регистрация / вход

Терроризм - война XXI века

Общая характеристика терроризма и его место в системе преступлений против общественной безопасности (исторический и современный аспекты). Юридический анализ и особенности квалификации преступлений террористической направленности, их предупреждение.

Оглавление

Введение

Глава 1. Общая характеристика терроризма и его место в системе преступлений против общественной безопасности (исторический и современный аспекты)

1.1 Историческое развитие понятия терроризма, как негативного социального явления и как преступления против общественной безопасности

1.2 Особенности противодействия терроризму на современном этапе развития российского общества и актуализация борьбы с ним в мировом масштабе

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика терроризма, как особо опасного вида преступления против общественной безопасности по Уголовному кодексу Российской Федерации

2.1 Юридический анализ и особенности квалификации преступлений террористической направленности

2.2 Проблемы отграничения терроризма от некоторых смежных составов преступлений и возможности их законодательного решения

Глава 3. Предупреждение терроризма на современном этапе развития общества, как залог мира и безопасности человечества

3.1 Эффективность международного и отечественного опыта законодательной борьбы с терроризмом в аспектах его предупреждения

Заключение

Библиографический список

Приложение № 1

Приложение № 2

Приложение № 3

Введение

Актуальность выбранной темы дипломной работы обусловлена тем, что за последние годы от рук террористов погибло значительное количество людей, как и чума террор не щадит ни взрослых ни детей, причем все это делается целенаправленно, жестоко и беспощадно.

"Масштабы терроризма и организованной преступности возрастают вследствие зачастую сопровождающегося конфликтами изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов. Отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально - техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма и организованной преступности, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров увеличивают степень воздействия этой угрозы на личность, общество и государство"[1] .

Терроризм представляет собой одно из самых опасных и сложных явление современности, приобретающее все более угрожающие масштабы.

Его проявления обычно влекут массовые человеческие жертвы, разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой воссозданию; он порождает недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения. Его жестокость и наглость пугают нас, показывая нам нашу незащищенность и уязвимость.

Терроризм дает знать о себе регулярно, чтобы мы не забыли его и не расслаблялись. Он во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости превратился ныне в одну из самых острых и злободневных проблем глобального значения.

Давно выйдя за национальные рамки, терроризм приобрел международный характер, акты терроризма привели к необходимости создания международной системы борьбы с ним. Терроризм относится к тем видам преступного насилия, жертвами которого могут стать невинные люди, каждый, кто не имеет никакого отношения к конфликту и жаль, что в последнее время для многих людей, групп и организаций терроризм стал лишь просто способом решения их проблем - политических, национальных, религиозных, субъективно-личностных и т.д.

К нему сейчас особенно часто прибегают те, которые иным путем не могут достичь успеха открыто, в политическом соперничестве, утверждении или отстаивании национальной независимости, реализации своих идей переустройства, мира и всеобщего благополучия, которые не вполне могут показаться нормальными. Неверно считать, что все это характерно лишь современному этапу развития гражданского общества.

Отметим то, что самыми эффективными средствами террора являются насилие и запугивание - как в отношении представителей власти, так и против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к "адресату" террора людей. С обязательной демонстрацией катастрофических результатов террора, как это было в Америке при взрыве зданий торгового центра в сентябре 2001 года, или обещаниям показа такого результата.

Например, события в Москве с захватом заложников в здании, где проходили выступления мюзикла "Норд-Ост", и удерживали в страхе и ужасе не только людей находившихся в здании, но и людей за его стенами, которые с переживанием наблюдали за развивающимися событиями. Нельзя не отметить и акт терроризма 1-3 сентября 2004 года в Беслане, в результате, которого погибли и пострадали сотни ни в чем не повинных детей и взрослых людей

Вал терроризма во всем мире обуславливает необходимость столь же активного противодействия ему, а это в свою очередь предполагает его интенсивное изучение. Терроризм - как глобальная проблема требует постоянного внимания и изучения и поэтому представляет широкое поле для исследований с последующим их практическим применением.

Цель и задачи дипломной работы. Целью является комплексный, системный анализ криминологических и уголовно-правовых аспектов терроризма. В соответствии с поставленной целью выделяются следующие взаимосвязанные исследовательские задачи:

1) дать социально-правовую характеристику терроризма, посягающего на общественную безопасность;

2) определить совокупность факторов детерминации терроризма;

3) определить понятие терроризма и его уголовно-правовую характеристику;

Объектом работы являются общественные отношения, терпящие вред в результате террористической деятельности.

Предметом работы являются закономерности, определяющие совершение актов терроризма, а также связанные с практикой проблемы применения уголовно-правовой нормы, предусмотренной ст. 205 УК РФ.

Методологической основой исследования являются диалектический, системный, логический и социологический методы научного познания действительности, а также вытекающие из них частно научные методы: сравнительно-правовой, нормативно-логический и др.

Нормативную базу работы составляют Конституция Российской Федерации, международно-правовые акты, федеральное законодательство, решения высших судебных инстанций (Конституционного и Верховного судов Российской Федерации) и ведомственные нормативные акты.

В процессе работы особое внимание уделялось научным положениям по криминологии, уголовному праву, философии, социологии, юридической психологии, судебной медицине и виктимологии, представленные в трудах: Ю.М. Антоняна, Н.А. Беляева, С.В. Бородина, В.Н. Бурлакова, В.С. Бурдановой, В.В. Вандышева, В.П. Васильева, Я.И. Гилинского, С.А. Денисова, А.И. Долговой, М.И. Еникеева, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, О.В. Лукичёва, В.В. Лунеева, В.В. Мальцева, С.Ф. Милюкова, А.В. Наумова, Г.В. Овчинниковой, В.В. Орехова, В.С. Прохорова, Д.В. Ривмана, М.Н. Росенко, В.П. Сальникова, Л.И. Спиридонова, Ю.Н. Солонина, Ж.Т. Тощенко, В.С. Устинова, Л.В. Франка, Д.А. Шестакова, В.Е. Эминова и др.

В тоже время на современном этапе исследованы лишь отдельные элементы уголовно-правовой характеристики терроризма.

Наиболее важным фактором детерминации анализируемого преступления является реальный терроризм, существующий в условиях острых социальных и политических противоречий, обусловленных изменением политической системы и распадом Союза Советских Социалистических Республик.

Объектом преступления, предусмотренного статьей 205 УК РФ, является общественная безопасность, что представляет угрозу для обеспечения нормальных и безопасных условий жизни всего общества.

Дополнительные объекты - жизнь и здоровье людей, собственность, порядок управления. Объективная сторона угрозы по статье 205 УК РФ по времени соотносится следующим образом.

Угроза террористическим актом "направлена" в будущее - в целях достижения определённых задач преступники обещают совершить взрыв, поджог или иные общеопасные действия. Если угроза террористическим актом обусловлена целями нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие решений органами власти, то эти действия охватываются диспозицией статьи 205 УК РФ "Терроризм".

При этом необходимо признать, что основной целью терроризма является давление на властные структуры, побуждение их к принятию выгодных для террористов решений. Нарушение общественной безопасности и устрашение населения - это промежуточные (вспомогательные) цели.

В работе использованы труды ведущих российских и зарубежных ученых правоведов, действующее законодательство и судебная практика.

По своей структуре выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений.

Глава 1. Общая характеристика терроризма и его место в системе преступлений против общественной безопасности (исторический и современный аспекты)

1.1 Историческое развитие понятия терроризма, как негативного социального явления и как преступления против общественной безопасности

Терроризм - одно из самых сложных явлений нашей жизни, имеющее тысячелетнюю историю. Считается, что слово "террор" в политическом лексиконе Европы появилось в XIV веке, когда с латыни на французский были переведены сочинения древнеримского историка Тита Ливия. Его смысл в различные исторические эпохи понимался по-разному. В словаре, изданном во Франции в 1796 году, слово "террорист" имеет положительное наполнение.

Как отмечается в литературе, многие вожди революции гордились, когда за "решительность" и пламенную веру в "революционную справедливость" их именовали террористами[2] .

Терроризм - это идеологическая, социальная и моральная сила. В повседневной деятельности террористических организаций террор является не средством, а самодостаточной целью. Это и образ жизни, и образ смерти, и смысл существования. В 1905 году - П. Куликовским было совершено покушение на московского градоначальника графа Шувалова. Уже на первой встрече с Борисом Савинковым Куликовский сказал, что хочет работать в терроре. Куликовский услышал интересный ответ: в террор должен идти только тот, для кого нет психической возможности участвовать в мирной работе[3] .

Уголовное законодательство Российской империи второй половины 19 - начала 20 века, в частности Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года в редакции 1857, 1865 и 1885 годов и Уголовное уложение 1903 года, не содержало в себе самостоятел ьного раздела или главы где были бы сосредоточены нормы, предусматривавшие ответственность за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены в главе 24 раздела IX УК РФ 1996 года (преступления против общественной безопасности).

Уголовно - правовые системы европейских государств решали этот вопрос по разному. Одни, например, французское, бельгийское, английское законодательств о шли по тому же пути, что и Россия, другие (германское, венгерское, голландское, норвежское) выделяли самостоятельную группу посягательств против общеж ития под наименованием общеопасных преступлений.

К числу общеопасных преступлений по УК этих государств относились следующие деяния: повреждения телеграфов, путей сообщения, железных дорог, имущества посредством огня, взрыва и потопления, уничтожение чужого скота посредством сообщения ему заразы, отравления водохранилищ и т.п.

Основным определяющим признаком этих преступлений признавался общеопасный способ совершения преступления. Тем не менее, само понимание способа и его границы трактовались весьма специфически. Под ними понимались: "случаи, когда для достижения преступного результата виновный прибегает к средствам, впоследствии выходящим из под контроля и носящим характер разрушительных стихийных сил природы (огонь, вода, пар, газы, заразные болезни)" [4] . Одновременно сфера действия способа ограничивалась лишь воздействием на чужое имущество. Вместе с тем, из изложенного выше не следует, что уголовное законодательство Российской империи не предусматривало ответственности за аналогичные преступления. Уложение 1845 года в редакции предусматривало достаточное количество норм о деяниях, относимых в настоящее время к числу общеопасных преступлений [5] .

Причем следует отметить, что ответственность за это деяние дифференцировалась в зависимости от характера и роли участия лица:

по ч.1 ст.269 (1) наказывались за участие в публичном скопище;

по ч.3 ст.269 (1) за организацию скопища, руководство учиненно м насилия над личностью, вторжением в чужое жилище или покушением на такие действия, а также подстрекательство к их совершению или продолжению.

Если же "скопище" или его участники, совершая указанные выше действия, оказывали насильственное противодействие вооруженной силе, признанной для рассеивания скопища, то наказание виновным резко усиливалось, соответственно ч.2 и 4 ст.269 (1). Понятие "скопища" в литературе ХIХ века определялось, как "публичное скопление многих в явном намерении защищать соединенными силами свою частную волю против объявленной государственной воли", а "на последовавшие приказания начальства разойтись по своим домам, они останутся на месте собранными и неразлучными" [6] .

Позже при подготовке проекта Уложения 1885 года в литературе было предложено понимать под скопищем "соединение ради общих действий или ради общей цели более или менее значите льного числа лиц"[7] .

Рассматривая терроризм в России можно выделить дооктябрьский терроризм, который оставил особый след в мировой истории - современный безбрежный террор ведет свое начало с выстрела Каракозова 4 апреля 1862 г., возвестившего, что эпоха терроризма началась.

С тех пор для Запада и России он стал вполне "приемлемым и универсальным средством решения практически всех конфликтов и проблем, возникающих в обществе и государстве, более того, самым простым, не требующим ни интеллектуальных усилий, ни опоры на нравственные ценности, ни дипломатического искусства, ни экономических затрат"[8] .

Особенно разрушительным оказались последствия террористических десятилетий, конечно, для России, в которой общество, свыкшись с обильной кровью, без помех вошло в большевистский террор. В после сталинские годы он значительно ослаб, но усилиями советского руководства переместился в другие страны, а теперь бумерангом вернулся к нам.

Терроризм второй половины XIX - начала XX вв. отличали следующие весьма существенные черты:

1) необоснованно расширительное представление о насилии со стороны власти и господствующих групп населения;

2) характерное для многих революционеров черно-белое видение мира;

3) примитивизация общественных отношений, игнорирование сложнейших взаимоотношений в обществе;

4) доведение критики существующего права и основных правовых институтов до абсурда, до отрицания права вообще;

5) стремление к нравственному оправданию терроризма ссылками на аморализм господствующих классов;

6) вера в то, что цель оправдывает средства и создания культа насилия.

Необходимо отметить, что практически все эти особенности были унаследованы большевиками и современными левыми экстремистами. Россия дорого заплатила за безбрежное террористическое насилие.

У терроризма были свои певцы и пророки, например, Нечаев, Морозов, Степняк-Кравчинский, Савинков. Террор оправдывал даже столь уважаемый человек, как П. Кропоткин. В своей "Этике анархизма" он писал, что убийцы русского царя имели на это право. Революционеры-террористы и их убежденные последователи, знали, что идея - это все, а потому, не колеблясь, приносили ей многочисленные жертвы.

Следует обратить внимание на то, что революционеры-террористы второй половины XIX в. - начала XX в. и государственные террористы сталинской поры оправдывали убийства и прочие репрессии высшей целью - установление справедливости и равенства[9] .

Среди острых политических, экономических и социальных проблем, которые приобрела Россия на исходе XX и начале XXI века, терроризм представляет одну из главных опасностей. Для России это явление не есть порождение века нынешнего, атрибут урбанизации[10] .

Истоки российского терроризма теряются в глубине веков.

По иронии судьбы русская интеллигенция еще в конце XIX века полагала, что только в форме террора она способна защитить свое право на свободу и демократию. Террор рассматривался как средство борьбы против самодержавия, способ защиты права двигать историю. За всю историю русских революционеров было совершено порядка трехсот террористических актов.

Терроризм в начале XXI века относится к числу самых опасных и трудно прогнозируемых явлений современности, которое приобретает все более разнообразные формы и угрожающие масштабы. В настоящее время, по мнению ряда экспертов, в мире действует около 500 террористических организаций и групп различной экстремистской направленности. За последние десять лет ими совершено 6500 актов международного терроризма, от которых погибло 5 тыс. человек и 11,5 тыс. пострадало. Террористический акт 11 сентября 2001 г. в США превзошел все предыдущие террористические акты по объему действий и наступившим последствиям, что заставило ученых и общественность по-новому посмотреть на это явление[11] .

В деятельности террористических организаций произошли существенные изменения - качественно трансформировались масштабы терроризма, ряд аналитиков полагают, что на повестке дня стоит "супертерроризм", который проявляется по существу следующим образом:

во-первых , цель наиболее крупных акций - нанесение ударов, в том числе психологических, по странам, являющимся своеобразными лидерами современной цивилизации.

во-вторых, происходит переориентация террористических организаций в методах и средствах своей деятельности. Они отходят от традиционного терроризма "ограниченного радиуса действия". В подготовке террористических акций крупные международные террористические организации опираются на возможности групп государств и используют мощные финансовые ресурсы, применяют новейшие технические средства, боевые отравляющие вещества, усиливается стремление террористических организаций к обладанию компонентами других видов оружия массового уничтожения. Расширяются связи террористов с наркобизнесом и незаконной торговлей оружием.

в-третьих , как показывают данные исследователей, значительно возрос интеллектуальный и образовательный уровень лидеров терроризма. На фоне слияния и сотрудничества руководителей, легальных и нелегальных структур экстремистского толка с руководящим ядром националистических, религиозно-сектантских, фундаменталистских и других сообществ на основе взаимовыгодных личных интересов происходит сращивание политического и уголовного терроризма.

в-четвертых , акты терроризма чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающиеся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, недоверие между государствами социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения.

в-пятых , терроризм как никакое другое преступление связан с глобальными политическими, экономическими и социальными противоречиями развития мирового сообщества. В то же время по своим масштабам, направленности и тяжести последствий он наиболее опасен для государства и отдельных граждан. Мир вступил в уникальную эпоху терроризма, который может превратить все современное общество в его потенциальную жертву. Никогда прежде терроризм не являлся глобальным феноменом. В течение последнего времени произошла его глобализация и универсализация[12] .

В связи с этим, происшедшие изменения в современном терроризме определяют необходимость качественной перестройки борьбы с ним, основные направления которой затрагивают как международный, так и внутри российский аспекты, требуют критического переосмысления имеющихся представлений об этом особом и весьма сложном явлении современной жизни.

В современной литературе насчитывается более 100 определений терроризма. Существующая сегодня конструкция правового определения терроризма довольно громоздкая, сложная и создает трудности при квалификации уголовно-правовых деяний, имеющих сходные квалифицирующие признаки, однако, терроризмом не являющихся.

Слово "терроризм" ("террор"), довольно широко распространенное, не имеет, однако, четко фиксированного содержания. Оно пришло из латинского языка (terror - страх, ужас) и очень близко к таким понятиям, как "терроризировать", "держать в повиновении", "запугивать", "творить расправу" и др.

Например, "Толковый словарь" В.И. Даля трактует терроризм как стремление устрашать смертью, казнью, угрозами насилия и физического уничтожения, жестокими карательными мерами и истязаниями, расстрелами[13] .

Трактовка В.И. Далем слова "терроризм" ближе к современному понятию "терроризировать":

1) устрашать, запугивать, держать в повиновении угрозами насилия и физического уничтожения;

2) творить расправу жестокими карательными мерами и истязаниями, расстрелами и т.п.

С.И. Ожегов уточняет такую деталь: террор - это физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам3 . Такое уточнение сужает понятие терроризма, если его относить только к политическим противникам. Так, если виновный осуществил насилие из политических мотивов в отношении не политических противников, а, например, "простых" граждан, то такие действия нельзя отнести к терроризму.

Терроризм - это насилие, содержащее в себе угрозу, не менее жестокого насилия, для того чтобы вызвать панику, нарушить и даже разрушить государственный и общественный порядок, внушить страх, заставить противника принять желаемое решение, вызвать политические и иные изменения.

Основой и главной сущностной характеристикой понятия терроризм является термин "террор".

Эти понятия зачастую идентифицируются и употребляются как синонимы не только в обиходе, но и в научной литературе. В переводе с латинского слово террор означает "страх", "ужас", а значит практически любой акт насилия, убийства, захвата заложников можно отнести к категории террористического постольку, поскольку этот акт преследует цель кого-то устрашить, запугать, повергнуть в ужас[14] .

В данном случае понятия "террор" и "терроризм" являются вполне идентичными по своему смысловому значению.

Насилие, угроза насилия, уничтожение (повреждение) имущества являются теми опробованными теорией уголовного права понятиями, которые могут, как нельзя лучше отразить суть терроризма. В словарях "террор" определяется как "физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам"[15] .

Многие российские ученые пытались внести ясность в этот вопрос.

С.А. Эфиров считает, что понятие терроризма в широком смысле можно употреблять, как объединяющее нелегальную подрывную деятельность, все виды государственного террора, террористической политики и геноцида, а в узком смысле - в отношении нелегальных террористических актов.

Известный криминолог Ю.М. Антонян также предлагает понимать под терроризмом как все явление в целом, так и отдельные террористические акты. Кроме того, он настаивает на различении криминологического (более широкого) и уголовно-правового понятий терроризма.

С этой точки зрения автору, представляется возможным выделить такие виды терроризма, как политический, государственный, религиозный, националистический, военный, криминальный, корыстный и т.д. Но вне зависимости от названия методы террористов были неизменны.

Под террором Ю.М. Антонян предлагает понимать реализацию терроризма в течение достаточно длительного времени, на значительной территории и в отношении большого количества людей.

В.И. Замковой и М.З. Ильчуков предлагают различать терроризм и террор по признакам субъекта, совершающего террористический акт, и по "адресату" такого террористического акта.

С этой точки зрения более правомерным и логичным будет относить понятие террора к политическим силам, находящимся во власти, опирающимся на властные структуры и репрессивный аппарат подавления (армию, контрразведку, различные спецслужбы), то есть объективно являющимся более сильной стороной в противоборстве[16] .

Понятие же терроризм данные исследователи относят к оппозиционным силам, выступающим против официальной власти и объективно являющимся более слабой стороной в конфликте.

Кроме того, В.И. Замковой и М.З. Ильчуков, отмечают открытый и легальный характер осуществления террора, тогда как терроризму, по их мнению, присуща конспиративная и нелегальная форма реализации.

В большинстве случаев в литературе террор понимается как одна из разновидностей терроризма. Наиболее предпочтительной представляется позиция В.П. Емельянова, который предлагает отличать террор от терроризма по следующим признакам:

Террор, в отличие от терроризма, не одноразово совершаемый акт или серия подобных актов, он носит массовый характер, воздействуя на неограниченно большой круг лиц, состоящий не только из политических противников, но и случайно подвернувшихся людей, стремится к достижению повиновения всей массы населения на данной территории;

Террор применяется субъектами, которые обладают официально установленной (выборным путем, путем военной интервенции) властью над определенным социальным контингентом;

Террор - социально-политический фактор действительности, в то время как терроризм - явление уголовно-правового свойства. По мнению В.П. Емельянова террор и терроризм - разно уровневые явления по своей сущности и значимости последствий для общества, которые они могут причинить.

Цель терроризма - нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственности организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды; дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами.

Анализ научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран показывает, что терроризму как деянию свойственны следующие четыре отличительных признака.

В первую очередь отличительной чертой терроризма является то, что он порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

Следующая отличительная черта терроризма - это публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензий на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных.

Терроризм сегодня - это бесспорно форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие. Поэтому когда мы на практике имеем дело с общеопасными деяниями неясной этимологии, то чем больше неясностей, тем меньше вероятности, что это акты терроризма. Наряду с порождением общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным и самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности.

"Совершенно разные цели, - пишет Ю.М. Антонян, - могут преследоваться при нападении на государственных и политических деятелей, сотрудников правоохранительных органов и "рядовых" граждан, при уничтожении или повреждении заводов, фабрик, предприятий связи, транспорта и других аналогичных действиях, но о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса. Это основная черта терроризма, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и очень похожих на него преступлений".1

Причем создается эта обстановка страха, напряженности не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально - психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким либо действиям в интересах террористов или принятию их условий.

Таким образом, резюмируя существующие научные положения и международный опыт борьбы с терроризмом, представляется возможным, остановится на следующем обобщающем определении терроризма как явления, выраженного в деянии: Терроризм - это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие, какого - либо решения или отказ от него в интересах террористов.

1.2 Особенности противодействия терроризму на современном этапе развития российского общества и актуализация борьбы с ним в мировом масштабе

На современном этапе развития российского общества терроризм вошел в повседневную жизнь, представляя реальную угрозу национальной безопасности страны. Похищение людей, взятие заложников, случаи угона самолетов (72 попытки захвата воздушных судов за период с 1991-2003 г. г), взрывы бомб на железных дорогах, в общественных местах, акты насилия в этноконфессиональных конфликтах, прямые угрозы и их реализация в ходе политической борьбы, физическое устранение политических соперников, покушения на представителей различных ветвей власти стали уже привычным явлением.

Отличительными особенностями российского терроризма стали:

наличие широкого спектра террористических организаций различного толка и окраски (националистические, религиозные, неофашистские и т.д.);

относительная новизна этого явления для современной России и неготовность правоохранительных сил к эффективному противодействию им;

различная оценка терроризма и террористов в зависимости от регионов и субъектов РФ (от национального героя до преступника), что связано с ростом националистических и сепаратистских устремлений местных этноэлит;

невозможность выделения "чистых" типов терроризма и несовершенство российского законодательства по борьбе с терроризмом[17] .

В России происходит интеграция терроризма и организованной преступности, появляются примеры взаимодействия российских террористических групп с подобными организациями на международном уровне (обучение боевиков УНА-УНСО на территории Чечни, участие боевиков турецкой террористической организации "Серые волки" в боевых действиях на Северном Кавказе, учебные лагеря Хаттаба на территории Чечни и т.п.) [18] .

Особую актуальность проблема терроризма приобрела в последнее время. Благодаря специфическому силовому воздействию, терроризм получает преимущества перед социальными, политическими и правовыми методами разрешения конфликтов в обществе. Обострившаяся на рубеже XX-XXI столетий проблема превращается в опасность глобального значения[19] .

Во-первых, терроризм, как и в прежние времена, формирует и усиливает в обществе чувство страха и, как всякое действие, направленное на причинение смерти, обесценивает человеческую жизнь.

Во-вторых, терроризм способен привести и, как показывает жизнь, реально приводит к свёртыванию государственных гарантий и свобод личности, поскольку может вызывать со стороны государства контрмеры, которые не всегда согласуются с нормами правового демократического государства[20] .

Особую опасность для общества представляет террористическая деятельность, в основе которой лежит организованный характер. Последнее означает чёткое распределение ролей между участниками, объединившихся в устойчивые группы: идеологи; организаторы; боевые отряды; лица, обладающие познаниям в области техники и вооружения (взрывники, радисты; специалисты по изготовлению или приобретению документов прикрытия и др.).

Живучесть этого негативного явления обусловлена и взаимосвязью его с организованными видами других преступлений, такими как: незаконный оборот наркотических средств; нелегальный оборот оружия и военной техники; похищение радиоактивных материалов; фальшивомонетничество; отмывание доходов от преступной деятельности; захват заложников и др., которые активно подпитывают террористические структуры финансами и вооружением.

Наиболее глобальным признается всеобщий или мегатерроризм (кибертерроризм, биотерроризм, социальный). Менее масштабный - это транснациональный (межрегиональный) терроризм (экономический, религиозный, идеологический). Третье место можно отвести криминальному (национальному, локальному) терроризму. Такого рода терроризм получил свое развитие в Чеченской Республике. Предлагаемая классификация терроризма сообразуется с обстоятельствами его возникновения и развития. Одно из них - международная преступность, другое - проявление экстремизма, его крайних религиозных и идеологических взглядов и прочее.

Значимы также ненадлежащие организация и ведение борьбы с терроризмом: отсутствие четкой государственной политики в противодействии этому явлению; низкий уровень профессионализма и раскрываемости преступлений. Две последние свойственны и современному терроризму в РФ[21] .

Криминологи, специалисты различных отраслей права не без оснований считают, что в современных условиях самую большую угрозу для человечества представляют эскалация транснациональной преступности и международный терроризм. Для этого достаточно проанализировать характер и обстоятельства террористических актов последнего периода. До недавнего времени одной из простых и стандартных целей террора было что-то вроде "управлять обществом посредством устрашения". Когда терроризм укоренился, он стал угрожать жестоким насилием государственному и общественному порядку.

Тогда и в научной литературе появились более жёсткие и определённые выражения его целей: нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского либо военно-бюрократического толка; дезорганизация и нанесение ущерба, как внутригосударственным отношениям, так и отношениям между государствами.

После серии взрывов 11 сентября 2001 года в США, которые по замыслу террористов, должны были вызвать всеобщую истерию, страх от беззащитности и массовое неповиновение правительству, Томас П. Ондек и Томас А. Келли, (г. Вашингтон) - руководители компании "Глобал опшенз", в обязанности которой входит борьба с массовым терроризмом, дали своё определение террору: "Это способ, с помощью которого, те, кто считает себя ущемлённым в своих правах и кому недостаёт военной, экономической или политической силы для осуществления своих целей, заставляют воспринимаемых ими врагов идти на необходимые политические уступки с помощью угроз"[22] .

События 11 сентября представляют собой гигантский скачок в развитии явления под названием терроризм с точки зрения масштабов унесённых человеческих жизней и степени разрушений, причиненных в ходе всего лишь одной операции. Они высветили, по крайней мере, три серьёзных обстоятельства. Первое - между западной и мусульманской цивилизациями, в силу исторического развития, образовалась глубокая пропасть. Дальнейшее увеличение которой, чревато подобными последствиями.

Второе обстоятельство заключается в том, что на рубеже XXI века отдельные цивилизации (прежде всего цивилизации Востока) столкнулись с вызовом западной цивилизации - глобализацией.

Причем речь идёт не просто об очередном этапе развития существующего тысячелетиями международного экономического и культурного обмена между странами и цивилизациями, а о качественно новом уровне интернационализации воспроизводства, социокультурной и политической сферы, когда центр тяжести в принятии стратегических решений переносится с национально-государственного на глобальный, надгосударственный уровень.

Третье обстоятельство . Мировое сообщество пока не готово что-либо предпринять для нейтрализации террористов и устранения, порожденных глобализацией цивилизационных противоречий, которые способствуют эскалации чудовищного, по своей сути, явления.

Страны с высоким доходом - 13 западноевропейских и две североамериканские, а также Япония, Австралия, Новая Зеландия, новые индустриальные страны Азии (Республика Корея, Гонконг, Сингапур, Тайвань) и восточно-средиземноморские страны (Израиль, Катар, Кувейт, ОАЭ) - с 1980 по 1996 год повысили доли в мировом экспорте с 71,7 до 75,7%, в мировом импорте - с 72,8 до 74,7%. Учитывая, что львиную долю доходов от международной торговли получают развитые страны, нетрудно догадаться, кому выгодна глобализация экономики[23] .

Таким образом, причины возникновения международного терроризма порождает сам процесс глобализации. Они имеют весьма разветвлённую "корневую систему" идеологических, социальных, политических и международных предпосылок. Директор российского Института проблем глобализации М. Делягин, говорит: "... даже объединившись, спецслужбы всего мира не могут искоренить причины терроризма. Они борются только с последствиями. Причины же лежат в глобализации общества, и в связи с этим, в общественном неравенстве"[24] . В сложившихся условиях однополярного мира развивающимся странам практически невозможно отстаивать свои интересы.

Все попытки устранить разделение человечества на две несоразмерные части не приносят успеха. Лозунг современности: "Кто владеет финансами, тот владеет миром", к сожалению, является главенствующим в политике лидеров отдельных государств. В руках 5% населения земного шара оказались сосредоточены до 60% финансовых средств всего мира[25] , и этот процент неуклонно растёт. Остальное население влачит жалкое существование либо попадает в экономическую зависимость от развитых стран. Последние, открыто вмешиваются во внутренние дела стран, диктуют целым народам своё видение национально - государственного устройства.

Как оказалось, даже экономическая целесообразность установления господства над теми или иными регионами земного шара имеет оборотную сторону. Мир - это исторически сложившаяся система отношений. Разрушать её введением новых, не предусмотренных природой связей - значит, поступать не только неразумно, но и небезопасно. Живой организм, каковым является мировая система, всегда найдёт способ "отторгнуть инородное тело". В данном случае имеет место закономерная реакция "потеснённых" интересов части мирового социума. Но в действие могут быть приведены и другие силы.

Ещё одним источником терроризма являются, по мнению ряда экспертов, корыстные интересы элиты мусульманского мира. В своё время западная цивилизация породила систему тайных движений. Вполне вероятно, что в её недрах созрела другая, более законспирированная структура с аналогичными целями, но уже в интересах других лиц. Существуют и другие предпосылки разрастания масштабов терроризма.

Глобализация ускоренными темпами, если использовать экономическую терминологию, интегрируется в мировое бытиё. Цивилизованный передел мира, как говорят специалисты, возможен. Если это так, то, по всей видимости, он будет насильственным и радикальным. Причиной тому может явиться миграция - массовое нерегулируемое взаимопроникновение народов, с перспективой обеспечения в дальнейшем реальной основы появления новых цивилизованных обществ с собственной идеологией.

Передел цивилизации, как и любая другая глобальная задача, невозможен без претворения в жизнь каких-нибудь антагонистических геополитических проектов, которые обязательно подразумевают борьбу за "однополярное доминирование". Вице-президент Коллегии военных экспертов А. Владимиров, прогнозирует возникновение трех проектов такого рода: "Западный", "Исламский" и "Китайский"[26] .

В основе реализации первого и второго проектов лежит цивилизационная война. "Западный" проект предусматривает насильственное внедрение в мир "фундаментального либерализма" через имеющееся подавляющее экономическое, информационное и военное превосходство государств Запада под руководством США.

"Исламский" - носит во многом ответный характер (ответ на "глобальную агрессию Запада") и проявляется через навязывание миру фундаменталистской исламской модели существования.

"Китайский" - пока никак себя не проявил, но зная историю, возможности КНР, ее устремлённость к территориальной экспансии, такой проект нельзя сбрасывать со счетов.

Анализируя события последних лет, можно сделать вывод: начало XXI столетия ознаменовалось специфическим явлением. Мир столкнулся с новым типом войн - войнами с международным терроризмом, имеющим религиозно-национальный оттенок. Мировое сообщество и ранее сталкивалось с проявлениями этого вида терроризма (Турция, Ирак, Израиль и др.), но все они не носили столь ярко выраженного международного характера, не были столь жестокими и кровопролитными.

Проблемы, обнажившиеся в Северо-Кавказском регионе России, имеют одним из своих источников несовершенство социально-экономической политики государства, недостаточную эффективность деятельности государственного аппарата[27] . Из-за резкого изменения экономической ситуации в стране в 90-е годы прошлого века этот регион по ряду причин оказался наиболее социально уязвимым. Играя на негативных настроениях своего народа, лидеры Чеченской Республики стали проводить политику изоляционизма террористической направленности.

Стремительное массовое обнищание, маргинализация и люмпенизация населения один из основных факторов политической дестабильности. Оставшиеся без работы люди, особенно представители беднейших слоев населения, готовы заняться любым "делом", лишь бы прокормить себя и свои семьи.

Борьба с преступлениями террористического характера крайне проблематична. Правоохранительным органам удаётся изобличить лишь небольшое количество преступников, совершивших акты терроризма. Это во многом связано с тем, что террористы выбирают скрытые способы совершения преступлений и, как правило, используют дистанционные взрывные устройства.

Изучение обстоятельств совершённых преступлений показывает, в местах массового нахождения людей преступники имели возможность совершать акты терроризма практически беспрепятственно. Это свидетельствует о невыполнении в полной мере властными и правоохранительными структурами требований федеральных законов "О борьбе с терроризмом", "Об оперативно-розыскной деятельности", Закона РФ "О милиции", и постановлений Правительства РФ об обеспечении безопасности населения. Хорошая конспирация, достаточная осведомленность о методах работы правоохранительных органов позволяют преступникам уходить от ответственности.

Так, проведенный нами по опубликованной судебно-следственной практике анализ материалов уголовных дел, возбужденных по ст. 205 УК РФ ("Терроризм"), показал, что причины низкой раскрываемости во многом предопределены упущениями, имевшими место в начальной стадии расследования. Чаще всего работники пренебрегали криминалистическими рекомендациями по осмотру места происшествия, обнаружению и изъятию следов и вещественных доказательств. Это приводило к трудно восполнимой утрате следов преступления, что серьёзно осложняло дальнейшее расследование.

Еще хуже показатели "раскрываемости" преступлений, предусмотренных ст. 207 УК РФ ("Заведомо ложное сообщение об акте терроризма") Из большого массива уголовных дел по этим фактам, расследуются и направляются в суд только единицы. Основная причина здесь в том, что органы внутренних дел неудовлетворительно обеспечены техническими средствами автоматического определения номера абонента по каналам "02"[28] .

Говоря о терроризме и мерах борьбы с ним, нельзя не учитывать роли так называемого человеческого фактора. В данном случае речь идет о профессиональных качествах работника, его отношении к порученному делу[29] .

Терроризм как социальное явление имеет более глубокую историю, чем его правовое отражение. Это - крайне радикальная и наиболее опасная форма социально-политического экстремиз ма.

Рассмотрение терроризма, как явления, угрожающего не только государственности, но и обществу в целом, в отечественной литературе началось лишь с 1990 г., зарубежные же страны столкнулись с проблемой терроризма в начале 60-х гг., что, конечно же, повлияло на степень изученности данного явления. Необходимо учитывать мировой опыт спецслужб и полиций многих стран мира, который свидетельствует о том, что в их практике существенно из менились методы из учения терроризма.

Так, на конференции западногерманских экспертов, проводимой в ФРГ в Мюнхене в 1987 году указывалось, что проводившееся ранее накопление фактологического материала дополняется исследованием причин, истоков, механизма раз вития терроризма.

Формальные оценки фактов и споры о квалификации действий террористов ("группа" или "банда", простое убийство или государственная измена и т.д.) не вносили ясности в стратегию борьбы с террориз м ом.

С признанием политических мотивов в действиях террористов наступил следующий этап в из учении этого явления - поиск "наставников", т.е. установление идеологических и политических корней терроризма.

Например, по данным исследователей ФРГ, мотивации действий западногерманских террористов претерпели существенные изменения.

Первое поколение террористов имело преимущественно идеологическую направленность деятельности. Для последующих поколений наличие какой-либо идеологии было необходимо лишь для подведения теоретической базы под уже совершенное действие [30] . Для оправдания своих действий террористы и примыкающие к ним анархистские и левоэкстремистские группировки использовали конфликтные ситуации и проблемы в обществе.

Применительно к данной проблеме в 1981- 1983 гг. в ФРГ был опубликован сборник трудов западногерманских специалистов "Анализ терроризм а", подготовленный рабочей группой экспертов.

В первом томе авторы рассм атривали идеологию и стратегию деятельности террористических организаций, во втором были помещены сведения биографического характера на лиц, совершавших террористические акты, в третьей - исследовались процессы, происходящие внутри террористических организ аций, в четвертом - приведены материалы социологического опроса различных слоев населения по проблемам террориз ма.

Данные научных исследований, по существу, определяют структуру аналитической функции, которая становится неотъемлемой частью разработки стратегии и тактики борьбы с террориз мом.

В США, например, уже почти 1 5 лет дей ствует специализирова нная группа, в задачи которой входит ведение оперативно го поиска сигналов о воз можной подготовке акций ядерного террориз ма.

Изучение данной проблемы в России находится на начальной стадии и связ ывается она с обеспечением безопасности объектов, использ ующих ядерные установки и расщепляющие материалы. Особо необходимо отм етить, что при исследовании современных форм терроризма надо учитывать такой фактор, как з аимствование террористами одной страны опыта террористической деятельности в другой стране, не ограничиваясь историческим опытом собственного государства.

Терроризм приобрел международный характер, и современным тенденциям раз вития террористических проявлений в нашей стране следует давать оценку как внутригосударственному, так и международному явлению.

Доказано, что существует организационная и идеологическая связь террористических формирований, действующих на территории стран СНГ, с зарубежными и международными террористическими объедениями. В частности, самую серьезную опасность представляет стремление ряда з арубежных террористических группировок, в частности сикхских и палестинских, перенести экстремистскую деятельность на территорию России.

В США в течение года появляется более двух тысяч публикаций, которые посвящены террориз му. Государственный департамент США принял Программу помощи в борьбе с терроризмом (Программ а АТД ). Главная ее цель - повысить способность полиции бороться с угроз ой террориз ма.

В целом практика Лиги наций и ООН пошла по пути выработки конвенций, отделяющих террористическую деятельность физ ических лиц и организов анных групп от политики террора, проводим ой государствам и, и представляющих защиту против террористических актов м еждународного характера в силу определенных ф ункций лица или особого положения имущества, в отношении которых совершался террористический акт (11 специализированных конвенций и протоколов) [31] .

В ст .1 Конвенции Лиги наций также отмечается, что термин "террористические акты" распространяется на преступные действия, направленные против государства и имеющие целью или способные терроризировать определенных лиц, группу или публику.

Далее в ст.2 д ается перечень действий, охватываемых общим понятием терроризма, к которым конвенция относит всякое умышленное действие, направленное против жизни, телесной неприкосновенности или свободы определенных должностных лиц государства, умышленное истребление или повреждение государственн ого имущества, средств транспорта и т.п.

В Конвенции ОАГ под понятие терроризма подпадают похищения люд ей, убийства и другие виды посягательства на жиз нь и неприкосновенность лиц, которым государство в соответствии с нормами международного права обязано предоставлять специальную защиту. В это понятие входят также вымогательства, связ анные с данными преступлениями.

В резолюции Постоянного Совета ОАГ 1970 г. похищение людей с целью вымогательства рассматривается как преступление против человечества.

В проекте Единой конвенции ст.1 наз ывается "Определение преступления международного терроризма".

В ней говорится, что преступлением международного терроризма будет признан любой акт насилия или угроза такового индивидом или группой индивидов, независимо от наименования, направленный против систем транспорта или связи, находящихся под международной защитой, в целях устрашения общественности или причинения вреда, или смерти таких лиц либо представителей общественности, которые были схвачены как заложники или другим способом выбраны как объекты террористической акции, или вызвавшие утр ату, вред или ущерб местам или собственности, находящихся под меж дународной защитой, в целях подрыва дружественных отноше ний между государствами либо между гражданами раз личных государств, или подрыва деятельности в таких международных организ аций, или таких международных транспортных систем и систем связ и, или вымогательства уступок от государств, совершаемых внутри государства либо за рубежом.

Составом этого преступления охватываются также подготовка к совершению, попытка совершения и соучастие в совершении данного преступления

В настоящее время нельзя высоко оценить эффективность сотрудничества государств по борьбе с терроризмом, ибо даже по главным направлениям этого сотрудничества, как на практике, так и в теории не достигнуто единства вз глядов[32] .

В названных международных соглашениях имеется целый ряд пробелов и труднопреодолимых в настоящее время недостатков, что ставит под сомнение адекватность данных соглашений потребностям нашего времени.

З аинтересованность большинства государств в предотвращении и пресечении террористических актов находится в противоречии с их нежеланием и даже неспособностью осуществлять международное сотрудничество на универсальной основе, выработать общее определен ие этих актов и соз дать единый международный механизм и необходимые гарантии борьбы с ним.

Во всех рассмотренных выше конвенциях, соглашениях и проектах дается определение актов террориз ма путем перечисления конкретных видов преступлений. Одни и те же акты насилия квалифицируются различными государствами как террористические или как борьба з а свободу, а лица, их осуществляющие, рассматриваются как террористы одними государствами и как борцы за свободу - другими. Наиболее раз работанные конвенции за крепляли в своих статьях следующие положения:

определение состава преступления, подпадающего под действие соответствующей конвенции, если этот состав был не из вестен национальным законодательствам или имелись различия в его содержании или толковании;

квалификация преступлений, подпадающих под действие соответствующих конвенций, как уголовных, что повышает степень необратимости наказания за совершенные преступления;

включение в механиз м, обеспечивающий неотвратимость наказ ания, формулы "aut dedere aut jusicare " - "выдай или суди";

обязательство государств-участников соответствующих конвенций принять необходимые меры в национальных законодательствах для обеспечения выполнения своих обязательств.

По мнению госдепартамента США, технически согласовать обще приемлемые подходы к определению м еждународного террориз ма чрезвычайно сложно, а политически - практически бесперспективно.

По м нению английского политолога П. Уилкинсона низкий уровень м еждународного сотрудничества по борьбе с терроризмом и пробелы в соответс твующих разделах международного права предопределены тем, что в международном сообществе имеются государства, которые постоянно генерируют и воспроизводят террориз м.

Тем не менее, на сегодняшний день международное сотрудничество - необходимое условие успешного противодействия террориз му, усилия отдельных государств в одиночку справиться с рассматриваемым явлением, обречены на провал. Несмотря на имеющиеся трудности в этой области м ежд ународного сотрудничества, в настоящее время совместными усилиями ряда государств уже существуют определенные договоренности.

На их основе уже предпринимаются определенного рода шаги, которые в ближайшее время должны значительно сниз ить опасность угрозы со стороны террориз ма как мировому сообществу в целой, так и каждому государству в отдельности. К настоящему времени наиболее существенные итоги, достигнутые в этой области таковы :

1 ) Политические установки по борьбе с рассматриваемыми деяниями включены в итоговые документы встреч участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В рамках Европейского экономического сообщества (ЕЭС ) действует Комитет министров иностранных дел по террориз му. В министерствах иностранных дел стран ЕЭС с 1977 г., учреждены должности специальных послов по борьбе с террориз мом.

2) Определенную роль в деле предупреждения как актов международного, так и внутри государственного терроризма может сыграть Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ (ВВ ) 1991 года.

Государства, подписавшие настоящий документ, взяли на себя обяз ательства подвергать производимые пластические взрывчатые вещества (одни из наиболее трудно обнаруживаемых) специальной маркировке дл я облегчения их обнаружения в случае их использования при совершении или подготовке террористических актов, что в свою очередь существенно облегчит работу правоохранительных органов по расследованию преступлений террористического характера. В течение трех лет их запасы должны были быть уничтожены, использ ованы или приведены в негодность. Военные и полицейские з апасы ликвидируются в течение 15 лет.

3) Наиболее важный шаг в международном сотрудничестве в области противодействия террориз му - создание в 1976 г. системы "Трэви " (борьба с террориз мом, экстремизмом, международным насилием) - координирующего органа в системе общеевропейской безопасности. В его состав входят министры юстиции, М ВД, а также других заинтересованных ведомств стран-членов ЕЭС. На него возложена обяз анность осуществления следующих программ:

а) "Трэви - I" (борьба с террориз мом);

б) "Трэви - II" (оперативное использование подраз делений специального назначения по борьбе с терроризмом, контроль над их подготовкой, помощь в техническом оснащении);

в) "Трэви - III" (проблемы вз аимодействия на м ежгосударственной уровне, оперативный обмен информацией, в области борьбы с международными преступлениями);

г ) "Трэви - IV" (раз работка комплексной систем ы безопасности в связи с отменой пограничного и таможенного контроля на внутренних границах стран - членов ЕЭС);

д ) "Иммиграция" (согласование иммиграционной политики с учетом противодействия терроризму и организ ованной преступности).

4) Заслуживает внимания высказанная в свое время идея, о создании при ООН особых формирований с целью использ ования их для освобождения захваченных террористами з аложников, а также всех транспортных средств, включая космические, и других объектов, в том числе ядерных[33] .

В конвенциях и проектах не указаны причины международного террориз ма. Об этом говорится в докладе специального комитета по международному терроризму 1979 года, где его коренными причинами называются, в частности, неоколониализ м, расиз м, политика агрессии, иностранная оккупация и их последствия - несправедливость, неравенство, порабощение, угнетение и эксплуатация.

Как подчеркивается в докладе, лишь устранение данных причин будет содействовать устранению этого опасного явления из жизни современного общества. Так, весьма наглядным примером, может служить криминальная группа, состоящая из лиц одной из национальностей, имеющей прочные связи со своей преступной з арубежной диаспорой. В подчинении этих групп имеются формирования "боевиков", готовых выполнить любую "заявку" своих руководителей, в том числе в политических целях [34] .

К тому же на стадиях выявления, предупреждения и пресечения не всегда ясны м отивы действий террористов и их конечная цель. Хотя, з арубежные эксперты отм ечают учащающиеся случаи совершения политическими группировками уголовных акций с целью достижения в конечном итоге политических целей. В ООН предпринимались попытки дать определение международному терроризму. Однако из -з а сложностей проблемы согласованного решения пока еще не достигнуто.

Также имеются расхождения между государ ствами в определении этого международного политического явления. Потребности организации под эгидой ООН и на базе межгосударственных многосторонних и двусто ронних соглашений сотрудничества в борьбе с международным терроризмом обусловливают необходимость научной разработки концепции борьбы с международным террориз мом и разработки конкретной программы и ее реализации.

Так, Т . Арнольд и М . Кеннеди считают, что для правильного понимания террориз ма как явления и классификации его в правовом контексте во всех его противоправных проявлениях необходимо ответить на следующие вопросы: почему, кто, где, в чьих интересах?

Анализ изданных в США, Великобритании и некоторых других странах З апада работ по рассматриваемой проблеме свидетельствует о совпадении мнений в отношении следующих приз наков террориз ма:

1) терроризм заключается в использовании крайних форм насилия или угрозе таким насилием;

2) цели террористического акта выходят за пределы причиняемого им разрушения, причинения телесных повреждений, смерти;

3) цели террористического акта достигаются путем психологического воздействия на лиц, не являющихся непосредственными жертвам и насилия;

4) жертвы террориз ма избираются больше по их символическому, чем действительному з начению.

Для определения места и роли спецслужб в противодействии рассматриваемому явлению необходимо выделить наиболее распро стране нные виды террориз ма. З арубежные юристы в большинстве своем проводят классификацию терроризма на основе цели и мотивов террористической деятельности.

Так, П . Уилкинсон выделяет четыре типа терроризма:

1) криминальный, который состоит в запланированном использовании те ррора в целях получения финанс овой или материальной выго ды;

2) психические акты насилия, вызванные политическим и убеждениями, мифами, представлениями, порожденные религиозным фанатиз мом;

3) военный - запугивание противника в вооруженном конфликте всеми доступными средств ами;

4) политический как систематическое использ ование насилия и страха для достижения политических целей.

Однако подобный подход не может быть использован как правовая основа противодействия терроризму. Ведь для достижения своих целей террористы совершают самые раз нообразные деяния.

На сегодняшний день правовая практика классифицирует весь комплекс деяний, используемых террористами по способу совершения каждого конкретного деяния.

Примером такой классификации может служить вариант, предложенный генеральным секретарем М еждународной ассоциации уголовного права Ш . Еассиуни (США):

1) похищение людей;

2) захват заложников;

3) направление писем-бомб;

4) поджог;

5) совершение вз рывов;

6) вооруженное нападение;

7) захват воздушного судна;

8) убийство;

9) ограбление и взлом;

10) использование снайперов [35] .

При этом можн о отметить, что данный перечень не является исчерпывающим, приведены лишь способы, получившие наибольшее распространение в практике террористической деятельности.

В настоящее время в ряде зарубежных стран уже существуют различные подходы, при помощи которых те или иные противоправные деяния могут классифицироваться как акты терроризма. Приведем некоторые из них - получившие наибольшее распространение.

Согласно принятому в 1 984 г. в США Всеобъемлющему закону "О контроле над преступностью"[36] к террористическим актам могут относиться преступления, связанные с совершением насильственного действия или действий, опасных для человеческой жизни, которые представляют собой нарушение либо уголовного закона Соединенных Штатов, либо любого из штатов, будучи совершены либо в пределах юрисдикции США, либо любого из штатов.

Предположительно они направлены на то, чтобы: запугать гражданское население или вынудить его действовать определенным образ ом; повлиять на правительственную политику путем запугивания или принуждения; отразиться на повед ении правительства в рез ультате убийства или похищения.

Определенный интерес с позиций подхода в противодействии рассматриваемом у явлению представляет опыт французских з аконодателей та к, согласно принятом у в 1986 г. во Франции З акону "О борьбе с террориз мом и посягательствам и на государственную без опасность"[37] выделено два критерия, согласно которым деяние относится к террористическим :

1) оно должно быть совершено "с целью опасного нарушения общественного порядка путем з апугивания или террора";

2) рассматриваемое деяние должно содержать признаки одного или нескольких перечисленных в законе составов преступлений, например, таких, как: умышленное уничтожение общественного и личного имущества граждан опасным для жизни и з доровья людей способом (поджог, взрыв и т.д.); умышленное убийство; з ахват воздушного судна и другие (всего около тридцати составов).

Приведенный подход нашел свое дальнейшее воплощение в новом Уголовном кодексе Франции (1992 г). В статье о терроризме (ст.421-1) дается исчерпывающий перечень тех преступлений, которые при определенных условиях должны квалифицироваться как террористический акт[38] . При этом особо отмечается, что соответствующие преступления должны квалифицироваться как террористические акты, если они совершаются с "целью серьезно нарушить общественный порядок путем запугивания или террора".

В том случае, если эта цель будет установлена и доказ ана, преступление из данного перечня квалифицируется, как террористический акт, что автоматически влечет за собой весьма существенное повышение санкций.

Рассматриваемый подход поз воляет не превращать террористический акт в особый, отличный по объективной стороне от других преступлений состав преступления, т.е. отойти от попыток превращения общеуголовных преступлений (со стороны посягающей стороны), в акты политического противления существующему строю, а сам террористический (общественно - опасный) характер выступает в качестве отягчающего ответственность обстоятельствам и служит основанием усиления наказания.

Раз личие между двумя рассмотренными подходами в области нормотворчества и правоприменения з аключается, главным образ ом, в том, что во французском З аконе "О борьбе с террориз мом" дается перечень конкретных деяний, могущих квалифицироваться, как террористический акт при наличии цели запугивания, тогда как американский Всеобщий закон "О контроле над преступностью" позволяет при наличии аналогичной цели квалифицировать как террористический акт любое опасное для человеческой жизни насильственное действие, нарушающее уголовный закон.

Но в основе конструкции норм лежит один и тог же подход, который исходит из того, что террористическим актом может считаться ш ирокий круг преступлен ий, предусмотренных уголовным законом , если они совершаются с целью оказ ания устрашающего воз действия на органы власти или население.

Во Франции согласно З акону "О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную без опасность" 1986 года, срок задержания подозреваемого в террористическом акте может быть продлен до 96 часов против 48 по другим преступлениям. Так, согласно этому же закону в УПК Франции была введена новая глава (гл.15), которая полностью состоит из статей, регулирующих процессуальные действия по делам о терроризм е[39] .

Такой подход является предпочтительным с точки зрения юридической техники и существенно упрощает правоприменительную деятельность. Более того, дела по терроризму рассматриваются специальными органами, каковыми являются исправительный суд и суд присяжных Парижа. В этом суде рассматриваются только дела о террористических актах, совершенных во Франции или на ее з аморской территории.

Своеобраз ие подхода, использованного в уголовном законе Великобритании заключается в том, что в качестве основного приз нака виновности в террориз ме выделяется причастность к террористической организации[40] . В законодательстве этого государства указываются террористические организации, принадлежность к которым составляет оконченный состав преступления.

Кроме того, согласно этому закону, государственный секретарь Великобритании правомочен, сократить данный перечень или объявить запрещенными другие организации, связанные с актами терроризма в Соединенном Королевстве и Северной Ирландии.

Антитеррористическое законодательство Ве ликобритании предусм атривает уголовную ответственность лиц, входящих в какую-либо из запрещенных организаций, устраивающих или помогающих устраивать собрания запрещенных организаций, участвующих в таком собрании.

Уголовный кодекс ФРГ согласно ст.129-а ("соз дание террорис тических объединений") предусм атривает наказ ание до 10 лет лишения свободы как з а создание самого объединения, так и з а участие в объединении, деятельность которого направлена на з ахват заложников, совершение убийства и других преступлений (всего около 15 составов) [41] . В 198 0 г. в УК Италии введена ст.270- (бис), предусм атривающая ответственность лиц, организ ующих сообщества с конечной целью террориз ма и раз рушения дем ократического строя[42] .

Важнейшее з начение подобных норм заключается в том, что они позволяют правоохранительным органам зарубежных государств привлекать к уголовной ответственности уже з а сам факт принадлежности к преступн ой организ ации. А это - необходимое условие привлечения к уго ловной ответственности лиц, относящихся к руководящим уровням организ ованных преступных структур. В раскрытии многих террористических актов и осуждении совершивших их преступников важное значение имеют нормы об освобождении от наказания или о снижении наказ ания для членов преступных организ аций, активно сотрудничавших с правоохранительными органами.

Так, ст.268 УК Франции предусматривает освобождение от наказ ания за участие в преступной организ ации лица, до начала судебного преследования разоблачавшего участников организации или преступного соглашения и помогающего судебным властям опоз нать вин. Также, предусмотрено освобождение от наказания лица, участвовавш его в подготовке или совершении террористического акта при условии, если виновный предупреждает административные или судебные власти о готовящей ся преступлении и принимает меры, чтобы помешать его совершению, или когда виновный помогает задержать исполнителей или соучастников совершенного преступления.

Как условие полного освобождения от наказания или сокращения его наполовину, данное деяние рассматривается, если последующие действия террориста дали возможность предупредить террористический акт (ст.422-1 УК Франции) или позволили из бежать причинения смерти или увечья потерпевш им (ст.422-2 УК Франции). Появилась впервые данная норма еще в 1986 г. Теперь она з акреплена и в УК 1992 года.

В западных правовых системах также должное внимание уделяется вопросам возмещения ущерба лицам, пострадавшим от террористических актов.

З акон "О предупреждении терроризма" [43] , приняты й в 1989 г. в Великобритании, предусмотрел, что всякое лицо, которое субсидирует фонд террористической деятельности или склоняет к этому других лиц, нез ависимо от того, оказывается финансовая помощь в обмен на что- то или бескорыстно, виновно в принадлежности к те ррориз му. В случаях, когд а суд приз нает, что деньги и имущество осужденного были направлены на поддержку терроризм а, может быть принято решение об их конфискации.

Законы о борьбе с терроризмом носят в Великобритании, ФРГ, Франции общегос ударств енный характер. Это рассматривается как необходим ое условие их эффективного функционирования.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика терроризма, как особо опасного вида преступления против общественной безопасности по Уголовному кодексу Российской Федерации

2.1 Юридический анализ и особенности квалификации преступлений террористической направленности

Правовую основу борьбы с терроризмом составляют Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральный закон "О борьбе с терроризмом" № 130 - ФЗ от 25.07.98 г., другие федеральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, указы и распоряжения Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, а также принимаемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти.

Лица, виновные в террористической деятельности, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Особенностью уголовного и гражданского судопроизводства по делам о террористической деятельности является то, что дела о преступлениях террористического характера, а также дела о возмещении вреда, причиненного в результате террористической акции, по решению суда рассматриваются в закрытых судебных заседаниях с соблюдением всех правил судопроизводства.

Организация признается террористической и подлежит ликвидации на основании решения суда. Заявление о привлечении организации к ответственности за террористическую деятельность направляется в суд Генеральным прокурором РФ или подчиненными ему прокурорами[44] .

По УК РФ статья 205 (Терроризм) в действующей редакции такова:

1. Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях - наказываются лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162 - ФЗ);

в) с применением огнестрельного оружия, - наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения (в ред. ФЗ от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ), - наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет.

Статья в редакции ФЗ № 74-ФЗ от 21 июля 2004 года.

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

В современных условиях опасность терроризма возрастает не только вследствие его более значительной распространенности, но и потому, что человечество получило доступ к оружию массового поражения: ядерному, химическому, биологическому, лазерному и др., обладающему огромной разрушительной силой. Поэтому международное сообщество принимает меры по выработке эффективных мер противодействия названной социальной болезни ХХI века, в том числе в виде заключения международных документов.

В этом смысле терроризм относится к числу конвенционных преступлений. Советский Союз и впоследствии Россия как его правопреемница также являются участниками международных соглашений, поэтому в Уголовном кодексе РФ и предусматривается соответствующая норма.

Правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в России определяются не только ратифицированными международными документами, но также и Законом о борьбе с терроризмом. Согласно ст.3 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом"[45] под терроризмом понимается: "Насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений".

К преступлениям террористического характера в данной статье отнесены преступления, предусмотренные ст. 205-208, 277 и 360 УК РФ. Как видно, данное определение строится по методу перечисления конкретных деяний, в которых терроризм может выражаться, что вряд ли следует признать удачным. Более того, по мысли законодателя преступлениями террористического характера могут быть признаны и другие преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, если они совершены в террористических целях.

Ответственность за совершение таких преступлений наступает в соответствии с Уголовным кодексом РФ. Таким образом, практически любое преступление (убийство, уничтожение имущества, разбой и т.д.) может быть сочтено террористическим, что не только безгранично расширяет пределы данного понятия, но и делает невозможным построение какой-либо системы противодействия терроризму.

Закрепление в уголовном законе различных форм проявления терроризма обусловлено стремлением законодателя обеспечить охрану основных конституционных объектов - личности, общества, государства.

Поскольку безопасность общества, как подчеркивалось ранее, является самостоятельной социальной ценностью, постольку внесение в разд. IХ УК РФ "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" ст. 205, 205.1 и 207 логично и обосновано[46] .

Основной сущностной характеристикой терроризма является устрашение террором, насилием, запугивание чем-нибудь, поддержание состояния постоянного страха[47] . Заслуживает внимания высказанная в литературе точка зрения, согласно которой к признакам терроризма относятся также порождение общей опасности, возникающей в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми, публичный характер исполнения и цель - прямое или косвенное воздействие на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов[48] .

Таким образом, под терроризмом в широком смысле слова следует понимать применение насилия со стороны отдельных лиц или групп людей по устрашению населения либо отдельных специальных лиц, созданию социально-психологической атмосферы страха в целях оказания воздействия на принятие решений, выгодных для террористов. Терроризм в узком смысле слова в каждом конкретном случае определяется в вышеуказанных статьях УК РФ.

"Во многих странах, в том числе в Российской Федерации, резко обострилась проблема терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире, что обусловливает необходимость объединения усилий всего международного сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации"[49] .

Высокая степень общественной опасности терроризма обусловливается тем, что он выполняет социально-деструктивную функцию, связан с культом насилия, порождает в обществе атмосферу страха и беспокойства.

Терроризм имеет тенденцию к росту в переходные периоды и этапы жизни общества, когда в нем создается определенная напряженная эмоциональная атмосфера, а неустойчивость характеризует базовые отношения и социальные связи. Такое состояние является благодатной почвой для взращивания насилия и агрессивности в обществе, которые нередко становятся самодовлеющими ценностями. Все это приводит к тому, что та или иная экономическая, этническая, социальная, религиозная или другая группа пытается навязать свою волю обществу, используя в качестве инструмента реализации своих устремлений насилие.

Основной непосредственный объект преступления терроризма (ст. 205 УК РФ) - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества. Дополнительным непосредственным объектом этого преступления могут выступать отношения личности, собственности и т.д.

С объективной стороны терроризм, совершается только в виде действий, выраженных в двух альтернативных формах:

а) в совершении взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, и

б) в угрозе совершения указанных действий.

Способы совершения данного преступления в законе исчерпывающе не определяются. Законодатель указывает на такие наиболее типичные способы, как взрыв и поджог, а далее дает обобщенную характеристику - совершение иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Таким образом, законодатель, с одной стороны, подчеркивает основное характерное свойство этих действий - их общеопасный характер, а с другой - указывает на обязательное свойство взрыва, поджога или иных подобных действий - их реальную способность повлечь указанные в законе последствия. Реальность опасности наступления этих последствий устанавливается с учетом обстоятельств преступления, и оценка ее зависит от времени, места, способа совершения общеопасных действий и ряда других факторов.

Взрыв - сопровождающееся сильным звуком, воспламенение чего либо вследствие мгновенного химического разложения вещества и образования сильно нагретых газов[50] .

Поджог - намеренное, с преступным умыслом вызывание пожара где-нибудь[51] , имеет в своей первооснове пожар, т.е. неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства[52] .

Иные действия - это различные по характеру действия, способные повлечь за собой такие же последствия, как и при взрыве или поджоге: использование радиоактивных, ядовитых и сильнодействующих веществ, производство массовых отравлений, распространение эпидемий и эпизоотий, устройство аварий и катастроф, вывод из строя жизнеобеспечивающих объектов, нарушение технологических либо производственных процессов, блокирование транспортных коммуникаций и т.п.

Анализ судебной практики показывает, что подавляющее большинство актов терроризма совершается путем взрывов.

Угроза совершения указанных действий является новой формой терроризма. Необходимость включения этой формы деяния в УК РФ 1996 г. обусловлена необходимостью,

во-первых , криминализации случаев совершения "предупреждающих" взрывов, поджогов и иных подобных действий, в результате которых не создается опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, но которые, по мысли виновных лиц, предназначены продемонстрировать реальность их намерений;

во-вторых , усиления ответственности за терроризм путем переноса момента окончания преступления с фактически совершенных действий на более ранний - высказывание соответствующей угрозы.

Под угрозой совершения указанных в ч.1 ст. 205 УК РФ действий следует понимать психическое воздействие на людей в форме высказывания намерения учинить взрыв, поджог или иные подобные действия в определенных целях. Однако угроза в соответствии с принятым в уголовном праве подходом включает в себя не только высказанное намерение учинить акт терроризма, но и совершение действий, свидетельствующих о серьезности и реальности такого намерения, например, приобретение взрывчатых, биологически опасных, радиоактивных веществ или оружия, совершение "предупреждающих" взрывов и поджогов, выполнение подготовительных действий к отключению жизнеобеспечивающих объектов либо к нарушению технологических процессов, блокированию транспортных коммуникаций и т.п.

Именно реальность намерения, объективизировавшаяся в конкретных действиях, отличает угрозу от высказывания в форме обнаружения умысла и придает ей уголовно-правовой характер. В качестве возможных последствий ч.1 ст. 205 УК РФ указывает на угрозу наступления гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или иных общественно опасных последствий. В соответствии с точным смыслом Закона опасность гибели людей означает причинение смерти на менее чем двум лицам, хотя, по нашему мнению, более правильным было бы указание на возможность гибели человека.

Поэтому реальная возможность наступления смерти одного лица должна рассматриваться как один из видов угрозы наступления иных общественно опасных последствий. Имущественный ущерб признается значительным с учетом конкретных обстоятельств дела.

Иные общественно опасные последствия - это сопоставимые, равнопоpядковые со значительным имущественным ущербом и гибелью людей последствия (причинение лицу смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, серьезное нарушение деятельности предприятий и учреждений, органов власти и управления, транспорта, заражение местности, распространение эпидемий и т.д.).

Поскольку при терроризме способ совершения преступления носит общеопасный характер, постольку реальное причинение легкого вреда здоровью, незначительного имущественного ущерба и иных подобных последствий, не охватываемых понятием "иные общественно опасные последствия", следует рассматривать как элемент "создания опасности гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий"[53] .

Терроризм считается оконченным преступлением с момента совершения взрыва, поджога или иных подобных действий либо с момента создания угрозы совершения указанных действий.

Фактическое причинение физического вреда, имущественного ущерба и т.д. выходит за пределы основного состава терроризма и либо образует признаки квалифицированных видов терроризма (ч.3), либо квалифицируется по совокупности ст. 205 УК РФ и соответствующих статей УК РФ, предусматривающих ответственность за эти деяния (например, ст.105 УК РФ).

Угроза наступления последствий есть объективные изменения в окружающем мире, и поэтому они являются не чем иным, как последствиями совершенных действий.

Можно сказать, что по законодательной конструкции терроризм относится к числу формально-материальных составов преступлений.

Субъективная сторона терроризма характеризуется только умышленной формой вины в виде прямого умысла. Виновное лицо сознает, что, совершая указанные в законе действия, создает опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, и желает действовать таким образом. О целенаправленном характере совершаемых действий свидетельствует и указание в законе на специальные цели: нарушение общественной безопасности, устрашение населения либо оказание воздействия на принятие решений органами власти.

Нарушение общественной безопасности, как желаемый для виновных результат их действий, выражается в разрушении в конкретном населенном пункте, районе, регионе и обществе в целом сложившегося микроклимата, с которым граждане связывают свое спокойное существование, в изменении баланса психологического равновесия и устойчивости в пользу насильственных методов разрешения социальных конфликтов, дестабилизации положения.

Устрашение населения сопряжено с созданием новой социально - психологической атмосферы общественного беспокойства, когда основной психологической доминантой становится страх, неуверенность граждан в безопасности своей жизни и здоровья, защищенности прав и свобод, неверие в эффективную работу правоохранительных органов.

Оказание воздействия на принятие решений органами власти выражается в побуждении, подталкивании соответствующих субъектов к совершению действий, нужных и выгодных для террористов, ради которых они применяют столь изощренные способы, в создании такой ситуации, когда органы власти вынуждены принимать незаконные решения ради обеспечения безопасности граждан и общества.

Поэтому акты терроризма совершаются в местах возможного массового скопления людей, нахождения значимого имущества (на транспорте, в служебных помещениях, зданиях, где проводятся публичные мероприятия, при массовых сборах людей и т.п.) [54] .

Конкретные решения органов власти могут быть различными: предоставление независимости или автономии определенной территории, освобождение заключенных, имущественное обогащение и т.п.

Следует отметить и необоснованно "зауженный" характер законодательной формулировки данной цели. В качестве субъекта воздействия законодатель указал лишь на органы власти, однако давление может оказываться и на других субъектов: иностранные государства и международные организации (например, при международном терроризме), физических или юридических лиц, должностных лиц.

Законодатель указал на три вышеизложенные цели как равнопорядковые. Однако нам представляется, что нарушение общественной безопасности и устрашение населения - это промежуточные цели, больше характеризующие суть терроризма, нежели его конечный результат.

Нарушение общественной безопасности и устрашение населения не являются тем конечным результатом, к которому стремятся террористы.

Создавая соответствующую социально-психологическую атмосферу, террористы используют данное состояние как фактор давления на органы власти, принуждая их к нужному поведению или принятию нужных решений.

Поэтому реализация целей нарушения общественной безопасности и устрашения населения по своей сути есть способ достижения генеральной цели действий террористов - оказание воздействия на принятие решений органами власти[55] . Процессуальные сложности установления и доказывания цели оказания воздействия на принятие решений органами власти не должны препятствовать точности формулирования признаков состава терроризма.

В отличие от цели, мотивы, которыми руководствуются виновные лица, не являются конститутивными признаками терроризма и на квалификацию содеянного не влияют.

Однако их установление имеет значение, поскольку, во-первых , их уголовно-правовое значение связано с влиянием на назначение наказания.

В соответствии со ст.61 и 63 УК РФ они могут быть признаны либо смягчающими, либо отягчающими обстоятельствами и при наличии условий, указанных в ст.62 УК РФ, могут существенно повлиять на срок или размер наказания. Во-вторых , установление истинных мотивов позволяет определить психологические корни терроризма, что очень важно как для понимания сущности преступления, так и для выработки мер превентивного характера.

По своей мотивационной характеристике терроризм может подразделяться на политический, националистический, религиозный, корыстный и т.п.

Субъект анализируемого преступления - вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Однако в современной практике террорист-одиночка встречается чрезвычайно редко.

Как правило, такие акции под силу лишь объединенным усилиям группы лиц. В ч.2 ст. 205 УК РФ в качестве квалифицированного вида терроризма предусмотрено его совершение группой лиц по предварительному сговору.

Следовательно, субъектный состав ч.1 этой статьи ограничен и может выражаться либо в индивидуально действующем лице, либо в группе лиц без предварительного сговора, когда все участники выступают в качестве исполнителей (ч.1 ст.35 УК РФ).

Квалифицированными видами терроризма, предусмотренными ч.2 ст. 205 УК РФ, являются совершение деяния группой лиц по предварительному сговору и с применением огнестрельного оружия.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч.2 ст. 205 УК РФ) является более опасным видом преступления, поскольку выполняется в соучастии. В соответствии с ч.2 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соглашение между соучастниками на совершение терроризма должно состояться до начала взрыва, поджога и иных действий.

При этом совершение преступления по предварительному сговору группой лиц может рассматриваться как квалифицированный вид только в тех случаях, когда соучастники действуют как соисполнители. Если же в группе выделяются организаторы, пособники и подстрекатели, не принимавшие непосредственного участия в актах терроризма, содеянное требует дополнительной ссылки на ст.33 УК РФ.

Под применением огнестрельного оружия (п. "в" ч.2 ст. 205 УК РФ) следует понимать использование в процессе акта терроризма специальных предметов, предназначенных для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда (винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья и т.д.), для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов либо в качестве средства психологического давления, устрашения потерпевших, когда создается реальная возможность наступления таких последствий. Не относятся к огнестрельному оружию газовые, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы.

Если же они приспосабливаются для поражения живой цели, то приобретают статус оружия.

Особо квалифицированными видами терроризма, предусмотренными ч.3 ст. 205 УК РФ, являются совершение преступления организованной группой, причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий или сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения.

Совершение терроризма организованной группой является особо опасным видом преступления в силу того, что совершается устойчивой группой лиц, предварительно объединившихся для акта терроризма. При этом вне зависимости от того, какую роль выполняло лицо, действия всех участников организованной группы квалифицируются только по ч.3 ст. 205 УК РФ.

По УК РФ 1996 г. причинение тяжкого последствия в виде смерти человека может иметь место лишь по неосторожности. Это вытекает из требований ч.2 ст.24 УК РФ, в соответствии с которой деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, специально предусмотренном соответствующей статьей Особенной части Кодекса.

Вместе с тем сказанное не означает, что при терроризме невозможно умышленное причинение смерти, но в таких случаях содеянное требует дополнительной квалификации по ст.105 УК РФ. Необходимость такой квалификации вытекает из законодательного установления равноценности личности и общества как объектов уголовно-правовой охраны.

Понятие "иные тяжкие последствия" как особо квалифицированный вид преступлений против общей безопасности в законодательстве не раскрывается, и поэтому должно толковаться правоприменителем в каждом конкретном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела.

К тяжким последствиям следует относить причинение двум или более лицам средней тяжести вреда здоровью или тяжкого вреда здоровью одному лицу, причинение крупного материального ущерба, длительные остановки работы транспорта, серьезное нарушение деятельности предприятий и организаций, химическое или радиоактивное заражение окружающей среды, распространение эпидемий, обострение межнациональных отношений и т.п.

Федеральным законом № 26 от 9 февраля 1999 г. особо квалифицированный вид терроризма был дополнен таким признаком, как его сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения. Общественная опасность данного вида терроризма обусловлена особыми свойствами предмета посягательства либо используемых средств совершения преступления.

В обоих случаях речь идет о разрушительных свойствах физических источников, способных в считанные мгновения причинять тяжкий вред на значительной территории и большому количеству людей[56] .

В формировании системы противодействия терроризму важно использовать все возможные средства правового воздействия, отражающие позитивный потенциал права. В связи с этим важное предупредительное значение имеет примечание к ст. 205 УК РФ, дающее возможность лицу добровольно отказаться от совершения акта терроризма без боязни быть привлеченным к уголовной ответственности, а соответствующим правоохранительным органам реализовывать данное право в рамках уголовного закона.

Примечание к ст. 205 УК РФ распространяется на индивидуально действующее лицо и на лицо, состоящее в группе[57] . Индивидуально действующее лицо освобождается от ответственности при совершении преступления в случаях как пассивной (непродолжение подготовки акта), так и активной формы отказа (устранение последствий своих действий по подготовке, сообщение о намечающемся акте соответствующим органам и т.д.). При групповой подготовке акта терроризма отказ одного из соучастников (кроме исполнителя) происходит только в активной форме.

Согласно закону освобождение лица от уголовной ответственности возможно при двух условиях:

а) своевременное предупреждение органов власти или иное способствование предотвращение осуществления акта терроризма;

б) отсутствие в действиях лица иного состава преступления. Своевременным следует считать такое предупреждение органов власти, которое предоставляет им реальную возможность предотвратить акт терроризма.

Органы власти - это любые государственные и общественные органы, имеющие отношение к борьбе с преступностью, к обеспечению общественной безопасности и предотвращению чрезвычайных происшествий. Иное способствование может выражаться в выполнении виновным любых действий с целью недопущения акта терроризма (изъятие или разрядка взрывного устройства, увод людей с места совершения преступления или предупреждение их о возможном взрыве, поджоге и т.п.).

Принципиальное значение имеет решение вопроса о правовых последствиях добросовестной, но неудачной попытки предотвращения акта терроризма. По-видимому, если лицо совершило все необходимые в данной обстановке действия, но по причинам, от него не зависящим (недостаточная квалификация саперов или их отсутствие на момент разминирования, неблагоприятные погодные условия и т.п.), предотвратить акт терроризма не удалось, на данное лицо должно распространяться действие примечания к ст. 205 УК РФ.

При наличии в действиях лица состава иного преступления, например, хищение взрывчатых веществ, лицо освобождается от ответственности по ст. 205 УК РФ, но подлежит наказанию по ст.226 УК РФ.

Включение в УК РФ новой по содержанию статьи 205.1[58] обусловлено дифференциацией уголовной ответственности не только за отдельные акты терроризма, но и за террористическую деятельность, а также приведением в соответствие норм уголовного законодательства с нормами международного права и с иными федеральными законами по борьбе с терроризмом и преступлениями террористического характера.

Объект преступления - общественная безопасность.

Объективная сторона преступления предусматривает несколько альтернативных действий:

а) вовлечение лица в совершение преступления, предусмотренного ст. 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК;

б) склонение лица к участию в деятельности террористической организации;

в) вооружение либо обучение лица для совершения указанных преступлений;

г) финансирование акта терроризма либо террористической организации.

Европейская конвенция по борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г. относит к терроризму преступный захват летательных аппаратов, а также преступные акты, направленные против безопасности гражданской авиации[59] .

Террористические цели раскрыты нами в рассмотренной выше ст. 205 УК РФ: нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решений органами власти.

Террористическая организация - это организация, созданная в целях осуществления террористической деятельности или признающая возможность использования в своей деятельности актов терроризма.

Организация признается террористической, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данной организации.

Под вовлечением лица в совершение преступления, предусмотренного ст. 205, 206, 208, 211, 277, 360 УК РФ, понимаются активные действия, направленные на возбуждение у него желания и решимости участвовать в совершении одного или нескольких из перечисленных преступлений.

Вовлечение в совершение этих преступлений может осуществляться любыми способами: путем уговоров, убеждений, подкупа, угроз, принуждения.

Преступление окончено с момента совершения любых действий по вовлечению лица в совершение указанных преступлений, независимо от того, совершило ли это лицо преступление.

Склонение лица к участию в деятельности террористической организации означает получение согласия другого лица на вступление в террористическую организацию, преследующую террористические цели.

Преступление окончено с момента получения согласия участвовать в деятельности террористической организации.

Вооружение означает снабжение оружием для совершения актов терроризма, захвата заложников (с применением оружия), организации незаконного вооруженного формирования, угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (с применением оружия) и преступлений, предусмотренных ст.277, 360 УК РФ.

Оружие может быть огнестрельным, холодным, метательным, газовым, вне зависимости от того, является оно заводским или самодельным. Кроме того, вооружение можно осуществлять путем снабжения боевыми припасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами.

Обучение включает привитие навыков по использованию всех видов оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также тактике и методике осуществления террористических действий (проведение занятий, тренировки).

Финансирование актов терроризма либо террористической организации означает снабжение денежными средствами лиц, осуществляющих такие акты, либо террористической организации для вооружения, обучения лиц, оплаты их террористических действий, а также подкупа тех лиц, которые могут оказать помощь либо любое содействие террористам. Преступление будет окончено с момента совершения хотя бы одного факта финансирования.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Обязательным признаком этого преступления является цель - стремление виновного привлечь другое лицо к совершению преступления террористического характера либо к участию в деятельности террористической организации.

Субъект преступления - общий.

Часть 2 ст. 205.1 УК РФ предусматривает в качестве квалифицирующего обстоятельства использование виновным своего служебного положения.

Субъектом преступления с использованием своего служебного положения может быть как должностное лицо, так и рядовые служащие государственных и муниципальных учреждений.

В примечании к рассматриваемой статье названы необходимые условия освобождения от уголовной ответственности.

Лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 205.1 УК РФ в любой форме, должно добровольно и своевременно сообщить о готовящемся акте терроризма органам власти или иным образом способствовать предотвращению осуществления акта терроризма либо пресечению другого преступления террористического характера.

При этом добровольным признается сообщение, сделанное в условиях, когда у лица была полная свобода выбора дальнейших действий. Кроме того, в действиях лица, кроме совершения преступления, предусмотренного ст. 205.1 УК РФ, не должно содержаться иного состава преступления.

Если, несмотря на сообщение органам власти или иные действия, направленные на предотвращение акта терроризма, этот акт все-таки состоялся, лицо не освобождается от ответственности, но его попытка предотвратить преступление должна быть учтена при определении меры наказания в качестве смягчающего обстоятельства.

Общественная опасность такого преступления, как заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ), выражается в том, что заведомо ложное сообщение нарушает нормальный ритм жизни общества и государства, вносит элементы дезорганизации в деятельность предприятий, учреждений, нарушает работу транспорта, порождает ложные слухи, панику среди населения. Данное деяние влечет за собой экстремальную ситуацию в связи с введением в действие соответствующих сил и средств по предупреждению и устранению последствий актов терроризма, отвлечение определенных сил правоохранительных органов от выполнения своих прямых обязанностей, ограничение прав личности, причинение значительного материального ущерба.

До введения в УК РСФСР 1960 г. ст.213.4 ответственность за заведомо ложное сообщение наступала по ст. 206 УК РСФСР как за хулиганство, что не отражало в полном объеме сущность данного преступления.

Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.

Объективная сторона анализируемого преступления выражается только в активной форме поведения - в совершении действия. Содержанием этого действия является доведение до сведения определенных лиц или организаций заведомо ложных сведений об акте терроризма.

Формы доведения (по телефону, в виде письма, через средства массовой информации, компьютерную связь и т.д.) на квалификацию не влияют.

Адресатом сведений могут быть как организации и учреждения, обязанные по роду службы реагировать на такие сообщения (органы власти, правоохранительные органы и т.д.), так и иные организации, например, те, где якобы намечен акт терроризма, либо даже отдельные граждане (работники предприятий и учреждений, пассажиры транспорта, жители домов, в месте нахождения которых якобы предполагается акт терроризма).

Заведомо ложное сообщение должно содержать информацию о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных тяжких последствий (содержание этих понятий аналогично терроризму).

Законодатель именует данное преступление как заведомо ложное сообщение об акте терроризма, но в диспозиции статьи не указывает на совершение взрыва, поджога или иных действий, как носящих террористический характер. Поэтому направленность соответствующих действий должна устанавливаться с учетом признаков терроризма, предусмотренных ст. 205 УК РФ.

Отсюда, поскольку обязательным признаком терроризма является специальная цель, постольку в сообщении должна отражаться специальная цель псевдо терроризма. Если в сообщении говорится об иных целях (уничтожение имущества, месть, хулиганство и т.п.), то содеянное не образует признаков заведомо ложного сообщения об акте терроризма и квалифицироваться должно по иным статьям Кодекса - о хулиганстве, заведомо ложном доносе и др.

В содержание сообщения может включаться информация о готовящемся и совершаемом акте терроризма, о конкретных исполнителях акции, о месте и времени совершения акта терроризма, но оно может быть и более общего характера. Данные обстоятельства не влияют на квалификацию преступления.

Оконченным сообщение о заведомо ложном акте терроризма будет с момента достижения его адресата. Действия лица, пресеченные на стадии отправки сообщения, образуют покушение на данное преступление.

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла. Обязательным условием ответственности является заведомость ложности сообщения. Виновное лицо должно сознавать, что основные факты, изложенные в сообщении, либо сообщение в целом не соответствуют действительности.

В случаях добросовестного заблуждения или неверной оценки имеющейся информации действия лица не подлежат квалификации по ст. 207 УК РФ. В законе не предусматриваются в качестве обязательных какие-либо мотивы и цели совершения преступления, следовательно, на квалификацию они не влияют. Они могут совпадать с побуждениями, предусмотренными в ст. 205 УК, но могут быть и иными (из озорства, хулиганства, мести, с целью отвлечения внимания от чего-либо и т.д.).

Так, боясь получить при пересдаче экзамена по одному из предметов очередную неудовлетворительную оценку, студентка одного из Самарских вузов И. в назначенный для сдачи экзамена срок позвонила в вуз и сообщила о подложенной в здание мине. Экзамен, был перенесен на другое время.

Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 14 - летнего возраста.

Такое преступление, как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст.277 УК РФ) осуществляется с целью прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт).

Объектом рассматриваемого преступления является, прежде всего, установленная конституцией РФ политическая система России. Однако это преступление посягает и на второй дополнительный, но обязательный объект - на жизнь государственного или общественного деятеля.

Потерпевшим в этих случаях является государственный или общественный деятель. Члены его семьи потерпевшими не признаются. посягательство на их жизнь, даже если оно связано с деятельностью указанных выше лиц, квалифицируются не по ст.277 УК РФ, а по иным статьям в зависимости от характера действия, последствий и других обстоятельств дела.

В социально-политическом смысле террористический акт представляет собой насильственный метод подавления политических противников и зачастую может являться составной частью более общего явления - терроризма (ст. 205 УК). Статья 277 УК РФ по отношению к ст. 205 УК РФ является специальной нормой, подлежащей преимущественному применению и предусматривающей ответственность за более опасное, нежели терроризм, преступление.

С объективной стороны террористический акт осуществляется путем посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, что предполагает как убийство, так и покушение на него.

Так, при покушении на указанного деятеля последнему может и не быть причинен вред, например, преступник, стрелял и промахнулся.

Лишение жизни, причинение вреда здоровью или непричинение по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, на квалификацию не влияет, но может учитываться при индивидуализации наказания.

Таким образом, последствие не является обязательным признаком рассматриваемого преступления. Однако при лишении жизни или причинении вреда здоровью необходимо установить необходимую причинную связь между действиями виновного и смертью или причинением вреда здоровью.

Факультативные признаки объективной стороны преступления (способ, место, обстановка и пр) в качестве обязательных признаков в ст.277 УК РФ не указаны. Однако наличие таких признаков может повлечь ответственность виновного по совокупности. Например, осуществление террористического акта в отношении определенного лица путем взрыва в месте скопления людей (митинги, собрания и пр.) [60] .

Террористический акт признается оконченным с момента либо причинения смерти, либо совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни государственного или общественного деятеля.

С субъективной стороны террористический акт совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что посягает на жизнь государственного или общественного деятеля, предвидит возможность или неизбежность лишения такого лица жизни и желает совершить такие действия, надеясь на наступление такого последствия, как смерть потерпевшего.

Обязательным признаком объективной стороны является цель - либо прекращение государственной или иной политической деятельности, либо месть за такую деятельность. Наличие этих целей исключает возможности совершения преступления с косвенным умыслом.

Мотивы террористического акта различны (например, враждебное отношение к существующему строю, власти, к деятельности, осуществляемой государственным или общественным деятелем, националистические, религиозные). Они на квалификацию рассматриваемого преступления не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.

Субъектом террористического акта может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица от 14 до 16 лет, принимавшие участие в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля, могут быть привлечены к ответственности по п. "б" ч.2 ст.105 УК РФ.

В случаях фактической ошибки, когда субъект убивает не государственного или общественного деятеля, а иное лицо (например, охранника), ответственность наступает по совокупности за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и умышленное убийство иного лица.

Террористический акт отнесен законодателем к числу особо тяжких преступлений, за совершение которого предусмотрена возможность определения судом пожизненного лишения свободы или смертной казни.

Ответственность за преступление, аналогичное рассмотренному выше, предусмотрена уголовным законодательством ряда зарубежных стран.

Так, весьма детально регламентирована ответственность за террористические акты в Уголовном кодексе Франции. В разделе II "О терроризме" в главе 1 "О террористических актах" и главе 2 "Особые положения" наказание дифференцируется в зависимости от характера действий.

Под террористическим актом понимаются "умышленное посягательство на жизнь, умышленные посягательства на неприкосновенность человека, похищение или незаконное удержание человека в закрытом помещении"[61] и иные действия. Состав террористического акта не ограничивается характером осуществляемой потерпевшим деятельности. Цель же этого деяния определяется как цель "серьезно нарушить общественный порядок путем запугивания или террора". В целом же это преступление отнесено законодателем Франции к числу преступлений против нации, государства и общественного порядка.

В законодательстве некоторых стран хотя и не говорится о террористических актах, однако предусмотрена ответственность за посягательства на лиц, осуществляющих верховную власть. Например, в Испании предусмотрена ответственность за убийство Короля, Регента и других лиц[62] , в Польше - за посягательство на жизнь Президента Республики[63] , в Швеции - за нападение на Короля или члена Королевской семьи или Регента, правящего на месте Короля[64] . Преступления в этих случаях не ограничиваются указанием на какую-то специальную цель.

Ответственность за посягательство на жизнь Президента предусмотрена и в ст.158 УК Узбекистана[65] . В этой же статье установлена ответственность за умышленное причинение телесного повреждения Президенту (ч.2) и за публичное оскорбление или клевету в отношении Президента Республики (ч.3).

В Уголовном кодексе Казахстана ч.1 ст.167 текстуально совпадает со ст.277 Кодекса РФ, однако в ч.2 говорится о тех же действиях, совершенных в отношении Президента Республики Казахстан.

В Уголовном кодексе Белоруссии, предусматривающей ответственность за террористический акт, данный состав дополнен указанием на цель дестабилизации общественного порядка либо воздействия на принятие решений государственными органами[66] .

Дополнительное указание на цель ослабления основ конституционного строя и безопасности государства содержится в ст.310 УК Таджикистана.

Со ст.277 УК РФ текстуально совпадает ст.294 УК Кыргызстана.

В других странах террористический акт чаще всего предполагает применение того или иного насилия в отношении лиц, не облеченных специальными полномочиями, и относится к числу преступлений, посягающих на общественный порядок.

Статья об ответственности за диверсию была включена в Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. на основании общесоюзного Закона "Об ответственности за государственные преступления" 1958 г[67] . Однако в связи с принятием Федерального закона от 1 июля 1994 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФРС и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР"[68] статья о диверсии была исключена из Кодекса. Отсутствовала эта статья и в проекте Кодекса. Однако в проекте 1995 г. она появилась вновь. В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. статья об ответственности за диверсию (ст.281 УК РФ) претерпела значительные изменения при определении объективных и субъективных признаков.

Высокая степень опасности диверсии, отнесенной законодателем к числу особо тяжких преступлений, определяется тем, что при совершении этого преступления выводятся из строя важнейшие народнохозяйственные объекты, оборонные производства, объекты жизнеобеспечения населения и иные, значимые для экономики и обороноспособности объекты.

Предметами диверсии являются предприятия, сооружения, пути и средства сообщения, средства связи, объекты жизнеобеспечения населения независимо от форм собственности (электростанции, мосты, водопровод, тоннели, плотины, радиостанции, газопровод, трубопровод и пр). Вред зачастую причиняется жизни или здоровью неопределенного количества людей.

Объективная сторона диверсии подробно описана законодателем в диспозиции статьи. Так, диверсия осуществляется путем взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий (например, фабрики, заводы), сооружений (например, электростанция, трубопровод), путей и средств сообщения (например, железнодорожный путь), средств связи (например, линии электропередачи), объектов жизнеобеспечения населения (например, систем водоснабжения) с определенной целью.

Таким образом, объективная сторона диверсии заключается в действиях, направленных на разрушение и повреждение указанных в статье объектов.

Разрушение - полное выведение объекта из строя, когда его восстановление невозможно или нецелесообразно.

Повреждение предполагает частичное выведение объекта из строя при наличии возможности его ремонта и восстановления.

В ст.281 УК РФ указаны конкретные способы, которыми осуществляются разрушения или повреждения. Это - взрыв, поджог, иные действия.

Законодатель не дает исчерпывающего перечня способов совершения диверсии. Но, как правило, они обще опасны, приводят к быстрому результату, серьезному, а иногда непоправимому ущербу экономике и обороноспособности страны. Законодатель сформулировал состав диверсии по типу формальных составов. Преступление окончено с момента совершения действий, направленных на разрушение и повреждение определенных объектов.

Характер же действий (способ) определен законодателем: взрыв, поджог, иные действия, т.е. затопление, отравление питьевых водохранилищ, устройство обвалов, аварий и пр. С момента осуществления таких действий преступление признается оконченным независимо от того, были разрушены или повреждены или нет указанные в статье объекты.

Квалифицированным видом диверсии является совершение ее организованной группой (ч.2 ст.281 УК РФ). Организованная группа - это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст.35 УК РФ). С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом и специальной целью.

Умыслом виновного охватываются осознание характера и опасности своих действий и желание разрушить или повредить определенные объекты, используя при этом общеопасный способ. Субъект действует со специальной целью - подрыв экономической безопасности и обороноспособности России.

Для установления цели диверсии учитывается важность выводимого из строя объекта, возможные последствия этого, реальный ущерб экономике и обороноспособности страны, причиненный действиями диверсанта, и т.д.

Мотивы диверсии различны (политические, националистические, корыстные и др.) и на квалификацию содеянного не влияют, но должны учитываться при индивидуализации наказания.

Субъектом диверсии могут быть гражданин России, иностранный гражданин, лицо без гражданства. Если действия, подпадающие по своим объективным признакам под понятие диверсии, совершают лица в возрасте от 14 до 16 лет, они должны нести ответственность за фактически совершенные деяния, например, умышленное уничтожение имущества (ст.167 УК РФ), приведение в негодность транспортных средств и путей сообщения (ст.267 УК РФ) и пр. При совершении диверсии по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей содеянное квалифицируется по совокупности ст.275 УК РФ (государственная измена) и ст.281 УК РФ.

В уголовном законодательстве зарубежных стран термин "диверсия" употребляется довольно редко. Исключения составляют уголовные кодексы Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана, Белоруссии и некоторых других стран ближайшего зарубежья. Однако в некоторых из этих кодексов состав диверсии сформулирован несколько иначе, нежели в Кодексе РФ.

Так, по Уголовному кодексу Узбекистана диверсия - это "действия, направленные на уничтожение людей, нанесение вреда их здоровью, повреждение или уничтожение собственности с целью дестабилизации деятельности государственных органов или общественно-политической обстановки либо подрыв экономики Республики" (ст.161). Способ диверсии может быть любым, а не только общеопасным. Поэтому за счет способа диверсии рамки названного состава преступления по сравнению со ст.281 УК РФ расширены. Цель диверсии в статье не указана.

Уголовный кодекс Белоруссии предусматривает ответственность за квалифицированный вид диверсии. Квалифицирующими обстоятельствами в ч.2 ст.360 названы: совершение диверсии организованной группой, гибель людей, иные тяжкие последствия. В других странах вопрос об ответственности за преступление, аналогичное диверсии, решается по-разному. Так, в УК ФРГ диверсионная деятельность рассматривается как одна из форм саботажа (87, 88) в главе третей "Угроза демократическому правовому государству".

Законодатель относит к актам саботажа, в частности, совершение действий, предусмотренных ст.305 (разрушение сооружений), ст.305-а (разрушение важных средств производства), ст.306 (поджог), ст.306-а (тяжкий поджог), ст.306-в (особо тяжкий поджог), ст.317 (вмешательство в деятельность телекоммуникационных установок и пр), то есть совершение преступлений, ответственность за которые предусмотрена в других разделах Кодекса (например, в разд.27 "Повреждение имущества", в разд.28 "общеопасные преступные деяния" и др.). В качестве одной из форм саботажа рассматривается диверсионная деятельность в Уголовном кодексе Франции (ст.411-9).

Таким образом, обобщая вышеизложенное можно согласиться с Емельяновым В.П. в том, что "терроризм как массовое и политически значимое явление-результат повальной "деидеологизации", когда отдельные группы в обществе легко ставят под сомнение законность и права государства, и тем само оправдывают переход к террору для достижения собственных целей"[69] .

Терроризм сегодня - это мощнейшее оружие, инструмент, используемый не только в борьбе против Власти, но очень часто - и самой Властью.

Нонсенс очевидный, к тому же ведущий не только к противоречивой практике, но и к безгранично расширительному толкованию самого понятия терроризма, а значит, к схоластическим спорам в уголовно-правовой науке.

Терроризм - это публично совершаемые обще опасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.

Законодательная характеристика терроризма и террористической деятельности, прежде всего, обращает на себя внимание неточной конструкцией объективной стороны состава преступления: взрыв и поджог создают не опасность, а влекут реальные человеческие жертвы, уничтожение или повреждение различных материальных ценностей.

Конструкция объективной стороны юридически ставит знак равенства между реальным наступлением общественно опасных последствий, созданием лишь опасности их возникновения, что нельзя признать правильным. Ведь наступление указанных последствий и опасность их наступления в рамках единой уголовно-правовой нормы явно не равнозначны по фактической степени общественной опасности содеянного. Такая конструкция нарушает принцип дифференциации при назначении наказания.

С одной стороны, признаки состава терроризма в указанной формулировке представляются чрезмерно расширенными за счет указания на возможность наступления любых "иных общественно опасных последствий", ибо из смысла самого состава усматривается, что данное деяние может быть совершено обще опасным способом, влекущим не любые, а тяжкие последствия[70] .

С другой стороны, рамки состава представляются искусственно зауженными за счет указания на то, что данные действия могут совершаться в целях оказания воздействия на принятие решений лишь "органами власти", поскольку в реальной действительности террористы оказывают воздействие не только на органы власти, но и на международные и другие организации, на физических лиц, когда они вправе самостоятельно принимать решения или влиять на принятие решений, выгодных террористам, органами власти и организациями (политиков, бизнесменов) [71] . Тем более, нелогичным последнее положение ст. 205 УК РФ, выглядит на фоне ст. 206 УК РФ, предусматривающей ответственность за захват заложника в целях понуждения "государства, организации или гражданина" совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, ибо по международным стандартам захват заложника рассматривается, как разновидность терроризма, поэтому и состав терроризма должен содержать признаки всех адресатов воздействия террористов[72] .

Неудачным представляется указание в качестве цели терроризма "нарушение общественной безопасности". Ведь статья 205 УК РФ расположена в главе "Преступления против общественной безопасности", исходя из чего предельно ясно, что именно общественная безопасность является объектом всех преступлений, составы которых предусмотрены в них.

2.2 Проблемы отграничения терроризма от некоторых смежных составов преступлений и возможности их законодательного решения

Терроризм, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 205 УК РФ, имеет объективные и субъективные признаки, сближающие его со смежными составами преступлений (ст.277, 281, 105, 317 УК РФ и др.).

Так, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и диверсия направлены на подрыв конституционного строя и безопасности государства, что выражается в иных, нежели при терроризме, характере и содержании целей.

Если говорить об убийстве лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч.2 ст.105 УК РФ) в плане отграничения данного преступления от состава терроризма, то здесь имеет место убийство в том случае если, виновный совершает убийство с целью помешать лицу выполнять служебный или общественный долг, а также по мотиву мести за такие действия.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого м связи с совершением им правонарушений, и др. [73] .

Для квалификации не имеет значения время, прошедшее с момента совершения указанных деяний. Главное, чтобы убийство было совершено в связи с их выполнением, и потерпевший действовал правомерно.

Потерпевшими по данному виду убийства могут быть как сами исполнители служебных или общественных функций, так и их близкие.

Под близкими следует понимать близких родственников потерпевшего, лиц, состоявших с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также тex лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

В случаях, когда имеет место убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга, выделенное в самостоятельный состав, содеянное должно квалифицироваться только по той норме, которая этот состав выделяет (ст.277, 295, 317 УК РФ).

Если при терроризме совершение взрывов, поджогов и иных действий сопряжено с устрашением населения в широком смысле этого слова, то в государственных преступлениях, причиняя смерть или вред здоровью, виновное лицо ставит перед собой задачу иного содержания - причинить вред государству как форме организации общества.

При диверсии к тому же главное не столько причинить физический вред, сколько материальный и организационный.

От посягательств на личность, собственность, порядок управления и т.п. анализируемое преступление отличается тем, что причинение вреда названным объектам является способом совершения терроризма и воспринимается виновным как промежуточный, но необходимый этап в достижении конечной цели, преследуемой им.

Применение общеопасного способа обусловлено, не столько стремлением причинить вред как можно большему кругу охраняемых интересов, сколько желанием лица добиться максимальной эффективности своего деяния.

Так, при убийстве общеопасным способом потерпевшие индивидуально определены, и виновные желают причинить смерть именно этим лицам, а при уничтожении или повреждении имущества - уничтожить или повредить именно это, но не другое имущество.

При терроризме собственно личность потерпевшего или характер и принадлежность имущества не интересуют преступника, ему важно путем нарушения общественной безопасности, устрашения населения вынудить органы власти к совершению или, наоборот, несовершению нужного для виновного действия. Если террористические акты совершаются бандой, то содеянное подлежит дополнительной квалификации по ст. 209 УК РФ.

Захват заложника при терроризме, организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем, организации преступного сообщества (преступной организации), угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, массовых беспорядках также квалифицируется по совокупности ст. 206 УК РФ и соответствующих статей Кодекса, предусматривающих ответственность за данные преступления.

Как и в статьях о терроризме, захвате заложника, законодатель в примечании к ст. 208 УК РФ предусматривает возможность освобождения лица от уголовной ответственности. Данная норма имеет поощрительный характер и направлена на максимальную нейтрализацию последствий преступления.

В качестве оснований освобождения от ответственности выделяются три условия:

а) добровольность прекращения участия. При этом мотивы, в силу которых лицо принимает такое решение, значения не имеют;

б) сдача оружия;

в) отсутствие в действиях лица иного состава преступления. Поскольку в законе говорится: "Лицо: прекратившее участие", постольку освобождению подлежат не только собственно участники формирований, но также их создатели и руководители[74] .

По смыслу закона само создание незаконного вооруженного формирования или руководство им, а равно участие в таком формировании, образует оконченное преступление. Следовательно, совершение в составе данного формирования каких-либо иных преступлений требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Кодекса.

От вооруженного мятежа, насильственного захвата власти или насильственного удержания власти терроризм отличается по субъективным (отсутствие цели свержения или насильственного изменения конституционного строя либо захвата или удержания власти) признакам.

От состава терроризма следует отличать, предусмотренное ст.277 УК РФ такое преступление, как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (террористический акт).

Разграничение этих преступлений должно проводиться:

по объекту (объектом терроризма является общественная безопасность, а террористического акта - основы конституционного строя);

по объективной стороне (терроризм осуществляется путем взрывов, поджогов или иных общеопасных действий, а терракт - путем посягательства на жизнь строго определенных законом лиц);

по субъективной стороне (терроризм осуществляется с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, воздействия на принятие определенного решения органами власти, а террористический акт - с целью прекратить государственную либо общественную деятельность потерпевшего или отомстить ему за такую деятельность).

В тех случаях, когда указанная в ст.277 УК РФ цель отсутствует и виновный посягает на жизнь государственного или общественного деятеля из корыстных, личных и тому подобных побуждений, содеянное должно квалифицироваться по иным статьям Кодекса в зависимости от направленности умысла, например, убийство или покушение на убийство в связи с осуществлением потерпевшим своего общественного долга (п. "б" ч.2. ст.105 УК РФ).

Определенное сходство с терроризмом имеет и такое преступление против общественной безопасности, как диверсия (ст.281 УК РФ), которое также осуществляется путем взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу гибели людей, причинение значительного материального ущерба и пр.

Разграничение диверсии и терроризма должно проводиться по субъективной стороне - по цели совершения этих преступлений.

При диверсии цель - подрыв экономической безопасности и обороноспособности страны путем выведения из строя ключевых хозяйственных и оборонных объектов.

Цель терроризма - нарушение общественной безопасности, устрашение населения, воздействие на принятие нужного террористам решения органами власти. Как правило, терроризм направлен против жизни и здоровья людей, а диверсия - на выведение из строя ключевых объектов экономики и обороноспособности. Гибель людей обычно является побочным результатом диверсионного акта. Поэтому в случаях, когда гибель людей при диверсии охватывалась умыслом виновного, его ответственность наступает по совокупности ст.105 и ст.281 УК РФ.

В этой связи может возникнуть вопрос о критериях разграничения диверсий и таких преступлений, как умышленное повреждение или уничтожение имущества (ст.167 УК РФ), уничтожение или повреждение лесов (ст.261 УК РФ), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст.267 УК РФ). Критерием разграничения в таких случаях являются направленность действий (различие в родовых, видовых и непосредственных объектах посягательства), а также субъективная сторона, а именно цель совершения указанных действий, которая неразрывно связана и определяет направленность (объект) деяния. Только при диверсии имеется цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности.

Анализ терроризма как сложного и многомерного явления возможен с правовых позиций и в социальном аспекте. В социальном смысле терроризм выражает различные оттенки конфликтных ситуаций, которые проявляются в социальной жизни (политические, религиозные, националистические, общеуголовные и т.д.). В связи с таким мотивационным многообразием формы терроризма достаточно разнообразны как в содержательной характеристике, так и в объеме распространения. Однако, с точки зрения уголовно-правовой характеристики, терроризм должен иметь определенный характер и четкие границы. Это обусловлено формализованностью права и необходимостью установления достаточных оснований для привлечения к уголовной ответственности. Как известно, в уголовном праве таким основанием выступает совокупность признаков состава преступления, которая однозначно и недвусмысленно должна характеризовать конкретное общественно опасное явление как преступление.

Однако юридическому оформлению понятия "терроризм" в современных условиях препятствуют как минимум два обстоятельства:

во-первых, крайняя политизированность оценок терроризма и,

во-вторых, стремление придать такому определению всеобъемлющий характер. Эти обстоятельства отчетливо прослеживаются, ещё с резолюции IV Конференции по унификации уголовного законодательства (Париж, 1931г) [75] .

Рассматривая вопрос о правовых элементах понятия "терроризм", следует иметь в виду, что, с точки зрения его регламентации, в уголовном законе любой терроризм носит уголовно-правовой характер[76] . Вместе с тем при криминализации того или иного общественно опасного деяния законодатель исходит из необходимости обеспечения охраны от преступных посягательств определенной группы общественных отношений, а не абстрактных интересов. Признаки конкретного преступления формулируются в нормах Уголовного кодекса прежде всего с учетом характера и круга охраняемых отношений.

Поэтому в зависимости от особенностей конкретного деяния (его направленности, способа совершения, характера возможного вреда и т.д.) объективно неизбежны различия в законодательном наборе признаков тех или иных даже однородных преступлений.

Так, в Уголовном кодексе РФ можно выделить три группы преступлений, объективные или субъективные элементы которых в достаточно сильной степени выражают элементы терроризма:

а) ст. 205, 205.1 и 207;

б) ст.277 и 281;

в) п. "б" и "е" ч.2 ст.105, ст.295 и 317 УК РФ.

Каждая из этих групп характеризуется специфическими признаками.

Функциональное назначение криминализации третьей группы преступлений связано с охраной жизни либо конкретных лиц (ст.295 и 317), либо безымянной, но индивидуально определенной личности (п. "б" ч.2 ст.105 УК).

Вторая группа преступлений характеризуется особой направленностью деяний и спецификой субъективной стороны. Эти деяния направлены на подрыв конституционного строя и безопасности государства как важнейших, основополагающих элементов организации общества.

Причинение конкретного вреда потерпевшим при таком виде террористического акта является способом подрыва конституционного строя и безопасности государства, а не самоцелью. Следовательно, обеспечивая охрану конституционного строя, законодатель одновременно обеспечивает и охрану жизни лиц, которые могут быть потерпевшими от такого рода преступлений.

К тому же в диверсии при описании законодателем способа преступления упор сделан не столько на причинении вреда людям, сколько на уничтожении и повреждении имущественных объектов.

Наконец, первая группа преступлений характеризуется направленностью на причинение физического вреда неопределенно широкому кругу лиц, и общеопасный способ связан, прежде всего, с причинением вреда личности, а уже во вторую очередь - с уничтожением или повреждением материальных объектов. К тому же причинение вреда материальным объектам по своей сути является не чем иным, как формой психологического давления на людей, способом их устрашения. Адресуется это не отдельной, конкретной личности, а обществу в целом.

Таким образом, именно данная группа преступлений представляет угрозу для безопасности общества: приводит к многочисленным человеческим жертвам, крупному материальному ущербу, дестабилизирует обстановку в государстве, формирует негативную морально-психологическую атмосферу, порождает панические настроения, чувство страха граждан за свою жизнь.

Поэтому, согласно Декларации Организации Объединенных Наций от 9 декабря 1994 г. "О мерах по ликвидации международного терроризма": "Преступные акты, направленные или рассчитанные на создание обстановки террора среди широкой общественности, группы лиц или конкретных лиц в политических целях, ни при каких обстоятельствах не могут быть оправданы, какими бы ни были соображения политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или любого другого характера, которые могут приводиться в их оправдание"[77] .

В ст.5 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" говорится, что "борьба с терроризмом в Российской Федерации осуществляется в целях:

1) защиты личности, общества и государства от терроризма;

2) предупреждения, выявления, пресечения террористической деятельности и минимизации ее последствий;

3) выявления и устранения причин и условий, способствующих осуществлению террористической деятельности".

Следовало бы сделать акцент также на выявлении и устранении причин и условий, определяющих мотивацию и принятие решений о террористической деятельности. Пока же в указанном Законе говорится только о причинах и условиях, способствующих ее осуществлению.

Когда внимание сосредоточивается на борьбе именно с терроризмом, уходят в тень такие обстоятельства, порождающие и стимулирующие его, как безжалостная экономическая эксплуатация одних субъектов другими; "экономические войны"; ограбление народов в результате широкомасштабной экономической преступной деятельности и их отчуждение от общечеловеческих ценностей и достижений мировой цивилизации; преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, против правосудия; коррупция; обеспечение преступными средствами мирового или локального господства; разжигание религиозной, национальной и иной вражды, ненависти; игнорирование общечеловеческих ценностей, попрание охраняемых законом прав человека. И создается иллюзия, будто можно покончить с терроризмом в условиях сохранения указанных явлений.

Ситуации, связанные с терроризмом обостряются, при разрушении режима законности; нарушении принципов демократии, когда государственные органы и деятели не считают себя обязанными заботиться о нуждах большинства населения; ориентированы исключительно на обслуживание так называемой "элиты" и ангажированы ею; при "самоизоляции" находящихся в трудных условиях социальных групп, их отчуждении от культурной среды, образования, ценностей цивилизации.

В данном аспекте значение имеют знание, умение и решимость людей использовать правовые рычаги для изменения бедственного положения, уверенность в том, что законные средства будут эффективными и виновные в нарушении закона понесут наказание.

Борьбу с терроризмом, включающую предупреждение в качестве приоритетного ее направления, следует переносить на более ранние рубежи, а значимые в правовом отношении ситуации терроризма рассматривать в значительно более широких пространственно-временных границах, нежели конкретные ситуации закладывания взрывчатки, подрыва зданий, сооружений, захвата заложников и т.п. С этой точки зрения особенно значима криминологическая экспертиза проектов социально-экономических преобразований, различных нормативно-правовых документов. Она может помочь предотвратить развитие ситуации, способной детерминировать терроризм или иные виды криминальных способов решения проблем.

В современных российских условиях всесторонний, глубокий анализ ситуации каждой террористической акции имеет непосредственное практическое значение. Между тем, после принятия в 2002 году УПК РФ трудно дать однозначный ответ на вопрос, как быть с террористическими акциями, в ходе которых гибнут "шахиды": отказывать в возбуждении уголовного дела на основании пункта 4 части первой статьи 24 УПК РФ или возбуждать дело? Пункт 4 части первой статьи 24 УПК РФ предусматривает, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в случае смерти подозреваемого или обвиняемого, за исключением лишь тех случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

В соответствии с частью первой статьи 148 УПК РФ отказ в возбуждении уголовного дела допускается в отношении конкретного лица только по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, то есть за отсутствием в деянии состава преступления.

Такого рода нормы могут давать основания для острой дискуссии сторон обвинения и защиты, в том числе по делам о терроризме, когда террорист погибает при взрыве или задержании. Не возбуждение уголовного дела в таких случаях на руку организаторам террористических актов. При наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления террористического характера, крайне важно обязательно возбуждать уголовное дело по признакам такого преступления. Без этого нельзя установить организаторов и других соучастников соответствующего преступления, а также обстоятельства, порождающие акт терроризма.

Глава 3. Предупреждение терроризма на современном этапе развития общества, как залог мира и безопасности человечества

3.1 Эффективность международного и отечественного опыта законодательной борьбы с терроризмом в аспектах его предупреждения

Опыт многих иностранных государств в борьбе с терроризмом, безусловно, необходимо изучать, а, изучив, - использовать во благо обществу. Политическое руководство основных стран европейского Запада и Соединенных Штатов рассматривает противодействие терроризму в качестве одной из важнейших общегосударственных задач.

Основными направлениями деятельности в этой области являются:

совершенствование правовой базы;

усиление взаимодействия между соответствующими федеральными органами;

формирование специальных подразделений и увеличение численности сотрудников федеральных структур, занимающихся проблемой терроризма, улучшение их технической оснащенности.

Политика большинства западных государств базируется на следующих принципах: не делать террористам никаких уступок, оказывать максимальное давление на страны, поддерживающие терроризм, в полной мере использовать имеющиеся в своем распоряжении силы и средства, в том числе и военные для наказания террористов, предоставление помощи другим государствам и взаимодействие с ними[78] .

Так, например, в США за период с 1958 по 1999 гг. было принято более 40 правовых актов, в той или иной степени касающихся усиления борьбы с терроризмом, в том числе специальная Президентская директива (июнь 1995 г) и Закон об усилении борьбы с терроризмом (1996 г).

Эти законодательные акты значительно расширяют права федерального руководства, правоохранительных органов и администрации штатов по выявлению и пресечению готовящихся террористических актов, как на территории США, так и за рубежом[79] .

Каковы же основные направления борьбы с терроризмом?

Во-первых, отказ от двойных стандартов оценки и использования терроризма во внешней и внутренней государственной политике. Терроризм нельзя рассматривать как форму национально-освободительного движения или религиозного самоутверждения. Страны, поддерживающие террористические организации и движения, должны быть подвергнуты жестким международным санкциям, исполнение которых могли бы контролировать соответствующие международные структуры.

Во-вторых, выявление и установление жесткого контроля мирового сообщества за деятельностью международных террористических сетей, их центров и штаб-квартир, баз подготовки и других террористических структур[80] .

В-третьих, объединение всего мирового сообщества против идеологии терроризма. Только совместными усилиями, возможно, лишить идеологических оснований террористические движения, сократить их социальную базу, снизить уровень поддержки за счет проведения информационно-политических и социальных мероприятий. Это достигается за счет выявления и подавления центров идеологического обеспечения и поддержки террористических движений, общественной изоляции террористических групп, лишение их внутренней и внешней поддержки, расслоение террористической среды.

Эффективная борьба с терроризмом на государственном, межгосударственном уровне возможна только в том случае, если к ней присоединится гражданское общество, все слои общественности. Шагом в этом направлении стала инициатива, которую внесла российская сторона по созданию Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума (ВААФ).

Впервые об этом было заявлено в 1999 году. За этот период к предложению инициатора присоединились около 40 стран мира.5 декабря 2000 года в Венском центре ООН состоялось первое заседание Международного оргкомитета Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума, а 14 февраля 2001 в Берлине ВААФ был зарегистрирован как международная неправительственная общественная организация.

Стратегическая задача Форума - это привлечение широких кругов мировой общественности: глав государств и правительств, представителей органов законодательной и исполнительной власти, представителей бизнеса, деятелей культуры, средств массовой информации, специалистов судебных и полицейских органов, научно-исследовательских, образовательных учреждений, участников политических, общественных объединений и движений - к созданию единого антикриминального и антитеррористического фронта.

В-четвертых, контроль мирового сообщества над международными финансовыми потоками. В качестве правовой основы может быть использована Международная конвенция о подавлении финансирования террористов. Она открывает возможность арестов, судебного преследования лиц, причастных к финансированию терроризма, превентивных мер по выявлению и ликвидации источников дохода террористов и ограничению движения таких средств через границы. Так, например, в 2002 году только в г. Москве выявлено 14 коммерческих банков, находящихся под контролем частных организованных групп, в том числе 4 банка, оказывающих адресную помощь лидерам незаконных вооруженных формирований в Чечне[81] .

В-пятых, усиление координации антитеррористической деятельности на международном уровне, углубление взаимодействия с зарубежными правоохранительными органами, осуществляющими борьбу с терроризмом, создание единого мирового антитеррористического центра в рамках ООН.

Вопросами борьбы с терроризмом деятельность мирового антитеррористического центра, создание которого большинством стран поддержано, по мнению бывшего вице-премьера Правительства России, экс-министра внутренних дел Анатолия Куликова, ограничиваться не должна. Сейчас уже всем ясно, что крупные террористические акции невозможны без мощного финансового обеспечения, которое в подавляющем большинстве случаев происходит за счет "отмывания" грязных денег и наркосделок. А это означает, что следует вести речь о создании не просто мирового антитеррористического центра, а мирового центра борьбы с международной преступностью.

Необходимо концептуально менять механизмы борьбы с терроризмом.

Сейчас она возложена в основном на спецслужбы, которые одновременно ведут разведывательную, контрразведывательную деятельность. Интересы спецслужб в разных странах, и даже порой в рамках одной страны, часто не совпадают. Борьба с терроризмом должна стать приоритетной функцией всех правоохранительных органов и силовых ведомств. На сегодняшний день, как показывает практика, наиболее эффективно взаимодействуют между собой органы полиции (милиции) разных стран[82] .

В-шестых, разработка Советом Безопасности отвечающей современным реалиям Концепции борьбы с терроризмом. Она должна представлять собой систему научно обоснованных, международно признанных и закрепленных в международных правовых документах положений о борьбе с терроризмом.

ООН за весь период своего существования немало сделала для борьбы с терроризмом. Однако, несмотря на обилие международно-правовых актов и органов, координирующих борьбу с международным терроризмом в международном праве до настоящего времени нет единого универсального соглашения, определяющего понятие международный терроризм, его юридическую природу и ответственность. Нет и исчерпывающего перечня актов международного терроризма.

Наш анализ международных соглашений позволяет дать следующий перечень таких актов:

а) взрывы помещений посольств, миссий, представительств или штаб-квартир международных организаций;

б) диверсионные акты на улицах, в аэропортах, на вокзалах, культурных центрах, промышленных сооружениях, в помещениях для торговой и профессиональной деятельности, связанные с уничтожением или повреждением имущества и причинением людям телесных повреждений или смерти;

в) умышленное использование взрывных устройств, встроенные в посылки, бандероли, письма и другие почтовые отправления;

г) любой диверсионный акт против общественных сооружений;

д) заговор в целях совершения актов международного терроризма и соучастие в них в любой форме и др.

В различных источниках к актам международного терроризма относят: захват заложников, пиратство, акты, направленные против безопасности гражданской авиации, а также незаконный захват и использование ядерного материала. Однако в силу их особой международной опасности, распространенности и многообразия форм совершения для борьбы с ними государства, в том числе принимают специальные конвенции, выделяя их в отдельные преступления международного характера.

В-седьмых, назрела необходимость в создании российской общегосударственной системы координации борьбы с терроризмом на уровне Федерации и ее субъектов; принятие Правительством РФ Федеральной целевой программы борьбы с терроризмом, которая должна содержать комплекс государственных мер (правовых, организационных, финансовых, материально - технических), направленных на активизацию борьбы с терроризмом; перенос акцента антитеррористической деятельности на профилактику, предупреждение и пресечение террористических акций; формирование на прочной правовой основе порядка привлечения и участия всех "силовых" министерств и ведомств к подготовке и участию в контртеррористических операциях на территории страны.

С учетом вышеуказанного хотелось бы отметить, что четкая понятийная характеристика терроризма, как социально-правового явления, определение его особенностей в современном мире послужит ориентиром для того, чтобы четко определить направления, задачи, правовые, организационные и ресурсные аспекты борьбы с терроризмом в структуре разработки и осуществления крупномасштабных мероприятий, с учетом новых объемов угроз и вызовов, которое встречает мировое сообщество в начале III тысячелетия.

Террор, терроризм - явление не новое, но не за одно тысячелетие его существования появлялось много новых форм терроризма, в последнее время общество столкнулось с проявлениями компьютерного и биологического терроризма. В связи с бурным развитием научно-технического прогресса не исключено появление космического терроризма. Терроризм многогранен и проявляет поразительную способность приспосабливаться к изменениям окружающего мира. В настоящее время он представляет собой угрозу не только отдельно взятому государству, но и человечеству в целом.

В качестве непосредственных целей, которые достигаются посредством террора, как правило, выступают следующие:

ликвидация (физическое устранение) государственного, общественного, политического или религиозного деятеля, который, по мнению отдельных лиц или групп людей (корпораций, организаций, объединений и целых государств), своей деятельностью мешает достижению их определенных целей;

физическое или психологическое воздействие на органы государственной власти и управления с целью склонения их к выполнению определенных требований (политических, экономических и др.);

дезорганизация нормальной деятельности различных органов и структур, устрашение населения как способ доказывания несостоятельности существующей власти в государстве противостоять насилию и др.

Подавляющая часть террористических акций исходит от организованных формирований, совершается в условиях серьезного финансирования и предварительной подготовки. Именно такие акции сопровождаются наиболее тяжкими последствиями.

Терроризм в начале XXI единодушно оценивается как одно из наиболее опасных явлений, угрожающих в условиях его связи с транснациональной организованной преступностью международной безопасности[83] и требующих принятия самых энергичных мер для его пресечения и ликвидации.

Терроризму посвящаются многочисленные форумы, к борьбе с ним стремятся быть прикосновенными самые разные субъекты, независимо от их профессии и компетентности.

Между тем, успех реагирования на любое нежелательное явление определяется осведомленностью о нем: определением его содержания, границ, сущности; познанием его закономерностей, особенностей детерминации, причинности, чувствительности к различным принимавшимся мерам.

При всем многообразии научных и иных публикаций о терроризме, международно-правовых и государственно-правовых документов о борьбе с ним приходится констатировать отсутствие четкого единообразного понимания данного явления. В международно-правовых документах, законодательных актах государств и литературе он определяется пространно, не всегда однозначно и, в конечном счете, размыто. Такого рода определения допускают разные толкования.

В ст.3 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" говорится, что "для целей настоящего закона применяются следующиеосновные понятия: терроризм - насилие или, угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерби либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений".

Здесь цели трактуются многозначно: и как нарушение общественной безопасности, и как оказание воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам.

Порой акты терроризма трудно разграничивать с хулиганскими действиями, грубо нарушающими общественный порядок, вандализмом, убийством, совершенным общеопасным способом, иными деяниями. Убийство государственного или общественного деятеля из-за мести за его конкретную государственную или иную политическую деятельность тоже с рассматриваемой точки зрения трудно оценить как проявление терроризма.

Возможно, речь идет о нарушениях закона в процессе такой деятельности, грубом попрании прав людей, в результате чего непосредственные жертвы субъективно не находят других средств прекратить произвол в отношении них. Другое дело - такая мотивация, как оказание воздействия на принятие органами власти решении, выгодных террористам.

Анализ можно продолжить, но общий вывод: в данном определении объединены одним термином разноплановые явления.

В одних правовых актах дается определение терроризма как сложного социального явления, в других практически указываются конкретные деяния, относимые к террористическим, в третьих сочетаются указанные два подхода[84] .

Акции террористического характера могут быть самыми разнообразными, со временем они изменяются, модифицируются. В законе трудно заранее определить точно их круг.

При анализе международно-правовых документов, а также практики приходится встречаться с более широким кругом деяний террористического характера, чем это предусмотрено национальным законодательством, в частности, российским. Речь идет о незаконном захвате воздушных судов и других действиях, направленных против безопасности гражданской авиации, безопасности морского судоходства; незаконных актах, связанных с ядерными материалами; уничтожении и разнообразных формах унижения части населения. В том числе путем совершения изнасилования, калечения и обращения в состояние крайней нужды лиц некоренной или иной национальности, другого вероисповедания, а также в иных акциях.

С указанных позиций более продуктивно в законе, прежде всего, выделять терроризм на основе его общей отличительной характеристики и только потом давать перечень различных преступлений, подпадающих под такую характеристику. Характер, мотивация и обстоятельства совершения последних могут существенно отличаться у разных субъектов и в различных обстоятельствах.

Изложенное дает основание для всестороннего профессионального (а не политического или публицистического[85] ) обсуждения исходного понятия - того, что же такое все-таки терроризм. Наиболее отчетливо суть терроризма, его отличительную черту от других высоко общественно опасных явлений, сформулировали сотрудники отечественных и зарубежных спецслужб, имеющие опыт непосредственного участия в антитеррористических операциях и, что называется, "перестрадавшие" ситуации терроризма[86] .

Терроризм - это совершение общественно опасных деяний в отношении жизни, здоровья людей, прав и законных интересов различных субъектов ради принуждения третьей стороны к принятию требуемых террористами решений.

Здесь, во-первых, существенна констатация отсутствия конфликта между самими террористами и их непосредственными жертвами. Такие потерпевшие никогда не бывают, виноваты в соответствующем поведении террористов, они не характеризуются даже просто виктимным поведением.

Акция терроризма при указанном понимании не выступает звеном в цепи сложных взаимоотношений между виновными и их непосредственными жертвами. Если, например, говорить об убийстве и не виктимном поведении жертвы в конкретной ситуации лишения ее жизни, то при изучении взаимоотношений убийцы и жертвы в длительном временном интервале можно увидеть, что убийство стадо результатом противоправного и даже прямо преступного поведения убитого.

Тем не менее, при терроризме, как бы ни углублялось исследование в историю взаимоотношений террористов и их непосредственных жертв, нового оно не принесет: террористы, как правило, не бывают, знакомы с такими жертвами, и те ни в чем не бывают, виноваты перед террористами.

Ни в чем не повинные и не являющиеся участниками отношений террористов и "третьих лиц" граждане и организации, их права и интересы в данном случае выступают в качестве "заложников" принятия нужных террористам решений.

Изложенный подход дает нравственное основание применять самые энергичные средства для пресечения конкретных актов терроризма и освобождения невинных людей, защиты их жизни, здоровья, прав и законных интересов. Использование упомянутых средств в соответствии с общепринятым в праве подходом подлежит рассмотрению в координатах обстоятельств, исключающих преступность деяния, - спасения, безусловно, ни в чем не повинных жертв, избавления мирного населения от страха потери близких или иных потерь.

В то же время всегда необходимо при устранении непосредственной террористической угрозы, анализировать взаимоотношения террористов и третьей стороны, к которой ими предъявляются требования, с тем, чтобы выяснить мотивацию террористических акций, понять их причины, условия, выявить субъектов, виновных в создании ситуации терроризма и принять к ним адекватные правовые меры. Без этого не может быть эффективной борьбы с терроризмом.

Во взаимодействии террористов и "третьей стороны" нередко усматриваются порождающие преступное поведение моменты, в создании и обострении которых бывают в различной степени виноваты террористы и "третья сторона", либо даже преимущественно последняя. В частности, она может создавать невыносимые для жизнедеятельности определенных слоев населения условия, в которых такие слои, группы, их представители не видят иного выхода для обозначения и отстаивания своих прав и законных интересов. В том числе права на жизнь, тем более достойную.

Однако - и это важно признавать - посягательства на жизнь и иные криминальные деяния в отношении людей, не виноватых в поведении третьей стороны, - это всегда преступления, которые нельзя оправдывать.

Терроризм - один из самых подлых способов борьбы. Он заключается в использовании в качестве средств достижения цели наиболее опасные формы насилия.

Во-вторых, "третьей стороной" могут быть самые разные субъекты: международные институты, государства, политические партии, иные общественные объединения, население в целом государства или меньшей территории, различные государственные институты, политические или общественные деятели. Например, вполне подпадает под то понимание терроризма, которое изложено ранее, запугивание населения в целях обеспечения определенной модели его поведения путем применения показательного насилия к отдельным лицам.

В то же время от терроризма следует отличать такие факты применения насилия в рамках вооруженного или иного конфликта двух сторон, когда представители одной конфликтующей стороны причиняют вред представителям другой стороны, активно участвующим в конфликте. При терроризме жертвы никогда не участвуют в конфликте террористов и "третьей стороны", как правило, даже не ведают о таком конфликте.

В-третьих, субъектами выдвижения требования к третьей стороне преимущественно являются вовсе не исполнители конкретных преступлений террористического характера, а их организаторы. Исполнители могут вообще не знать о конкретизированных требованиях и нередко погибают при совершении взрывов или иных террористических акций. В крайнем случае, они лишь озвучивают соответствующие требования. Исключением, разумеются, являются редкие случаи совершения актов терроризма одиночками.

Организаторами террористический акций требования или формулируются при каждом террористическом акте, или выдвигаются в какой-то один момент, а серия террористических актов рассматривается как убедительное подтверждение соответствующих требований и угроз. В таких случаях просто объявляется, что "ответственность на себя берет" такой-то субъект (коллективный или индивидуальный).

Таким образом, важно с позиции обозначенного понимания отнести терроризм в законодательстве России к числу преступлений против мира и безопасности человечества[87] со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями, включая неприменение сроков давности.

Это важно в условиях, когда терроризм принял международный характер и число жертв террористических акций бывают настолько велико, что практически не поддается точному учету. И это особенно важно в настоящее время, когда на рубеже веков терроризмом стала прикрываться фактически военная агрессия одних государств в отношении других при вуалировании истинных субъектов такой агрессии. Вина в таких случаях часто возлагается на различные общественные организации религиозного, иного экстремистского толка, хотя лидеры таких организаций готовятся спецслужбами различных государств и ими же контролируются. Необходимо разграничивать истинный терроризм и квазитерроризм, за которым скрываются другие самые опасные преступления против мира и безопасности человечества.

Следует согласиться с тем, что терроризм - это специфический метод управления поведением субъектов, к которым предъявляются требования. Это - особый способ насилия, используемый, как правило, при достижении масштабных целей организованными коллективными субъектами.

В то же время сам по себе терроризм - всего лишь метод, который бывает, подчинен достижению разных целей, порождается разнообразными мотивами. За методом важно видеть мотивацию, причины и другие обстоятельства его использования.

Заключение

Несмотря на принимаемые меры как общегосударственного, так и регионального масштаба в 2000-2003 годах в Российской Федерации, особенно в Южном федеральном округе росло число зарегистрированных преступлений террористического характера.

Динамика преступности террористической направленности носит сложный, неоднозначный характер. В 2003 году[88] по сравнению с 2002 г. общее число зарегистрированных в Российской Федерации актов терроризма выросло в 2,4 раза, а количество зарегистрированных преступлений, квалифицируемых по статье 205 УК РФ, увеличилось с 135 в 2002 г. до 327 - в 2003 году, или почти в полтора раза (на 142%). В то же время отмечено значительное снижение числа зарегистрированных фактов захвата заложников: в 2003 году их было зарегистрировано 32, а в 2002 г. - 49.

В подавляющем большинстве эти статистические данные характеризуют особо сложную криминальную обстановку в Южном Федеральном округе и в особенности в Чеченской Республике. На его территории в 2002 и 2003 годах было зарегистрировано соответственно 126 и 322 фактов терроризма (ст. 205 УК РФ), в том числе в Чеченской республике в 2002 г. - 115; в 2003 г. - 307.

Статистические данные МВД РФ не отражают истинное положение дел в борьбе с терроризмом. При передаче уголовных дел о терроризме из прокуратур для дальнейшего расследования в УФСБ, соответствующие преступления снимаются с общероссийского учета.

Распространению терроризма способствует наличие в Чеченской республике активного незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ. Во время проведения операций в 2003 году было обнаружено 153 тайника с оружием и воинским снаряжением. Предотвращено 74 террористических акта, уничтожено 76 баз боевиков.

Осуществляется сложная, преступная системная деятельность, когда отдельные виды терроризма, экономических и иных преступлений являются звеньями единой высоко организованной преступной деятельности.

Особую опасность представляют не отдельные группы боевиков, но система таких формирований с обслуживающей их сложной криминальной инфраструктурой, в том числе финансирующей их за счет экономической криминальной деятельности, торговли наркотиками, оружием, людьми.

Анализ изучения материалов уголовных дел, обстоятельств совершения террористических актов на территориях Южного Федерального округа подтверждает, что органами исполнительной власти субъектов региона допускаются нарушения ФЗ "О борьбе с терроризмом", Постановлений Правительства РФ, регламентирующих обеспечение безопасности населения.

Акты терроризма преступники беспрепятственно совершали в местах массового скопления людей: на рынках, вокзалах, остановках общественного транспорта. Росту особо тяжких преступлений способствует низкая раскрываемость преступлений террористического характера. Так, например, за период с 2000 г. по 2003 г. в Карачаево-Черкесской республике по признакам статьи 205 УК РФ было возбуждено 25 уголовных дел. Из них окончено расследованием только 2 уголовных дела. Причинами столь низких показателей, как показало исследование, явились низкая служебная дисциплина при проведении расследования, отсутствие должного взаимодействия и обмена оперативно значимой информацией между правоохранительными органами.

Всего в Российской Федерации расследовано уголовных дел террористического характера в 2003 году по ст. 205 УК РФ (Терроризм) - 44 (2002г. - 14) или 10,9% от числа находившихся в производстве; выявлено лиц совершивших акты терроризма, 40 чел. (2002 г. - 24 чел). Из них в Чеченской республике - 28 человек. Приостановлено расследование за не розыском и не установлением лиц, совершивших эти преступления по 123 уголовным делам.

Остро стоит проблема борьбы с преступлениями о заведомо ложных сообщениях, об акте терроризма (ст. 207 УК РФ). В 2004 году только в Самаре было зарегистрировано более 200 телефонных анонимных звонков о возможном акте терроризма. Низкая раскрываемость данных преступлений в первую очередь связана с укрытием их от учета и низким качеством предварительного расследования[89] .

Существует проблема неадекватной правовой оценки фактически совершаемых деяний, новых для России конца XX начала XXI века.

Преступления, которые совершаются в рамках систематического, организованного нападения на гражданское население, государственные институты власти в Республике Дагестан и Чеченской Республике (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, вооруженный мятеж, насильственный захват власти или насильственное удержание власти) чаще всего имеют своей целью свержение существующей законной власти, предполагают непосредственное вооруженное сопротивление представителям власти, выполнение боевых заданий командования незаконного вооруженного формирования по разведке, диверсиям, террористическим актам.

Однако квалификация таких преступлений в судах бывает неоднозначной. Доказанными остаются преимущественно преступления против общественной безопасности и общественного порядка.

Борьбу с терроризмом осложняет отсутствие:

единой базы данных и качественного информационно-аналитического обеспечения правоохранительных органов о совершенных преступлениях террористического характера и лицах, их совершивших.

должных оперативных позиций в борьбе с терроризмом.

Правоохранительные органы ожидают четкие руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о терроризме.

Понятие "терроризм" является более общим по отношению к террористическим актам, акциям и отдельным преступлениям террористической направленности. В частности, его содержание охватывает не только факты насильственных действий, повлекших реальные последствия, но и угрозы совершения таких действий. Кроме того, насильственные действия при терроризме направлены против неопределенного количества жертв, всегда совершаются общеопасным способом и влекут не только гибель людей и причинение материального вреда, но и дезорганизуют работу государственных, общественных структур, сеют страх и панику среди населения.

"Систематические насильственные акции с использованием огнестрельного оружия, различного рода взрывных устройств, захватов заложников, похищения людей, а также попытки ядерного шантажа позволяют рассматривать терроризм как широкомасштабное явление, представляющее угрозу жизненно важным интересам личности, общества и государства"[90] .

Терроризм - явление не новое, но за два с лишним тысячелетия его существования появилось много новых форм терроризма, в последнее время общество столкнулось с проявлениями компьютерного и биологического терроризма, через непродолжительное время в связи бурным развитием научно-технического прогресса мы можем столкнуться с космическим терроризмом. Терроризм многогранен и проявляет поразительную способность приспосабливаться к изменениям окружающего мира.

В настоящее время это угроза не только отдельно взятому государству, но и человечеству в целом, поэтому проблема борьбы с терроризмом требует постоянного внимания со стороны государства и государственного вмешательства.

Терроризм проявляет себя в виде:

1) преступных деяний террористической направленности, перечень которых недостаточно исчерпывающе изложен в Федеральном законе "О борьбе с терроризмом",

2) организованных террористических формирований и их многоаспектной деятельности, подчиненной террористическим целям,

3) участников таких формирований и иных лиц, совершающих преступления террористической направленности; разрушительных последствий террористических действий, как материального, так и иного характера.

Подавляющая часть террористических акций исходит от организованных формирований, совершается в условиях серьезного финансирования и достаточной предварительной подготовки с учетом подбора профессиональных исполнителей. Именно такие акции сопровождаются наиболее тяжелыми последствиями.

В последние годы отмечается возрастание количества заведомо ложных сообщений об актах терроризма и подчас безразличное отношение к ним правоохранительных органов. Так, в 2003 году зарегистрировано 3462 сообщения, в 2004 году - уже 4035. Следует также учитывать высокую латентность данного преступления.

Причины, породившие эскалацию терроризма в России в последнее десятилетие, кроются зачастую не только во внутренних, но и во внешних факторах. И в одиночку разрешить эти проблемы ни Россия, ни США или какое-либо другое государство не в состоянии.

Необходима консолидация воли большинства государств мира для принятия международно-правовых актов, способных не на бумаге, а на деле поставить заслон международному терроризму, а также своевременная ратификация государствами таких документов и их реализация на практике.

Система национальной безопасности, куда входят как правоохранительные органы, так и спецслужбы, требует своей профессиональной трансформации с учетом новых реалий.

В частности, специальным службам, ориентированным со времен "холодной войны" на военную угрозу и соответственно сосредотачивающим свои усилия на военной разведке, изучающей регулярные вооруженные силы конкретных государств, необходимо переориентировать сбор разведывательных сведений на спектр противников скрытых (таких как "Аль-каида" и другие).

При этом немаловажную роль приобретает взаимодействие российских спецслужб с Управлением внутренней безопасности США и спецслужбами других стран по вопросам борьбы с международным терроризмом[91] .

По нашему мнению, необходимо создание международного Центра по борьбе с терроризмом с его представительствами в участвующих государствах, в котором будут работать профессионалы из различных сфер и областей деятельности: ученые, практики (юристы, психологи, эксперты, оперативные сотрудники, специалисты по проведению специальных операций, переводчики, специалисты в области информационной поддержки, техники и другие). Этот центр необходимо оснастить новейшими достижениями науки и техники, при подборе кадров проводить тщательную проверку кандидатов, их тестирование и профотбор, обеспечить сотрудникам достойную оплату. Важно, чтобы любая информация, полученная по линии правоохранительных органов или специальных служб России, касающаяся преступных организаций террористической направленности или готовящихся террористических акций, оперативно передавалась в указанный Центр.

Библиографический список

Законодательные акты и иные официальные документы.

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993. Официальное издание. - M., 1996.

2. Концепция национальной безопасности РФ. Утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24). // Российская газета от 10 января 2000 г.

3. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов - Токио, 14 сентября 1963 г.;

4. Конвенция по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов - Гаага, 16 декабря 1970 г.;

5. Конвенция по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации - Монреаль, 23 сентября 1971 г.

6. Международная Конвенция Организации Объединенных Наций "О борьбе с бомбовым терроризмом" от 15 декабря 1997 года. // СЗ РФ. - 1999. - № 7. - Ст.3012.

7. Международная Конвенция "О борьбе с захватом заложников" от 17 декабря 1992 года. // СЗ РФ. - 1994. - № 2. - Ст.1064.

8. Постановление Правительства Российской Федерации от 15 сентября 1999 г. № 1040 "О мерах по противодействию терроризму" // СЗ РФ. - 2001. - № 7. - Ст.873.

9. Приказ Министерства Топлива и Энергетики Российской Федерации от 29 декабря 1997 г. № 449 "О введении в действие нормативных документов по обеспечению радиационной безопасности" // СЗ РФ. 1999. № 7. Ст.405.

10. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: ЮРКНИГА. 2004.

11. Указ Президента РФ от 7 марта 1996 г. № 338 "О мерах по усилению борьбы с терроризмом". // СЗ РФ. - 1996., - № 11. - Ст.1027.

12. Указ Президента Российской Федерации от 10 июля 1996 года № 1024 "Вопросы Совета Безопасности Российской Федерации" (в ред. Указа Президента РФ от 02.10 96 г. № 1412) // СЗ РФ. - 1998. - № 26. - Ст.3012.

13. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. "О пожарной безопасности".

14. Федеральный закон от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии". // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 48. Ст.4552; 1997. № 3. Ст.396; № 7. Ст.808.

15. Федеральный закон "О борьбе с терроризмом" от 3 июля 1998 (в ред. ФЗ от 07.08.2000 № 122-ФЗ) // СЗ РФ. - 2002. - № 5. - Ст.3.

16. Федеральный закон "О безопасности Российской Федерации" (в ред. закона РФ от 25.12.92 № 235-1 // СЗ РФ. - 1994. - № 2. - Ст.433.

17. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114 - ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" // Российская газета. 2002.30 июля.

18. Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём" // Российская газета. 2001.9 августа.

Специальная литература.

19. Аксенов А. В чьих интересах совершается терракт? // Уголовное право. Журнал. 2002. № 4.

20. Алексеенко Д. Актуальность новых подходов в борьбе с терроризмом // Материалы Международной конференции.23-24 октября 2001г.М., 2001.

21. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М.: "Щит-М", 2001.

22. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1998.

23. Белогриц-Котляревский Л.С. Очерки курса русского уголовного права. Общая и Особенная часть. Лекции. Киев - Харьков.1896.

24. Бородин А., Торукало В. Терроризм как глобальная проблема современности // Материалы Международной конференции.23-24 октября 2001.М., 2001г.

25. Ващенко Ю.В. Опыт борьбы с терроризмом за рубежом. // Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред.А.И. Долговой. М.: РКА, 2002.

26. Владимиров А. Геополитика России в примерах и деталях. // Время. 2002. № 17.25 апреля.

27. Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2000.

28. Галиакбаров Р.Р. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Краснодар. 2000.

29. Галиакбаров Р.Р. Разграничение разбоя и бандитизма // Российская юстиция. 2001. № 7.

30. Гаухман Л.Д. Уголовно-правовая борьба с терроризмом. М., 1999.

31. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955.

32. Даниленко Н.Н. Некоторые исторические аспекты развития терроризма и проблемы борьбы с ним в России. // Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. проф.А.И. Долговой. М.: РКА, 2002.

33. Дзюба Д.И. Терроризм как криминальное явление. Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. проф.А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002.

34. Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституциионного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М.: Издательство НОРМА. 1999.

35. Еассиуни Ш. Терроризм на современном этапе развития мирового сообщества. // Государство и право. № 7.2003.

36. Емельянов В.П. Терроризм как деяние и состав преступления. Харьков, 1999.

37. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования. Уголовно-правовое исследование. М.: NOTABENE, 2000.

38. Емельянов В.П. Понятие терроризма в уголовном законодательстве России и Украины. Сравнительный анализ. М., 1999.

39. Емельянов В.П. Субъективная сторона терроризма.М., 1998.

40. Емельянов В.П. Особенности объективной стороны терроризма.М., 1998.

41. Журавель В.П. Терроризм и некоторые подходы к борьбе с ним. Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. проф.А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002.

42. Законодательство зарубежных стран. М.: Велби, 2002.

43. Замковой В.П., Ильчуков М.З. Терроризм - глобальная проблема современности. М., 1999.

44. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под ред. А.И. Рарога. - М.: Проспект, 2004.

45. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под ред. А.В. Наумова. - М.: Юристъ, 1998.

46. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под ред. А.В. Наумова. - М.: Спарк, 2001.

47. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М.: НОРМА-ИНФРА, 2001.

48. Криминология. Учебник. /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М.: Юридическая литература, 1997.

49. Криминология. Учебник для юридических вузов. / Под ред.В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова, С.В. Степашина. СПб.: СПб университет МВД РФ, 1999.

50. Лунеев В.В. Юридическая статистика: Учебник. М.: Юристъ, 1999.

51. Лукашев А. Некоторые новые взгляды на системный подход к борьбе с терроризмом. // Материалы международной конференции.23-24 октября 2001.М., 2001.

52. Луценко В.В. Пусть весь мир поставит их вне закона // Бизнес и безопасность в России. 2001. № 4.

53. Мальцев В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем. М.: Знание, 2000.

54. Мальцев В. Ответственность за терроризм // Российская юстиция. 1994. № 11. С.13

55. Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб.: СПб ИВЭСЭП, Знание, 2000.

56. Модельный Уголовный кодекс стран СНГ. СПб.: Юридический центр Пресс, 1996.

57. Новый Уголовный кодекс Франции 1992 г. М.: Зерцало, 2000.

58. Ныриков С.А. Тенденции в проявлениях терроризма в России. Материалы научно-практического семинара "10 лет борьбы с организованной преступностью, коррупцией и терроризмом".М., 2000.

59. Обращение Государственной Думы к Президенту Российской Федерации В.В. Путину // Парламентская газета.29 сентября. 2001.

60. Овчинников Г.В. Терроризм. СПб., 1998.

61. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Изд.4 (дополненное). - М.; Азбуковник, 1999.

62. Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002.

63. Петрищев В.Е. "Правовые и социально-политические проблемы борьбы с терроризмом". // Государство и право № 3.2001.

64. Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002.

65. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т.2. М.: Наука, 1994.

66. Томас Ондек П., Томас Келли А. Активное применение проверенных методов расследования для борьбы с массовым терроризмом. // Материалы Международной конференции 23-24 октября 2001.М., 2001.

67. Уголовное уложение: Проект редакционной комиссии и объяснения к нему. СПб., 1897.Т. VII.

68. Уголовное уложение.22 марта 1903г. СПб., 1912.

69. Уголовное законодательство зарубежных стран. / Под ред. Скородумова. М.: Крон-Пресс, 2000.

70. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999.

71. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. /Под ред. Б.В. Здравомыслова. М.: Юристъ, 2003.

72. Уголовный кодекс ФРГ от 15 мая 1871 года (в редакции от 13 ноября 1998 года по сост. на 17 августа 1999 года). / Пер. с нем. М.: Зерцало, 2000.

73. Уголовный кодекс Италии (по состоянию на 1980 год). / Пер. с итал. М.: Зерцало, 2000.

74. Фейербах П.И. Уголовное право в 3-х книгах. Кн.2. Спб.1810.

75. Фойницкий И.Я. Курс русского уголовного права. Часть Особенная. Санкт-Петербург. 1912.

76. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М.: Добросвет-2000; Городец, 2000.

77. Эфиров С.А. Терроризм: психологические корни и правовые оценки. // Государство и право. 1995. № 9.

78. Яковец Ю. Взаимодействие цивилизаций Востока и Запада: осевая проблема XXI века. // Безопасность Евразии. 2001. №1. С.24.

Практические материалы:

79. Аналитические материалы правоохранительных органов Южного федерального округа за 2002 - 2003 г. Москва, 2004.

80. Судебная практика Верховного Суда РФ за 2002 год. М.: Юристъ. 2003.

81. Преступность и правонарушения (1999 - 2003). // Статистический сборник. Москва, 2004.

82. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 2.

83. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4.

84. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.

85. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 6.

86. Сборник законодательства СССР, РСФСР и РФ. М.: Спарк, 2001.

87. Свод законов Российской империи. Т.15.4.3 СПб. 1914.

88. Свод законов уголовных. Часть первая. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб. 1910.;

89. Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст.3808.

90. Собрание законодательства РФ. 2000. № 2. Ст.170.

Приложение № 1

Динамика зарегистрированных преступлений террористического характера и выявленных лиц, совершивших эти преступления в 1997-2001 гг. в Федеральных округах России (перечень преступлений включает как предусмотренные Федеральным законом "О борьбе с терроризмом", так и некоторыми международно-правовыми документами)

Федеральные округа Зарегистрировано преступлений в течение года

Выявлено лиц, совершивших

преступления

Годы 1997 1998 1999 2000 2001 1997 1998 1999 2000 2001
Терроризм - статья 205 УК РФ
Центральный 0 2 1 2 0 2 1 0 0 0
Северо-Западный 2 0 2 1 0 0 0 0 4 0
Южный 21 12 14 126 322 2 3 0 20 34
Приволжский 3 0 2 2 0 2 0 0 0 0
Уральский 0 2 0 1 0 1 0 0 0 1
Сибирский 2 2 0 0 0 1 0 0 0 0
Дальневосточный 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Всего по России 32 21 20 135 327 10 7 0 24 40
Захват заложника - статья 206 УК РФ
Центральный 24 13 11 9 3 15 7 5 5 3
Северо-Западный 11 4 б 5 0 7 11 1 2 13
Южный 23 15 19 9 12 21 12 10 5 5
Приволжский 20 11 5 11 6 21 9 3 7 3
Уральский 14 9 8 5 2 16 8 6 4 1
Сибирский 15 6 10 6 6 21 8 6 6 4
Дальневосточный 4 7 3 1 3 9 2 1 0 1
Всего по России 114 69 64 49 32 112 57 32 29 31
Заведомо ложное сообщение об акте терроризма - статья 207 УК РФ
Центральный 360 494 1012 1334 1637 51 88 136 148 114
Северо-Западный 205 471 519 488 536 56 43 60 84 72
Южный 191 177 453 719 785 44 22 72 72 78
Приволжский 215 363 439 413 969 38 75 83 112 104
Уральский 109 104 412 257 565 41 23 43 47 62
Сибирский 160 231 333 509 539 26 37 57 66 80
Дальневосточный 61 83 149 147 141 12 23 30 43 42
Всего по России 138 6 2002 3462 4035 5323 288 332 517 608 581
Организация незаконного вооруженного формирования или участия в нем - ст. 208 УК
Центральный 2 0 0 1 0 3 1 0 0 2
Северо-Западный 1 0 0 0 0 0 0 0 3 0
Южный 3 2 9 337 163 1 2 5 186 101
Приволжский 1 0 0 1 0 0 0 0 0 5
Уральский 2 0 0 0 0 3 1 0 0 0
Сибирский 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Дальневосточный 0 0 0 0 0 1 1 0 0 0
Всего по России 9 2 9 340 165 9 5 6 189 109
Угон судна воздушного или водного транспорта, либо железнодорожного подвижного состава - статья 211 УК РФ
Центральный 1 2 1 1 0 4 4 2 4 1
Северо-Западный 2 7 0 1 1 2 5 0 4 1
Южный 1 1 0 1 1 3 1 0 0 1
Приволжский 1 4 4 1 0 8 3 1 2 0
Уральский 5 0 2 0 0 15 0 2 0 0
Сибирский 5 0 2 3 2 2 2 0 4 3
Дальневосточный 0 1 1 0 0 3 3 2 1 0
Всего по России 20 18 10 12 14 38 21 7 18 13

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля - ст.277 УК

Центральный 1 1 1 0 0 0 1 0 0 0
Северо- 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0
Западный
Южный 2 2 0 3 2 0 0 0 2 0
Приволжский 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Уральский 0 0 0 0 0 0 0 0 7 0
Сибирский 0 0 0 1 0 0 0 0 1 0
Дальневосточный 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Всего по России 3 3 2 4 2 0 1 0 10 0
Похищение человека - статья 126 УК РФ
Центральный 126 334 322 248 219 206 236 289 241 191
Северо-Западный 149 169 166 107 124 135 141 143 124 112
Южный 225 352 418 365 500 120 187 227 209 201
Приволжский 262 241 267 237 213 111 162 232 153 170
Уральский 81 93 112 98 112 33 64 87 67 100
Сибирский 104 144 179 150 163 88 113 125 110 176
Дальневосточный 50 66 76 77 82 19 28 57 45 45
Всего по России 1140 1415 1554 1291 1417 722 938 1169 950 1001
Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой - ст.360 УК РФ
Центральный 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Северо-Западный 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Южный 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Приволжский 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Уральский 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Сибирский 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Дальневосточный 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Всего по России 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
Итого 2703 3530 5121 5866 7280 1179 1361 1731 1828 1775

Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. проф. А.И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С.296-298.

Приложение № 2

Динамика общего числа зарегистрированных преступлений террористического характера и выявленных лиц, совершивших эти преступления в 1999 - 2003 гг. в России.

Показатели Зарегистрировано преступлений в течение года Выявлено лиц, совершивших преступления
1999 2000 2001 2002 2003 1999 2000 2001 2002 2003
Всего[92] 1544 2 097 3 557 4563 5 849 419 402 555 860 761

Динамика числа зарегистрированных преступлений, связанных с участием в организованных преступных формированиях, и преступлений организованных групп в 1999 - 2003 г.

Зарегистрированные преступления

Выявленные лица, совершившие

преступления

1999 2000 2001 2002 2003 1999 2000 2001 2002 2003
Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем - ст. 208 УК
9 2 9 340 165 9 5 6 189 109
Бандитизм - ст. 209 УК
374 513 523 513 465 896 864 918 884 893
Организация преступного сообщества (преступной организации) - ст.210 УК
48 84 162 170 118 9 80 190 225 241
Организация объединения, посягающего на личность и права граждан - ст.239 УК
2 5 5 8 1 1 2 2 2 2
Преступления организованных преступных групп и их выявленные участники

28497

28688 32 858 36 016 33 452 16 100 16 037 17 557 17 647 16 482

Число преступлений, совершенных организованными группами, если судить по данным уголовной статистики, составляет крайне незначительный процент в общем, числе зарегистрированных: в 2002 г. - 1,2%, в 2003 г. - менее 1%.

Приложение № 3

Полный перечень террористических организаций Мира.

Организация Абу Нидала (ОАН)

Организация "Абу Нидал" (ОАН), также известная как "Черный сентябрь", Революционный совет Фатах, Арабский революционный совет, Арабские революционные бригады, Революционная организация социалистических мусульман.

Группа Абу Сайафа (ГАС) Группа "Абу Сайяф" (ГАС), также известная как "Аль харакат аль исламийя "Вооруженная исламская группа (ВИГ) также известная как "Групман исламик арм", АИГ, "Аль-джама, а аль-исламия аль-мусалла" Аум Синрике "Аум синрике", также известная как "Высшая истина Аум".

Организация басков за родину и свободу (ЭТА) "Отечество и свобода басков" (ЭТА), также известная как "Эускади та аскатасуна" Гама а эль-Исламийя (Исламская группа, ИГ) "Гама а аль-исламийя" ("Исламская группа", ИГ), также известная как "Аль-гама ат".

ХАМАС (Движение исламского сопротивления) ХАМАС (Исламское движение сопротивления), также известное как "Харакат аль-мухавама аль-исламия", "Студенты Айяш", "Студенты инженерного профиля", подразделения "Яхья Айяш", бригады "Изз аль-дин аль-хассим", силы "Изз аль-дин аль-хассим", батальоны "Изз аль-дин аль-хассим", бригады "Изз аль-дин аль хассам", силы "Изз аль-дин аль хассам", батальоны "Изз аль-дин аль хассам" Харакат эль-Моджахедин (ХЭМ) "Харакат уль-муджахидин" (ХУМ), также известный как "Харакат уль-ансар", ХУА, "Аль-хадид", "Аль-хадит", "Аль-фаран" Хезболла (партия Всевышнего) "Хесболла" ("Партия Бога"). Другие названия: "Исламский джихад", "Организация исламского джихада", Организация революционного правосудия, "Организация угнетенных на Земле", "Исламский джихад за освобождение Палестины", "Организация правоверных против неверных", "Ансар аллах", "Последователи пророка Мухаммеда".

Японская Красная армия (ЯКА) "Японская Красная армия" (ЯКА). Другие названия: "Антиимпериалистическая интернациональная бригада" (АИИБ), "Ниппон секигун", "Нихон секигун", "Святая военная бригада", "Антивоенный демократический фронт" эль-Джихад "Аль-Джихад".

Другие названия: "Египетский аль-Джихад", "Новый джихад", "Египетский исламский джихад", "Группа джихада" Ках "Ках". Другие названия: "Подавление предателей", "Дикуй Богдим", "Рабочая партия Курдистана (РПК) Курдская рабочая партия (КРП). Другое название: "Партия Каркеран Курдистан" Тигры освобождения Тамиль Элама (ТОТЭ) "Тигры освобождения Тамил Илама" (ТОТИ). Другие названия: "Тамильские тигры", "Группа Эллалан". Действует под прикрытием таких организаций, как "Всемирная тамильская ассоциация" (ВТА), "Всемирное тамильское движение" (ВТД), "Федерация ассоциаций канадских тамилов" (ФАКТ), "Группа Сангиллан"

Организация Моджахедин-е Хальк (ОМЕ, ОМХ, НССИ и многие другие) . "Другие названия: "Моджахедин-э Кхальк", Национальная освободительная армия Ирана" (НОА, воинственное крыло МЭК), "Народная моджахедская организация Ирана" (НМОИ), "Национальный совет сопротивления" (НСС), "Организация народных священных воинов Ирана", Национальная освободительная армия (НОА) "Национальная освободительная армия" (ЭЛН). Другое название: "Эхерсито либерасьон насиональ" Группа Шакаки Палестинского исламского джихада (ПИД) "Палестинский исламский джихад" - группа "Шакаки". Другие названия: "ПИД" - группировка "Шакаки", "Палестинский исламский джихад" (ПИД), "Исламский джихад Палестины", "Исламский джихад в Палестине", "Отряд абу-Гхунайма" в составе организации "Хесболла Байт аль-Макдис" Группа "Фронт освобождения Палестины - Абу Аббас" Группа "Фронт освобождения Палестины - Абу Аббас". Другие названия: "Фронт освобождения Палестины" (ФОП), "ФОП-Абу Аббас" Народный фронт за освобождение Палестины (НФОП) Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), также известный как Красные орлы, Группа Красные орлы, Группа Красные орлы, Группа Халхул, Команда Халхул.

Главное командование Народного фронта за освобождение Палестины (ГК-НФОП) Народный фронт освобождения Палестины - Главное командование (НФОП-ГК)

Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) Революционные вооруженные силы Колумбии (ФАРК), также известная как Фуэрсас Армадас Революционариас де Коломбия Революционная организация 17 ноября (17 ноября) Революционная организация 17 ноября (17 ноября), известная также как Эпанастатики Органоси 17 ноември Революционная народно-освободительная армия/фронт (РНОА/Ф) Революционная народно-освободительная партия/фронт, также известная как Девримчи Сол (Революционные левые), Девримчи Халк Куртулус Партиси-Сефеси (ДХКП/С), Дев Сол Силахли Бирликлери, Дев Сол СДБ, Дев Сол вооруженные революционные группы Революционная народная борьба (ЭЛА) Революционная борьба народа (ЭЛА), также известная как Эпанастатикос Лайкос Агонас, Революционная народная борьба, Июнь 1978 г., Организация революционной международной солидарности, Революционное ядро, Революционные ячейки, Освободительная борьба Сияющий путь (Сендеро Люминосо, СП) "Сияющий путь" (Сендеро Люминосо), также известная как Партидо Комуниста дель Перу эн эль Сендеро Люминосо де Хосе Карлос Мариатеги (Коммунистическая партия Перу на сияющем пути Хосе Карлоса Мариатеги), Партидо Комуниста дель Перу (Коммунистическая партия Перу), ПКП, Сокорро Популар дель Перу (Народная помощь Перу), СПП, Эхерсито Герильеро Популар (Народная повстанческая армия), ЭГП, Эхерсито Популар де Либерасьон (Народно-освободительная армия), ЭПЛ Революционное движение Тупак Амару (РДТА) Революционное движение Тупак Амару (МРТА), также известная как Мовимьенто Революцинарио Тупак Амару

Аль-Кайда, также известная как Каеда, "База", Исламская армия, Всемирный исламский фронт джихада против евреев и крестоносцев, Исламская армия за освобождение святых мест, Система Усамы бин Ладена, Организация Усамы бин Ладена, Фонд исламского спасения,

Группа по защите святых мест. Основана Усамой бин Ладеном примерно в 1990 г. с целью объединения арабов, которые боролись в Афганистане против советского вторжения. Оказывала финансовую помощь, комплектовала и обучала экстремистов из числа мусульман-суннитов для афганского сопротивления. В настоящее время преследует цель "восстановления мусульманского государства" во всем мире. Сотрудничает с объединенными исламскими группами экстремистов в целях свержения режимов, которые она считает "неисламистскими", и удаления из мусульманских стран представителей запада. В феврале 1998 г. выпустила заявление под шапкой "Всемирного исламского фронта джихада против евреев и крестоносцев", где утверждала, что все мусульмане обязаны повсеместно убивать американских граждан, как невоенных, так и военных, и их союзников.

Деятельность

7 августа произвела взрывы в американских посольствах в Найроби, Кения, и Дар-эс-Саламе, Танзания, в результате которых были убиты не менее 301 человека и ранены еще более 5000 человек. Заявляет о том, что в 1993 г. в Сомали сбивала американские вертолеты и убивала американских военнослужащих, а также произвела три взрыва, направленных против присутствия войск США в Адене, Йемен, в декабре 1992 г.

Организация связана с планами попыток совершения террористических операций, включая убийство Папы в ходе его визита в Манилу в конце 1994 г. одновременные взрывы в американском и израильском посольствах в Маниле и других азиатских столицах в конце 1994 г. взрывы в воздухе десятка самолетов, совершавших рейсы из США над Тихим океаном, в 1995 г. и план убийства Президента Клинтона в ходе его визита на Филиппины в начале 1995 г. Взрыв Торгового центра в Нью-Йорке и здания Пентагона в Вашингтоне 11 сентября 2001 г.

Организация продолжает обучать, финансировать и оказывать материально - техническую поддержку террористическим группам, которые разделяют указанные цели.


[1] Концепция национальной безопасности РФ. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24). Российская газета от 10 января 2000 г.

[2] См.: Алексеенко Д. Актуальность новых подходов в борьбе с терроризмом // Материалы Международной конференции. 23—24 октября 2001г. М., 2001. С.55

[3] См.: Щит и меч. 2002. № 9 (827). 28 февраля.

[4] См.: Фойницкий И. Я. Курс русского уголовного права. Часть Особенная. Санкт-Петербург. 1912. С. 339; Белогриц - Котляревский Л.С. Очерки курса русского уголовного права. Общая и Особенная часть. Лекции. Киев - Харьков. 1896. С. 563.

[5] Например, в ст. 269 (1) главы первой «О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении установленным от оного властям» раздела четвертого (О преступлениях и проступках против порядка управления) предусматривалась ответственность за устройство, подговор к устройству или участие в публичном скопище, сопровождавшемся насилием или угрозой над личностью, похищением, самовольным завладением, истреблением или повреждением чужого имущества, вторжением в чужое обитаемое здание либо иное помещение, огороженное место или усадьбу, а равно руководство совершением указанных действий или подстрекательство к ним/ аналог современных массовых беспорядков. См.: Фойницкий И. Я. Указ. Соч. С. 169-187.

[6] См.: Свод законов уголовных. Часть первая. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб. 1910.; См.: Свод законов Российской империи. Т. 15.4 .3. СПб. 1914.

[7] См.: Фейербах П. И. Уголовное право в 3-х книгах. Кн. 2. Спб.1810. С. 42.

[8] Емельянов В.П. Субъективная сторона терроризма. М., 1998. С.61.

[9] См.: Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М.: «Щит-М», 2001. С.35.

[10] См.: Замковой В.П., Ильчуков М.З. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1999. С.44.

[11] См.: Журавель В.П. Терроризм и некоторые подходы к борьбе с ним. Организованный терроризм и организованная преступность./ Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С.48.

[12] См.: Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования. Уголовно-правовое исследование. М.: NOTABENE, 2000. С. 147; Гаухман Л.Д. Уголовно-правовая борьба с терроризмом. М., 1999. С. 121; Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб: Знание, 2000. С. 65; Эфиров С.А. Терроризм: психологические корни и правовые оценки.//Государство и право. 1995. № 9.

[13] См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. С. 401.

3 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1989. С.649.

[14] См.: Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб.: СПб ИВЭСЭП, Знание, 2000. С.76.

[15] Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М.: «Щит-М», 2001. С.55.

[16] См.: Емельянов В.П. Понятие терроризма в уголовном законодательстве России и Украины. Сравнительный анализ. М., 1999. С.124.

[17] См.: Овчинников Г.В. Терроризм. СПб., 1998. С.29-32.

[18] См.: Емельянов В.П. Терроризм как деяние и состав преступления. Харьков, 1999. С.64.

[19] См.: Бородин А., Торукало В. Терроризм как глобальная проблема современности// Материалы Международной конференции. 23-24 октября 2001. М., 2001г. С.93.

[20] Там же. С.92.

[21] См.: ДаниленкоН.Н. Некоторые исторические аспекты развития терроризма и проблемы борьбы с ним в России.// Организованный терроризм и организованная преступность./ Под ред. проф. А.И.Долговой. М.: РКА, 2002. С. 53.

[22] См.: Томас Ондек П., Томас Келли А. Активное применение проверенных методов расследования для борьбы с массовым терроризмом. // Материалы Международной конференции 23—24 октября 2001. М., 2001. С. 74.

[23] См.: Яковец Ю. Взаимодействие цивилизаций Востока и Запада: осевая проблема XXI века.// Безопасность Евразии. 2001. №1. С.24.

[24] См.: Московский комсомолец. 2001. 24 октября.

[25] См.: Лукашев А. Некоторые новые взгляды на системный подход к борьбе с терроризмом.// Материалы международной конференции. 23—24 октября 2001. М, 2001. С. 45.

[26] См.: Владимиров А. Геополитика России в примерах и деталях.// Время. 2002. № 17. 25 апреля.

[27] См.: Аналитические материалы правоохранительных органов Южного федерального округа за 2002 – 2003 г. М., 2004. С. 152.

[28] Наши исследования по данной проблеме показывают, что более 70% заведомо ложных сообщений об акте терроризма поступают в дежурные части ОВД от анонимов по каналам телефонной связи. Лишь незначительная часть сообщений адресована непосредственно должностным лицам объектов ложного посягательства. (По материалам уголовных дел, возбужденных по ст. 207 УК РФ в СУ при УВД Советского р-на г. Самары)

[29] В последние годы в деятельности органов внутренних дел массовый характер приобрели нарушения учётно-регистрационной дисциплины, что влекло умышленное укрытие преступлений. Выявлено множество фактов фальсификации служебной документации, когда в соответствующие журналы ОВД вместо записи об анонимном сообщении по телефону о заминировании объекта вносилась запись о нахождении «подозрительного предмета и без выезда на место происшествия делалась отметка: «звонок ложный». Реальная действительность изобилует фактами незаконного отказа в возбуждении уголовных дел по надуманным основаниям со ссылками на ст. 158 КоАП РСФСР («Мелкое хулиганство») и др. В некоторых случаях действия виновных необоснованно квалифицировались не по ст. 207 УК РФ (Заведомо ложное сообщение об акте терроризма), а по ч. 1 ст. 213 УК РФ (Хулиганство). Избираемая квалификация состава преступления, действий виновных лиц нередко противоречили признакам объективной стороны терроризма, в связи, с чем при возбуждении уголовных дел, в ходе их расследования и при рассмотрении в судах наблюдались не единичные случаи так называемой «гиперквалификации», или ошибочной квалификации состава преступления (не по ст.205 УК РФ (Терроризм), а по ст. 317 УК РФ (Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и наоборот). Все случаи подобного рода требуют тщательного изучения, обобщения и соответствующих выводов.

[30] Ващенко Ю.В. Опыт борьбы с терроризмом за рубежом.// Организованный терроризм и организованная преступность./ Под ред. проф. А.И.Долговой. М.: РКА, 2002. С. 173.

[31] Алексеенко Д. Актуальность новых подходов в борьбе с терроризмом // Материалы Международной конференции. 23—24 октября 2001г. М., 2001. С.57.

[32] См.: Алексеенко Д. Указ. Соч. С.54.

[33] См.: Международная Конвенция Организации Объединенных Наций «О борьбе с бомбовым терроризмом» от 15 декабря 1997 года.//СЗ РФ. 1999. № 7. Ст. 3012.

[34] См.: Ващенко Ю.В. Опыт борьбы с терроризмом за рубежом.// Организованный терроризм и организованная преступность./ Под ред. А.И. Долговой. М.: РКА, 2002. С. 175.

[35] См.: Еассиуни Ш. Терроризм на современном этапе развития мирового сообщества. // Государство и право. № 7. 2003. С. 41.

[36] Законодательство зарубежных стран. М.: Велби, 2002. С. 128.

[37] Указ. Соч. С. 201.

[38] Новый Уголовный кодекс Франции 1992 г. М.: Зерцало, 2000. С. 44.

[39] Законодательство зарубежных стран. М.: Велби, 2002. С. 237.

[40] Законодательство зарубежных стран. М.: Велби, 2002. С. 419.

[41] Уголовный кодекс ФРГ от 15 мая 1871 года (в редакции от 13 ноября 1998 года по состоянию на 17 августа 1999 года). / Пер. с нем. М.: Зерцало, 2000. С. 65.

[42] Уголовный кодекс Италии (по состоянию на 1980 год). / Пер. с итал. М.: Зерцало, 2000. С. 48.

[43] Уголовное законодательство зарубежных стран. / Под ред. Скородумова. М.: Крон-Пресс, 2000. С. 59.

[44] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М.: Юристъ, 2003. С.76.

[45] См.: Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3808.

[46] Нельзя согласиться с мнением, высказанным в специальной литературе, что более удачным было бы помещение статьи о терроризме среди норм о государственных преступлениях, ибо данное деяние прежде всего посягает на основы общественной безопасности государства.// См.: Мальцев В. Ответственность за терроризм (Российская юстиция. 1994. № 11. С.13). Можно и нужно говорить о безопасности общества как о состоянии защищенности социума и безопасности государства как способе организации общества, но нет общественной безопасности государства, поскольку это разноуровневые понятия.

[47] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 691.

[48] См.: Емельянов В.П. Указ. Соч. С. 25-28.

[49] Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в ред. Указа от 10 января 2000 г. № 24). См.: Собрание законодательства РФ 2000. № 2. Ст. 170.

[50] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 70.

[51] См. Там же. С. 462.

[52] См. ст.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. «О пожарной безопасности».

[53] См.: Антонян Ю.М. «Терроризм. Криминологическое и угловно-правовое исследование». М.: Юристь, 2003 г. С. 46.

[54] Примером может служить взрыв на вещевом рынке «Кировский» в г. Самаре в августе 2004 года.

[55] На неудачную формулировку целей терроризма вполне обоснованно указывает В.П. Емельянов.// Указ. Соч. С. 192, 197.

[56] См.: Федеральный закон от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии».// Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 48. Ст. 4552; 1997. № 3. Ст. 396; № 7. Ст. 808.

[57] См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ. / Под ред. А.И. Радченко. М.: Проспект, 2004. С. 370). Добровольный отказ от совершения преступления, предусмотренный ст.31 УК РФ, как институт Общей части носит универсальный характер, т.е. распространяется на все случаи совершения преступлений, кроме специально оговоренных в Особенной части. Примечание к ст. 205 УК РФ обладает статусом специального вида освобождения от уголовной ответственности, предусмотренного Особенной частью Кодекса. При соблюдении соответствующих условий оно распространяется на всех лиц, причастных к совершению именно этого преступления. В данном случае мы имеем дело с конкуренцией общей (ст. 31 УК РФ) и специальной (примечание к ст. 205 УК РФ) норм, которая разрешается по правилам квалификации в пользу специальной нормы.

[58] Включена в УК РФ Федеральным законом № 162 – ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 8.12.2003 г.См.: Консультант Плюс.

[59] См.: Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов - Токио, 14 сентября 1963 г.; Конвенция по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов - Гаага, 16 декабря 1970 г.; Конвенция по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации - Монреаль, 23 сентября 1971 г.

[60] Примером может служить террористический акт совершенный в г. Грозном в отношении Президента Чеченской республики А. Кадырова в 2004 году.

[61] Ст. 421-1. УК Франции. Зарубежное уголовное законодательство. М., 2000. С. 17.

[62] Ст. 485 УК Испании. Зарубежное уголовное законодательство. М., 2000. С. 67.

[63] Ст. 134 УК Польши. Зарубежное уголовное законодательство. М., 2000. С. 94.

[64] Ст. 2 гл. 18 УК Швеции. Зарубежное уголовное законодательство. М., 2000. С. 121.

[65] Ст. 158 УК Узбекистана. Зарубежное уголовное законодательство. М., 2000. С. 189.

[66] Ст. 359 УК Белоруссии. Зарубежное уголовное законодательство. М., 2000. С. 216.

[67] Сборник законодательства СССР, РСФСР и РФ. М.: Спарк, 2001. С. 168.

[68] Там же. С. 334.

[69] Емельянов В.П. Особенности объективной стороны терроризма. М., 1998. С. 89.

[70] См.: Баулин Ю.В . Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1998. С.84.

[71] См.: Емельянов В.П. Субъективная сторона терроризма. М., 1998. С.38.

[72] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С.197.

[73] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С.3.

[74] В литературе высказывается и иная точка зрения. Для организаторов и руководителей формирования дополнительным условием освобождения должны стать их активные действия по разоружению и прекращению деятельности последнего (см.: Мальцев В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем. М.: Знание, 2000. С. 45).

[75] См.: Овчинникова Г.В. Терроризм. СПб., 1998. С. 7-8; Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования. Уголовно-правовое исследование. М., 2000. С. 12-23.

[76] Среди специалистов существуют различные подходы к уголовно-правовому определению понятия «терроризм». Одни авторы считают, что, возможно, плодотворнее ограничиться некоторыми признаками терроризма, а не искать универсальное его определение. По мнению других, в Уголовном кодексе России дается очень широкое понятие терроризма и следует ограничиться теми случаями, когда в основе соответствующих насильственных действий лежит стремление изменить существующий правопорядок. Поэтому следует рассматривать терроризм как планомерное применение насильственных методов численно небольшими группировками для воздействия на неприкосновенность национальных и интернациональных институтов, прежде всего правительств, иногда со специальной целью вызвать репрессии со стороны государства или принудить к иному реагирующему на действие террористов поведению.// Государство и право. 1995. № 4. С. 23, 24, 33, 40.

[77] См.: Петрищев В.Е. «Правовые и социально-политические проблемы борьбы с терроризмом». // Государство и право № 3. 2001 г.

[78] См.: Аксенов А. В чьих интересах совершается терракт? //Уголовное право. Журнал. 2002. № 4. С.6.

[79] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации./Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: НОРМА-ИНФРА, 2001. С.497.

[80] Пристального внимания спецслужб и силовых структур, в первую очередь, требуют следующие экстремистские, террористические группы и организации: «Ал-Гамаат ал-исламийа», «Ал-Г Джихад», «Фронт исламского спасения», «Вооруженная исламская группа», группа Абу Сайафа, «Джамаат ал-фукра», «Харакат ал-ансар», «Хезболлах», «Ал-Каида», «Исламский джихад», «Аум Синреке», Настоящая Ирландская республиканская армия, Баскская родина и свобода, Исламское движение Узбекистана, Народный фронт освобождения Палестины, Объединенные силы самообороны Колумбии и другие.

[81] См.: ДзюбаД.И. Терроризм как криминальное явление. Организованный терроризм и организованная преступность./ Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 99.

[82] Организованный терроризм и организованная преступность./ Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 315.

[83] Такая оценка еще раз подтверждена в Итоговой декларации Санкт- Петербургского межпарламентского форума по борьбе с терроризмом (Санкт-Петербург, 27—28 марта 2002 года).

[84] В статье 1 Договора о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом (Минск, 4 июня 1999 года) говорится, что для целей настоящего Договора термин "терроризм" означает «противоправное уголовно наказуемое деяние, совершенное в целях нарушения общественной безопасности, оказания воздействия на принятие органами власти решений, устрашения населения, проявляющееся в виде: насилия или угрозы его применения в отношении физических или юридических лиц; уничтожения (повреждения) или угрозы уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающей опасность гибели людей; причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий; посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля,, совершенного для прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападения на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой; иных деяний, подпадающих под понятие террористических в соответствии с национальным законодательством Сторон, а также иными общепризнанными международно-правовыми актами, направленными на борьбу с терроризмом».

[85] Предсталяется, что именно в рамках такого рода обсуждений делаются заявления о В.И. Ленине как террористе №1.

[86] См.: Луценко В.В. Пусть весь мир поставит их вне закона// Бизнес и безопасность в России. 2001. № 4. С. 4-5.

[87] Если проанализировать выделенный в Федеральном законе «О борьбе с терроризмом» круг преступлений террористического характера, то среди них имеются направленные против: мира и безопасности человечества (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой — ст. 360 УК РФ); основ конституционного строя и безопасности государства (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля — ст. 277 УК РФ); общественной безопасности (терроризм — ст. 205 УК РФ, захват заложника — ст. 206 УК РФ, заведомо ложное сообщение об акте терроризма — ст. 207 УК РФ, организация незаконного вооруженного формирования либо участие в нем — ст. 208 УК РФ).

[88] Только по статистическим данным МВД РФ за 2003 год. См.: Преступность и правонарушения. Статистический сборник МВД РФ 1999-2003. М.: МВД РФ. 2003. С. 17, 24.

[89] По данным из пресс-релиза начальника ГУВД Самарской области Глухова В.П. на расширенном заседании коллегии от 25 февраля 2005 года.

[90] Ныриков С.А. Тенденции в проявлениях терроризма в России. Материалы научно-практического семинара «10 лет борьбы с организованной преступностью, коррупцией и терроризмом». М., 2000. С.57.

[91] Специальная служа по борьбе с терроризмом США, создана в 2001 году.

[92] Терроризм - ст. 205 УК РФ. Захват заложника - ст. 206 УК РФ. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма - ст. 207 УК РФ. Организация незаконного вооруженного, формирования или участие в нем - ст. 208 УК РФ. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля - ст. 277 УК РФ. Нападение на лиц или учреждения, которыепользуются международной защитой - ст. 360 УК РФ

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий