регистрация / вход

Структура правосознания

Правосознание как одна из форм общественного сознания, ее отличительные особенности и характерные черты, структура и основные элементы. Место правосознания в механизме правового регулирования, в функционировании правореализационной деятельности.

КУРСОВАЯ РАБОТА

по курсу «Общее право»

по теме: «Структура правосознания»

Содержание

Введение

1.Понятие правосознания

2.Место правосознания в механизме правового регулирования

3.Самобытность правосознания в Российской Федерации

Заключение

Список литературы


Введение

Как бы не было велико значение материального фактора в истории, какою бы силою потребности тела не приковывали к себе интерес и внимание человеческой души – дух человека никогда не превращается в пассивную, недействующую среду, покорную материальным влияниям и телесным зовам. Мало того, именно слепое бессознательное повиновение этим влияниям и зовам умаляет его достоинство, ибо достоинство его в том, чтобы быть творческою причиною, творящею свою жизнь по высшим целям, а не пассивным медиумом стихийных процессов в материи.

Историческая эпоха, ныне переживаемая народами, должна быть осмыслена, как эпоха великого духовного разоблачения и пересмотра.
Бедствие мировых войн и революций, постигшее мир и потрясшее всю жизнь народов до самого корня, есть, по существу своему, явление стихийное и поэтому оно только и может иметь стихийные причины и основания. Но всюду, где вспыхивает стихия и где она, раз разгоревшись, овладевает делами и судьбами людей, всюду, где люди оказываются бессильными перед ее слепым и сокрушающим порывом – всюду вскрывается несовершенство, или незрелость, или вырождение духовной культуры человека: ибо дело этой культуры состоит именно в том, чтобы подчинять всякую стихию своему закону, своему развитию и своей цели. Стихийное бедствие обнаруживает всегда поражение, ограниченность и неудачу духа, ибо творческое преобразование стихии остается его высшим заданием. И, как бы ни было велико это бедствие, как бы ни были грандиозны и подавляющи вызванные ими страдания, дух человека должен принять свою неудачу и в самой остроте страдания усмотреть призыв к возрождению и перерождению. Но это то и значит осмыслить стрясшуюся беду, как великое духовное разоблачение.

Стихия, ныне вовлекшая человека в неизмеримое злосчастье великих войн и потрясений, есть стихия неустроенной и ожесточившейся человеческой души. Проблема сознания, его назначения и функционирования является одной из важнейших в любой области общественной науки. Какой бы вопрос ни изучался общественными науками, в конечном счете, он обращен к сущности человека, личности как субъекта общественно-исторического процесса. Какие бы вопросы ни исследовала юридическая наука, в конечном итоге цель этого изучения в раскрытии сущности поведения, деятельности индивидов, социальных групп, классов, общества в целом. Причем из всей совокупности общественных отношении юридическая наука обращает внимание, прежде всего на сферу государственно-правовых отношений, изучая структуру сознания и поведения людей именно в этой области. Проблема правосознания как субъективного фактора, определяющего деятельность людей в государственно-правовой сфере, дает ключ к пониманию характера этих общественных отношений и деятельности людей[1] .

И если задача организовать мирное и справедливое сожительство людей на земле есть задача права и правосознания, то современный кризис обнажает, прежде всего, глубокий недуг современного правосознания.

Этим объясняется актуальность выбранной мной темы работы.

Целью данной курсовой работы является изучение правосознания как явления социальной культуры.

Задачами в данной работе являются изучение понятия правосознания, его места в правовом регулировании, а также специфика российского правосознания.

Поставленные цели и задачи обусловили структуру данной работы. Она состоит из введения, трех глав, которые дают ответы на поставленные задачи, заключения и списка используемой литературы. Заключение имеет немаловажное значение, поскольку содержит обобщение изложенного материала, а также выводы, сделанные в процессе написания данной работы.


1. Понятие правосознания

Правосознание – это одна из форм общественного сознания, отражающая право и связанные с ним явления. В правосознании отражается не только действующее право, но и его история, а также правовые явления других обществ. Это идеи, представления о праве – о действительном и желаемом.

С точки зрения носителей правосознания, его субъектного состава выделяют индивидуальное, групповое правосознание и правосознание общества в целом.

В правосознании содержатся оценочные суждения о праве, которые выражаются категориями «правомерное», «неправомерное», «законное», «незаконное».

С точки зрения особенностей восприятия права в правосознании, выделяются два его основных уровня – это правовая психология и правовая идеология.

Правовая психология (обыденное правосознание) – это такой уровень восприятия права, который основан на чувствах, эмоциях, переживаниях. На такое восприятие права влияют привычки, традиции, предрассудки, убеждения, свойственные отдельным социальным группам. Представления о правовых явлениях подвержены подражанию, внушению. Это стихийно складывающиеся в разных социальных группах отношения, нередко меняющиеся, к правовым явлениям.

Правовая идеология – это систематизированные, теоретические представления о праве, которые выражаются в юридических понятиях и категориях. Это высший уровень правосознания.

В правосознании выделяют и такой его уровень, как профессиональное правосознание. Субъектами его выступают представители правовых наук, профессиональные юристы-практики. Правосознание выступает как один из важных идеологических факторов, который влияет на процесс формирования права в обществе, поскольку известно, что право не может быть выше уровня развития культуры общества, его правосознания. Всякое действующее право несет в себе основные представления о праве, которые сложились в данном обществе. В концентрированном виде правосознание общества отражается в правосознании законодателей.

С другой стороны, правосознание – это та духовная атмосфера, в которой происходит реализация права и чем выше в правосознании степень признания, той или иной, установленной правовой нормы, тем эффективнее эта норма реализуется, потому что в правосознании всегда происходит процесс сверки ценности, которая присутствует в правосознании, с ценностью, которая заложена в правовой норме.

Совпадение или несовпадение этих ценностей и определяет, в конечном счете, действенность правового регулирования.

Сознание человека, отражая объективные потребности общественного развития, является предпосылкой и регулятором поведения человека. Роль сознания в регуляции поведения человека следует понимать широко: речь идет не только о регуляции поведения отдельно взятого индивида; регулятивная роль сознания – это его воздействие на всю социальную систему, в пределах которой складываются определенные общественные отношения, направление деятельности данной системы. Сознание как высшая форма отражения общественного бытия придает целенаправленный характер человеческой деятельности, позволяет предвидеть ее результаты, планировать поведение в целях достижения поставленных задач. Поэтому изучение деятельности, отношений, поведения людей – это в то же время изучение уровня и состояния сознания. Содержание сознания, его направленность детерминированы материальными условиями жизни общества. И отражение этих условий, познание объективных закономерностей общественного развития – важная функция сознания. Однако его роль не может быть сведена лишь к отражательной, познавательной функции. Не менее важной является организующая, регулирующая функция сознания, без которой было бы невозможно нормальное функционирование социальной системы как коллективного субъекта человеческой деятельности, соответствующим образом координированной. Организация социальной системы неразрывно связана с функционированием сознания как специфической деятельности человеческого мозга, с изучением природы и функций сознания индивидуального и сознания общественного.

Для выявления роли правосознания в формировании социальной активности человека оно должно изучаться на различных уровнях и срезах во всём многообразии его проявления и особенностей: как сознание индивидуальное, групповое, общественное; как синтез идеологических и социально-психологических компонентов; как система включающая различные формы (виды) отражения общественных отношений – политические, правовые, этические, философские, религиозные.

Общественные отношения людей – это их социальная деятельность, осуществляемая в процессе производства, преобразования природы, организации повседневных условий жизни, а также те устойчивые взаимосвязи, которые создаются между людьми, между человеком и объективным миром. В производстве люди вступают в отношение не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство[2] .

Организация, координация разнообразных форм деятельности людей невозможны без сознания; в то же время сознание возникает и формируется в процессе регулирования социальной деятельности. Воздействуя на окружающий мир, целенаправленно преобразуя его, сознание изменяется в ходе практической деятельности, обогащается новыми идеями и категориями, новыми способами отражения и познания объективной действительности. Сознание позволяет человеку ставить перед собой определенные цели, выделять себя из внешнего мира, определять свое отношение к предметам и явлениям внешнего мира. Это отношение не является чем-то абстрактным – оно объективируется в системе потребностей, интересов, мотивов, целей человека, в его волевой активности, т.е. в сознании. Отражение в сознании объективных процессов общественного развития создает условия для социального управления людьми, регуляции и координации их деятельности.

Общественное бытие, социальные отношения чрезвычайно многогранны. Определяя содержание и сущность общественного сознания, общественное бытие вместе с тем предопределяет различные способы отражения разнообразных сторон объективной действительности, различные аспекты познания и оценки этих сторон, что находит проявление в различных формах общественного сознания.

Все формы общественного сознания выступают в качестве элементов единой системы отражения общественного бытия. Поэтому подлинная оценка роли и назначения той или иной формы может быть дана лишь с учетом ее тесного взаимодействия с другими формами. Ни одна из форм общественного сознания не действует изолированно от другой; все они усиливают и дополняют друг друга и, выступая в качестве единой системы, оказывают воздействие на деятельность людей, на развитие общественных отношений в направлении, нужном обществу в целом[3] .

Единство различных форм общественного сознания определяется рядом факторов. Прежде всего, это единая основа их возникновения – условия жизни общества, которые объективно порождают определенные потребности. Эти потребности, осознаваемые как интересы общества, становятся целью человеческой деятельности. Назревшие потребности должны быть опосредствованы сознанием, чтобы принять форму целеполагания. Осознание потребностей и интересов общества приводит в движение социальный механизм, порождает деятельность людей, направляя ее на достижение поставленных целей. Поэтому общественное сознание с необходимостью включается в движение определенной социальной системы в направлении, определяемом назревшими потребностями общественного развития.

Каждая форма общественного сознания оказывает активное влияние на поведение людей, специфика же правосознания состоит в том, что нормативный, волевой момент в нем выражен наиболее ярко. Регулирующая роль правосознания обусловлена еще и тем, что закон отражает не все стороны социальных отношений, а лишь основные и существенные. Человек же волен избирать из нескольких возможных вариантов поведения тот. который больше всего соответствует его интересам и потребностям, сообразно собственному отношению к праву, но этот выбор не должен выходить за рамки закона. В противном случае это ведет к несовместимости общественных интересов и интересов личных.

Роль правосознания в процессе исполнения правовых норм состоит в том, что он обеспечивает целесообразное их применение, помогает правильно в каждом отдельном случае, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, решать вопрос о нарушении права и социальной ответственности личности, об опасности того или иного лица для общества.

Правосознание-знание можно выделить как особую форму сознания и благодаря специфике составляющих его элементов: эмоциональных, логических и нормативно-оценочных.

Любое общество – это взаимодействие индивидов, их больших и малых групп, страт. В процессе такого взаимодействия сталкиваются различные интересы, установки, различная направленность целей и воль. Ни одно общество не могло бы существовать, если бы оно не регулировало поведение индивидов, групп, страт в соответствии с определенными, объективно складывающимися потребностями. Регулирование социального поведения индивидов, необходимое во всех сферах их жизни и деятельности, невозможно без системы норм и институтов, установленных в обществе. Такая институализация общественной жизни является способом осуществления социального контроля за деятельностью членов общества. Создание институализированной системы ценностей происходит в результате развития человеческой культуры и является ее составной частью[4] .

Нормы и ценности образуют так называемую соционормативную культуру, которая является средством организации общественной жизни и выступает одним из важных элементов человеческой культуры. Создание системы норм и ценностей – необходимое условие существования общества. Путь от поступка, суждения о конкретном факте к формированию нормы очень длителен и сложен. Общественное сознание из множества повторяющихся поступков и действий отбирает те, которые отражают социально значимые тенденции, потребности социальной группы, страты либо общества. В результате такого отбора создается модель поведения, которая с необходимостью должна осуществляться в том или ином обществе, группе, страте, формируется система норм и ценностей как указатель должного поведения члена той или иной социальной общности.

Под влиянием ценностно-нормативной структуры общества, вырабатываемой общественным сознанием, происходит становление личности, ее социализация. Поэтому общественное сознание, создающее систему ценностей и норм, призвано путем институализации регулировать отношения индивида и общества. «За явлениями ценности – правильно подчеркивает В.И. Каминская – часто скрывается проблема личности и общества, проблема включения жизнедеятельности индивида в движение социального целого».

Общественное сознание вырабатывает социальные нормы различного характера: политические, правовые, этические, нормы приличия, обычаи, обыкновения и т.д. Эти нормы воплощают определенные понятия о ценностях данного общества, класса, группы. Они выступают в качестве ценностно-нормативной системы, опосредствованной различными формами сознания, тесно взаимодействующими и составляющими единство. Выработка ценностно-нормативной ориентации общества, класса, социальной группы – важнейшая функция общественного сознания, определяющая единство и взаимодействие всех его форм.

Учение об институализации общественных отношений, о создании ценностно-нормативной ориентации класса или общества, содержащей представления о должном – важные проблемы современной социологии, решение которых необходимо для более широкого и всестороннего подхода к анализу системы регулирования общественных отношений, социально-психологических аспектов поведения индивида, его взаимоотношений с обществом, классом, государством. Это учение позволяет глубже понять характер социальных норм как системы ценностей данного общества. Обсуждая ценности на человеческом уровне, оценивая деятельность человека, необходимо прибегать к термину «нормы». Люди часто не имеют даже смутного представления о том, что их деятельность пропускается через нормативный фильтр.

Общественное сознание во всех его формах вырабатывает суждения о ценностях, которые являются предпосылкой формирования нормы. Суждение о ценности, полезности того или иного способа поведения, которое соответствует осуществлению интересов общества, группы, становится независимым от данной конкретной деятельности, поступка, но приобретает значение масштаба, критерия оценки будущих форм поведения. Будучи объективированной, оценка выступает в виде требования к будущим поступкам. Так происходит трансформация суждения о ценности в норму.
Такой процесс происходит уже сегодня, и он оказывает большое влияние на усиление взаимодействия и взаимопроникновения всех форм общественного сознания.

При рассмотрении взаимодействия правосознания, законности и права следует неизменно учитывать тесный сплав всех форм общественного сознания. Нет ни одной формы сознания, безразличной, нейтральной к праву, законности. Но степень воздействия каждой из них на право и законность различна. Вполне понятно, что более активно взаимодействуют с правом так называемые идеологии «первого порядка» – политические взгляды, правосознание, этические воззрения. Философия, искусство, религия связаны с правом опосредствованно. Например, для правильного отражения назревших потребностей общественного развития право и законность должны строиться на основе знания философских законов и категорий. Человек, обладающий научными философскими воззрениями, всегда будет выполнять требования законности, понимая их социальную необходимость и справедливость. Даже такая удаленная от права область, как эстетика, оказывает свое влияние на право.

В отличие от правосознания право (здесь и в дальнейшем мы будем говорить о праве в узком смысле слова) существует не только как совокупность установленных государством, зафиксированных в законе юридических отражающих волю господствующего класса и закрепленных в разных формах права (гражданское, трудовое, административное, конституционное, уголовное и т.д.), но и как определенная система правовых отношений. В рамках этого различия между правом и правосознанием существует взаимосвязь и взаимозависимость[5] .

Она заключается в том, что право и его законы, нормы, принципы, и прежде всего система соответствующих правовых отношений, выступают как основа формирования правосознания, поскольку именно на базе действующей системы права в основном вырабатываются представления людей о правах и обязанностях, о законном и незаконном, справедливом и несправедливом, о целесообразном и нецелесообразном существовании тех или иных правовых норм. Однако такое взаимодействие время не снимает существующего качественного различия между правом и правосознанием.
Во-первых, содержание правосознания и права характеризуется как совпадением одновременно их частичным несовпадением. Последнее выражается в том, что в правосознании могут содержаться взгляды, которые не отражены в праве, его нормах, а потому не могут быть реализованы в соответствующих правовых отношениях и поведении людей.

Вторая особенность правосознания заключается в том. что оно может быть реализовано, лишь посредством применения соответствующих правовых норм. Это значит, что только через посредство права правосознание может воздействовать на экономические и другие отношения, оказывать не только идеологическое влияние, но и опираться на принудительную силу государства. Например, воздействовать на искусство методами государственной цензуры, на религию – путем регламентации деятельности религиозных организаций и т.п.

Специфичность связи каждой из форм общественного сознания с правом отнюдь не означает отсутствия общих для них путей и способов взаимодействия, позволяющих говорить о соотношении общественного сознания в единстве различных форм с правом, законностью. Эта проблема имеет большое практическое значение. Следует учитывать, что в обыденной жизни в «чистом» виде не существует ни одной формы общественного сознания. Короче говоря, право и законность взаимодействуют не с какой-то одной формой сознания, а со всеми формами в их взаимопереплетении и взаимопроникновении. Поэтому без анализа состояния общественного сознания в целом, без анализа системы ценностно-нормативной ориентации общества нельзя понять особенностей права, тенденций его развития.
Единство и взаимосвязь различных форм общественного сознания ни в коей мере не означают отсутствия специфики каждой из этих форм. Каждая из форм общественного сознания имеет свои особенности, и выявление этих особенностей необходимо для того, чтобы определить механизм соотношения права с той или иной формой.

В научной литературе существует множество мнений о понятии правосознания, но большинство правоведов сходятся на том, что оно представляет собой сферу или область сознания, отражающую правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, социально-правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях.

Особенность правосознания, как специфической формы общественного сознания, выражается в следующем:

1. В правосознании отражаются лишь те явления, которые составляют правовую сторону жизни общества. Оно охватывает процесс создания правовых форм, реализацию их требований в общественной жизни. Политические, нравственные и другие идеи и представления тоже активно воздействуют на формирование и реализацию норм права. Но прежде чем получить выражение в правовых нормах, в практике их применения, они должны пройти через правосознание, то есть получить правовую форму в виде правовых идей и представлений.

2. Особенность правосознания выражается также в способе отражения явлений общественной жизни. Осознание правовых явлений жизни общества осуществляется посредством специальных юридических понятий и категорий. К их числу относятся, например, такие понятия, как правомерность, неправомерность, правоотношение, юридическая ответственность, законность. Нравственное же сознание оценивает окружающий мир с помощью собственных понятий: добра, зла, справедливости, несправедливости, чести, достоинства.

Правосознание – особый элемент правовой действительности. Главная черта, присущая правосознания и ставящая его в особое положение среди всех явлений правовой действительности, заключается в том, что оно, так сказать, «чистая», хотя и специфическая (по предмету, по некоторым иным особенностям), форма общественного сознания.

Правосознание находится в одном ряду, в прямом взаимодействии с иными формами общественного сознания – нравственным, политическим, философским и др. и обладает всеми качествами и характеристиками, свойственными общественному сознанию вообще.

Сознание возникает в процессе любой деятельности и проявляется в ней. Поэтому функции или назначение правового сознания могут быть поняты из результатов деятельности его субъектов.

Согласно теоретической концепции, разделяемой многими авторами, основные функции правосознания – познавательная, оценочная и регулятивная. Все другие функции практически охватываются ими, в частности информативная, прогностическая и пр.

Таким образом, важно учитывать, что на поведение людей воздействуют политические, правовые, нравственные взгляды, взятые не в отдельности, а в виде сплава, т.е. образований, которые возникают в результате взаимодействия различных идей и взглядов, представлений и чувств. Эти образования выступают как состояние общественного сознания. А. Уледов правильно, на мой взгляд, отмечает, что в процессе формирования состояний общественного сознания проявляются закономерности связи между различными формами сознания.

2. Место правосознания в механизме правового регулирования

Правосознание – явление, относящееся к субъективной сфере общественной жизни, весьма близкое к самому праву. Однако между этими явлениями правовой действительности существуют качественные различия, которые, однако, не препятствуют их тесному взаимодействию и даже взаимопроникновению.

Правосознание чисто субъективное явление: оно состоит из представлений людей о праве; из субъективного отношения к самому феномену права, его ценностям; из правовой психологии и даже из индивидуальной или массовой эмоциональной реакции на право, подчас интуитивной, подсознательной. Если право представляет собой внешне объективированное институционное образование, выраженное в системе общеобязательных формально-определенных норм, то правосознание выступает в виде представлений о праве, суждений о необходимости юридической структуры взаимоотношений людей, установок на тот или иной юридический режим в жизни общества.

Механизмы действия права и правосознания тоже различаются: если механизм правового регулирования воплощен в сложном институционном юридическом инструментарии, опирается на государственное принуждение, то механизм действия правосознания относится к чисто духовной сфере. Правосознание работает через общую правовую оценку социальных факторов, через суждение об их соответствии идее правового и законного, через чувство права и законности и вытекающую отсюда волевую направленность поведения людей[6] .

Различны и функции права и правосознания. Функции права связаны с его нормативностью, с его нормативно-организационным воздействием на общественные отношения. Правосознание тоже обладает известными чертами нормативности, но нормативность правосознания иная. Здесь перед нами не всеобщие, общеобязательные, формально-определенные правила поведения (что характерно для права как институционного образования), а лишь осознание обязательности юридических норм, идея законности и вместе с тем критерии правильности, социальной оправданности поведения, т.е. та нормативность, которая свойственна выражающемуся через правосознание особому неюридическому явлению непосредственно-социальным (естественным) правам.

Правосознание имеет активные элементы, которые ярко выражены в господствующей правовой идеологии. Активные элементы в правосознании одно из выражений социальной активности людей, их коллективов, групп, общества в целом. Право находится в глубоком единстве с господствующей правовой идеологией она непосредственно выражает сущность данной национально-правовой системы, ее социально-политическое содержание, ее философию[7] .

Сознание в форме правовой идеологии выступает ведущей детерминантой современного правообразования. Формирование права через специально разработанную правотворческую процедуру предполагает четко выраженные стадии подготовки законопроектов, среди которых принципиально важное значение имеют такие, как предварительное изучение мнения граждан, правоприменителей о необходимости и характере регулирования данного вопроса, сферы общественных отношений; разработка концепции будущего нормативного акта, которая в систематизированном виде определяет цели, задачи, средства, способы и возможные результаты правового регулирования.

На этих стадия правосознание играет ведущую роль как в виде психологических ожиданий и стремлений людей в сфере права, так и в форме исповедуемых законодателем философских, социально-экономических и политических принципов и представлений о должном упорядочении той или иной сферы общественных отношений. Таким образом, правосознание дает единственно возможный для генезиса права строительный материал в виде помыслов, чувств, представлений различных субъектов законотворческого процесса физических и юридических лиц.

Не менее значима роль правосознания в нормальном функционировании правореализационной деятельности:

1) правосознание образует необходимый психологический и идеологический контекст для добровольного соблюдения субъектами юридических норм. Развитое чувство права и законности является ведущей гарантией массового соблюдения требований правовых предписаний;

2) правосознание выполняет важные функции в процессе применения правовых норм должностными лицами. Должностные лица обязаны понять, уяснить, разобраться в смысле права, его требованиях и дозволениях. Без развитого правосознания сделать это невозможно[8] .

Таким образом, выступающее в виде господствующей правовой идеологии правосознание вплотную примыкает к позитивному писаному праву, обнажая его сущность и особенности его содержания, что придает и правотворчеству, и правоприменению, всей правовой системе целенаправленный, социально определенный характер. Органическая близость права и господствующего правового сознания объясняет ту кажущуюся нелогичной последовательность в исторической цепи правовых явлений, когда правосознание в своих первичных формах как бы опережает собственно право, придавая в общественном мнении значение правового непосредственно индивидуальным отношением, фактической силе. Причем такого рода опережение характерно не только для начальных фаз возникновения права, но и для развитых правовых систем. В сложном процессе взаимодействия и взаимообогащения права, юридической практики, правовой идеологии, когда в процессе деятельности правоприменительных органов вырабатываются образцы решения типичных юридических дел, последние выступают именно в виде явлений правосознания. Весьма наглядно регулятивная энергия, выраженная в активных формах господствующего правосознания, обнаруживается в таких исторических ситуациях, когда правосознание выступает как бы обособленно, становится основой всего механизма правового регулирования еще до создания национальной правовой системы или в процессе ее глубокого социального преобразования (ныне этот процесс с потерями и издержками идет в России). При этом правосознание на период до полного установления новой правовой системы призвано лишь временно замещать, исполнять обязанности собственно права, но позитивным само по себе не является. В целом же такие формы господствующего правосознания, как правовая идеология, которой охватываются господствующие юридические доктрины, профессиональное и массовое правосознание следует рассматривать в качестве части правовой системы. Правовая идеология не только проникает в саму плоть собственно права и не только выступает его непосредственной основой, но и способна при определенных исторических условиях в какой-то мере занять место, отведенное позитивному праву, со всеми плюсами и минусами, возникающими в результате такой замены[9] .

Правовое сознание реализуется как собственно в праве, так и в особом феномене правовой действительности в правовой культуре. Правовая культура представляет собой своего рода юридическое богатство, выраженное в достигнутом уровне развития регулятивных качеств права, накопленных правовых ценностей, тех особенностей права, юридической техники, которые относятся к духовной культуре, к правовому прогрессу.

Таким образом, состояние правосознания в обществе, т.е. степень знания и понимания права, осознание необходимости строго выполнять требования законности, уровень развития чувства права и законности – все это критерии, характеризующие правовую культуру. Следовательно, правовая культура это, прежде всего, качественно насыщенное правовое сознание.

Важнейшими показателями правовой культуры являются уровень массового правосознания, объем и интенсивность общего правового просвещения. Не менее существенны и такие показатели, как масштаб и глубина юридического образования, профессиональной подготовки и переподготовки юристов, степень развития юридической науки. Особое значение имеет правовая культура личности, которая тесно связана с ее правосознанием. Вместе с тем, правовая культура и правосознание личности понятия нетождественные. Правосознание понятие более широкое. Оно формируется под воздействием различных объективных и субъективных факторов, зачастую противоречиво по своей сущности, включает как позитивные, так и негативные взгляды, убеждения, оценки. Правильно ориентированное в целом, оно в какой-либо части может быть дефектным.

Правовая культура личности это лишь позитивные взгляды, оценки, мотивы, установки, лежащие в основе правомерного и социально-активного поведения. Правовая культура результат целенаправленного воспитания правосознания, его высшая ступень, выражающая внутренне осознанное отношение к правам и свободам, а через них ко всей правовой жизни общества[10] .

Отношение к правовой жизни в значительной степени зависит от оценки личностью прав, свобод, обязанностей, предполагающей сопоставление правовых норм с собственными потребностями, интересами, мотивами, целью и социальной установкой. В соответствии с этими потребностями и интересами индивид либо сознательно согласует поведение с обозначенным правовым образцом, либо совершает внешне правомерные действия, но не опирающиеся на внутреннюю мотивацию, либо отклоняется от предлагаемого правовой нормой варианта поведения. Позитивная оценка предлагаемого нормой поведения лежит в основе правомерных поступков. Именно оценка, в конечном счете, определяет характер поведения личности в сфере права.

Значение правовой культуры в обществе выходит за пределы сферы права, юридической практики. Правовая культура неотъемлемая часть культуры общества в целом. Распространить высокую юридическую культуру на все население, значит поднять общий культурный уровень граждан, утвердить такой компонент в ценностной ориентации людей, который затрагивает важнейшие стороны общественной жизни: реализацию начал демократии, справедливости, свободы, высокую организованность, определенность прав и обязанностей, строгий порядок и ответственность, гарантированность прав личности. А все это включается в общую культуру поведения людей, является неотъемлемым элементом современного гражданского общества.

Таким образом, на основе вышесказанного мы убедились, что правосознание как бы пронизывает весь механизм правового регулирования и правового воздействия на общественные отношения: оно не только предшествует созданию юридических норм, но и сопровождает их на всем протяжении их действия и даже после отмены. От специфики правосознания общества, уровня его зрелости во многом зависят сила права, эффективность всего правового регулирования.

3. Самобытность правосознания в Российской Федерации

Особенности российского правосознания могут быть выявлены лишь посредством конкретных исследований. Такие исследования, безусловно, необходимы: исторический опыт неопровержимо свидетельствует, что любые политические решения, законы, указы и т.д. оказываются неэффективными, если они противоречат культуре масс, выраженной в частности в правосознании.

Ярко прослеживается в современном правосознании российского народа наследие вековых традиций. Характерно восприятие общества как патриархальной общности, всецело определяющей жизнь индивида, не видящего себя вне этой коллективной формы своего бытия. Власть в этой общности воспринимается в виде патриархальной формы, в которой Первое лицо (Царь, Генсек ЦК КПСС или Президент) скорее выступает в роли отца, чем официальной главы государства. Такая власть может все. Она накормит, напоит, оденет, скажет, как надо жить. Напротив, все официальное, формализованное, выходящее за пределы патриархальных структур, встречается с подозрением, воспринимается как чуждое.

На идеологическом уровне, не говоря уже об обыденном сознании, еще не преодолены все те предубеждения и стереотипы, которые мешают достаточно полному пониманию роли права, его социального потенциала. В числе таких предубеждений одномерное представление о праве лишь как о средстве наказания и разрешения конфликтов, отождествление права с законом и т.д. Сюда может быть отнесен и подход к праву, названный антиюридическим морализмом, при котором право предстает как второстепенное, нижестоящее по отношению к нравственным началам.

Здесь же коренятся и источники правового нигилизма, принявшего широкомасштабные размеры: от сферы повседневных отношений людей до деятельности высших органов государства. Бытует мнение, что юридическому нигилизму немало способствовала перестройка с сопровождавшими ее войной законов, национальными конфликтами, падением государственной дисциплины, противостоянием исполнительной и представительной властей т. п. Все эти обстоятельства нельзя игнорировать. Однако более значимым представляется другое объяснение: как только общество отказалось от авторитарных методов не правового государственного управления и попыталось встать на путь правового государства, как только скованные ранее в политическом и экономическом плане люди получили более или менее реальную возможность пользоваться правами и свободами, так тот час же дал о себе знать низкий уровень правовой культуры общества, десятилетия царившие в нем пренебрежение к праву, его недооценка.

Таким образом, вся сфера правового сознания оказалась в кризисе. Этот кризис усугубляется двумя взаимодополняющими процессами: криминализацией государственности и огосударствлением криминала.

Криминализация государственности в сегодняшней России предопределяется уникальной ролью коррупции как единственного и де-факто легализованного способа самоорганизации государственного механизма. Суть проблемы состоит в том, что государственная система в России в ее нынешнем проявлении не может быть названа коррумпированной она коррупциогенна, поскольку практически не предоставляет госчиновникам возможности для некоррумпированного существования.

Процесс криминализации идет не только сверху, путем укоренения системы, провоцирующей криминал, но и снизу, путем огосударствления преступности, общепризнанного перехода к ней некоторых функций, являющихся прерогативой государственных институтов[11] .

Насильственно вытесняемое за пределы законопослушного поведения общество стихийно пытается выработать новые принципы бытового поведения, новую реальную этику, разделяемую обществом в целом и соответствующую общественно-экономической практике.

В рамках реальной этики происходит постоянное столкновение бытового здравого смысла с практически бездействующим законодательством, которое, в силу своего несоответствия здравому смыслу, осознается обществом как неправедное и не подлежащее исполнению. В результате в обществе вырабатываются стереотипы асоциального поведения, готовность к бойкотированию судебной и правоохранительной систем, к массовому отторжению официальной власти как не имеющей морального права на регулирование общественных отношений.

Образующийся вакуум частично заполняют различные неформальные способы социально-экономической саморегуляции, среди которых на первое место выходят способы, связанные с деятельностью организованных преступных группировок. Реальный бизнес все в большей степени склонен воспринимать ОПГ как власть и относиться к ней с активной лояльностью. ОПГ выступают в качестве сборщика налогов и защитник, выполняют арбитражные функции, а главное действуют на основе негласных принципов правил, признаваемых значительной частью общества в качестве справедливых и естественных.

В обществе воспроизводится на новом уровне фиктивный характер официальной правовой системы, свойственный советскому периоду когда основы писаного права носили большей частью декларативный, идеологический характер, а повседневная жизнь государства и общества регулировалась сложной системой закрытых партийных инструкций, общепризнанных негласных принципов, устных согласований и т.д. Только сегодня это прецедентное право по-русски приобретает характер, все более сходный по форме и содержанию с нормами уголовно-лагерной, воровской самоорганизации.

В современных условиях в российском обществе необходимо преодолеть правовой нигилизм, воспитывать уважительное отношение к закону, сознание и чувство ответственности, непримиримости к произволу, коррупции, такому состоянию правовой системы и общественной морали, которую именуют понятием беспредел. Основами формирования здорового нравственного и правового сознания российских граждан является социальный мир, гражданское согласие, повышение благосостояния народа, расширение материальных гарантий прав человека. Одной из важнейших составных частей всей работы по искоренению произвола, нигилизма, социальной апатии являются активные меры по правовому воспитанию граждан.

Воспитание правосознания находится в органической связи с началами нравственности, демократического сознания всех граждан, связано с процессом повышения культуры общества, человека, обретения им достоинства, свободы и справедливости. В духовной жизни нашего общества за последние годы возросло неприятие идей социально-утопического сознания. Однако актуальными являются вопросы соотношения законности и свободы личности, прав человека и его гражданской ответственности, развития демократии. Очевидно, что демократия, законность, права человека несовместимы с анархией, вседозволенностью, произволом. Свобода человека в ее нравственных и правовых формах означает такой вариант поведения лица, в которых реализация его здоровых, разумных и благородных интересов сочеталось бы с уважением интересов других людей, общества, государства[12] .

Естественно, что воспитание правосознания начинается с усвоения нравственных ценностей, норм в семье, школе, в духовном общении. Здесь закладывается нравственный фундамент, на котором формируются элементы правосознания. Воспитание правосознания является составной частью всей культурной жизни общества, социальных функций государства, проявляющего заботу о просвещении и воспитании подрастающего поколения. Правовое просвещение взрослых граждан также имеет воспитательное значение в развитии массового сознания общества. Воспитательная работа поднимает индивидуальное правосознание личности до понимания наиболее общих юридических принципов и требований, отвечающих интересам всего общества, государства. Воспитание в духе права, законности не ограничивается правовым просвещением, формированием позитивного отношения к закону, праву, а находит свое завершение в правовой активности личности, в ее правовой культуре.

Развитие правового сознания гражданина, общества способствует преодолению отсталых взглядов, отклоняющегося поведения людей, предотвращению случаев произвола и насилия над личностью. Внесение научно-обоснованных, взвешенных правовых представлений, взглядов в сознание граждан, борьба с преступностью являются предпосылками укрепления законности и правопорядка, без чего невозможно построить гражданское общество и правовое государство[13] .


Заключение

Вся история культурного человечества свидетельствует о том, что право и государство периодически вступают в состояние глубокого кризиса. Причина этих кризисов состоит в том, что человечество, строя правопорядок теряет из вида единую, безусловную цель политического единения и превращают его в орудие для условных, малых заданий и частных вожделений; отсюда вырождение правовой и государственной жизни – безыдейность власти и умаление ее авторитета, отсутствие солидарности между гражданами и классами, гражданская война внутри государств и постоянные вспышки открытых войн между народами. По своему объективному назначению право есть орудие порядка, мира и братства; в осуществлении же оно слишком часто прикрывает собой ложь и насилие, раздор, бунт и войну.

Люди объединяются на основах права как бы лишь для того, чтобы осуществить внеправовое разъединение; двое устанавливают солидарность, чтобы восстать на третьего; братство служит вражде; под видом порядка тлеет и зреет новая распря; мир оказывается перемирием, а перемирие готовит войну и, подготовив, уступает ей свое место. Кризис наступает тогда, когда история начинает подводить итоги целому народу, наполненному такими своекорыстными посягательствами, беспринципными блужданиями и беспомощными взрывами. Тогда, как бы внезапно, обнаруживается, что право и государство получили неверное содержание и недостойную форму; что они утратили свое единое назначение, а может быть, и всякую цель; что они сделались орудием зла, а не добра; что они нуждаются в глубоком обновлении и возрождении.

И, почувствовав беду, но не поняв ее значения и ее корней, человечество начинает выбираться из нее с той же инстинктивной слепотой и духовной беспомощностью, с которой оно позволило ей настигнуть себя и подавить, а слепота и беспомощность приводят его опять к паллиативам, к внешнему упорядочению жизни, к новым опасностям, недугам и разложениям.

Для того чтобы право и государство действительно вступили на путь обновления и возрождения, необходимо верно осознать их природу, их цель, их основу, и, затем, сделать осознанное предметом воли и жизненного действия. В основании изречения должно лежать верное понимание здорового организма и его недугов. Установит такое верное понимание правового и политического общения есть задача философии права: разрешить эту задачу, значит создать учение о здоровом и верном нормальном правосознании.

В результате исследования, проведенного в данной работе, мы выяснили, что правосознание существует до, после и параллельно с правом и является, во-первых, его источником, отражающим объективные потребности развития общества, во-вторых, одним из обязательных механизмов реализации, воплощения в жизнь, в-третьих, средством оценки соответствия поведения нормам права. Таким образом, правосознание пронизывает весь механизм правового регулирования.

Кризис современного российского правосознания вызывает необходимость и потребность принятия и воплощения в жизнь мер, направленных на повышение общего уровня правового сознания, преодоление правового нигилизма российских граждан, формирование правовой культуры общества и личности, чтобы уважение к праву и закону стали личным убеждением каждого человека.

Особое место в ряду этих мер должно занять правовое воспитание. Правовое воспитание одно из действенных средств укрепления законности и правопорядка, целенаправленного формирования потребностей и интересов личности. Целью правового воспитания должно стать формирование уважения к праву, закону, которое должно опираться на стойкие правовые убеждения, взгляды, оценки, установки, привитие навыков правомерного и социально-активного поведения личности в правовой сфере. Таким образом, правовое воспитание должно быть направлено на правовое развитие личности, которое рассматривается как процесс формирования правового сознания и правовой культуры.

Список литературы

1. С.С. Алексеев, Государство и право, М., 2004 г.

2. С.С. Алексеев, Общая теория права, М., 1981 г.

3. В.П. Желтова, Философия и буржуазное правосознание, М., 1977 г.

4. И.А. Ильин, О сущности правосознания, М., 2003 г.

5. В.И. Каминская, Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры. Правовая культура и вопросы правового воспитания, М., 1974.

6. Общая теория права и государства // под ред. В.В. Лазарева, М., 2004 г.

7. А.К. Уледов, Структура общественного сознания, «Мысль», 2006.

8. И. Фарбер, Правосознание как форма общественного сознания, М., 1963 г.

9. Е.А. Лукашова, Социалистическое правосознание и законность, Юридическая литература, М., 1973 г.

10. Мапельман В.М., Пеньков Е.М. Политические и правовые формы общественного сознания / / Философские науки, 1980 г. №5.

12. Теория государства и права. / Курс лекций под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Юрист, М. 2007 г.

13. Рябко И.Ф. Правосознание и правовое воспитание масс. Рн/Д 1969 г. Изд. Ростовского Университета.

14. «Формы общественного сознания», изд-во МГУ, 200.

15. «Взаимодействие форм общественного сознания», изд-во МГУ, 1964

16. Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры. Правовая культура и вопросы правового воспитания. – М., 1974.

17. «Политическое самообразование» 1968 г. №2.

18. Остроумов Г.С. Правовое сознание действительности. М.: Наука, 1969.

19. Б.Д. Парыгин, Социальная психология как наука, изд-во ЛГУ, 1965,

20. www.spbpravo.ru

21. Кузнецов Э.В. Кризис современного правосознания // Изв. Вузов. Правоведение. 3/1994.

22. www.tsure.ru


[1] И. Фарбер, Правосознание как форма общественного сознания, М.,1963 г.

[2] Мапельман В.М., Пеньков Е.М. Политические и правовые формы общественного сознания / / Философские науки, 1980 г. № 5.

[3] Рябко И.Ф. Правосознание и правовое воспитание масс. Рн/Д 1969 г. Изд. Ростовского Университета.

[4] Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры. Правовая культура и вопросы правового воспитания. - М., 1974.

[5] www.spbpravo.ru

[6] Остроумов Г.С. Правовое сознание действительности. М.: Наука,1969.

[7] Политическое самообразование. 1968 г. № 2

[8] www.tsure.ru

[9] Е.А. Лукашова, Социалистическое правосознание и законность, Юридическая литература, М., 1973 г.

[10] Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры. Правовая культура и вопросы правового воспитания. - М., 1974.

[11] Общая теория права и государства //под ред. В.В. Лазарева, М., 2004 г.

[12] Рябко И.Ф. Правосознание и правовое воспитание масс. Рн/Д 1969 г. Изд. Ростовского Университета.

[13] www.tsure.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий