определенных лиц в связи с проведением соответствующего расследования деятельности вооруженных банд или террористических элементов".

В соответствии с п.2 ст.17 Конституции предварительное заключение не может длиться дольше, чем это необходимо для выяснения всех обстоятельств дела, и в любом случае - не более 72 часов, по истечении которых задержанный должен быть либо освобожден, либо передан судебным властям. Но при совершении террористических преступлений или преступлений, совершенных бандитскими формированиями, срок предварительного заключения, на основании ст.13 Закона от 26 декабря 1984 г., может быть продлен до семи суток.

При аналогичных обстоятельствах, на основании судебного постановления и в интересах следствия, возможны проникновение правоохранительных органов в жилище или его обыск с целью задержания подозреваемых лиц или обнаружения вещественных доказательств. В этих же целях может осуществляться контроль со стороны следственных органов за корреспонденцией, в том числе почтовой, телеграфной и телефонной, причастных к преступлению лиц. Судебный контроль за ней может быть введен сроком до трех месяцев (ст.16 и 17 Закона). Данные положения являются законными, несмотря на то, что п.2 и 3 ст.18 Конституции декларируют, что жилище является неприкосновенным и гарантируется тайна корреспонденции.

Органами, расследующими и рассматривающими дела о преступлениях, предусмотренных этим же Законом, являются Центральный следственный орган и Национальный суд (ст.11 Закона). Это специальные органы, находящиеся в системе судов общей юрисдикции и расположенные в Мадриде. Центральный следственный орган и Национальный суд, состоящий из трех судей, привлекаются к работе во всех случаях, касающихся упрощенного (ускоренного) производства, предусмотренного уголовно-процессуальным законом.

Упрощенная процедура заключается в том, что дела о терроризме являются первоочередными и должны быть рассмотрены в суде через 90 дней после возбуждения уголовного дела. Если преступление совершено с использованием полиграфических средств, радиовещания или любого другого средства, облегчающего публикацию, судья по жалобе прокурора должен вынести постановление о предварительном закрытии виновных учреждений, изданий, а если этого требуют обстоятельства, - о конфискации и опечатывании орудий преступления (помещения, механизмы и т.п.). Окончательное решение должно быть им утверждено или отменено в трехдневный срок, прокурор и заинтересованные стороны должны быть об этом извещены. Решение может быть обжаловано в пятидневный срок (ст.21 Закона).

Это положение весьма важно. Статья 20 Конституции позволяет единственное покушение на свободу прессы: секвестр на публикацию на основании судебного распоряжения. Отличная от закрытия средств распространения, эта мера, по мнению испанского юриста Арройо Запатеро, конституционно сомнительна. Статьи 19, 20 и 22 Закона расширяют область применения норм, касающихся предварительного заключения и не предусмотренных Конституцией. Предварительное приостановление деятельности организаций и автоматизм временного приостановления осуществления служебной или государственно-служебной деятельности обвиняемого предвосхищают наказание и предшествуют привлечению к уголовной ответственности.


Вывод

Необычная по своей жестокости и порой бессмысленности природа террористических преступлений, как представляется, должна повлечь за собой применение особой процедуры их расследования и предупреждения. "Терроризм отражает культ насилия и способствует его развитию, давая ему преимущество перед правовыми, социальными методами разрешения конфликтов в обществе.

Это лишний раз убеждает нас, что особая опасность, которую представляют террористические акты, должна повлечь и особую процедуру расследования и рассмотрения дел о терроризме. В конечном счете такая мера позволит государству оградить, а впоследствии освободить своих граждан от угрозы совершения новых террористических актов.


Список литературы

1. Меньших А.И. Особенности расследования и рассмотрения дел о террористических преступлениях // "Журнал российского права", N 2, февраль 2004 г.

2. Крил Ф. Борьба с терроризмом. – М., 2005.

3. Ordonance relative a l'enfance d еlinquante // Code pеnal. P.: Dalloz, 2006.

4. Французская Республика. Конституция и законодательные акты. М.: Прогресс, 2008.

5. Cuesta Jose L., dea. Traitement juridique du terrorisme en Espagne. Revue desciencecriminelleetdedroitpеnalcomparе. 2007. N 3. P. 602.

6. Круглый стол журнала "Государство и право". Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 2007. N 4.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий