регистрация / вход

Структура системы права

Понятие, элементы и структурное построение системы права. Предмет и метод правового регулирования. Системообразующие и системоприобретенные правовые связи. Соотношение системы права, системы законодательства, правовой системы и системы юридических наук.

Содержание

Введение

1. Понятие, элементы и структурное строение системы права

2. Предмет и метод правового регулирования

3. Системообразующие и системоприобретенные связи

4. Общая характеристика отраслей российского права

5. Публичное и частное право

6. Соотношение системы права, системы законодательства, правовой

системы и системы юридических наук

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В юридической литературе, в том числе учебной, термины «право» и «законодательство» нередко употребляются как синонимы. Между тем право, понимаемое как организованная определенным образом совокупность норм, и законодательство как совокупность находящихся в соответствующей взаимосвязи нормативных актов, необходимо рассматривать в качестве хотя и тесно связанных, но все же относительно самостоятельных категорий. Законодательство является формой права и одним из источников его развития. Поэтому оно имеет несомненную связь с его содержанием, но не теряет при этом и своей специфики.

И право, и законодательство обладают функциональной общностью, выступая как средство регуляции и саморегуляции общественных отношений. Однако эффективное осуществление этой функциональной задачи, столь важной для устойчивости общественного развития, возможно лишь при условии их системности.

Система — это выделенное из окружающей среды целостное множество элементов и их структурных образований, объединенных внутренними связями и отношениями.

Система права — явление объективное, хотя оно и находит свое проявление вовне через деятельность законодателя. Структура права предопределена в конечном счете характером общественных отношений на том или ином этапе общественного развития. При этом право, как правильно отметил Ф. Энгельс, «должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий»[1] .

Цель курсовой работы – рассмотреть категорию системы права, ее основные понятия и структуру.

1. Понятие, элементы и структурное строение системы права

Первичным элементом системы права является норма права, т.е. установленное государством общеобязательное правило поведения. Наряду с правовыми нормами в обществе действуют и другие социальные регуляторы (нормы) — мораль, религия. Поэтому одна из задач законодателя — четко выявить пределы и сферу правового регулирования, предоставив регламентацию остальных общественных отношений иным социальным нормам[2] .

Нормы права, взаимосвязанные по предметно-функциональному признаку и регулирующие конкретные видовые общественные отношения, образуют правовой институт. Так, в сфере семейных отношений могут быть выделены специфические отношения, связанные с заключением и прекращением брака, установлением отцовства, уплатой алиментов. Соответственно в семейном праве образуются институты заключения брака, прекращения брака, признания брака недействительным, установления происхождения детей, алиментных обязательств родителей и детей и другие правовые институты.

Крупные правовые институты, охватывающие значительный по объему круг правовых норм, могут подразделяться на субинституты. Так, в семейном праве правовой институт алиментных обязательств подразделяется на субинституты: алиментные обязательства родителей и детей, алиментные обязательства супругов и бывших супругов, алиментные обязательства других членов семей.

Совокупность норм, объединенных в правовые институты регулирующих определенную сферу рядовых общественных отношений, образует отрасль права. Поскольку различные сферы общественных отношений далеко не одинаковы по своей масштабности, кругу участников и иным признакам, неравнозначны по объему и роли в процессе воздействия на общественные отношения также и отрасли права. В результате в рамках наиболее крупных отраслей права выделяются подотрасли. Например, в гражданском праве имеются подотрасли: жилищное право, наследственное право, право собственности; в трудовом праве — трудовой договор (контракт); в конституционном — избирательное право и т.д.

Таким образом, структурными частями системы права являются:

1) норма права;

2) субинститут права;

3) институт права;

4) подотрасль права;

5) отрасль права.

Между всеми этими структурными частями системы права имеются сложные предметно-функциональные связи, обеспечивающие единство данной системы и позволяющие отграничивать право от других социальных явлений.

Структура системы права оказывает существенное влияние и на структуру формы права — законодательство, где соответственно вычленяются нормативные предписания, институты (субинституты), подотрасли и отрасли законодательства. Все это во многом определяет предмет издаваемых законов и подзаконных актов, наличие в них разделов, глав, частей и даже преамбул.

2. Предмет и метод правового регулирования

Предмет и метод правового регулирования являются теми критериями построения системы права, наличие которых обусловливает существование системообразующих связей. Именно поэтому они лежат в основе деления права на отрасли и институты.

Наряду с предметом правового регулирования как главным критерием классификации отраслей и институтов права, существует метод правового регулирования, т.е. совокупность способов и средств воздействия права на общественные отношения. Предмет является материальным (основным) критерием классификации отраслей права, а метод —юридическим (дополнительным) критерием, так как он производен от предмета.

Метод — это «пробный камень», с помощью которого можно проверить, соединяются ли в одну отрасль права правовые институты, отобранные по принципу единства предмета правового регулирования. Следовательно, каждая отрасль права имеет свою особую сферу правового регулирования, которая регламентируется специфическим методом. Одна и та же норма не может одновременно регулировать два различных вида общественных отношений либо использовать при этом различные методы.

Если же какая-то группа норм строится на использовании различных методов, то это свидетельство того, что в эту группу входят нормы различных отраслей права, а сама она отраслью права не является. Вместе с тем, отдельные черты метода (но не метод в целом) могут быть, хотя и в своеобразной форме, присущи нескольким генетически близким смежным отраслям права, например гражданскому и семейному, административному и финансовому.

Поскольку предмет и метод являются единственными критериями классификации отраслей права, в системе права не существуют «комплексные отрасли» права, хотя существование комплексных отраслей законодательства — явление весьма распространенное.

Предмет правового регулирования показывает, что регламентирует право вообще и конкретная отрасль в частности, а метод — каким образом осуществляет право свою регулятивную роль. Именно предмет обусловливает в первую очередь необходимость выделения той или иной отрасли права, а когда отрасль начинает формироваться, появляется и соответствующий ей метод регулирования, который во многом зависит от воли законодателя.

Практика подтверждает, что существуют определенные объективные закономерности соотношения предмета и метода правового регулирования, содержания общественных отношений и средств воздействия на них. Закономерность соотношения предмета правового регулирования, его метода, правовых средств, присущих каждому методу, позволяет классифицировать отрасли права по объективным, внутренне присущим каждой отрасли признакам.

И предмет, и метод правового регулирования имеют свои сложные структурные компоненты. В структуру предмета правового регулирования входят:

а) субъекты;

б) объекты регулирования общественных отношений;

в) социальные факты, с которыми связано возникновение соответствующих отношений.

В структуре метода правового регулирования имеются следующие структурные компоненты: а) установление границ правового регулирования; б) закрепление в нормативных актах прав и обязанностей субъектов-участников отношений, предписания о должном и возможном их поведении; в) наделение участников отношений (граждан и юридических лиц) правоспособностью и дееспособностью, что позволяет им вступать в разнообразные правоотношения; г) определение мер ответственности (принуждения) на случай нарушения этих установлений.

В целом метод правового регулирования — это юридический инструментарий, при помощи которого государство оказывает необходимое воздействие на волевое поведение участников общественных отношений в целях придания им желательного развития. Наряду с общим методом правового регулирования существуют и конкретные методы, характерные для тех или иных отраслей права. К ним относятся: императивный метод, диспозитивный метод, метод поощрения, рекомендаций, метод автономии и равенства сторон, убеждения и принуждения.

Императивный метод — метод властных предписаний, содержащий, как правило, нормы-запреты. Он характерен в основном для уголовного, административного, финансового и некоторых других отраслей права. Диспозитивный метод дает субъектам известную альтернативную возможность выбора вариантов поведения в рамках закона. Он присущ в первую очередь гражданскому праву.

Метод поощрения свойствен в основном трудовому праву, где существуют льготные системы стимулирования работников. Поощрения присущи также административному праву (присвоение классных чинов, почетных званий, награждение орденами и медалями).

Метод рекомендаций используется государством при организации отношений с общественными организациями, фермерскими и иными сельскохозяйственными субъектами.

Метод автономии и равенства сторон характерен для процессуальных отраслей права, где истец и ответчик, другие участники судебного разбирательства находятся в одинаковом процессуальном отношении друг перед другом, законом и судом; их отношениям присуща самостоятельность.

В качестве особых методов правового регулирования используются убеждение и принуждение. Эти методы присущи как для права в целом, так и для отдельных его отраслей, хотя и в разных сочетаниях.

Все названные методы при всем их разнообразии и относительной самостоятельности тесно взаимосвязаны и, как правило, используются в сочетании друг с другом.

3. Системообразующие и системоприобретенные связи

Для развития системы права и системы законодательства существенны процессы интеграции и дифференциации правового регулирования, равно как и изменения сферы правовой регламентации в целом в сторону ее расширения или сужения. Именно под действием этих процессов между отраслями права и иными структурными частями системы права (равно как и внутри системы законодательства) возникают системообразующие связи. Таким образом, развитие рассматриваемых систем представляет собой сложный процесс, в котором подчас сталкиваются противоположные тенденции.

Процесс дифференциации правового регулирования проявляется прежде всего в членении самой системы права на отрасли, подотрасли, институты и субинституты. Именно эти процессы преобладали до 90-х годов XX в. в развитии рассматриваемых систем нашей страны. Это привело, в частности, к появлению такой новой отрасли, как право социального обеспечения, которое отпочковалось от трудового права, и бюджетного (финансового) права, вычленившегося в качестве подотрасли из административного.

Отрасли и подотрасли права часто трудно разграничить. Это относится, например, к уголовно-исполнительному праву, которое является как бы продолжением уголовного права, что дает основание некоторым ученым считать его подотраслью уголовного права. Однако, по мнению большинства специалистов в данной области, это все же самостоятельная отрасль права, имеющая свой предмет, своих субъектов и свой специфический метод регулирования — воспитание, поощрение в сочетании с методом власти и подчинения[3] .

Во-вторых, обращающиеся к системе права исследователи и практики достаточно часто именуют отраслью права то, что в действительности является отраслью законодательства, и наоборот. Так, в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве, подписанном между Европейским Союзом и Российской Федерацией, к «отраслям права» отнесены различные виды деятельности и даже феномены нормирования, по которым должно сближаться законодательство: предприятия и предпринимательская деятельность; банковская деятельность; бухгалтерский учет, финансовые услуги, охрана здоровья; технические нормы; нормативные акты в области ядерной энергетики и т.п., т.е. понятие «отрасль права» употреблено в смысле «направления сближения законодательства»[4] . В то же время утвержденный Указом Президента РФ и ежегодно обновляемый общеправовой классификатор отраслей законодательства, вопреки названию, отнюдь не решает (да и не может решать) практически важный, но теоретически сложной проблемы систематизации отраслей законодательства.

В-третьих (и может быть, это главное), в науке весьма распространены попытки искусственного привнесения в процессе структурирования системы права не присущего ей на уровне отраслей и подотраслей признака комплексности. Так, «сельскохозяйственное право» — термин, употребляемый наукой и практикой, существует в виде обширного массива нормативных правовых актов, специализированных на регулировании отношений в аграрном секторе. Они включают в себя нормы ряда отраслей права: административного, финансового, гражданского, земельного, трудового. Условность наименования — «сельскохозяйственное право» очевидна, так как не принято какие-то массивы законодательства именовать «промышленным правом», «торговым правом» или «коммерческим правом», хотя такие комплексы возможны[5] .

Процесс развития системы права происходит не только за счет уточнения и конкретизации имеющихся о ней научных выводов и представлений, но и по объективным причинам, вследствие изменений, которые претерпевают сами общественные отношения. Одни отрасли и институты утрачивают значение, поскольку устаревают регулируемые ими отношения. И наоборот, появление новой сферы общественных отношений или усиление их значимости неизбежно влечет за собой создание новых структурных частей системы права. Так, в современных условиях колхозное право утратило статус отрасли в связи с утратой колхозами доминирующего положения в сельскохозяйственном производстве и возникновением новых форм ведения сельского хозяйства. Природоохранительное право, наоборот, из подотрасли земельного права превратилось в основной компонент системы права России, поскольку общественные отношения, связанные с сохранностью окружающей природной среды, выделились в самостоятельную сферу производственных и социальных отношений и потребовали специфического метода правового регулирования[6] .

Перераспределение сферы правового регулирования между отраслями права может быть связано также со становлением и развитием комплексных межотраслевых «пограничных» институтов, образующихся на стыке смежных однородных отраслей права, например, гражданского и семейного, гражданского и трудового, административного и налогового и др. «Пограничные» институты характеризуются наличием между нормами отраслей права, образующих данный институт, подвижной предметно-регулятивной связи.

Чаще всего эта связь проявляется в том, что на предмет одной отрасли права налагаются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли, как это имеет место в институте возмещения вреда, причиненного жизни либо здоровью работника в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей.

Для превращения «пограничного» института в новую отрасль права, помимо всего прочего, необходимо такое разрастание «пограничного» института вширь и вглубь, чтобы он образовал комплекс взаимосвязанных «пограничных» институтов, обладающих однородными свойствами. Иными словами, превращение «пограничного» правового института, а точнее, группы взаимосвязанных «пограничных» институтов в новую отрасль права возможно лишь тогда, когда этот институт приобретает определенную «критическую массу», по достижении которой у него появится необходимая сумма новых свойств, касающихся предмета, методов, принципов и механизма правового регулирования. Наличие их и позволяет констатировать, что перед нами новая отрасль права.

Важнейшим показателем превращения группы взаимосвязанных «пограничных» институтов в новую отрасль права должно служить появление новых, присущих только данной группе институтов понятий и конструкций, а также формирование общей части, содержащей принципы и общие начала, распространяющиеся в равной мере на все регламентируемые этой отраслью отношения. Таким образом, сама природа отрасли права как категории социальной действительности исключает возможность существования комплексных отраслей права (в отличие от комплексных отраслей законодательства).

Становление нового «пограничного» правового института чаще всего не проходит бесследно для системы законодательства. Прежде всего, это обстоятельство нередко служит основанием для увеличения комплексности отраслевых в своей основе законов и подзаконных актов. Кроме того, «пограничные» правовые институты нередко оформляются путем принятия специально посвященных им комплексных нормативных актов, т.е. их становление ведет к увеличению общей множественности нормативных правовых актов. Тем самым изменяются количественные параметры системы законодательства, весьма существенные для устойчивости и эффективности ее функционирования.

Любая система создается как результат появления системообразующих связей. Возникнув, система начинает функционировать, в результате чего между ее элементами и более крупными структурными частями возникают новые системоприобретения (функциональные) связи.

В системе права наиболее важными и устойчивыми функциональными связями между отраслями и институтами права являются:

1) связи между конституционным правом и остальными структурными частями системы права;

2) связи материальных и процессуальных отраслей;

3) связи между отраслями публичного и частного права;

4) связи уголовного и иных отраслей права[7] .

4. Общая характеристика отраслей российского права

Конституционное право. Эта отрасль права является активным центром системы права. Оно представляет собой исходную нормативную базу системы права РФ, поскольку регулирует наиболее важные социальные, экономические и политические отношения, основу государственно-общественного строя страны. В круг регулируемых им общественных отношений входят вопросы государственного устройства страны; политическая система, экономическая основа, формы собственности; территориальное устройство; формирование и структура органов представительной, исполнительной и судебной власти; права, свободы и обязанности граждан и их объединений; избирательная система и др. Таков предмет отраслей конституционного права[8] .

Нормы конституционного права служат исходным нормативным материалом для других отраслей права, которые функционируют на основе конституционных предписаний. Главным законом этой отрасли служит Конституция РФ, которая является актом прямого действия. Система конституционного законодательства охватывает также конституции (уставы) субъектов Федерации и иные федеральные и региональные конституционные законы.

Административное право. Регулирует сферу управленческой, исполнительно-распорядительной деятельности государственных органов, общественных организаций и должностных лиц (правительства, министерств, ведомств, президентских структур, предприятий, учреждений и т.д.). Нормами административного права регламентируются отношения в сфере экономики, культуры, науки, образования, здравоохранения, обороны и др. Специфика этих отношений состоит в том, что одной из сторон в административных правоотношениях всегда выступает государственный орган или должностное лицо. Поэтому основной метод в административном праве — отношения власти и подчинения, административные приказы, ответственность за совершенные действия, частично дозволения[9] . Наряду с федеральными конституционными законами, основными нормативными актами являются Кодекс об административных правонарушениях, иные федеральные и региональные законы в различных сферах государственного управления.

Финансовое право. Предмет данной отрасли — финансовые отношения, формирование и исполнение государственного бюджета, денежное обращение, займы, кредиты, налоги. Субъектами финансовых отношений являются все юридические и физические лица, а сама финансовая деятельность носит в значительной степени исполнительно-распорядительный характер, что влияет на используемый в этой отрасли права метод правового регулирования. Он включает контроль, ревизии, властные предписания. Нормы финансового права тесно связаны с конституционным и административным правом, поскольку сферы этих отраслей во многом переплетаются. Источники финансового права — Бюджетный и Налоговый кодексы, кодифицировавшие основные подотрасли финансового права.

Гражданское право. Эта отрасль регулирует обширную область имущественных и личных неимущественных отношений (честь, достоинство, авторство, имя). На основании норм гражданского права складывается гражданский (хозяйственный) оборот, в котором участвуют граждане, организации, учреждения. Гражданским правом регулируются отношения владения, пользования и распоряжения собственностью, ее приобретения и отчуждения и т.д.

Особенностью гражданских отношений является равенство их участников. Они пользуются автономией в выборе вариантов поведения, поскольку здесь между сторонами отсутствуют отношения власти и подчинения, характерные для административных и финансовых имущественных отношений. Главный метод регулирования — диспозитивный.

Гражданское право велико по объему входящих в него норм и институтов. Есть в нем и ряд подотраслей — жилищное право, право собственности и др.

Основной нормативный источник гражданского права — Гражданский кодекс РФ. Некоторые подотрасли также кодифицированы (Кодекс торгового мореплавания, Воздушный кодекс и др.).

Семейное право. Тесно примыкает к гражданскому праву, хотя и является самостоятельной отраслью права.

Нормы семейного права определяют порядок заключения и расторжения брака, отношения между супругами, родителями и детьми, вопросы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей (усыновление, опека, попечительство, приемная семья). Ведущие методы — диспозитивный и равенства сторон. Основной нормативный акт — Семейный кодекс РФ.

Трудовое право. Эта отрасль объединяет систему норм, которые регулируют трудовые отношения между работниками (рабочими и служащими) и работодателями (предприятиями всех форм собственности, организациями и учреждениями). Субъектами трудовых отношений выступают также общественные и кооперативные организации, профсоюзы. Основными институтами являются: порядок заключения и расторжения трудового договора (контракта), рабочее время и время отдыха, заработная плата, взаимная материальная ответственность работников и работодателей, порядок разрешения трудовых споров. Метод регулирования — поощрение, стимулирование, локальное правотворчество (коллективные договоры).

Право социального обеспечения длительное время было подотраслью трудового права, а ныне стало самостоятельной отраслью. Оно регулирует пенсионные отношения граждан по возрасту, в случае утраты трудоспособности, потери кормильца и в ряде других установленных законом случаях.

Основным законом в области трудовых отношений является Кодекс законов о труде, а в области пенсионных — соответствующие законы.

Земельное право. Оно включает в себя нормы, регулирующие вопросы землепользования и землеустройства, сохранения и распределения земельного фонда, определения правового режима различных видов земель в соответствии с их хозяйственным назначением (государственные, сельскохозяйственные, городские, фермерские и т.д.). Подотраслями земельного права являются лесное право, водное право и горное право. Методы регулирования — дозволения, разрешения, запреты. Основными нормативными актами земельного права являются Земельный кодекс РФ, кодексы, регулирующие лесные, водные и горные отношения, а также соответствующие законы субъектов РФ.

Природоохранительное право регулирует общественные отношения в сфере освоения, использования и охраны обществом, государством, хозяйствующими субъектами и гражданами окружающей природной среды в целях сохранения природных богатств, предотвращения экологически вредного воздействия хозяйственной и иной деятельности на среду обитания человека. В целях реализации конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду нормы природоохранительного права устанавливают механизм ее охраны, порядок проведения экологической экспертизы и экологического контроля за соблюдением требований природоохранительного законодательства и нормативов качества окружающей природной среды. Основным нормативным актом природоохранительного права является Федеральный закон «Об охране окружающей среды».

Уголовное право. Связь уголовного права и иных отраслей права проявляется в сфере действия норм, устанавливающих запреты, основания применения, виды и объем правовых санкций. Каждая отрасль права устанавливает санкции соответственно за совершение административно-правовых, гражданско-правовых и иных проступков. Однако совокупность деяний, которые представляют повышенную общественную опасность и признаются преступлениями, составляют самостоятельную отрасль права — уголовное право[10] .

Уголовное право определяет, какие общественно опасные поступки и действия следует считать преступными и в силу этого уголовно наказуемыми, цели наказания и порядок его применения, правомочия компетентных государственных органов по отношению к лицам, совершившим преступления, основания и условия привлечения их к ответственности. Метод регулирования — императивно-запретительный.

Уголовное, равно как уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, входят согласно ст. 71 Конституции РФ в сферу исключительного ведения Российской Федерации. Нормы уголовного права кодифицированы в Уголовном кодексе РФ. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ[11] .

Уголовно-исполнительное право регламентирует порядок отбывания наказания лицами, осужденными судом к лишению свободы, а также деятельность соответствующих государственных органов и учреждений по перевоспитанию правонарушителей в местах заключения. Тесная связь уголовно-исполнительного права с уголовным правом дает основание некоторым ученым считать его подотраслью уголовного права. О самостоятельности уголовно-исполнительного права как отрасли права свидетельствует специфика его предмета, субъектов и метода регулирования — воспитания, поощрения в сочетании с методом власти и подчинения. Источником отрасли является Уголовно-исполнительный кодекс РФ.

Членение системы права на институты, подотрасли и отрасли права отражает иерархическое строение ее структуры. Наряду с этим возможны и другие структурные образования данной системы, например деление отраслей права на материальные и процессуальные отрасли.

В соответствии с Конституцией в России признано пять видов процессов: гражданский, уголовный, административный, арбитражный и конституционный (ч. 2 ст. 118)[12] . Процессуальное право определяет формы осуществления норм материальных отраслей, регулирует деятельность соответствующих субъектов по применению и реализации материальных норм при разрешении конфликтных ситуаций. Уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное право являются самостоятельными отраслями права. Нормы, регулирующие остальные виды процессов, образуют подотрасли названных отраслей права.

Уголовно-процессуальное право устанавливает порядок производства по уголовным делам. Оно регулирует деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда и их взаимоотношения с гражданами при расследовании и разрешении уголовных дел. Нормы уголовно-процессуального права определяют цели и задачи уголовного судопроизводства, статус участников уголовного процесса, права и обязанности правоохранительных органов в этом процессе, порядок обжалования и опротестования судебных приговоров, их исполнения. Уголовно-процессуальное право кодифицировано в одноименном кодексе РФ.

Гражданское процессуальное право определяет цели и задачи гражданского судопроизводства, подведомственность и подсудность споров, порядок рассмотрения дел и исполнения судебных решений. Подотраслями гражданского процесса как самостоятельной отрасли права являются арбитражный и конституционный процессы. Основными источниками гражданского процесса являются Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

5. Публичное и частное право

Переход России с начала 90-х гг. XX в. к рыночным отношениям повлек за собой целый комплекс различных по своему характеру трансформаций системы права и системы законодательства. Наиболее существенное из них состоит в том, что преобладавшие ранее процессы дифференциации правового регулирования уступили пальму первенства встречным процессам интеграции. Не в последнюю очередь это связано с возрождением в науке и в практике законотворчества нашей страны идеи членения права на частное и публичное[13] .

Теория разделения права на публичное и частное берет начало от древнеримского юриста Ульпиана, жившего в начале I в. н.э. Публичным правом он считал все, что относится к положению государства, частным — то, что служит пользе (интересам) отдельных лиц. В качестве образца частного права Ульпиан рассматривал римское гражданское право. В той или иной форме идея разделения права на публичное и частное в зависимости от того, чьи интересы каждое из них отражает, прошла через века и во многом определила юридическую доктрину и практику законодателя многих государств. В немалой степени это связано с рецепцией рядом государств мира, и прежде всего Европы, основных институтов римского права. Во второй половине XX в. усилению дихотомии права способствовало также укрепление публичного начала в регулировании современных общественных процессов в связи с появлением глобальных задач: охраны окружающей среды, контроля за негативными последствиями развития научно-технического прогресса и т.д[14] .

В Советском Союзе категории «публичное право» и «частное право» были фактически изъяты из научного оборота известным высказыванием В.И. Ленина при принятии ГК РСФСР 1922 г.: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»[15] .

В последующие десятилетия вектор государственного вмешательства в отношения между гражданами и с их участием неоднократно менял свое направление от строжайших запретов на развитие личного хозяйства до «перестроечного» лозунга «разрешено все, что не запрещено». С распадом Советского Союза, отказом от директивного планирования, приватизацией государственной собственности и иными заимствованиями без достаточной апробации отдельных элементов рыночного механизма западных «цивилизованных» государств в России и иных странах — бывших союзных республиках СССР наступила эра другой крайности — по существу неограниченного господства в экономике и праве частного начала и частного интереса. Последствия всех этих экспериментов хорошо известны. Наша страна в очередной раз стоит перед необходимостью восстановления рационального соотношения в экономической, политической и социальной жизни частного и публичного, т.е. государственного и общественного.

Предлагая конкретные рецепты разрешения этой дилеммы, юридическая наука может и должна опираться на соответствующим образом интерпретированные положения Конституции РФ 1993 г. В пользу расширения частноправовых начал многих сторон нашей жизни несомненно говорит провозглашение Конституцией в числе неотъемлемых прав человека права частной собственности и закрепление гарантий ее защиты (ст. 35). Однако согласно Конституции (ст. 8) частные начала и частная собственность отнюдь не должны быть господствующими. Частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности равноправны и должны пользоваться в равной мере поддержкой и защитой государства[16] . Более того, реализация многих других конституционных прав граждан — права на благоприятную окружающую среду, охрану здоровья, образование и т.д., предполагает не только участие в их реализации всех форм собственности, но и активный государственный контроль за претворением этих прав в жизнь, чего пока еще отнюдь не наблюдается.

Подразделение системы права на частное и публичное право выходит за отраслевые рамки. Они суть более крупные, чем отрасль, структурные образования этой системы. Общим для публичного и частного права является то, что каждое из них объединяет совокупность однородных по своим признакам отраслей права. Частное — гражданское, семейное, трудовое право. Публичное — все остальные отрасли права. Все это, разумеется, не только не исключает, но и предполагает взаимное проникновение частных начал в сферу действия правовых отношений, охватываемых публичным правом, например появление категории административных договоров и, наоборот, — публичных начал в функционирование норм отраслей частноправового блока, в том числе установление пределов и границ проявления частной инициативы и ответственности в случае их нарушения.

Как и при делении системы права на отрасли, группировка отраслей права в публичный и частный блоки происходит в соответствии с предметом и методом правового регулирования. Однако роль этих критериев в каждом из названных случаев не совпадает.

При классификации отраслей права предмет регулирования выступает, во-первых, во всей полноте своих элементов. В их число входят круг общественных отношений (объект) как главный системообразующий фактор и вспомогательные факторы (субъект, юридические факты и др.). Во-вторых, применительно к отраслям права предмет регулирования представляет собой основной критерий классификации, а метод правового регулирования - дополнительный критерий.

При объединении отраслей права в частный и публичный блоки критерии членения иные. Из всего спектра образующих предмет регулирования элементов значение имеет практически лишь один — состав субъектов. В частном праве это преимущественно граждане и юридические лица. Государство может выступать в частноправовых отношениях лишь как казна либо через казенные предприятия, однако с теми же правами и обязанностями, что и иные участники правоотношений. В публичном праве субъективный состав в корне иной: одной из сторон правоотношений является обязательно государство или его орган.

Соответственно центр тяжести подразделения на публичное и частное право перемещается на метод правового регулирования. В сфере частного права все правоотношения возникают, изменяются и прекращаются по волеизъявлению их участников (в основе их чаще всего — договор) и строятся на принципе равноправия субъектов. В публичном праве государственные органы выступают как носители властных (публичных) полномочий, поскольку презюмируется, что они действуют в интересах общества и государства[17] . Соответственно основной метод правового регулирования в этой сфере отношения власти и подчинения, возникающие чаще всего из издаваемых компетентными государственными органами административно-правовых актов. Поэтому большая часть норм в публичном праве являются императивными, тогда как в частном праве — диспозитивными.

В литературе было высказано суждение, что публичное и частное право якобы представляют собой один из «срезов» иерархической (субординационной) структуры права на отраслевом уровне[18] . В действительности субординационная связь отсутствует не только между публичным и частным правом как целостными образованиями, но и между каждым из них и охватываемыми ими отраслями права. В этом последнем случае связь носит координационный характер и выступает как одна из разновидностей предметно-функциональных связей органичных систем. Координационными являются также связи, существующие в системе права между материальными и процессуальными отраслями.

Правильная оценка природы связей между публичным и частным правом, с одной стороны, и охватываемыми ими отраслями права, с другой, имеет не только теоретический интерес. Она также крайне важна при анализе процесса формирования и развития в современных условиях системы права и опосредованно — как один из ориентиров для законодателя.

Влияние процесса интеграции правового регулирования на развитие в современных условиях системы права нашей страны связано не только с тенденцией превращения ГК РФ в Хартию частного права, но и с увеличением числа и объема возможных договорных (фактически гражданско-правовых) элементов в ряде отраслей и подотраслей права, в том числе представляющих существенную значимость с позиции общественных интересов. Так, крайне опасны для устойчивости общественного развития всевозрастающие объемы коммерциализации, т.е. перевода на частноправовые рельсы отношений в сфере здравоохранения, образования, искусства, культуры. Имеющиеся ныне тенденции уже вошли, как представляется, в противоречие с гарантированными Конституцией РФ гражданам страны правами и возможностями в этих важных сферах жизнедеятельности.

Иначе обстоит дело с развитием семейного права как самостоятельной отрасли права. Главным новшеством в этой сфере служит появление, наряду с институтом законного режима имущества супругов, возможности заключения мужем и женой до брака и в любое время в течение брака так называемого брачного договора. Семейный кодекс РФ не определяет его содержания, хотя и устанавливает строгие требования к форме заключения. Естественно, что предметом такого гражданско-правового в своей основе брачного договора могут быть не только имущественные, но и собственно семейные отношения, например, связанные с воспитанием детей и уходом за ними. Еще более ориентирует на частноправовые цивилистические начала закрепление Семейным кодексом РФ широкой возможности заключения возмездных и безвозмездных соглашений не только между супругами, но и между любыми членами семьи[19] .

Все это, однако, не привело к поглощению семейного права как самостоятельной отрасли права гражданским. Об этом свидетельствует, в частности, существенное расширение Семейным кодексом РФ специфических именно для данной отрасли прав ребенка в соответствии с требованиями международных стандартов, в том числе Конвенции о правах ребенка 1989 г.

Наиболее сложные процессы, ориентированные на утерю отраслевой специфики и перевод на частноправовые рельсы, происходят ныне в сфере регулирования трудовых отношений. Как известно, вычленение трудового права из гражданского права по времени совпало с началом XX века, когда по инициативе Лиги Наций была создана Международная организация труда. Отпочкование трудового права от гражданского явилось, как показывает многолетняя практика работы МОТ, важным шагом на пути защиты прав и интересов трудящихся. Ведь работники уже в силу экономической зависимости от работодателей не могут находиться с ними в равной весовой категории, что является одним из основополагающих принципов гражданско-правовых отношений.

В настоящее время в России издан ряд указов Президента РФ, переводящих на нормы гражданского права отношения между государственными органами и лицами, поставленными управлять той или иной частью принадлежащего государству имущества. Для трудящихся это практически будет означать усиление зависимости от работодателей, в том числе замену трудовых договоров на неопределенный срок срочными трудовыми контрактами, расширение по сравнению с действующим законодательством круга возможных оснований увольнения работника и иные ущемления имеющихся у них ныне прав и возможностей. Хотя процессы интеграции правового регулирования ныне превалируют над процессами дифференциации, последние все же продолжают в известной мере оказывать влияние на развитие системы права России. Так, в отрасли административного права — наиболее объемной среди отраслей семейства публичного права, продолжают развиваться дифференционные процессы. Вслед за отраслью финансового права от него отделилось, правда, в качестве подотраслей последнего — бюджетное и налоговое право.

Как право, так и законодательство определяются, в конечном счете, материальными и социальными условиями жизни общества. Однако перевод экономических и социальных факторов в такую периодическую категорию, как «право», во многом отличается от их перевода в категорию «законодательство», идет не одним и тем же путем и проходит разное число стадий. При этом система права сама выступает в качестве одного из важнейших факторов, определяющих построение и развитие системы законодательства. Формирование системы права есть одновременно выявляемый наукой процесс раскрытия объективно существующих закономерностей общественного развития. При этом научно обоснованная система права тем важнее с точки зрения общественных интересов, чем точнее она отражает объективные закономерности. И именно на это, т.е. на достижение максимального соответствия системы права объективной действительности, а не на признание той или иной области общественных отношений самостоятельной отраслью права, и должны быть направлены усилиянауки при формировании системы права.

Познанная наукой объективно существующая система права и должна служить тем компасом, с которым необходимо сверять свои действия законодателю при принятии того или иного конкретного решения, если он хочет добиться эффективности действующего законодательства.

Подавляющее большинство исследователей разделяет точку зрения о том, что система права носит объективный характер, и в силу этого ее развитие обусловливает соответствующую трансформацию системы законодательства, создаваемой законодателем. Иная точка зрения была высказана Р.З. Лившицем, который считал, что объективна лишь система законодательства, применительно к которой наукой должна строиться система права. При этом, правда, без ответа оставался вопрос о том, какой же научной и практической цели служит вообще при таком подходе система права и, главное, с чем должен соизмерять свою деятельность законодатель.

Изменения, происходящие в системе законодательства, обусловлены целым комплексом разнообразных факторов объективного и субъективного свойства. Изменения системы законодательства можно наблюдать, хотя и в разных объемах, во всех трех ее структурных образованиях: 1) иерархической, 2) федеральной, 3) отраслевой.

В иерархической подсистеме на протяжении последнего десятилетия наблюдается дальнейшее увеличение множественности нормативных актов. Если в начале этого периода речь шла преимущественно о нежелательном увеличении в общем объеме действующих нормативных правовых актов удельного веса подзаконных актов, прежде всего ведомственных, то ныне картина несколько иная. На поток поставлено издание законов как на федеральном, так и на региональном уровнях, хотя половодье ведомственных актов практически не сокращается. При этом в деятельности законодателя все более заметным становится мелкотемье, увеличивается число декларативных и необеспеченных механизмом реализации законов и т.д[20] .

В федеральной структуре законодательства весьма заметным изменением явился фактический отказ от такой формы федеральных законов по вопросам совместного ведения Федерации и регионов, как Основы законодательства по тем или иным отраслям. На их место приходят кодексы Российской Федерации, хотя правомерность подобной замены не только формы, но тем самым и содержания федерального закона под углом зрения принципов разграничения сферы ведения в области нормотворчества между Федерацией и ее субъектами, закрепленных в ст. 76 Конституции РФ, достаточно дискуссионна.

6. Соотношение системы права, системы законодательства, правовой системы и системы юридических наук

Наиболее сильное воздействие изменений, происходящих в системе права, испытывает отраслевая структура законодательства. Подобно системе права, в отраслевой структуре законодательства имеются нормативные предписания, институты законодательства, подотрасли и отрасли законодательства. При этом институты, подотрасли и отрасли законодательства могут быть как адекватными соответствующим отраслям права, так и комплексными. Так, трудовому праву, как отрасли права, соответствует отрасль трудового законодательства; гражданскому праву — отрасль гражданского законодательства; семейному праву — семейное законодательство и т.д.

Однако если в системе права, как уже отмечалось выше, не может быть комплексно структурных образований, поскольку классификационным основанием служат специфические для каждой отрасли предмет и метод правового регулирования, то в системе законодательства встречаются различные комплексные структуры, построенные по признаку функционального назначения, либо применительно к сферам государственного управления. Например, комплексными являются сельскохозяйственное, торговое, хозяйственное законодательство и др.

Имеются в системе законодательства и более крупные, чем отрасль, структуры — так называемые законодательные массивы (комплексы). Законодательный массив (комплекс) — это более крупное, чем отрасль, структурное образование законодательства, объем и внутренняя организация которых таковы, что управление ими с помощью одного активного центра, т.е. возглавляющего массив кодифицированного акта, по существу невозможно. Дело в том, что по мере повышения неизбежной в таких случаях абстрактности основополагающего акта снижается его способность к эффективному управлению системой, что делает его принятие фактически лишним. В этом случае связи управления должны уступить место координационным связям подобно тем, которые существуют в системе права внутри сфер публичного и частного права.

Подобно системе права, в отраслевой структуре законодательства можно одновременно зафиксировать проявление как процессов интеграции, так и процессов дифференциации. Под влиянием последних сформировались, например, такие отрасли и подотрасли законодательства, как избирательное законодательство, законодательство об охране здоровья, об образовании, пенсионное законодательство и другие.

О значимости интеграционных процессов в системе законодательства можно судить по тому, в какой мере его эффективность зависит от завершенности процессов формирования тех или иных законодательных массивов (комплексов).

Незавершенность формирования законодательных массивов — один из существенных дефектов организации системы законодательства. Так, законодательный массив борьбы с преступностью функционирует не в полную силу из-за отсутствия наряду с новыми Уголовным и Уголовно-исполнительными кодексами нового Уголовно-процессуального кодекса. Такое же отрицательное влияние оказывает на цивилистический массив отсутствие нового Гражданского процессуального кодекса. Это минимум того, что необходимо для повышения устойчивости развития общественных отношений в России.

Таким образом, система законодательства— это совокупность связанных иерархией и соподчиненностью федеральных законов и иных нормативных актов, законов и иных нормативных актов субъектов Федерации, взаимодействующих между собой как в целом, так и в структурных частях и регламентирующих общественные отношения применительно к отраслям права, функциям и сферам государственного управления.

Система права и система законодательства находятся в тесной гносеологической и функциональной связи. Соотносясь как содержание и форма в реальной жизни, они выступают в качестве парных правовых категорий и, в свою очередь, входят в более широкую по объему систему — правовую систему страны. Если структура системы права ограничивается нормами, институтами и отраслями права, а система законодательства включает также законодательные массивы (комплексы), то правовая система страны охватывает все правовые явления, всю правовую действительность. В статике — это совокупность юридических норм, принципов, институтов (нормативная сторона), совокупность правовых учреждений (организационный момент), совокупность правовых взглядов, идей, представлений (идеологический момент).


Заключение

Система права - это совокупность норм, выступающая как средство регуляции и саморегуляции общественных отношений. Структурными частями системы права являются: норма права; субинститут права; институт права; подотрасль права; отрасль права.

Между всеми этими структурными частями системы права имеются сложные предметно-функциональные связи, обеспечивающие единство данной системы и позволяющие отграничивать право от других социальных явлений.

Структура системы права оказывает существенное влияние и на структуру формы права — законодательство, где соответственно вычленяются нормативные предписания, институты (субинституты), подотрасли и отрасли законодательства.

Система права включает в себя следующие отрасли права: конституционное, административное, финансовое, гражданское, семейное, трудовое, земельное, природоохранительное, уголовное, уголовно-исполнительное, уголовно-процессуальное право, а также право социального обеспечения.

Структурными подразделениями системы права являются частное и публичное право, которые объединяют совокупность однородных по своим признакам отраслей права.


Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. - №237. - 25.12.1993.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 06.12.2007) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.02.2008)

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 06.12.2007) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.02.2008)

4. Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975.

5. Бахрах Д. Н. Административное право: учебник / Д. Н. Бахрах, Б. В. Россинский, Ю. Н. Старилов. – 3-изд., пересмотр. и доп. – М.: Норма, 2007.

6. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб. для юрид. вузов. – 4-е изд. – М.: Юриспруденция, 2007.

7. Владимирский – Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. СПб., 1989.

8. Керимов Д.А. Общая теория государства и права: Предмет. Структура. Функции / Д.А. Керимов - М.: Юридическая литература, 1977.

9. Керимов ДА. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 2007.

10. Лазарев В.В. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2006.

11. Ленин В. И. ПСС. Т. 44. М., 1987.

12. Марченко М.Н. Сравнительное правоведение / М.Н. Марченко - М.: Юристъ, 2006.

13. Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник / М.Н. Марченко – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.

14. Нормы советского права. Проблемы теории / Под ред. М.И. Байтина и В.К. Бабаева. Саратов, 1987.

15. Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 2005.

16. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В.Лазарева. – М.: Юрист, 2006.

17. Основы государства и права. / Под ред. В.А. Ржевского и В.Т. Гайкова. – Ростов-на-Дону: Изд-во Феникс, 2002.

18. Основы права: Учебник. / Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юристъ, 2001.

19. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007.

20. Правоведение / Под ред. проф. М.Б. Смоленского. Серия «Учебники Феникса». – Ростов н/Д: «Феникс», 2003.

21. Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. 4-е изд., перераб. М., 2006.

22. Розин В. М. Развитие права в России. М.: Юридическая литература, 2005.

23. Теория государства и права: Учеб. для вузов по спец. «Правоведение» / Алексеев С.С., Васильков П.Т., Дюрягин И. Я. и др; Под ред. М.С. Алексеева – М.: Юридическая литература, 1985.

24. Тиунов Л.Б. Системные связи правовой действительности / Л.Б. Тиунов – М.: Юристъ, 2004.

25. Уголовное право России. Практический курс: учеб.- прак. пособие: 3-изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2007.

26. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права/ Учебное пособие (по изданию 1910-1912 гг.). Т.1. М., 1995.


[1] Маркс К.. Энгельс Ф. Сочинения. Т. 37. М., С. 418.

[2] Нормы советского права. Проблемы теории / Под ред. М.И. Байтина и В.К. Бабаева. Саратов, 1987. С. 13.

[3] Тиунов Л.Б. Системные связи правовой действительности / Л.Б. Тиунов – М.: Юристъ, 2004. С.7-8.

[4] Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник / М.Н. Марченко – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 249.

[5] Там же. С. 250.

[6] Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Норма, 2005. С. 187.

[7] Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник / М.Н. Марченко – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 251.

[8] Козлова Е.И., Кутафин O.E. Конституционное право России: Учебник. – М.: Юристъ, 2005. С. 9-10.

[9] Бахрах Д. Н. Административное право: учебник / Д. Н. Бахрах, Б. В. Россинский, Ю. Н. Старилов. – 3-изд., пересмотр. и доп. – М.: Норма, 2007. С. 67.

[10] Уголовное право России. Практический курс: учеб.- прак. пособие: 3-изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 12.

[11] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 57.

[12] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 58-59.

[13] Розин В. М. Развитие права в России. М.: Юридическая литература, 2005. С. 131.

[14] Шершеневич Г. Ф. Общая теория права/ Учебное пособие (по изданию 1910-1912 гг.). Т.1. М., 1995. С. 212-213.

[15] Ленин В. И. ПСС. Т. 44. М., 1987. С. 398.

[16] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 60.

[17] Тихомиров Ю. А. Публичное право. М., 1995. С. 56.

[18] Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник / М.Н. Марченко – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 261.

[19] Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. 4-е изд., перераб. М., 2006. С. 670.

[20] Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник / М.Н. Марченко – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему