регистрация / вход

Процедура банкротства юридических лиц

Понятие и виды процедур банкротства юридических лиц. Правовое регулирование процедур банкротства юридических лиц: наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства и мирового соглашения. Эффективность их осуществления.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

1.1. Понятие процедуры банкротства юридических лиц

1.2.Виды процедур банкротства юридических лиц

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1. Правовое регулирование процедуры наблюдения

2.2. Правовое регулирование процедуры финансового оздоровления

2.3. Правовое регулирование процедуры внешнего управления

2.4. Правовое регулирование процедуры конкурсного производства

2.5. Правовое регулирование процедуры мирового соглашения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Переход к рыночной экономике, демократизация государственной и общественной жизни в числе важнейших проблем обеспечения закрепления предусмотренной Конституцией РФ свободы экономической деятельности и единства экономического пространства предусматривают необходимость наиболее полного правового регулирования несостоятельности (банкротства) юридических лиц.

За последние годы в российском обществе произошли существенные изменения, затронувшие почти все его сферы. Проведение радикальной экономической реформы, развитие предпринимательства привели к основательному обновлению законодательства, регулирующего отношения в сфере экономики.

В связи с развитием рыночных отношений в России с каждым годом всё более возрастает роль института банкротства, так как без применения конкурсного права невозможно справедливое (соразмерное) распределение средств должника.

Безусловно, устойчивость экономической системы в значительной мере зависит от степени развития конкурсного права, так как невозможность исключения из оборота нерентабельных юридических лиц является одной из причин неплатежей, которые пагубно сказываются на отдельных отраслях и на экономике в целом.

Особое место в исследовании правового института несостоятельности (банкротства) занимают вопросы правового регулирования процедур банкротства юридических лиц, поскольку именно при осуществлении процедур банкротства реализуются цели и задачи всего конкурсного процесса.

В настоящее время в числе процедур банкротства находят применение как ликвидационные процедуры (направленные на прекращение должника путём его ликвидации), так и реабилитационные процедуры (ориентированные на финансовое оздоровление, восстановление платёжеспособности должника). Анализ законодательства о банкротстве и судебно-арбитражной практики показывает, что в России до конца не определён основной подход к правовому регулированию законодательства о банкротстве: либо законодатель стоит на стороне кредитора, защищая, в первую очередь, его интересы, либо на стороне должника. Когда арбитражный суд в одном решении поддерживает позицию должника, а в другом - оказывается на стороне кредитора, то эффективность самого конкурсного процесса существенно снижается и значимость правового института банкротства, по сути, нивелируется.

Представляется, что в современных российских экономических условиях, характеризующихся массовой несостоятельностью отечественных юридических лиц почти всех отраслей экономики, использование прокредиторского подхода к законодательству о банкротстве может привести к банкротству не только отдельной организации, но и всего народного хозяйства. Действительно, в случае банкротства хозяйствующего субъекта, функционирующего в экономике с полной занятостью, высвобождение неэффективно используемых активов и увольнение работников оказывают благоприятное воздействие на экономику. Но в российских условиях массовой безработицы, большого количества неэффективно используемых производственных мощностей уволенные работники окажутся хронически безработными, а освобождённые мощности будут исключены из производственного процесса. Поэтому наиболее оптимальным в современной российской экономике является использование продолжникового подхода к законодательству о банкротстве, в рамках которого особую значимость приобретают реабилитационные процедуры банкротства.

Следовательно, цели конкурсного права заключаются, в первую очередь, в выводе организации из кризиса, переходе к устойчивой работе путём повышения эффективности управления и использования ресурсов, в обеспечении защиты интересов собственников и кредиторов, создании условий для активных инновационно - инвестиционных процессов.

Указанные цели конкурсного права наиболее полно реализуются при осуществлении таких процедур банкротства, как финансовое оздоровление и внешнее управление. Однако и процедура мирового соглашения также соответствует линии продолжникового законодательства о банкротстве, так как позволяет восстановить платёжеспособность должника путём эффективного функционирования в рыночной экономике. Более того, даже конкурсное производство способствует реализации названных целей, когда в силу объективных причин восстановить платёжеспособность хозяйствующего субъекта не представляется осуществимым, а сохранение бизнеса должника будет единственной возможностью, которая позволит единому комплексу имущества должника продолжать реальное функционирование в рамках рыночной экономики.

Таким образом, в условиях нестабильности рынка в России использование, в первую очередь, процедур банкротства, направленных на финансовое оздоровление должника, будет способствовать возрождению сильной экономики нашего государства. Неслучайно в новом Федеральном законе от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[1] предусматривается введение ещё одной процедуры банкротства - финансового оздоровления, которая также закрепляет продолжниковую концепцию отечественного законодательства о банкротстве.

Тем не менее, судебно-арбитражная статистика свидетельствует о том, что эффективность реабилитационных процедур банкротства невелика и чаще всего конкурсный процесс заканчивается проведением ликвидационной процедуры конкурсного производства. Представляется, что указанное обстоятельство нельзя считать определяющим в пользу развития ликвидационных процедур, поскольку неэффективность применения реабилитационных процедур связана, прежде всего, с ненадлежащим осуществлением антикризисного управления. В условиях рыночных отношений, пришедших на смену планово-административным, главное - изменение сущности и стиля руководства предпринимательскими структурами, а также осуществление антикризисного управления, поскольку в условиях нестабильной экономической ситуации большинство хозяйствующих субъектов нуждается в финансовом оздоровлении.

Несмотря на отмеченную актуальность темы настоящей работы, за время существования в современной российской экономике института банкротства не было опубликовано монографических исследований в области правового регулирования процедур банкротства. Существует лишь незначительное количество научных и научно-практических работ, учебников и учебных пособий, анализирующих отдельные вопросы осуществления судебных процедур банкротства. Обращает на себя внимание тот факт, что высокой степени развития достигло русское дореволюционное конкурсное право. Многие его аспекты актуальны и сейчас. Поскольку проблема имеет существенное теоретико-прикладное значение, а количество научных исследований по названной теме явно недостаточно, важно установить и предложить варианты решения имеющихся проблем.

Степень научной разработанности работы составляют труды как дореволюционных исследователей, так и современных учёных: В.С. Белых, М. Брагинского, В.В. Витрянского, А.Х. Гольмстена, А.А. Дубинчина, С.Э. Жилинского, А.И. Каминка, И. Карницкого, К. Малышева, О.А. Никитиной, В.Ф. Попондопуло, В. Садовского, Ю.П. Свит, В.В. Степанова, М.В. Телюкиной, В.Н. Ткачева, Г.Ф. Шершеневича и других.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в связи с несостоятельность (банкротством) юридических лиц в современных условиях.

В зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

нормы Гражданского кодекса РФ и федеральных законов,

материалы судебной практики применительно к проблеме исследования.

Цели настоящей работы состоят в комплексном, системном исследовании сущности и порядка осуществления процедур банкротства как одного из важнейших компонентов и одновременно убедительных свидетельств осуществления процесса реформирования российской экономики и преодоления на этой основе ошибочных представлений о роли и месте процедур банкротства в современных условиях хозяйствования.

Цели исследования обусловили постановку и решение следующих задач:

1. определить понятие, содержание, юридическую и экономическую природу процедур банкротства в современных условиях;

2. выявить динамику формирования и развития процедур банкротства в ретроспективном и сравнительном аспектах;

3. показать особенности и специфические черты судебных процедур банкротства и определить их место в конкурсном праве;

4. проанализировать основные процедуры банкротства юридических лиц, определить эффективность их осуществления;

5. выявить этические проблемы осуществления процедур банкротства;

6. разработать предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной деятельности в данной сфере с тем, чтобы повысить эффективность осуществления процедур банкротства.

При этом в настоящей работе не рассматриваются особенности осуществления процедур банкротства отдельных категорий должников - юридических лиц: данные особенности могут быть самостоятельным предметом научного анализа.

Методами исследования является общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него частнонаучные методы: исторический, социологический, логический, системно-структурный, технико-юридический, метод сравнительного правоведения, метод правового моделирования.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя семь параграфов и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

1.1 Понятие процедуры банкротства юридических лиц

Термин «процедуры банкротства» уже в течение ряда лет интенсивно используется на страницах юридической литературы при характеристике правового института несостоятельности (банкротства) юридического лица. Кроме того, понятие процедуры банкротства широко используется в российском законодательстве: в утративших юридическую силу Законе от 19.11.1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»[2] и Федеральном законе от 8.01.1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)»,[3] а также в действующем Федеральном законе от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» и в иных нормативно- правовых актах.

Однако и в ранее действовавшем, и в современном законодательстве о банкротстве отсутствует определение понятия «процедура банкротства». Обратимся к статье 27 Закона о банкротстве 2002 г., которая именуется «процедуры банкротства». В данной статье перечисляются процедуры банкротства, которые применяются при рассмотрении дела о банкротстве должника - юридического лица и должника - гражданина. Так, при рассмотрении дела о банкротстве должника - юридического лица применяются следующие процедуры банкротства: наблюдение; финансовое оздоровление; внешнее управление; конкурсное производство; мировое соглашение. Вместе с тем, и в утратившем силу Законе о банкротстве 1998 г. в статье 23 только перечисляются процедуры банкротства. По существу, названные нормы законов носят описательный характер. Отсюда следует, что легального определения понятия «процедуры банкротства» в российском законодательстве не существует.[4]

На наш взгляд, формулирование указанного понятия является принципиально важным, имеет большое практическое значение, и в первую очередь, в связи с принятием нового Закона о банкротстве 2002 г., поскольку чёткое определение термина способствует более эффективной реализации тех процедур банкротства, которые применяются к несостоятельному должнику. Как подчёркивает С.С. Алексеев, «любые понятия о праве, даже самые первичные, имеют абстрактный характер. Они при всей начальной простоте и элементарности выработаны наукой на основе многих и разнообразных фактических данных и данных других наук».[5]

Как и в законодательстве, в правоведении не сложилось единого подхода к пониманию термина «процедура банкротства».

В отечественной науке существует несколько направлений в понимании «процедуры банкротства». В рамках широкого подхода процедура банкротства определяется как один из методов реформирования организации.[6] Другие учёные связывают понятие «процедуры» с развитием правоотношений банкротства и под процедурой понимают стадию развития правоотношений банкротства, отличающуюся специфическими целями, правовым содержанием, порядком и последствиями применения.[7] Однако такие определения не подчёркивают специфику данного правового явления.

Вызывает интерес и иная позиция по рассматриваемому вопросу. Так, Д. Дедов под процедурами банкротства понимает единую систему норм, в рамках которой основным критерием признания несостоятельного должника банкротом выступает невозможность восстановления его платёжеспособности.[8] На наш взгляд, данное определение является формальным и также не указывает на специфику правового явления «процедуры банкротства», поскольку не содержит признаки, определяющие сущность исследуемого понятия.

Представляется, что более точно сущность понятия «процедуры банкротства» раскрывается в определении, данном В.С. Белых, А.А. Дубинчиным и М.Л. Скуратовским, согласно которому процедура банкротства - это установленный правовыми актами порядок применения допустимых законодательством мер к должнику, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным.[9]

По нашему мнению, даже указанное выше определение содержит не все основные признаки процедуры банкротства, которые отражают специфику данного понятия, и поэтому названное определение нельзя считать оптимальным. Упрощённое понимание процедур банкротства оборачивается недооценкой содержательного определения отдельных процедур, осуществляемых в процессе признания должника банкротом.

В целом процедуры банкротства относятся к разновидностям процедурно-организационных форм и существуют наряду с процессуальными формами. В ряде случаев (когда речь идёт о судебных процедурах банкротства) процедуры несостоятельности можно считать процессуальными формами, так как строго регламентированные действия совершаются при осуществлении правосудия. Как верно отметил Д.Н. Бахрах, процедура властной государственной деятельности становится всё более совершенной формой - юридическим процессом, когда она регулируется правовыми нормами и, что очень важно, регулируется полно, детально. Наличие отдельных и даже ряда процессуальных норм ещё не превращает официальную процедуру в юридический процесс.[10]

Вместе с тем, нам представляется, что судебные процедуры банкротства нельзя в полной мере относить к процессуальным формам, поскольку при их осуществлении имеет место, в первую очередь, не государственно-властная деятельность, а деятельность иных субъектов: должника, кредиторов и арбитражного управляющего. Именно этим обстоятельством, на наш взгляд, можно объяснить тот факт, что законодатель называет деятельность, осуществляемую в ходе несостоятельности (банкротства) именно процедурами, а не процессом. Что касается термина «производство», интенсивно используемого как в нормативно-правовых актах, так и в научных трудах, то наиболее чётко прослеживается соотношение указанного понятия с категорией «процесс»: данные термины соотносятся как общее и особенное; производство - часть процесса, а процесс - совокупность производств.[11]

Как и в дореволюционном законодательстве, в действующем в настоящее время Законе о банкротстве 2002 г. наряду с нормами материального права содержится целый раздел, посвящённый рассмотрению дел о несостоятельности, нормы которого имеют процессуальный характер. Некоторые современные исследователи считают, что Закон о банкротстве является, в первую очередь, нормативным актом материального права.[12] Однако, по нашему мнению, данный комплексный нормативно-правовой акт содержит в равной степени нормы как материального, так и процессуального права.[13]

Для того чтобы определить понятие «процедуры банкротства», необходимо уяснить его общелексическое значение и отграничить от иных, смежных понятий, встречающихся в законодательстве о банкротстве.

Обратившись к словарям русского языка, можно установить общее лексическое значение термина «процедура». Под процедурой (фр. proc'edure от лат. procedere - продвигаться) понимается официально установленная последовательность действий для осуществления или выполнения чего-либо.[14]

Кроме понятия «процедура», в Законе о банкротстве 2002 г. используется термин «меры» (в частности, статья 30 Закона именуется «Меры по предупреждению банкротства организаций», статья 46 - «Меры по обеспечению заявленных требований кредиторов»).

Одним из значений слова «мера» является действие или совокупность действий, средств для осуществления, достижения чего-либо.[15]

Следовательно, в общелексическом значении понятия «процедура» и «мера» имеют схожий смысл с той лишь разницей, что применительно к термину «процедура» используются такие дополнительные признаки, как «последовательность» и «официальность». Тем самым, термин «мера» в общелексическом значении можно считать родовым по отношению к понятию «процедура», который конкретизирует первое понятие[16] .

В нормативно-правовых актах о банкротстве в указанные понятия вкладывается несколько иной смысл, поскольку понятия «меры» и «процедуры банкротства» законодатель разграничивает. Если все применяемые законодательством о несостоятельности процедуры банкротства чётко перечислены в статье 27 Закона о банкротстве 2002 г. и конкретизированы в отдельных главах данного нормативно-правового акта, то меры лишь упоминаются в законодательстве и менее конкретизированы; в частности, меры по предупреждению банкротства организаций (ст. 30 Закона), меры по обеспечению требований кредиторов (ст. 46 Закона). Значит, понятия «меры» и «процедуры банкротства» нельзя отождествлять.

Представляется, что в целях объединения понятий «меры» и «процедуры банкротства» в одну группу действий, осуществляемых в процессе конкурсного права,[17] можно использовать термин «мероприятие».

Под мероприятием понимается организованное действие или совокупность действий, направленных на осуществление какой-либо цели.[18] Поскольку мероприятиями являются только целевые действия, то необходимо определить цели осуществления конкурсного процесса. Цели характеризуют те общие результаты, к которым нужно стремиться при осуществлении конкурсного права.

Основными целями конкурсного права являются удовлетворение требований кредиторов должником, не исполняющим свои денежные обязательства и обязанности, а также вывод организации из кризиса, переход к устойчивой работе путём повышения эффективности управления и использования ресурсов, обеспечение защиты интересов собственников и кредиторов, создание условий для активных инновационно - инвестиционных процессов.[19]

Последние из названных целей конкурсного права наиболее ярко проявляются в рамках продолжниковой системы законодательства о банкротстве, суть которой сводится к защите интересов должников, которые попали в тяжёлое финансовое положение. Государство стремится создать для таких субъектов все необходимые условия по выходу из критической ситуации, в числе которых помощь должнику освободиться от долгов и получить возможность нового старта. В странах, где господствует продолжниковая система несостоятельности (банкротства), основные цели конкурсного права реализуются на микроэкономическом уровне (уровне отдельной организации).

Продолжниковым системам противопоставляются прокредиторские системы банкротства, для которых главной является, защита интересов кредиторов путём полного удовлетворения их требований и под жёстким контролем за сохранностью активов должника и оперативной его ликвидацией. При этом, как правило, исключается возможность предъявлять иски к третьим лицам. На наш взгляд, указанные выше цели конкурсного права реализуются также в рамках прокредиторской системы законодательства о банкротстве, в первую очередь, на макроэкономическом уровне (уровне народного хозяйства, в отличие от отраслевого уровня или уровня низовых хозяйственных звеньев), поскольку для государства в целом неэффективно функционирующая организация способна поразить народное хозяйство, а в итоге, и всё общество. Банкротами оказываются все: и государство, и коммерческие, и некоммерческие организации, и граждане.[20] Следовательно, решение вопросов по упорядочению невыплачиваемых долгов неплатёжеспособными организациями является важной гарантией здоровья экономики страны.

В то же время в научной литературе по вопросам несостоятельности (банкротства) наиболее распространённой является позиция о том, что основными целями конкурсного права является соразмерное удовлетворение требований кредиторов.[21] Представляется, что вышеназванные цели нельзя считать единственными, характеризующими те результаты, к которым нужно стремиться при осуществлении конкурсного права, поскольку на протяжении истории развития правового института несостоятельности (банкротства) расширяется перечень тех процедур, которые могут применяться по отношению к несостоятельному должнику в сторону увеличения числа реабилитационных процедур, имеющих своей целью восстановление платёжеспособности должника.

Вызывает интерес позиция В.Ф. Попондопуло, который полагает, что цель конкурсного процесса заключается в том, чтобы предупредить захват имущества неплатёжеспособного должника со стороны одного или нескольких кредиторов в ущерб остальным, чтобы наиболее справедливо распределить это имущество между кредиторами.[22] Однако если принять сторону В.Ф. Попондопуло, то придётся согласиться с тем, что и реорганизационные процедуры направлены лишь на справедливое удовлетворение требований кредиторов, а не на финансовое оздоровление должника, и не учитывают интересы самого должника, тогда как в современном российском законодательстве о несостоятельности учитываются интересы как кредиторов, так и неплатёжеспособного должника.

Все вышеназванные цели конкурсного права конкретизируются в задачах, которые осуществляются в рамках отдельных процедур банкротства и, в отличие от целей, всегда реализуются на уровне отдельных организаций (микроэкономическом уровне). Так, задачи процедуры внешнего управления состоят в том, чтобы упорядочить проведение мероприятий, направленных на восстановление платёжеспособности должника, и заключаются в финансовом оздоровлении должника за счёт выявления и использования внутренних ресурсов должника, а также привлечения внешних финансовых источников. В то же время задачи процедуры конкурсного производства заключаются в составлении конкурсной массы, обязательств должника, погашении в определённой очерёдности требований кредиторов и ликвидации банкрота - юридического лица.

Следовательно, при формулировании признаков понятий «мероприятия» и «процедуры банкротства» нужно использовать термин «цели» конкурсного права, которые, в свою очередь, при рассмотрении отдельных процедур несостоятельности будут конкретизированы в виде «задач» той или иной процедуры банкротства.

Исходя из проведённого анализа целей конкурсного права, можно дать определение понятия «мероприятия несостоятельности (банкротства)». Нами предлагается понимать под мероприятием в рамках несостоятельности (банкротства) юридического лица организованное действие или совокупность действий, направленных на осуществление основных целей конкурсного права: удовлетворение требований кредиторов должником, не исполняющим свои денежные обязательства и обязанности, а также вывод организаций из кризиса, переход к устойчивой работе, обеспечение защиты интересов собственников и кредиторов, создание условий для активных инновационно - инвестиционных процессов.

Используя названное определение понятия «мероприятия банкротства», можно определить также понятия «меры» и «процедуры банкротства».

На сущность любого явления указывают, в первую очередь, его признаки, то есть показатели, знаки, по которым можно узнать, определить это явление.[23] Признаками в логике называют всё, что, так или иначе, характеризует предметы, в чём предметы сходны или различны между собой. Обычно говорят, что признаки - это качества, свойства. Вернее считать, что признак - это не качество и свойство, а наличие или отсутствие такового.[24] Особенно важное значение имеет деление признаков на существенные и несущественные. Чтобы образовать понятие о предмете, надо выделить наиболее существенное в нём и тем самым определить существенные признаки предмета, составляющие основу понятия.

Основными существенными признаками процедуры банкротства юридического лица можно считать следующие. Во-первых, это последовательность действий, то есть непрерывно следующие одно за другим активные деяния. Вторым признаком процедуры банкротства является признак официальной установленности законодательством данной последовательности действий. Все действия, осуществляемые в рамках процедуры банкротства, чётко указаны в законодательстве о банкротстве. В-третьих, такая официально установленная законодательством последовательность действий применяется по отношению к юридическому лицу, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным. Определение признаков несостоятельности (банкротства) может быть темой отдельного исследования. В рамках данной работы отметим только, что Закон о банкротстве 2002 г. в п.2 ст. 3 формулирует признаки банкротства юридического лица таким образом: юридическое лицо считается не способным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или), обязанность не исполнены им в течение трёх месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. При этом необходимо, чтобы минимальный размер денежных требований к должнику - юридическому лицу в совокупности составлял не менее ста тысяч рублей (ст. 6 Закона о банкротстве 2002 г.). И, наконец, последним признаком процедуры несостоятельности является цель её осуществления - удовлетворение требований кредиторов должником и вывод организации из экономического кризиса.

Понятие «процедура банкротства» должно заключать в себе диалектическое единство всеобщего и особенного. Опираясь на этот методологический принцип, выскажем следующее суждение. Существенной всеобщностью «процедуры банкротства» является первый её признак, так как он характеризует любые мероприятия, осуществляемые в рамках конкурсного права. Все остальные признаки банкротства нужно считать специальными, отличительными признаками, поскольку они отграничивают процедуры банкротства от иных мероприятий, проводимых в конкурсном процессе (в частности, от мер несостоятельности).

Исходя из анализа вышеперечисленных признаков процедуры банкротства, можно сформулировать само понятие процедуры банкротства. Процедура банкротства юридического лица - официально установленная законодательством о несостоятельности (банкротстве) последовательность действий, применяемых к должнику — юридическому лицу, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным, с целью удовлетворения требований кредиторов и вывода организации из экономического кризиса.

Данное определение, на наш взгляд, содержит все основные признаки процедуры банкротства и позволяет отграничить рассматриваемое правовое явление от других, смежных понятий, таких, как «меры» и «мероприятия» в процессе банкротства. Представляется, что предлагаемая правовая конструкция является перспективной в научном плане. Она открывает возможности более глубокого исследования правовых связей между отдельными действиями, осуществляемыми в рамках той или иной процедуры банкротства.

Одно из направлений современной научной мысли исходит из постулата о том, что термины «мера» и «процедура банкротства» тождественны.[25] Однако, по нашему мнению, удвоение терминологии нецелесообразно, оно затрудняет разработку, анализ, восприятие проблемы.

С точки зрения законодательства о банкротстве, под мерами банкротства понимается совокупность действий и средств для реализации определённых, более частных задач, нежели те цели, которые ставятся при проведении процедур банкротства. Так, меры по предупреждению банкротства организаций направлены на выполнение задач, которые стоят перед определённой организацией ещё до того момента, когда налицо признаки банкротства. Меры по обеспечению требований кредиторов используются в ситуации, когда применяются процедуры банкротства.

Следовательно, понятия «меры» и «процедуры банкротства» имеют разный смысл, исходя из целей и задач тех или иных действий, которые осуществляются в рамках конкурсного права. В то же время, на первых этапах развития конкурсного законодательства понятия «процедуры», «меры» и «мероприятия» в процессе банкротства отождествлялись.

Изначально круг применяемых к должнику процедур был крайне узок, и всё воздействие сводилось к наказанию несостоятельного должника (право неудовлетворённых кредиторов разрубить тело несостоятельного должника на части, обращение в рабство, позднее - помещение в долговые ямы, тюрьмы). Затем произошёл переход к исключительно имущественным последствиям (разделу имущества среди кредиторов). Далее средневековое право создало мировую сделку как способ прекращения производства по делу о несостоятельности. Дальнейшие изменения приоритетов в конкурсном процессе вызвали к жизни новые меры воздействия на должника, попавшего в сложное финансовое положение: стали, востребованы меры, направленные на восстановление платёжеспособности должника.[26]

Следовательно, с развитием конкурсного права происходит качественное усложнение отношений, возникающих в связи с несостоятельностью, поскольку постоянно эволюционируют те мероприятия, которые применяются к должникам.

При исследовании понятия «процедура банкротства» возникает ещё одна проблема: как соотносятся понятия «процедура несостоятельности» и «процедура банкротства». В.Ф. Попондопуло считает, что термин «процедура банкротства» употребляется условно, так как процедурой банкротства в точном смысле слова является лишь конкурсное производство, а также его упрощённые разновидности: процедура банкротства ликвидируемого должника и процедура банкротства отсутствующего должника. Эти процедуры являются процедурами банкротства, так как применяются к должнику, признанному арбитражным судом банкротом.[27] Позволим себе не согласиться с указанной позицией, поскольку точка зрения В.Ф. Попондопуло основана на дифференциации понятий «несостоятельность» и «банкротство». Такая дифференциация в целом характерна для законодательства о банкротстве, используемого во всём мире. Так, в зарубежном конкурсном праве под несостоятельностью понимается удостоверенная судом абсолютная неплатёжеспособность должника. В строго юридическом значении банкротство есть лишь одно из возможных последствий, проявлений несостоятельности. Банкротом считается тот должник, который, уже, будучи не в состоянии погасить свои долговые обязательства, действует во вред своим кредиторам. Банкротство рассматривается как уголовно наказуемое деяние, в то время как несостоятельность считается институтом частного права.[28]

Однако вышеуказанная позиция не основывается на положениях современного российского законодательства о банкротстве, в соответствии с которым термины «несостоятельность» и «банкротство» отождествляются. Поэтому разделение процедур банкротства и процедур несостоятельности с учётом тенденций развития правового института несостоятельности (банкротства) в России, на наш взгляд, не имеет большого теоретического и практического значения. Значит, понятие «процедуры банкротства» нельзя считать условным, оно может применяться для обозначения любых процедур, осуществляемых в процессе несостоятельности (банкротства).

1.2 Виды процедур банкротства юридических лиц

Безусловно, чёткое формулирование понятия и признаков процедур несостоятельности (банкротства) представляется важным как в теоретическом, так и в практическом плане.

Как показал проведённый выше анализ, понятие «процедура банкротства» является многогранным и законодатель выделяет целый ряд процедур банкротства, поэтому принципиально значимым является дифференциация всех процедур на определённые виды, группы.

Законом о банкротстве 2002 г. предусмотрены следующие процедуры банкротства, применяемые при рассмотрении дела о банкротстве должника - юридического лица: наблюдение; финансовое оздоровление; внешнее управление; конкурсное производство; мировое соглашение.

В ранее действовавшем Законе о банкротстве 1998 г. к числу процедур банкротства юридических лиц относились также «иные процедуры банкротства, предусмотренные федеральным законом». При этом в период применения указанного Закона в юриспруденции не сложилось единого подхода к пониманию «иных процедур банкротства». Не вызывала споров позиция, согласно которой под иными процедурами понимались упрощённые процедуры банкротства, применяемые к отдельным категориям должников: банкротство ликвидируемого должника и банкротство отсутствующего должника. Ряд авторов относили к иным процедурам банкротства также добровольное объявление о банкротстве должника, аргументируя данное утверждение следующим образом. Основанием для признания добровольного объявления о банкротстве должника процедурой банкротства является наличие в Законе чётко выделенных основания, условий и порядка добровольного объявления о банкротстве должника и его ликвидации, определение круга обязательных участников процедуры, ответственности за нарушение порядка ликвидации юридического лица в рамках этой процедуры, а также прямое указание на обязательность субсидиарного применения элементов процедуры конкурсного производства.[29]

На этом основании мы можем высказать следующее суждение. Исключение из числа процедур банкротства юридических лиц «иных процедур» не имеет достаточных оснований. В соответствии с главой XI действующего Закона о банкротстве 2002 г. упрощённые процедуры, по сути, предполагают специальные правовые конструкции, свидетельствующие о необходимости проведения чётких последовательных действий по отношению к ликвидируемому и отсутствующему должникам. Более того, регламентация упрощённых процедур в целом не претерпела существенных изменений по сравнению с Законом о банкротстве 1998 г., поэтому полагаем, что законодатель допустил ошибку, не включив формулировку «иные процедуры банкротства» в конструкцию ч.1 ст. 27 Закона о банкротстве 2002 г. и эту ошибку необходимо исправить путём внесения дополнений в действующее законодательство о банкротстве. Что касается другой процедуры банкротства, которая использовалась в Законе о банкротстве 1998 г. - добровольное объявление о банкротстве должника, то с учётом действующего законодательства мы не можем причислить добровольное объявление о банкротстве должника к процедурам, поскольку отсутствует основной критерий отнесения определённых действий к процедурам банкротства: наличие чёткой последовательности условий для применения мероприятий в отношении неисправного должника. Сказанное позволяет утверждать, что, несмотря на вышеназванные оговорки, в статью 27 действующего Закона о банкротстве необходимо включить формулировку «иные процедуры банкротства».

В современном законодательстве процедуры банкротства недифференцированы. Вместе с тем, в первом российском Законе о банкротстве 1992 г. применялось три типа процедур банкротства: реорганизационные (включали внешнее управление имуществом должника и санацию); ликвидационные (к ним относились принудительная ликвидация предприятия - должника по решению арбитражного суда; добровольная ликвидация несостоятельного предприятия под контролем кредиторов) и мировое соглашение[30] .

Следуя данной классификации, многие учёные продолжают подразделять современные процедуры несостоятельности (банкротства) юридических лиц в зависимости от целей осуществления процедур на три следующих группы:[31]

1. реорганизационные процедуры (направлены на поддержание деятельности, оздоровление должника и восстановление его платёжеспособности);

2. ликвидационные процедуры (направлены на прекращение деятельности юридического лица);

3. мировое соглашение. Названная процедура банкротства не относится к реорганизационным процедурам, так как не преследует целей оздоровления должника, восстановления его платёжеспособности, а направлена исключительно на погашение задолженности должника перед кредиторами.

К реорганизационным процедурам банкротства большинство исследователей относят внешнее управление. К ликвидационным процедурам традиционно причисляют конкурсное производство. Исходя из распространённой в юриспруденции позиции о том, что под банкротством понимается лишь ликвидация несостоятельных организаций (банкротство в узком смысле слова), понятие «процедуры банкротства» отождествляется с термином «ликвидационные процедуры». Следуя данному узкому подходу к пониманию процедур банкротства, процедуры, предусмотренные в процессе банкротства в широком смысле слова, некоторые учёные предлагают именовать «антикризисными процедурами».[32]

Представляется, что отграничение «процедур банкротства» от «антикризисных процедур» и «ликвидационных процедур» только усложняет терминологию и затрудняет анализ процедур банкротства и, как следствие, является нецелесообразным[33] .

Наибольшему изменению в Законе о банкротстве 2002 г. подверглись реорганизационные процедуры. В отличие от Закона о банкротстве 1992 г. в современном законодательстве сохранилась процедура внешнего управления, а санация, выделяемая в качестве отдельной процедуры в законодательстве о банкротстве 1992 г., модифицировалась в досудебную санацию, являющуюся мерой по предупреждению банкротства организаций. Несмотря на изменения реорганизационных процедур, цели проведения таких процедур остались прежними. Следует отметить, что по новому Закону о банкротстве 2002 г. предоставляется возможность использовать процедуру финансового оздоровления, целями которой согласно ст. 2 являются восстановление платёжеспособности должника, а также погашение задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности. Исходя из целей введения данной процедуры можно сделать вывод о том, что финансовое оздоровление также относится к реорганизационным процедурам банкротства.

Поскольку любые процедуры банкротства направлены, в конечном итоге, на вывод организаций из кризиса, переход к устойчивой работе путём повышения эффективности управления, это позволило ряду авторов считать все современные процедуры банкротства реорганизационными.[34] Представляется, что данная точка зрения является обобщённой и не позволяет провести чёткую дифференциацию процедур банкротства, поскольку каждая отдельная процедура преследует определённые задачи, не всегда направленные, на микроэкономическом уровне, на оздоровление юридического лица.

В юридической литературе спорным является вопрос о том, к какой группе процедур банкротства отнести процедуру наблюдения, основными целями которой являются максимальное сохранение имущества должника и проведение анализа финансового состояния должника. В юриспруденции наиболее распространена позиция о том, что процедура наблюдения является реорганизационной.[35] Позволим себе не согласиться с указанной точкой зрения: данная процедура призвана создавать условия для эффективного проведения других процедур банкротства, значит, процедуру наблюдения нельзя отнести ни к реорганизационным, ни к ликвидационным. Представляется, что данная процедура должна быть выделена в отдельную группу процедур банкротства: её можно назвать подготовительной, поскольку наблюдение способствует дальнейшей реализации других процедур банкротства.

Как отмечалось выше, в Законе о банкротстве 1992 г. в качестве реорганизационной процедуры выделялась санация, однако в Федеральных законах о банкротстве 1998 г. и 2002 г. такая процедура не названа, а употребляется другое понятие - «досудебная санация», что позволило ряду исследователей назвать её по аналогии процедурой банкротства и рассматривать в числе досудебных, внесудебных или восстановительных[36] процедур. Однако досудебную санацию нельзя считать процедурой банкротства: она является мерой восстановления платёжеспособности должника, поскольку не наблюдается главного признака процедуры банкротства, а именно наличия чёткого порядка, последовательности действий, условий для применения мер по восстановлению платёжеспособности должника.[37]

В современной науке наряду с понятием «реорганизационные процедуры» используется термин «реабилитационные процедуры», в который вкладывается схожий смысл.[38] На наш взгляд, использование последнего термина для обозначения процедур банкротства, применяемых с целью восстановления платёжеспособности должника, является наиболее предпочтительным, исходя из общего лексического значения исследуемых понятий. Понятие «реорганизация» - более узкое, под ним понимается организация на новых началах, перестройка, изменение структуры чего – либо. Реабилитацией (от позднелат. rehabilitatio - восстановление) является восстановление в правах, в широком смысле - восстановление доброго имени, репутации. Следовательно, использование в обозначении процедуры банкротства, целью которой является восстановление платёжеспособности должника, термина «реабилитация» позволяет подчеркнуть цели процедур внешнего управления и финансового оздоровления.

Ряд исследователей выделяют в отдельную группу процедур банкротства восстановительные процедуры. К восстановительным процедурам правоведы относят досудебные и судебные процедуры, направленные на восстановление платёжеспособности должника (досудебная санация, внешнее управление).[39] По нашему мнению, понятия «реабилитационные» и «восстановительные процедуры» тождественны, поскольку целями данных процедур является восстановление платёжеспособности должника. Кроме того, как следует из проведённого выше анализа, досудебная санация не относится к процедурам банкротства, поэтому данную меру восстановления платёжеспособности должника нельзя отнести к реабилитационным или восстановительным процедурам.

Представляется интересной позиция Ю.П. Свит о том, что восстановительные процедуры - это не процедуры банкротства, а процедуры, направленные на его предотвращение, они проводятся до признания арбитражным судом должника банкротом.[40] На наш взгляд, автор пытается разграничить понятия «несостоятельность» и «банкротство», в то время как в действующем Законе о банкротстве 2002 г. эти термины отождествляются. Именно поэтому процедуры банкротства одновременно являются процедурами несостоятельности, предотвращающими банкротство.

В соответствии с другой традиционной классификацией все процедуры банкротства в зависимости от порядка их осуществления можно разделить на две группы: судебные и внесудебные.[41]

К судебным процедурам относятся наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение, а также иные, упрощённые процедуры банкротства ликвидируемого или отсутствующего должника. Судебные процедуры проходят по решению и под контролем арбитражного суда.

К внесудебным процедурам относят добровольное объявление должника о своём банкротстве. Названная процедура именуется внесудебной, так как ни содержание выработанных соглашений, ни их реализация не контролируются судом. Закон о банкротстве 1992 г. предусматривал также в качестве внесудебной процедуры банкротства соглашение между должником и кредиторами об отсрочке и (или) рассрочке платежа или скидке с долгов. Данные процедуры являются способами, позволяющими должнику и кредиторам путём переговоров договариваться о продолжении деятельности организации-должника или о её добровольной ликвидации. Использование внесудебных процедур отвечает интересам как должника, так и кредиторов.[42] Однако названная классификация в связи с принятием и введением в действие Федерального закона о банкротстве 2002 г. не имеет практического значения, поскольку по основаниям, указанным выше, мы не можем выделить объявление должника о своём банкротстве в качестве процедуры несостоятельности. Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что все процедуры, применяемые в настоящее время к должнику - юридическому лицу, являются судебными.

В свою очередь, судебные процедуры банкротства можно подразделить в зависимости от того, по отношению к каким категориям юридических лиц они применяются, на две следующие группы:

1) основные судебные процедуры: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение - могут применяться в отношении любых юридических лиц и прямо перечислены в статье 27 Закона о банкротстве 2002 г.;

2) упрощённые судебные процедуры применяются в случае банкротства отсутствующего должника, а также ликвидируемого должника, и предполагают иной порядок, отличный от общего, применяемого к основным судебным процедурам. Данные процедуры прямо не названы в статье 27 действующего Закона о несостоятельности и рассматриваются в главе XI данного Закона.

Наименее распространённым является подразделение процедур банкротства на виды с использованием разграничения стадий юридической ответственности на стадию конкретизации и стадию реализации ответственности. Если рассматривать банкротство как меру юридической ответственности должника за неисполнение им своих обязательств, то наблюдение и внешнее управление можно отнести к стадии конкретизации юридической ответственности, а конкурсное производство - к стадии реализации юридической ответственности.[43] Выделение данной классификации процедур банкротства представляется спорным по целому ряду причин. Во-первых, на группы разделены не все процедуры банкротства. Кроме того, спорным остаётся вопрос, что считать мерами юридической ответственности[44] .

Помимо вышеназванных классификаций процедур банкротства, предлагается дифференцировать данные процедуры в зависимости от порядка их применения. Исходя из данного основания классификации, все процедуры банкротства подразделяются на следующие группы: процедуры, применяемые в обычном (общем) порядке, и процедуры, применяемые в упрощённом порядке. Указанные группы процедур банкротства предусмотрены Законом о банкротстве 2002 г., поэтому их выделение не является спорным. Общий порядок применения процедур установлен основными положениями действующего Закона о банкротстве 2002 г. и допускает применение по отношению к должнику - юридическому лицу таких судебных процедур, как наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение. Упрощённый порядок применения процедур банкротства предусмотрен главой XI Закона о банкротстве 2002 г. и включает случаи банкротства ликвидируемого должника и банкротства отсутствующего должника.

Резюмируя сказанное, отметим, что существующие процедуры банкротства можно классифицировать по различным основаниям, так как понятие «процедуры банкротства» многогранно. Целями процедур банкротства, как и целями конкурсного права, являются, в конечном итоге, удовлетворение требований кредиторов должником, не исполняющим свои денежные обязательства и обязанности, вывод организаций из экономического кризиса, переход к устойчивой работе путём повышения эффективности управления и использования ресурсов, обеспечение защиты интересов собственников и кредиторов. Названные общие цели процедур банкротства обусловливают цели введения той или иной процедуры банкротства, которые, в свою очередь, состоят в том, чтобы упорядочить, организовать применение определённой последовательности действий к неисправному должнику.[45]

В рамках каждой отдельной процедуры банкротства законодатель чётко перечисляет те действия, которые применяются к несостоятельному должнику. К примеру, для процедуры наблюдения характерен определённый набор действий, применяемых при введении данной процедуры банкротства: проводится анализ финансового состояния должника, устанавливается размер требований кредиторов, созывается первое собрание кредиторов, на котором принимаются решения о проведении дальнейших мероприятий в рамках конкурсного права. Такая традиционная процедура, как конкурсное производство, подразумевает стандартный, исторически сложившийся набор осуществляемых мероприятий: составление актива (конкурсной массы), пассива (обязательств, то есть выявление кредиторов), погашение в определённой очерёдности требований кредиторов и ликвидация юридического лица - банкрота. Выражение «применить процедуру банкротства» может восприниматься как применение сопровождающих её введение мероприятий. Последние же применяются в строго определённых целях.[46] В частности, в целях восстановления платёжеспособности юридического лица в рамках процедуры внешнего управления могут осуществляться следующие мероприятия: перепрофилирование производства; закрытие нерентабельных производств; ликвидация дебиторской задолженности; уступка прав требования должника; продажа предприятия и другие.

Анализируя цели введения той или иной процедуры банкротства, необходимо установить и основания введения отдельных процедур. Под основанием (в общелексическом значении) понимается причина, достаточный повод, оправдывающие что-либо.[47] В правоведении основание является ключевым понятием, которое позволяет определить причины того или иного явления.

Основания введения процедур банкротства можно разделить на две группы: формальные (процессуальные) и материальные основания. Формальным основанием для введения в отношении юридического лица той или иной процедуры банкротства является решение (определение, заявление, объявление) определённого Законом о банкротстве 2002 г. субъекта (органа), а материальным — факты, обстоятельства, выявление (наличие) которых и позволяет принять такое решение.[48]

Следуя данному определению, формальными основаниями для введения процедуры конкурсного производства будут согласно ст. 53 Закона о банкротстве решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Материальными основаниями введения данной процедуры банкротства являются наличие признаков банкротства должника, предусмотренных статьёй 3 Закона о банкротстве 2002 г., при отсутствии оснований для оставления заявления о признании должника банкротом без рассмотрения, введения финансового оздоровления, внешнего управления, то есть при отсутствии реальной возможности восстановления платёжеспособности, утверждения мирового соглашения или прекращения производства по делу о банкротстве. В отношении каждой отдельной процедуры банкротства используются специальные формальные и материальные основания.

В свою очередь, выделение разновидностей процедур банкротства по различным основаниям способствует более глубокому познанию сущности процедур банкротства и имеет чёткую практическую направленность. Темой нашего последующего исследования в рамках настоящей работы явится детальный анализ основных процедур банкротства юридических лиц.


ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Правовое регулирование процедуры наблюдения

Законом о банкротстве 2002 г. (статья 2) даётся легальное определение процедуры наблюдения: это процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов. В данной дефиниции даётся перечень основных целей процедуры наблюдения.

Следует отметить, что в юридической литературе указанное определение не является дискуссионным. Однако полагаем, что в определении наблюдения должны быть отражены и другие признаки указанной процедуры, которые позволят чётко отграничить наблюдение от других судебных процедур. Представляется, что в качестве существенного признака наблюдения можно считать обязательность применения данной судебной процедуры, поскольку этот признак характерен исключительно для процедуры наблюдения. Заметим, что наблюдение не применяется при осуществлении банкротства ликвидируемого должника и отсутствующего должника. Но поскольку банкротство указанных должников осуществляется в рамках упрощённых процедур банкротства, которые предполагают особую последовательность действий, применяемых в отношении ликвидируемых и отсутствующих должников, имеющих признаки банкротства, то считать наблюдение факультативной процедурой из числа основных не имеет достаточных оснований. Таким образом, нами предлагается расширить дефиницию наблюдения, сформулировав её следующим образом: наблюдение - это обязательная судебная процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

В действующем Законе о банкротстве 2002 г. в целях устранения злоупотребления правом со стороны недобросовестных кредиторов изменился порядок введения процедуры наблюдения: согласно ст. 62 данная судебная процедура вводится по результатам рассмотрения арбитражным судом обоснованности требований заявителя. В свою очередь, статьёй 42 названного Закона определено, что судебное заседание по проверке требований заявителя к должнику проводится не менее чем через пятнадцать дней и не более чем через тридцать дней с даты вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом. Такой срок введения наблюдения установлен для таких ситуаций, когда заявление о признании должника банкротом подаётся в арбитражный суд конкурсным кредитором (ст. 39) или уполномоченным органом (ст. 41). В то же время, если дело о банкротстве возбуждается на основании заявления должника (ст. 37), наблюдение вводится с даты принятия арбитражным судом заявления должника к производству. Представляется, что введение указанной нормы является вполне оправданным, поскольку в подобной ситуации нет необходимости в проверке заявления должника.

На основании проведённого сравнительного анализа прежнего и ныне действующего законодательства о банкротстве можно сделать вывод, что изменение в целом срока введения процедуры наблюдения является существенным. Изначально в ст. 56 Закона о банкротстве 1998 г. предусматривалось введение наблюдения с момента возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве должника. Однако на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 12.03.2001 г. №4-П данная статья признана не соответствующей Конституции РФ, поскольку она позволяет вводить наблюдение без предоставления должнику возможности своевременно заявить свои возражения и не предусматривает право должника обжаловать определение о принятии заявления о признании должника банкротом, которым в отношении него вводится наблюдение.[49]

Анализ юридической литературы и законодательства о банкротстве позволяет утверждать, что цели введения процедуры наблюдения сводятся к следующему: обеспечение сохранности активов должников до вынесения арбитражным судом решения по существу дела, анализ финансового состояния должника и определение того, имеется ли возможность восстановить его платёжеспособность,[50] а также составление реестра требований кредиторов и проведение первого собрания кредиторов. Полагаем, что первые две цели можно назвать основными, поскольку именно такие цели должны достигаться при проведении наблюдения, а последующие цели являются дополнительными, производными, так как они дают возможность наиболее эффективно реализовывать действия в рамках процесса банкротства.

Исходя из названных целей можно сформулировать и функции процедуры наблюдения, которые заключаются в действиях участников данной процедуры, направленных на реализацию целей наблюдения. Во-первых, наблюдение выполняет обеспечительную функцию, направленную на реализацию целей обеспечения сохранности активов должника. Данная функция состоит в создании условий для сохранения имеющегося имущества должника на момент принятия арбитражным судом заявления. Во-вторых, наблюдение выполняет подготовительную функцию, которая заключается в организации, наряду с арбитражным судом, подготовки дела к судебному разбирательству.

Выделение указанных функций наблюдения позволяет отнести данную процедуру к вспомогательным, подготовительным процедурам банкротства, поскольку наблюдение является предварительным этапом перед выбором основной процедуры, такой как мировое соглашение, финансовое оздоровление, внешнее управление или конкурсное производство (в зависимости от финансового состояния должника).[51]

Основные цели процедуры наблюдения реализуются посредством деятельности временного управляющего (наблюдателя), который назначается арбитражным судом с момента вынесения судом определения о введении наблюдения.

Как отмечалось выше, правоспособность юридического лица с момента введения процедуры наблюдения реализуется специальным субъектом — временным управляющим. Однако в период наблюдения наряду с временным управляющим продолжают функционировать органы управления должника, которые действуют с учётом ограничений, установленных статьёй 64 Закона о банкротстве 2002 г. На этом основании мы можем высказать следующее суждение. В период осуществления наблюдения складывается парадоксальная ситуация, когда выполнение ряда функций должника остаётся за руководителем должника, а некоторые функции, которые способствуют реализации целей процедуры наблюдения, возлагаются на временного управляющего. Нам представляется, что такое распределение функций, с одной стороны, соответствует целям наблюдения, а с другой стороны, позволяет руководителю должника выполнять повседневные задачи, возникающие в процессе осуществления обычных действий юридическим лицом- должником. Тем самым законодательство предоставляет должнику возможность для восстановления его платёжеспособности, при этом действия руководителя должника должны быть добросовестными. Если руководитель должника действует недобросовестно, это даёт право арбитражному суду отстранить его от должности. Такое право у суда возникает согласно ст. 69 Закона о банкротстве 2002 г. в ситуации, когда руководителем должника допускаются нарушения требований этого Закона.

На наш взгляд, целесообразность отстранения руководителя должника от управления зависит от того, что послужило причиной ухудшения состояния должника, приведшее к его несостоятельности. Если это причины внутреннего характера, связанные с недостатками менеджмента организации, то отстранение руководителя должника можно считать целесообразным. И наоборот, если причины ухудшения состояния должника являются внешними, не зависящими от руководства, то отстранение руководителя должника представляется нецелесообразным, поскольку оно не повысит эффективности деятельности должника.

Следует обратить особое внимание на тот факт, что интересы руководителя должника и временного управляющего часто не совпадают. Об этом свидетельствует, по крайней мере, то обстоятельство, что действия временного управляющего не направлены на реализацию цели восстановления платёжеспособности должника, что может проявляться в ухудшении функционирования должника - юридического лица и привести, в конечном итоге, к ликвидации юридического лица. Функции руководителя должника и временного управляющего строго разграничены: фактическое управление юридическим лицом, в том числе и договорная работа,[52] осуществляется руководителем, а временный управляющий проводит контроль за действиями руководителя должника (в том числе за обеспечением сохранности имущества должника) и изучает финансовое состояние должника с целью определения возможности и целесообразности проведения реорганизационных либо ликвидационных процедур.

Исходя из названных функций временного управляющего, этот субъект конкурсного процесса наделяется определёнными правами и обязанностями, перечисленными в статьях 66 и 67 Закона о банкротстве 2002 г.

Особо важное место в анализе процедуры наблюдения занимают вопросы порядка проведения указанной судебной процедуры.

Порядок представляет собой последовательность, правила осуществления действий, проводимых в рамках процедуры наблюдения. Данный порядок не выработан законодательством, а установлен практикой. Условно в процессе наблюдения можно выделить несколько этапов:

1) предварительный;

2) проведение анализа финансового состояния должника;

3) установление размера требований кредиторов;

4) созыв и проведение первого собрания кредиторов;

5) заключительный.[53]

Остановимся на подробной характеристике всех названных этапов.

Предварительный этап предназначен для подготовки управляющего к последующим действиям, проводимым в период наблюдения. Этот этап ограничен тремя-четырьмя днями, временный управляющий должен ознакомить руководителей должника с определением арбитражного суда о введении процедуры наблюдения, с обязанностями руководителя должника и правами временного управляющего, установленными Законом о банкротстве 2002 г.

Ряд авторов считают, что к наиболее значимым действиям на данном этапе можно отнести определение временным управляющим (лучше с руководителем должника) даты, времени и места проведения первого собрания кредиторов.[54] Едва ли можно считать такую позицию обоснованной, так как перед проведением первого собрания необходимо провести комплекс значимых действий, в частности, установить требования кредиторов согласно ст. 71 Закона о банкротстве. Поэтому, на наш взгляд, осуществление вышеуказанных действий должно проводиться в более поздний срок, после установления размера требований кредиторов.

Представляется, что одной из задач данного этапа процедуры наблюдения является проведение инвентаризации всего имеющегося у организации имущества.

Одним из основных этапов наблюдения можно считать анализ финансового состояния должника, что является одновременно целью указанной процедуры банкротства. Согласно статье 70 Закона о банкротстве 2002 г. анализ финансового состояния должника проводится в целях определения стоимости принадлежащего должнику имущества для покрытия судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения арбитражным управляющим, а также в целях определения возможности или невозможности восстановления платёжеспособности должника.[55]

На наш взгляд, конечной целью анализа финансового состояния должника является достаточная проверка финансового и экономического состояния должника с тем, чтобы определить возможные перспективы развития должника, поскольку процедура наблюдения является предварительной и позволяет установить, какие процедуры банкротства будут проводиться в дальнейшем.

Несмотря на то, что Законом о банкротстве 2002 г. в качестве единственного критерия несостоятельности отмечен лишь один признак - неплатёжеспособность, критерий неоплатности целесообразно использовать на практике, так как именно на его основе анализируется финансовое состояние должника с целью определения возможности восстановления платёжеспособности последнего или признания юридического лица банкротом со всеми вытекающими отсюда неблагоприятными для организации последствиями.

В конечном итоге, применяемые для проведения анализа финансового состояния должника методические подходы должны обеспечивать получение объективной и адекватной оценки финансового состояния и результатов деятельности должника.

Резюмируя сказанное, отметим, что процедура наблюдения призвана обеспечить интересы, как кредиторов, так и должника, и позволяет избежать возможных конфликтов. А значит, надлежащее применение мероприятий в рамках процедуры наблюдения позволит достигнуть баланса интересов должника и кредиторов и создать необходимые предпосылки для наиболее справедливого, адекватного разрешения дел о банкротстве.

Применительно к процедуре наблюдения проблема эффективности решается следующим образом. Уровень эффективности данной судебной процедуры во многом определяется тем, в какой степени добросовестно выполняет свои функции временный управляющий. От того, насколько тщательно и достоверно будет проведён анализ финансового состояния должника и насколько полно временный управляющий сумеет принять меры по обеспечению сохранности имущества должника, зависит результат проведённой процедуры наблюдения. Следует также отметить, что с момента введения процедуры наблюдения сам руководитель должника нередко пытается изыскать скрытые резервы и удовлетворить требования кредиторов-заявителей.

Именно эффективно проведённая процедура наблюдения позволит на последующих этапах конкурсного права реализовать в достаточной степени цели несостоятельности (банкротства) и обеспечить, в конечном итоге, эффективное функционирование экономики, соответствующее общемировым стандартам.

На наш взгляд, введение процедуры наблюдения отвечает складывающемуся в России продолжниковому типу законодательства о банкротстве, так как направлено на сохранение активов должника и изыскание возможности восстановления его платёжеспособности путём проведения анализа финансового состояния юридического лица.


2.2 Правовое регулирование процедуры финансового оздоровления

Согласно ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г. финансовое оздоровление представляет собой процедуру банкротства, применяемую к должнику в целях восстановления его платёжеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.

Финансовое оздоровление - новелла российского законодательства о банкротстве - относится к числу реабилитационных процедур. В свою очередь, реабилитационные процедуры направлены на восстановление платёжеспособности должника и являются характерной чертой современного конкурсного процесса.

Как отмечалось выше, ряд авторов к числу восстановительных процедур также относят досудебную санацию.[56] Однако досудебная санация является не процедурой, а мерой, предотвращающей банкротство должника, поэтому не относится к числу восстановительных процедур банкротства. Согласно ст. 31 действующего Закона о банкротстве 2002 г. досудебная санация представляет собой финансовую помощь должнику в размере, достаточном для погашения денежных обязательств и обязательных платежей и восстановления платёжеспособности должника, которая предоставляется учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, кредиторами и иными лицами.

Следует отметить, что число реабилитационных процедур возросло после принятия Закона о банкротстве 2002 г., поскольку предусмотрена возможность введения ещё одной процедуры, направленной на восстановление платёжеспособности, - финансового оздоровления. Осуществление данной процедуры должно позволить при определённых условиях сохранить учредителям (участникам) должника контроль за хозяйствующим субъектом даже в условиях возбуждённого дела о банкротстве.

Термин «финансовое оздоровление» не является новым в российском законодательстве о банкротстве.[57] В частности, данное понятие встречается в Федеральном законе от 25.02.1999 г. №40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»,[58] в котором под финансовым оздоровлением понимается не процедура, а одна из мер по предупреждению банкротстве кредитных организаций. Следовательно, финансовое оздоровление в отношении кредитных организаций осуществляется ещё до применения процедур банкротства.[59]

Кроме того, термин «финансовое оздоровление» встречается и в наименовании уполномоченного органа в делах о банкротстве и процедурах банкротства - Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству. Значит, когда законодатель использует термин «финансовое оздоровление» в наименовании уполномоченного государственного органа в делах о банкротстве, то имеются в виду все те мероприятия, которые направлены на вывод юридических лиц из экономического кризиса и восстановление их платёжеспособности.

В связи с вышеизложенным нам представляется нецелесообразным использование понятия «финансовое оздоровление» для обозначения одной из процедур банкротства юридических лиц. Во-первых, такое применение приведёт к терминологической неточности, поскольку финансовое оздоровление является целью любой реабилитационной процедуры банкротства. Во-вторых, применение названного термина создаст путаницу, так как само по себе «финансовое оздоровление» может употребляться, как минимум, в трёх смыслах: как мера по предупреждению банкротства кредитной организации, как мероприятия, направленные на восстановление платёжеспособности должника, и, наконец, как новая реабилитационная процедура банкротства юридических лиц. С учётом данных обстоятельств полагаем, что для обозначения рассматриваемой судебной процедуры банкротства будет более целесообразным использовать другую, однозначную, терминологию.

Формальным основанием для введения в отношении юридического лица процедуры финансового оздоровления является определение арбитражного суда, которое, в свою очередь, принимается на основании решения собрания кредиторов.

Традиционно при анализе каждой процедуры банкротства наряду с формальным определяются и материальные основания для её введения. По отношению к новой процедуре финансового оздоровления материальным основанием можно считать те факты и обстоятельства, выявление (наличие) которых и позволяет арбитражному суду вынести определение о введении данной реорганизационной процедуры. К таким обстоятельствам относится реальная возможность восстановления платёжеспособности, а также фактическая способность должника или третьих лиц погасить задолженность перед кредиторами в соответствии с графиком погашения задолженности.

Введение финансового оздоровления преследует две основные цели: восстановление платёжеспособности должника и погашение задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности. Первая из названных целей характерна для любой реорганизационной процедуры (полностью соответствует продолжниковому подходу к законодательству о банкротстве), тогда как вторая отражает специфику финансового оздоровления и, в свою очередь, приближает данную судебную процедуру к нейтральному типу законодательства о несостоятельности.

Исходя из указанных целей, основными документами в рамках названной процедуры являются план финансового оздоровления, направленный на реализацию задачи восстановления платёжеспособности должника, и график погашения задолженности, который способствует выполнению цели погашения задолженности перед кредиторами.

План финансового оздоровления согласно п.1 ст. 84 Закона о банкротстве 2002 г. должен предусматривать способы получения должником средств, необходимых для удовлетворения требований кредиторов в соответствии с графиком погашения задолженности, в ходе финансового оздоровления. Указанные требования, предъявляемые к плану финансового оздоровления, ориентированы на реализацию только одной из целей анализируемой судебной процедуры - погашение задолженности. Представляется, что во исполнение основной цели финансового оздоровления - восстановление платёжеспособности должника - в плане финансового оздоровления должны также предусматриваться меры по оздоровлению должника (что позволит оправдать и название данной процедуры). Полагаем, что в этом случае подлежат субсидиарному применению положения ст. 106 Закона о банкротстве 2002 г., регламентирующие содержание плана внешнего управления. Свою позицию мы обосновываем тем, что внешнее управление как реабилитационная процедура также предусматривает в качестве основной цели восстановление платёжеспособности должника. Поэтому применение тех мер, которые рассматриваются в главе VI Закона о банкротстве («Внешнее управление»), может способствовать и выполнению задач другой реабилитационной процедуры - финансового оздоровления. Таким образом, отсутствие в действующем законодательстве, регламентирующем порядок проведения финансового оздоровления, отсылочных норм, предусматривающих возможность применения ряда положений Закона о банкротстве 2002 г., относящихся к процедуре внешнего управления, является пробелом действующего законодательства. Полагаем, что отсутствие таких ссылок не позволит фактически реализовать новую судебную процедуру, а значит, можно прогнозировать, что эффективность её осуществления в будущем будет достаточно низкой.

Несомненный интерес в плане рассматриваемой проблемы представляют вопросы управления должником в ходе финансового оздоровления. В отличие от другой реорганизационной процедуры - внешнего управления, в ходе финансового оздоровления органы управления должника осуществляют свои полномочия, но с учётом ограничений, установленных Законом о банкротстве 2002 г. В частности, должник может совершать ряд сделок только с согласия определённых субъектов. Все подобные сделки можно разделить на две группы. Первую группу образуют сделки, которые должник вправе совершать только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов). Сюда относят сделки, в совершении которых у должника имеется заинтересованность, или которые:

связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчётную дату, предшествующую дате заключения сделки;

влекут за собой выдачу займов (кредитов), выдачу поручительств и гарантий, а также учреждение доверительного управления имуществом должника;

влекут за собой возникновение новых обязательств должника в случае, если размер денежных обязательств должника, возникших после введения финансового оздоровления, составляет более двадцати процентов суммы требований кредиторов, включённых в реестр требований кредиторов.

Во вторую группу сделок входят те из них, которые должник вправе совершать только с согласия административного управляющего. Данную группу образуют сделки, которые: влекут за собой увеличение кредиторской задолженности должника более чем на пять процентов суммы требований кредиторов, включённых в реестр требований кредиторов на дату введения финансового оздоровления;

связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо или косвенно имущества должника, за исключением реализации имущества должника, являющегося готовой продукцией (работами, услугами), изготовляемой или реализуемой должником в процессе обычной хозяйственной деятельности;

влекут за собой уступку прав требований, перевод долга;

влекут за собой получение займов (кредитов).

Указанное подразделение всех сделок, которые могут совершаться должником только с согласия определённых субъектов, на две группы, на наш взгляд, может создавать серьёзные препятствия для осуществления одной из целей финансового оздоровления - восстановления платёжеспособности должника. По сути, должник лишается возможности нормально функционировать, так как его действия во многом сдерживаются волей определённых Законом о банкротстве 2002 г. субъектов. Кроме того, сложность надлежащего функционирования юридического лица может предопределяться тем, что согласие в определённых случаях необходимо получить от одного из двух вышеназванных субъектов, что не всегда будет возможно оперативно осуществить. Вместе с тем, нам представляется необоснованной позиция законодателя, который предписывает получить согласие разных субъектов в ситуации использования института займа (кредита): на получение займа необходимо получить предварительное согласие административного управляющего, а на его выдачу - согласие собрания кредиторов. Считаем, что законодателю следует унифицировать вопросы получения такого рода согласия, предусмотрев необходимость его получения от одного из названных субъектов конкурсного процесса, для чего нужно внести изменения в указанную статью Закона о банкротстве 2002 г.

Как следует из вышеизложенного, важная роль в успешном осуществлении финансового оздоровления отводится административному управляющему, полномочия которого определены в ст. 83 Закона о банкротстве 2002 г. Однако анализ прав и обязанностей административного управляющего показывает, что деятельность данного субъекта в основном заключается в осуществлении последним организационных и контрольных функций по отношению к несостоятельному должнику. Вместе с тем, основную роль в реализации целей процедуры финансового оздоровления выполняют органы управления должника.[60]

Термин «органы управления юридического лица» уже на протяжении многих лет используется в отечественном законодательстве и на страницах юридической литературы. В гражданском праве традиционно под органами юридического лица понимают лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), формирующих и выражающих его волю как самостоятельного субъекта права, руководящих деятельностью юридического лица. Поскольку орган - составная часть юридического лица, то все действия, совершённые им в пределах его компетенции, рассматриваются как действия юридического лица и порождают для последнего соответствующие права и обязанности.[61]

Именно органы должника осуществляют основные функции во время финансового оздоровления: проводят конкретные мероприятия в целях восстановления платёжеспособности должника, исполняют текущие требования должника, обязательства в соответствии с графиком погашения задолженности, а также осуществляют руководство текущей деятельностью должника.

В рамках анализа новой судебной процедуры - финансового оздоровления - интерес также представляют вопросы завершения финансового оздоровления.

По общему правилу, окончание данной процедуры банкротства определяется истечением срока финансового оздоровления. Однако возможно и досрочное завершение финансового оздоровления, которое, в свою очередь, может подразделяться на два типа. Первый тип - досрочное окончание финансового оздоровления, которое возможно согласно ст. 86 Закона о банкротстве 2002 г. в случае погашения должником всех требований кредиторов, предусмотренных графиком погашения задолженности, до истечения установленного арбитражным судом срока финансового оздоровления.

В отличие от досрочного окончания, основаниями для досрочного прекращения финансового оздоровления в соответствии со ст. 87 Закона о банкротстве 2002 г. являются:

непредставление в арбитражный суд в течение пятнадцати дней с даты введения финансового оздоровления соглашения об обеспечении обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности;

неоднократное или существенное (на срок более чем пятнадцать дней) нарушение в ходе финансового оздоровления сроков удовлетворения требований кредиторов, установленных графиком погашения задолженности.

Следует заметить, что в общем лексическом значении термины «окончание» и «прекращение» употребляются как тождественные: окончание - завершение, конец чего-нибудь, доведение до конца;[62] прекращение - конец, предел чему-нибудь.[63] Однако применительно к завершению финансового оздоровления данные понятия нельзя отождествлять, поскольку под «окончанием» понимается процесс завершения данной судебной процедуры в связи с достижением целей финансового оздоровления, а «прекращение» означает завершение данной реорганизационной процедуры при недостижении её целей.

Вместе с тем, указанное разграничение может распространяться только на случаи досрочного завершения финансового оздоровления, поскольку если такая судебная процедура завершается по истечении её сроков, то законодатель использует только один термин «окончание», даже если цели финансового оздоровления не достигнуты и решается вопрос о введении другой судебной процедуры - внешнего управления или конкурсного производства.

В связи с анализом вопросов окончания финансового оздоровления наибольшую значимость, по нашему мнению, приобретает проблема перехода к внешнему управлению по итогам рассмотрения результатов проведения финансового оздоровления. Такой переход согласно ст. 92 Закона о банкротстве 2002 г. возможен в случае:

установления реальной возможности восстановления платёжеспособности должника;

подачи в арбитражный суд ходатайства собрания кредиторов о переходе к внешнему управлению;

проведения собрания кредиторов, на котором было принято решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, появления обстоятельств, дающих основания полагать, что платёжеспособность должника может быть восстановлена.

Следовательно, в новом Законе о банкротстве 2002 г. отдаётся приоритет именно восстановительным процедурам, поскольку законодатель предоставляет должнику возможность восстановить свою платёжеспособность преимущественно перед ликвидационной процедурой. Однако пунктом 2 ст. 92 названного Закона введена система ограничений перехода к внешнему управлению: совокупный срок финансового оздоровления и внешнего управления не может превышать два года. При этом в случае, если с даты введения финансового оздоровления до даты рассмотрения арбитражным судом вопроса о введении внешнего управления прошло более чем восемнадцать месяцев, арбитражный суд не может вынести определение о введении внешнего управления.

Таким образом, Законом о банкротстве 2002 г. ограничена возможность введения другой реорганизационной процедуры. Представляется, что в целом данное ограничение является обоснованным, так как длительный срок проведения реабилитационных процедур может привести, скорее, не к реальному финансовому оздоровлению должника, а к затягиванию процесса банкротства, что в конечном итоге может привести к невозможности удовлетворения требований кредиторов. Однако полагаем, что ограничение проведения реабилитационных процедур жёстко установленным сроком (не более двух лет) не всегда позволит восстановить платёжеспособность несостоятельного должника, поскольку такого срока может быть недостаточно для реализации целей указанных процедур, особенно в отношении крупных должников.

Исходя из вышеизложенного, полагаем, что процедура финансового оздоровления наиболее полно соответствует продолжниковой модели законодательства о банкротстве, но модели не радикальной, а умеренной, когда наряду с интересами должников учитываются, хотя и в меньшей степени, интересы кредиторов. Кроме того, введение ещё одной реорганизационной процедуры в отечественное законодательство также свидетельствует о дальнейшем закреплении в России именно продолжникового подхода к законодательству о банкротстве.

Таким образом, финансовое оздоровление является перспективной процедурой банкротства. Но вместе с тем, ряд положений действующего законодательства требуют дальнейшего толкования, что в будущем должно позволить эффективно применять данную судебную процедуру.

2.3 Правовое регулирование процедуры внешнего управления

Легальное определение процедуры внешнего управления дано в статье 2 Закона о банкротстве 2002 г., согласно которой внешнее управление представляет собой процедуру банкротства, применяемую к должнику в целях восстановления его платёжеспособности.

Цель введения процедуры внешнего управления состоит в том, чтобы упорядочить проведение мероприятий, которые направлены на восстановление платёжеспособности должника и сохранение его бизнеса.[64]

Формальным основанием для введения внешнего управления является определение суда о его введении, принятое по решению или ходатайству первого собрания кредиторов либо по собственной инициативе.

Материальные основания введения изучаемой процедуры банкротства можно разделить на две группы:

1) необходимость и целесообразность проведения внешнего управления из представленных в обоснование ходатайства документов. Термин «необходимость» означает, что без данной процедуры в сложившейся ситуации обойтись нельзя. Термин «целесообразность» - уверенность лиц, обратившихся с ходатайством, и суда в том, что проведение данной процедуры позволит достичь цели восстановления платёжеспособности;[65]

2) реальная возможность восстановления платёжеспособности должника. Согласно ст. 93 Закона о банкротстве 2002 г. внешнее управление вводится на срок не более восемнадцати месяцев, при этом указанный срок может быть продлён не более чем на шесть месяцев. Однако на практике часто определённого названным Законом срока недостаточно для восстановления платёжеспособности должника, так как для реструктуризации требуется длительный период. Указанное обстоятельство позволяет ряду авторов утверждать, что сроки внешнего управления должны быть существенно увеличены.[66] Вместе с тем, в отличие от Закона о банкротстве 1998 г. продолжительность внешнего управления увеличена на шесть месяцев. Но всё же и этого срока часто бывает недостаточно для восстановления платёжеспособности должника.

С момента прекращения полномочий руководителя должника правосубъектность юридического лица - должника существенно меняется. Среди правоведов нет единого мнения по поводу того, каким образом изменяется правосубъектность должника. Действительно, в юридической литературе разграничиваются понятия «правоспособность» и «дееспособность», причём традиционно в отношении юридических лиц эти термины объединяются в понятие «правосубъектность». Однако некоторые учёные-правоведы вкладывают в последнюю категорию более широкий смысл, понимая под правосубъектностью общеправовую категорию, обобщённо отражающую положение лица как социального явления в обществе и его правовые возможности в различных отраслях человеческой деятельности. Поскольку любое юридическое лицо обладает правоспособностью с момента создания, то в процессе несостоятельности возможно лишь ограничение дееспособности юридического лица. Поэтому внешний управляющий своими действиями восполняет ограниченную дееспособность организации-должника с тем, чтобы должник мог участвовать в гражданском обороте, так как в противном случае не могут быть достигнуты цели процедуры внешнего управления.

Как отмечалось выше, фактическое управление должником осуществляется внешним управляющим, поэтому представляется, что внешний управляющий становится органом управления должника. Вместе с тем, в соответствии с новым Законом о банкротстве 2002 г. деятельность внешнего управляющего нельзя полностью отождествлять с функциями органов управления юридического лица, поскольку у таких органов сохраняется ряд полномочий. В частности, к таким полномочиям согласно п.2 ст. 94 Закона о банкротстве 2002 г. относятся принятие решений о внесении изменений и дополнений в устав общества в части увеличения уставного капитала, об определении количества, номинальной стоимости объявленных акций, об увеличении уставного капитала акционерного общества путём размещения дополнительных обыкновенных акций и некоторые другие. Следовательно, в отличие от ранее действовавшего законодательства, органы управления должника наделяются целым рядом важных полномочий, которые позволяют сделать вывод о том, что современный Закон о банкротстве в большей степени соответствует продолжниковому типу законодательства, так как направлен на защиту интересов должника. Резюмируя сказанное, отметим, что деятельность внешнего управляющего нельзя отождествлять с органами юридического лица, в то же время именно внешний управляющий своими действиями восполняет ограниченную дееспособность организации-должника.

Согласно ст. 99 Закона о банкротстве 2002 г. внешний управляющий наделяется большим кругом полномочий. Он вправе самостоятельно распоряжаться имуществом должника, при этом собственник имущества должника или органы управления должника не вправе принимать решения либо иным образом ограничивать полномочия внешнего управляющего по распоряжению имуществом должника. Такие положения Закона направлены на усиление возможностей повышения функционирования санируемого юридического лица. Вместе с тем, законодательством о банкротстве предусмотрены и ограничения в распоряжении имуществом: крупные сделки (влекущие распоряжение недвижимым имуществом или иным имуществом должника, балансовая стоимость которого превышает десять процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчётную дату, предшествующую дате заключения такой сделки) и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов. Полагаем, что данные ограничения включены в законодательство исходя из этических суждений, поскольку фигура внешнего управляющего в осуществлении рассматриваемой судебной процедуры является ключевой, что может привести к злоупотреблению полномочиями. Собрание кредиторов в данном случае призвано служить тем сдерживающим фактором, который позволит достигнуть наиболее эффективного осуществления внешнего управления.

Внешний управляющий также вправе заключать от имени должника мировое соглашение и заявлять отказ от исполнения договоров должника. Для наиболее полного и эффективного достижения целей рассматриваемой судебной процедуры Закон о банкротстве 2002 г. возлагает на внешнего управляющего целый ряд обязанностей. В зависимости от задач, выполняемых внешним управляющим, все обязанности управляющего можно разделить на две следующие группы.

Обязанности первой группы являются управленческими, так как они направлены на исполнение внешним управляющим функций руководителя должника. К таким обязанностям относятся принятие в ведение имущества должника и проведение его инвентаризации. В ходе инвентаризации имущества и обязательств организации проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка.

Обязанности второй группы условно можно назвать восстановительными, поскольку с помощью их выполнения достигается основная цель процедуры внешнего управления - восстановление платёжеспособности должника. Сюда относятся такие обязанности, как разработка и представление на утверждение собранию кредиторов плана внешнего управления; заявление в установленном порядке возражения по предъявленным к должнику требованиям кредиторов; принятие мер по взысканию задолженности перед должником; ведение реестра требований кредиторов; предоставление собранию кредиторов отчёта по итогам реализации плана внешнего управления и другие дополнительные обязанности.

Конечно, представленная классификация обязанностей внешнего управляющего является условной, поэтому ряд обязанностей, указанных в Законе о банкротстве 2002 г., можно отнести в равной мере к обязанностям как управленческим, так и восстановительным. В частности, к смешанным обязанностям можно отнести обязанность вести бухгалтерский, финансовый, статистический учёт и отчётность.

Закон о банкротстве 2002 г. возлагает на внешнего управляющего обязанность разработать план внешнего управления не позднее одного месяца с даты его утверждения и предоставить его на утверждение собранию кредиторов. Собрание кредиторов может не утвердить план, приняв решение о его отклонении и обращении с ходатайством в арбитражный суд о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства либо об отклонении плана внешнего управления, отстранении внешнего управляющего с одновременным утверждением саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть, утверждён внешний управляющий. При этом Законом о банкротстве 2002 г. не ставится зависимость между отказом собрания кредиторов в утверждении плана внешнего управления и целесообразностью такого отказа. Безусловно, данная норма Закона направлена на защиту интересов кредиторов. Значит, введение указанной нормы в законодательство о банкротстве дискредитирует те цели, которые стоят перед процедурой внешнего управления, и ущемляет интересы должника, которые ставятся во главу угла в рамках данной реабилитационной процедуры. Как известно, внешнее управление вводится после процедуры наблюдения в случаях, когда имеется возможность восстановить платёжеспособность должника. Поэтому наделение конкурсных кредиторов после введения данной процедуры указанными полномочиями, дающими им возможность отказаться от продолжения осуществления внешнего управления, препятствует должнику в реализации возможности достигнуть платёжеспособного уровня.

В связи с необходимостью реализации процедуры внешнего управления особый интерес представляют меры, направленные на восстановление платёжеспособности должника. Все меры, осуществляемые в рамках процедуры внешнего управления, можно подразделить на две группы. Первую группу образуют имущественно-правовые меры. При их выделении акцентируется внимание на объектном аспекте правоотношений, складывающихся на данном этапе рассмотрения дела о банкротстве. К таким мерам можно отнести перепрофилирование производства, закрытие нерентабельных производств, взыскание дебиторской задолженности, продажу части имущества должника, продажу предприятия должника. Вторую группу мероприятий именуют организационно-правовыми мерами. При их выделении во внимание принимается субъектный аспект правоотношений при внешнем управлении. В данную группу входят такие меры, как введение моратория на удовлетворение требований кредиторов, уступка прав требований должника, исполнение обязательств должника собственником имущества должника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника или третьим лицом (третьими лицами).

Подводя итоги сказанному, отметим, что перечисленные в законодательстве о несостоятельности меры не всегда в действительности преследуют цели восстановления платёжеспособности должника. Так, продажа имущества должника (в том числе продажа его предприятия) направлена, собственно, не на восстановление платёжеспособности должника, а на удовлетворение требований кредиторов. В целом же выбор тех или иных мер по восстановлению платёжеспособности в каждом конкретном случае определяется исходя из особенностей должника и его финансово-хозяйственной деятельности, сопоставления затрат на реализацию данных мер и предполагаемых результатов их реализации, а также исходя из сопоставления возможных сроков реализации таких мер с установленными сроками восстановления платёжеспособности.

Следует отметить, что по итогам внешнего управления внешний управляющий должен составить отчёт. Одновременно с представлением указанного отчёта внешний управляющий вносит на собрание кредиторов одно из следующих предложений:

о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платёжеспособности должника и переходе к расчётам с кредиторами;

о продлении установленного срока внешнего управления;

о прекращении производства по делу в связи с удовлетворением всех требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов;

о прекращении внешнего управления и об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Далее обратимся к анализу некоторых проблем, которые остаются неразрешёнными при осуществлении расчётов с кредиторами в период внешнего управления. В частности, согласно п.1 ст. 122 Закона о банкротстве 2002 г. в ходатайстве внешнего управляющего арбитражному суду о вынесении определения о расчёте с кредиторами определённой очереди должно содержаться предложение о пропорции удовлетворения требований кредиторов. Неясно, для чего необходимы такие предложения, если речь идёт о накоплении денежных средств, достаточных для расчётов с кредиторами определённой очереди. Считаем, что такое противоречие должно быть устранено законодателем путём внесения изменений в указанную правовую норму.

В связи с особенностями окончания процедуры внешнего управления, обусловленными необходимостью расчётов с кредиторами, в юридической литературе высказываются разные суждения относительно определения природы периода расчётов с кредиторами. М.В. Телюкина полагает, что период расчётов с кредиторами представляет собой особую процедуру конкурса наряду с наблюдением, внешним управлением, конкурсным производством и мировым соглашением. Поскольку внешнее управление прекращается из-за прекращения полномочий внешнего управляющего, на стадии расчётов с кредиторами действует руководитель должника.[67] Если принять сторону М.В. Телюкиной, то придётся, отступив от логики и смысла Закона о банкротстве 2002 г., согласиться с тем, что арбитражный управляющий после успешного завершения восстановления платёжеспособности должника уступает своё место руководителю должника, который часто не способен обеспечить успешное завершение финансового оздоровления должника. В подобной ситуации все действия внешнего управляющего могут свестись на нет, что приведёт к фактическому банкротству должника.

Резюмируя сказанное, отметим, что процедура внешнего управления является реабилитационной процедурой банкротства. В рамках продолжниковой модели законодательства о банкротстве названная судебная процедура является наиболее значимой, поскольку позволяет при эффективном менеджменте восстановить платёжеспособность должника и, в конечном итоге, влияет на возрождение экономики России. В отличие от прежнего законодательства в действующем Законе о банкротстве 2002 г. законодатель более детально регламентирует те мероприятия, которые осуществляются в рамках данной процедуры. Тем самым, эффективность процедуры внешнего управления должна в будущем повышаться.

Причины неэффективности процедуры внешнего управления нам видятся в следующем. Прежде всего, неэффективность связана с недостаточным профессионализмом внешнего управляющего, который и призван, используя все законные способы, восстановить платёжеспособность должника. Сегодня очевидно, что неграмотный и нечестный управляющий своими действиями может не только нанести экономический ущерб конкретным хозяйствующим субъектам, но и в целом дискредитировать столь необходимый в условиях современной России институт банкротства. На наш взгляд, деятельность внешнего управляющего должна подвергаться более тщательному контролю, как со стороны кредиторов, так и со стороны различных органов (в частности, саморегулируемой организации арбитражных управляющих и Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству).

Кроме того, на эффективность процедуры внешнего управления влияют и внешние факторы. Так, нестабильность экономической ситуации в России создаёт многочисленные предпринимательские риски и не даёт возможности улучшить финансовое состояние должника в рамках внешнего управления. К внешним факторам, влияющим на уровень предпринимательского риска, относятся как факторы прямого воздействия, так и факторы косвенного воздействия. Факторы прямого воздействия непосредственно влияют на уровень риска. К этой группе следует отнести изменения законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность; конкуренцию предпринимателей; взаимоотношения с хозяйствующими партнёрами; налоговую систему, рэкет и коррупцию. Под факторами косвенного воздействия понимают такие факторы, которые могут не оказывать прямого немедленного воздействия на уровень риска, но способствуют его изменению. В эту группу факторов включаются политические условия, международные события, экономическая неустойчивость страны деятельности, экономическое положение отрасли деятельности, стихийные бедствия.[68]

Наиболее важным представляется, что для экономически рациональной реструктуризации юридических лиц необходимы разработка и проведение адекватной промышленной политики на уровне государства.[69]

Одна из причин неэффективности процедуры внешнего управления заключается также в том, что ещё в момент введения указанной судебной процедуры кредиторы могут преследовать цели разорения организации-должника, получения контроля над его финансовыми потоками, смены руководителя, приобретение отдельных объектов имущественного комплекса или всего имущества должника. В данном случае именно целенаправленная государственная политика может повлиять на действительное восстановление платёжеспособности должника. Такая политика должна быть направлена на повышение качества внешнего управления, усиление ответственности арбитражного управляющего, стимулирование формирования профессиональных управляющих, которые специализируются на финансовом оздоровлении неплатёжеспособных юридических лиц.

По существу, когда целью внешнего управления является смена собственника на имущественный комплекс должника, разница между внешним управлением и конкурсным производством становится условной: результат в обоих случаях один. Существенной особенностью внешнего управления становится только представление внешнему управляющему большей свободы в части распоряжения имуществом должника. При этом внешнее управление становится лишь промежуточной процедурой, в течение которой внешним управляющим отчуждается в интересах определённых лиц полезное имущество должника (например, участвующее в основном виде деятельности). Озабоченность использованием Закона о банкротстве в целях передела собственности разделяет и Высший Арбитражный Суд РФ, мнение которого отражено в Письме от 20 января 1999 г. №С1-7ГУП-61.

Также причины неэффективности внешнего управления связаны с тем, что фактически институт банкротства не достиг экономических целей по выявлению на ранней стадии проблемных юридических лиц и восстановлению их платёжеспособности, а процесс финансового оздоровления пошёл по пути жёсткого регулирования экономических отношений.

Наконец, даже в случае восстановления платёжеспособности организации-должника эффективность процедуры внешнего управления существенно снижается с учётом того, что после выхода из кризисного состояния несостоятельный должник — юридическое лицо часто возвращается в руки к своему прежнему руководству. Вместе с тем, во многих случаях кризисное состояние должника является результатом ненадлежащего руководства именно менеджеров организации. Внешнее управление эффективно только тогда, когда в результате его осуществления имущество переходит от неэффективного собственника к эффективному. Поэтому представляется, что при проведении внешнего управления управляющий, помимо предусмотренных Законом о банкротстве 2002 г. обязанностей, должен выявлять причины наступления финансово-экономического кризиса должника и указывать эти причины в отчёте на заключительном этапе внешнего управления. В таком случае при восстановлении платёжеспособности должника у учредителей (участников) юридического лица будет возможность назначить (избрать) нового, более профессионального менеджера для осуществления руководства возрождённой организацией.

В заключение отметим, что введение реабилитационной процедуры внешнего управления наиболее полно отвечает продолжниковому подходу к законодательству о банкротстве, поскольку направлено на восстановление платёжеспособности должника, а следовательно, даёт возможность российским хозяйствующим субъектам выжить в условиях формирующейся в России рыночной экономики, которая характеризуется частыми кризисами перепроизводства, приводящими к увеличению степени предпринимательского риска. В конечном итоге, именно процедура внешнего управления создаёт гарантии для развития рыночной экономики в стране.

2.4 Правовое регулирование процедуры конкурсного производства

Процедура конкурсного производства является заключительной стадией конкурсного процесса и проводится в отношении должника, признанного банкротом и подлежащего ликвидации.

Легальное определение конкурсного производства дано в статье 2 Закона о банкротстве 2002 г., в соответствии с которой конкурсное производство - процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Данное определение конкурсного производства, по сути, отражает лишь цель названной ликвидационной процедуры.

Причины различия в понимании термина «конкурсное производство» заключаются в следующем. Процедура конкурсного производства была исторически первой, применяемой к несостоятельным должникам, поскольку изначально цели конкурсного процесса полностью совпадали с целями процедуры конкурсного производства - удовлетворением требований кредиторов. До начала расширения количества процедур банкротства процесс урегулирования долгов несостоятельного субъекта имел сугубо ликвидационную направленность. Поэтому торговая и юридическая практика перестала допускать употребление термина «конкурсное производство» в ином, нежели связанном с ликвидацией имущества должника, значении. Более того, в рамках института несостоятельности существует особое понимание термина «конкурс»: традиционно данный термин означал стечение (схождение) кредиторов, имеющих имущественные требования к общему должнику, поэтому производство по делу о несостоятельности, на какой бы стадии оно ни осуществлялось, всегда будет конкурсным, то есть сопровождающимся стечением кредиторов.[70]

Цели конкурсного производства заключаются в следующем. Во-первых, это формирование конкурсной массы и соразмерное удовлетворение требований кредиторов в соответствии с установленной Законом о банкротстве 2002 г. очерёдностью. Также целью конкурсного производства является обеспечение имущественных интересов кредиторов должника путём сохранности оставшегося имущества. Однако сохранение имущества должника направлено на защиту интересов не только кредиторов, но и самого должника, поскольку позволяет использовать имущество должника строго по назначению, и ограждает это имущество от недобросовестных действий кредиторов и третьих лиц. Конечной целью конкурсного производства как завершающей ликвидационной процедуры банкротства является ликвидация должника, поскольку в результате конкурсного производства прекращается существование юридического лица.

В Законе о банкротстве 2002 г. чётко определён срок проведения конкурсного производства: согласно п.2 ст. 124 этот срок не может превышать один год, однако арбитражный суд вправе продлить указанный срок по ходатайству лиц, участвующих в деле, на шесть месяцев. Основаниями для продления срока могут служить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости завершить продажу имущества должника и расчёты с кредиторами, а также предъявление исков о признании недействительными сделок, совершённых должником, исполнение решений по указанным искам, поиск и возврат имущества должника. Введение ограничения на сроки проведения конкурсного производства, на наш взгляд, позволяет завершить процесс признания должника несостоятельным (банкротом) в обоснованные сроки и в наибольшей степени реализовать цели указанной ликвидационной процедуры. Причём сроки проведения конкурсного производства чётко установлены, в отличие от Закона о банкротстве 1998 г., в котором отсутствовала фиксация предельно допустимой продолжительности процедуры конкурсного производства, что позволяло арбитражным судам проявлять гибкость: устанавливать сроки продления конкурсного производства в зависимости от категории должника, масштабов его деятельности, а также государственной и общественной значимости. Вместе с тем, ограничение сроков конкурсного производства до полутора лет может поставить конкурсного управляющего в такое положение, что процесс признания должника банкротом не будет завершён. Выход из подобной ситуации нам видится в том, чтобы вновь вернуться к ранее сложившейся практике, то есть предусмотреть возможность дальнейшего продления сроков конкурсного производства.

Основания введения конкурсного производства традиционно делятся на формальные и материальные. Формальным основанием введения конкурсного производства является согласно статье 53 Закона о банкротстве 2002 г. решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Материальные же основания полностью совпадают с основаниями для судебного признания должника банкротом (п.1 ст. 53 Закона), поскольку в соответствии с п.1 ст. 124 Закона о банкротстве 2002 г. принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом без каких-либо дополнительных условий влечёт открытие конкурсного производства.[71] Следовательно, к материальным основаниям введения конкурсного производства относится наличие признаков банкротства должника при отсутствии оснований для оставления заявления о признании должника банкротом без рассмотрения, введения финансового оздоровления, внешнего управления, утверждения мирового соглашения или прекращения производства по делу о банкротстве.

Принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства влечёт определённые правовые последствия согласно статье 126 Закона о банкротстве 2002 г. Прежде всего, срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим.

С первым последствием открытия конкурсного производства связано также и следующее: прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций по всем видам задолженности должника. Учитывая тот факт, что в юридической науке и практике традиционно проценты понимаются в различных смыслах (как разновидность формы гражданско-правовой ответственности и как плата за кредит в широком смысле слова), то в контексте данной нормы Закона остаётся невыясненным, начисление каких именно процентов прекращается. Следуя буквальному толкованию указанной статьи «прекращается начисление ... процентов и иных финансовых санкций», можно сделать вывод, что под процентами в соответствии со ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г. понимается лишь разновидность формы гражданско-правовой ответственности. Однако, на наш взгляд, буквальное толкование в данном случае не отвечает традициям конкурсного процесса и целям данной процедуры банкротства. Так, в статье 18 Закона о банкротстве 1992 г. было закреплено правило, согласно которому прекращалось начисление пеней и процентов по всем видам задолженности предприятия-должника. Кроме того, поскольку одной из целей конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов, то продолжение начисления процентов как платы за кредит не даст возможности осуществить наиболее полный расчёт с кредиторами должника. Поэтому представляется верным считать, что проценты в статье 126 Закона о банкротстве 2002 г. должны пониматься в широком смысле: как разновидность формы гражданско-правовой ответственности и как плата за кредит. Такой позиции придерживается и ряд исследователей.[72]

Основные цели процедуры конкурсного производства реализуются посредством осуществления деятельности конкурсным управляющим. Конкурсный управляющий является лицом, осуществляющим все полномочия по управлению делами должника в процессе конкурсного производства, а также полномочия, связанные с прекращением должника, признанного банкротом. Свои полномочия конкурсный управляющий осуществляет с момента назначения и до момента завершения конкурсного производства.

С юридической точки зрения конкурсная масса выступает объектом удовлетворения требований кредиторов несостоятельного должника, но не непосредственно в виде вещей и прав, а посредством соразмерного удовлетворения этих требований из стоимости реализованных вещей и прав, составляющих конкурсную массу, в очерёдности, предусмотренной Законом.[73]

Следует отметить, что не всё имущество должника включается в конкурсную массу. Статьёй 131 Закона о банкротстве предусмотрены случаи исключения части имущества из конкурсной массы. Сюда относится имущество, изъятое из оборота, а также иное имущество, предусмотренное Законом о банкротстве 2002 г. Причём впервые имущество, не включаемое в конкурсную массу, в законодательстве о несостоятельности разделено на две группы. Первая группа объектов в соответствии с п.4 ст. 132 Закона о банкротстве включает дошкольные образовательные учреждения, общеобразовательные учреждения, лечебные учреждения, спортивные сооружения, объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения, и именуется социально значимыми объектами. Такое имущество продаётся путём проведения торгов в форме конкурса. Обязательным условием такого конкурса должна явиться обязанность покупателя социально значимых объектов содержать и обеспечивать их эксплуатацию и использование в соответствии с целевым назначением указанных объектов.

Вторую группу иных объектов, не включаемых в конкурсную массу, образует жилищный фонд социального использования. Такое имущество, а также социально значимые объекты, не проданные в вышеуказанном порядке, подлежат передаче в собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления, о чём конкурсный управляющий уведомляет указанные органы. При этом передача таких объектов осуществляется с учётом фактического состояния без каких-либо дополнительных условий на возмездной основе по договорной цене, за исключением объектов, эксплуатация которых является убыточной.

Заметим, что и в Законе о банкротстве 1998 г. также предусматривалась возможность передачи социально значимых объектов в собственность муниципалитета. Но поскольку в названном нормативно-правовом акте прямо не говорилось о возмездной передаче указанных объектов, то во избежание двойного толкования с 2002 г. данная норма применялась с учётом Постановления Конституционного Суда от 16.05.2000 г. №8-П, согласно которому эта норма не соответствует Конституции в той части, в которой она по смыслу позволяет передавать муниципальным образованиям жилищный фонд социального использования, детские дошкольные учреждения и объекты коммунальной инфраструктуры, жизненно необходимые для региона, без выплаты должникам-собственникам, находящимся в процедуре конкурсного производства, разумной, справедливой компенсации, обеспечивающей баланс между публичными и частными интересами, а также не допускает судебной проверки такой передачи по существу.[74] Следовательно, сама возможность принудительной передачи названных социально-культурных объектов муниципальным образованиям не отрицается Конституционным Судом РФ.

В связи с такой позицией Конституционного Суда РФ В.В. Витрянский сделал прогноз о том, что теперь всё чаще будут встречаться ситуации, когда органы местного самоуправления, которые и ранее (бесплатно) неохотно принимали названные объекты в муниципальную собственность, будут всяческими способами от этого уклоняться, что неимоверно затруднит для конкурсных управляющих завершение конкурсного производства.[75] На этот случай конкурсный управляющий в соответствии с новым Законом о банкротстве 2002 г. располагает правом обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о понуждении соответствующего органа местного самоуправления к принятию указанных объектов. При удовлетворении такого заявления арбитражный суд устанавливает сумму средств, подлежащих уплате органом местного самоуправления за социально значимые объекты, переданные в муниципальную собственность.

Однако действующий Закон о банкротстве не запрещает продолжения функционирования предприятия в этот период. Если речь идёт о функционировании предприятия как имущественного комплекса, включающего наряду с недвижимостью, движимым имуществом, обязательственными правами требования и долгами некоторые исключительные права, а также так называемую «клиентеллу», то есть устойчивые хозяйственные связи с потребителями их продукции и услуг, весьма важные в условиях конкурентного рыночного хозяйства, то продолжение предпринимательской деятельности является просто необходимым, поскольку прекращение функционирования предприятия даже на непродолжительный период способно отрицательно повлиять на величину выручки от его продажи, а значит, и уменьшить объём удовлетворяемых требований кредиторов. Заметим, что в юридической литературе приводятся следующие примеры: за счёт получения доходов от производственной деятельности предприятия наращивают объёмы производства, постепенно погашают задолженность. Следовательно, даже ликвидация может служить задачам восстановления платёжеспособности должника, а значит, наряду с другими процедурами соответствует продолжниковой модели законодательства о банкротстве. Вместе с тем, следует оговориться, что в рамках конкурсного производства возможно лишь продолжение функционирования должника как объекта права, а не субъекта, который подлежит ликвидации.

Составление пассива (пассивной конкурсной массы) является следующим мероприятием, осуществляемым в рамках конкурсного производства. Под пассивной конкурсной массой понимается совокупность требований на несостоятельного должника, подлежащих удовлетворению из конкурсной активной массы.[76]

Следует отметить, что составление пассива опирается на принципы, закреплённые в законодательстве. Прежде всего, при составлении пассива используется указанный в ст. 128 Закона о банкротстве 2002 г. принцип публичности, который заключается в обязанности для конкурсного управляющего опубликовать сведения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства в официальном издании, определённом Правительством РФ.

Во-вторых, в качестве принципа используется запрет на включение в реестр требований кредиторов тех обязательств должника, которые хотя и выявлены конкурсным управляющим, но не подкреплены инициативой со стороны кредитора, облечённой в форму письменного требования, направленного на конкурс по почтовому адресу юридического лица-банкрота. Данный принцип вытекает из следующего: Законом о банкротстве 2002 г. установлен заявительный порядок предъявления требований кредиторов в ходе применения процедур банкротства (п.1 ст. 71, п. 1 ст. 100, п.1 ст. 142), а также последствия несоблюдения данного порядка (п.4 ст. 142). Поэтому конкурсный управляющий не вправе рассматривать и включать в реестр требований кредиторов не заявленные кредиторами требования, в том числе подтверждённые судебными актами и исполнительными документами.

В связи с вышеуказанными доводами необходимо обратить внимание на п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 06.08.1999 г. №43 «Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике», согласно которому арбитражным судам вменяются обязанности безусловного признания кредиторской задолженности, установленной на разных этапах проведения процедур банкротства. Под заявленными требованиями кредиторов, налоговых и иных уполномоченных органов понимаются требования, предъявленные к должнику в деле о банкротстве с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом до принятия решения.[77]

Поскольку целью конкурсного производства является ликвидация организации-должника, а не продолжение хозяйственной деятельности и извлечение прибыли, а также с учётом того, что производственная деятельность должника не относится в силу Закона о банкротстве 2002 г. к текущим затратам, то невозможность продолжать производственную деятельность ведёт к уценке предприятия как имущественного комплекса.[78] Поэтому, на наш взгляд, представляется важным предусмотреть в качестве обязательного условия продажи предприятия в ходе конкурсного производства сохранение единого производственно-технологического комплекса в соответствии с его целевым назначением, а до его продажи - обязанность конкурсного управляющего осуществлять производственную деятельность (пусть даже в щадящем режиме). Указанные меры позволят сохранить для российской экономики важные производственные ресурсы, в идеале обеспечить непрерывный производственный процесс, что должно соответствовать фундаментальным государственным и общественным интересам, хотя и может вступать в противоречие с интересами отдельных конкурсных кредиторов.

Несомненный интерес в рамках концепции настоящей работы представляют вопросы эффективности процедуры конкурсного производства.

Как известно, рассматриваемая судебная процедура банкротства возникла исторически первой, является консервативной и наиболее полно отвечает прокредиторской модели законодательства о банкротстве, поскольку направлена, в первую очередь, на ликвидацию должника и наиболее полное удовлетворение требований кредиторов. Следуя прокредиторскому подходу, ряд российских исследователей считают конкурсное производство самой эффективной процедурой банкротства, которая позволяет достичь наилучшего результата для оздоровления той части бизнеса, которая ещё может быть спасена. Кроме того, эта процедура позволяет более полно реализовать цели, стоящие перед институтом несостоятельности.[79]

Однако, по нашему мнению, цели конкурсного процесса состоят, как указывалось выше, не только в соразмерном удовлетворении требований кредиторов и ликвидации должника-банкрота, но и в выводе юридического лица из экономического кризиса. Поэтому представляется важным помимо сохранения бизнеса должника по возможности сохранить и личность самого должника как субъекта предпринимательских отношений.

Следовательно, эффективность процедуры конкурсного производства ещё более снижается в условиях рыночной экономики, так как потенциала функционирования на рынке предприятия должника нет, да и не все кредиторы могут рассчитывать на удовлетворение своих требований в полном объёме. В связи с вышеизложенным ещё раз отметим, что выход из подобной ситуации нам видится в том, чтобы в законодательстве, посвящённом регулированию процедуры конкурсного производства, предусмотреть в качестве обязательного условия продажи предприятия сохранение единого комплекса имущества в соответствии с его назначением, а до его продажи предусмотреть обязанность конкурсного управляющего осуществлять производственную деятельность. На наш взгляд, только названные меры позволят сохранить для российской экономики если не сам хозяйствующий субъект, то важные производственные ресурсы, недостаток которых остро ощущается и в настоящее время в условиях формирующегося цивилизованного российского рынка.

2.5 Правовое регулирование процедуры мирового соглашения

Мировое соглашение, наряду с финансовым оздоровлением и внешним управлением, относится к процедурам, предотвращающим банкротство должника, так как его заключение влечёт за собой прекращение производства по делу о несостоятельности.

Процедура мирового соглашения достаточно подробно регламентирована главой VIII Закона о банкротстве 2002 г. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что впервые в современном законодательстве о банкротстве даётся определение данной судебной процедуры, а именно согласно ст. 2 названного Закона под мировым соглашением понимается процедура банкротства, применяемая на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве в целях прекращения производства по делу о банкротстве путём достижения соглашения между должником и кредиторами.

Тем не менее, в юридической литературе существуют различные подходы к пониманию мирового соглашения. Прежде всего, многообразие подходов объясняется тем, что существует мировое соглашение, заключаемое в гражданском и арбитражном процессе, и мировое соглашение, заключаемое в процессе конкурсном (то есть в деле о банкротстве).

Исходя из того, что правовой институт мирового соглашения сформировался в недрах гражданско-процессуального законодательства, многие авторы полагают, что мировое соглашение, предусмотренное законодательством о банкротстве, есть разновидность института мирового соглашения в целом, установленного процессуальным законодательством. Следовательно, мировое соглашение означает добровольное соглашение о частичном отказе от требований одних лиц и одновременно признание оставшихся требований другими обязанными лицами.[80]

Однако упрощённое понимание мирового соглашения оборачивается недооценкой содержательного определения указанного термина. Определение мирового соглашения как соглашения о частичном отказе от требований одних лиц и одновременном признании оставшихся требований другими обязанными лицами совпадает с гражданско-процессуальным подходом к пониманию рассматриваемого термина, воспринятым и арбитражным процессом. Вместе с тем такое определение не может быть принято для объяснения мирового соглашения в конкурсном процессе, которое представляет собой юридическое отношение совершенно иного рода.

Сказанное позволяет утверждать, что термин «мировое соглашение» в рамках российского правового института несостоятельности необходимо воспринимать, по меньшей мере, в двух значениях: как процедура банкротства и как гражданско- правовая сделка, договор.[81] Такая двойственность правовой природы мирового соглашения подтверждается тем, что, с одной стороны, мировое соглашение - особый способ прекращения производства по делу о банкротстве, регламентированный законодательством о банкротстве, а с другой, - соглашение, договорённость между участниками конкурсного процесса.

Относительно восприятия термина «мировое соглашение» во втором значении (в значении договора), необходимо отметить, что исследователи вполне единодушны в понимании мирового соглашения как гражданско-правовой сделки.[82] В свою очередь, легальное определение сделки дано в ст. 53 ГК РФ, в соответствии с которой сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом легальная дефиниция сделок содержит указание на их социальную основу и цель - достижение гражданско-правовых последствий. Вместе с тем, юридический состав сделки представляет собой совокупность предусмотренных правом признаков, необходимых для признания за совершённым действием качества сделки, влекущей за собой наступление желаемых для её субъекта гражданско-правовых последствий.[83]

Также следует уточнить, что мировое соглашение - это чаще всего многосторонний договор, поскольку он может заключаться между должником, его кредиторами, а также третьими лицами.

Как судебная процедура банкротства мировое соглашение представляет собой официально установленную законодательством последовательность действий, поэтому обратимся к правовой регламентации мирового соглашения.

Мировое соглашение традиционно рассматривается как особая стадия развития конкурсных отношений. Заключение мирового соглашения становится возможным, когда должник и кредиторы смогли договориться о том, что им выгоднее продолжать отношения во внеконкурсном порядке. Следует отметить, что поскольку исполнение мирового соглашения выходит за рамки конкурсных отношений, осуществляется вне контроля арбитражного суда и не допускает судебного вмешательства, то Закон о банкротстве 2002 г. детально регламентирует только порядок заключения и содержание мирового соглашения, а также порядок его расторжения.[84]

Мировое соглашение может быть заключено на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве и при проведении любой процедуры, в том числе и в конкурсном производстве, при этом заключение мирового соглашения должно быть осуществлено до представления конкурсным управляющим в арбитражный суд отчёта о результатах проведения конкурсного производства.

Специфика мирового соглашения в деле о банкротстве состоит в том, что его заключением преследуются совершенно иные цели, чем при заключении мирового соглашения в исковом производстве. Его целями являются: для кредиторов - получение удовлетворения своих требований вне производства по делу о несостоятельности, а для должника - сохранение своей юридической и экономической самостоятельности, а значит, и возможности дальнейшего функционирования на определённом рынке. Этим соглашением достигается консенсус относительно дальнейшей судьбы должника.

Следует отметить, что мировое соглашение может быть заключено только при наличии решения об этом на собрании кредиторов. Значит, вопрос решается не всеми лицами, участвующими в деле и заявившими свои требования к должнику, а только конкурсными кредиторами и уполномоченными органами — участниками собрания кредиторов с правом голоса.

Решение о заключении мирового соглашения считается принятым собранием кредиторов при соблюдении одновременно двух условий: во-первых, если за него было подано большинство голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, во-вторых, если кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, проголосовали за принятие решения единогласно. Подобный порядок принятия решения предусмотрен действующим Законом о банкротстве 2002 г. в целях дополнительной защиты интересов залоговых кредиторов, которые получают право выбора порядка удовлетворения своих требований исходя из экономической целесообразности. Однако на практике нередко складываются ситуации, когда залогодержатель блокирует заключение мирового соглашения, настаивая на включении в него выгодных ему условий. При этом приходится идти на всевозможные уступки, в том числе и путём ущемления прав других кредиторов. Вслед за М.В. Телюкиной, нам представляется целесообразным предусмотреть в законодательстве о банкротстве механизмы, сдерживающие залогового кредитора в ситуации, когда ему предлагают разумные условия мирового соглашения.[85]

Непременным условием заключения мирового соглашения является фактическое погашение задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди, то есть по требованиям граждан, перед которыми должник несёт ответственность за причинение вреда их жизни и здоровью, по выплате выходных пособий и оплате труда лицам, работающим по трудовому договору, а также вознаграждений по авторским договорам. Следовательно, данная норма является гарантией соблюдения прав работников и других лиц.[86]

Учитывая особенность подписания мирового соглашения от имени конкурсных кредиторов уполномоченным лицом, а не всеми кредиторами, собрание кредиторов должно выработать и принять большинством голосов условия соглашения.

Как указывалось выше, мировое соглашение является многосторонней сделкой (договором). Сторонами этого договора являются должники, а также конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. Кроме названных лиц, в заключение мирового соглашения и его осуществлении могут принимать участие третьи лица, круг которых действующим Законом о банкротстве 2002 г. не ограничивается. Третьи лица могут принимать на себя определённые права и обязанности в соответствии с условиями мирового соглашения.[87]

После подписания мировое соглашение поступает в арбитражный суд. Считаем, что с учётом норм действующего законодательства суд не сможет выяснить добровольность мирового соглашения: голосование происходит до судебного заседания, а во время утверждения мирового соглашения в арбитражном суде присутствие кредиторов необязательно. Поэтому, вслед за И.В. Афанасьевой и Д.А. Беловой, нам представляется необходимым включение стадии рассмотрения и заключения мирового соглашения в процесс судебного разбирательства. Тогда суд сможет непосредственно убедиться в действительном волеизъявлении сторон, разъяснить им практическое воплощение их намерений.[88] Необходимость таких действий суда объясняется тем, что конкурсные кредиторы, участвуя в заключение мирового соглашения, фактически ущемляют свои права, поскольку не получают полного удовлетворения своих требований.

Необходимо также обратиться к проблемам, касающимся последствий утверждения мирового соглашения. К сожалению, можно констатировать, что Закон о банкротстве 2002 г., определяя мировое соглашение как процедуру банкротства, не регулирует собственно порядок его осуществления после утверждения. В связи с этим на практике возникают многочисленные вопросы, при решении которых суды вынуждены ориентироваться в большей степени на конкретные обстоятельства и применять аналогию закона чаще, чем сам закон. В частности, могут возникать следующие вопросы: каким образом осуществляется после утверждения мирового соглашения исполнительное производство, приостановленное после возбуждения производства по делу о банкротстве (на условиях мирового соглашения или в общем порядке); каким образом удовлетворяются требования кредиторов, не включённые в реестр требований (например, на стадии наблюдения в состав кредиторов не включаются лица, имеющие решения судов о взыскании неустоек, процентов и тому подобное). Практика предлагает различные варианты, в том числе и такой, как исполнение указанных требований в соответствии с условиями мирового соглашения.

Расторжение мирового соглашения может осуществляться только по решению арбитражного суда в отношении всех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов (в отличие от Закона о банкротстве 1998 г., в котором предусматривалась возможность расторжения мирового соглашения в отношении отдельного кредитора). Вместе с тем, в п. З ст. 165 Закона о банкротстве 2002 г. вновь появляется «отдельный кредитор». Представляется, что законодатель даёт недостаточно чёткие формулировки, приводящие к возможности двойного толкования норм. Во избежание такого толкования мы полагаем необходимым согласовать соответствующие нормы статей 164-166 Закона о банкротстве 2002 г. Как верно отмечает В.В. Витрянский, несогласованность правовых норм, ставшая результатом элементарной небрежности составителей законопроекта, может породить серьёзные проблемы в практике применения Закона о банкротстве.[89]

Последствия расторжения мирового соглашения в отношении всех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов перечислены в ст. 166 Закона о банкротстве 2002 г. Так, по общему правилу, расторжение мирового соглашения является основанием для возобновления производства по делу о банкротстве, за исключением случаев, если в отношении должника введены процедуры банкротства по новому делу о банкротстве. При возобновлении производства в отношении должника вводится процедура, в ходе которой и было заключено мировое соглашение.

Традиционно в качестве последствий расторжения мирового соглашения законодательством о банкротстве предусматривается, что такое расторжение не влечёт за собой обязанность конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, требования которых были удовлетворены в ходе исполнения мирового соглашения, возвратить должнику всё полученное ими в ходе исполнения мирового соглашения. Исключение составляют только случаи, когда вышеперечисленные субъекты знали или должны были знать о том, что удовлетворение их требований произведено с нарушением прав и законных интересов иных субъектов.

Поскольку кредиторы первой и второй очередей в заключение мирового соглашения не участвуют и погашение задолженности перед указанными кредиторами является необходимым основанием заключения мирового соглашения, то от них согласно п.5 ст. 166 Закона о банкротстве 2002 г. ни при каких обстоятельствах нельзя требовать возврата должнику исполнения, которое они получили в соответствии с п.1 ст. 158 названного Закона до заключения мирового соглашения. Условия мирового соглашения об отсрочке или рассрочке платежа или скидке с долгов не применяются в отношении неудовлетворённой части. Следует отметить, что пунктом 2 ст. 167 ГК РФ допускается возможность исключений из общего правила о двусторонности реституции. Значит, правовые последствия признания мирового соглашения недействительным, предусмотренные Законом о банкротстве 2002 г., укладываются в законодательную конструкцию реституции, закреплённую в п. 2 ст. 167 ГК РФ.[90]

В заключение исследования процедуры мирового соглашения необходимо остановиться на анализе вопросов эффективности указанной судебной процедуры банкротства, поскольку сама по себе регламентация мирового соглашения не позволяет с полной уверенностью утверждать о целесообразности введения такой процедуры. Именно изучение вопросов эффективности даёт возможность показать всю значимость мирового соглашения и дать рекомендации по дальнейшему совершенствованию порядка его проведения.

Сказанное позволяет утверждать, что в правовом регулировании процедуры мирового соглашения, также как и при регламентации иных судебных процедур банкротства, отечественный законодатель следует умеренно продолжниковому подходу, который, как отмечалось выше, в большей степени учитывает интересы должника, направленные, в первую очередь, на восстановление его платёжеспособности. Заключение мирового соглашения в нужное для должника время может послужить действенным инструментом его финансового оздоровления. Тогда мировое соглашение выступит своеобразным продолжением внешнего управления, когда для восстановления платёжеспособности должнику не хватает отведённого законом времени.[91]

Резюмируя сказанное, отметим, что мировое соглашение для современной российской экономики и предпринимательского права - перспективная процедура, которая позволяет достигать в условиях наименьшей конфликтности компромисса между должником и кредиторами, преследующими противоположные цели. Следовательно, указанная процедура в целом соответствует задачам развития рыночных отношений, придавая им должную стабильность.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели институт банкротства (несостоятельности) юридических лиц, определили понятие банкротства (несостоятельности) юридических лиц и выяснили значение института банкротства (несостоятельности) юридических лиц, раскрыли признаки банкротства. Несостоятельность юридических лиц затрагивает различные стороны деятельности, и не следует забывать, что ответы на вопросы, связанные с банкротством, разрешаются не только Законом о несостоятельности, но и иными отраслями права. Так, видна тесная связь с законодательством о собственности, залоге, управлении, корпоративным, трудовым, финансовым правом, и иных отраслей частного права. В части наказаний, законодательство о несостоятельности корреспондирует с уголовным и административным правом.

1. На основе анализа законодательства и судебной практики в дипломной работе сформулировано понятие «процедура банкротства» следующим образом: под процедурой банкротства юридического лица понимается официально установленная законодательством о несостоятельности (банкротстве) последовательность действий, применяемых к должнику - юридическому лицу, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным, с целью удовлетворения требований кредиторов и вывода организации из экономического кризиса.

2. От процедуры банкротства в рамках конкурсного процесса следует отличать понятия «меры» и «мероприятия». С точки зрения законодательства о банкротстве под мерами понимается совокупность действий и средств для реализации определённых частных задач, нежели те цели, которые ставятся при проведении процедур банкротства. Категория «мероприятия» в законодательстве о несостоятельности является общей по отношению к терминам «процедуры» и «меры», поскольку объединяет указанные понятия в одну группу действий, осуществляемых в процессе конкурсного права.

3. В рамках продолжниковой модели законодательства о несостоятельности сформулированы цели процедур банкротства: вывод хозяйствующего субъекта из экономического кризиса, переход к устойчивой работе путём повышения эффективности управления и использования ресурсов, обеспечение защиты интересов собственников и кредиторов, создание условий для активных инновационно - инвестиционных процессов.

4. Необходимо в период до введения наблюдения сократить время проведения судебного заседания по проверке требований заявителя к должнику до нескольких дней, и доказывается целесообразность распространения на указанный период ограничений, существующих для органов управления должника во время проведения наблюдения, с тем, чтобы не допустить передачи имущества юридического лица в другие структуры. Данная проблема не может быть решена путём принятия мер по обеспечению заявления, поскольку должник лишается права реально пользоваться своим имуществом, а значит, защита интересов должника существенно снижается, так как недобросовестные кредиторы получают дополнительную возможность разорить должника.

5. В связи с введением в отечественное законодательство о несостоятельности - финансового оздоровления, нами предлагается в целях устранения многозначности применяемого в наименовании указанной процедуры понятия использовать термин «административное управление». Данное обозначение позволит преодолеть имеющуюся в настоящее время терминологическую неточность и отграничить рассматриваемую процедуру от иных, смежных явлений. Кроме того, необходимо осуществлять более чёткую правовую регламентацию данной судебной процедуры. В частности, в целях устранения пробелов применительно к плану финансового оздоровления рекомендуется осуществлять субсидиарное применение положений, регламентирующих содержание плана внешнего управления, поскольку внешнее управление как реабилитационная процедура также предусматривает в качестве основной цели восстановление платёжеспособности должника.

6. По окончании процедуры финансового оздоровления нецелесообразно осуществлять переход к внешнему управлению, так как такой переход возможен в случае установления реальной возможности восстановления платёжеспособности должника, что, в свою очередь, является основанием введения финансового оздоровления. Поэтому если финансовое оздоровление не привело к достижению установленных Законом о банкротстве 2002 г. целей, то введение другой реабилитационной процедуры (которое, к тому же, ограничено жёсткими сроками) является нецелесообразным.

7. В целях защиты интересов должников в период осуществления внешнего управления предлагается во время действия моратория устранить возможность начисления процентов на сумму требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов к должнику. Такие меры в случае восстановления платёжеспособности позволят должнику эффективно функционировать в рыночных условиях.

8. С учётом продолжникового подхода к законодательству о банкротстве нами предлагается предусмотреть в качестве обязательного условия продажи предприятия в ходе конкурсного производства сохранение единого производственно-технологического комплекса в соответствии с его целевым назначением, а до его продажи - обязанность конкурсного управляющего осуществлять производственную деятельность.

9. Мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой по содержанию, а порядок его совершения определяется нормами процессуального права. Также в связи с подходом к мировому соглашению как к сделке решается проблема о соблюдении прав меньшинства, не принимавших участия в голосовании или голосовавших против заключения мирового соглашения. Мы полагаем, что в рамках продолжникового направления законодательства о банкротстве, несмотря на отсутствие добровольности в заключение мирового соглашения со стороны миноритарных кредиторов, названные субъекты должны подчиняться воле большинства, однако в законодательстве должны быть предусмотрены дополнительные гарантии прав таких кредиторов.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 [Текст]: офиц. текст // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федер. закон № 51- ФЗ: принят 30.11.1994, по сост. 26.06.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федер. закон № 14-ФЗ: принят 26.01.1996, по сост. 26.06.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций [Текст]: [федер. закон № 40-ФЗ: принят 25.19.1999, по сост. 01.12.2007]// Собрание законодательства РФ.-1999.-№ 9.-ст. 1097.

5. Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса [Текст]: [федер. закон № 122-ФЗ: принят 24.06.1999, по сост. 08.11.2007]// Собрание законодательства РФ.-1999.- №26.- ст. 3179.

6. О государственных муниципальных унитарных предприятиях [Текст]: [федер. закон № 161-ФЗ: принят 14.11.2002, по сост. 01.12.2007]// Собрание законодательства РФ.- 2002.- № 48.- ст. 4746.

7. О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих [Текст]: [пост. Правительства № 52: принято 03.02.2005]// Собрание законодательства РФ.-2005.- № 6.- ст. 464.

8. Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства [Текст]: [пост. Правительства № 52: принято 29.05.2004, по сост. на 22.05.2006]// Собрание законодательства РФ. – 2004.- № 23.- ст. 2310.

9. О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации [Текст]: [пост. Правительства № 586: принято 19.09.2003]//Собрание законодательства РФ.- 2003.- № 39.- ст. 3769.

10. О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующего должника [Текст]: [пост. Правительства № 573: принято 21.10.2004] //Собрание законодательства РФ.- 2004.- № 44.- ст. 4347.

Научная и учебная литература

1. Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. [Текст] М.: Статут, 1999. – 167 с.

2. Андреев А.В. Условия объявления должника банкротам и проблема их дифференциации//Юрист.-2007.-№ 7.-С.16.

3. Анохин В. Предупреждение банкротства и восстановление платежеспособности несостоятельного должника//Хозяйство и право.-2008.-№ 1.- С.13.

4. Афанасьева И.В., Белова Д.А. Пути реформирования института мирового соглашения в делах о банкротстве. [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. - 2001. - №4. - С. 19.

5. Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие. [Текст] М.: Издательство НОРМА, 2002. – 220 с.

6. Белых В.С., Виниченко С.И. Правовое регулирование цен и ценообразования в Российской Федерации: Учебно-практическое пособие. [Текст] М.: Изд-во НОРМА, 2002. – 60 с.

7. Белых В.С., Дубинчин А.А. Реформа законодательства о банкротстве: три года спустя. [Текст] // Российский юридический журнал.- 2008. - №1. - С.36

8. Беркович Н.В. Реформа законодательства о банкротстве: итоги, проблемы, решения [Текст] // Безопасность бизнеса.-2008.-№ 1.-С.11-12.

9. Борисенкова Т.В. Три российских законно о банкротстве: баланс частных и публичных интересов [Текст] //Арбитражный и гражданский процесс.-2005.-№ 9.-С.22.

10. Борисенкова Т.В. Реализация права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом: сочетание частных и публичных интересов//Адвокатская практика.- 2005.-№ 5.-С.11.

11. Витрянский В.В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства). [Текст] // Хозяйство и право.- 2003. - №1. - С. 12.

12. Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Вестник ВАС РФ.-1998. - № 2. - С. 88.

13. Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2001. - №3. - С.103.

14. Воложанин В.П., Карякин А.С. Соотношение норм законодательства о несостоятельности (банкротстве) и арбитражного процессуального кодекса РФ [Текст] // Цивилист.- 2008.- № 2.- С.44.

15. Говорин В. «Круглый стол» по проблемам несостоятельности (банкротства)//Предпринимательское право. – 2008 - № 3.- С.24.

16. Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. [Текст] М.: Волтерс Клувер, 2006.- 450 с.

17. Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник. [Текст] / Отв. ред. Васильев Е.А. М.: Международные отношения, 1993. -490 с.

18. Гражданское право. Том 1. Учебник. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П.,. Толстого Ю.К. М.: «ПБОЮЛ Рожников», 2007. – 812 с.

19. Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения. [Текст] // Юрист.- 2003. - №3. - С.22

20. Дедов Д. Признаки несостоятельности как критерий эффективности нового закона о банкротстве. [Текст] // Хозяйство и право.- 1999. - №8. - С.33.

21. Дихтяр А.И. Недействительность сделок должника в процедурах банкротства. [Текст] // Юрист.- 2001. - №1. - С. 32.

22. Дорохина Е.Г. Государственное регулирование в сфере банкротства [Текст] //Право и экономика.-2008.-№ 2.-С.29-30.

23. Дорохина Е.Г. Характер полномочий арбитражного суда в деле о банкротстве//Журнал российского права.- 2007.- № 8.- С.17.

24. Дубинский Д.Р. Правовые гарантии заработной платы при банкротстве работодателя. [Текст] // Российский юридический журнал.- 2008. - №3. - С. 79.

25. Евстратов А., Медведев М. О «политическом» аспекте банкнотной процедуры//Бизнес-адвокат.-2006.- № 16.-С.23.

26. Заболоцкая И.В. Проблемы участия в делах о банкротстве арбитражных управляющих//Налоги.- 2006.- № 22.-С.3.

27. Зубенко А.В. Теоретические аспекты несостоятельности (банкротства) кредитных организаций. [Текст] М.: МАКС Пресс, 2000. – 344 с.

28. Калнан Р. Процедура наблюдения. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2001. - №3. - С. 70.

29. Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства):Учебно-практическое пособие. М.,Волтерс Клувер, 2006.- 190 с.

30. Карелина С.А. Соглашение о досудебной санации [Текст] //Предпринимательское право.- 2007.- № 1.- С.19.

31. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное и переработанное. М., ИНФРА-М, 2007.- 890 с.

32. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)»: Постатейный научно-практический. [Текст] / Под ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Омега-Л, 2003. – 367 с.

33. Конев Ф.Ф. Некоторые аспекты законодательства о банкротстве [Текст]//Российский судья.-2005.-№ 9.-С.15.

34. Кораев К.Б. Соотношение вещных и обязательственных правоотношений при проведении банкротства//Юрист.- 2008.- № 3.- С.20.

35. Коцюба Н., Барсуков П. Практика проведения анализа финансового состояния организаций-должников при рассмотрении дел о банкротстве: точность и объективность диагностики банкротства. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №8. - С. 15.

36. Крутиков Р.Н. К вопросу о понятии и признаках несостоятельности [Текст] //Юрист.-2005. - № 6.-С.11.

37. Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] М.: Статут, 1997. – 445 с.

38. Лившиц Н.Г. Мировое соглашение в деле о банкротстве. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 1999. - №1. - С. 101.

39. Магомедова М.А. Общие и специальные нормы в арбитражно-процессуальном праве и их роль в рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Государство и право на рубеже веков. Материалы Всероссийской конференции. М.: Институт гос. и права РАН, 2001. - С. 167.

40. Максимов А., Максимова О. Продажа предприятия как имущественного комплекса на стадии конкурсного производства. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №4. - С.31.

41. Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. [Текст] М.: Волтерс Клувер, 2006.- 320 с.

42. Масевич М.Г., Орловский Ю.П., Павлодский Е.А. Комментарий к ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». [Текст] М.: Филинъ, Юстиц - информ, 1998. – 144 с.

43. Матвеенко П.В. Ответственность должностных лиц организации за нарушение обязательств//Налоги.- 2008.- № 1.- С.5.

44. Мостовой П. Объективные и субъективные грани банкротства. [Текст] // Экономика и жизнь.- 1996. - №46. - С.З.

45. Муравьев С., Завойкина Н. Банкротство без двусмысленности [Текст] //ЭЖ-Юрист.- 2008.- № 1.- С. 14.

46. Ожегов С.И. Словарь русского языка. [Текст] М.: Русск. яз., 1989. – 1170 с.

47. Оленин А.Е. Правовые основы и особенности наблюдения как процедуры процесса о банкротстве. [Текст] // Законодательство.- 2000. - №2. - С. 37.

48. Панов С.Я. Организационно -правовые аспекты проведения собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов ликвидируемых кредитных организаций//Банковское право.-2008. -№ 1.-С.15.

49. Палаткин В. Восстановительные процедуры при банкротстве сельхозорганизаций, или О том, что надо знать о законе. [Текст] // Экономика и управление.- 2000. - №1. - С.71

50. Плешанова О. Хорошо контролируемое банкротство//ЭЖ-Юрист.- 2005.- № 36.-С.4.

51. Попондопуло В.Ф. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). [Текст] М.: Юристъ, 2001.- 344 с.

52. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». [Текст] / Под общ. ред. Витрянского В.В. М.: Статут, 2001. – 270 с.

53. Практическое пособие по осуществлению конкурсного производства. [Текст] / Гребнев А.А. и др. М.: ИПК Госслужбы, 1999. - С.30.

54. Пшеничников С.В. Некоторые вопросы правоприменительной деятельности по оспариванию сделок с предпочтительностью, заключенных в предбанкротный период//Банковское право.- 2008.- № 2.- С.15.

55. Рягузов А.А. Трансграничная несостоятельность в российском праве//Юридический мир.- 2007.- № 6.- С.18.

56. Сакоренко В. Мировое соглашение как эффективный инструмент финансового оздоровления предприятий. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №7. - С. 18-19.

57. Салихов С., Терюхов В. Оценка бизнеса с учётом рисков. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №4. - С. 28.

58. Свит Ю. Восстановительные процедуры - способ предотвращения банкротства. [Текст] // Российская юстиция.- 2007. - №3. - С. 16-17.

59. Снытков И. Применение законодательства о несостоятельности (банкротстве)//ЭЖ-Юрист.-2005.- № 29.- С.11.

60. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. [Текст] М.: Статут, 1999. – 190 с.

61. Тарутин А. Банкротство предприятий не может быть способом их реструктуризации. [Текст] // Экономист.- 2000. - №8. - С. 60.

62. Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). [Текст] М.: Дело, 2002.- 180 с.

63. Телюкина М.В. Порядок действий сторон по окончании внешнего управления. [Текст] // Законодательство.- 2001. - №4. - С. 72.

64. Ткачев В.Н. Банкротство. (Некоторые аспекты внешнего управления имуществом должника, находящегося в процессе производства по делу о несостоятельности - банкротстве). [Текст] // Закон и право.- 2004. - №6. - С.24.

65. Теория и практика антикризисного управления. [Текст] / Под ред. Беляева С.Г., Кошкина В.И. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1996. -155 с.

66. Толковый словарь русского языка. Том II. [Текст] / Под ред. Ушакова Д.Н. М: ООО «Издательство Астрель», 2000. – 820с.

67. Трофимов К.Т. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». [Текст] М.: Юридическая фирма КОНТАКТ; ИНФРА-М, 2001. – 320 с.

68. Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве [Текст]. М., Волтерс Клувер, 2005.- 220 с.

69. Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве) [Текст]. М., Волтерс Клувер, 2006.- 433 с.

70. Химичев В.А. Правовое положение участников должника в деле о банкротстве. [Текст] // Вестник ВАС РФ.-2002. - №3. - С. 113.

71. Черных Л.С. Актуальные проблемы дифференциации условий для объявления юридического лица банкротом//Адвокатская практика.-2008.-№ 3. - С.22.

72. Шамшурин Л.Л. Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Арбитражная практика.- 2004. - №11. - С. 58.

73. Шатохина К.А. Банкротство предприятий [Текст] //Безопасность бизнеса.-2008. - № 1.-С.14.

74. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. [Текст] М.: Статут, 2000.- С. 78.

75. Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве. [Текст] // Юрист.- 2002. - №11. - С. 36.

76. Ярков В.В. Правовая природа и источники конкурсного производства. [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс.- 2002. - №11. - С. 16.

Материалы юридической практики

1. О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [Текст]: [пост. Пленума ВАС РФ № 4: принято 08.04.2003]//Вестник ВАС РФ.- 2003.- № 6.- С.15.

2. О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [Текст]: [пост. Пленума ВАС РФ № 29: принято 15.12.2004]//Специальное приложение к Вестнику ВАС РФ.- 2005.- № 12. - С.34.

3. Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций [Текст]: [инфор. Письмо ВАС РФ № 74: принято 15.08.2003]//Вестник ВАС РФ.-2003.- № 10. – С.44.


[1] Российская газета. - 2002. - №209-210. (Далее - Закон о банкротстве 2002 г.).

[2] Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1993. - №1. - Ст.6.

[3] Собрание законодательства РФ. - 1998. - №2. - Ст.222.

[4] Борисенкова Т.В. Три российских законно о банкротстве: баланс частных и публичных интересов [Текст] //Арбитражный и гражданский процесс.-2005.-№ 9.-С.22.

[5] Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. [Текст] М.: Статут, 1999. - С. 127.

[6] Крутиков Р.Н. К вопросу о понятии и признаках несостоятельности [Текст] //Юрист.-2005. - № 6.-С.11.

[7] Беркович Н.В. Реформа законодательства о банкротстве: итоги, проблемы, решения [Текст] // Безопасность бизнеса.-2008.-№ 1.-С.11-12.

[8] Дедов Д. Признаки несостоятельности как критерий эффективности нового закона о банкротстве. [Текст] // Хозяйство и право.- 1999. - №8. - С.ЗЗ.

[9] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие. [Текст] М.: Издательство НОРМА, 2002. - С. 134.

[10] Черных Л.С. Актуальные проблемы дифференциации условий для объявления юридического лица банкротом//Адвокатская практика.-2008.-№ 3. - С.22.

[11] Белых В.С., Виниченко С.И. Правовое регулирование цен и ценообразования в Российской Федерации: Учебно-практическое пособие. [Текст] М.: Изд-во НОРМА, 2002. - С. 37.

[12] Магомедова М.А. Общие и специальные нормы в арбитражно-процессуальном праве и их роль в рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Государство и право на рубеже веков. Материалы Всероссийской конференции. М.: Институт гос. и права РАН, 2001. - С. 167.

[13] Ярков В.В. Правовая природа и источники конкурсного производства. [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс.- 2002. - №11. - С. 16.

[14] Ожегов С.И. Словарь русского языка. [Текст] М.: Русск. яз., 1989. - С. 511.

[15] Ожегов С.И. Указ. соч. - С.280.

[16] Евстратов А., Медведев М. О «политическом» аспекте банкнотной процедуры//Бизнес-адвокат.-2006.- № 16.-С.23.

[17] Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. [Текст] М.: Волтерс Клувер, 2006.-С.72; Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. [Текст] М.: Волтерс Клувер, 2006.-С.11; Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. [Текст] М.: Статут, 2000.- С. 78; Попондопуло В.Ф. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). [Текст] М.: Юристъ, 2001.- С.44; Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). [Текст] М.: Дело, 2002.- С.112.

[18] Ожегов С.И. Указ. соч. - С. 280.

[19] Конев Ф.Ф. Некоторые аспекты законодательства о банкротстве [Текст]//Российский судья.-2005.-№ 9.-С.15.

[20] Плешанова О. Хорошо контролируемое банкротство//ЭЖ-Юрист.- 2005.- № 36.-С.4.

[21] Попондопуло В.Ф. Указ. раб. - С. 16.

[22] Там же. - С. 16.

[23] Ожегов С.И. Указ. соч. - С. 480.

[24] Борисенкова Т.В. Реализация права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом: сочетание частных и публичных интересов//Адвокатская практика.- 2005.-№ 5.-С.11.

[25] Зубенко А.В. Теоретические аспекты несостоятельности (банкротства) кредитных организаций. [Текст] М.: МАКС Пресс, 2000. - С. 18.

[26] Говорин В. «Круглый стол» по проблемам несостоятельности (банкротства)//Предпринимательское право. – 2008 - № 3.- С.24.

[27] Попондопуло В.Ф. Указ. соч. - С. 27.

[28] Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник. [Текст] / Отв. ред. Васильев Е.А. М.: Международные отношения, 1993. - С.441; Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] М.: Статут, 1997. - С. 172; Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. [Текст] М.: Статут, 1999. - С. 13.

[29] Андреев А.В. Условия объявления должника банкротам и проблема их дифференциации//Юрист.-2007.-№ 7.-С.16.

[30] Дорохина Е.Г. Государственное регулирование в сфере банкротства [Текст] //Право и экономика.-2008.-№ 2.-С.29-30.

[31] Практическое пособие по осуществлению конкурсного производства. [Текст] / Гребнев А.А. и др. М.: ИПК Госслужбы, 1999. - С.30.

[32] Теория и практика антикризисного управления. [Текст] / Под ред. Беляева С.Г., Кошкина В.И. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1996. - С. 32.

[33] Шатохина К.А. Банкротство предприятий [Текст] //Безопасность бизнеса.-2008. - № 1.-С.14.

[34] Муравьев С., Завойкина Н. Банкротство без двусмысленности [Текст] //ЭЖ-Юрист.- 2008.- № 1.- С. 14.

[35] Масевич М.Г., Орловский Ю.П., Павлодский Е.А. Комментарий к ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». [Текст] М.: Филинъ, Юстиц - информ, 1998. - С. 30.

[36] Палаткин В. Восстановительные процедуры при банкротстве сельхозорганизаций, или О том, что надо знать о законе. [Текст] // Экономика и управление.- 2000. - №1. - С.71; Анохин В. Предупреждение банкротства и восстановление платежеспособности несостоятельного должника//Хозяйство и право.-2008.-№ 1.- С.13.

[37] Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». [Текст] / Под общ. ред. Витрянского В.В. М.: Статут, 2001. - С.38.

[38] Белых В.С., Дубинчин А.А. Реформа законодательства о банкротстве: три года спустя. [Текст] // Российский юридический журнал.- 2008. - №1. - С.36.

[39] Свит Ю. Восстановительные процедуры - способ предотвращения банкротства. [Текст] // Российская юстиция.- 2007. - №3. - С. 16-17.

[40] Свит Ю. Восстановительные процедуры - способ предотвращения банкротства. [Текст] // Российская юстиция.- 2007. - №3. - С. 16.

[41] Дорохина Е.Г. Характер полномочий арбитражного суда в деле о банкротстве//Журнал российского права.- 2007.- № 8.- С.17.

[42] Попондопуло В.Ф. Указ. соч. - С. 319.

[43] Воложанин В.П., Карякин А.С. Соотношение норм законодательства о несостоятельности (банкротстве) и арбитражного процессуального кодекса РФ [Текст] // Цивилист.- 2008.- № 2.- С.44.

[44] Рягузов А.А. Трансграничная несостоятельность в российском праве//Юридический мир.- 2007.- № 6.- С.18.

[45] Пшеничников С.В. Некоторые вопросы правоприменительной деятельности по оспариванию сделок с предпочтительностью, заключенных в предбанкротный период//Банковское право.- 2008.- № 2.- С.15.

[46] Кораев К.Б. Соотношение вещных и обязательственных правоотношений при проведении банкротства//Юрист.- 2008.- № 3.- С.20.

[47] Ожегов С.И. Указ. соч. - С. 372.

[48] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 139.

[49] Собрание законодательства РФ.-2001. - № 12. - Ст. 1138.

[50] Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Вестник ВАС РФ.-1998. - № 2. - С. 88; Оленин А.Е. Правовые основы и особенности наблюдения как процедуры процесса о банкротстве. [Текст] // Законодательство.- 2000. - №2. - С. 37.

[51] Калнан Р. Процедура наблюдения. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2001. - №3. - С. 70.

[52] Матвеенко П.В. Ответственность должностных лиц организации за нарушение обязательств//Налоги.- 2008.- № 1.- С.5.

[53] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 147-148.

[54] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное и переработанное. М., ИНФРА-М, 2007.-С.244.

[55] Коцюба Н., Барсуков П. Практика проведения анализа финансового состояния организаций-должников при рассмотрении дел о банкротстве: точность и объективность диагностики банкротства. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №8. - С. 15.

[56] Карелина С.А. Соглашение о досудебной санации [Текст] //Предпринимательское право.- 2007.- № 1.- С.19.

[57] Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)»: Постатейный научно-практический. [Текст] / Под ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Омега-Л, 2003. - С. 153.

[58] Собрание законодательства РФ. - 1999. - №9. - Ст. 1097.

[59] Трофимов К.Т. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». [Текст] М.: Юридическая фирма КОНТАКТ; ИНФРА-М, 2001. - С. 9.

[60] Витрянский В.В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства). [Текст] // Хозяйство и право.- 2003. - №1. - С. 12.

[61] Гражданское право. Том 1. Учебник. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П.,. Толстого Ю.К. М.: «ПБОЮЛ Рожников», 2007. - С.133-134.

[62] Толковый словарь русского языка. Том II. [Текст] / Под ред. Ушакова Д.Н. М: ООО «Издательство Астрель», 2000. - С. 790.

[63] Там же. Том III. - С. 738.

[64] Ткачев В.Н. Банкротство. (Некоторые аспекты внешнего управления имуществом должника, находящегося в процессе производства по делу о несостоятельности - банкротстве). [Текст] // Закон и право.- 2004. - №6. - С.24; Шамшурин Л.Л. Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Арбитражная практика.- 2004. - №11. - С. 58.

[65] Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства):Учебно-практическое пособие. М.,Волтерс Клувер, 2006.-С.55.

[66] Заболоцкая И.В. Проблемы участия в делах о банкротстве арбитражных управляющих//Налоги.- 2006.- № 22.-С.3.

[67] Телюкина М.В. Порядок действий сторон по окончании внешнего управления. [Текст] // Законодательство.- 2001. - №4. - С. 72.

[68] Салихов С., Терюхов В. Оценка бизнеса с учётом рисков. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №4. - С. 28.

[69] Тарутин А. Банкротство предприятий не может быть способом их реструктуризации. [Текст] // Экономист.- 2000. - №8. - С. 60.

[70] Панов С.Я. Организационно -правовые аспекты проведения собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов ликвидируемых кредитных организаций//Банковское право.-2008. -№ 1.-С.15.

[71] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 174-175.

[72] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 176.

[73] Попондопуло В.Ф. Указ. соч. - С. 215.

[74] Собрание законодательства РФ.- 2000. - №21. - Ст. 2258.

[75] Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2001. - №3. - С.103.

[76] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 180.

[77] Вестник ВАС РФ.-1999. - №10. - С. 76.

[78] Максимов А., Максимова О. Продажа предприятия как имущественного комплекса на стадии конкурсного производства. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №4. - С.31.

[79] Мостовой П. Объективные и субъективные грани банкротства. [Текст] // Экономика и жизнь.- 1996. - №46. - С.З.

[80] Лившиц Н.Г. Мировое соглашение в деле о банкротстве. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 1999. - №1. - С. 101; Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве) [Текст]. М., Волтерс Клувер, 2006.-С.24.

[81] Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве. [Текст] // Юрист.- 2002. - №11. - С. 36.

[82] Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения. [Текст] // Юрист.- 2003. - №3. - С.22.

[83] Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве [Текст]. М., Волтерс Клувер, 2005.-С.55.

[84] Снытков И. Применение законодательства о несостоятельности (банкротстве)//ЭЖ-Юрист.-2005.- № 29.- С.11.

[85] Телюкина М.В. Указ. соч. - С. 351.

[86] Дубинский Д.Р. Правовые гарантии заработной платы при банкротстве работодателя. [Текст] // Российский юридический журнал.- 2008. - №3. - С. 79.

[87] Химичев В.А. Правовое положение участников должника в деле о банкротстве. [Текст] // Вестник ВАС РФ.-2002. - №3. - С. 113.

[88] Афанасьева И.В., Белова Д.А. Пути реформирования института мирового соглашения в делах о банкротстве. [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. - 2001. - №4. - С. 19.

[89] Витрянский В.В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства). [Текст] // Хозяйство и право.- 2003. - №1. - С. 16.

[90] Дихтяр А.И. Недействительность сделок должника в процедурах банкротства. [Текст] // Юрист.- 2001. - №1. - С. 32.

[91] Сакоренко В. Мировое соглашение как эффективный инструмент финансового оздоровления предприятий. [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002. - №7. - С. 18-19.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий