регистрация / вход

Справедливость судебного разбирательства в РФ

Понятие и суть гуманизма и справедливости юридической защиты. Источник и природа прав человека, механизм их гарантирования. Эффективность юридической ответственности в гражданском и арбитражном процессуальном праве с позиции гуманизма и справедливости.

Справедливость судебного разбирательства в РФ


Содержание

Введение. 3

Глава 1. Понятие и содержание гуманизма и справедливости юридической защиты 3

1.1 Гуманизм юридической защиты человека и гражданина. 4

1.2 Справедливость юридической защиты человека и гражданина. 7

1.3 Уважение прав человека как проявление гуманизма и справедливости юридической защиты.. 10

Глава 2. Эффективность юридической ответственности в гражданском и арбитражном процессуальном праве с позиции гуманизма и справедливости 12

2.1. Эффективность юридической защиты: отправные моменты.. 12

2.2. Эффективность юридической защиты в гражданском праве. 14

2.3. Эффективность юридической защиты в арбитражном процессуальном праве 18

Заключение. 23

Список литературы.. 24


Введение

Данная работа посвящена роли права в достижении справедливости в юридическом пространстве.

Актуальность данной темы состоит в том, что, несмотря на рост числа правовых актов, и утверждение приоритета естественных прав человека и демократических принципов, справедливость не стала ближе человеку. Для большинства юристов понятие права и справедливости являются неразрывно связанными, однако такая связь является далеко не очевидной.

Есть множество примеров, когда абсолютно законное решение является несправедливым и наоборот. Как могло произойти так, что право, призванное урегулировать жизнь человека, установить наилучшим образом его защищающие правила его поведения и обеспечивающим справедливое решение проблем, стало инструментом, использование которого далеко не всегда приводит к справедливости?

Цель данной курсовой работы заключается в анализе справедливости как основы обеспечения юридической защиты в гражданском и арбитражном процессуальном праве.


Глава 1. Понятие и содержание гуманизма и справедливости юридической защиты

1.1 Гуманизм юридической защиты человека и гражданина

Гуманизм понимает идею прав человека широко, то есть не только юридически, но и как реально существующее право или требование человека или группы лиц признания у другого человека, группы лиц или общества в целом, чтобы с ним (с ними) поступали по справедливости, уважали его (их) требования или восстанавливали справедливость в соответствии с принятыми юридическими, моральными или иными социальными нормами.

Права человека - естественное требование человека, отражающее его потребности, свободы, позитивные качества и ценности. Они получают свое выражение, признание и закрепление в законах, договорах, манифестах, декларациях, конвенциях и соглашениях.

В широком смысле право - это убеждение в том, что все люди обладают определенными неотчуждаемыми и неотъемлемыми свободами и привилегиями. Права, полномочия, привилегии и свободы имеют или должны иметь строгие юридические и научные определения. Каждый человек или группа лиц имеет или должна иметь право обратиться в суд с иском о признании или восстановлении их прав[1] .

Источник и природа прав человека не юридическая, а экзистенциальная (жизненная), нравственная, экономическая или социальная, но они должны иметь свое юридическое выражение и интерпретацию. Существуют некоторые фундаментальные права человека, которые имеют транснациональный, транскультурный и даже трансисторический характер, хотя они возникают и существуют в обществе и истории. Но раз возникнув, такие права обретают абсолютный характер, независимо от того, признаются они обществом или нет.[2]

К этим фундаментальным неотчуждаемым правам относится равенство. Все люди равны как таковые, то есть как люди. В принципе, люди обладают равным достоинством, ценностью. На протяжении тысячелетий это право существовало как потребность, естественное чувство и стремление людей, но оно стало признаваться и соблюдаться юридически только в современных демократических обществах. Однако это отнюдь не значит, что практика соблюдения прав человека совершенна и безошибочна. Иначе говоря, существование прав человека не означает их автоматического признания. Последнее достигается далеко не простыми и скорыми политическими, экономическими, социокультурными путями, борьбой, жертвами и компромиссами.

Термин "права человека" предполагает двустороннее взаимодействие на основе соглашения, а также некую социальную среду, в которой оно заключается, соблюдается и контролируется. Суть этого соглашения состоит в том, что одна сторона выражает требование человека (группы лиц) в признании или восстановлении его (их) права, если оно ущемлено или не соблюдено или ему был причинен какой-либо иной ущерб. Другая сторона выражает готовность к ответственному признанию этих требований и стремление к обязательному их удовлетворению и восстановлению справедливости. Коротко говоря, в право человек включает требование истца и обязанность ответчика.

Прогресс в области прав человека - почти всегда болезненный и драматический процесс как в отношении личности, так и в отношении общества. Иногда права человека признаются в результате революций и кровавых гражданских войн. Драматизм ситуации возникает всякий раз тогда, когда права человека или группы лиц оказываются или воспринимаются как требования и права меньшинства, которые должны быть признаны и уважаться большинством. Это может быть бомж, обманутый вкладчик, гомосексуалист, беспомощный инвалид или брошенный ребенок. Права, особенно права меньшинств не обретают своего полноценного статуса без признания обществом того, что они есть, реальны и что мы должны уважать эти права, удовлетворять соответствующие требования лица или группы лиц.

Права человека неотделимы от социальных отношений и потому носят предписывающий, регулятивный характер.

Права человека имеют и нормативную, и процессуальную природу, они возникают и бытуют в социальном процессе осмысления, выдвижения, борьбы, признания, отстаивания и защиты. Кроме того, они функциональны и конкретны. Хотя они естественным образом вырастают из потребностей, убеждений, практики и идеалов людей, они укоренены в историческом развитии цивилизаций, так или иначе основанных или ориентированных на идеи свободы, равенства, справедливости и права. Права не только усматриваются как некие естественные потребности, но и творятся, возникают в ходе нравственного, культурного, социально-политического и экономического прогресса.

Права человека связаны с некоторыми внутренними, субстанциальными качествами человека, с его свободой, жизнестойкостью, тотальностью и абсолютностью. Но это не значит, что в социальной области, то есть в пространстве взаимоинтеграции личности и общества, они имеют абсолютный характер[3] . Их релятивность состоит в том, что никакие права не являются обязательными в любой ситуации и для всех людей. Они далеко не всегда могут быть реализованы по чисто практическим соображениям или в силу альтернативности ситуации, когда возникает конфликт ценностей, и мы должны выбирать одно за счет другого. Скажем, во имя сохранения своей жизни человек волен временно пожертвовать каким-либо из своих прав или, напротив, он может выбрать смерть во имя утверждения своего человеческого достоинства.

Права человека - это не прихоть, каприз или необоснованная претензия. Основаниями признания и критериями их проверки на аутентичность являются реальность требований, которые мы предъявляем себе и другим людям, их справедливость и законность, а также очевидные отрицательные последствия их нарушения личностью или обществом.

Фундаментальные права человека имеют биогенетическую и социогенетическую основу и потому являются всеобщими. Права человека - это моральная совесть мирового сообщества, их уважение и соблюдение стало одним из важнейших показателей культуры человека и цивилизованности общества. Доктрина общечеловеческих прав составляет новейший и наиболее динамичный блок современных этических и правовых теорий.

Исторический прогресс в области прав человека отмечен определенными юридическими вехами. К ним следует отнести Великую хартию вольностей (1215), Американскую декларацию независимости (1776), Французскую декларацию прав человека (1789), принятую ООН Всеобщую декларацию прав человека (1948). Для России такой вехой является Конституция Российской Федерации, принятая на референдуме 1993 года.

1.2 Справедливость юридической защиты человека и гражданина

Юридическое содержание правоотношения составляют субъективные права и юридические обязанности субъектов. Эти взаимные права и обязанности - структура правоотношения. Правоотношение - юридическая форма общественного отношения.

Конституция Российской Федерации провозглашает человека высшей ценностью, создает условия для свободного развития личности, защищает жизнь, честь, достоинство, права, свободы граждан, законные интересы. Правовая система Российской Федерации должна гарантировать высокий уровень защищенности прав и законных интересов личности. Права человека основаны на принципе «личность в государстве». Права являются элементом политической жизни страны, средством противостояния граждан произволу государственной власти, механизмом контроля за администрацией, ограничением всевластия государства, привлечением населения к формированию и участию в деятельности государства общественных и политических структурах.[4]

В Российский Федерации практика использования понятия «правовая защита» сложилась, прежде всего, в правотворческой деятельности. Издали законы, в которых термин «правовая защита» нашел нормативное закрепление. Правозащитная проблема превратилась в главное направление развития юридической науки. Наше общество в целом и каждый отдельный человек, государство, общественные организации осознали, что необходимо действовать, жить в соответствии с правом, пользоваться свободой, уважением, справедливостью.

Правозащитная проблема превратилась в основное направление развития юридической науки. Анализ научной литературы показывает, что в Российской юридической науке сложилось несколько направлений в исследовании защиты прав человека.

Первое направление - философско-правовое. Важнейшее свойство этого направления: сущность прав человека, их абсолютность и неотчуждаемость в их соотношении с объективным и субъективным правом. Философско-правовой подход предлагает научной общественности, законодательным, правоохранительным органам воспринимать права человека и развивать идеи прав человека.

Второе направление - регулятивнее. Права человека, признанные международным сообществом и государством, привносят в международно - правовую, в национально - правовую системы соответствующие режимы, алгоритмы их правового осуществления. Регулятивные свойства прав человека унифицируют практику правового общения человека государства, человека с иными субъектами правовой системы.

Третье направление - правозащитное. Права человека только тогда превращаются в реальную ценность, когда они надежно гарантированы и защищены. Защита прав человека имеет целью устранять помехи на пути осуществления прав, восстанавливать уже нарушенные права под угрозой применения мер принуждения, делать невыгодным нарушение прав. Ценность такого подхода в понимании «прав человека» заключается в том, что он ориентирует государство на поиск все более действенных средств и механизмов воплощения, прав человека в жизнь.

Правозащитная система - это единый взаимосвязанный комплекс деятельности государственных, негосударственных организаций, отдельных лиц, таких юридических явлений, как право, правосознание, правовая культура, юридическая практика. С помощью правозащитной системы государство должно эффективно и качественно осуществлять защиту прав и законных интересов людей, объединений, организаций, государства. В юридической науке существует проблема правозащитного регулирования . Каждый из видов прав человека нуждается в детальном исследовании с точки зрения его ценностно - регулятивных характеристик, с учетом которого право должно быть закреплено в действующем законодательстве и реализовано в правоприменительной практике. Закон на правовую защиту прав человека должен выражать юридическую природу и действовать на всю систему прав человека. Правовая защита прав человека основана на правовой необходимости защиты прав человека и возможности её правового способа осуществления защиты. Обладатель субъективного права на защиту права и законных интересов имеет правомочия на [5] :

1. возможности определенного поведения самого обладателя субъективного права;

2. возможность требовать от обязанной стороны поведения в соответствии с интересами управомоченного субъекта;

3. возможность прибегнуть в необходимых случаях к защите со стороны правоохранительных органов государства.

Субъективное право, не подкрепленное соответствующей ему юридической обязанностью влечет нарушение права. В свою очередь юридическая обязанность не связанная с субъективными правами влечет посягательство на естественные права и свободы человека. Без глубокого научного осмысления таких понятий как право на правовую защиту, правозащитная деятельность, правозащитное регулирование, метод, механизмы правозащитного регулирования, правозащитная система, невозможно успешно изучить проблему права на правовую защиту. Ценность права на правовую защиту основана на правовой необходимости защиты и возможности её правового способа осуществлена. Уяснение этих теоретических положений - обязательное условие решения прикладных задач в области законотворчества и правореализации.

Законодательные органы должны в нормативной деятельности соблюдать баланс субъективных прав и юридических обязанностей в правозащитном регулировании, в создании правозащитной системы, конечной целью которой является - состояние защищенности прав и законных интересов личности, общества, государства.

1.3 Уважение прав человека как проявление гуманизма и справедливости юридической защиты

В юридической науке существуют проблемы формирования, и развития правозащитного направления в исследовании прав и свобод человека. Проблема продиктована потребностью каждого человека, общества, государства, всего международного сообщества в защите. Ценность защиты и системы вытекает из собственной полезности прав человека на правовую защиту и система правового регулирования общественных отношений в связи с реализацией этого права. Баланс, пропорциональная зависимость субъективного права и обязанности является гарантией эффективности действующего законодательства

Проблематика принципов юридической ответственности в системе принципов права в настоящее время представляет значительный интерес как в теоретическом, так и в практическом отношении[6] .

Переходный период, в котором до настоящего времени находится российское общество, отличается не только утверждением общечеловеческих ценностей, но и разгулом правонарушаемости. Не последняя роль в борьбе с правонарушаемостью отводится юридической ответственности. Принципы юридической ответственности отражают ее глубинное содержание, сущность, функции, формы реализации, они предопределяют поведение граждан, деятельность законодателя и правоприменителя. Это своеобразный фундамент, на котором базируется юридическая ответственность защиты.


Глава 2. Эффективность юридической ответственности в гражданском и арбитражном процессуальном праве с позиции гуманизма и справедливости

2.1 Эффективность юридической защиты: отправные
моменты

30 марта 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее – Конвенция) и шесть Протоколов к ней.

Конвенция – это региональное соглашение о правах человека, которое принято и действует в рамках Совета Европы, членом которого Россия является с 1996 г. В нем перечислены права и свободы, которые государства – участники Конвенции и соответствующих Протоколов к ней обязаны признавать, соблюдать, обеспечивать и защищать: право на справедливое судебное разбирательство, право на тайну корреспонденции, право на свободу выражения своего мнения, право на свободу мирных собраний и свободу ассоциации с другими, право на эффективные средства правовой защиты, право на уважение собственности и многие другие. Для обеспечения по-настоящему реальной и эффективной защиты соответствующих прав и свобод на основании Конвенции был учрежден Европейский Суд по правам человека – наднациональный судебный орган. В него может обратиться любое физическое лицо или негосударственная организация любой формы собственности, считающая, что государство в лице какого-либо органа, учреждения или должностного лица нарушило одно или несколько прав, гарантированных ему Конвенцией или Протоколами к ней.[7] Поскольку Российская Федерация – участник Конвенции, а часть 3 ст. 46 Конституции РФ прямо предоставляет право каждому «в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты», любое лицо, как физическое, так и юридическое, вправе обратиться в Европейский Суд по правам человека с жалобой на Российскую Федерацию как на нарушителя прав и свобод, гарантированных Конвенцией или Протоколами к ней.

Применительно к Российской Федерации значимость и эффективность Конвенции подчеркивается не только динамикой обращения в Европейский Суд российских организаций различных форм собственности. Высшие судебные инстанции РФ рассматривают Конвенцию и прецедентное право Европейского Суда как источник права, которым, наравне с российским законодательством, следует руководствоваться российским судам. Следовательно, этот источник должен использоваться отечественными компаниями для защиты своих прав.

Например, Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении №5 «О применении судами общей юрисдикции общих принципов и норм международного права и международных договоров РФ» от 10 декабря 2003 г. подчеркнул: «Применение российскими судами положений Европейской Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Высший Арбитражный Суд РФ в Информационном письме от 20 декабря 1999 г. «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» указал: «Компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского Суда по правам человека по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны»[8] .

Однако наиболее активно ссылается на Конвенцию и прецедентное право Европейского Суда Конституционный Суд РФ. В 2003 г. вышел сборник «Европейские правовые стандарты в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации».

Опираясь на постановления, информационные письма и другие акты высших российских судебных инстанций, суды общей юрисдикции и арбитражные суды постепенно начинают использовать Конвенцию и правовые стандарты Европейского Суда при вынесении решений по конкретным делам. Фактически это означает эффективность использования российскими компаниями Конвенции и прецедентного права Европейского Суда для защиты своих прав уже на стадии внутригосударственного судебного разбирательства.

Практика рассмотрения Европейским Судом жалоб юридических лиц на нарушение прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, богата и разнообразна. Она подтверждает безусловную эффективность подачи жалобы в эту наднациональную судебную инстанцию при условии правильного использования этого инструмента правовой защиты, который, очевидно, должен активно использоваться российскими компаниями для защиты своих прав и свобод.

2.2 Эффективность юридической защиты в гражданском праве

Понятию «эффективность» придается значение свойства, благодаря которому достигается поставленная цель. В то же время достижение поставленной цели есть действие, направленное на получение определенного положительного результата.

Поэтому под «эффективностью» можно понимать и «результативность» в достижении цели . Отсюда делается вывод о том, что «эффективность» как функционально-целевая категория является исходной при исследовании социального результата бытия того или иного явления вообще и государственно-правовых реалий в частности и, что она (эффективность) отражает степень осуществления общественных ожиданий .

Приведенные положения применимы и при анализе категории «эффективность (результативность) правосудия» по гражданским делам.

Эффективность правосудия представляет собой сложную категорию, обусловленную рядом фактов. Поскольку эффективность правосудия есть показатель его качества, при определении эффективности правосудия следует исходить из сущности правосудия, которая есть (в самых общих чертах) не что иное, как действия суда (судьи) направленные на достижение предусмотренных законом целей.

Действующим гражданским процессуальным законодательством предусмотрено, что целями правосудия по гражданским делам являются защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц, а также прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации, ее субъектов, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых, административно-правовых или иных правоотношений. Кроме указанной цели правосудия по гражданским делам ст.2 ГПК РСФСР предусматривает также, что гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к праву и суду[9] .

Содержание ст.2 ГПК свидетельствует о том, что правосудие по гражданским делам имеет многоцелевой характер. Обращает на себя внимание и то, что в условиях современности в качестве основной цели законодателем поставлена защита прав и свобод человека и охрана прав лиц, участвующих в гражданских делах. Такой вывод следует из того, как означены законодателем цели правосудия по гражданским делам и в какой последовательности они изложены в приведенной статье ГПК.

Поскольку правосудие как правовая категория имеет многоцелевой характер, вряд ли возможно говорить об эффективности правосудия вообще, то есть давать общее определение эффективности правосудия по гражданским делам. Тем не менее, такое определение предложено в правоведении.

Например, по мнению А.В.Цихоцкого «эффективность правосудия по гражданским делам есть способность (свойство) правосудия как вида осуществляемой судом в установленной законом гражданской процессуальной форме государственной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных и справедливых постановлений обеспечивать при определенных условиях достижение социально значимых целей ». Не вдаваясь в детальный анализ приведенного определения понятия «эффективность правосудия по гражданским делам» следует отметить, что оно носит абстрактный характер и не может служить основанием для определения эффективности или неэффективности правосудия, осуществляемого по конкретному гражданскому делу.

Эффективность правосудия должна быть адресной, то есть должна определяться применительно к конкретному субъекту, для которого осуществление правосудия по гражданскому делу является средством для достижения предусмотренной законом ожидаемой цели.

Поскольку основная цель правосудия есть осуществление судом юрисдикционной функции, то есть – защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц, определять эффективно или неэффективно правосудие следует, прежде всего, по отношению к участникам правового конфликта, составляющего содержание судебного гражданского дела.

Участники правового конфликта, который должен быть разрешен судом (судьей), являются основными лицами, участвующими в деле. Но в связи с рассмотрением вопроса об эффективности правосудия обращает на себя внимание то, что к лицам, участвующим в деле, законодатель относит и таких участников судопроизводства по гражданским делам, которые не являются участниками правового конфликта: прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан, защищающих от своего имени нарушенные или оспариваемые права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц (ст.29 ГПК). Такое определение состава лиц, участвующих в гражданском деле, нельзя признать удачным, поскольку указанные органы, должностные лица, организации и граждане являются участниками гражданского судопроизводства, но не участвуют в разрешаемом судом правовом конфликте в качестве его субъектов.

Проект ГПК Российской Федерации, который должен быть внесен в Государственную Думу для рассмотрения, исключил из состава лиц, участвующих в деле, прокурора. Такое решение является обоснованным. Но разработчики Проекта почему-то оставили в составе лиц, участвующих в деле, тех лиц, которые обращаются в суд за защитой других лиц (ст.36 Проекта), хотя они также, как и прокурор, не являются субъектами правового конфликта, субъектами судебного гражданского дела.

В условиях формирования новой российской государственности и рыночной экономики проблема активности суда в гражданском судопроизводстве решается иначе. Изменилось содержание принципов состязательности и диспозитивности в сторону расширения пределов их действия. Это в свою очередь повлекло снижение активности суда в гражданском судопроизводстве.

Снижение активности суда в гражданском судопроизводстве неизбежно приведет к тому, что во многих случаях не будет обеспечена судами реализация лицами, участвующими в деле, предоставленных им законом процессуальных прав. В результате цели правосудия не будут достигнуты и правосудие не приобретет свойства эффективности

Поэтому следует полностью согласиться с А.В.Цихоцким, полагающим, что «надо сохранить активность суда, его стремление выполнить задачи по защите нарушенного права ».

Исходя из понимания сущности права на судебную защиту как обеспеченной силой государства гарантии надлежащей реализации субъективных прав, предусмотренной на те случаи, когда способность субъективного права к реализации деформирована, А.В. Цихоцкий обоснованно предлагает одной из задач правосудия, реализуемой при особых условиях, признать защиту права вопреки воле управомоченного лица .
Таким образом, эффективность правосудия следует определять исходя из его целей, задач суда и по отношению к конкретным субъектам – адресатам целей правосудия.

2.3 Эффективность юридической защиты в арбитражном процессуальном праве

Институт обеспечения иска направлен на реальное, полное восстановление имущественных прав участников процесса, нарушенных в результате неправомерных действий третьих лиц. Обеспечение иска представляет собой принятие арбитражным судом предусмотренных законом срочных мер, гарантирующих возможность реального исполнения будущего решения арбитражного суда.

Обеспечительные меры - это срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя (ч. 1 ст. 90 АПК РФ)[10] .

Срочными обеспечительные меры являются потому, что они, при наличии на то оснований, принимаются арбитражным судом немедленно.

Так, заявление о принятии обеспечительных мер рассматривается единолично судьей в день его поступления или на следующий рабочий день, без вызова сторон (ст. 93 АПК РФ).

А определение о принятии обеспечительных мер подлежит немедленному исполнению (ст. 96 АПК РФ).

Временный характер обеспечительных мер обусловлен тем, что они действуют только в течение того времени, пока сохраняются обстоятельства, послужившие основанием для их принятия. Как правило, это обусловлено моментом фактического исполнения решения в случае удовлетворения арбитражным судом заявленных требований либо моментом вступления в законную силу судебного решения об отказе в удовлетворении этих требований (ч. ч. 4, 5 ст. 96 АПК РФ). Однако обеспечительные меры могут быть отменены арбитражным судом в любой момент процесса в случае отпадения обстоятельств, которые послужили основанием для их принятия (ст. 97 АПК РФ).

Основной целью обеспечительных мер является предоставление процессуальных гарантий обеспечения иска или имущественных интересов заявителя, т.е. гарантий защиты и реального восстановления нарушенных материальных прав и охраняемых законом интересов заинтересованного лица.

Одним из важных факторов эффективности судебного разбирательства является оперативность рассмотрения дела. АПК РФ установлен (ст. 152) единый срок рассмотрения дел: один месяц со дня вынесения определения суда о назначении дела к судебному разбирательству. Исчисление срока рассмотрения дела производится по общим правилам исчисления процессуальных сроков, установленных гл. 10 АПК РФ.

В некоторых случаях, требующих оперативного судебного вмешательства в конфликт, законодательство устанавливает сокращенные сроки рассмотрения дел. И тогда возникает сокращенное производство как один из видов арбитражной процессуальной формы.

По таким категориям дел исчисление срока производится не с момента назначения дела к судебному разбирательству, а со дня поступления заявления в арбитражный суд (поскольку включает и время на подготовку).

В частности, сокращенные сроки рассмотрения дел установлены:

- по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя (ч. 1 ст. 200 АПК РФ), решений административных органов о привлечении к административной ответственности - 10 дней (ч. 1 ст. 210 АПК РФ);

- о привлечении к административной ответственности - 15 дней (ч. 1 ст. 205 АПК РФ).

Ускорение процесса рассмотрения дел по существу может достигаться только одним способом -упрощением процессуальной формы.

Упрощение процессуальной формы в самом общем виде можно описать как снятие ряда обязанностей с суда, отказ от определенных процессуальных действий, что делает процесс оперативным и менее дорогим.

Как правило, снятие процессуальных обязанностей с суда сопровождается возложением процессуальных обязанностей либо дополнительного риска совершения или несовершения процессуальных действий на стороны[11] .

Именно потому упрощение процесса и представляет собой способ его ускорения, что влечет необходимость большей процессуальной активности сторон при возрастающей их ответственности за выбор варианта процессуального поведения и освобождении суда от ряда обязанностей либо предоставлении ему большей свободы выбора при решении возникающих вопросов, возрастанием сферы дискреционного судейского усмотрения, что позволяет суду гибко учитывать особенности споров, возникающих в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Арбитражная процессуальная форма может быть классифицирована в зависимости от предмета спора на следующие виды: основное и побочное (частное) производство.

Основное производство возникает в арбитражном суде при разрешении спора при условии, что рассматриваются только первоначально заявленные требования без других, заявленных позже и носящих дополнительный характер. Так, дополнительный характер заявленных требований может возникнуть в соответствии со ст. 51 АПК РФ. В ней определено, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда. Как только указанные лица вступили в дело после начала судебного разбирательства, рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда производится с самого начала. Это означает, что произошло видоизменение процессуальной формы и появилось побочное (частное) производство.

Побочное (частное) производство подразумевает рассмотрение в границах основного заявленного требования дополнительных требований, имеющих прямое отношение к первоначальному, но не изменяющих его, а влияющих на состав суда или лиц, участвующих в деле. Под требованиями, носящими дополнительный характер, подразумеваются ходатайства о привлечении третьих лиц к участию в процессе либо об отводе судьи, арбитражных заседателей, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика.

Так, основания для отвода, сформулированные в ст. 21 АПК РФ применительно к судьям арбитражного суда, носят общий характер и распространяются также на иных лиц, подлежащих отводу, с учетом их процессуального положения.

Заявление об отводе или самоотводе подается в письменной форме или заявляется устно и заносится в протокол судебного заседания. Оно должно быть мотивированным, что предполагает ссылку на обстоятельства, являющиеся основаниями для отвода, и представление соответствующих доказательств.

При заявлении отвода судье, судьям или всему составу суда после заслушивания мнений лиц, участвующих в деле, и лица, которому заявлен отвод, в судебном заседании объявляется перерыв. При положительном решении вопроса об отводе судьи или арбитражного заседателя он заменяется. В случае отсутствия заявлений об отводах, а также при отказе в удовлетворении таких заявлений рассмотрение дела продолжается.

По результатам рассмотрения вопроса о самоотводе или об отводе выносится определение, которое не может быть обжаловано, поскольку не препятствует дальнейшему движению дела. Налицо ситуация, когда лица, участвующие в суде, заявляют дополнительные требования и суду приходится их рассматривать. При этом ход судебного заседания не прерывается.

Таким образом, вышеизложенное помогает сохранить принципы гуманизма и справедливости при рассмотрении дел в гражданском суде.

Заключение

Итак, эффективность правосудия следует определять, прежде всего, при осуществлении судом основной функции – юрисдикционной (правозащитной) и по отношению к тем участникам гражданского судопроизводства, которые являются лицами, участвующими в гражданском деле, то есть юридически, субъективно заинтересованными в результате судопроизводства. К таким участникам гражданского судопроизводства, то есть к лицам, участвующим в деле, следует относить лишь стороны, третьих лиц, заявителей и заинтересованных лиц по неисковым делам .

Правосудие по гражданскому делу приобретает свойство эффективности при условии, если в результате рассмотрения конкретного гражданского дела судья постановляет законное, обоснованное и справедливое решение. Достижение такой цели обеспечивается наличием процессуальных гарантий, которые представляют собой закрепленные в нормах гражданского процессуального права юридические средства, призванные создавать на всех стадиях судопроизводства благоприятные условия для беспрепятственного осуществления предоставленных лицам, участвующим в деле, процессуальных прав.

Действующим гражданским процессуальным законодательством закреплен механизм гарантирования субъективных прав сторон и третьих лиц, включающих в себя гарантирующую нормативную основу и гарантирующую деятельность. Следует при этом учитывать, что укрепление законности в гражданском судопроизводстве при осуществлении правосудия, повышение уровня гарантирования субъективных прав лиц, участвующих в гражданском деле, зависит не только от совершенствования нормативно-правовых установлений, но и от активной организующей деятельности суда.

Список литературы

Нормативные документы

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // «Российская газета» от 25 декабря 1993 г.

2. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (ГПК РФ) (с изм. и доп. от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г.)

Литература

1. Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М. 2003.

2. Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М. 2004 – 432 с.

3. Гражданское процессуальное право /под ред. М.С. Шакарян. М., 2004.

4. Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2000.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 года (законодательство в плане сравнительного правоведения): Учебное пособие / Тамазян С.К.. - Ставрополь; Изд-во СКСИ, 2005. - 392 с.

6. Гражданское процессуальное право и исполнительное производство / Кузнецов В.Ф.. - Челябинск; Изд-во Челяб. ун-та, 2005. - 320 с.

7. Гражданские процессуальные правоотношения: Монография / Евстифеева Т.И.. - Саратов; СГСЭУ, 2002. - 116 с.

8. Процессуальные средства защиты права: Монография / Колесов П.П.. - Великий Новгород; Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2004. - 220 с.


[1] Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2000.

[2] Гражданские процессуальные правоотношения: Монография / Евстифеева Т.И.. - Саратов; СГСЭУ, 2002. - 116 с.

[3] Гражданские процессуальные правоотношения: Монография / Евстифеева Т.И.. - Саратов; СГСЭУ, 2002. - 116 с.

[4] Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2000.

[5] Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М. 2004 – 432 с.

[6] Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М. 2003.

[7] Гражданское процессуальное право и исполнительное производство / Кузнецов В.Ф.. - Челябинск; Изд-во Челяб. ун-та, 2005. - 320 с.

[8] Гражданское процессуальное право и исполнительное производство / Кузнецов В.Ф.. - Челябинск; Изд-во Челяб. ун-та, 2005. - 320 с.

[9] Гражданское процессуальное право /под ред. М.С. Шакарян. М., 2004.

[10] Гражданские процессуальные правоотношения: Монография / Евстифеева Т.И.. - Саратов; СГСЭУ, 2002. - 116 с.

[11] Гражданские процессуальные правоотношения: Монография / Евстифеева Т.И.. - Саратов; СГСЭУ, 2002. - 116 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий