регистрация / вход

Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого

Классификация тактических приемов (комбинаций) допроса. Тактические приемы допроса подозреваемого и обвиняемого. Нетрадиционные приемы допроса: применение полиграфа, криминалистической гипнологии, биоритмологи, музыкального и запахового фона.

Министерство Образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Иркутский Государственный Технический Университет

Институт Экономики

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине:Криминалистика

Тема: Тактические приемы и комбинации допроса подозреваемого и обвиняемого

Выполнил:

студентка гр. Ю – 03 – 1

Иркутск 2007

Содержание:

Введение ……………………………………………………………………3

Глава 1. Понятие, классификация тактических приемов (комбинаций) допроса. Требования, предъявляемые к ним

1.1. Понятие, значение и цели допроса………………………………...…6

1.2. Понятие тактических приемов допроса……………………………...7

1.3. Классификация тактических приемов……………………………....11

1.4. Требования предъявляемые к тактическим приемам……………...14

Глава 2. Тактические приемы (комбинации) допроса подозреваемого и обвиняемого.

2.1. Этапы допроса…………………………………………………….….16

2.2. Тактические приемы (комбинации) допроса подозреваемого…….19

2.3. Тактические приемы (комбинации) допроса обвиняемого……..…24

Глава 3. Нетрадиционные тактические приемы допроса подозреваемого и обвиняемого.

3.1. Применение полиграфа при подготовке допроса……………….....30

3.2. Использование возможностей криминалистической гипнологии при подготовке допроса…………………………………………………………33

3.3. Биоритмологая и допрос обвиняемого (подозреваемого)………...34

3.4. Использование музыкального и запахового фона…………………35

3.5. Допрос с применением наркотических средств…………………...37

Заключение………………………………………………………………..40

Список используемой литературы…………………………………...….42


Введение

Данная работа посвящена тактике допроса подозреваемых и обвиняемых. Выбор мною данной темы неслучаен. Она обоснована актуальностью, ведь допрос является самым распространенным и необходимым во всех случаях предварительного расследования следственным действием. И в большинстве случаев самым эффективным. Не всегда по уголовным делам назначаются и проводятся судебные экспертизы. Успешно осуществить расследование можно и без предъявления людей и вещей для опознания, производства следственных экспериментов и других процессуальных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом в качестве средств собирания доказательств. А вот без допросов ни одно уголовное дело обойтись не может. Проблема заключается в том, что процесс раскрытия преступлений носит конфликтный характер, следователю приходится работать в условиях, характеризующихся той или иной степенью неопределенности.

Необходимо умение оценивать обстановку и в соответствии с ней избирать линию поведения, т. е. выбрать наиболее рациональный и эффективный способ проведения следственных действий. Трудно найти подход к каждому человеку, следователь должен обладать такими качествами, чтобы расположить допрашиваемого к разговору, в некоторых случаях облегчить обвиняемому путь к признанию, ведь любому трудно сознаться во лжи. Из этого следует, что следователь должен обладать знаниями и навыками психолога.

Проводя допрос, следователь соответствует нормам закона, не противоречит этическим нормам и правилам. Хотя существуют нетрадиционные приемы допроса, которые в нашей стране категорически неприемлемы, что я считаю не вполне обоснованным. Взгляд на некоторые из них стоило бы пересмотреть, возможно нормативно закрепить. Ярким примером тому может служить полиграф, применение которого еще в 60 – 70 годах считалось антигуманным и лженаучным, а в настоящее время данный прибор широко используется при подготовке к допросу. К сожалению, порядок его применения в Российской Федерации закреплен лишь на ведомственном уровне.

Актуальностьработы влечет за собой определение целей исследования:

. исследование правового статуса сторон, участвующих в допросе (обвиняемого, подозреваемого).

. выяснить как применяется тактика допроса подозреваемых и обвиняемых на теории и практике.

Постановка указанных целей предопределила необходимость решения следующих конкретных задач:

· дать понятие обвиняемого и подозреваемого;

· раскрыть особенности допроса обвиняемого и подозреваемого.

Знания правовых и криминалистических (технологических) характеристик допроса, особенностей подготовки и проведения отдельных видов допроса и умение их применить – важнейшее условие достижения целей следственного действия.

При ходе предварительного следствия не все допрашиваемые обвиняемые и подозреваемые оказываются на скамье подсудимых. Об этом свидетельствует статистика об осужденных по приговорам, вступивших в законную силу[1] .

Годы Всего осужденных
1992 593823
1993 661392
1994 792410
1995 924754
1996 1035807
1997 1111097
1998 1013431
1999 1071051
2000 1223255
2001 1183631
2002 1244211
2003 859318
2004 773920
2005 793918

В этой работе использованы труды С.К. Питерцева, А. Степанова «Тактика допроса на предварительном следствии и в суде», а также кандидатскую диссертацию Цомартова В.Н. «Тактические приемы допроса и пределы их допустимости». Эти работы помогли мне разобраться в данной теме и уяснить самую ценную и нужную информацию.

Исходя из этого, работа построена на исследовании как общепризнанных в науке и следственной практике приемов криминалистической тактики, так и нетрадиционных способов воздействия на допрашиваемых, ставящих своей задачей правовое использование информационного потенциала допрашиваемых.


Глава 1. Понятие, классификация тактических приемов (комбинаций) допроса. Требования, предъявляемые к ним

1.1. Понятие, значение и цели допроса.

Допрос – это самое распространенное следственное действие. Как показывают исследования, в среднем около 66% протокольных материалов уголовных дел составляют протоколы допроса.[2] На производство допросов следователи тратят примерно 25% своего рабочего времени[3] . Объясняется это высокой информационной емкостью каждого отдельно взятого допроса.

Необходимо разграничить понятия допроса в уголовном процессе и в криминалистике. Как процессуальное понятие допрос является доказательством и одновременно вербальным следственным действием, в котором необходимая следствию информация сообщается допрашиваемым устно, следователь обязан правильно записать и оформить данные показания.

Криминалистическое понятие допроса несравнимо шире. В криминалистике необходимо учитывать, что общение между людьми – следователем и допрашиваемым происходит и на невербальном уровне тоже. Мимика, жесты, моторика, интонации, тон голоса, - все имеет значение для успешного проведения допроса. Криминалистический допрос есть не что иное, как содержание допроса процессуального – информация, имеющая значение для следствия зафиксированная на бумаге (в протоколе). Именно в протоколе допроса выражаются устные показания допрашиваемого.

Только допрос способен выявить отдельные смягчающие, исключающие или отягчающие ответственность обстоятельства: признание обвиняемым своей вины и активное способствование раскрытию преступления, изобличению соучастников, отысканию и возврату похищенных ценностей, либо, наоборот, отсутствие малейших признаков раскаяния и активное противодействие следствию. Допрос может пролить свет на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, предоставить дополнительные доказательства по делу, выявить новые эпизоды преступной деятельности обвиняемого, или вообще обнаружить не связанные с расследованием факты преступной деятельности других лиц.

Правильное проведение допроса позволяет значительно рационализировать рабочий процесс следователя, отказаться от проведения повторных и дополнительных допросов, более быстро и полно выяснить интересующие следствия обстоятельства, правильно избрать меру пресечения и верно определить наказание.

С.К. Питерцев и А.А. Степанов видят две цели допроса:

1) получить новую, ранее не известную информацию

2) подтвердить или опровергнуть имеющуюся, но еще не проверенную и посему не могущую считаться достоверной информацию.[4]

Цомартов В.Н. видит следующие тактические задачи (т.е. и цели допроса одновременно): формирование психологического контакта с допрашиваемым; криминалистический анализ показаний; оказание помощи лицам, дающим показанию с целью восстановления забытого и правильного воспроизведения воспринятого; преодоление позиции, направленной на дачу ложных показаний, и принятие мер к получению правдивых показаний.[5]

Существуют две разновидности целей допроса: цели закона и цели тактики. Цели закона определены в УПК РФ.

1.2. Понятие тактических приемов допроса

В.Н. Цомартов дает такое определение тактического приема допроса – это «категория криминалистики, представляющая собой научно обоснованную рекомендацию, используемую допрашивающим для преодоления ожидаемых либо уже возникших «помех», каковые создаются умышленно либо неосознанно лицом, путем оказания на это лицо допустимого психологического воздействия в целях достижения задач допроса».[6] К определению допроса относится то, что тактический прием допроса – категория криминалистики. Остальное – цели допроса. Простой анализ этого словосочетания показывает, что оно связано с понятием слова «тактика». Тактика – это «совокупность средств и приемов для достижения намеченной цели».[7] Значит, в понятие тактики входят средства и приемы. Средство – это «прием, способ действия для достижения чего-н.».[8] Прием – это «способ в осуществлении чего-н.».[9] Таким образом, тактический прием допроса – это способ действий следователя, направленный на достижение целей допроса.

Основу деятельности следователя составляют такти­ческие приемы, образующие в совокупности криминалистическую тактику. Под криминалистической тактикой понимается система науч­ных положений и основанных на них практических рекомендаций по организации, планированию и ведению предварительного и су­дебного следствия, тактике поведения лиц, его осуществляющих; по тактике проведения отдельных процессуальных действий и ор­ганизационно-технических мероприятий, обеспечивающих закон­ность и эффективность деятельности по собиранию, исследованию и оценке доказательств.

Некоторые криминалисты (Л. Б. Филонов, В. И. Давыдов, Г. Г. Доспулов и др.) понимают под тактическим приемом способ воздействия на допрашиваемого. Это определение является недостаточно точным, так как в нем подчеркивается цель приема, но не раскрывается его содержание. В определение целесообразно ввести еще один признак — линию поведения следователя, структурно оформившиеся, оптимальные в данной следственной ситуации его действия.

Тактический прием может касаться всего следственного действия в целом, его отдельных видов или конкретного этапа его производства. Тактика допроса — это совокупность приемов практического его осуществления. Ее цель — получить от допрашиваемого достоверные показания.

Лицо, совершившее преступление, в каком бы процессуальном статусе (подозреваемого либо обвиняемого) оно ни выступало, всегда является носителем значительно большей по объему и содержанию информации по сравнению с потерпевшими, а тем более свидетелями.

Подозреваемый и обвиняемый представляют для следователя ин­терес с трех точек зрения:

1) как личность;

2) как участник и в то же время как наблюдатель исследуемого по делу события, процесса и ме­ханизма его отражения;

3) как следообразующий и одновременно следовоспринимающий объект.

Поэтому, тактически воздействуя на данный объект, следователь исходит из за­дачи получения от него информации о следующем:

— о самом допрашиваемом (его социальном статусе, демографи­ческих признаках, образе жизни, материальном и интеллектуальном уровнях, и т.д.);

— о других лицах как носителях собираемой информации (о со­участниках, свидетелях, укрывателях, скупщиках краденого и др.);

— о материально фиксированных следах, образовавшихся в ходе исследуемого по делу события (событий) на его теле, одежде, обуви, других сопутствующих вещах;

— об иных материально фиксированных следах, образовавшихся в связи с его криминальным и некриминальным поведением;

— об орудиях преступления, других материальных объектах, уча­ствовавших в процессе взаимодействия и отражения в связи с позна­ваемыми по делу событиями.

Но этим не исчерпываются задачи допроса подозреваемого и обвиняе­мого.

В предмет допроса также входит выяснение вопросов:

— об обстановке деяния, условиях, механизме следообразования, условиях восприятия и запечатления в памяти происходившего во время исследуемого по делу события (событий);

— о психическом и физическом состоянии допрашиваемого при совершении криминального деяния;

— об особенностях его поведения непосредственно перед, во время и после исследуемого деяния с признаками преступления;

— о наличии, характере связи с местом происшествия, иного по­знаваемого по делу события (событий), предметом преступного пося­гательства, иными материальными объектами, участвовавшими в про­цессе следообразования;

— о том, когда, кому, с какой целью и при каких обстоятельствах им была передана криминалистически значимая информация;

— о времени, месте, мотиве, цели, объекте посягательства, преступ­ных действиях, способе и механизме преступления, его отношении к содеянному;

— об обстоятельствах подготовки, сокрытия преступления, иных акциях по противодействию, а также по оказанию содействия рассле­дованию; если таковые имели место;

— о других противоправных уголовно наказуемых деяниях допра­шиваемого, за которые он не понес наказания.

Показания, данные по поводу рассмотренных обстоятельств, явля­ются объектом следственного анализа и оценки. Наряду с этим в пред­мет анализа и оценки также входят и такие обстоятельства:

— уровень информированности допрошенного по поводу интере­сующих следствие объектов, исследованных во время допроса;

— полнота и достоверность сообщенных сведений;

— степень стабильности, прочности позиции, занятой допрошен­ным, вероятность ее изменения в ту или иную сторону.

Но существует понятие допустимости тактических приемов, определяется через понятие допустимости доказательств, что вызывает большие споры. Проведенный мониторинг деятельности суда присяжных показал, что решение вопроса о допустимости доказательств представляет наибольшие сложности для 32% опрошенных судей, 11% прокуроров, 32% следователей.[10] Допустимости доказательств посвящены многие статьи Конституции РФ и УПК РФ. Понятие допустимости доказательств законодательно не определено, есть понятие недопустимые доказательства, о чем упоминается в ст. 75 УПК РФ.

1.3. Классификация тактических приемов

Тактические приемы, используемые при допросе, неравнознач­ны между собой. Их количество не остается постоянным, они неис­черпаемо разнообразны, как и сама следственная и судебная прак­тика. Приемы многообразны и зависят от личности допрашиваемого, мастерства допрашиваю­щего, предмета и условий допроса. Трудность классификации так­тических приемов заключается в том, что существует много основа­ний, по которым их можно разделить.

В зависимости от законодательной регламентации можно вы­делить тактические приемы, предусмотренные и не предусмотрен­ные УПК РФ. Из числа тех, которые предусмотрены УПК, вы­деляют:

1. Приемы, предписывающие определенный образ дей­ствий следователя в процессе производства следственного дейст­вия. Например, в ст. 173 УПК сказано, что «следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявленного ему обвинения…».

2. Приемы, применение которых зависит от усмотрения сле­дователя. Примером здесь может служить правило, сформулированное в ст. 187 УПК РФ: «Следователь вправе, если признает это необходимым, произвести допрос в месте нахождения допрашиваемого».

3. Предписания, запреща­ющие тот или иной образ действий следователя. Примером, подтверждающим это положение, может служить запрещение зада­вать свидетелю в процессе допроса наводящие вопросы (ст. 189 УПК РФ).

По объему действия можно выделить тактические приемы об­щего характера, относящиеся к любому допросу, и тактические комбинации.

К числу общих приемов следует отнести требования уголовно-процессуального законодательства, касающиеся порядка его про­ведения.

Тактическая комбинация представляет собой систему такти­ческих приемов, направленных на создание ситуации, которая может быть неправильно понята допрашиваемым. Под термином «тактические комбинации» понимаются также «следственные хитрости» и «психологические ловушки». Слово «хитрость» здесь предпо­лагает не обман, введение в заблуждение, а имеет другой смысл – изобретательность, искусность[11] .

В зависимости от обстоятельств допроса можно выделить так­тические приемы:

- применяемые при создании условий проведе­ния допроса (выбор времени, места проведения, способа вызова на допрос и т. д.);

- применяемые на различ­ных стадиях допроса;

- применяемые в зави­симости от ситуации допроса.

Так, например, в подготовительной стадии допроса тактические приемы применяются для выяснения личности допрашиваемого, установления с ним психологического контакта, определения его отношения к предмету допроса и к про­ходящим по делу лицам и, наконец, для выбора тактики всего до­проса. В стадии свободного рассказа тактические приемы исполь­зуются для получения полных и объективных показаний. В стадии постановки во­просов тактические приемы употребляются в зависимости от того, конфликтный или бесконфликтный характер носит допрос. Если допрос носит бесконфликтный характер, то они направлены на по­лучение новых доказательственных фактов. Если допрос носит конфликтный характер, тактические приемы классифицируются в зависимости от того, какими доказа­тельствами располагает следователь. Здесь может быть три вари­анта:

1) при наличии доказательств, полностью изобличающих подозреваемого;

2) при недостаточности доказательств;

3) при наличии подозрений, основанных лишь на косвенных уликах.

Повторный допрос как тактический прием проводится после того, как собраны пусть незначительные, но новые улики, ранее не фигурировавшие при допросе.

На заключительной стадии (стадии фиксации показаний) при­меняются тактические приемы, которые способствуют более пол­ной и объективной записи показаний допрашиваемого. К их чис­лу следует отнести: постановку контрольных и уточняющих вопросов, предложение более точно сформулировать мысль, под­лежащую занесению в протокол, лично прочитать протокол до­проса.

В зависимости от направленности воздействия тактические приемы делят на тактические приемы эмоционально-психологи­ческого воздействия и приемы логического действия. В зависимости от личности допрашиваемого тактические при­емы можно классифицировать по процессуальному положению и по возрасту.

Итак, все тактические приемы допроса можно условно объединить в три группы приемов.

Первая — мягкие основанные на щадящей криминалистической терапии, то есть такие приемы, как, например, терпеливые беседы по душам на отвлеченные темы, разъяснение, обращение к здравому смыслу, логический и правовой анализ сложившейся ситуации и т.п.

Вторая — объединяет тактические приемы, характеризующиеся как, жесткий непрерывный прессинг, главным тактическим средством которого являются методы изобличения фактами, демон­страция возможностей следствия.

Третья — попеременное использование возможностей приемов первой и второй групп, т.е. применение того, что называется методикой «кнута и пряника».

1.4. Требования предъявляемые к тактическим приемам.

Правильный выбор тактических приемов способствуют получению правдивых и полных показаний.

Тактические приемы должны отвечать следующим требованиям:

1. Полное соответствие уголовно-процессуальному закону.

Тактические приемы должны осуществлять­ся в строгом соответствии с требованиями УПК РФ. На­пример, неукоснительное исполнение указания закона о запрете давления на участников уголовного процесса.

В 2005 г. в ГУСБ МВД России поступила жалоба гр-на Д-ча, предпринимателя, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по признакам ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в крупном размере), и который по данному делу был взят под стражу. Заявитель жалобы утверждает о личной заинтересованности следователя в деле и о том, что следствие приняло обвинительный уклон. Указывается ряд обстоятельств. Уголовное дело было возбуждено всвязи с невозвратом займа. При производстве очной ставки задержанного с потерпевшим следователь искажал ответы потерпевшего при занесении их в протокол, а на некоторые вопросы, заданные адвокатом, отвечал вместо потерпевшего, вносил в протокол от имени потерпевшего свои ответы. Несмотря на то, что подозреваемый имел постоянное место жительства и работы, и предлагал добровольно погасить причиненный невозвратом займа ущерб, к нему был применен исключительный порядок взятия под стражу в соответствии со ст. 108 УПК РФ. Прокурор арест не санкционировал и Д-ч был освобожден. И, самое главное, еще за три месяца до возбуждения уголовного дела следователь неоднократно приезжал к Д-чу и принуждал его к заключению определенных сделок с товаром, хранившимся на складе фирмы, которой руководил Д-ч.[12]

2. Соответствие принципам морали, требованиям профессиональной этики.

3. Научная обоснованность.

Тактические приемы должны базироваться на использовании новейших данных наук (психология, логика, научная ор­ганизация труда, педагогика);

4. Логичность.

Тактические приемы должны быть увязаны между собой, до­лжны служить достижению единой цели.

5. Эффективность и экономичность.

При допросе тактический прием должен подчиняться выпол­нению определенной задачи, что возможно лишь при хорошо по­ставленном планировании и предельной организованности, когда все детали предстоящего допроса и возможные его нюансы зара­нее тщательно продуманы.

6. Свобода выбора тактического приема и практическая обоснованность его применения. Следователь должен творчески подходить к выбору тактичес­кого приема и иметь возможность заменить один прием другим в зависимости от складывающихся обстоятельств.


Глава 2. Тактические приемы (комбинации) допроса подозреваемого и обвиняемого.

2.1.Этапы допроса.

Ряд ученых предлагают делить тактические приемы допроса на приемы допроса потерпевшего и свидетеля и приемы допроса подозреваемого и обвиняемого. Другие исследователи высказываются против такого разграничения. В.Н. Цомартов считает, что при допросе любого лица могут быть использованы одни и те же приемы без модификаций. В поддержку своей точки зрения он приводит такие аргументы:

При допросе обвиняемого, признающего свою вину и искренне пытающегося помочь следствию, но в результате стресса в момент совершения преступления или после забывшего важные для дела обстоятельства может применяться тот же метод, что и при допросе испытавшего испуг потерпевшего;

Одинаковые методы могут использоваться при допросе умышленно противодействующего следствию преступника и лжесвидетеля.[13]

Безусловно, что в некоторых случаях при допросе разных процессуальных фигур могут применяться похожие приемы, но не идентичные.

С.К. Питерцев и А.А. Степанов видят следующие этапы допроса:

- начальный, образующий так называемую вводную часть допроса;

- основной или, как иногда говорят, «рабочий», этап;

- завершающий.

На первом этапе решаются задачи, относящиеся к подготовительным: удостоверение в личности явившегося на допрос, установление с ним психологического контакта, выяснение его отношения к лицам, о которых речь пойдет на допросе.

В рамках основного этапа следователь стремится получить от допрашиваемого правдивую информацию по всем вопросам, составляющего предмет допроса. Подготовка к проведению допроса является его (допроса) этапом, а потому незаменима. Анализ трехсот уголовных дел показал, что каждый третий свидетель допрашивался повторно, а в ряде случаев по 5-6 раз.[14]

На завершающем этапе происходит фиксация полученных показаний, если этого не делалось в ходе допроса. Изучение личности подозреваемого (обвиняемого) может существенно помочь в установлении истины по делу, получению новых данных, упрочить позицию следователя при проведении допроса.

Например, долгое время оставалось нераскрытым убийство женщины. Муж убитой заявил, что преступление могла совершить К., его любовница. Данная версия проверялась, но заподозренная отрицала свою причастность к преступлению, ссылаясь на алиби, которое подтверждали ее родители и их знакомая. Дело было приостановлено. Спустя несколько месяцев эту версию стал проверять другой следователь. Были допрошены лица, знавшие подозреваемую в различные годы ее жизни, истребованы характеристики за большой период ее трудовой деятельности. В результате сложился четкий образ эгоистичной и психопатичной женщины, в тоже время находчивой, решительной и целеустремленной, в критических ситуациях действующей хладнокровно и продумано. Был случай, когда ее изнасиловали. После этого она заманила преступника к себе в дом и создала ситуацию, в которой он расслабился. Это позволило его задержать и привлечь к уголовной ответственности. Ранее она дважды была замужем, но оба раза неудачно, поэтому имела большие надежды на любовника. Так выдвинутая версия о совершении убийства К. по мере и благодаря выявлению особых свойств ее личности становилась все более вероятной. В итоге превратилась в доказанный факт.[15] Во время допроса допрашиваемый попросил у следователя прикурить. Следователь был некурящим и пошел в другой кабинет, чтобы попросить спичек у коллеги, легкомысленно оставив дело в пустом кабинете. Обвиняемый взял дело и быстро ушел в туалет. Когда его нашли, он успел сжечь полтора тома.[16]

При подготовке к допросу необходимо установить психологический контакт с подозреваемым или обвиняемым, изучить и проанализировать данные о его личности. Так В. Н. Цоматов по данным собственных исследований обвиняемых на предварительном следствии приводит следующую таблицу:

Категория заключенных Количество опрошенных Признали себя виновными Не признали себя виновными
Осужденные впервые 40 34 (85%) 6 (15%)
Осужденные не впервые 85 56 (66%) 29 (34%)
Из числа бывших сотрудников суда, МВД и прокуратуры 91 27 (29%) 64 (71%)
Всего 216 117 (54 %) 64 (46%)

На контакт со следователем легче всего идут лица, впервые совершившие преступление. Наиболее требовательны к поведению следователя рецидивисты. «Такие лица особенно болезненно реагируют на пренебрежительное, излишне сухое отношение, равно как и на так называемое «сюсюкание» с ними. Длительное время отбывая наказание в местах лишения свободы, в окружении преступников они становятся очень чувствительными к любому посягательству на их личное достоинство, понимаемое в их собственном смысле.[17] Из этого следует, что следователь должен вести себя коммуникабельно, причем манеры и способ поведения нужно выбирать с учетом социальной группы, к которой принадлежит обвиняемый.

2.2. Тактические приемы (комбинации) допроса подозреваемого.

Подозреваемым в уголовном процессе является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ, либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ, или лицо, к которому применена мера пресе­чения до предъявления ему обвинения. (ст.46 УПК РФ) Если говорить доступным языком – это лицо задержанное по подозрению в совершении преступ­ления.

В положении подозреваемого лицо может находиться в тече­ние 48 часов, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не продлил срок задержания в порядке, предусмотренном ч. 7 ст. 108 УПК РФ (ст. 94 УПК РФ). Либо до 10 суток, если к нему применена мера пресечения до предъявле­ния обвинения ( ч. 1 ст. 100 УПК РФ), исключением является случаи, предусмотренные частью 2 настоящей статьи: «Обвинение в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 206, 208, 209, 277, 279, 281 и 360 УК РФ, должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 30 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу – в тот же срок с момента задержания..»[18] Допрос подозреваемого, как правило, производится сразу же после задержания или избрания меры пресечения и лишь в исклю­чительных случаях — не позднее 24 часов с момента задержания или применения другой меры пресечения (ч.2 ст.46 УПК РФ). Это требование закона имеет тактическое значение: чем раньше будет допрошен подо­зреваемый, тем больше гарантий получить от него правдивые по­казания.

Подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями части второй ст. 46, ст. 189 и 190 УПК РФ (ч. 4 ст. 92 УПК), а также с соблюдением ч. 4 ст. 92 УПК РФ. Допрос подозреваемого характеризуется особыми психологическими моментами: у подозреваемого ярко выражена оборонительная доминанта, установка на сокрытие объективной информации; к следователю он относится с предубеждением и настороженностью; для последующей ориентировки подозреваемый стремится получить информацию о степени осведомленности сле­дователя; он находится в состоянии возбуждения и расте­рянности. Подозреваемый, задержанный по «горячим следам», психологически не готов к допросу.[19]

Дача показаний подозреваемым — это его право, а не обязан­ность, так как своими показаниями он защищается от возникшего подозрения. При допросе подозреваемого в первую очередь про­веряются обстоятельства, вызвавшие подозрение. Нередко подозреваемый допрашивается сразу же после совер­шения преступления, когда еще не продумана линия поведения. Фактор внезапности при допросе лишает его возможности приду­мать ту или иную версию. Задержанный с поличным должен быть немедленно опрошен, если обстоятельства не позво­ляют пока его допросить и показания оформить протоколом, он должен как-то объяснить ситуацию. Не будучи психологически готовым, не продумав ложную линию своего поведения до конца, подозреваемый может рассказать правду. Многое зависит и от того, насколько тактически правильно и уверенно в момент задержа­ния действовали лица, его производившие.

Например, участковый инспектор при задержании подозреваемого на квартире взял в руки его сапоги и стал рассматривать рисунок на подошве, после этого сапоги отложил в сторону. За действиями милиции внимательно наблюдал подозреваемый. На допросе он рассказал: «Я понял, что меня выдали сапоги: ведь я бежал через огороды, где мягкая зем­ля, а на подметках моих сапог имеется рисунок»[20] .

Подозреваемый должен быть обыскан и здесь же допрошен о принадлежности найденных у него вещей, предметов, содержании записей. Они мо­гут свидетельствовать о местах, где он бывал, его специальности. Выяснение этих обстоятельств способствует установлению личнос­ти задержанного, раскрытию преступлений, которые не были из­вестны следователю.

Допрос подозреваемого начинается с установления его личнос­ти. Следственной практике известны многочисленные случаи, когда задержанные называют вымышленные фамилии. Личность подо­зреваемых может быть удостоверена документами, лицами, хоро­шо знающими подозреваемых, и с помощью специальных учетов МВД РФ. При заполнении протокола следует расспросить, где допрашиваемый жил в последнее время, где работал, по­чему выезжал из данного города, подробнейшим образом просле­дить каждый его шаг. Затем срочно запросить органы милиции этих городов, не совершены ли им там преступления, задерживался ли он органами милиции, разыскивается ли и т.п.

Перед допросом подозреваемому разъясняются его права: да­вать показания и объяснения на родном языке, пользоваться по­мощью переводчика, собственноручно записать свои показания, требовать немедленного допроса в случае задержания или избра­ния меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, ему объявляется, в совершении какого преступления его подозревают. На практике это процессуальное требование иногда нарушается под тем пред­логом, что якобы сообщение подозреваемому оснований задержа­ния, объявление ему, в совершении какого преступления он подо­зревается, тактически обезоруживает следователя, затрудняет последующий допрос.

Допрос подозреваемого иногда может походить на беседу, лишенную официальности. Цель этой беседы — познакомиться с основными психологическими чертами допрашиваемого, наметить тактику его допроса.

Следователь должен попытаться оценить показания подозре­ваемого, определить, насколько они соответствуют действитель­ности. Непричастное к преступлению лицо не толь­ко дает развернутые показания по обстоятельствам, послужившим причиной его задержания и подозрений, но и указывает пути их проверки. Подозреваемый же, причастный к преступлению, нередко опровергает подозрения с помощью наивных аргументов либо вовсе отказывается давать показания. Действенным средством и получения правдивых показаний является очная ставка подозреваемого с потерпевшим.

Если подозреваемый отказывается давать показания в форме свободного рассказа, сле­дует перейти к постановке вопросов, таких, в правдивости ответов на которые следователь не сомневается.

Иногда опытные пре­ступники на случай задержания заранее подготавливают доказательства своего алиби. Алиби должно быть тщательно проверено.

С целью разоблачения подозреваемого можно использовать и следующий тактический прием. Прежде всего, самым подробным образом фиксируются его показания о дне, когда произошло пре­ступление. Эта часть протокола дается на подпись подозреваемо­му. Затем предлагается описать любой другой день. Показания по этому вопросу будут менее подроб­ными, Исполь­зование этого приема позволяет установить ложность алиби. Эффективность дока­зательства — в его новизне. Обвиняемый или подозреваемый предполагая, что следо­ватель не располагает доказательствами его вины, старается пред­ставить себя человеком честным, не способным на преступление. И когда он решает, что ему поверили, предъявляются основные дока­зательства, полностью опровергающие то, что до сих пор им гово­рилось - прием создания у лица преувеличенного представления об осведомленности следователя. Обвиняемый не имеет представления, какими доказательствами его вины обладает следствие, находится в состоянии информационного вакуума.

Расследуя факты краж вещей из автомашин граждан на стоянках, следователь получил данные о причастности к ним Н. Уликами, позволявшими задержать и допросить Н. следователь не располагал. С помощью работников уголовного розыска он за короткое время изучил личность Н., его связи, привычки, увлечения, интересы.

Вызвав Н., следователь начал с ним беседу на отвлеченные темы. Н. не смог скрыть охватившего его беспокойства. Оно еще более усилилось, когда он убедился, что следователю известны его связи, характер отношений с друзьями, увлечения, запросы и другие обстоятельства его жизни. Полагая, что интерес к нему не случаен, Н. подумал, что следователю известно и о его преступлениях. Не выдержав, Н. заявил, что хочет рассказать обо всех совершенных им преступлениях, поскольку «и так все известно».[21]

Чаще всего преувеличенное представление допрашиваемого об осведомленности следователя возникает под влиянием предъявляемых доказательств. Здесь можно использовать также такой прием: Мария К. уличалась в производстве абортов. Следователь располагал показаниями трех лиц, которым К. их производила. Но сама она отрицала эти факты. Следователь предупредил ее, что ежедневно будет доказывать по одному эпизоду ее преступлений, после чего провел между обвиняемой и одной из ее «клиенток» очную ставку. Мария К. признала этот случай производства криминального аборта, другие же отрицала. На следующий день была произведена очная ставка со второй «клиенткой», после чего К. признала и этот факт. То же самое произошло и на следующий день. Тогда сама Мария К. рассказала еще о 30 произведенных ею абортах и одном детоубийстве, о которых никаких сведений в деле не было.[22]

При допросе необходимо соблюдать ряд требований. Ука­занных подозреваемым лиц тщательно допрашивают, подробно выясняют, где находился подозреваемый и чем занимался в тот момент, когда было совершено преступление. Этот прием продиктован тем обстоятель­ством, что ложь до конца продумать нельзя.

Если подозреваемый сознался в совершенном преступлении и дал правдивые показания, его следует допросить самым подроб­ным образом для того, чтобы эти показания можно было перепро­верить и подтвердить с помощью других доказательств. Нельзя исключать самооговора, не так уж редко встречающегося на практике. Его мотивы: желание быть осужденным за преступление менее тяжкое, чем то, которое со­вершено в действительности; выгородить соучастников. Причинами самооговора могут быть также неправиль­ное поведение следователя, применение незаконных приемов до­проса, необъективное ведение следствия в целом.

То или иное поведение подозреваемого и обвиняемого на допросах, тон ответов, манера держаться и т.п. не могут рассмат­риваться как доказательства виновности, поскольку могут быть вызваны и причинами, не связанными с исследуемым по делу со­бытием, а от психического напряжения, непривычности обстановки. На один и тот же раздражитель у разных людей реакция будет различной, сугубо индивидуальной.

2.3. Тактические приемы (комбинации) допроса обвиняемого

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установлен­ном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, вынесен обвинительный акт (ст. 47 УПК РФ). Предъявив обви­нение, следователь обязан немедленно допросить обвиняемого. За ис­ключением случаев, не терпящих отлагательств, допрос обвиняемого производится в дневное время по месту производства предваритель­ного расследования либо по месту нахождения допрашиваемого. Если с момента предъявления обвинения в деле участвует защитник, он вправе присутствовать при допросе и с разрешения следователя зада­вать обвиняемому вопросы. Следователь может отвести вопрос за­щитника, но при этом обязан занести отведенный вопрос в протокол допроса.

Первичный допрос обвиняемого начинается с разъяснения ему сущности предъявленного обвинения и прав обвиняемого на предва­рительном следствии. После этого у него выясняется, признает ли он себя виновным в инкриминируемом деянии и что может заявить по существу обвинения. В случаях признания обвиняемым своей вины он допрашивается по всем известным ему обстоятельствам дела, неза­висимо от полноты, объема ранее данных по этому поводу показаний, но в ином процессуальном статусе. После свободного рассказа обви­няемому могут быть заданы вопросы по существу дела:

- в силу каких обстоятельств, на какой почве, ради достижения каких целей он совершил преступление, раскаивается ли в содеянном, что бы он хотел и может сделать для смягчения своей участи;

- где, когда, какой, в результате чего у него возник умысел на совер­шение преступления, что им лично или другими лицами было сделано в порядке подготовки к совершению преступле­ния;

- когда, в какое время, каким способом, откуда прибыл на место будущего преступления;

- какие отношения ранее связывали его с этим местом, предметом посягательства;

- каковы обстоятельства и последствия преступления, как долго находился на месте происшествия, каким способом, с помощью каких возможностей и предметов совершил преступление, какие конкретно действия и в какой последовательности совершил, достигнута ли была преступная цель и т.д.;

- что конкретно им было сделано на месте происшествия после совершения преступления;

- каким образом и куда убыл с места происшествия, что делал в дальнейшем вплоть до момента привлечения его к ответственности за содеянное.

Тактика допроса обвиняемого – одна из наиболее сложных. Она должна отвечать требованиям уголовно-процессуального закона, строиться в зависимости от состава преступления, личности обви­няемого, имеющихся в деле доказательств, от того, признает обви­няемый себя виновным в предъявленном ему обвинении или нет.

Обвиняемому, не признающему свою вину, предлагается дать по­казания по существу обвинения и занятой им позиции с приведением тех доводов и аргументов, на которых она базируется, изложить свои версии, мнения, дать оценку известных ему доказательств обвинения.Ему следует объяснить, к каким последствиям может привести это запирательство. В отдельных случаях это может побудить обвиняемого дать правдивые показания.

В случае частичного признания обвиняемым своей вины необхо­димо выяснить, в чем конкретно он признает себя виновным, против какой части обвинения возражает и почему, а затем предоставить ему возможность дать подробные показания по существу обвинения.

В дальнейшем, в случае необходимости, обвиняемый независимо от того, признает или отрицает свою вину, может быть допрошен до­полнительно (подчас многократно) по вопросам, возникающим у сле­дователя по ходу расследования, в частности, по результатам провер­ки версий обвиняемого, его доводов, ходатайств, заявлений.

Показания обвиняемого заносятся в протокол допроса, который подписывается обвиняе­мым и следователем.

Показания обвиняемого являются рядовым доказательством по делу; они не имеют никакого преимущественного значения перед другими доказательствами; подлежат, как и всякое доказательство, проверке и оценке. В статье 77 УПК специально подчеркивается, что признание обвиняемым своей вины может быть положено в ос­нову обвинения лишь при подтверждении его совокупностью име­ющихся доказательств.

Одним из приемов допроса, применяемых в отношении обви­няемого, признающего свою вину, является детализация его пока­заний. Этот прием позволяет шаг за шагом проследить ход дейст­вий обвиняемого, проверить, как они развивались и насколько логично действовал обвиняемый. В последующем, если обвиняемый и решит изменить свои показания, он не сможет этого сделать, а если и сделает, это не будет иметь значения.

Другим тактическим приемом для проверки признания обви­няемого является повторный допрос по тем обстоятельствам, по которым он ранее был допрошен.

Допрос обвиняемого, который не дает правдивых показаний, лучше начать с мелочей, издалека, с отвлекающей беседы. Важное значение для изучения личности обвиняемого и установления с ним контакта имеет допрос по вопросам анкетной части протокола. По ходу показаний задаются вопросы незначи­тельные и важные, среди них и такие, на которые уже известен правильный ответ. Когда протокол подписан и обвиняемый окон­чательно вошел в свою роль, думая, что ему удалось обмануть сле­дователя, нужно, проанализировав его показания, объяснить обвиняемому, что обман давно раскрыт и его не прерывали лишь по тактическим соображениям. Иногда чувствует­ся внутренняя неуверенность обвиняемого: показания не имеют строго выдержанного плана, произносятся с запинкой; постоянно наблюдает за реакцией следователя на его показания. Если следо­ватель заметил эту неуверенность, надо пресечь попытку говорить неправду, изобличив допрашиваемого имеющимися доказатель­ствами.

В том случае, если обвиняемый упорно не желает давать прав­дивые показания, более правильно в отношении него избрать так­тику постепенного предъявления отдельных доказательств. Каж­дый такой допрос хотя и не достигает цели сразу, но все же оказывает на обвиняемого определенное влияние. Следует по возможности облегчить обвиняемому путь к при­знанию, ведь любому человеку трудно сознаться во лжи. Может быть, вместо прямого вопроса обвиняемому о том, как он совер­шил данное преступление, следует задать другой: зачем он это сде­лал.

В том случае, если обвиняемый не намерен давать правдивые показания, не следует на первом же допросе предъявлять ему все доказательства. Необходимо время, чтобы он привык к мысли о неизбежности разоблачения. Если все доказательства будут предъявлены на первом допросе, то при последующих придется их повторять, и обвиняе­мый поймет, что следователь не смог собрать против него новые доказательства.

В целях изобличения следует попытаться выяснить при допросе обстоятельства преступления, знать которые может лишь тот, кто это сделал. Для этого может быть использован такой тактический прием, как глубокая детализация показаний с последующим их сопоставлением с имеющимися в деле материа­лами.

Если по делу проходит несколько обвиняемых, и никто из них не признает себя виновным, целесообразно применить следующий прием. От одного из участников группы получают правдивые показания по какому-либо незначительному факту. Затем ему предлагается на очной ставке со своим соучастником повторить только этот эпизод. У второго обвиняемого создается впечатление, что его соучастник рассказал не только этот факт, но и полностью признал себя виновным в совершении преступления.

При расследовании преступлений, совершенных группой, важ­но пробить брешь в их предварительно согласованных на случай задержания показаниях. Преступная группа сильна до соверше­ния преступления, до задержания одного из соучастников. Затем эта сила оборачивается слабостью. Обвиняемые неиз­бежно начинают выгораживать себя за счет соучастников.

Изобличить лицо, вошедшее в острый конфликт со следовате­лем, можно и путем проведения очных ставок.

Тактика допроса во многом определяется личностью допраши­ваемого, особенностями конкретного преступления. Так, напри­мер, допрос лица, совершившего кражу, отличен от допроса на­сильника; убийцы – от наркомана; лица, занимающегося сделками с валютой, – от допроса хулигана. Общие положения тактики до­проса находят свое конкретное воплощение при расследовании отдельных видов преступления.

Способы осуществления тактических приемов допроса явля­ются одинаковыми, независимо от вида расследуемого преступле­ния. Но, разумеется, различны их стороны, т.е. выясняемые вопро­сы, круг допрашиваемых, учет их роли в деле и т.д., а это и составляет специфику применения тактических приемов допроса при расследовании отдельных видов преступлений.


Глава 3. Нетрадиционные тактические приемы допроса подозреваемого и обвиняемого.

3.1. Применение полиграфа при подготовке допроса

Использование достижений научно-технического прогресса в уголов­ном процессе приобретает порой самые неожиданные формы. К числу подобного рода новшеств в отечественной практике борьбы с преступностью относится метод тестирования с помощью полиграфа . Слово «полиграф» (от греческого polys — многий, многочислен­ный, обширный и grаpho — пишу) в переводе означает «множество записей»[23] .

В течение последних десятилетий широкое распро­странение в мире получили специальные аппараты – полиграфы, определяю­щие частоту дыхания, кровяное давление, влажность ладоней. Эти аппараты были названы в американской лите­ратуре «лай-детекторами». «Детекция лжи» – это допрос, основанный на «лже­научном экспериментировании с эмоциями допрашивае­мого» - пишет Р. С. Белкин[24] .

«Эксперты по «детекторам лжи», – пишет Уолтер Гудмэн в журнале «Нью-Йорк Таймс мэгэз ин», – давно уже не скрывают, что им по сути дела не­известно, что именно измеряет прибор. Поэтому разные полицейские сплошь да рядом ставят противоположные диагнозы по одной и той же кривой».

Руперт Хьюг заявил: «Практически детектор обнару­живает скорее возбуждение, чем просто ложь...»[25] .

Авторы «Национальной энциклопедии полиции» признали, что в процессе применения этих аппаратов «большое количество ошибок возникает по вине самих лиц, проводящих испытание, либо потому, что они плохо владеют искусством допроса заключен­ных, либо потому, что они не умеют объяснить заре­гистрированные результаты испытаний». Реакцию вины преступника и реакцию страха невинного не всегда можно отличить друг от друга. Поэтому «детектор лжи» не может служить средством доказывания.

Однако быстрое развитие технологии использования полиграфа привело к методически обоснованной и нормативно закрепленной необходимости его использования при опросе ряда категорий лиц.

Полиграф представляет собой многоцелевой прибор, предназначенный для одновременной ре­гистрации нескольких (от 4 до 16) физиологических процессов, свя­занных с возникновением эмоций: дыхания, кровяного давления, био­токов (мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры и т.п.).

Прибо­ры этого вида широко используются в клинической медицине (осо­бенно в реанимационных целях), в медико-биологических и психологических исследованиях, в прикладной психофизиологии, одним из частных разделов которой является детекция лжи.

Десятки лет полиграф применяется в практике борьбы с преступ­ностью во многих странах американского континента, Европы и Азии. Так, в США, Канаде, Израиле, Венгрии с помощью этого прибора со­бираются данные, позволяющие сузить круг заподозренных в совер­шении преступлений лиц. Исследования, проведенные Американской ассоциацией операто­ров полиграфа, показали, что полученная с его помощью информация в 87—96% случаев эффективно используется по уголовным делам[26] .

Испытание на полиграфе скла­дывается из трех этапов:

1) предтестовой беседы (ознакомить проверяемого с его правами в ходе предстоящей процедуры,необходимо убедить субъекта в том, что проверка производится профессионально и что любая ложь является очевидной для оператора);

2) непосредственного тестирования с помощью полиграфа (втечение одного или нескольких часов, в ходе проверки оператор задает опрашиваемо­му заранее сформулированные вопросы, на которые требуются только односложные ответы «да» или «нет», между вопросами делают паузы 10 – 15 секунд) Появление ярко выраженных, интенсивных реакций на те или иные вопросы свидетельствует о том, что эти вопросы являются для него более значимыми, чем остальные.;

3)послетестового собеседования (или допроса). По мнению

Изложенное показывает, что полиграф – это регистратор физио­логических реакций человека, но никак не «детектор лжи». обнаруживает устойчивую ситуационную значимость для опрашиваемого отдельных вопросов. Впервые в отечественной следственной практике проверка на полиграфе была проведена в октябре 1992 г.

В современной России научные исследования возможностей ис­пользования полиграфа в уголовном процессе проводятся с 1992 года (в ФСБ они начались ранее). В этих целях во ВНИИ МВД создан спе­циальный отдел, укомплектованный юристами, психологами, биоло­гами. Приоритетным направлением в его работе является изучение возможности и эффективности использования полиграфа в целях вы­явления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений[27] .

Общую правовую основу тестирования с помощью полиграфа в РФ создают нормы УПК об участии специалиста в следственных дей­ствиях и о возможности применения технических средств для собира­ния, фиксации и использования информации, а также закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 г.

Однако отсутствие специальных законодательных актов, допуска­ющих признание в качестве доказательств результатов тестирования с помощью полиграфа во время допроса, сдерживает развитие научных исследований в этом направлении, не позволяет в полной мере использо­вать возможности указанного метода для сбора доказательств. Поэтому в настоящее время этот метод на практике реализуется в основном лишь в целях получения ориентирующей, а не доказательственной информации.

3.2. Использование возможностей криминалистической гипнологии при подготовке допроса

Очень эффективные при расследовании преступлений психоэнергетические методы. Например, гипноз, который применяют в 32 странах мира в разных ситуациях, в том числе и при расследовании. В нашей стране он не используется, потому что он считается не до конца изученным, нетрадиционным. Наши ученые – криминалисты не уверены в безвредности его воздействия на человека. Вследствие этого считается негуманным применять гипноз к подозреваемым. Но и в тех странах, где он разрешен при расследовании, применятся только в отношении свидетелей.

Тем не менее, известны громкие дела с использованием гипноза, в частности, об изнасиловании малолетних девочек. Потерпевшие не могли после стресса ничего рассказать следствию. Но под действием гипноза они вспоминали и родинку на щеке, и порез, и шрамы, и зуб золотой и т.д. Память человека фиксирует все, просто он не может сразу это воспроизвести. Под гипнозом же выдается практически стопроцентная информация, даже о том, что происходило 20 - 30 лет назад. В Днепропетровске при расследовании изнасилования потерпевшая под гипнозом смогла дать информацию о преступнике, и благодаря этому группой из Генеральной прокуратуры Украины дело было раскрыто.

В США расследования под гипнозом проводятся лишь с разрешения министра юстиции, федерального прокурора, и, кроме следователя, на допросе обязательно должны присутствовать наблюдатель и врач. У нас в стране много противников гипноза: в правоохранительных органах, прокурорско-следственных кругах, милиции, среди ученых. Наш следователь эту методику не может применить вообще. Но обывателю, наверное, все равно, каким образом милиция избавит общество от преступника.

Известны несколько случаев привлечения экстрасенсов к расследованию преступлений. В частности, в Луганской области была мошенница, которая приходила в крупные организации, собирала деньги, на дешевые продуктовые наборы, и исчезала. Так она обманула массу людей во многих городах бывшего Союза. Поймать ее не могли. Потерпевшие обратились к ясновидящему, который сказал, что в такое-то время в таком-то месте, зайдя в такой-то двор, в окне второго этажа дома можно увидеть ту, которую ищут. Потерпевшие помчались в уголовный розыск, пригласили сотрудника, который занимался этим делом. Следователи скептически относятся к подобным «пророчествам», предпочитая реальные факты, но в этом случае действительно в том месте в указанное время оказалась разыскиваемая мошенница.

Пока еще неизвестен механизм экстрасенсорики, существование биополей не доказано, поэтому и не вызывает она доверия у криминалистов-практиков. Прежде чем найти применение на практике данные методы должны быть всесторонне изучены. Иначе их использование не может быть законным и гуманным.

3.3.Биоритмология и допрос обвиняемого (подозреваемого)

Практика показывает, что в одном психологическом состоянии об­виняемый признает себя виновным после предъявления ему доказа­тельств, а в другом состоянии оказывается совершенно невосприим­чивым к предъявлению ему точно таких же доказательств.

Биоритмологами установлено, что в организме человека имеется более ста биологических ритмов, отражающих различные физиологи­ческие процессы. Это суточные ритмы сна и бодрствования, изменения температуры тела, работы сердечно-сосудистой системы и т.п. Су­ществуют биоритмы, цикличность которых составляет месяцы и даже годы. Многие из них связаны с воздействиями ритмически изменяю­щегося излучения Солнца, фазами Луны, колебаниями электромаг­нитного поля Земли. Так, исследователи в различных странах пришли к выводам, что при увеличении геомагнитной активности увеличива­ется число больных в психиатрических лечебницах, растет частота случаев самоубийств и некоторых видов преступлений. Отмечена за­висимость между количеством умышленных убийств и фазами Луны.

Следователю важно уметь использовать при допросе обвиняемого не просто отдельные эмоции, а его настроение.

И в этом ему могут помочь биоритмологи. Они в состоянии вы­явить наиболее благоприятный период для допроса правонарушителя, препятствующего установлению истины.

По данным Н.Н. Китаева, из 36 случаев экспериментального про­ведения допросов лиц, совершивших тяжкие преступления против личности, в 28 случаях (78%) были получены подробные показания о содеянном, хотя ранее допрашиваемые лгали либо вообще отказыва­лись от контакта со следователем. В 8 случаях (22%) обвиняемые позицию не изменили, но допустили ряд проговорок, свидетельствую­щих об их непосредственной причастности к преступлению. Эти проговорки, запечатленные на аудиограммах и видеозаписях, использова­лись следователями в дальнейшем для изобличения виновных.

По тактическим соображениям во всех случаях допрашиваемые не информировались, что момент интенсификации работы с ними прихо ­дился на рассчитанные специалистом дни. Наличие адвоката на допросе не мешало получению подробных правдивых показаний от обвиняемого.

3.4. Использование музыкального и запахового фона

Создание и использование соответствующего музыкального фона – один из приемов допустимого воздействия на дающего лож­ные показания обвиняемого во время его допроса. Этот прием основы­вается на положении о том, что музыка способна воздействовать на эмоциональную сферу человека.

Влияние музыки на человека во многом зависит от конкретных жизненных условий, в которых он оказался. Почти у каждого обвиня­емого есть любимые музыкальные произведения, прослушивание которых доставляет ему удовольствие. Музыка ассоциатив­но возбуждает соответствующие мысли и чувства, формирующие оп­ределенное поведение. Внутренняя установка обвиняемого на дачу ложных показаний может нейтрализоваться (хотя бы на некоторое время) более сильным музыкальным влиянием.

Использование музыки может быть успешным лишь тогда, когда хорошо изучена личность обвиняемого (подозреваемого), определены особенности его эмоциональной сферы, темперамента (данное требование относится и к условиям применения иных тактических приемов, о которых идет речьГо­товясь к допросу, следует исходить из принципа подборки любимых музыкальных произведений допрашиваемого.

Известно, что обонятельные ощущения человека, наравне со слухо­выми и зрительными, играют огромную роль в его жизни. Запахи спо­собны создавать или удерживать определенные настроения, устанав­ливать модели поведения, они влияют на работоспособность человека, его сердечно-сосудистую систему, внутричерепное давление, тонус мускулатуры, зрение, слух, пульс, сексуальное чувство. Существует много запахов, характер которых меняется в зависимости от концент­рации. Для многих людей обоняние – чувство, рождающее больше всего воспоминаний. Это объясняется тем, что механизм обо­няния тесно связан с той частью мозга, которая управляет памятью и эмоциями.

В источниках, посвященных тактике и методике допроса обвиняе­мых, почти не встречается рекомендаций, учитывающих своеобразие половой принадлежности допрашиваемых. В то же время психологи и физиологи указывают на особую восприимчивость женщин к запахам, роль обоняния в изменении женского поведения.

В 1974-1990 гг. в прокуратуре Иркутской области более 40 раз успешно демонстрировались парфюмерные запахи во время допро­са женщин, арестованных за совершение тяжких преступлений и от­рицавших свою вину. Такому допросу всегда предшествовали опера­тивно-следственные мероприятия по сбору информации, характери­зующей личность допрашиваемых. Во всех случаях использовались сведения о любимых духах обвиняемой, устанавливались ассоциатив­ные причины этого (получения духов от любимого человека и т.п.).

С учетом рекомендаций допросы обвиняемых прово­дились в период с 17 до 21 часа, для создания доверительной обста­новки в кабинете находился один следователь. За 10 минут до приво­да обвиняемой в кабинет следователь опрыскивал соответствующими духами кусок шерстяной ткани, помещаемой затем под стол. Для ис­ключения посторонних раздражителей кабинет предварительно про­ветривался, на время допроса отключался телефон. Допросы длились от 2 до 4 часов При этом во всех эпи­зодах никто из допрошенных не догадался о специальном применении запахов.

3.5. Допрос с применением наркотических средств

В полицейской практике США при допросах давно проводятся эксперименты с наркотиками. Допрашиваемым вводят в вену сыворотки морфия, хлороформа, скополомина с хлором, расслабляющие центры тормо­жения и действующие на человека как алкоголь. После того как человек доведен до бессознательного состояния, «парализованы центры лжи», его начинают допраши­вать. Г. Мульбар приводит данные, свидетельствующие о том, что в 50% случаев применения скополомина обви­няемые говорили правду в обморочном состоянии[28] .

Такие методы допроса участники семинаров по во­просу о защите прав человека в уголовном праве и про­цессе, проведенных в мае 1958 г. и в июне-июле 1960 г. Организацией Объединенных Наций, признали возвра­том к средневековому варварству и оскорблением чело­веческого достоинства, не имеющими ничего общего с правосудием.

В ряде государств открыто не реклами­руется применение наркотических веществ при допросе, даже декларативно заявляется, что «мораль, которой руководствуется право, отрицает всякую ценность тех заявлений, которые были сделаны не по доброй воле. Вот почему методы допроса, которые влекут за собой насилие, физическое или нравственное, или же являются незаконными, должны быть решительно отклонены». А в УПК ФРГ в 1950 г. был введён дополнительный § 136-а «Недопустимые методы допроса», запрещающий такие методы, как дурное обращение, физическое воз­действие, обман, гипноз и пр.

Сложность поэтому лежит в подборе оптимальной рабочей дозы препарата, которая должна исключить способность к сознательному сопротивлению (возможного при скудной дозе), и не допустить, чтобы объект «нес околесицу» (при слишком большой дозе).

В тактике наркодопроса используют следующие приемы:

- подмешивание в питье настоя белладонны (бешеной вишни или красавки) с целью уловить скрываемое в сонном бреду;

- замедленное внутривенное введение небольшой (0,5-1 мл 0,05 % раствора) дозы скополомина. Субъект не контролирует себя, становится избыточно общительным, предельно благодушным и очень откровенным, рассказывая то, что он в обычном состоянии скрывает;

- введение в вену 2-8 мл 10 % раствора тиопентал-натрия (пентотала) с небольшой (1 мл за 1 минуту) скоростью. При этом через 10-15 минут «свет явственно тускнеет, предметы уменьшаются в размерах, скрываемые мысли выскакивают на поверхность, сметая помыслы о всякой осторожности и необходимости владеть собой, хотя потребности в общении обычно нет».;

- замедленное введение в вену 0,5-8 мл 10 % раствора амитал-натрия (барбамила), воздействие которого проявляется в снижении обще й активности и замедлении речи,возникает эйфория (хоть изредка возможна и депрессия) с повышенной общительностью и дружелюбием в сопровождении многословия с исчезновением сдержанности, что длится от 10 минут до 1 часа, сменяясь оглушением и сном на время от нескольких минут до нескольких часов;

- замедленное (за 3-5 минут) внутривенное введение 2-8 мл 10% раствора амитал-натрия (барбамила), а после погружения в наркотический сон, введение мощной дозы психостимулятора (амфетамина). Форсированное пробуждение спящего дает ему прилив энергии и страстное желание говорить; звуки и все образы вокруг становятся яркими и очень рельефными, пульс и дыхание учащаются, все мысли проясняются, хочется кричать от осознания своей силы[29] .

Осозновая антигуманность и недопустимость нормативного закрепления применения методов наркодопроса, все же нельзя было не упомянуть о них в данной работе, так как они характеризуются высокой эффективностью, что влечет за собой их широкое использование криминальными кругами и рядом спецслужб, в том числе, в Российской Федерации.

Заключение

Подводя черту под всем вышеизложенным, целесообразно еще раз остановиться на основных моментах проделанной работы.

Тактический прием допроса может быть определен как адекватный ситуации способ речевого или неречевого воздействия на допрашиваемого, способствующий эффективному собиранию и использованию информации, оптимизации решения других задач при подготовке и проведении допроса.

Тактические приемы допроса весьма разнообразны, поскольку в их качестве могут выступать самые разнообразные виды и формы проявления активности следователя (различные ходы, шаги, меры, поступки, действия и воздержания от них, линия поведения, жесты, произнесенные тексты и другие акты, в том числе другие следственные действия, выполняемые в порядке подготовки к допросу, обеспечивающие его результативность).

Существует ряд критериев допустимости тактического приема допроса, поскольку далеко не всякий способ решения задач допроса может рассматриваться как правомерный и допустимый в уголовном процессе.

Тактический прием допроса должен соответствовать нормам закона, не противоречить этическим нормам и правилам, быть безопасным для жизни и здоровья участников следственного действия (что нельзя сказать, в частности, о приемах допроса с применением наркотических и психотропных веществ), других людей, его применение не должно причинять вреда иным охраняемым законом отношениям.

Важным признаком приема, рекомендуемого криминалистикой, является его научная обоснованность и состоятельность, апробированность и эффективность.

Тактические приемы допроса подозреваемого и обвиняемого обладают специфичностью, вызванной их особым процессуальным статусом и психологической позицией, зачастую ориентированной на сокрытие истинных обстоятельств дела.

Что касается нетрадиционных методов допроса, то остается только надеяться, что их распространение в следственной практике с одной стороны будет определяться не столько их эффективностью, сколько соответствием вышеизложенным требованиям допустимости тактических приемов, а с другой стороны, консерватизм компетентных органов не будет тормозить внедрение перспективных приемов допроса, обосновывая это их новизной.

И все же не следует считать нетрадиционные приемы допроса «панацеей от всех бед», ибо эффективность допроса зависит, прежде всего, не от конкретного тактического приема или комбинации, а от грамотности и опыта следователя их применяющего.


Список литературы

Нормативная литература

1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Российская газета. – 1996. – 18 июня.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ// Российская газета. – 2001. – 22 декабря.

4. Федеральный закон от 12.08. 1995 № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности»// Российская газета. – 1995. – 18 августа.

Учебная и монографическая литература

1. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. – М., 1966. С. 253.

2. Васильев А. Н., Корнеева Л. Н. Тактика допроса при расследовании преступлений. – М., 1970. С. 720.

3. //Законность. 2004. №8. С. 15.

4. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону.1999. С. 350.

5. Криминалистика. Под ред. Е.П. Ищенко – М., /2000. С. 385.

6. Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. – М.,1974. С. 127.

7. Мульбар Г. Расследование убийств. – Нью-Йорк: 1944. С. 420.

8. Национальная энциклопедия полиции. – Париж, 1998. С. 852.

9. Ожегов С.И., Н.И. Шведова Толковый словарь русского языка. 4-е изд. – М.,1999.С. 250.

10. Очередин В.П. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. Волгоград.2003. С. 278.

11. Питерцев С.К., А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде.СПб.2001. С. 356.

12. Плотников А. А. Использование полиграфа в раскрытии преступлений: лекция. – Хабаровск, 1996. С. 264.

13. Порубов Н. И. Тактика допроса на предварительном следствии: учеб. пособие. – М., 1998. С. 359.

14. //Российская юстиция. 2005. № 6. С. 25.

15. // Российская юстиция. 2005. № 8. С. 34.

16. Салиенко В. И. Принципы правомерного воздействия на допрашиваемых: учеб. пособие. – Хабаровск, 2003. С. 76.

17. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Под ред. В. А. Образцова. – М., 2000. С. 169.

18. Уголовно-процессуальное право зарубежных стран: хрестоматия. – М., 1988. С. 360.

19. Цомартов В.Н.Тактические приемы допроса и пределы их допустимости.канд. дисс. – М.,1977. С. 170.

20. Щербатых Ю. Искусство обмана. – М., 1998. С. 350.

21. Энциклопедия преступлений и катастроф. Наркотические средства и психотропные вещества. – М., 1998. С. 342.

22. Эрик Берн. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. Минск. 1998. С. 343.

Электронные носители

1. http://www.hotreferats.ru/referats/86/38946/1. html


[1] Материалы подготовлены отделом судебной статистики ГУОПО департамента при Верховном Суде РФ.

[2] С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб.2001.С. 9

[3] Михайлов А.И., Ся-Сирко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. – М.,1974. С.127.

[4] С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб. 2001. С.9.

[5] Цомартов В.Н. Тактические приемы допроса и пределы их допустимости. канд. Дисс. – М.,1977.С.32.

[6] Там же

[7] С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.4-е изд.. – М.,1999. С.788.

[8] Там же. С. 760.

[9] Там же. С. 590.

[10] В.В. Золотых. Проверка допустимости доказательств уголовном процессе. Ростов-на-Дону.2004.С.30.

[11] Криминалистика. под ред. Е.П. Ищенко. М. 2005. С. 415

[12] //Российская юстиция. 2005. № 8. С. 17.

[13] Цомартов В.Н. Тактические приемы допроса и пределы их допустимости. канд. дисс. – М., 1977. С..28.

[14] С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб.2001. С.24.

[15] С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб. 2001.С.31.

[16] Данный случай рассказан одним из следователей Главного Следственного Управления ГУВД г. Москвы.

[17] Цомартов В.Н.Тактические приемы допроса и пределы их допустимости. канд. Дисс. – М.,1977. С.125.

[18] Ч. 2 ст. 100 УПК РФ

[19] Криминалистика под ред. Е.П. Ищенко, А.Л. Топарков, М, 2005. С. 430.

[20] //Законность. 2004 № 8, с. 15

[21] С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб. 2001. С..69.

[22] Цомартов В.Н. Тактические приемы допроса и пределы их допустимости. канд. дисс.- М., 1977. С. 125.

[23] С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. 4-е изд. – М., 1999. С. 659.

[24] Р.С. Белкин. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М., 1964. С.221

[25] Национальная энциклопедия полиции. Париж, 1955.С.277.

[26] Уголовно-процессуальное право зарубежных стран. Хрестоматия. – М., 1988. С. 119.

[27] Плотников А.А. Использование полиграфа в раскрытии преступлений: лекция. – Хабаровск, 1996. С. 38.

[28] Г. Мульбар. Техника допроса в уголовных делах. Гл. в книге: Расследование убийств. США, 1944. с. 145

[29] Энциклопедия преступлений и катастроф. Наркотические средства и психотропные вещества. – М., 1998. С. 92

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему