регистрация / вход

Раннефеодальная монархия государства франков

В конце V в. н.э. в результате завоевания германскими племенами франков территории Галлии на большей части территории Франции образуется ранняя монархия, государство франков. Ранняя монархия франков, закономерный этап развития государственности Франции.

Министерство Внутренних Дел Российской Федерации

Белгородский юридический институт

Кафедра: государственно-правовых дисциплин

Дисциплина: История государства и права зарубежных стран.

РЕФЕРАТ

по теме : «Раннефеодальная монархия государства франков»

Подготовил:

Студент 332 группы

факультета «Юриспруденция»

Блатной И.А.

Белгород - 2008 г.

План занятия
Вступительная часть
1. Основные черты развития государства и права в эпоху средневековья.
2. Формирование и развитие феодального общества в эпоху средневековья
3. Салическая правда.
Заключительная часть (подведение итогов)

Литература:

Основная

1. История государства и права зарубежных стран: курс лекций / Н.И. Ильинский. – М., 2003.

2. * История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 т. – 3-е изд., перераб. и доп. – Том 1: Древний мир и Средние века / Отв. ред. д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинникова и д.ю.н., проф. О.А. Жидкова. – М.: Норма, 2005.

3. История государства и права России и зарубежных стран: Учебник / Под общ. Ред. д.ю.н., проф., акад., засл. деятель науки Российской Федерации В. П. Сальников. – М.: ЦОКР МВД России, 2006.

4.Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА М), 2002.

5. Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Изд. 4-е, доп. Т. 1. – м.: Изд-во Эксмо, 2005. – 592 с. – (Российское юридическое образование).

1. Абдурахманова И.В. История государства и права зарубежных стран для студентов вузов / И.В. Абдурахманова, Н.Е. Орлова. – Изд. 2-е. – Ростов н/Д: Феникс, 2005.

2. Всеобщая история государства и права. Учебник / Под. Ред проф. К.И. Батыра. Издание четвертое, переработанное и дополненное. – М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001.

3. Желудкова А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран (конспект лекций). – М.: «Приор-издат», 2003.

4. Тейнс Л. Наследие Каролингов. – М., 1993.

5. Шатилова С.А. История государства и права зарубежных стран: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА – М, 2004.


Введение

В конце V в. н.э. в результате завоевания германскими племенами франков территории Галлии (бывшей провинции Римской империи) на большей части нынешней территории Франции образуется ранняя монархия – государство франков. Ранняя монархия франков – закономерный этап развития государственности Франции[1] . Франки вошли в соприкосновение с Римской империей в III в., расселяясь из северных прирейнских областей. Во второй половине IV в. они поселились в Галлии, постепенно распространяя свои владения и выходя из-под власти Рима. После падения Западной Римской империи франки захватили остатки римских владений в Галлии. На завоеванных землях франки селились в основном целыми общинами-родами[2] .

Завоевание ускорило обогащение знати и расслоение населения, подорвало значение родового деления по территориальному признаку. Для удержания в повиновении завоеванные народы, для управления огромными массами населения появилась настоятельная необходимость в сильной центральной власти, которой не было при родовом строе. Образованное государство стало эффективнее решать стоявшие перед обществом проблемы.


Вопрос №1. Основные черты развития государства и права в эпоху средневековья.

История Европы начинается в V в., когда западная Римская империя рухнула под натиском племен германских «варваров». Падение Западной Римской империи означало оконча­тельное крушение античных политико-правовых порядков и гибель цивилизации, представлявшей собой высшее дос­тижение древнего мира[3] . На смену приходят Средние века, когда западноевропейское общество надолго было отбро­шено назад и вынуждено было проделать новый виток раз­вития от примитивных просто государств к крупным и конгломеративным "варварским" королевствам, а в конечном счете — к централизованным национальным государствам. Сам термин "средние века" западноевропейского происхож­дения, он восходит к итальянским гуманистам XV—XVI вв., видевшим в средневековье длительную, но промежуточ­ную эпоху между двумя великими европейскими культура­ми — античной и новой, начавшейся с Возрождения. По­этому данный термин лишь со значительной долей услов­ности может быть применен к государствам как Востока, так даже и Восточной Европы.

Историю Средневековья, которая охватывает в Запад­ной Европе более тысячи лет, принято делить на периоды в зависимости от тех ее аспектов, которые составляют пред­мет рассмотрения (хозяйственная жизнь и степень разви­тия феодальных отношений, культура, религия и т. д.). В мировой литературе нет единого подхода и к самому поня­тию "феодализм", который нередко отождествляется с по­литической раздробленностью, с феодальной иерархией, с определенными ступенями церковной организации и т. д. В отечественной литературе последних лет доминировала марксистская трактовка феодализма как особой обществен­но-экономической формации. Соответственно и периодиза­ция средневековья связывалась прежде всего с уровнем развития феодального способа производства (становление феодализма — раннее средневековье, расцвет феодализма — развитое средневековье, упадок феодализма — позднее средневековье).

Так, в Европе в период ранних (варварских) государств, когда формирующийся класс земельных собственников-феодалов сплачивался вокруг королевской власти, пользовав­шейся также поддержкой христианской церкви и крестьян-общинников, первые, как правило, крупные государ­ственные образования приобретали форму раннефеодаль­ных монархий.

Развитие феодальных поземельных отношений, бази­ровавшихся на натуральном хозяйстве и на эксплуатации феодально-зависимого крестьянства, порождало и новые виды связей между земельными собственниками разного ранга, которые приобретали характер феодальной иерар­хии. В условиях крайней степени политической децентра­лизации, фактически феодальной раздробленности, един­ственным способом организации и поддержания государ­ственной власти стали особые договорные отношения, по­строенные на принципе сюзеренитета-вассалитета. Средневековое государство, превратившееся в Западной Европе в IX—XIII вв. в великое множество государств-по­местий и отличавшееся крайней степенью экономической и политической децентрализации, приняло форму сеньори­альной монархии.

Экономический подъем в XIII—XV вв., связанный с ростом городов и развитием торгового оборота, с накопле­нием капитала, породил сословную консолидацию западно­европейского общества. В новых условиях стало возмож­ным постепенное территориальное объединение государств на национальной основе, усиление королевской власти, искавшей поддержки у представителей сословий. Для этого периода характерно становление сословно-представительных монархий.

Наконец, в позднем средневековье (XVI—XVII вв.), когда полным ходом идет разложение феодализма и фор­мируются основные элементы капиталистической системы, только сильная королевская власть способна укрепить и поддержать пошатнувшееся общественное здание. Она смог­ла еще какое-то время обеспечивать экономическое раз­витие и умерять нарастающие общественные антагониз­мы. Но при этом королевская власть все более возвышает­ся над обществом, делает ставку на бюрократический цен­трализм, на военно-полицейскую силу, на устранение политической оппозиции. Таким образом, на своей после­дней стадии средневековое государство выступает в фор­ме абсолютной монархии. Падение абсолютизма означало уже конец всего старого режима и начало Новой истории, давшей миру образцы представительной и демократичес­кой государственности.

Особенность западноевропейской модели средневекового государства определяется не только эволюцией монархи­ческого строя и последовательной сменой его форм. Для нее также характерной является смена политической (государственной) власти, которая пе­реходит от короля в руки отдельных светских и духовных магнатов, а также в поместья крупных земельных собствен­ников. Сама политическая власть, дающая возможность управлять вассалами, крепостными и лично свободными крестьянами, горожанами, становится неотъемлемым ат­рибутом земельной собственности.

В таких условиях связи государства с другими элемен­тами (институтами) политической системы становятся осо­бенно сложными. В истории западноевропейского средне­вековья сельская (крестьянская) община не порождала ка­ких-либо особых проблем для государства. Она являлась простым объединением крестьян, ведущих индивидуаль­ное хозяйство, и обладала минимальными административ­ными и судебными функциями. В политическом плане она полностью находилась под властью короля, сеньора или церкви. Иначе строились отношения государства с теми средневековыми общественными институтами и объедине­ниями, которые в Западной Европе обладали реальной по­литической властью, прежде всего с церковью и городами. Особенно сложными и неоднозначными на разных сту­пенях средневековья были взаимоотношения государствен­ной (королевской) власти и христианской церкви. Они не­редко порождали острые конфликты, а в ряде случаев приводили и к прямому противоборству[4] .

Эпоха Средневековья была эпохой значительного, иногда доминирующего участия в государственной организации церкви – христианской в Европе. Церковь была не только соучастницей многоразличной – от законодательной до судебной – государственной деятельности. Она привносила в политические идеалы государств и в право религиозные идеалы государств и в право религиозные идеалы и принципы, которые по-новому включались в общую правовую культуру. Внутрицерковные и межцерковные события оказывали порой решающее влияние на историю государств, на развитие их политического уклада[5] .

В раннем средневековье "варварские" короли, прини­мая христианство и получая тем самым поддержку церк­ви, подносили ей большие дары, прежде всего в виде об­ширных земельных владений. Так церковь постепенно превратилась в крупного земельного собственника, имеющего по сравнению с самими королями и светскими магнатами несомненное преимущество.

Прогрессирующая во всей Западной Европе феодаль­ная раздробленность, ослаблявшая королевскую власть, превращавшая ее из публичной в частную, сеньориальную, способствовала росту политических амбиций и притязаний римских пап на мировое господство. Эти амбиции привели к разделу христианской церкви на восточную (греко-като­лическую) и западную (римско-католическую).

Возрастающий авторитет римско-католической церк­ви опирался не только на земельные богатства, на Свя­щенное писание и религиозные чувства верующих. Он имел под собой и созданную к этому времени мощную и централизованную церковную организацию.

Иную роль в формировании политического и правово­го сознания в Западной Европе сыграли средневековые го­рода, некоторые из которых вели свое начало от римских времен. Но наиболее бурный рост городов относится к кон­цу XI—XII в., когда начинается быстрое развитие ремесла и торговли, зарождаются капиталистические отношения. Естественно, города во всех сферах своей жизни испытали влияние феодальных порядков.

Так, городские общины основывались и развивались долгое время на землях, состав­лявших феодальную собственность королей и других свет­ских сеньоров, монастырей и т. п. Первоначально городс­кое население испытало на себе те или иные формы лич­ной зависимости от сеньора, но даже и в более позднюю эпоху, уже после приобретения личной свободы, оно в ус­ловиях господства феодальной власти не могло преодолеть сословную неполноценность. Даже сама основа городской жизни — производство и торговля не были свободны от всевозможных феодальных пут (цеховой строй, торговые монополии и т. д.).

История средневековых городов — это борьба городс­кого населения как за личную свободу и иные вольности и привилегии, так и за политическое самоуправление, а в ряде случаев и за полную независимость. Эта борьба осо­бенно характерна для XI—XIII вв., т. е. того периода, ког­да еще не получил силу процесс политической централи­зации и повсеместного усиления королевской власти. Политическая автономия городов в феодальном мире достигалась разными средствами: от вооруженной борьбы до простой покупки права самоуправления. Политико-право­вой статус городов в разных странах в зависимости от кон­кретных исторических условий, от силы королевской власти отличался многообразием форм и видов. Наибольшую степень политической автономии в средневековом государстве имели городские общины, приобретавшие статус коммуны, т. е. полного самоуправления.

Несмотря на характерную, особенно для определен­ных периодов западноевропейского средневековья, рассредоточенность политической власти, главным институтом в политической системе все в большей степени становилось государство. Его политическое значение и вес определя­лись тем, что королевская власть, даже в эпоху глубокой феодальной раздробленности, являлась единственным об­щепризнанным представителем страны и народа в целом. Закрепляя феодальные формы поземельной собственнос­ти, сословные привилегии феодалов, средневековое госу­дарство, как любое другое государство, осуществляло об­щесоциальные функции (поддержание мира, традицион­ного правового порядка и т. д.). В средние века в странах Западной Европы сложилась и приобрела общесоциальную ценность национальная государственность, которая при всех ее различиях в разных странах стала стержнем единой ев­ропейской культуры и цивилизации.

Средние века — это эпоха, когда в рамках складыва­ющихся национальных государств постепенно формируют­ся основы будущих национальных правовых систем. Этот длительный процесс завершается в большинстве стран уже в следующую историческую эпоху — в Новое время. Но именно в средние века определяются контуры и будущих крупных мировых правовых систем (семей права) — конти­нентальной и англосаксонской, складываются их специфи­ческие и несхожие правовые институты.

Исходный "строительный материал" средневековое право черпало в правовых обычаях, которые долгое время оставались важнейшим источником права. За несколько веков в странах Западной Европы происходит сравнитель­но плавный и безболезненный переход от варварских (пле­менных) правовых обычаев к правовым обычаям феодаль­ным, имеющим уже не персональный, а территориальный принцип действия. Расцвет феодализма в Европе в XI— XII вв. означал и повсеместное преобладание обычного права. К этому времени в западноевропейском обществе были ут­рачены многие элементы правовой культуры и даже пись­менности, получившие когда-то широкое развитие в ан­тичном мире, а поэтому и сама устная форма, в которой длительное время выражались обычаи, была практически единственно возможной.

Правовые обычаи достаточно органично интегрирова­лись в феодальные отношения, закрепляли все их основ­ные виды. Прежде всего, обычай (часто обычай-договор) регулировал личностные и поземельные связи между са­мими феодалами-сеньорами и вассалами (ленное право). В равной мере правовые обычаи охватывали отношения между феодалами (собственниками земли) и крестьянами, ее дер­жателями. Эта часть правовых обычаев (манориальное право) в наибольшей степени отражала зависимое положение крестьян, привязанных к земле и вынужденных работать на собственника манора.

Со временем правовые обычаи записывались и вклю­чались в хартии и в другие жалованные грамоты, в кото­рых сеньоры определяли привилегии и обязанности васса­лов, горожан и крестьян.

Особую роль в становлении общеевропейской правовой культуры сыграло городское право. В основном это было писаное право. Его положения фиксировались городскими статутами, королевскими или иными сеньориальными хар­тиями, пожалованными городу. Городское право, несмотря на закрепление в нем некоторых чисто феодальных инсти­тутов, по своему основному содержанию не являлось фео­дальным правом, оно скорее предвосхищало будущее бур­жуазное право, разрабатывало именно его принципы. Го­рода широко использовали различные сборники междуна­родного торгового права и морских обычаев, составленные в городах Италии, Испании и т. д., и тем самым внесли заметный вклад в формирование единых правовых тради­ций в странах Западной Европы.

Особое место в процессе формирования общеевропей­ской правовой культуры в средние века занимало канони­ческое право. Оно возникло первоначально как право хри­стианской церкви в целом. Затем, после раскола церкви сложились две самостоятельные ветви канонического пра­ва. В Западной и Центральной Европе каноническое право получило под влиянием "папской революции" особенно боль­шое развитие и превратилось в самостоятельную и эффек­тивно действующую систему средневекового права. Восточ­ная ветвь канонического права, оформившаяся в рамках греко-православной церкви, действовала в Византии, а так­же в ряде других стран Юго-Восточной и Восточной Евро­пы, но не имела здесь такого авторитета, как каноничес­кое право на Западе.

Большая значимость норм канонического права в за­падноевропейском обществе определялась рядом факторов. Прежде всего, каноническое право здесь разрабатывалось и поддерживалось могущественной римско-католической церковью и папством, о политической силе которых уже говорилось. Каноническое право отличалось универсально­стью и экстерриториальностью, поскольку его нормы действовали во всех странах, принявших католицизм. Оно не знало государственных границ и соединяло в единое целое всех католиков. Каноническое право отличалось также широтой регулируемых им общественных отношений. Оно включало в себя вопросы, как духовной, так и светской ясизни, было обязательным как для клириков, так и для мирян. Наконец, особый вес каноническому праву придава­ла его традиционность, поскольку оно своими корнями ухо­дило в античность, в греческую философию и в римскую правовую культуру. Каноническое право вобрало в себя и передало последующим поколениям целый ряд норм римс­кого права, его язык, что нашло свое отражение в фор­муле: "церковь живет по римским законам" (ecclesiavivitlegaeromanae).

Источники канонического права ("старого права" — jusantiquum) восходят к раннехристианской литературе (Свя­щенное писание, Деяния Святых Апостолов, Послания к римлянам и др.).

В XI—XII вв. в период "папской революции" складыва­ется "новое право" (jusnovum). Именно в это время закан­чивается процесс складывания канонического права в ка­честве самостоятельной правовой системы западноевропейского общества. Более четким становится его юридическое содержание. Утверждается само понятие "каноническое право" (juscanonicum). Главенствующим источником ново­го канонического права становятся папские конституции (буллы, бреве, энциклики, рескрипты и др.).

Процесс систематизации канонического права в сред­ние века имел своим конечным результатом составление в 1500 году обширного свода, который с 1580 года был при­знан в качестве официального источника права римско-католической церкви. По аналогии с Кодификацией Юсти­ниана он получил название Свода канонического права (Corpusjuriscanonici). Средневековое каноническое право охватывало широкий круг вопросов и играло важную роль в правовой жизни западноевропейских стран. Оно регла­ментировало организацию церковной власти, а так­же отношения церкви со светской властью, статус церков­ной собственности и режим владения и пользования цер­ковными землями, источники доходов церкви и т. д.

В XVI веке Реформация подорвала позиции католи­ческой церкви и ослабила влияние канонического права. На Тридентском соборе (1545—1563 гг.), хотя и проходив­шем под лозунгами контрреформации, был осуществлен коренной пересмотр норм канонического права, сужена сфера церковной юрисдикции. Собор учредил Конгрегацию, которая официально толковала нормы канонического пра­ва, в частности решения самого собора.

Одним из наиболее значительных и уникальнейших явлений в правовой жизни Западной Европы стала рецеп­ция римского права, т. е. его усвоение и восприятие сред­невековым обществом. После падения западной части им­перии римское право не утратило своего действия, но с образованием варварских государств сфера его примене­ния в Западной Европе сузилась.

Однако со временем собственно римские источники права выходят из употребления и забываются.

Новая жизнь римского права в Западной Европе, его второе рождение, начинается в XI—XII вв. В основе этого бурно развивающегося процесса лежал целый ряд истори­ческих факторов, среди которых особую роль сыграло оживление экономической жизни, особенно торговли. Зарожда­ющиеся буржуазные отношения не могли пробиться сквозь гущу правовых обычаев и чисто феодального права, рас­считанного на замкнутое общество. Римское же право со­держало в себе точные и готовые формулы закрепления абстрактной частной собственности и торгового оборота. Не случайно центром зарождения римского права стали горо­да-республики Северной Италии, которые переживали в XI в. экономический подъем и представляли собой в то вре­мя наиболее развитый в хозяйственном отношении регион Европы.

Однако рецепция римского права была вызвана не толь­ко экономическим фактором, но и социальными и духовны­ми потребностями общества, которое остро нуждалось в пра­вовом порядке, правовой стабильности, а соответственно и в распространении юридического образования и мышления. Рецепцию римского права поддержала католическая церковь, увидевшая в нем средство, способное поддержать каноничес­кое право и притязания пап на мировое господство.

Рецепцию римского права, в конечном счете, санкцио­нировала и королевская власть, стремившаяся к централи­зации, а следовательно, и к юридизации всей обществен­ной и государственной жизни. Именно римское право в это время проявило себя как наиболее разработанное, универ­сальное и рациональное право, содержащее регуляторы, необходимые для общества в целом и для основных его групп.

Римское право как никакой другой фактор эпохи сред­невековья способствовало преодолению государственных и иных территориальных границ, созданию единого стержня европейской правовой культуры, юридической науки и об­разования[6] .

Таким образом, эпоха Средних веков стала первой в мировой истории эпохой действительно общемирового политического и правового процесса. В известном культурному человечеству мире практически не было значимых народов на внегосударственной стадии жизни.

Государства пришли в тесное соприкосновение, влияли друг на друга не только в военном, но и культурном, правовом отношении. Появились новые, неведомые предыдущим эпохам межгосударственные установления и почти единая правовая культура.

Вопрос №2. Формирование и развитие феодального общества и государства франков в VI- IX вв.

Одну из западногерманских племенных групп, обитавших вдоль берегов реки Рейн, римские авторы называли франками. Упоминание о них в источниках под названием относится к первой половине III в[7] . Франки, жившие по нижнему течению Рейна, в приморье, именовались салическими (от кельт. «сал» - море), а жившие по среднему течению Рейна – рипуарскими (от лат. «рипа» - берег)[8] .

Завоевание территории бывшей Римской империи и покорение живших там народов германскими племенами послужило непосредственной причиной образования государства франков. Завоевание ускорило обогащение знати и расслоения населения, подорвало значение родового деления населения франков и выдвинуло на первый план деления населения по территориальному признаку. Для удержания в повиновении завоеванные народы, для управления огромными массами населения появилась настоятельная необходимость в сильной центральной власти, которой не было при родовом строе. Государство стало эффективнее решать стоявшие перед обществом проблемы.

Салические франки в середине IV в. были разбиты римля­нами, но оставались на правах федератов. Они нанимались на службу императором, активно вмешивались во внутренние дела государства. Первыми вождями франков были легендарный Мерови, по имени которого первую франкскую династию назы­вали Меровингами, и Хильперик. После смерти последнего ко­ролем становится его сын Хлодвиг (ок. 466 - 511 гг., король с 481 г.)[9] ,пришедший к власти «на крови», убив родственников рипуарских князей Сигиберта, Харарика, Хладерика, также пре­тендовавших на королевский трон[10] .

Возглавив дружины салических франков, проживавших по берегам небольшой речки Сали в Нидерландах, Хлодвиг на рубеже V—VI вв. завоевал основную часть Галлии. Образование нового государства сопровождалось развитием в недрах франк­ского общества феодализма, становлением новых отношений собственности и формированием новых классов[11] .

Общественный строй. Салическая правда свидетельствует о существовании у франков различных социальных групп: служилая знать, свободные франки-общинники, литы и рабы.

Франкская знать сформировывалась в результате завоевания и заселения галльских земель. Раздача королями земель своим дружинникам и приближенным способствовала складыванию слоя крупных земельных собственников. Ряды знати пополнялись за счет галло-римской аристократии, которая поступала на службу к франкским королям. Наряду со знатью следует отметить возвышение духовенства. Франкские короли искали поддержки у церкви своей государственной политики и наделяли церковь крупными земельными наделами и привилегиями.

В V—VI вв. у франков сохраняются общинно-родовые связи. Основное насе­ление франкского севера и центра — свободные сельские общинники, группировав­шиеся в соседскую сельскую общину - марку. В общине была коллективная собст­венность па землю, ежегодно пахотная земля делилась на участки между семьями и огораживалась изгородью. После сбора урожая осенью изгороди убирались и на участки пускали пастись скотину. Марка выбирала старосту, была связана круговой порукой и совместной уплатой штрафов. С 12 лет франки уже участвовали в воен­ных походах, в ополчение они должны были являться вооруженными и с запасом продуктов на несколько дней. Кроме того, пять франков должны были явиться вме­сте со снаряженной повозкой.

Допускалось в нескольких случаях поселение чужаков в марке: по единогласному решению общинного собрания; если чужак прожил в течение года на тер­ритории общины, и при этом никто не высказывался против его проживания; и по грамоте короля. И наоборот, разбогатевшие франки стремились выделиться из об­щины. Решившийся отказаться от общинного родства должен был явиться в судеб­ное заседание, сломать там над своей головой три ветки в локоть длиной и, разбро­сав их по четырем сторонам, заявить, что он отказывается от соприсяжничества, на­следства и всяких счетов с общиной.

Литы - полусвободное население, не входившее в общину и являющееся арендаторами земли. Они находились в личной и частично материальной зависимости от хозяев, нести определенные службы и платить оброк своему господину. За литами признавались определенные права: иметь собственность, вступать в брак, заключать договоры, выступать в суде и давать «очистительную присягу» (клятву). Литы также обязаны были нести вместе с хозяевами военную службу.

Рабы. Источником рабства был военный плен. Франкское государство с самого начала образования формируется как феодальное государство, и рабский труд не является основой производства. Рабов использовали в основном в качестве слуг в домах знати, а также «сажали» па землю, где они вели собственное хозяйство, исполняя в отношении своего господина повинности: барщину и оброк. Браки между свободными и рабами запрещались, совершивший подобный брак утрачивал свободу и сам становился рабом. Ответственность за преступление, совершенное рабом, нес хозяин, обязанный возместить причиненный ущерб.

Возникновение и развитие феодальных отношений. Процесс феодализации франкского общества тесно связан с появлением частной собственности на землю[12] . В начале VI в. появляется аллод – земельная собственность, не обремененная повинностями в пользу сеньора. Широкая раздача королем своим приближенным, знати, церкви земель положила начало возникновения основных форм феодального землевладения – бенефиция и феода. Бенефиций – земельное владение, полученное от короля за службу и при условии службы. Обычно бенефиций имел пожизненный характер. В отличие от него феод был наследственный характер. В отличие от него феод был наследственным земельным владением.

Отсутствие прочных экономических связей между отдельными частями государства, слабость центральной власти делали неизбежной передачу королем права судебной и административной власти над крестьянами, приближенным, чиновникам, военной знати, тем, кто обладал значительными владениями. Эти права получили название иммунитетов , они усилили зависимость крестьян от знати. Обладание землей, иммунитетами, несение государственной службы становится привилегией складывающегося сословия феодалов. Ведение сельского хозяйства, тяжесть податного бремени ложатся на плечи зависимых крестьян. Установление феодальной зависимости крестьян во многом способствовало развитие патронажных отношений. Спасаясь от притеснений и вымогательств королевских чиновников, крайне обременительной военной службы, крестьяне отдавались под патронат людей, обладающих силой и властью. Они продолжали обрабатывать свою землю, но и правах прекария – при условии выполнения повинностей в пользу своего патрона. Патронажные отношения с крестьянами устанавливались знатью и насильственно. Свободных общинников и жителей бывшей Римской империи сменяют зависимые и даже прикрепленные к земле крестьяне. Так появляется сословие землевладельцев-феодалов, обладавших широкой властью над живущим на их землях населением, и сословие феодально-зависимых крестьян.

В VI в. Франкское государство значительно расширяет свои границы. Франки принимают христианство. Единство франкского королевства во многом держалось на военной силе. Это была типично военная монархия, составленная удачливыми завоевателями из разных племен и народностей, которая не имела общего языка, культуры, общего права, не была соединена в целое и экономически. Вот почему Франкская монархия не стала прочным государственным объединением[13] .

Развитие феодального государства у франков можно разделить на два периода:

1) VI – середина VIII в. – период монархии Меровингов;

2) VIII – первая половина IX в. – период правления монархии Каролингов[14] .

Государственный строй в период правления Меровингов. Каких либо традиций управления государством у германских народов не было. Поэтому при создании нового государства систему административного управления надо было фактически создавать заново.

Можно отметить несколько путей формирования институтов государственного управления у франков.

Некоторые государственные должности выросли из родоплеменных, но при этом наполнялись новым содержа­нием и смыслом. Часть институтов эволюционировали из домашних служб коро­левского дворца. И некоторая часть государственного управления была частично заимствована от прежней римской организации.

Главой франкского государства был король. Бывший родоплеменной вождь, он в представлении франков, долгое время им и оставался, поэтому с мнением его подданных, которые когда-то его избирали, он должен был считаться. Король счи­тался владельцем всей земли. Он издавал законы, возглавлял воинские силы, вер­шил суд, объявлял войну и заключал мир. Управление велось из дворца, постоянно­го места у «дворца » не было, как и сам король, он перемещался из виллы в виллу. На местах король лично контролировал местное управление и осуществлял судеб­ные полномочия.

Франкский король возводился на престол поднятием его на щите, в качестве инсигний было одно лишь копье, вместо диадемы и скипетра. Он отличался длин­ными волосами, право, носить которые имели только представители царствующего рода.

От Римской империи франкская королевская власть попыталась сохранить то, что в какой-то мере могло быть приспособлено к ее потребностям, особенно на­логовую систему. Оставалась некоторое время и римская монетная система. Впро­чем, в большей степени употреблялись порой только титулы и названия, взятые из словаря поздней Римской империи, а содержание и смысл их был уже совершенно иным.

Многие административные должности государства осуществляли служащие, которые заведовали и домашними службами королевского дома. Этот служебный персонал первоначально в огромном большинстве состоял из рабов или вольноот­пущенников. Их функции с течением времени понемногу стали расширяться. Это уже упоминаемый майордом (от лат. старший по дому) — первоначально управляю­щий дворцом, в VI - середине VIII являлся высшим должностным лицом в государстве, а в правление последних Меровингов фактически — правители государства. После того как майордом Пипин Короткий стал королем, должность была ликвидирована, а полномочия были разделены между несколькими дворцовыми графами. Сенешал (от лат. старший раб или слуга) — управляющий королевским дворцом (V—VIII вв.), с VIII в. ему стали принадлежать судебные и военные функции. Маршал (от др. герм. – раб, слуга заведующий лошадьми, конюший) — подчинялся коннетаблю. Коннетабль (поздн. лат. - начальник конюшни) - начальник королевских конюшен, при Каролингах входил в число пяти высших государственных лиц. Референдарий был хранителем королевского перстня-печати, он возглавлял канцелярию королевских официальных бумаг. Референдариев было несколько, в их распоряжении находился целый штат канцеляристов. Во главе их стоял главный референдарий. Должность референдария являлась, пожалуй, единственной должностью, сохранившейся от наследия Римской империи.

Сохранились народные собрания франков, собираемые весной и которые порой ошибочно называются «мартовскими полями», на самом деле это было «Поле Марса», «поле битвы», и оно не перестало быть таким, когда с появлением у франков конницы их стали проводить в мае. На этом собрании проводился весенний смотр войск, обнародовались королевские постановления - капитулярии. Гораздо большее значение имели предшествующие им собрания франкской знати, которые проводились весной накануне народных собраний и более расширенное собрание осенью (Великое поле), на котором обсуждались вопросы внутренней политики и принимались решения о военных действиях.

Местное управление. Территория королевства делилась на округа (паги) и сотни. Управлял округом граф, который назначался королем из числа крупных землевладельцев. В своем округе он наделялся административной, военной, финансовой и судебной властью. Жалование им не платили, они жили за счет доходов от своей должности, прежде всего, от налогов и штрафов. Помощниками графа в первый период королевства были викарии и сотники или тунгины. В сотне собиралось сотенное собрание, которое выполняло судебные функции. В марке сохранялись органы общинного самоуправления - сельский сход и выбираемые на нем должностные лица.

Государственный строй в период правления Каролингов. При Карле Великом сохранялись еще народные собрания, проводимые в мае месяце, но их роль малозначительна. Более важными становятся собрания, проводимые в начале лета и называемые генеральной ассамблеей или генеральным собранием. Считалось, что на этих собраниях присутствует вся империя, хотя на собрании присутствовала, как правило, только аристократия. Эти ассамблеи созывались накануне войны (т.к. войны велись почти ежегодно) перед выступлением войска в поход и, в результате, создавалась иллюзия прямого контакта народа с императором. Император управлял государством при помощи ограниченного числа советников, высших сановников и служащих. Большинство должностей, действующих ранее, сохранились (сенешал, коннетабль и др.). Новой должностью стала должность капеллана или архикапеллана (старший капеллы), который был духовником каролингских королей, аббатом двора и играл большую роль в управлении государством. Видная роль в управлении государством принадлежала дворцовому графу, который осуществлял отправление правосудия и руководил королевской администрацией. При Каролингах дворцовых графов стало несколько. Канцлер стоял во главе канцелярии, ведал дипломатическими и общегосударственными делами, подготавливал законопроекты. Камерарий - ведал королевским имуществом и казной.

Местное управление. Основной административной единицей при Каролингах продолжало оставаться графство. Помощником графа являлся виконт - его до­веренное лицо, кандидатуру которого он сам предлагал императору на утвержде­ние, и викарии. Пограничные графства носили названия марок, а управляющие в них графы - маркграфами. Их наиболее важной задачей была защита графства от нападения неприятеля. При Каролингах возникают епископства. Как правило, два графства составляли епископство. Епископы осуществляли духовную власть: осу­ществляли управлением церковью на местах, следили за паствой и боролись с ере­сями. Кроме того, они должны были следить и за поведением графов.

По мере расширения территории, чтобы лучше сплотить разные части импе­рии, был возрожден институт «государевых посланцев» ( missi dominici) который действовал эпизодически еще при Меровингах. Теперь ежегодно специальные чи­новники числом от двух до пяти направлялась для проверки деятельности местной администрации. Каждая группа государевых посланцев, чаще всего из двух человек - графа и епископа, - должна была объезжать все графства. Они должны были обеспечивать хорошую работу ведомств, следить за строгим исполнением мер, предписанных императором, выслушивать жалобы подданных и отменять безза­конные решения.

Они принимали присягу от населения на верность королю и даже имели право смещения графов с должности управляющего. По мере укрепления ко­ролевской власти разъезды missi становятся все более частыми, так к 812 г. они в некоторых провинциях стали проводиться до четырех раз в год[15] . Таким образом, в начале IX в. Франкское государство находилось в зените сво­его могущества.

Охватывая территорию почти всей Западной Евро­пы, оно казалось несокрушимым и незыблемым; противника, рав­ного ему по силам, не было. Однако уже тогда оно несло в себе элементы приближающегося, упадка. Созданное путем завоеваний, оно представляло собой конгломерат народностей, ничем, кроме во­енной силы, не связанных.

Сломив на время массовое сопротивле­ние порабощенного крестьянства, франкские феодалы утратили бы­лую заинтересованность в едином государстве. В этот период эко­номика франкского общества носила натуральный характер. Соответственно не было прочных, стабильных хозяйственных свя­зей между отдельными районами.

Отсутствовали какие-либо другие факторы, способные сдержать раздробление страны. Франкское государство завершало свой путь развития от раннефеодальной мо­нархии к государственности периода феодальной раздробленности.

Вопрос №3. Салическая правда.

Одной из ранних и вместе с тем классических правд считается Салический закон. Он представлял собой запись судебных обычаев салических франков[16] . Параллельно с созданием права осуществлялась письменная фикса­ция древнегерманских обычаев - запись обычного права германских пле­мен. Таким образом были записаны "варварские правды": Салическая, Рипуарская, Бургундская, Аллеманнская и др[17] .

Салическая правда была создана в начале VI в., в после­дние годы жизни и правления короля Хлодвига, и является одним из самых древних сборников записей обычного права германцев. Она де­лится на титутлы (главы). Ценность «Салической правды» как исторического источника заключается прежде всего в том, что в ней отразилась эволюция франкского общества от первобытного строя к феодальному[18] . Это влияние обнаруживается главным образом во внешних чертах – в том что «Салическая правда» записана на латинском языке и штрафы в ней исчисляются в римских денежных единицах.

Салической правде присущи казуистический характер и отсутствие общих, абстрактных понятий; описанные в ней правовые действия и акты отличаются формализмом. Она воспроизводит различные этапы архаи­ческой судебной процедуры.

Основное содержание Салической правды - перечень правонарушений и соответствующих им наказаний (главным образом штрафов). Текст Салической правды дает некоторое представление об обществен­ном строе франков начала VI в[19] .

Общество Салического закона как бы совмещало в себе два уклада: один — архаиче­ский, общинно-родовой с установкой на привычное социальное равенство и родовой коллективизм, другой — заданный форми­рующейся ранней государственностью с закрепляемым ею неравен­ством в зависимости от отношений с властью. Право было ориентировано на общинный быт в том, что ка­салось общей организации порядка жизни, семейных и имущест­венных отношений. Однако общинные связи франков были уже двойственными: в одних правовых отношениях проявлялось доми­нирование прежней родовой, в других — соседской общины. Посе­ление в общине зависело от согласия всех других полноправных общинников.

Земля находилась в индивидуальном владении семьи. Выделенные ей участки как пахотного поля, так и лугов считались «огороженным местом». Различные посягательства на чужое поле или лугбыли или преступлениями, или вообще противоправными, хотя и с разной мерой ответственности. Леса и некоторые другие угодья рассматривались только как совместная собственность общины, и их использование регламентировалось коллективным интересом. Наследственное владение постепенно формировало особый институт — аллод, под которым понималось чисто семейное право пользования огороженными участками и принадлежащим к ним имуществом. Право пользования наследовалось с преимуществом мужского потомства (в VI в. у франков право наследования получили и дочери, а также братья и сестры умершего, при отсутствии его сыновей). Закон не предусматривал никаких сделок с аллодом (впрочем, возможно, это регулировалось нормами римского права). Движимое имущество также рассматривалось как семейное владение: распорядиться им на случай смерти кто-либо в пользу третьего лица мог только через особо сложную процедуру аффатомии с участием общинной сходки и отсрочкой передачи на год.

Брачно-семейные отношения. Общинно-родовые традиции сохраняли свою силу в семейных отношениях. Брак заключался с обязательного согласия родите­лей, сохраняя черты древнего выкупа невесты у рода. Похищение невесты, насильственное заключение брака влекло обязанность вернуть невесту и выплатить значительный штраф семье «за обиду», практически равный выкупу за убийство. Сходный по размеру штраф выплачивался и тогда, когда брак заключался без согласия сородичей, но с согласия невесты. О расторжении брака Салическая правда не упоминает[20] . Семья мужа сохраняла символическое право на его вдову в случае смерти супруга: постороннее лицо, желавшее заключить с нею новый брак должно было платить особый условный выкуп — рейпус[21] .

Постепенное проникновение государственного уклада в общин­ный быт франков зафиксировано Салическим законом примени­тельно к статусу отдельных категорий населения. Наряду с вполне свободными и полноправными франками, в равной мере отвечаю­щими за содеянное ими или в отношении их, закон выделил как привилегированные слои, так и неполноправные. Находившиеся в особом доверии у короля, его слуги и дружинники — антрустионы (новая знать) — обладали привилегией особой охраны их жизни, чести и телесной неприкосновенности. В самом низу условной соци­альной лестницы находились рабы: они приравнивались к имуще­ству в случае нанесения им повреждений или их убийства, браки с рабами или рабынями были или наказуемыми, или вели к потере собственного статуса. К рабам в главном приравнивались ли­ты — полусвободное население (попавшие в кабалу или прежние колоны). В отношении охраны их жизни и безопасности литы не отличались от рабов. Социальные градации только в случае с несвободным населе­нием были взаимосвязаны с имущественным положением. Различия в статусе свободных зависели исключительно от положения в военно-служебной иерархии и личной близости к власти[22] .

Наследственное право. Салическая правда предусматривает наследование:

- по закону,

- по завеща­нию.

Наследование по закону осуществлялось различно применительно к движимому и недвижимому имуществу. При наследовании движимого имущества первую очередь составляли дети, затем мать, братья и сестры, сестры матери, сестры отца, ближайшие родственники. Из числа на­следников недвижимости женщины исключались, земля передавалась только по мужской линии.

Наследование по завещанию осуществлялось путем дарения (аффатомии), совершавшегося публично в народном собрании в строго установлен­ной форме: имущество передавалось третьему лицу, которое было обя­зано не позже чем через год после смерти дарителя передать это иму­щество указанному лицу.

Судебный процесс. Судебные собрания франков были двух типов. Первый, основной, — окружные под предсе­дательством особого старейшины — тунгина, а позднее — коро­левского графа. Второй — сотенные под председательством центенария, или сотника. На собраниях могли присутствовать все свободные полноправные общинники, присутствие дал вменялось им в обязанность под угрозой штрафов. Позднее бедняков стали освобождать от участия в судах. Непосредственно судьями были не члены собрания, а особые традиционные знатоки права — рахинбурги; их правовое суждение одобрялось (или не одобрялось) народом. Окружные собрашг созывались периодически — раз в шесть недель, сотенные — и специальному созыву. И разбирались на них разные по значимости дела:

- в окружных — наиболее важные (о свободе, о преступлениях, связанных со смертью, против королевской власти или королевских людей и т.д.);

- в сотенных — о движимом имуществе, о долгах, о штрафах.

Судьи-рахинбурги принимали на себя перед каждым процессом обязательство следовать доказательствам и «провозглашать право». Суд был единичным, именно королевским: здесь председательство вал или сам король, или его майордом во главе своих дворцовых советников и слуг. Позднее, при Каролингах, руководителем дворцового суда стал пфальцграф (впрочем, дела знатных обязан был разбирать сам король). В эпоху Салического закона сотенный суд, как традиционный, считался как бы приоритетным: это был истинно народный суд. При Каролингах значение королевского суда возросло. Помимо этого, имелись также вотчинные суды, где судил крупный землевладелец, и церковные суды.

Наличие или отсутствие реальных доказательств существенно влияло на ход разбирательства. Были безусловные доказа­тельства, которые не подлежали оспариванию (поличное или ко­ролевская грамота при земельных спорах). Были ус­ловно-объективные доказательства: жребий или при­сяга (соприсяжничество). Одним из распространенных доказательств был Божий суд — главным образом в виде ордалий. За отсутствием реаль­ных доказательств для выяснения правоты того или другого участника прибегали к испытанию огнем, водой и др., считая, что Бог косвенно укажет на правого или виноватого[23] .

Уголовное право. Определения преступления Салическая правда не дает. Из смысла ста­тей, посвященных преступлениям, вытекает, что в это понятие вклю­чались причинение вреда личности или имуществу и нарушение королевского мира.

Виды преступления по Салической правде можно разделить на четыре группы:

преступления против личности - убийство, членовредительство, клевета, оскорбление, изнасилование;

• преступления против собственности - кража, поджог, грабеж;

• преступления против порядка отправления правосудия - неявка в суд, лжесвидетельство;

• нарушение предписаний короля.
Салической правде известно понятие отягчающих обстоятельств, каковыми считаются групповое убийство, убийство в походе, попытка скрыть следы преступления, а также понятие подстрекательства - к краже или убийству.

Субъектами преступления могли быть свободные франки, литы и рабы. Целью наказания являются возмещение вреда потерпевшему и уплата штрафа королю за нарушение королевского мира.

Таким образом, Салический закон в самой минимальной степени испытал воз­действие римского права, сохранил даже некоторые остатки языче­ской старины. Традиционной архаич­ности предписаний сопутствовала еще одна особенность: многие су­дебно-правовые процедуры были неразрывны с символическими священно-обрядовыми действиями, лишенными реального содер­жания, но важными для общественного признания тех или других фактов. Поддержание общинного мира бы­ло в большей степени целью Салического закона, чем проведение государственной репрессии; это характерно для раннего, в значи­тельной степени еще догосударственного права.

Заключение

Средневековье — время социально-экономических и государст­венно-правовых процессов, происходивших в различных частях мира. Вместе с тем во всемирно-историческом масштабе ведущей тенденцией развития этой эпохи стало утверждение феодализма, явившегося шагом вперед относительно рабовладельческого и тем более первобытно-общинного строя.

Франкское государство было прародиной нынешней Франции. Завоевание территории бывшей Римской империи и покорение живших там народов германскими племенами послужили непосредственной причиной образования государства и франков.

Выделяли следующие характерные черты раннефеодального права. Во-первых, основное место в нем, особенно на ранних этапах, занимали нормы, регулирующие поземельные отношения и нормы, обеспечивающие в нем экономическое принуждение. Во-первых, раннефеодальное право в значительной степени было "право привилегий", закреплявшим неравенство различных сословий. Оно наделяло правами в соответствии с тем положением, которое человек занимал в обществе. В-третьих, в раннефеодальном праве не было привычного для нас деления на отрасли права. В-четвертых, огромное влияние на него оказывали церковные нормы, не редко превращавшиеся в самостоятельные нормы права.


Список литературы:

1. Абдурахманова И.В. История государства и права зарубежных стран для студентов вузов / И.В. Абдурахманова, Н.Е. Орлова. – Изд. 2-е. – Ростов н/Д: Феникс, 2005.

2. Всеобщая история государства и права. Учебник / Под. Ред проф. К.И. Батыра. Издание четвертое, переработанное и дополненное. – М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001.

3. Желудкова А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран (конспект лекций). – М.: «Приор-издат», 2003.

4. История государства и права зарубежных стран: курс лекций / Н.И. Ильинский. – М., 2003.

5. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 т. – 3-е изд., перераб. и доп. – Том 1: Древний мир и Средние века / Отв. ред. д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинникова и д.ю.н., проф. О.А. Жидковы. – М.: Норма, 2005.

6. История государства и права России и зарубежных стран: Учебник / Под общ. Ред. д.ю.н., проф., акад., засл. деятель науки Российской Федерации В. П. Сальников. – М.: ЦОКР МВД России, 2006.

7. Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА М), 2002.

8. Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Изд. 4-е, доп. Т. 1. – м.: Изд-во Эксмо, 2005. – 592 с. – (Российское юридическое образование).

9. Тейнс Л. Наследие Каролингов. – М., 1993.

10. Шатилова С.А. История государства и права зарубежных стран: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА – М, 2004.


[1] Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА М). С. 154.

[2] Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Изд. 4-е, доп. Т. 1. – м.: Изд-во Эксмо, 2005. – 592 с. – (Российское юридическое образование). С. 269.

[3] История государства и права России и зарубежных стран: Учебник / Под общ. Ред. д.ю.н., проф., акад., засл. деятель науки Российской Федерации В. П. Сальников. – М.: ЦОКР МВД России, 2006. С. 56.

[4] История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 т. – 3-е изд., перераб. и доп. – Том 1: Древний мир и Средние века / Отв. ред. д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинникова и д.ю.н., проф. О.А. Жидковы. – М.: Норма, 2005. С. 287-290.

[5] Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Изд. 4-е, доп. Т. 1. – м.: Изд-во Эксмо, 2005. – 592 с. – (Российское юридическое образование). С. 262.

[6] История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 т. – 3-е изд., перераб. и доп. – Том 1: Древний мир и Средние века / Отв. ред. д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинникова и д.ю.н., проф. О.А. Жидковы. – М.: Норма, 2005. С. 290-298.

[7] История государства и права России и зарубежных стран: Учебник / Под общ. Ред. д.ю.н., проф., акад., засл. деятель науки Российской Федерации В. П. Сальников. – М.: ЦОКР МВД России, 2006. С. 60.

[8] Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран: Курс лекций / Н.И. Ильинский. – М.: Изд-во деловой и учеб. лит., 2003. С. 209.

[9] Степанов В.Е., Шевеленко А.А. История средних веков: Хрестоматия. Ч. 1. С. 27.

[10] Там же. С. 28 - 29.

[11] Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран: Курс лекций / Н.И. Ильинский. – М.: Изд-во деловой и учеб. лит., 2003. С. 210.

[12] История государства и права России и зарубежных стран: Учебник / Под общ. Ред. д.ю.н., проф., акад., засл. деятель науки Российской Федерации В. П. Сальников. – М.: ЦОКР МВД России, 2006. С. 63-64.

[13] Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА. М), 2002. С. 156-157.

[14] Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран: Курс лекций / Н.И. Ильинский. – М.: Изд-во деловой и учеб. лит., 2003. С. 212.

[15] История государства и права России и зарубежных стран: Учебник / Под общ. Ред. д.ю.н., проф., акад., засл. деятель науки Российской Федерации В. П. Сальников. – М.: ЦОКР МВД России, 2006. С. 64-66.

[16] Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран: Курс лекций / Н.И. Ильинский. – М.: Изд-во деловой и учеб. лит., 2003.

[17] Желудков А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран – М.,: «Прио-изд», 2003.

[18] См.: История средних веков. Т. 1 / Под. Ред. С.Ю. Сказкина. М., 1967.

[19] Желудков А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран – М.,: «Прио-изд», 2003.

[20] Шатилова С.А. История государства и права зарубежных стран: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА – М, 2004. С. 96.

[21] Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Изд. 4-е, доп. Т. 1. – м.: Изд-во Эксмо, 2005. – 592 с. – (Российское юридическое образование). С. 285-286.

[22] Желудков А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран – М.,: «Прио-изд», 2003. С. 66.

[23] Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Изд. 4-е, доп. Т. 1. – м.: Изд-во Эксмо, 2005. – 592 с. – (Российское юридическое образование). С. 287-290.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему