регистрация / вход

Сущность авторского договора

Изучение понятия авторского договора и его основных объектов. История правового регулирования авторского договора. Изменение правового регулирование авторского права. Исследование условий гражданско-правовой ответственности за нарушение авторских прав.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ АВТОРСКОГО ДОГОВОРА И ЕГО ОБЪЕКТЫ

1.1 История правового регулирования авторского договора

1.2 Понятие объекта правового регулирования авторского договора

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АВТОРСКИХ ДОГОВОРОВ

2.1 Изменение правового регулирование авторского права

2.2 Элементы авторского договора

2.3 Содержание авторского договора

2.4 Основания, порядок и последствия прекращения договора

ГЛАВА 3. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ ДОГОВОРОВ

3.1 Условия гражданско-правовой ответственности за нарушение авторских прав

3.2 Усиление ответственности за нарушения авторских прав

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломного исследования. В современном хозяйственном обороте все большее значение приобретают вопросы правового регулирования отношений, связанных с интеллектуальной собственностью. Обращение результатов интеллектуальной деятельности и прав на них обладают своими особенностями. Использование прав и их защита на объекты интеллектуальной собственности строится по системе частного права, т.е. производится правообладателем по его усмотрению. Непосредственная защита этих прав осуществляется в судах. Это означает, что правообладатель сам принимает решение об использовании своих прав, а передача прав другим лицам осуществляется на основе договоров, заключаемых на условиях юридического равенства правообладателя и пользователя.

Принятие в качестве Федерального закона и введение в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) в основном завершает осуществляемую поэтапно, начиная с 1994 г., кодификацию нового гражданского законодательства России.

С принятием части четвертой ГК РФ завершается и начатая в нашей стране еще в конце XIX в. работа по полной консолидации и систематизации в составе Гражданского кодекса всего гражданского законодательства, регулирующего отношения в той области, которую принято называть "сферой интеллектуальной собственности". Доведению этого дела до логического конца препятствовали разные события (войны, революции, распад государства), но его принципиальная важность и практическая целесообразность никогда не вызывали сомнения ни у государственной власти, ни в серьезной отечественной цивилистике.

Степень научной разработанности. Наиболее обстоятельные научные работы данной проблеме посвятили Алехина Л.А., Антимонов Б.С., Бару М.Н., Ваксберг А.И., Воронкова М.А., Гаврилов Э.П., Гордон М.В., Дозорцев В.А. Егорова Н.Е., Еременко В.И., Иванюк О.А., Камышев В.Г., Карпычев М.В., Кириллова М.Я., Клык Н.А., Корчагина Н.П., Маковский А.Л.,Мерзликина Р.А., Перелыгин К.Г., Потапенко В.С., Савельева И.В., Силонов И.О., Трахтенгерц Л.А., Федоскина Н.И., Филина А.В., Чернышева С.А., Чибинев В.М., Юрченко А.К., Яковлев В.Ф. и многие другие.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере заключения изменения, расторжения и исполнения авторского договора.

Предметом исследования являются, нормы гражданского законодательства в части регулирования авторского договора, а также федеральные законы и периодическая печать в части относящейся к объекту исследования.

Целью данной работы является исследование авторского договора российскому законодательству.

В ходе исследования в работе решаются следующие задачи:

· рассмотреть историческое развитие авторского договора;

· определить элементы авторского договора;

· рассмотреть содержание авторского договора;

· определить основания, порядок и последствия прекращения договора;

· расссмотреть отвественность автора и пользователя;

· сделать выводы по совершенствованию действующего законодательства.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового и логико-юридического.

По структуре работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ АВТОРСКОГО ДОГОВОРА И ЕГО ОБЪЕКТЫ

1.1 История правового регулирования авторского договора

Переход России к рыночной экономике и частной собственности потребовал реформирования правовой базы тех общественных отношений, которые связаны с охраной и использованием результатов интеллектуальной деятельности. Прежнее законодательство, относящееся к рассматриваемой области, характеризовалось рядом негативных моментов.

Прежде всего, в Советском Союзе отсутствовали специальные законы об охране интеллектуальной собственности, и правовое регулирование отношений в рассматриваемой сфере обеспечивалось в основном подзаконными актами. Исключение составляли нормы авторского права, которые с середины 60-х гг. были сосредоточены в особом разделе Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. Ранее законодательством закреплялся весьма низкий уровень охраны прав как непосредственных создателей творческих достижений, так и тех лиц, которые приобретали права на их использование. Так, срок охраны авторских прав на произведения науки, литературы и искусства составлял всего 25 лет после смерти автора (до 1973 г. - 15 лет); права исполнителей и иных обладателей смежных прав законом вообще не охранялись.

Существенной чертой законодательства в данной сфере было чрезмерное вмешательство государства во взаимоотношения создателей творческих достижений и их пользователей. Так, ранее в авторском праве существовали типовые авторские договоры, которые имели для сторон нормативный характер, и была строгая регламентация государством ставок авторского вознаграждения.

Реформа законодательства, посвященная охране интеллектуальной собственности, началась в период существования СССР. С принятием в 1990 г. Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" впервые нематериальные результаты творческого труда были приравнены по своему правовому режиму к материальным ценностям и были названы "объекты интеллектуальной собственности". В 1991 г. были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, имевшие в своем составе разделы, посвященные авторскому праву, а в 1993 г. были приняты Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах", который затем действовал в редакции 1995 г. и ряд других нормативных актов[1] .

Окончательно термин "интеллектуальная собственность" в российском законодательстве был закреплен новой Конституцией РФ от 12 декабря 1993 г. Хотя ст. 44 Конституции РФ, посвященная свободе литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, и не раскрывает содержания данного понятия, но подчеркивает, что интеллектуальная собственность охраняется законом.

В настоящее время, когда рынок охватывает достаточно разнообразные сферы отношений, важную роль в регулировании этих отношений играют договоры на создание и использование объектов интеллектуальной собственности[2] .

Договоры в сфере интеллектуальной деятельности являются сравнительно новыми в системе договорных обязательств. В настоящее время как международные акты, так и действующее российское законодательство содержат ограниченное число норм, регулирующих отношения, связанные с договорами в сфере использования результатов интеллектуальной деятельности, несмотря на то что виды и формы договорных отношений в рассматриваемой области достаточно многообразны.

Проблемы, связанные с практикой заключения и исполнения договоров, а также их систематизацией, делают актуальными анализ договоров на результаты творческой деятельности.

Первые законы, регулирующие авторские отношения, были приняты в России лишь во второй четверти XIX в. Столь позднее появление авторского права в нашей стране имело объективные основания: особенности общественно-политического устройства России и своеобразие ее исторического развития.

Книгоиздательское дело в России до конца XVIII в. считалось монополией государства. Первое разрешение на открытие частной типографии было выдано в 1771 г. одновременно с введением цензуры на иностранную литературу. Общее законодательное разрешение на устройство частных типографий во всех городах империи было дано лишь Указом в 1783 г., который в 1796 г. был отменен. Хотя в 1801 г. новый император Александр I вновь разрешает открытие частных типографий, но доминирующее положение государства в сфере издательского дела сохраняется до середины XIX в. Можно сделать вывод, что в условиях отсутствия конкуренции между издателями в России не было главных объективных предпосылок для возникновения авторского права.

Сначала отношения авторов с издателями вообще не были урегулированы правом. Привилегии на издание произведений были не у автора, а у издателей (казенные учреждения, научные общества и иные юридические лица публичного характера).

Важной особенностью авторского права России была тесная связь с цензурным законодательством. Первоначально, выдавая издателям разрешение на печатание книг, цензура совершенно не интересовалась тем, есть ли соответствующие права на произведения. Но были случаи явного мошенничества со стороны отдельных издателей, в частности сознательное введение публики в заблуждение относительно авторов распространяемых книг. В связи с этим в 1816 г. Министерством народного просвещения было издано распоряжение о том, чтобы при представлении рукописей на цензуру к ним прилагались доказательства прав издателя на подачу рукописи к напечатанию. Таким образом, с появлением указанного распоряжения вопрос о правах издателя впервые ставился в зависимость от авторского права создателя произведения.

Первый Закон об авторском праве в России был принят в 1828 г. в новом "Цензурном уставе", который содержал специальную главу с названием "О сочинителях и издателях книг". Указанная глава, состоявшая всего из пяти статей, дополнялась "Положением о правах сочинителей", которое служило приложением к "Цензурному уставу". По этому положению, касавшемуся лишь литературных произведений, сочинитель или переводчик книги имел исключительное право пользоваться всю жизнь своим изданием и распорядиться (продать) по своему усмотрению как "имуществом благоприобретенным" (§ 1 Положения). Срок авторского права был установлен в течение жизни автора и 25 лет после его смерти, после чего произведение "становилось собственностью публики" (§ 137 Цензурного устава). Защита авторского права ставилась в зависимость от соблюдения цензурных правил, поскольку напечатавший книгу без соблюдения правил "Цензурного устава" лишался всех прав на нее (§ 17 Положения).

В 1830 г. было утверждено новое "Положение о правах сочинителей, переводчиков и издателей", которое значительно дополнило правила 1828 г., решив вопросы об охране статей в журналах, частных писем, хрестоматий и т.д. Были признаны права сочинителей, которые приравнивались к правам собственности, и срок охраны произведения после смерти автора был продлен до 35 лет.

В 1845 и 1848 гг. было признано право собственности на музыкальные и художественные произведения. В 1875 г. срок защиты авторского права был увеличен до 50 лет. В 1877 г. правила об авторском праве были перенесены из "Цензурного устава" в гражданские законы.

В 1911 г. был принят Закон, который назывался "Положение об авторском праве". В нем раскрывались основные понятия: "круг охраняемых объектов", "срок действия авторского права", "вопросы правопреемства", "возможные нарушения авторских прав", "способы защиты" и т.п., а также отдельные главы, посвященные авторским правам на литературные, музыкальные, художественные, фотографические произведения.

Первым советским законом в этой области был Декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. "О государственном издательстве". Декрет закрепил право объявлять государственную монополию сроком не более чем на пять лет на сочинения, подлежащие изданию.

В 1918 г. был издан Декрет СНК "О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием". Он предоставлял возможность признавать достоянием РСФСР уже любые произведения - опубликованные и неопубликованные, произведения умерших и живых авторов, произведения литературные, музыкальные, научные и т.д. За использование произведений, объявленных достоянием государства, пользователи обязывались выплачивать авторам гонорар по установленным ставкам. Были объявлены достоянием государства произведения 47 писателей и 17 композиторов. За авторами произведений, не объявленных достоянием государства, сохранялись все права по распоряжению ими.

10 октября 1919 г. принят Декрет "О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства", который объявил недействительными все договоры издательств с авторами, по которым произведения перешли в полную собственность издательств. Было закреплено, что издательства могут приобретать у авторов только право на издание произведения на ограниченный издательским договором срок.

Следующий этап развития российского авторского права связан с действием "Основ авторского права" 1925 и 1928 гг., а также принятого в их развитие Закона РСФСР от 8 октября 1928 г. "Об авторском праве". Указанные акты закрепляли право принудительного выкупа авторского права на произведение по решению Правительства СССР или союзной республики. За всеми авторами признавалось исключительное право на созданные ими произведения, которое имело силу в течение 25 лет с момента первого издания или первого публичного исполнения произведения, а с 1928 г. стало в отношении большинства произведений пожизненным правом автора. Предусматривался и переход авторских прав к наследникам на 15 лет после смерти автора. Использование произведений допускалось на основе договоров с авторами, условия которых регулировались законом.

Таким образом, "Основы авторского права" и Закон РСФСР "Об авторском праве" отвечали духу своего времени.

В начале 60-х гг. в ходе кодификации законодательства было включено законодательство об авторском праве в качестве самостоятельного раздела в Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и в гражданские кодексы союзных республик. В 1973 г., когда Советский Союз стал участником Всемирной (Женевской) Конвенции об авторском праве 1952 г., в советском законодательстве было впервые закреплено право автора на перевод произведения, до 25 лет возрос срок действия авторского права после смерти автора, расширен круг субъектов авторского права и т.д. А в 1991 г. был включен раздел "Авторское право" в Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. исключили свободное использование произведений в кино, на радио и телевидении, а также публичное исполнение опубликованных произведений без согласия их авторов, расширили круг охраняемых произведений, срок действия авторского права после смерти автора продлили до 50 лет.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. должны были вступить в действие с 1 января 1992 г., однако в связи с распадом СССР этого не произошло и Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик вступили в действие позже. А 3 августа 1993 г. вступил в действие Федеральный закон от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах".

В литературе гражданско-правовой договор рассматривается как взаимное соглашение сторон, направленное на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Хотя в литературе встречаются немного измененные определения. Так, М.Н. Бару считает, что договор представляет собой волевой акт, основанный на взаимном соглашении сторон, направленный на возникновение, изменение или прекращение юридических отношений[3] .

Понятие авторского договора начало формироваться в юридической литературе 30 - 40-х гг. Это был издательский договор, т.е. один из видов авторских договоров. Его определение было дано в Законе "Об авторском праве" 1928 г. В нем издательский договор трактовался как соглашение, "в силу которого автор уступает на определенный срок исключительное право на издание произведения, облеченного в объективную форму, а издатель обязывается издать и принять все зависящие от него меры к распространению этого произведения"[4] .

В настоящее время в области авторского права сложились две основные концепции отчуждения таких прав. Первая - теория "разрешения" - характерна для континентальных стран, другая - теория "уступки" - господствует в англосаксонской системе. Для англосаксонской системы права характерно то, что авторские права - это движимое имущество и может быть переуступлено полностью или частично третьим лицам, т.е. правопреемник становится обладателем авторских прав. А для континентальной системы права - права не могут передаваться полностью или частично третьему лицу. Они могут только предоставляться путем специального разрешения на использование произведения. Российское законодательство в большей степени привержено континентальной системе права.

Б.С. Антимонов критиковал концепцию "уступки", так как у автора исключительный характер прав, который состоит в их неотчуждаемости от личности автора в течение всей его жизни и срока, установленного законом[5] .

В 50-е гг. в СССР возникла теория "разрешения". А.И. Ваксберг считал, что по договору автор разрешает опубликование произведения[6] . Издательства могут осуществлять издание и распространение произведения только с разрешения автора, которое выражено в форме издательского договора, т.е. соглашения об использовании произведения.

Однако нельзя исключать полностью и возможность передачи имущественных прав и некоторых личных неимущественных прав, включая право давать разрешение на использование произведения. Подобные отношения могут быть урегулированы с помощью договора доверительного управления исключительными правами (ст. 1013 ГК РФ) или договором о передаче права на уступку исключительных прав.

Так, автор, создавая произведение, может передать право на обнародование произведения с последующим разрешением определения порядка его использования. В этом случае будет иметь место переуступка исключительных прав на использование произведения.

После кодификации гражданского законодательства в 1964 г. утвердилось единое понятие авторского договора. В ст. 503 ГК РСФСР давалось определение авторскому договору: "По авторскому договору автор передает или обязуется создать и в установленный договором срок передать свое произведение организации для использования обусловленным по договору способом, а организация обязуется осуществить или начать это использование в установленный договором срок, а также уплатить автору вознаграждение...". К разновидностям авторского договора, перечисленным в ст. 504 ГК РСФСР 1964 г., были отнесены: сценарный договор, постановочный, издательский и др.

Значительные изменения были внесены в ст. 503 ГК РСФСР 1964 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 марта 1974 г.[7] . Там не было единого определения авторского договора, законодатель выделил два типа авторских договоров: авторский договор о передаче произведения для использования и авторский лицензионный договор.

За первым типом авторского договора сохранялось определение, которое охватывало все виды авторских договоров, все они рассматривались как договоры о передаче произведения для использования. Авторский лицензионный договор - это такой договор, по которому автор или его правопреемник предоставляют организации право использовать произведение, в том числе путем перевода на другой язык или переделки, в обусловленных договором пределах и на определенный договором срок, а организация обязывалась уплатить вознаграждение за предоставление этого права.

Выделение типов договоров говорило о наличии между ними определенной разницы. Так И.В. Савельева усматривала ее в том, что по договору о передаче произведения для использования оно должно было воспроизводиться в том виде, в каком создано автором, а по авторскому лицензионному договору использование произведения допустимо и в измененной форме[8] .

В Основах гражданского законодательства 1991 г. авторский договор был определен как договор, по которому автор обязан создать в соответствии с договором и передать заказанное произведение или передать готовое произведение для использования, а пользователь обязан использовать или начать использование произведения предусмотренным договором способом в обусловленном им объеме и в определенный срок и уплатить автору установленное договором вознаграждение (ст. 139). В настоящее время в в части четвертой ГК РФ отсутствует определение авторского договора. Однако анализ норм этого Закона позволяет сформулировать следующее определение: авторский договор - это договор, по которому правообладатель передает или обязуется передать приобретателю свои права на использование произведения в пределах и на условиях, согласованных сторонами.

Четвертая часть ГК РФ (ст. 1225 - 1551 гл. 69 - 77)[9] , как сказано выше, основана на концепции полной кодификации действующего гражданского законодательства об интеллектуальной собственности. В основе этой концепции лежит оценка участия объектов интеллектуальной собственности в гражданском обороте, как вполне сопоставимого по значению и стоимости с участием в гражданском обороте материальных ценностей.

1.2 Понятие объекта правового регулирования авторского договора

Результаты творчества очень разнообразны и отличаются по способу (форме) выражения мыслей и чувств автора, по качеству и количеству вложенного труда.

Очевидно, что талантливость и самобытность автора показывают не объем произведения и количество потраченного на его создание времени. И не количество страниц определяет успех произведения у публики. Так, если на создание большого литературного произведения могут уйти годы, то на какой-нибудь рисунок хватит и часа. Между тем озорной, спешный рисунок одного автора может оказаться более востребованным у публики, чем большой, но бездарный роман другого. И конечно, первый заслуживает не меньшей защиты, чем второй.

При всем этом авторское право не может и не должно требовать оценки художественных, эстетических и иных достоинств произведения для решения вопроса об охране его авторским правом (п. 1 ст. 1259 ГК РФ), потому что иное привело бы к тому, что представления одних людей о прекрасном и выразительном предопределяли бы наличие или отсутствие охраны объекта на территории всей страны.

Но все-таки авторское право призвано охранять именно результаты творчества с тем, чтобы личный успех создателя нематериального блага, включая имущественный успех, мог определяться успехом у публики того, что он сказал (выразил) обществу и, главное, каким именно образом, насколько ярко и эстетично.

Авторское право не имеет целью охранять результаты работы, не требующей умственных затрат, - это составляет предмет вещного права и обязательств по выполнению подрядных работ. Также авторское право не призвано охранять технические решения задач прикладного характера, они охраняются патентным правом (п. 5 ст. 1259 ГК РФ). Во всех этих результатах человеческой деятельности хотя и можно во многих случаях увидеть руку и мысль конкретного создателя, но ярко не проявляются свойственные именно ему образ мыслей, эмоции, язык, которые заставляют и нас испытывать интерес и переживания, размышлять по поводу затронутой темы.

Поэтому необходимо отличать результаты творчества, которые доставляют нам эстетическое удовлетворение, дают почву для эмоций, переживаний, размышлений и несут отпечаток личности их создателя, от результатов технической работы и результатов технического творчества.

Еще известный русский исследователь патентного права А.А. Пиленко так рассуждал о возможностях искать признаки творчества в том или ином результате умственной работы: "Было бы, конечно, наивным искать объективной мерки для понятия творчества. В каждое данное время и в каждом данном обществе существует установившееся словоупотребление: удачное решение известных (этических, социальных, эстетических и т.д.) проблем предполагается требующим квалифицированной деятельности, творчества. Восходящая линия проблем рассекается произвольно и изменчиво на две части: выше - творчество, ниже - рассудок, логика (или обычное техническое мастерство, навык). И важным является при этом следующее обстоятельство: так как каждая проблема отличается от общих соседних, по нашему предположению, только бесконечно малой разницей в трудности, то и наименее трудная из творческих проблем будет отличаться от высшей нетворческой лишь бесконечно малой разницей"[10] .

Г.Ф. Шершеневич также отмечал, что сила духовного творчества может быть различной в разного рода сочинениях: "Поднимаясь на высшую степень в философском трактате или поэме, оно спускается ниже в гимназических учебниках, составленных компилятивно по ученым трудам, оно может дойти до низшей степени изготовления кухонных рецептов в поваренной книге"[11] .

Таким образом, русская юридическая наука отказывалась указать признаки наличия творчества в процессе создания произведения и установить какую-либо степень новизны и оригинальности, необходимую для признания произведения объектом авторского права. Тем не менее признавалось, что творчество по созданию объекта авторского права - это требующая психических сил духовная деятельность, отражающая образ мыслей автора.

Такое свойство, как оригинальность, было найдено русскими юристами, однако оригинальность произведения рассматривалась как отражение в произведении самого процесса творческой деятельности[12] .

В то время как российская цивилистика пыталась выработать общие представления по этому вопросу и дать тем самым инструменты в руки судей и практикующих юристов, английские и американские судьи при осуществлении правосудия по конкретным делам сами выражали свои убеждения о том, какими свойствами должно обладать произведение творчества. И их убеждения приобретали юридическую силу[13] .

Российские суды в своих решениях не излагали соображения о том, когда и по каким признакам следует констатировать оригинальность, в чем суть этого свойства. Из формулировок было ясно только то, что оригинальность и творчество рассматривались как взаимосвязанные понятия. Но какова связь между ними, не указывалось.

Это и стало предпосылкой для возникновения в доктрине спорной точки зрения о смысле понятия "оригинальность". Ведь если суды не могут выработать для себя инструментария по актуальному, по их же собственному признанию, вопросу, то его вырабатывает доктрина. А далее может случиться так, что выработанную доктриной позицию может принять в качестве правильной высшая судебная инстанция. Особенно велика вероятность этого в том случае, если данная позиция осталась единственной и не встретила возражений, не вызвала к жизни альтернативный взгляд[14] .

Автором точки зрения об оригинальности произведения, которую мы имеем в виду, стал профессор Э.П. Гаврилов и раскрыл ее в своих комментариях к Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах"[15] . В дальнейшем она получила распространение и в работах других исследователей, причем иногда совершенно немотивированно[16] . Суть ее состоит в следующих соображениях.

Творчество представляет собой познание нового и, следовательно, приводит к новому результату. Авторское право охраняет лишь те творческие результаты, которые являются новыми не только для самого автора, но и для остальных лиц (объективно новые). Более того, охраняются не просто объективно новые результаты, а те, которые не могут быть получены при параллельном творчестве, уникальны, неповторимы в принципе. Последний ключевой вывод вытекает из того, что иное потребовало бы признания всех параллельных создателей соавторами либо фиксации приоритета, чтобы предоставлять права только первому, а таких механизмов закон не содержит.

Нетрудно отметить, что такая концепция не соответствует освещенным выше взглядам русских и английских юристов. В ней присутствует попытка не определить, по каким признакам можно устанавливать творчество в работе по созданию произведения, а ввести объективный, для всех случаев и споров подходящий и якобы вытекающий из законодательства признак объекта авторского права - его абсолютная неповторимость при параллельном творчестве. И признак этот выводится из механизма регулирования отношений по поводу произведений. Во-первых, из концептуального для авторского права правила возникновения охраны - с момента создания, без выполнения формальностей. А во-вторых, из представлений о соавторстве как о результате сознательной и совместной работы по созданию произведения. В общем, исходя из того, что авторское право якобы не решает проблему появления двух одинаковых объектов, случайно повторенных независимыми авторами.

Например, если взглянуть на фундаментальную по сегодняшним меркам работу А.П. Сергеева "Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации"[17] , то в ней, к сожалению, обнаруживается весьма неясный взгляд на обсуждаемую проблему: "В литературе справедливо отмечается, что для авторского права важен не столько творческий характер деятельности, сколько аналогичный признак результата, хотя, видимо, следует исходить из того, что только творческая деятельность может привести к творческому результату. Показателем творческого характера произведения, по мнению большинства российских ученых, является его новизна. Новизна в данном случае рассматривается как синоним оригинальности"[18] .

Но не юридические приемы определяют то, какой объект будет охраняться. Напротив, сам объект и интерес, об охране которого позаботился законодатель, предопределяют юридические приемы и механизмы охраны. В этом смысле, как нам кажется, в соображениях Гаврилова переставлены причина и следствие.

Случаи появления одинаковых результатов творчества двух независимых авторов редки. Такие объекты имеют незначительную ценность. Мы полагаем поэтому, что охрана таких произведений среди прочих объектов авторского права просто не могла стать основанием для того, чтобы осложнить формальностями возникновение прав в отношении большинства произведений. Да, для этой незначительной части объектов отсутствие формальностей создает правовую неопределенность, заключающуюся в сомнении, а не стал ли я вторым в своем несложном и небольшом творческом результате (относительно сложного и большого сомнения невозможны) и не появится ли этот первый автор. Но ввести обязательную регистрацию для одних результатов творчества и освободить от нее другие в зависимости от того, какие из них уникальны, а какие нет, очевидно, невозможно[19] .

Вообще, допущение правовой неопределенности и условий для возникновения спорных ситуаций ради освобождения от формальных процедур, что представляется для каких-то прав большей ценностью, не является чем-то необычным для законодательства[20] . Например, нет предварительного установления новизны фирменных наименований и полезных моделей. Да, фиксация времени все-таки присутствует. Но по крайней мере мы видим принципиальное для нас явление: отказ от некоторых формальностей с неизбежным допущением правовой неопределенности.

В связи с этим вывод о том, что отсутствие обязательной фиксации приоритета у объектов авторского права может означать только охрану неповторимых произведений, не представляется очевидным и обоснованным. Мы просто имеем дело с допущением неопределенности в отношении незначительной части охраняемых объектов ради исключения формальностей для подавляющего их большинства.

В сфере промышленного дизайна, напротив, большинство изделий разрабатываются с использованием устоявшихся взглядов на внешний вид товаров, на основе стандартов производства и в рамках некоторого популярного стиля, иногда достаточно простого. Следствием этого становится повышенный риск повторения существенных черт ранее созданных результатов творчества по созданию внешнего вида изделий. Исходя в том числе из этого (есть и другие соображения о необходимости охранять промышленные образцы патентами), законодатель решил предоставить возможность фиксации приоритета в отношении таких объектов и оформления прав на них. Но ведь не может же это означать, что уникальные промышленные образцы не могут быть запатентованы.

В самом деле невозможно придавать такое значение формальным процедурам, предшествующим возникновению охраны, чтобы только лишь через них приходить к выводам о характеристиках объекта прав. Это может привести к неверным выводам и является переоценкой роли законодателя.

Вот и в данном вопросе сказать, что авторское право охраняет только неповторимые объекты, потому что не содержит механизма фиксации приоритета, - это равносильно утверждению того, что Патентный закон РФ охраняет только повторимые при параллельном творчестве, неуникальные промышленные образцы, потому что при оформлении патента в отношении их фиксируется приоритет.

Вообще, обращение внимания на соседний институт интеллектуальной собственности является весьма полезным при анализе другого. К сожалению, многие исследователи недооценивают сходство институтов авторского права и патентного и считают возможным изучать только один из них, без оглядки на другой. Это неверно, потому что сама история их возникновения и охраняемые отношения, безусловно, схожи.

Таким образом, и в общих представлениях о творчестве, в словарных определениях этого слова нет предпосылок для выводов об уровне новизны, требуемой для объекта авторского права.

Так, известно Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа № А44-4933/08 от 29 июля 2008 г., в котором суд выяснял, охраняется ли авторским правом название "33 коровы". Соглашаясь с доводами экспертизы, проведенной в отношении этого названия, и с позицией суда общей юрисдикции, который ранее уже разбирал этот вопрос по другому делу, окружной арбитражный суд в своем Постановлении отметил следующее: "Суд указал, что согласно экспертному заключению сочетание "33" и "коровы" общеупотребительно, их соединение в единое словосочетание не является обособленным литературно-художественным образом, самобытным наименованием, специфически присущим индивидуальному творчеству какого-либо одного определенного автора. В тесте песни Олева Н.М. сочетание слов "тридцать три коровы" употреблено в привычных для русского языка значениях без привнесения в него оригинального содержания или формы. Изолированное от контекста словосочетание "33 коровы" (в т.ч. в качестве названия) детерминировано стереотипами народного творчества, построено на модели фольклора и не содержит признаков, отражающих творческую самобытность речи какого-либо одного индивида или дифференцированные признаки языка литературного произведения, отличающие одного автора от другого"[21] .

Как видно, в основу выводов лег анализ того, можно ли считать творчеством создание такого названия, а не уровень его новизны.

Обращаясь к психологии творчества, мы должны констатировать, что творчество представляет собой психическую деятельность по генерированию мыслей и идей в процессе чувственных переживаний или логических рассуждений, а также по поиску внешней формы их выражения. При этом творчеству присущ волевой момент, поскольку всегда имеется цель достичь некоторого результата и выразить его вовне человека.

Отсюда и вытекает значение слова "творчество", которое обычно приводится в словарях и было практически процитировано Э.П.Гавриловым - создание новых по замыслу ценностей. Нужно только иметь в виду, что новых для самого творца, ибо умственная деятельность двух неодновременных, но не знавших друг о друге создателей одинакового результата ничем не отличается и тоже может являться творчеством. Вспомним опять же техническое творчество по созданию изобретений.

Обращаясь к творчеству по созданию произведений науки, литературы и искусства, мы должны отметить следующее.

Авторское право охраняет не то, что сказал, сообщил обществу автор, а как он это выразил, какими словами, штрихами, звуками и т.д. Говоря общепринятыми словами, авторское право охраняет форму выражения мыслей и чувств автора. Но такой объект охраны был определен вовсе не юристами и не исходя из значения слова "творчество", а в ходе исторического развития авторского права, обусловленного представлениями общества о том, что именно форму следует защитить от копирования, а не содержание.

Защитив форму, авторское право просто откликнулось на правосознание общества - санкционировало охрану не тех элементов произведения, которые появились в результате использования автором каких-то знаний, тем, идей и т.д., а как раз тех, которые появляются как результат его собственных эмоций, мироощущений, впечатлений, переживаний. То есть тех элементов, где обычно по естественным причинам проявляется личность автора во всей ее уникальности, и это проявление оказывается неизбежным следствием его работы по выражению своих мыслей.

В связи с этим подавляющее большинство произведений творчества, как мы уже отмечали выше, действительно является уникальным. И конечно, именно такие объемные и потребовавшие большой работы произведения в первую очередь имелись в виду всеми теми многочисленными группами людей, кто боролся за возникновение авторского права.

Здесь нельзя не вспомнить одну из теорий происхождения авторского и патентного права - теорию личности, или персональную теорию, согласно которой результаты творчества являются продолжением личности, и потому права на них заслуживают такого же признания, как и личные права. Неразрешенное использование является вторжением в личную сферу и потому должно быть запрещено.

Однако гражданское право неуклонно развивалось и развивается сейчас в сторону все более всесторонней защиты личности. С таким путем были бы совершенно несовместимы попытки измерить количество творчества и степень его выраженности в произведении.

Это движение поддерживают и такие принятые обществом исходные принципы, как "то, что достойно воспроизведения, следует считать достойным охраны" и "никто не может пользоваться результатами чужого труда без предоставления взамен эквивалента". Эти принципы небезразличны и для права.

Перечень объектов авторских прав постоянно расширяется, и вот мы уже видим среди них такие объекты, как чертежи и фотографии, планы и схемы. И легко представить чертежи не столь сложной фигуры, планы помещения, фотографии одного и того же объекта, которые созданы разными лицами независимо друг от друга и которые при этом если и будут отличаться, то такие отличия будут почти незаметны, будут иметь чисто технический характер. Форма же выражения стараний, навыков и мыслей автора будет одинакова. И при этом она может быть результатом творчества.

Представим себе более маловероятную, но вполне возможную ситуацию, когда финалистам конкурса по черчению, двум профессионалам своего дела, дают задание начертить весьма сложную фигуру. И они выполняют свою работу безупречно настолько, что их чертежи, не принимая во внимание заметные только криминалисту отличия, оказываются одинаковыми, неразличимыми. Сторонники концепции неповторимости должны будут признать, что ни один из этих чертежей не охраняется авторским правом. С этим выводом мы примириться не можем.

Мы видим также и случаи в судебной практике (по крайней мере, в английской и американской), когда охрана была предоставлена такому произведению творчества, во внешних признаках которого оригинальность не проявилась, а творчество было найдено только в самой работе (см. приведенное выше дело о записи публичной речи)[22] .

Вы видим судебные решения, в которых для определения оригинальности и творческого характера объекта оценивалась именно работа по его созданию, а не вероятность независимого повторения.

Вспомним общепризнанные объекты авторского права, неповторимость которых признать практически невозможно. Например, по репродукции известнейшей и ценной картины К.Малевича "Черный квадрат" трудно обнаружить творческий характер этой картины. Однако прежде, чем прийти к суждению о наличии творчества, мы должны были бы рассмотреть оригинал, приемы наложения краски, узнать о подготовительной работе, послушать самого художника и только потом определить, была ли его работа только проявлением навыка или в ней нашлось место эмоциям и мыслям автора, а также присущим только ему художественным приемам. А если нашлось, то внешняя простота не может быть основанием для отказа в авторско-правовой охране.

В законодательстве мы также не видим никаких объективных критериев, которые бы могли использоваться для нахождения творчества в результате работы, а также не усматриваем никакого разумного основания для общего ответа на данный вопрос. Аргументы на этот счет, высказанные сторонниками теории неповторимости, якобы вытекающие из понятия творчества и из Закона, мы вынуждены были отвергнуть.

И потому считаем, что любой результат творчества должен быть охраняем авторским правом. Вне зависимости от того, проявились ли признаки творчества в нем самом, в результате чего он стал уникальным, неповторимым, или мы имеем дело с тем редким случаем, когда в работе по его созданию автор хотя и проявил свой образ мыслей, свои неповторимые навыки и умения, но сам результат как таковой их не отразил.

На основании вышесказанного мы придерживаемся того мнения, что в каждом конкретном случае оригинальность следует искать не в самом объекте авторского права, а в проделанной при его создании работе.

Если оригинальность и можно рассматривать как признак самого объекта, то следует видеть в нем лишь следствие творческой деятельности. Причем она может и не проявиться во внешних характеристиках объекта, но все равно будет присуща ему в каждом случае, когда работа была творческой: когда автор выражал свою личность, присущие ему качества, навыки и умения.

Иными словами, мы придерживаемся того взгляда, что если два одинаковых объекта созданы разными лицами независимо друг от друга и тем не менее работа по их созданию все-таки являлась творчеством, то оба эти объекта следует считать оригинальными.

Действительно, следует отметить, что в современном законодательстве наметилась тенденция, согласно которой исключительные права на один и тот же результат творчества могут принадлежать разным лицам. Сначала такую ситуацию допустил Патентный закон РФ при столкновении евразийского и российского патентов (см. ст. 37.2). Затем при принятии IV части ГК РФ законодатель допустил такую ситуацию относительно топологий интегральных микросхем (см. п. 3 ст. 1454 ГК РФ). Также законодатель говорит о возможности наличия исключительных прав у разных лиц в отношении коллективного товарного знака, наименования места происхождения товаров и секрета производства (см. п. 4 ст. 1229 ГК РФ).

Данная тенденция весьма любопытна и наверняка еще будет предметом научного исследования. Пока же мы отметим, что она не лишена внутренних противоречий и создает впечатление об изменении представления об исключительном праве как о некоторой монополии одного лица относительно использования нематериального объекта.

Мы склонны придерживаться того традиционного взгляда, что об охране путем предоставления исключительного права можно говорить только тогда, когда это право предоставлено лишь одному, и только в этом случае это право можно называть исключительным. В связи с этим охрану наименований мест происхождения товаров вряд ли можно было рассматривать как предоставление исключительного права на использование. Их охрана обеспечивается несколько иным режимом. Субъектом же исключительного права на коллективный знак, по нашему представлению, является объединение, а не каждый из его членов. Охрана секретов производства фактически обеспечивает невмешательство во внутренние дела, запрещает шпионаж и направлена на запрещение несанкционированного раскрытия сведений. Ни о какой юридической монополии на эти сведения говорить не приходится. Монополия обеспечивается только самим фактом неизвестности информации третьим лицам.

А вот охрана одинаковой топологии интегральной микросхемы и изобретения за разными лицами - новые и спорные явления в законодательстве, которые вошли в противоречие с традиционными представлениями о сути исключительного права[23] .

В авторском праве мы не склонны отвергать эту суть и, исходя из монопольного характера любого исключительного права, считаем, что только первое созданное произведение творчества, которое в силу своей внешней относительной простоты оказалось повторенным, охраняется авторским правом. Такого же мнения придерживался и А.А. Пиленко[24] .

В ответ на возможные упреки в несправедливости этого вывода отметим, что такое явление возможно только в тех случаях, когда при создании произведения автор хотя и проявил свою личность, но усилия при этом были не столь значительными, вследствие чего объект и оказался повторенным при параллельном творчестве. Да и случаи такие, как уже отмечалось, весьма редки. Поэтому несправедливости оказывается нисколько не больше, чем в сфере технического творчества, где патент выдают только первому заявителю.

Что касается вопроса о первенстве во времени, если он возникнет между двумя независимыми авторами, то его можно решать исходя из имеющихся доказательств. И вряд ли можно говорить о том, что этот вопрос сложнее, чем все остальные вопросы факта, которые часто возникают в делах о нарушении исключительных прав.

Во всяком случае, следует признать, что утверждение о неспособности авторского права охранять одинаковый объект за разными лицами необходимо считать опровергнутым. Либо новым взглядом законодателя на суть исключительного права, посчитавшего возможным обладание им разными лицами, либо традиционными представлением о том, что оно принадлежит только первому, а первенство можно установить по конкретным фактам.

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АВТОРСКИХ ДОГОВОРОВ

2.1 Изменение правового регулирование авторского права

Принятая четвертая часть ГК РФ "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" (Федеральный закон от 18.12.2006 г. № 230-ФЗ) и Вводный закон к ней (Федеральный закон от 18.12.2006 г. № 231-ФЗ[25] ) вызывали активные дискуссии между специалистами. И сегодня важно перейти от дискуссий к осмыслению проведенной кодификации, определению путей использования данного закона и правильности его применения и, возможно, как можно более быстрому внесению изменений.

Ряд предусмотренных в четвертой части ГК РФ нововведений может оказаться весьма полезным для авторов, иных правообладателей и других заинтересованных лиц - участников российского рынка авторских прав. Однако приходится констатировать, что многие нововведения, предусмотренные ГК РФ, оказались все же неотработанными, сырыми, не подкрепленными практикой.

Основные законодательные нововведения в сфере авторских и смежных прав, как представляется, могут быть условно объединены в следующие группы:

1) изменение правового регулирования договорных отношений в сфере авторского права;

2) существенная модификация положений о коллективном управлении авторскими и смежными правами;

3) совершенствование правовой охраны ряда новых видов объектов авторских прав и введение правовой охраны новых объектов смежных прав;

4) усиление ответственности за нарушения авторских и смежных прав;

5) введение ряда новых положений, соблюдение которых на практике может оказаться весьма проблематичным.

К числу важнейших нововведений относится, в частности, распространение на сферу авторского права возможности заключения договора о полном отчуждении всех принадлежащих авторам исключительных прав (ст. ст. 1234 и 1285 ГК РФ).

До сих пор законодательство требовало указывать в авторском договоре конкретные виды прав, способы использования, сроки, территорию, возможность дальнейшей передачи прав и т.д. Если из договора прямо не следовало, что переданы исключительные права, то предполагалось, что автор предоставил пользователю возможность использования его прав только на неисключительной основе.

Теперь все эти требования сохранены лишь для так называемых лицензионных договоров (ст. 1235 ГК РФ), которые приходят на смену ставшим уже привычными авторским договорами о предоставлении прав на исключительной или неисключительной основе. Подобная новая правовая регламентация договорных отношений, как представляется, способна, особенно на первоначальном этапе, привести к возникновению сложностей в отношениях авторов и издателей, разрушить возникшую судебную практику.

Согласно п. 1 ст. 1235 ГК по лицензионному договору происходит предоставление лицензиаром лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в предусмотренных договором пределах. Важно подчеркнуть, что по данному договору лицензиар не обязан предоставить лицензиату возможность использовать интеллектуальный продукт в полном объеме, - возможно предоставление права использования (а) лишь конкретным способом (только издавать книгу), (б) на часть срока действия исключительного права (издавать книгу только в течение года), (в) на часть территории действия исключительного права.

При этом существенными условиями лицензионного договора законодатель посчитал лишь условия (а) о предмете договора, каковым признается интеллектуальный продукт, (б) о конкретных способах использования интеллектуального продукта. Отсутствие же в договоре условий о сроке или территории действия прав лицензиата легко компенсируется наличием диспозитивных норм в ст. 1235 ГК: презюмируется, что, если стороны не договорились об ином, лицензиат имеет право использовать интеллектуальный продукт в течение пяти лет на всей территории Российской Федерации.

Статья 1236 ГК предусматривает возможность заключения двух видов лицензионных договоров: (а) договора о предоставлении простой (неисключительной) лицензии, (б) договора о предоставлении исключительной лицензии. Некоторые авторы утверждают, что никакой серьезной разницы между исключительной и неисключительной лицензиями нет, так как оба вида договора опосредуют передачу исключительного права лицензиату[26] . Следует категорически не согласиться с таким суждением ввиду того, что (а) по лицензионному договору передачи исключительных прав не осуществляется, (б) более того, правовая природа прав исключительного и неисключительного лицензиата не идентична, хотя и схожа. Поэтому необходимо, во-первых, проанализировать сущность прав, возникающих из данных видов договора лицензии, а во-вторых, выделить те общие черты, которые присущи любому лицензионному договору.

По договору простой (неисключительной) лицензии лицензиар предоставляет лицензиату право использования интеллектуального продукта определенными способами, но сохраняет за собой право выдавать третьим лицам простые лицензии на использование продукта теми же способами. Выдача неисключительной лицензии не приводит к переходу исключительного права к лицензиату, а влечет лишь обременение этого права. При этом суть данного обременения заключается в следующем: (а) позитивное содержание исключительного права не претерпевает никаких изменений (лицензиар вправе использовать интеллектуальный продукт всеми теми же способами, что и до выдачи лицензии), (б) происходит ограничение негативной составляющей содержания исключительного права, то есть возможности запрещать третьим лицам использование интеллектуального продукта (лицензиар обязуется не запрещать лицензиату использование интеллектуального продукта). Путем возложения на себя договорной обязанности лицензиар лишь ограничивает в отношении неисключительного лицензиата действие своего запрета, адресованного неопределенному кругу лиц.

Право неисключительного лицензиата не является самостоятельным: оно целиком и полностью обусловлено наличием у лицензиара договорной обязанности, заключающейся в необходимости воздерживаться от действий, способных затруднить осуществление прав лицензиата: лицензиар обязуется претерпевать использование интеллектуального продукта лицензиатом. Лицензиат в свою очередь не возражает против выдачи лицензиаром аналогичных лицензий, т.е. заранее допускает возможность нарушения своих экономических интересов со стороны третьих лиц. Именно поэтому право неисключительного лицензиата лишено абсолютно-правовой защиты - неисключительный лицензиат может предъявлять к лицензиару только требования обязательственные, вытекающие из договора лицензии. По сути, право неисключительного лицензиата сводится к праву требовать от лицензиара не препятствовать использованию им интеллектуального продукта, а потому обладает чисто обязательственной природой.

По договору исключительной лицензии лицензиар предоставляет лицензиату право использования интеллектуального продукта определенными способами, а сам утрачивает право выдавать третьим лицам лицензии на использование теми же способами, но при этом сохраняет за собой возможность подобного использования. Вряд ли, однако, можно привести какие-либо серьезные теоретические доводы в пользу того, что стороны не могут в договоре ввести в отношении лицензиара запрет на использование интеллектуального продукта. При установлении подобного запрета лицензиар утрачивает возможность использовать интеллектуальный продукт определенным образом, а лицензиат такую возможность, напротив, приобретает. Более того, исключительному лицензиату в любом случае предоставляется абсолютно-правовая защита от нарушений его права третьими лицами.

Тот факт, что у исключительного лицензиата может появиться монополия на использование интеллектуального продукта, а также защита от нарушений третьих лиц, подтолкнул М.А. Мирошникову к мысли о том, что в данном случае, как и при отчуждении исключительного права в целом, имеет место транслятивное правопреемство. На основании такого вывода она утверждает, что исключительная лицензия есть не что иное, как уступка исключительного права в части[27] . Разница между договором об уступке исключительного права в целом и договором о предоставлении исключительной лицензии, по мнению М.А. Мирошниковой, заключается лишь в том, что при уступке право переходит полностью и бесповоротно, а при исключительной лицензии - может перейти не в полном объеме и на более короткий срок[28] . Полная же, исключительная, лицензия, выданная на весь срок действия исключительного права, по мнению данного автора, вообще ничем не отличается от договора об отчуждении исключительного права.

Думается, что такое утверждение в корне неверно: право исключительного лицензиата не является самостоятельным - оно зависимо от исключительного права лицензиара: существует лишь постольку, поскольку существует исключительное право. Например, если патентообладатель вдруг откажется от исключительного права или не уплатит патентной пошлины, то досрочно прекратится не только сохранившееся у него право, но и право исключительного лицензиата. Следует признать, что исключительное право сохраняется у лицензиара, а право исключительного лицензиата - это лишь право требования, обращенное к лицензиару. Именно по этой причине лицензиар, предоставив лицензиату право монопольно использовать интеллектуальный продукт, сохраняет возможность (а) отчуждать исключительное право в полном объеме, (б) осуществлять защиту своего исключительного права, включая защиту от тех действий третьих лиц, которые также нарушают право лицензиата.

Само существование у исключительного лицензиата права использования целиком и полностью обусловлено наличием на стороне лицензиара договорной обязанности не совершать действий, способных затруднить осуществление права лицензиата, т.е., по сути, претерпевать использование интеллектуального продукта лицензиатом. Поэтому между лицензиаром и исключительным лицензиатом складываются в чистом виде обязательственные правоотношения. В случае, если, например, писатель вдруг начнет на дому публиковать книгу, исключительное право на издание которой было передано какому-либо издательству, данное издательство не сможет использовать в отношении писателя абсолютно-правовые средства защиты, а будет иметь право предъявить только требования, вытекающие из договора исключительной лицензии. Примерно так же должна разрешаться и ситуация, при которой лицензиар в нарушение договора полной лицензии (договора, возлагающего на него запрет заключать новые лицензионные договоры) в дальнейшем выдаст новую лицензию третьему лицу. Ввиду того, что лицензиар выдачей последующей лицензии нарушит лишь условия ранее заключенного им договора полной лицензии, полный лицензиат сможет требовать лишь возмещения причиненных ему предоставлением последующей лицензии убытков, а не признания второго лицензионного договора недействительным.

Предоставление лицензиату защиты от нарушений его интересов третьими лицами не свидетельствует о возникновении на его стороне абсолютного права. В случае предоставления указанных видов лицензии, т.е. отказа лицензиара от дальнейшей выдачи аналогичных лицензий (а при полной лицензии и от использования интеллектуального продукта таким же образом), любые действия третьих лиц будут нарушать в первую очередь и в наибольшей степени именно интересы лицензиата. Таким образом, абсолютная защита в данном случае предоставляется, по сути, для сохранения фактической монопольной возможности лицензиата использовать интеллектуальный продукт. Точно так же, предоставляя абсолютную охрану арендатору, законодатель не превращает его право в классическое абсолютное, а лишь защищает фактическое положение дел в виде правомерного владения арендатора имуществом.

Обобщая изложенные выше соображения, касающиеся природы прав исключительного и неисключительного лицензиата, следует сделать вывод о том, что право любого лицензиата является обязательственным и сводится к возможности требовать со стороны лицензиара воздержания от осуществления им запрета (а в случае с исключительной лицензией - также от выдачи иных лицензий). В отличие от договора об отчуждении исключительного права, где происходит переход исключительного права (т.е. транслятивное правопреемство), при заключении лицензионного договора имеет место лишь обременение исключительного права лицензиара обязательственным правом лицензиата. При этом данное обременение следует судьбе самого исключительного права, т.е. сохраняет силу и при его переходе.

Как положительный момент здесь следует отметить норму о том, что, если в договоре не определен размер вознаграждения или порядок его исчисления, подобный договор будет считаться незаключенным (ст. ст. 1234 и 1235 ГК РФ). Следовательно, использование произведений по такому договору будет признано незаконным и у автора появится возможность взыскания компенсации за нарушения его прав[29] .

Несоблюдение письменной формы договора, как теперь специально указано в ст. ст. 1234 и 1235 ГК РФ, повлечет признание договора недействительным, за исключением случаев, когда сам Кодекс допускает возможность заключения договоров без соблюдения письменной формы, как это установлено, например, для договора о предоставлении права использования произведения в периодической печати, который может быть заключен устно (п. 2 ст. 1286 ГК РФ), и для лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных, при заключении которого допускается использование условий договора присоединения, изложенных на приобретаемом экземпляре такой программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра, причем начало использования такой программы или базы данных пользователем будет рассматриваться как его согласие на заключение договора[30] .

Очевидно, что разработчики ГК РФ стремились обеспечить дополнительные правовые гарантии выплаты авторам причитающегося им вознаграждения. Так, предусматривается, что при нарушении условий о выплате вознаграждения за предоставление прав на использование произведения правообладатель вправе в одностороннем порядке отказаться от такого договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков (ст. 1237 ГК РФ), определить размер которых на практике будет непросто. Кроме того, ст. 1286 ГК РФ предусматривает, что Правительство Российской Федерации вправе устанавливать минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные виды использования произведений.

Законодательно закрепляется право автора требовать исполнения обязательства по использованию произведения, что, во-первых, возможно в случаях, специально предусмотренных договором, а во-вторых, также специально оговорено в случае заключения издательского лицензионного договора (ст. 1287 ГК РФ). Таким образом, в отличие от других пользователей издательские организации будут нести обязанность по использованию произведений, права на которые им были предоставлены.

Применение данных правовых положений дополнительно осложняется отсутствием в ст. 1287 ГК РФ критериев для определения срока, в течение которого должно быть начато использование произведения, поскольку, например, указание на "срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования", вряд ли может гарантировать однозначность его толкования обеими сторонами договора, что может создать предпосылки для использования на практике самых различных подходов.

Важный шаг сделан законодателем в области некоторого упорядочивания правового регулирования коллективного управления правами. В частности, теперь прямо указывается, что организации по коллективному управлению:

1) должны основываться на членстве (ст. 1242 ГК РФ);

2) проходить государственную аккредитацию в случае, если они хотят действовать от имени всех правообладателей;

3) обязаны, если они претендуют на получение государственной аккредитации, принимать всех желающих правообладателей в свои члены (ст. 1244 ГК РФ).

В то же время произошло резкое сокращение количества сфер, в которых допускается "расширенное коллективное управление", т.е. возможность сборов для всех авторов и иных правообладателей соответствующей категории. Такая возможность предусмотрена только для специально указанных в ст. 1244 ГК РФ случаев, к числу которых оказались отнесены в основном случаи, связанные с публичным исполнением музыки, использованием музыкальных произведений и фонограмм на радио, некоторые сборы с телевидения. Из перечня сфер, в которых допускается осуществление расширенного коллективного управления в интересах всех правообладателей, оказалось исключено, например, репрографическое воспроизведение, в результате чего получается, что каждая библиотека или иной владелец ксерокопировального устройства должны будут заключать договоры непосредственно с обладателями исключительных прав на каждое из ксерокопируемых произведений.

Состоявшееся ограничение сфер, в которых допускается использование принципов расширенного коллективного управления правами, не только осложняет положение многих категорий пользователей, но одновременно также лишает многие категории правообладателей перспектив получения причитающегося им вознаграждения без внесения дополнительных изменений в положения ГК РФ.

По-прежнему в сфере коллективного управления заметным остался перевес "музыкальных" прав по сравнению с правами авторов и издателей литературных, художественных, фотографических и иных видов произведений. Так, компенсационное вознаграждение за так называемое домашнее копирование (ст. 1245 ГК РФ) предполагается собирать только за использование фонограмм и аудиовизуальных произведений, несмотря на то что в настоящее время все большему копированию подвергаются выраженные в цифровой электронной форме аудиокниги, учебные материалы и другие объекты, содержащие литературные, научные, художественные, фотографические и иные "немузыкальные" произведения[31] .

Согласно п. 3 ст. 1263 ГК РФ при публичном исполнении или сообщении в эфир аудиовизуального произведения, т.е. при его демонстрации в кинотеатрах или показе по телевидению, авторы музыкальных произведений обладают особым правом на получение дополнительного вознаграждения, которое будет собираться для них с кинотеатров и телекомпаний; остальные авторы такого права не имеют, а в результате изменения соответствующей формулировки такого права оказались лишены даже авторы текстов музыкальных произведений, поскольку все собираемое на основании указанной статьи вознаграждение будет распределяться только между композиторами.

2.2 Элементы авторского договора

Вопрос о том, что выступает предметом авторского договора, решается не столь однозначно, как это может показаться на первый взгляд. Большинство ученых в качестве предмета авторского договора рассматривают то произведение науки, литературы и искусства, по поводу создания и (или) использования которого стороны вступают в договорные отношения. В таком подходе есть определенный резон, особенно когда дело касается авторского договора заказа. Произведение здесь выступает, как тот творческий результат, который должен быть достигнут автором по заданию пользователя и передан ему для использования[32] .

Вместе с тем нельзя не учитывать того, что авторский договор опосредует отношения, связанные с использованием творческих произведений. Основной интерес пользователя состоит не в том, чтобы на свет появилось творческое произведение как таковое, а заключается в приобретении определенных прав на его использование. Поэтому более точной представляется позиция, согласно которой предметом авторского договора являются те имущественные права, которые создатель произведения или заменяющее его лицо переуступает пользователю. В настоящее время именно данный взгляд на предмет авторского договора находит наибольшее подкрепление в действующем законодательстве. Так, из правил, которые закреплены в ст.1255 ГК РФ достаточно определенно следует, что законодатель считает предметом авторского договора именно передаваемые по нему права, а не само произведение. Последнее выступает в качестве объекта тех прав, которые передаются по авторскому договору. При этом, однако, не должно упускаться из виду то обстоятельство, что авторские права всегда действуют лишь по отношению к конкретному произведению. Поэтому при заключении авторского договора должны быть согласованы и вопрос о видах и характере передаваемых по договору прав, и вопрос о понятии «объект» и «предмет» авторского договора настолько тесно взаимосвязаны, что всегда должны рассматриваться в неразрывном единстве[33] . Рассмотрим вкратце некоторые из относящихся к ним положений, начав с характеристики объекта авторского договора.

В принципе, понятия «объект авторского права» и «объект авторского договора» в основном совпадают и различаются лишь тем, что акцент ставится на разных сторонах их содержания. В понятии «объект авторского права» на первый план выступает соответствие достигнутого интеллектуального результата тем признакам, которые необходимы для предоставления ему правовой охраны. В судебной практике нередко встречаются решения, которыми отклоняются требования авторов о выплате им гонорара в связи с представлением организациями-заказчиками доказательств того, что авторы существенно отступили от оговоренных требований к произведению. Так, в одном судебном деле автор представил произведение, не соответствующее ранее переданному им в издательство плану-проспекту. Тем не менее, автор настаивал на одобрении издательством этого произведения, утверждая, что оно соответствует договору. Но поскольку план-проспект был приложен к договору и составлял его неотъемлемую часть, суд правильно отклонил претензии автора, указав, что произведение не отвечает заключенному сторонами издательскому договору[34] .

Объектом авторского договора, как и объектом авторского права в целом, является благо нематериальное, хотя и связанное с определенным материальным носителем. Для признания творческого результата объектом авторского права достаточно, чтобы произведение было облечено в любую форму, обеспечивающую его восприятие другими людьми. К материальному носителю произведения как объекту авторского договора предъявляются более четкие и конкретные требования, содержание которых определяется по усмотрению сторон и, как правило, зависит от вида произведения и способа его использования. В некоторых случаях требования к материальному носителю определяется в нормативном порядке. Например, при сдаче оригинала произведения, созданного по издательскому договору, следует руководствоваться Основными техническими условиями 29.115-86 «Оригиналы текстовые, авторские и издательские». Данный стандарт распространяется на текстовые оригиналы для основных видов непериодических, периодических и продолжающихся изданий, выполненных как на отечественной, так и на зарубежной полиграфической базе[35] .

Определение в договоре тем или иным образом разрешенных способов использования конкретного произведения достаточно для того, чтобы считать условие о предмете авторского договора согласованным. Безусловно, целесообразно указать в договоре и на характер передаваемых прав, а именно являются ли они исключительными или нет. Однако если данный вопрос в договоре не решен, это не означает, что его предмет не согласован.

Поскольку предмет авторского договора может составлять одно, несколько или весь комплекс имущественных прав автора, вполне допустима ситуация, когда одни авторские права передаются на исключительной основе, а другие – на неисключительной, хотя и те, и другие действуют в отношении одного и того же произведения[36] .

Большое практическое значение имеет и правило о том, что все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются не переданными. Указанное правило установлено в интересах авторов и, в частности, направлено на то, чтобы пользователи, заинтересованные в приобретении более широких прав на использование произведений, точно фиксировали в договоре объем приобретаемых прав с соответствующим определением размера авторского вознаграждения за каждый способ использования произведения.

Запрет на «запродажу» прав в отношении произведений, которые автор может создать в будущем, установлен в интересах авторов, которые иногда попадают в кабальную зависимость от пользователей. Современное авторское законодательство большинства государств, включая Россию, вообще запрещает передачу прав на будущие произведения. В то же время во всем мире широко применяются авторские договоры, на основании которых авторы создают конкретные заказанные им произведения.

С рассмотренными случаями погранична ситуация, при которой авторские произведения создаются авторами в порядке выполнения служебных обязанностей. Если между автором-работником и работодателем не достигнуто на этот счет иного соглашения, предполагается, что имущественные права на использование всех будущих служебных произведений будут возникать у работодателя[37] .

Субъектами авторского договора являются автор или его правопреемник, с одной стороны, и пользователь произведения, с другой. К сторонам авторского договора в полной мере относятся все те положения, которые раскрывались выше применительно к субъектам авторского права. Поэтому нет необходимости вновь подробно характеризовать понятия «автор произведения», «правопреемник автора» и т.д. Остановимся лишь на тех моментах, которые свойственны субъектам авторского права именно как сторонам авторского договора. Непременным участником авторского договора является автор произведения или его правопреемник. В тех случаях, когда автором произведения является совершеннолетнее дееспособное физическое лицо, никаких осложнений не возникает. Обычно такой автор сам заключает авторский договор или делает это с помощью поверенного. За малолетних авторов, не достигших 14 лет, авторские договоры подписывают их родители и опекуны. Несовершеннолетние авторы в возрасте от 14 до 18 лет осуществляют свои авторские права (в том числе заключают авторские договоры) самостоятельно, без контроля родителей и попечителей. Если автор признан вследствие душевной болезни недееспособным, от его имени действует назначенный ему опекун.

Авторские договоры по поводу использования коллективных произведений заключаются со всеми соавторами. При этом все они могут принимать участие в согласовании условий подписания договора либо это может сделать по их поручению любой из соавторов. При подготовке сборника соответствующие договоры должны заключаться не только с его составителем, но и с авторами всех охраняемых законом произведений, включаемых в сборник. На практике это зачастую не делается, поскольку организации, осуществляющие выпуск сборников, полагают, что отношения с авторами включаемых в сборник произведений должны быть урегулированы самим составителем. Такая позиция совершенно не основана на законе[38] .

После смерти автора договор об использовании произведения заключается с его наследником по закону или завещанию. Однако наследник должен для этого обладать гражданской дееспособностью. За наследников, не достигших 14 лет, наследников, признанных недееспособными, авторские договоры подписывают их родители или опекуны. Наследники в возрасте от 14 до 18 лет, а также наследники, ограниченные в своей дееспособности по суду, заключают авторские договоры сами, но с согласия родителей или опекунов. Если наследников несколько, для заключения авторского договора необходимо их общее согласие. Возникший спор между наследниками разрешается в судебном порядке по иску любого из них[39] .

Другой стороной авторского договора является пользователь произведения. Чаще всего в его роли выступают специализированные организации, основной функцией которых является осуществление издательской, выставочной и иной аналогичной деятельности. В настоящее время на практике не проводится характерный для прошлых лет жесткий контроль за соблюдением пользователями их узкой специализации. Например, сейчас, в условиях кризиса, многие специализированные издательства вынуждены в целях выживания издавать непрофильную для себя, но коммерчески выгодную литературу. Однако необходимо учитывать, что для осуществления отдельных видов деятельности по использованию произведений, в частности издательской деятельности, публичного показа и распространения аудиовизуальный произведений и др., пользователи должны обладать соответствующей лицензией.

В российской юридической науке практически общепризнанно, что договоры, по которым организации приобретают права на творческие произведения не для их использования в авторско-правовом значении этого слова, а для удовлетворения собственных нужд, не относятся к авторским. Как правило, такие организации не имеют права заниматься издательской деятельностью, для извлечения прибыли. Это, однако, не означает, что они не могут вступать в договорные отношения с авторами произведений в качестве заказчиков. Например, на практике промышленные предприятия, сельскохозяйственные кооперативы, и т.д. нередко заключают договоры с профессиональными писателями и журналистами на написание летописи предприятия или истории развития организации; с художниками и скульпторами заключаются договоры на художественное оформление фасадов, интерьеров, создание памятников и т.п. Указанные договоры ни в коей мере не противоречат действующему законодательству, однако, носят не авторский, а подрядный характер.

В новом авторском законодательстве вопросы, как об общем сроке авторского договора, так и о сроках выполнения сторонами своих обязанностей по договору решаются самими сторонами.

Прежде всего, стороны самостоятельно определяют, на какой срок передаются авторские права на произведение, что является одним из главных новшеств в правилах об авторских договорах, закрепленных новым авторским Законом. Это означает, что в принципе пользователь может приобрести авторские права на произведение на весь срок его охраны, хотя бы данный срок и не мог быть конкретно определен на момент заключения договора. Не исключается также заключение авторских договоров с неопределенным сроком. В данном случает автор лишь должен письменно уведомить пользователя о своем желании расторгнуть договор за 6 месяцев до этого. В авторском договоре могут быть установлены случаи досрочного прекращения его действия. Помимо достижения сторонами соглашения об этом, такое решение может быть обусловлено нарушениями, допущенными автором или пользователем в отношении любого из принятых на себя обязательств, или наступлением какого-либо события.

Срок действия авторского договора имеет большое практическое значение. Если по договору пользователю переданы исключительные права на произведение, только он может использовать произведение в течение всего срока действия договора. По истечении срока договора или при досрочном прекращении его действия автор может разрешать использование произведения любому другому лицу. В случае если в использовании произведения за пределами срока действия договора заинтересован первоначальный контрагент автора, он должен заключить с последним новый авторский договор.

Наряду с общим сроком действия в авторском договоре обычно указывают сроки выполнения сторонами принятых на себя обязательств. Так, в авторском договоре заказа фиксируется срок, в течение которого автор принимает на себя обязанность создать и передать пользователю заказанное ему произведение. Наряду с указанием на определенную дату сдачи произведения в авторском договоре, как и в некоторых, ранее действовавших типовых договорах, могут быть установлены дополнительные льготные сроки для представления автором произведения, сроки для устранения замечаний и т.д. Весьма целесообразно определение в договоре и конкретного срока рассмотрения представленного произведения пользователем. Если пользователем принимается на себя обязанность по использованию произведения, в авторском договоре должен быть указан конкретный срок ее выполнения. Как правило, этот срок является более коротким по сравнению с общим сроком действия авторского договора и исчисляется с момента одобрения произведения пользователем.

Согласно ст. 1289 ГК РФ произведение, создание которого предусмотрено договором авторского заказа, должно быть передано заказчику в срок, установленный договором. Договор, который не предусматривает и не позволяет определить срок его исполнения, не считается заключенным. В случае, когда срок исполнения договора авторского заказа наступил, автору при необходимости и при наличии уважительных причин для завершения создания произведения предоставляется дополнительный льготный срок продолжительностью в одну четвертую часть срока, установленного для исполнения договора, если соглашением сторон не предусмотрен более длительный льготный срок.

Цена авторского договора представляет собой то авторское вознаграждение, которое пользователь должен уплатить автору за приобретение по договору права на использование произведения. Термин «доход» используется в данном случае не в своем точном значении, а в качестве обобщающего понятия, выражающего принцип, согласно которому с ростом доходов пользователя должно увеличиваться и авторское вознаграждение. В конкретных авторских договорах данный принцип может получать самое различное воплощение. Так, размер авторского вознаграждения может быть увязан с валовым доходом пользователя либо его прибылью, он может быть привязан к той цене, по которой реализуются экземпляры произведения, и т.п. При этом стороны могут установить в договоре единый процент, по которому начисляется авторское вознаграждение, либо дифференцировать его по отношению к отдельным способам и объему использования произведения[40] .

Рекомендуя сторонам определять авторское вознаграждение в виде процента от дохода пользователя, участники авторского договора во всех случаях, а не только тогда, когда определить авторское вознаграждение в виде процента от дохода «невозможно в связи с характером произведения или особенностями его использования», могут согласовать иной порядок определения размера вознаграждения. Чаще всего в договорных встречаются фиксированные ставки (например, цена за один авторский лист), увязанные с объемом использования произведения (например, тиражом издания). В тех случаях, когда автор лишен возможности как-либо контролировать действия пользователя либо по договору пользователю предоставляется право переработки произведения в иной вид или жанр, авторское вознаграждение обычно выплачивается в виде твердой суммы.

Таким образом, выбор конкретного способа определения размера вознаграждения зависит от многих факторов, включая и такой, как степень доверия сторон друг к другу. При этом какого-то универсального и свободного от недостатков способа определения вознаграждения не существует. Особенно сложно не допустить ошибки в нынешней экономической ситуации, когда невозможно заранее предвидеть развитие событий. Попытки привязаться к более твердой валюте, по курсу которой должны производиться расчеты между сторонами, либо к размеру минимальной оплаты труда, хотя в известной мере и смягчают положение, но отнюдь не гарантируют интересы обеих сторон договора. В этих условиях целесообразно включать в авторские договоры специальные договоренности относительно корректировки размера авторского вознаграждения при наступлении определенных обстоятельств.

Весьма сомнительна и возможность обращения к общему правилу ст. 424 ГК РФ, согласно которому не определенная возмездным договором цена может быть установлена через цену, которая при сравнительных обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы, услуги. Произведение как результат творческой деятельности и благо нематериальное не может быть приравнено материальным вещам и оценено по средним ставкам. Поэтому, как представляется, цена авторского договора должна рассматриваться в качестве условия, которое должно быть обязательно согласовано сторонами под угрозой признания договора незаключенным. Цена авторского договора определяется по свободному усмотрению сторон. Так, постановлением Правительства РФ «О минимальных ставках авторских вознаграждений за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21 марта 1994 года установлены минимальные ставки авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений, их звукозапись, сдачу экземпляров звукозаписей и аудиовизуальных произведений в прокат, воспроизведение произведений изобразительного искусства и тиражирование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства[41] . Ставки авторского вознаграждения, предусмотренные настоящим постановлением, применяются, если иное не определено в договоре между пользователем автором, его правопреемником либо организацией, управляющей имущественными правами авторов на коллективной основе в пределах полученных от них полномочий, и размер вознаграждения не является предметом спора между заинтересованными сторонами. Сказанное означает, что по обоюдному согласию сторон авторское вознаграждение может быть установлено и в любом ином размере, в том числе и меньшем, чем определено постановлением. Таким образом, закрепленные постановлением минимальные ставки авторского вознаграждения применительно к индивидуальным авторским договорам выполняют роль своего рода ориентира помогающего сторонам достигнуть соглашения о размере гонорара. Основной же сферой применения данных ставок являются лицензионные договоры, которые заключаются между пользователями произведений и организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе. Этой же сферой ограничивается действие постановления Правительства РФ от 29 мая 1998 г. № 524 «О минимальных ставках авторского вознаграждения автором кинематографических произведений, производство которых осуществлено до 3 августа 1992 г.»[42] .

Авторские договоры должны заключаться в простой письменной форме. Конечно, по желанию сторон договор может быть нотариально удостоверен, однако Закон этого не требует. Чаще всего авторский договор заключается путем составления сторонами единого документа. Обычно издательства, театры и иные организации, использующие произведения, имеют разработанные с учетом норм Закона стандартные бланки договоров, которые заполняются и подписываются сторонами. Специфика конкретного договора отражается в разделе «Особые условия». По предложению автора договор может быть составлен и в иной форме.[43]

Нередко авторский договор представляет собой по форме не единый документ, а их совокупность. Так, организации, использующие произведения, направляют авторам заказы на создание произведений. Если такой заказ содержит все существенные условия предлагаемого автору договора, он имеет значение оферты. Эти условия, меняющиеся в зависимости от вида произведения и способа его использования, во всех случаях включает: наименование сторон, характеристику вида произведения и формы его предполагаемого использования, наименование и (или) характеристику произведения, срок и форму передачи произведения, срок его использования, размер вознаграждения по договору. При всех обстоятельствах должны быть зафиксированы те условия, которые на основании действующего законодательства подлежат согласованию сторонами. Те условия, которые предопределены нормативными актами как определяющие минимальный уровень прав автора, могут и не воспроизводиться в таком заказе[44] .

Заказ – оферта должен быть подписан руководителем организации или иным должностным лицом, уполномоченным выступать от имени организации как юридического лица. Направленный автору заказ может содержать указание о сроке ответа. В этом случае в соответствии с общегражданским правилом договор считается заключенным, если лицо, сделавшее предложение, получило от автора ответ о принятии предложения в течение этого срока (ст. 440 ГК РФ). Если срок для ответа в оферте не указан, он должен быть дан в течение нормально необходимого для этого времени.

Не акцептованная автором оферта не связывает организацию, так как авторский договор не может считаться заключенным.

На практике, однако, иногда встречаются случаи, когда автор, получивший заказ на создание произведения, не акцептует его, но начинает работать над заказанным ему произведением и представляет его заказчику к установленному в заказе сроку. Представляется, что в этом случае действия автора должны рассматриваться как новая оферта, которая должна быть еще акцептована организацией-заказчиком. Если организация принимает у автора произведение, ее действие равносильно акцепту со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но подобная оценка может быть дана лишь действиям той организации, которая первоначально выступала с инициативой создания данного произведения конкретным автором. Разумеется, издательства и иные организации, которые принимают к предварительному рассмотрению произведения, представленные по инициативе авторов, еще не вступают с последними в юридические отношения и не несут перед ними договорных обязанностей.

Помимо заказа на создание произведения и ответа автора составной частью авторского договора могут быть и некоторые другие документы, в частности, приложенный к договору план-проспект произведения, соглашение о распределении вознаграждения между соавторами, дополнительное соглашение о перенесении срока представления произведения или изменении вида произведения и т.п. Всякое изменение условий договора должно оформляться в письменном виде и обязательно согласовываться обеими сторонами.

Несоблюдение письменной формы авторского договора само по себе не делает данный договор недействительным, но влечет за собой последствия, предусмотренные ст. 162 ГК РФ. Иными словами, если одна из сторон будет оспаривать факт заключения договора, другая сторона не может ссылаться в подтверждение договора на свидетельские показания. Во внимание суд принимает лишь письменные доказательства, в частности, переписку между автором и организацией, расписку в получении аванса и т.д. Указанные письменные документы должны свидетельствовать именно о наличии авторского договора, а не о предварительных договорных контрактах автора и организации.

При публичном исполнении, воспроизведении звукозаписи и некоторых других видах использования произведений, имущественными правами, в отношении которых управляет РАО или иная подобная организация, авторский договор на использование произведений заключается в форме лицензионного соглашения. Как уже отмечалось, организация, управляющая имущественными правами авторов на коллективной основе, не имеет права отказать пользователю в выдаче лицензии без достаточных оснований, а сами условия лицензий должны быть одинаковыми для пользователей одной категории. Заключаемое на таких началах лицензионное соглашение напоминает публичный договор (ст. 426 ГК РФ), хотя ввиду особого некоммерческого статуса организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, им в точном смысле считаться не может. Вместе с тем данное соглашение является договором присоединения (ст. 428 ГК РФ), поскольку его условия определяются такими организациями в стандартных формах и могут быть приняты пользователями не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

В лицензионном соглашении определяются разрешенные пользователю способы использования произведений; размер вознаграждения за использование, который обычно устанавливается на уровне утвержденных Правительством РФ минимальных ставок; порядок и периодичность представления отчетности об использовании произведений; условия достаточного прекращения действия соглашения; ответственность за нарушение условий и др. Лицензия выдается, как правило, на один год с возможностью автоматического продления ее действия на новый срок.

Лицензионное соглашение носит общий характер, т.е. разрешает использовать предусмотренные им способами все произведения, имущественными правами, в отношении которых управляет соответствующая организация. Если, однако, пользователь получает лицензию на воспроизведение фонограммы, он должен оформить специальную заявку на каждый альбом с указанием тиража, срока воспроизведения, вида материального носителя, репертуара и других реквизитов. Игнорирование данного требования рассматривается в судебной практике как бездоговорное использование произведения.

ЗАО «ТВИ-Лирек» АООТ «Апрелевский завод грампластинок» в 1995 г. выпустил аудиокассету «Русские народные сказки. Василиса Прекрасная. Сивка-бурка», на которой воспроизведены произведения Г. – инсценировки сказок и обработки песен сказки «Сивка-бурка». Обе фирмы заключили с РАО лицензионные соглашения «О воспроизведении промышленным способом обнародованных произведений в форме звукозаписи и их распространении на территории Российской Федерации», однако вопреки требованию п.2.2 лицензионных соглашений не подали в РАО до начала тиражирования кассет заявку на воспроизведение фонограммы. Поскольку переговоры с нарушителями успехом не увенчались, РАО обратилось с иском в суд о выплате компенсации. Суд расценил действия ответчиков как бездоговорное использование производных произведений Г. и взыскал в его пользу компенсацию в размере 41745000 рублей (неденоминированных)[45] .

2.3 Содержание авторского договора

Содержание авторского договора, как и всякого иного гражданско-правового договора образуют права и обязанности сторон. Авторский договор носит взаимный характер, т.е. соответствующими правами и обязанностями обладают обе стороны. При этом обязанностям одной стороны корреспондируют права другой стороны. Содержание различных видов авторских договоров не вполне совпадает друг с другом. Так, объем прав и обязанностей сторон будет различным в договорах заказа и договорах по поводу использования готового произведения, договорах на использование произведения в неизменном виде договорах на переработку или перевод произведения и т.д. Вместе с тем вопрос о содержании авторского договора может быть рассмотрен и в обобщенном виде с отражением специфики, присущей тому или иному виду авторского договора. Анализ содержания авторского договора начнем с характеристики обязанностей автора[46] .

Основной обязанностью автора является создание и передача организации – заказчику своего произведения. Чтобы выполнить данную обязанность надлежащим образом, автор должен, прежде всего, создать такое произведение, которое соответствует условиям заключенного договора. Так, литературное произведение должно отвечать установленному в договоре заказа виду литературы, жанру, назначению, иметь согласованный с издательством объем.

Сценарий художественного кинофильма должен соответствовать творческой заявке, излагающей основную идею, сюжетный замысел и характеристику главных действующих лиц будущего сценария. Кроме того, независимо от жанра, формы и стилистических особенностей, он должен отвечать производственно-экономическим требованиям кинематографа. Автор обязан лично выполнить заказанную работу. Привлечение к работе над произведением других лиц, изменение состава соавторов могут производиться только с согласия организации-заказчика, что обычно оформляется составлением нового или изменением прежнего договора. Для выполнения работ технического характера, например, сбора материала, подстрочного перевода и т.п., автор может за свой счет привлекать любых лиц, не спрашивая согласия заказчика. Автор должен представить заказанное ему произведение в определенный договором срок. По смыслу закона и в соответствии со сложившейся практикой автор может представить произведение досрочно, если только в договоре не будет особо оговорено иное. Произведение должно быть передано организации- заказчику в готовом для использования виде, в частности в комплекте всех оговоренных договором элементов. Соглашением сторон может предусматриваться передача произведения по частям. Наконец, передаваемое произведение должно быть надлежащим образом оформлено, представлено в предусмотренном договором числе экземпляров и сдано компетентному представителю организации – заказчика. Для предотвращения возможных споров сдачу-приемку произведения следует оформлять соответствующим письменным документом, например, особой распиской. Следующей обязанностью автора по договору является доработка произведения по требованию организации-заказчика. Решение о необходимости доработки произведения принимается организацией по результатам рассмотрения произведения, когда оно в целом отвечает условиям договора, но требуется внесение в него определенных изменений, исправление и уточнений. Например, организация может настаивать на сокращении объема произведения до установленного в договоре размера, устранении повторов или явно ошибочных положений и т.д. Однако следует подчеркнуть, что требование о внесении в произведение изменений, дополнений и поправок может выдвигаться только в пределах условий договора. Например, заказчик не может потребовать от автора составления алфавитно-предметного указателя, если это не было заранее обусловлено договором. Заказчик не может настаивать на том, чтобы автор изменил свою позицию по тому или иному спорному вопросу, хотя бы, по мнению заказчика, данная позиция была неверной, и.т.п. Предлагаемые изменения и дополнения произведения должны быть точно указаны заказчиком. Кроме того, заказчик и автор должны согласовать между собой новый срок представления измененного или дополненного произведения. Отсутствие договоренности о сроке доработки приводит на практике к конфликтам[47] .

Вопрос о том, какое число раз произведение может возвращаться автору на доработку, целесообразно специально оговаривать при заключении договора. Иногда возникает необходимость доработки уже одобренного заказчиком произведения. Например, если к изданию подготовлена юридическая работа, но произошли существенные изменения в законодательстве, автор должен по предложению заказчика доработать произведение. Выплата автору дополнительного вознаграждения за доработку произведения осуществляется лишь тогда, когда это прямо предусмотрено в договоре. Обязанностью автора является его участие в подготовке произведения к использованию. Содержание данной обязанности, которое зависит от вида произведения и способа его использования, которое зависит от вида произведения и способа его использования, обычно раскрывается в конкретных авторских договорах. Так, согласно издательскому договору автор обязан по требованию издательства без особого вознаграждения читать (просматривать) корректуру произведения в согласованные сторонами сроки, с учетом графиков движения книжных изданий в производстве. В соответствии со сценарным договором для художественных кинофильмов автор обязан принимать участие в работе съемочной группы для дачи консультаций кинорежиссеру-постановщику и актерам по вопросам, связанным с трактовкой сцен, образов действующих лиц и т.д., участвовать в обсуждениях киноматериала и законченного кинофильма. При этом продолжительность работы автора в съемочный период и оплата его труда устанавливаются особым письменным соглашением. Наконец, в течение всего срока действия авторского договора о передаче исключительных прав автор не вправе без согласия другой стороны передавать третьим лицам указанное в договоре произведение или часть его для использования тем же способом и в установленных договором пределах. Данная обязанность возникает для автора в момент заключения договора и действует в течение всего срока договора. Запрет касается лишь передачи произведения для использования тем же способом, который установлен первоначальным договором. Поэтому, например, автор, заключивший издательский договор, может без согласия издательства передать свое произведение для публичного исполнения или переработки в другой жанр.

Организация, по заказу которой создается творческое произведение, принимает на себя по договору ряд обязанностей, связанных с использованием произведения. Прежде всего, она должна принять и рассмотреть представленное автором произведение. Принятие произведения означает проверку качества его оформления и комплектности, которая осуществляется в порядке, установленном конкретным договором. Обычно принятие произведения оформляется специальным письменным документом, подтверждающем сдачу автором произведения в надлежащем виде. Возможно также включение в договор условия, согласно которому произведение считается сданным в надлежащем виде, если пользователь в течение определенного срока, например 10 дней после его получения, не предъявлено к автору требование о доукомплектовании или дооформлении произведения. Принятое произведение должно быть рассмотрено организацией по существу в установленный договором срок. Организация в течение этого срока должна письменно известить автора либо об одобрении произведения, либо о его отклонении по основаниям, предусмотренным договорам, либо о необходимости внести в произведение поправки с точным указанием существа требуемых исправлений в пределах условий договора. Для оценки произведения организация может направить его на рецензирование или оценить его самостоятельно. По общему правилу, время рецензирования произведения включается в общий срок, предоставляемый организации для оценки произведения. Иногда необходимость получения специального заключения по представленному произведению предусматривается нормативными актами. Так, рукописи учебников и учебных пособий для высших учебных заведений в обязательном порядке направляются на рецензирование на кафедру одного из ведущих по данной специальности вузов, а также крупному специалисту в данной области. В этом случае время нахождения рукописи на просмотре в соответствующей организации при подсчете срока рассмотрения произведения заказчиком исключается. Решение об одобрении произведения означает признание того, что автор выполнил свою договорную обязанность по созданию произведения надлежащим образом.

Одобрение произведения может быть оформлено актом, утверждаемым полномочным представителем организации-заказчика. Автору должно быть направлено специальное письменное извещение об одобрении его работы. На практике, однако, это часто не делается.

В таком случае работа считается одобренной в момент истечения срока, предоставленного организации для ее рассмотрения. Указанный срок исчисляется с момента представления автором надлежаще оформленного произведения, хотя бы оно и было предоставлено досрочно.

Предприниматель Фомин Т.Ю. обратился в Арбитражный суд Архангельской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "СТК+" (далее - общество) о защите авторских прав путем признания исключительных авторских прав на представленные суду схемы движения пассажирского транспорта в городе Архангельске, пресечения действий по любому использованию указанных схем в предпринимательской деятельности, в том числе путем запрета ответчику осуществлять их показ, а также перевозку пассажиров по маршрутам, графически отображенным на схемах, и путем выплаты компенсации за допущенные нарушения в размере 100000 рублей.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечен гражданин Пастухов С.К.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и отзывах на него, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Между гражданами Пастуховым С.К., Кабаковым С.Б. и предпринимателем Фоминым Т.Ю. заключен авторский договор от 01.10.2003 № 3 о передаче исключительных имущественных прав на использование произведений - восьми схем движения пассажирского транспорта в городе Архангельске: "Ул. Первых пятилеток - МРВ"; "Порт Экономия - ЖДВ", "Магазин "Арктический" - Лесозавод № 2" ("Пл. Предмостная - Лесозавод № 2"); "Ул. Усть-Двинская - Лесозавод № 2"; "Магазин "Арктический" - Фактория" ("Площадь Предмостная - Фактория"); "Ул. Кедрова - Фактория"; "Ул. Кедрова - Лесозавод № 2"; "Ул. Кедрова - 6-й микрорайон".

Приложенные к договору экземпляры произведений представляют собой схематичное изображение маршрутов движения автотранспорта в виде отрезков прямых от одной точки (окружности) до другой с указанием названий остановок, выполненное на обычных листах формата А4. На каждом экземпляре проставлен знак охраны авторских прав в виде латинской буквы С в окружности: C; время создания: 20.03.1993 - 05.04.1993; имена авторов: Пастухов С.К., Кабаков С.Б.

По условиям договора авторы, гарантирующие наличие у них авторских прав на указанные произведения, передали предпринимателю на срок до 31.12.2004 право на воспроизведение, распространение, публичный показ, а также практическую реализацию произведения в форме осуществления пассажирских перевозок по маршрутам, указанным в нем (пункты 1.3; 2.1; 2.1.1 - 2.1.4 договора).

Согласно пункту 2.2 договора "...Авторы сохраняют за собой право использовать произведения самостоятельно".

Считая себя обладателем исключительных прав, приобретенных по авторскому договору, предприниматель Фомин Т.Ю. со ссылкой на статью 48 Закона об авторском праве наряду с требованиями о признании исключительного права на спорные произведения и взыскании компенсации просил суд прекратить использование ответчиком названных произведений, которое выражалось в воспроизведении, публичном показе схем, в том числе переработанных, в транспортных средствах, принадлежащих ответчику, и осуществлении перевозок пассажиров в городе Архангельске по маршрутам, отображенным на схемах.

Общество, не оспаривая факта осуществления пассажирских перевозок по указанным в исковом заявлении маршрутам, сочло, что схемы движения пассажирского транспорта, на которые истец просит признать его исключительные авторские права, не являются объектами авторских прав и, кроме того, используемые им схемы отличаются от схем истца.

С учетом изложенных норм права суду необходимо было, во-первых, определить, могут ли объекты, для которых истец испрашивал охрану, охраняться как объекты авторского права; во-вторых, установить, к какому виду произведений относятся объекты, так как ответы на эти вопросы определяют особенности правового режима, в том числе меры защиты права[48] .

Исследование указанных обстоятельств имеет особое значение, поскольку истец требовал защиты права на спорные схемы, существовавшие в виде то изображений (как указано в договоре), то авторского описания проекта, явившегося результатом научной деятельности, зарегистрированного Российским авторским обществом 20.12.2002 (свидетельство № 6121) как объект авторского права.

Суд первой инстанции в качестве объекта, на который истцу переданы права по договору, признал схемы как графические изображения, однако к произведениям в форме изображения применил запрет на их использование не только путем воспроизведения или показа, что характерно для произведений живописи и графики или других произведений изобразительного искусства, но и путем организации перевозок пассажиров по указанным маршрутам.

При исследовании вопроса об охраноспособности спорных схем суду не следовало поручать проведение экспертизы по правовым вопросам юристу, а самому установить наличие признаков, предусмотренных Законом об авторском праве, позволяющих отнести их к объектам авторских прав.

Поэтому суду надлежало исследовать вопрос о предмете заключенного между истцом и гражданами Пастуховым С.К. и Кабаковым С.Б. договора; следовало дать оценку наличию в договоре вопреки требованиям статьи 30 Закона об авторском праве одновременно условия о передаче исключительных прав предпринимателю и противоречащего такому условию пункта о передаче не исключительных прав, поскольку в нем предпринимателю разрешается использовать спорные схемы наравне с указанными гражданами[49] .

Решение об отклонении произведения, как правило, оформляемое специальным актом, может быть принято организацией, если созданное произведение не соответствует условиям договора ли непригодно для использования по своим научным или художественным достоинствам. Организация может отклонить произведение, не посылая его на рецензирование, но в решении должны быть точно отражены мотивы отказа, которые могут оспариваться автором.

Приобретая по договору права на использование произведения, организация – пользователь обязана обеспечить соблюдение всех личных неимущественных прав автора. В принципе, указанная обязанность лежит не только на договорном контрагенте автора, но и на всех третьих лицах. Однако в авторских договорах обычно подчеркивается, что организация – пользователь обязана соблюдать все авторские права. Особо следует сказать о соблюдении пользователем права автора на защиту произведения от всякого искажения, поскольку именно на этой почве чаще всего возникают конфликтные ситуации[50] .

Любые изменения в оригинале должны быть согласованы с автором, который должен подписать исправленный экземпляр до сдачи его в производство. Если в процессе подготовки произведения к использованию в него были внесены не согласованные с автором изменения, ему, как правило, предоставляется право потребовать восстановления произведения в прежнем виде, расторгнуть договор или добиться возмещения причиненных ему убытков. В частности, судебная практика придерживается той позиции, что в случае сокращения объема произведения без согласования с автором ему должно быть выплачено вознаграждение исходя из договорного объема произведения[51] .

Следует, однако, учитывать, что при заключении договора автор может дать согласие на изменение своего произведения. Например, автор может заранее согласиться с тем, что его работа будет иллюстрироваться художником, будет снабжена предисловием и т.п. В этом случае согласие автора не может быть отозвано обратно в одностороннем порядке.

В качестве особой обязанности организации – заказчика следует выделить обязанность привлечь автора к работе по подготовке произведения к использованию. Выше отмечалось, что автор должен по требованию организации содействовать выпуску произведения в свет. Поэтому, если организация не привлекает автора к данной работе, он может настаивать на этом сам. Так, в издательском договоре на литературное произведение обычно не только указывается, что автор обязуется по требованию издательства читать корректуру, но и подчеркивается, что издательство обязуется по требованию автора предоставить ему возможность читать корректуру. Осуществляя данное право, автор, в частности, контролирует соблюдение контрагентом его права на защиту репутации.

Новое авторское законодательство не возлагает на приобретателей авторских прав по договору обязанность по реальному использованию произведения. Однако поскольку во многих случаях авторы сами заинтересованы в том, чтобы их произведения были доведены до сведения публики и использовались оговоренным договором способом, в авторские договоры чаще всего включается условие, обязывающее приобретателей использовать произведение. Обычно данная обязанность должна быть выполнена пользователем в установленный договором срок, который является меньшим по сравнению с общим сроком действия договора. Нарушение пользователем данной обязанности обычно дает автору право требовать производства с ним окончательного расчета. Однако обязанность по использованию произведения и окончательному расчету с автором возлагается на организацию лишь в случае одобрения работы или пропуска срока на ее одобрение[52] . В отношении произведений, отклоненных организацией в силу их непригодности или несоответствии условиям договора, обязанностей по использованию, естественно, не возникает. Объем и способы использования произведения определяются самими сторонами. Автор может передать пользователю все имеющиеся у него имущественные права на произведение, но чаще всего по договору передается лишь часть прав, а остальные сохраняются за автором и могут быть им переданы другим лицам. Предметом авторского договора не могут быть права на использование произведения, неизвестные на момент заключения договора (п.2.ст.31). От усмотрения самих сторон, по общему правилу, зависят объем и интенсивность использования произведения, в частности определение максимального тиража. Если данный вопрос в договоре конкретно не решен, предполагается, что пользователь может издать произведение любым тиражом.

Важное значение имеет определение момента начала использования произведения. В соответствии с п.8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г. началом использования произведения следует считать время выпуска его в свет (опубликования). Сдача рукописи литературного произведения в набор, репетиция спектакля и другие действия по подготовке произведения к выпуску в свет не могут считаться использованием произведения.

Следует подчеркнуть, что организация обязана использовать работу автора именно тем способом, который предусмотрен договором. Так, по издательскому договору организация обязана издать произведение, по постановочному договору – осуществить постановку спектакля и т.п. Использование произведения иным, не предусмотренным договором способа является нарушением договора и приравнивается бездоговорному использованию. Поскольку авторский договор носит, по общему правилу, возмездный характер, на пользователе произведения лежит обязанность по выплате автору вознаграждения за использование произведения. Размер, форма, сроки и порядок выплаты авторского вознаграждения определяются самими сторонами. Помимо выплаты согласованного договором гонорара пользователь может принимать на себя обязанность по компенсации автору дополнительных расходов, связанных, например, с его командированием в другую местность для сбора материала, участие в работе съемочной группы т.п. Наряду с рассмотренными обязанностями в отдельных видах авторских договоров могут предусматриваться некоторые другие обязанности пользователей. Так, очень часто в авторские договоры включается условие о предоставлении в собственность автора определенного числа бесплатных экземпляров произведения. Издательские договоры нередко обязывают издательства письменно сообщить автору о намерении переиздать произведение. Если автор в течение оговоренного договором срока письменно известит издательство о своих намерениях внести в произведение те или иные изменения, то с ним должен быть заключен договор на переиздание произведения с изменениями (кроме стилистической правки и исправления ошибок). Неполучение от автора в указанный срок ответа дает право издательству выпустить произведение без изменений. Разумеется, в данном случае имеется в виду тот случай, когда не истек общий срок действия договора. Всякое переиздание произведение за пределами срока договора требует заключения с автором нового договора. По сценарному договору для художественных кинофильмов студия обычно обеспечивает автора консультациями по вопросам, связанным с кинопроизводством, предоставляет возможность просмотра соответствующей литературы и т.д. Наконец, в конкретных авторских договорах на пользователя могут возлагаться любые иные обязанности, не противоречащие действующему законодательству. Например, организация, выступающая в роли заказчика, может принять на себя обязанность по предоставлению автору исходного материала для создания произведения, организации творческой деятельности автора и т.п.

2.4 Основания, порядок и последствия прекращения договора

Большинство авторских договоров прекращается в результате истечения срока их действия. Обычно за этот период стороны исполняют свои обязанности по договору, что в соответствии со ст. 408 ГК РФ является самостоятельным основанием прекращения существовавшие обязательства.

Под прекращением авторского договора понимается, конечно, прекращение того обязательственного правоотношения, которое возникло между автором и пользователем произведения на основе заключенного ими авторского договора. Но истечение срока договора прекращает его действие и тогда, когда произведение фактически не используется заказчиком, независимо от того, какими причинами это вызвано. В ранее действовавшем законодательстве данный вопрос решался автоматически, и стороны не могли договориться о продлении срока действия договора, даже если автор и пользователь выразили на это свое согласие. При заинтересованности в использовании произведения они должны были заключить новый договор, оговорив в нем, в частности, вопрос о выплате автору дополнительного авторского вознаграждения. Поэтому продолжение работы по прекратившемуся в связи с истечением срока договору справедливо расценивалось в юридической литературе в качестве конклюдентных действий, свидетельствующих о заключении нового договора на тех же условиях, которые содержались в ранее заключенном письменном договоре[53] .

Новым авторским законодательством вопрос о продлении срока действия договора передан на усмотрение самих сторон. Поэтому, если срок договора истек, но стороны продолжают работу по подготовке произведения к использованию, им следует заключить дополнительное соглашение, в котором четко оговаривались бы все вопросы, связанные с судьбой договора. В противном случае возникший спор будет решаться судом, который в зависимости от конкретных обстоятельств может поддержать либо пользователя, доказывающего достижение сторонами соглашения о продлении срока действия договора, либо автора, ссылающегося на заключение сторонами нового авторского договора с неопределенным сроком его действия.

Авторский договор может предусматривать возможность досрочного прекращения его действия в связи с отказом пользователя от дальнейшего использования произведения. Например, издательство, опубликовавшее произведение, может быть не заинтересовано в его переиздании, хотя бы согласно договору могло делать это неограниченное число раз в пределах срока его действия. Письменный отказ издательства от переиздания равнозначен прекращению договора и дает автору право распорядиться произведением по своему усмотрению.

Наряду с прекращением авторского договора в связи с истечением сто срока авторский договор прекращается также из-за окончания действия самих авторских прав, которые выступали его предметом. Поскольку имущественные авторские права, передаваемые по авторскому договору, носят срочный характер и прекращаются через 50 лет после смерти автора, заканчивают свое действие и те авторские договоры, которые опосредовали их передачу[54] .

Иной взгляд на эту проблему, который иногда встречается в литературе[55] , с неизбежностью должен привести к выводу о возможности существования беспредметных договоров, с чем вряд ли можно согласиться. Кроме того, при прекращении авторских прав договор утрачивает смысл, так как произведение превращается в общественное достояние и может быть свободно пользовано любыми заинтересованными лицами. В этих условиях оговорный пользователь не получает по сравнению с ними никаких дополнительных преимуществ поэтому следует признать, что по истечении срока действия авторских прав, хотя авторский договор и был заключен на больший срок, последний прекращается и пользователь освобождается от каких-либо имущественных обязательств перед своим контрагентом по авторскому договору.

Из этого общего правила могут быть, однако, отдельные исключения. Так, пользователь, заинтересованный в том, чтобы именно ему были предоставлены исключительные права на использование произведения, срок охраны которого еще не истек, может в добровольном порядке принять на себя обязательство по выплате наследникам определенных сумм за использование произведения уже после перехода последнего в общественное достояние. Представляется, что такое соглашение не противоречит действующему законодательству, особенно если оно оформлено в виде самостоятельного договора[56] . Однако оно должно квалифицироваться не как авторский договор, а в качестве либо договора дарения, либо договора ренты.

В любой момент авторский договор может быть прекращен по взаимному соглашению сторон. Соглашение сторон о прекращении договора может быть совершено в различной форме, в частности путем предоставления отступного (ст. 409 ГК РФ) или прощения долга (ст. 415 ГК РФ). Своим соглашением стороны определяют и последствия прекращения договора, которые, в принципе, могут быть любыми. Разновидностью соглашения о прекращении авторского договора является и новация, т.е. соглашение о замене одного обязательства другим (ст. 414 ГК РФ). Так, стороны могут в любой момент договориться об изменении предмета или объекта договора, способов использования произведения, перенесении срока представления произведения и т.д.

Авторский договор может быть прекращен в связи с невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое должник не отвечает (ст. 416 ГК РФ). К указанным обстоятельствам относится, например, непреодолимая сила, т.е. чрезвычайное и непредотвратимое, стихийные явления природы (наводнение, землетрясение, обвал и т. п.) и некоторые общественные явления (запрещающие акты органов власти, военные действия, общественные беспорядки и т. п.). Невозможность исполнения может быть вызвана и случайными событиями, за которые должник не несет ответственности. Например, при случайной гибели уникального произведения изобразительного искусства художник не может нести ответственность перед заказчиком за непредставление произведения к установленному договором сроку. Если невозможность исполнения авторского договора вызвана обстоятельством, за которое должник несет ответственность, обязательство, возникшее из авторского договора, не прекращается, а видоизменяется, так как вместо обязанности исполнить обязательство наступает ответственность должника за неисполнение обязательства. При этом, как отмечалось выше, пользователь несет ответственность и за случайно наступившую невозможность использования произведения. Следует учитывать, что невозможность исполнения как обстоятельство, прекращающее действие авторского договора, должна носить окончательный, а не временный характер. Например, если произведение не может быть подготовлено к установленному договором сроку в связи с задержкой тех событий, которые должны быть в нем отражены, это может служить основанием для расторжения договора, но не для его прекращения из-за невозможности исполнения. Бремя доказывания обстоятельств, вызвавших невозможность исполнения, лежитна той стороне договора, которая ссылается на наличие данных обстоятельств. Основанием прекращения авторского договора может быть смерть автора или ликвидация юридического лица, выступавшего в качестве стороны договора (ст. 418-419 ГК РФ). Смерть автора прекращает существующее обязательство постольку, поскольку исполнение, т.е. создание и доработка произведения, не может быть произведено без дачного участия самого автора. Если произведение уже практически готово для использования, для прекращения договора нет достаточных оснований. Конечно, решающее значение в указанной ситуации имеет позиция заказчика, который почти всегда может сослаться на необходимость участия автора в доработке произведения и подготовке его к использованию. Но в принципе закон не требует в этих условиях заключения нового договора с наследниками, которые, в свою очередь, не вправе на этом настаивать. В данном случае происходит правопреемство, в результате которого умершего автора замещают в договоре его наследники. Лишь в том случае, если умерший автор не имел наследников по закону и не оставил завещания, авторский договор автоматически прекращается, поскольку закон предусматривает прекращение авторского права, переходящего по праву наследования к государству. Ликвидация юридического лица, под которой понимается его прекращение без правопреемства, аннулирует в установленном законом порядке все обязательства данного юридического лица, включая и возникшие из заключенных им авторских договоров. Разумеется, это не освобождает заказчика от ответственности за неисполнение тех его обязанностей, которые должны были быть исполнены им ранее. При реорганизации юридического лица авторский договор не прекращается и должен быть исполнен правопреемником. Наконец, в случаях, предусмотренных законом или договором, авторский договор может быть прекращен в одностороннем порядке автором или пользователем. Поскольку конкретные основания, по которым сторонами может, заявляться такое требование, уже были рассмотрены выше, укажем дополнительно лишь на два момента. Во-первых, во избежание излишних споров между сторонами целесообразно в самом авторском договоре определять те основания, которые дают сторонам право на отказ от договора. Во-вторых, если в договоре эти вопросы не решены, надлежит руководствоваться общегражданским правилом о том, что по требованию одной из сторон договор может быть, расторгнут лишь при существенном нарушении договора другой стороной. При этом существенным признается такое нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ). Как видим, приведенное правило носит достаточно абстрактный и оценочный характер, в силу чего при его применении также могут возникать споры. Во всяком случае, следует учитывать, что незначительные отступления сторон от условий договора, например небольшая просрочка автора или пользователя с исполнением лежащих на них обязанностей, не могут служить поводом для одностороннего расторжения авторского договора.

Порядок прекращения авторского договора в связи с рассмотренными основаниями специально авторским законодательством не регламентирован. Иногда, например, по истечении срока действия договора, это происходит автоматически, в других случаях прекращение договора оформляется специальным соглашением сторон, в том числе путем обмена письмами, либо делается на основе одностороннего заявления одной из сторон, в случае, если какая-либо из сторон не согласна с расторжением договора или тем основанием, по которому оно производится, спор рассматривается в судебном порядке. Требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный договором, а при его отсутствии – в 30-дневный срок (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

Общим последствием прекращения действия авторского обязательства является отпадение прав и обязанностей сторон. Нередко наряду с ним возникают обязательства, связанные с урегулированием имущественных последствий прекращения договора, в частности уплатой (возвратом) авторского гонорара, возмещением убытков и т.д. Они, в свою очередь, зависят от конкретных оснований прекращения договора, в частности наличия вины участников обязательства и т.д.

ГЛАВА 3. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ ДОГОВОРОВ

3.1 Условия гражданско-правовой ответственности за нарушение авторских прав

В часть VI ГК РФ включены нормы ранее действовавшего законодательства, в том числе в дополненном и измененном виде, а также нормы, являющиеся новеллами, направленные на повышение уровня охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности. Включение положений об интеллектуальной собственности в ГК РФ подчеркивает распространение общих гражданско-правовых норм и принципов на отношения, связанные с использованием произведений и объектов смежных прав.

В соответствии с действующим Законом об авторском праве на нарушителя возможно возложение гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, выплаты альтернативной убыткам компенсации, определяемой судом в установленных законом пределах, а также компенсации морального вреда в случае нарушения личных неимущественных или имущественных прав авторов или исполнителей. Часть четвертая ГК РФ также предусматривает возможность возмещения убытков и содержит норму о выплате компенсации за нарушение исключительных прав. Компенсация морального вреда применяется только в случае нарушения личных неимущественных прав. Статья 1253 части четвертой ГК РФ содержит новую норму, устанавливающую ответственность за неоднократные или грубые нарушения исключительных прав. В случае совершения названных нарушений деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя может быть прекращена в судебном порядке.

Кроме того, в части четвертой ГК РФ закреплена дополнительная мера защиты, заключающаяся в изъятии по решению суда и уничтожении за счет нарушителя оборудования, устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для нарушения исключительных прав. Как видим, определение подлежащих изъятию вещей достаточно широкое. К тому же если в Законе об авторском праве аналогичная мера называлась конфискацией, т.е. представляла собой меру ответственности, в п. 5 ст. 1252 части четвертой ГК РФ речь идет об изъятии. Со вступлением в силу новой части ГК РФ начнут действовать изменения к ст. 235 ГК РФ, в соответствии с которыми изъятие оборудования, устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для нарушения исключительных прав, отнесено к самостоятельному основанию прекращения права собственности, отличному от конфискации. Изложенное позволяет сделать вывод, что данная мера рассматривается законодателем в качестве меры защиты, а не в качестве меры ответственности. Каким образом будет толковаться приведенная норма, покажет будущая практика. Возможно, при ее реализации придется учитывать различия мер ответственности и мер защиты. Последние применяются независимо от вины нарушителя. В отличие от мер ответственности меры защиты не связаны с дополнительными неблагоприятными для нарушителя имущественными последствиями[57] .

При возложении ответственности обязательным является установление необходимых для ее применения условий. К условиям гражданско-правовой ответственности относится состав гражданского правонарушения. Выявление его наличия имеет принципиальное значение для решения вопроса о возможности привлечения к ответственности провайдеров при незаконном использовании произведений или объектов смежных прав в компьютерных сетях. В основном поставщики интернет-услуг лишь создают условия, в которых возможно совершить нарушение. Непосредственные же действия по незаконному использованию охраняемых объектов осуществляют лица, пользующиеся их услугами[58] .

Нарушение абсолютных авторских или смежных прав следует рассматривать в качестве причинения вреда, т.е. основания возникновения деликтного обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ возмещению подлежит вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица. Анализ норм гл. 59 ГК РФ, посвященных обязательствам из причинения вреда, позволяет сделать вывод, что понятием "вред" охватываются последствия нарушения как имущественных, так и неимущественных прав. Еще одной важной чертой деликтных обязательств является то, что такие обязательства возникают в результате нарушения прав, носящих абсолютный характер[59] . Совокупность авторских и смежных прав традиционно рассматривается в качестве разновидности прав абсолютных. Так, В.А. Дозорцев указывал на то, что авторские и смежные права, и личные неимущественные, и исключительные права на использование произведений и объектов смежных прав представляют собой ветви абсолютного права, наряду с правом собственности[60] .

Понимание того, что такое нарушение представляет собой гражданско-правовой деликт, имеет важное значение, поскольку позволяет четко определить круг норм, касающихся реализации ответственности. При причинении вреда для возложения ответственности обязательным является наличие условий, необходимых для ее применения. К условиям деликтной ответственности относят противоправный характер поведения лица, причинившего вред, причинную связь между противоправным поведением и вредом, а также вину лица, причинившего вред.

Противоправным признается такое поведение, которое нарушает правовые нормы. Это условие характеризует объективную сторону причинения вреда независимо от осознания неправомерности своего поведения причинившим вред лицом. Как указано в п. 3 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению лишь в случаях, предусмотренных законом. В сфере авторских и смежных прав таких случаев не предусмотрено. Следовательно, возмещению подлежит вред, причиненный действиями противоправными. В рассматриваемой сфере таковыми являются нарушения личных неимущественных авторских или смежных прав, а также исключительных прав на использование охраняемых объектов.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ обязанность по возмещению вреда по общему правилу возлагается на лицо, причинившее вред. Условием наступления деликтной ответственности является наличие причинной связи между поведением лица, на которое предполагается возложить ответственность, и причиненным вредом. Причинная связь характеризуется тем, что одно явление (причина) предшествует другому явлению (следствию) и порождает его, т.е. для применения мер ответственности вред должен являться результатом поведения соответствующего лица. Причинная связь, как и противоправность, существует объективно. Для каждого конкретного нарушения такая связь уникальна и подлежит выявлению исходя из обстоятельств данного отдельного случая причинения вреда.

Не следует смешивать причинную связь со связью условия и обусловленного. В частности, при предоставлении оборудования или устройств, используемых для совершения нарушения (п. 5 ст. 1252 части четвертой ГК РФ), может отсутствовать причинная связь между названными действиями и совершенным нарушением авторских или смежных прав. Тот, кто воспользуется такими условиями и осуществит незаконное использование охраняемого объекта, должен признаваться нарушителем исключительного права.

При этом важно различать, с одной стороны, случаи, когда такие условия являются общими и могут быть использованы как для правомерных действий, так и неправомерных, и, с другой стороны, случаи, когда условия специально (сознательно) создаются для нарушения авторских или смежных прав. В последних случаях возможно применение мер защиты в виде обращения в суд с требованием о пресечении действий, создающих угрозу нарушения права. Однако если нарушение еще не произошло, основания для применения мер ответственности отсутствуют. Если авторские или смежные права уже нарушены, то ответственность, возможно, возложить как на лицо, предоставившее услуги или оборудование специально для совершения нарушения, так и на лицо, воспользовавшееся этими услугами для осуществления незаконного использования, постольку, поскольку в действиях этих лиц содержится состав гражданского правонарушения, и следовательно, имеет место причинение вреда совместными действиями. В связи с чем на таких лиц возможно возложение солидарной ответственности в силу ст. 1080 ГК РФ. Данная возможность является существенной гарантией защиты имущественных интересов правообладателей, поскольку требование может быть предъявлено к тем из причинителей вреда, которые в наибольшей степени способны его удовлетворить. Если совместно причиненный вред был возмещен одним из нарушителей, в силу п. 2 ст. 1081 ГК РФ такое лицо вправе требовать с каждого из других нарушителей долю возмещения вреда в размере, соответствующем степени вины каждого из этих нарушителей.

В отличие от других мер защиты для применения мер ответственности, по общему правилу, необходимо наличие вины. Данное условие вытекает из п. 2 ст. 1064 ГК РФ: лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Эта норма закрепляет также презумпцию вины причинителя вреда, в силу которой обязанность по доказыванию отсутствия вины лежит на причинителе. Потерпевший же освобождается от необходимости обоснования наличия вины в действиях нарушителя.

Вина является субъективным условием юридической ответственности, выражающим психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям в форме умысла или неосторожности. В литературе предлагается для отграничения виновного поведения от невиновного при применении ответственности за причинение вреда ориентироваться на норму п. 1 ст. 401 ГК РФ, относящуюся к договорным обязательствам[61] . Исходя из этой нормы лицо должно признаваться невиновным в причинении вреда, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, оно приняло все меры для предотвращения причинения вреда. Такой подход представляется вполне обоснованным для сферы гражданско-правовых отношений, в том числе и авторско-правовых, поскольку позволяет оценивать наличие вины в значительной степени объективно, не ставя ее в непосредственную зависимость от трудно поддающихся оценке субъективных факторов[62] .

Гражданский кодекс РФ предусматривает также случаи ответственности за причинение вреда при так называемом усеченном составе правонарушения, при отсутствии вины. Однако на сферу авторских и смежных прав эти случаи не распространяются. Наличие вины является обязательным условием применения мер ответственности к любым нарушителям абсолютных авторских или смежных прав. В отличие от сферы обязательственных отношений, где установлена повышенная ответственность предпринимателей, за причинение вреда в виде нарушения абсолютных авторских или смежных прав и предприниматели и граждане отвечают на общих основаниях[63] .

Принцип применения ответственности за нарушение абсолютных авторских и смежных прав при наличии вины нарушителя далеко не всегда находит понимание в судебной практике[64] . Э.П. Гаврилов верно отмечает, что нежелание судов учитывать "принцип вины" встречается нередко. Одна из причин такой ситуации - в отсутствии в законодательстве четкого указания на круг общих гражданско-правовых норм, подлежащих применению при возложении ответственности за нарушение авторских и смежных прав.

В связи с тем, что данная ответственность должна применяться при наличии вины нарушителя, стоит обратить внимание на норму п. 3 ст. 1250 части четвертой ГК РФ, в соответствии с которой отсутствие вины нарушителя интеллектуальных прав не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Представляется, что возможно превратное истолкование данной нормы закона, а именно применение любых способов защиты, в том числе и мер ответственности, независимо от вины нарушителя. Безусловно, положение п. 3 ст. 1250 части четвертой ГК РФ, устанавливающее, что "в частности" отдельные способы защиты применяются независимо от вины нарушителя, дает основание предположить, что не все меры применяются при отсутствии вины.

3.2 Усиление ответственности за нарушения авторских прав

К числу нововведений, заслуживающих, на наш взгляд, особого упоминания, относятся, во-первых, возможность предъявления требования о публикации решения суда о допущенном нарушении прав, причем даже при отсутствии вины нарушителя (ст. 1250 ГК РФ), а во-вторых, возможность ликвидации юридического лица по требованию прокурора при неоднократном или грубом нарушении исключительных прав (ст. 1253 ГК РФ).

Ужесточение ответственности в виде возможности ликвидации по требованию прокурора в судебном порядке юридических лиц, неоднократно или грубо нарушивших исключительные права (ст. 1253 ГК РФ), может создать новые условия в работе российских пользователей, осуществляющих массовое использование авторских произведений и других объектов интеллектуальных прав.

В то же время в ГК РФ устранена предоставленная авторам в 2004 г. возможность взыскания компенсации морального вреда при нарушении не только личных неимущественных, но также и любых имущественных прав авторов. Согласно ст. 1251 ГК РФ авторы вправе настаивать на компенсации морального вреда только при нарушении их личных неимущественных прав, следовательно, при нарушении исключительных прав или иных имущественных прав автора автор уже не сможет требовать выплаты подобной компенсации.

Статьей 1266 ГК РФ предусмотрено закрепление за авторами особого "права на неприкосновенность произведения", согласно которому не допускается без письменного согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Ранее личное неимущественное право на защиту репутации автора подлежало применению только в случае внесения таких изменений, которые могли нанести ущерб чести и достоинству автора.

Предусмотренная ст. 1267 ГК РФ возможность охраны авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти самого автора любыми заинтересованными лицами создает предпосылки, при которых такие любые лица могут предъявлять претензии и инициировать судебные разбирательства. Порядок определения "заинтересованности" и случаи предъявления требований законодательством подробно не регламентированы.

Довольно сложным представляется новое исключение из авторских прав, введенное п. 3 ст. 1274 ГК РФ, согласно которому допускается свободное "создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии и карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения и его использование допускается без согласия автора или иного обладателя исключительного права на такое оригинальное произведение и без выплаты вознаграждения"[65] .

Особый подход предлагается ст. 1284 ГК РФ в отношении обращения взыскания на авторские права: обращение взыскания на принадлежащее автору исключительное право на произведение не допускается, однако права требования автора к другим лицам по договорам об отчуждении исключительного права на произведение и по лицензионным договорам, а также доходы, полученные от использования произведения, могут быть предметом взыскания. Данное ограничение в обращении взыскания сделано только для автора, у других лиц, в том числе у издательств, принадлежащие им исключительные права могут "изыматься" в счет причитающегося с них долга, а автору в таких случаях предоставляется право самому выкупить у своих лицензиатов переданное им ранее право, чтобы оно не перешло к совершенно незнакомым ему личностям.

В отношении произведений изобразительного искусства ст. 1291 ГК РФ устанавливает, что даже в том случае, если автор при передаче оригинала такого произведения не предполагал передавать его приобретателю какие-либо авторские права, такой приобретатель все равно может уже без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения демонстрировать приобретенный в собственность оригинал произведения и воспроизводить его в каталогах выставок и изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал этого произведения для демонстрации на выставках, организуемых другими лицами.

Согласно ст. 1295 ГК РФ исключительное право на служебное произведение, т.е. произведение, созданное в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей, принадлежит работодателю. Правда, при этом вводятся особые нормы относительно возникновения прав у работника в тех случаях, если работодатель в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в его распоряжение, не начнет использование этого произведения, не передаст исключительное право на него другому лицу или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне. Кроме того, работник вправе при использовании его служебного произведения претендовать на получение вознаграждения за такое использование, порядок исчисления которого в проекте, как и в действующем законодательстве, не установлен[66] .

Стоит отметить также особое правовое регулирование, предусмотренное ст. 1240 ГК РФ для случаев "использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта". К числу таких объектов отнесены, в частности, кинофильмы и иные аудиовизуальные произведения, телевизионные передачи, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии и другие подобные объекты, требующие использования различных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

Разработчики ГК РФ заботились о том, чтобы отдельные авторы не могли парализовать использование таких сложных объектов. Так, согласно упомянутой ст. 1240 ГК РФ, при участии в создании таких проектов презюмируется переход исключительных прав от авторов, если иное не будет специально предусмотрено соглашением сторон, и даже в случае заключения лицензионного договора вместо договора отчуждения прав предполагается, что такой договор заключен на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права.

В ст. 1263 ГК РФ специально указывается на применимость данных положений в отношении "изготовителя аудиовизуального произведения, то есть лица, организовавшего изготовление такого произведения (продюсера)".

Исходя из имеющихся формулировок и наличия у авторов, в частности, "права на неприкосновенность произведения", на практике возможна неопределенность относительно принадлежности прав. Как представляется, в частности, издательства, заинтересованные в использовании произведений, вошедших в аудиовизуальные произведения, теперь будут вынуждены весьма непростым образом строить свои отношения как с производителями таких аудиовизуальных произведений, так и с авторами вошедших в них произведений, причем кинопродюсеры и иные лица, обладающие правами на сложные объекты, могут считать себя вправе без согласия автора осуществлять и разрешать любое использование любых вошедших в такие сложные объекты произведений, в том числе их использование отдельно от фильма или иного аудиовизуального произведения, например при выпуске литературной версии кинематографического произведения и т.д., однако реализация соответствующих проектов может быть парализована, если не решены вопросы с авторами соответствующих произведений, в частности, в силу наличия у них права на неприкосновенность созданных ими произведений[67] .

Представляется целесообразным продолжение работы над дальнейшим совершенствованием ряда кодифицированных положений, с тем чтобы в соответствующие нормы ГК РФ в ближайшее время - возможно, еще до вступления четвертой части ГК РФ в силу - были внесены корректирующие поправки. Еще раз хочется сказать: сделан важный шаг на пути совершенствования законодательства в сфере интеллектуальной собственности, дело за тем, как будут расставлены акценты и как будут вноситься изменения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Роль авторского договора проявляется также в том, что его стороны, связанные обязательствами по созданию и использованию произведений литературы, науки, искусства стремятся к достижению единой цели: к выпуску высококачественной печатной продукции, постановке актуальных кино- и телефильмов различных жанров и т.д. С помощью таких произведений решается задача удовлетворения культурных потребностей граждан, их нравственного и эстетического воспитания, повышения культурного уровня. В то же время воздаваемые на основе авторского договора произведения научного и художественного творчества преумножают духовные ценности и обогащают отечественную культуру.

Часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации направлена на регулирование отношений, возникающих в связи с использованием и правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности. Положения части четвертой ГК РФ распространяются на все результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, обеспечивая тем самым комплексное и единообразное правовое регулирование в данной сфере.

В часть четвертую ГК РФ включены не только традиционные, но и новые правовые институты в сфере интеллектуальной собственности. Во многом это обусловлено необходимостью приведения российского законодательства об интеллектуальной собственности в соответствие с международными нормами в этой сфере, что является условием вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО). В целях унификации российского законодательства с законодательством стран Европейского союза часть четвертая ГК РФ также учитывает некоторые положения директив Европейского союза по вопросам интеллектуальной собственности.

1. Предлагается включить в предмет авторского договора, как само творческое произведение, так и авторские права на его использование, что позволит, с одной стороны, наиболее полным образом отразить юридическую природу авторского договора, изменения, которые произошли в российском законодательстве в последние годы (закрепление в гражданском законодательстве теории передачи авторских прав). С другой стороны данная концепция позволяет отразить важную роль творческого произведения, как объекта, по поводу которого возникают авторские права.

2. Российское законодательство не содержит специальных норм, касающихся обеспечения надлежащей охраны прав несовершеннолетних авторов, а также авторов, признанных в установленном законом порядке недееспособными или ограниченно дееспособными и оставшихся без попечения родителей. С учетом специфики данных категорий авторов, их правовой незащищенности предлагается включить в закон следующую норму:

«Вознаграждение, причитающееся несовершеннолетнему автору, зачисляется на депозитный счет, открытый на его имя в Сберегательном банке Российской Федерации. До совершеннолетия автора либо признания его полностью дееспособным в порядке эмансипации расходование таких средств осуществляется под контролем органа опеки и попечительства.

Вознаграждение, причитающееся автору, признанному в установленном порядке недееспособным либо ограниченно дееспособным, зачисляется на депозитный счет, открытый на его имя в Сберегательном банке Российской Федерации. Расходование таких средств осуществляется в соответствии с гражданским законодательством под контролем органа опеки и попечительства до признания автора полностью дееспособным.

Личные неимущественные права во всех случаях сохраняются за самим автором».

3. Статьей 1287 ГК РФ вводится понятие издательского лицензионного соглашения. При отсутствии в договоре конкретного срока начала использования произведения такое использование должно быть начато в срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования. Данная формулировка представляется неоднозначной и расплывчатой. Предлагается изменить абзац второй ч. 1 ст. 1287 ГК РФ следующим образом: «В случае отсутствия в договоре конкретного срока начала использования произведения такое использование должно быть начато в двухмесячный срок. Такой договор может быть расторгнут лицензиаром по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 450 настоящего Кодекса».

4. Статьей 1289 ГК РФ устанавливаются сроки исполнения авторского заказа. Условие о сроках исполнения является существенным, так как договор, который не предусматривает и не позволяет определить срок его исполнения, не считается заключенным. В плане защиты авторских прав в случае, когда срок исполнения договора авторского заказа наступил, автору при необходимости и наличии уважительных причин для завершения создания произведения предоставляется дополнительный льготный срок продолжительностью в 1/4 часть срока, установленного для исполнения договора, если соглашением сторон не предусмотрен более длительный льготный срок. Данное положение нарушается права заказчика предлается слова «если соглашением сторон не предусмотрен более длительный льготный срок» из текста статьи исключить.

5. Существует проблемаответственности за нарушение требований о сроке сдачи. Срок представления результата работ является существенным условием договора. Как правило, каждый договор предусматривает серьезную ответственность за неисполнение его условий в срок.

Но в связи с тем что, как уже было сказано выше, произведение - это результат творческого труда, который может понравиться или не понравиться заказчику. Предлагается дополнить ст. 1289 ч.4 следующего содержания: «Если произведение требует дополнительных доработок, соответствующем точным характеристикам и параметрам заказчика, соответственно и сроки, в соответствии с этим, могут быть пролонгированы по чисто техническим причинам, но не более 1/4 части срока, установленного договором».

Представляется целесообразным продолжение работы над дальнейшим совершенствованием ряда кодифицированных положений, с тем, чтобы в соответствующие нормы ГК РФ в ближайшее время были внесены корректирующие поправки. Еще раз хочется сказать: сделан важный шаг на пути совершенствования законодательства в сфере интеллектуальной собственности, дело за тем, как будут расставлены акценты и как будут вноситься изменения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. от 12.12.1993 г. // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 24.07.2008] // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.01.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // СЗ РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) [Текст]: [Федеральный закон № 230-ФЗ, принят 18.12.2006 г., по состоянию на 08.11.2008] // СЗ РФ. – 2006. – № 52 (1 ч.). – Ст.5496.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 25.11.2008] // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 03.12.2008] // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

8. О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 231-ФЗ, принят 18.12.2006 г., по состоянию на 24.07.2007] // СЗ РФ. – 2006. – № 52 (1 ч.). – Ст. 5497.

9. О минимальных ставках вознаграждения авторам кинематографических произведений, производство (съемка) которых осуществлено до 3 августа 1992 г. [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 524, от 29.05.1998 г.] // СЗ РФ. – 1998. – № 22. – Ст. 2476.

10. О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 218, от 21.03.1994 г., по состоянию на 12.09.2007] // Сборник актов Президента и Правительства РФ. – 1994. – № 13. – Ст. 994.

Научная и учебная литература

11. Алехина Л.А. Эволюция авторского права [Текст] // История государства и права. – 2006. – № 9. – С. 21.

12. Афанасьева В.И. Манифест 1812 года - первый российский закон об охране авторских прав [Текст] // История государства и права. – 2007. – № 6. – С. 20.

13. Антимонов Б.С. Авторское право. [Текст] – М., Госполитиздат. 1957. – 486 с.

14. Бару М.Н. Советское гражданское право. [Текст] – Киев., Выща школа. 1977. – 678 с.

15. Близнец И.А. Изменение правового регулирования вопросов авторских и смежных прав [Текст] // Закон. – 2007. – № 10. – С. 25.

16. Ваксберг А.И. Некоторые вопросы советского авторского права [Текст] // Советское государство и право. – 1954. – № 8. – С. 40.

17. Гаврилов Э.П., Данилина Е.А. Топологии интегральных микросхем: особенности охраны [Текст] // Патенты и лицензии. – 2008. – № 2. – С. 21.

18. Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» 5-издание [Текст] – М., Экзамен. 2006. – 214 с.

19. Гаврилов Э.П. Наследование интеллектуальных прав [Текст] // Патенты и лицензии. – 2008. – № 4. – С. 16.

20. Гаврилов Э.П. Спор о присвоении авторства и принцип ответственности при наличии вины [Текст] // Патенты и лицензии. – 2005. – № 11. – С. 8.

21. Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом 1: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – 736 с.

22. Гражданское право. Ч. 2 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – 728 с.

23. Гражданское право. Ч. 1 [Текст] / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. – М., Юристъ. 2007. – 702 с.

24. Дозорцев В.А. Понятие исключительного права [Текст] // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации – М., Статут. 2003. – 576 с.

25. Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решений [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – № 11. – С. 32.

26. Еременко В.И. Изменение в законодательстве РФ об авторском праве и смежных правах [Текст] // Адвокат. – 2005. – № 1. – С. 23.

27. Иванова Е. В бой за автора [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 40. – С. 4.

28. Ивашкин В. Форма вины при незаконном использовании объектов авторского права или смежных прав [Текст] // Законность. – 2007. – № 2. – С.11.

29. Калятин В.О. Изменения системы объектов интеллектуальных прав в связи с принятием четвертой части гражданского кодекса [Текст] // Закон. – 2007. – № 4. – С. 35.

30. Карпычев М.В., Хужин А.М. Правовые проблемы использования объектов интеллектуальной собственности в рекламе [Текст] // Реклама и право. – 2005. – № 2. – С. 19.

31. Кастальский В.Н. Залог исключительных прав [Текст] – М., Статут. 2008. – 186 с.

32. Кашанин А.В. Творческий характер как условие охраноспособности произведения в российском и иностранном авторском праве [Текст] // Вестник гражданского права. – 2007. – № 2. – С. 37.

33. Колониченков Р., Пилипенко Е. Применение законодательства о защите авторских и смежных прав [Текст] // Законность. – 2008. – № 9. – С. 23.

34. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (поглавный) [Текст] / Под ред. Маковского А.Л. – М., Статут. 2008. – 768 с.

35. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) [Текст] / Под ред. Погуляева В.В. – М., ЗАО Юстицинформ. 2008. – 836 с.

36. Корнева Л.А. О необходимости защиты авторских и смежных прав в Интернете [Текст] // Международное публичное и частное право. – 2007. – № 5. – С. 30.

37. Корчагина Н.П. Контрафактная продукция: практика и ошибки [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 2. – С. 39.

38. Корчагина Н.П. Переход имущественных прав на объекты авторского права [Текст] // Право и экономика. – 2006. – № 9. – С. 32.

39. Корчагина Н.П. Спорные вопросы охраны авторских прав [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С. 17.

40. Кувыркова А.Ю. Сравнительный анализ подходов к правовой охране содержания баз данных [Текст] // Информационное право. – 2008. – № 2. – С. 27.

41. Лабзин М.В. Еще раз об оригинальности объекта авторского права [Текст] // Патенты и лицензии. – 2008. – № 4. – С. 25.

42. Мерзликина Р.А. Имущественные правоотношения, возникающие на основании исключительного права [Текст] // Юрист. – 2006. – № 3. – С. 22.

43. Мозолин В.П. О концепции интеллектуальных прав [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 12. – С. 16.

44. Мошкович М., Терешко Ю., Завойкина Н. Авторские перепродажи [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 16. – С. 6.

45. Пиленко А.А. Право изобретателя [Текст]. – М., Статут. 2001. – 512 с.

46. Погуляев В. Вопросы регулирования авторского права [Текст] // Право и экономика. – 2005. – № 11. – С. 18.

47. Правовые проблемы совершенствования законодательства об интеллектуальной собственности и необходимости ее защиты [Текст] / Под общ. ред. Близнеца И.А. – М., Инфра-М. 2006. – 538 с.

48. Рябов А.А. Право на неприкосновенность произведения [Текст] // Закон. – 2007. – № 10. – С. 19.

49. Савельева И.В. Авторский лицензионный договор: Автореф. … дисс. к.ю.н. [Текст] – М., 1980. – 38 с.

50. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. [Текст] – М., ПБОЮЛ Гриженко. 2001. – 476 с.

51. Силонов И.О. О сивке бурке и не только [Текст] // Интеллектуальная собственность. – 1998. – № 2. – С. 53-57.

52. Симанович Л.Н. Неимущественные права авторов, защищаемые путем компенсации морального вреда [Текст] // Исполнительное право. – 2008. – № 2. – С. 19.

53. Соколов Д.В., Рязанцев А.А., Угринович А.Д., Маматов И.Р., Скрастин А.О., Пожитков И.Б., Пранцкевичене И. Позиция правообладателей [Текст] // Информационное право. – 2006. – № 2. – С. 19.

54. Тарабрин Д.В. Правовые гарантии охраны авторских и смежных прав в ходе осуществления правосудия по гражданским делам [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 7. – С. 18.

55. Федоскина Н.И. Нарушение авторских и смежных прав: содержание и виды [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 11. – С. 27.

56. Федоскина Н.И. Условия гражданско-правовой ответственности интернет-провайдеров за нарушение авторских и смежных прав [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 9. – С. 11.

57. Филина А.В., Чибинев В.М. Проблемы судебной защиты интеллектуальной собственности [Текст] // Российский судья. – 2006. – № 8. – С. 22.

58. Чернышева С.А. Авторский договор в гражданском праве России. [Текст] – М., Норма. 2008. – 426 с.

59. Чернышева С.А. Исполнение обязанностей сторон по авторскому договору [Текст] // Советская юстиция. – 1986. – № 7. – С. 12.

60. Шебанова Н.А. К вопросу о защите авторских прав в современной практике арбитражных судов Российской Федерации [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 18.

61. Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. [Текст] – М., Статут. 2005. – 358 с.

62. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2005. – 648 с.

63. Штенников В.Н., Беляева И.А., Штенников И.В., Зяблова А.Ю. Форма и содержание произведения [Текст] // Юридическое образование и наука. – 2008. – № 2. – С. 17.

64. Яковлев В.Ф. Законодательство об интеллектуальной собственности кодифицировано! [Текст] // ЭЖ-Юрист. -2007. – № 1. – С. 4.

65. Яковлев В.Ф., Маковский А.Л. О четвертой части Гражданского кодекса России [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 2. – С. 12.

Материалы юридической практики

66. Постановление Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2006 г. № 8911/05 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 7. – С. 24.

67. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа № А55-4933/08 от 29 июля 2008 г. // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 11. – С. 43.

68. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа А55-9786/08 от 25 мая 2008 г. // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 9. – С. 60.


[1] Алехина Л.А. Эволюция авторского права [Текст] // История государства и права. – 2006. – № 9. – С. 21.

[2] Еременко В.И. Изменение в законодательстве РФ об авторском праве и смежных правах [Текст] // Адвокат. – 2005. – № 1. – С. 23.

[3] Бару М.Н. Советское гражданское право. [Текст] – Киев., Выща школа. 1977. – С. 389.

[4] СУ РСФСР. - 1928. - № 132. - Ст. 861.

[5] Антимонов Б.С. Авторское право. [Текст] – М., Госполитиздат. 1957. – С. 59.

[6] Ваксберг А.И. Некоторые вопросы советского авторского права [Текст] // Советское государство и право. – 1954. – № 8. – С. 40.

[7] Вестник ВС РСФСР. – 1974. – № 10. – Ст. 286.

[8] Савельева И.В. Авторский лицензионный договор: Автореф. … дисс. к.ю.н. [Текст] – М., 1980. – С. 16.

[9] СЗ РФ. – 2006. – № 52. Ч. I. – Ст. 5496.

[10] Пиленко А.А. Право изобретателя [Текст]. – М., Статут. 2001. – С. 236 - 237.

[11] Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 155.

[12] Афанасьева В.И. Манифест 1812 года - первый российский закон об охране авторских прав [Текст] // История государства и права. – 2007. – № 6. – С. 20.

[13] Кашанин А.В. Творческий характер как условие охраноспособности произведения в российском и иностранном авторском праве [Текст] // Вестник гражданского права. – 2007. – № 2. – С. 37.

[14] Калятин В.О. Изменения системы объектов интеллектуальных прав в связи с принятием четвертой части гражданского кодекса [Текст] // Закон. – 2007. – № 4. – С. 35.

[15] Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» 5-издание [Текст] – М., Экзамен. 2006. – С.34.

[16] Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (поглавный) [Текст] / Под ред. Маковского А.Л. – М., Статут. 2008. – С. 173.

[17] Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. [Текст] – М., ПБОЮЛ Гриженко. 2001. – С.112.

[18] Лабзин М.В. Еще раз об оригинальности объекта авторского права [Текст] // Патенты и лицензии. – 2008. – № 4. – С. 25.

[19] Корнева Л.А. О необходимости защиты авторских и смежных прав в Интернете [Текст] // Международное публичное и частное право. – 2007. – № 5. – С. 30.

[20] Корчагина Н.П. Спорные вопросы охраны авторских прав [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С.17.

[21] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа № А55-4933/08 от 29 июля 2008 г. // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 11. – С. 43.

[22] Шебанова Н.А. К вопросу о защите авторских прав в современной практике арбитражных судов Российской Федерации [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 18.

[23] Гаврилов Э.П., Данилина Е.А. Топологии интегральных микросхем: особенности охраны [Текст] // Патенты и лицензии. – 2008. – № 2. – С. 21.

[24] Пиленко А.А. Указ. соч. – С. 348.

[25] О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 231-ФЗ, принят 18.12.2006 г., по состоянию на 24.07.2007] // СЗ РФ. – 2006. – № 52 (1 ч.). – Ст. 5497.

[26] Степанова О. Передача авторских прав по договору [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2002. - № 2. - С. 54 - 68.

[27] Гражданское право: Учебник [Текст] / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 4. М., Волтерс Клувер 2006. - С. 45.

[28] Там же.

[29] Мозолин В.П. О концепции интеллектуальных прав [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 12. – С.16.

[30] Кувыркова А.Ю. Сравнительный анализ подходов к правовой охране содержания баз данных [Текст] // Информационное право. – 2008. – № 2. – С. 27.

[31] Симанович Л.Н. Неимущественные права авторов, защищаемые путем компенсации морального вреда [Текст] // Исполнительное право. – 2008. – № 2. – С. 19.

[32] Яковлев В.Ф. Законодательство об интеллектуальной собственности кодифицировано! [Текст] // ЭЖ-Юрист. -2007. – № 1. – С. 4.

[33] Карпычев М.В., Хужин А.М. Правовые проблемы использования объектов интеллектуальной собственности в рекламе [Текст] // Реклама и право. – 2005. – № 2. – С. 19.

[34] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа А55-9786/08 от 25 мая 2008 г. // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 9. – С. 60.

[35] Штенников В.Н., Беляева И.А., Штенников И.В., Зяблова А.Ю. Форма и содержание произведения [Текст] // Юридическое образование и наука. – 2008. – № 2. – С. 17.

[36] Мерзликина Р.А. Имущественные правоотношения, возникающие на основании исключительного права [Текст] // Юрист. – 2006. – № 3. – С. 22.

[37] Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решений [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – № 11. – С. 32.

[38] Погуляев В. Вопросы регулирования авторского права [Текст] // Право и экономика. – 2005. – № 11. – С. 18.

[39] Гаврилов Э.П. Наследование интеллектуальных прав [Текст] // Патенты и лицензии. – 2008. – № 4. – С. 16; Филина А.В., Чибинев В.М. Проблемы судебной защиты интеллектуальной собственности [Текст] // Российский судья. – 2006. – № 8. – С. 22.

[40] Кастальский В.Н. Залог исключительных прав [Текст] – М., Статут. 2008. – С. 76.

[41] Сборник актов Президента и Правительства РФ. – 1994. – № 13. – Ст. 994.

[42] СЗ РФ. – 1998. – № 22. – Ст. 2476.

[43] Соколов Д.В., Рязанцев А.А., Угринович А.Д., Маматов И.Р., Скрастин А.О., Пожитков И.Б., Пранцкевичене И. Позиция правообладателей [Текст] // Информационное право. – 2006. – № 2. – С. 19.

[44] Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом 1: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 599.

[45] Силонов И.О. О сивке бурке и не только [Текст] // Интеллектуальная собственность. – 1998. – № 2. – С. 53-57.

[46] Яковлев В.Ф., Маковский А.Л. О четвертой части Гражданского кодекса России [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 2. – С. 12.

[47] Чернышева С.А. Исполнение обязанностей сторон по авторскому договору [Текст] // Советская юстиция. – 1986. – № 7. – С. 12.

[48] Тарабрин Д.В. Правовые гарантии охраны авторских и смежных прав в ходе осуществления правосудия по гражданским делам [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 7. – С. 18.

[49] Постановление Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2006 г. № 8911/05 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 7. – С.24.

[50] Правовые проблемы совершенствования законодательства об интеллектуальной собственности и необходимости ее защиты [Текст] / Под общ. ред. Близнеца И.А. – М., Инфра-М. 2006. – С. 89.

[51] Мошкович М., Терешко Ю., Завойкина Н. Авторские перепродажи [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 16. – С.6.

[52] Федоскина Н.И. Нарушение авторских и смежных прав: содержание и виды [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 11. – С. 27.

[53] Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) [Текст] / Под ред. Погуляева В.В. – М., ЗАО Юстицинформ. 2008. – С. 610.

[54] Корчагина Н.П. Переход имущественных прав на объекты авторского права [Текст] // Право и экономика. – 2006. – № 9. – С. 32.

[55] Чернышева С.А. Авторский договор в гражданском праве России. [Текст] – М., Норма. 2008. – С. 89-90.

[56] Корчагина Н.П. Спорные вопросы охраны авторских прав [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С.17.

[57] Иванова Е. В бой за автора [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 40. – С. 4.

[58] Федоскина Н.И. Условия гражданско-правовой ответственности интернет-провайдеров за нарушение авторских и смежных прав [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 9. – С. 11.

[59] Гражданское право. Ч. 1 [Текст] / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. – М., Юристъ. 2007. – С. 623; Гражданское право. Ч. 2 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 695.

[60] Дозорцев В.А. Понятие исключительного права [Текст] // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации – М., Статут. 2003. – С. 140; Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 333.

[61] Федоскина Н.И. Условия гражданско-правовой ответственности интернет-провайдеров за нарушение авторских и смежных прав [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 9. – С. 11.

[62] Корчагина Н.П. Контрафактная продукция: практика и ошибки [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 2. – С. 39.

[63] Ивашкин В. Форма вины при незаконном использовании объектов авторского права или смежных прав [Текст] // Законность. – 2007. – № 2. – С. 11.

[64] Гаврилов Э.П. Спор о присвоении авторства и принцип ответственности при наличии вины [Текст] // Патенты и лицензии. – 2005. – № 11. – С. 8.

[65] Колониченков Р., Пилипенко Е. Применение законодательства о защите авторских и смежных прав [Текст] // Законность. – 2008. – № 9. – С. 23.

[66] Близнец И.А. Изменение правового регулирования вопросов авторских и смежных прав [Текст] // Закон. – 2007. – № 10. – С. 25.

[67] Рябов А.А. Право на неприкосновенность произведения [Текст] // Закон. – 2007. – № 10. – С. 19.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий