регистрация / вход

Уголовная ответсвенность за незаконное предпринимательство

Понятие предпринимательской деятельности. Правовая характеристика предпринимательской деятельности согласно законодательству РФ. Уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства. Назначение наказания за незаконное предпринимательство.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО

Великий Новгород

2003

Оглавление

Оглавление...................................................................................................... 2

Введение.......................................................................................................... 3

1. Понятие предпринимательской деятельности......................................... 7

1.1. История предпринимательской деятельности. Понятие и функции предпринимательства................................................................................ 7

1.2. Правовая характеристика предпринимательской деятельности согласно законодательству РФ............................................................................... 12

1.3. Правовая характеристика предпринимательской деятельности по законодательству зарубежных государств............................................. 15

2. Уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства по действующему законодательству РФ........................................................ 22

2.1. Признаки состава преступления «незаконное предпринимательство» 22

2.2. Объект и объективная сторона незаконного предпринимательства 29

2.3. Субъект и субъективная сторона незаконного предпринимательства 43

3. Назначение наказания за незаконное предпринимательство по уголовному законодательству РФ.................................................................................. 52

Заключение.................................................................................................... 64

Список сокращений....................................................................................... 67

Библиография................................................................................................ 68

Приложение 1. Логическая схема. Уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства…………………………………………… 71

Приложение 2. Статистические данные назначения наказания за незаконное предпринимательство (1998-2002)…………………………………………… 72

Введение

Новые формы преступных посягательств в экономике ставят перед правоохранительными органами проблемы, решение которых требует тщательного анализа не только уголовного, но и других отраслей права. Практика по делам о таких преступлениях, складывающаяся в различных регионах России, достаточно противоречива. Работники правоохранительных органов испытывают большие трудности при квалификации преступлений в сфере рыночной экономики. К подобным преступлениям можно отнести незаконное предпринимательство.

Актуальность выбранной темы продиктована также имеющим место некорректным использованием таких понятий, как "предпринимательство", "торговая деятельность", "неконтролируемый доход", а также неправильным толкованием отдельных нормативных актов, что приводит к ошибкам в квалификации незаконного предпринимательства. Сложности возникают из-за противоречивости самого законодательства. Это также и одна из причин того, что до сегодняшнего дня по делам о преступлениях в предпринимательской деятельности не может сложиться единая судебная практика.

Объектом исследования дипломной работы являются отношения в сфере экономики, которые, в частности, подразумевают использование собственности как экономической категории в сфере хозяйственной деятельности.

Предметом исследования данной работы является незаконное предпринимательство, которое является таковым, если осуществляется без регистрации, без лицензии, либо с нарушением условий лицензирования. Но это лишь формальное соблюдение правил, в том случае, если в результате незаконной предпринимательской деятельности не был причинен крупный ущерб или не был получен доход в крупном или особо крупном размере, несоблюдение порядка осуществления предпринимательской деятельности еще не приводит к той степени общественной опасности совершенного деяния, которая позволяет говорить о нем как о преступном.

Настоящая квалификационная работа подготовлена на основе Конституции РФ 1993 г., Уголовного Кодекса РФ 1996 г., нескольких комментариев к нему. Работа базируется на изучении материалов уголовных дел, что придает ей практическую направленность.

Для изучения вопроса уголовной ответственности за незаконное предпринимательство в настоящей выпускной квалификационной работе анализируются в первую очередь нормативно-правовые акты российской Федерации, которые в различных отраслях права регулируют аспекты предпринимательской деятельности. В первую очередь – это Конституция Российской Федерации 1993; Уголовный Кодекс РФ 1996 г.; Гражданский Кодекс РФ; Федеральный Закон от 25 сентября 1998 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности», а также другие законы и подзаконные акты, судебная практика.

Теме уголовной ответственности за незаконное предпринимательство уделяют внимание немало ученых-правоведов, таких как Л.С. Аистова, В.Котин, Т.О. Кошаева, П.С. Яни. На незаконное предпринимательство обращают внимание А.П. Белов, С.Э. Жилинский и многие другие ученые. В частности, заслуженный юрист А.П. Белов, специалист по вопросам внешнеэкономической деятельности, в своих многочисленных научных работах посвященных международному предпринимательскому праву, уделяет внимание уголовной ответственности за незаконное предпринимательство, предусмотренной законодательством иностранных государств.

Монографии, пособия и статьи перечисленных авторов использовались при изучении выбранной темы выпускной работы.

Целью выпускной квалификационной работы является изучение основных аспектов ответственности за незаконное предпринимательство по законодательству РФ, а следовательно, исследование вопросов государственного регулирования предпринимательской деятельности.

Для раскрытия выбранной темы необходимо решить следующие задачи:

1. определить основные понятия предпринимательства по законодательству РФ, а также уголовно-правовую характеристику признаков незаконного предпринимательства;

2. дать понятие уголовной ответственности;

3. осветить практику назначения наказания за данный вид преступления;

4. познакомиться с правовым регулированием предпринимательской деятельности в некоторых зарубежных странах.

Методология настоящей дипломной работы включает такие методы исследования, как описание, системный подход, исторический и статистический методы.

Посредством метода описания излагается правовая характеристика предпринимательской деятельности, характеризуется понятие предпринимательства по законодательству зарубежных стран, дается уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства, описываются признаки этого преступления, объект, субъект, объективная и субъективная стороны данного вида преступлений.

Системный подход как метод исследования в настоящей квалификационной работе позволяет рассмотреть незаконное предпринимательство как социальное явление, которое необходимо рассматривать и анализировать во взаимодействии с социальной системой и её структурными элементами (политикой, экономикой, культурой и т.д.).

Исторический метод используется для изучения незаконного предпринимательства в развитии за период времени с 1997 по 2003 годы, т.е. со времени вступления в действие нового Уголовного кодекса РФ.

Статистический метод позволяет в настоящей квалификационной работе рассмотреть этот вид преступлений через ряд количественных показателей. Этими показателями являются число зарегистрированных преступлений, число лиц, привлеченных к уголовной ответственности, и т.д.

Эта тема изучается на территории Российской Федерации посредством проведения аналогии с некоторыми зарубежными странами.

1. Понятие предпринимательской деятельности

1.1. История предпринимательской деятельности. Понятие и функции предпринимательства.

Первоначально предпринимателями называли предприимчивых людей, действующих на рынке, или просто людей энергичных, азартных, склонных к рискованным операциям. В дальнейшим к предпринимательству стали относить любую деятельность, направленную на увеличение прибыли и не запрещенную законом. Предпринимательство есть способ хозяйствования, который в результате многовековой эволюции утвердился в экономике развитых стран.

Предпринимательство развивалось сложно, сопровождалось и сопровождается бесконечным процессом возникновения и разрешения многочисленных противоречий. Его ростки начали пробиваться вместе со становлением рыночных отношений. Однако, возникновение предпринимательства как оформившегося устойчивого явления относят к XYII в. Постепенно в науке стала «отпочковываться» особая отрасль познания - теория предпринимательства. Выработанная учеными периодизация этой теории отражает динамику реального предпринимательства.

Начальный этап охватывает XVIII - конец Х1Хв. Он отмечен отсутствием целостной самостоятельной системы взглядов на предпринимательство. Р.Кантильон был первым, кто обратил внимание на новое явление и ввел в оборот само понятие «предпринимательство». Позднее в работах А. Смита, Д. Рикардо, К.Маркса предприниматель определяется как функционирующий в процессе воспроизводства капиталист. Его роль заключается в присвоении прибыли, созданной рабочей силой.

Первым российским автором, исследовавшим предпринимательство, можно считать И.Т.Посошкова, издавшего в 1724 году свой знаменитый, предназначавшийся императору труд - «Книгу о скудности и богатстве» (переиздана в Москве в 1937г.). В этой работе И.Т.Посошков рассматривает предпринимательствов качестве решающего условия социально-экономического развития России, повышения благосостояния государства и его граждан, как главный элемент гражданского возрождения России и источник сильной государственной власти.

Рост реального российского предпринимательства в те годы проходил под определяющим влиянием трех факторов: введения в 1653 году первого Торгового устава, преобразованного во время царствования Петра I, отмены крепостного права в 1861 году.[1] После отмены крепостного права особенно заметное позитивное влияние на предпринимательство оказали две правовые акции.

Во-первых, меры по дальнейшему преодолению неравенства сословий в правах на занятие предпринимательской деятельностью. Согласно Положению «О пошлинах на право торговли и других промыслов» от 08 января 1863 года остались только две купеческие гильдии. Классификация промышленных предприятий стала проводиться по экономическим признакам: техническому оборудованию и числу рабочих.[2]

Во-вторых, меры по инициированию процесса становления и развития банковской системы. Данный процесс сопровождался строгим правительственным контролем над банковским делом. Это нашло


выражение, прежде всего, в том, что правительством утверждались уставы банков, где определялись виды деятельности, которой мог заниматься банк, порядок ведения учета и отчетности.

Характерно, что банки функционировали на основе принципа гласности. В частности, они были обязаны периодически публиковать информацию о состоянии своих счетов и об итогах работы за год. В середине 80-х годов были определены процедуры закрытия банков в случае потери ими всех или части своих капиталов.

Второй этап - от начала до середины XX в. - характеризуется появлением целостных концепций предпринимательства. Первым сделал попытку определения предпринимательства как основного фактора экономического развития, основанного на нововведениях, И.Шумпетер, рассматривавший предпринимательство в качестве инновационной деятельности. Право собственности на имущество не является для него признаком предпринимателя. И.Шумпетер подчеркивал, что массовое появление предпринимателей служит единственной причиной подъема экономики. Подобной точки зрения придерживались и некоторые другие авторы. В частности, И.Тюнен определяет предпринимателя как претендента на рискованный и непредсказуемый доход. Ф.Найт, развивая концепцию И.Тюнена, определил предпринимательскую прибыль как доход за несение бремени неопределенности.

В нашей стране после Октябрьской революции 1917 года проблемы предпринимательства находят свое отражение в работах В.И.Ленина, И.В.Сталина, Н.И.Бухарина, где оно рассматривалось как угроза социалистическому строю. Одновременно допускалось развитие социалистической предприимчивости и социалистического соревнования как факторов успешного хозяйствования.

Третий этап начинается с 60-х годов XX в. и продолжается по настоящее время. Он характеризуется всесторонней разработкой концепции предпринимательства как основного фактора рыночных процессов. В исследованиях Л.Мизеса, Ф.Хайена, И.Киринера и других предпринимательство объясняется как реакция предпринимателя на потенциальные источники выгоды. Сущность предпринимательства рассматривается с разных позиций -экономической, социальной, управленческой, личностной.

В экономической литературе выделяют три основные функции предпринимательства. Первая функция - ресурсная. Для любой хозяйственной деятельности необходимы экономические ресурсы - факторы производства. К ним относятся, как отмечалось, прежде всего, естественные ресурсы - земля, полезные ископаемые, леса и воды. Важными являются инвестиционные ресурсы - машины, оборудование, инструменты, транспорт, другие средства, используемые для производства товаров и услуг и доставки их потребителю, а также, собственно, финансовые ресурсы.

Третий вид ресурсов - это человеческие трудовые ресурсы. Они определяются качественным и количественным составом рабочей силы, ее квалификацией, специализацией, уровнем занятости и т.п.

За последнее время в теории и на практике все чаще акцент делается на значимость еще одного ресурса - предпринимательской способности. Предприниматель, берущий на себя инициативу новаторского, нетрадиционного соединения факторов производства -земли, капитала, труда, - способствует росту производства товаров и услуг, повышению эффективности экономики. Добивается он этого, осуществляя вторую функцию предпринимательства - организаторскую. Предприниматель использует свои способности, чтобы обеспечить такое соединение и комбинирование факторов производства, которое наилучшим образом приведет к достижению цели - получению высокого дохода.

Третья функция предпринимательства - творческая, связанная с новаторством. Ее значение особенно возрастает в условиях современного научно-технического прогресса. В связи с усилением функции, связанной с инновациями, создается новый экономический климат для предпринимательства. Растет рынок научно-технических разработок, или венчурного предпринимательства, занятого внедрением новинок техники и технологии. Развивается информационная инфраструктура предпринимательства, расширяется доступ к полезной информации, укрепляются патентно-лицензионные службы, сеть банковских информационных данных, накапливаемых с помощью электронно-вычислительной техники.

1.2. Правовая характеристика предпринимательской деятельности согласно законодательству РФ

Легальный отчет истории нынешнего российского предпринимательства начинается с 1 января 1991 года, когда вступил в силу Закон РСФСР от 25 декабря 1990 года «О предприятиях и предпринимательской деятельности».[3] Ранее, в советский период, вопросы теории и практики предпринимательства не изучались. Оно официально расценивалось только критически, относилось к чуждым социализму пережиткам прошлого, к формам эксплуатации человека человеком.

Частная предпринимательская деятельность и коммерческое посредничество, входящие теперь в число основных рычагов рыночной экономики, находились под запретом, за них была установлена уголовная ответственность в виде длительного срока лишения свободы.

За прошедшие сравнительно немногие годы реформирования России юридическое понимание предпринимательства претерпело существенные изменения. Данное обстоятельство следует учитывать при ознакомлении с законом и иными нормативно-правовыми актами, а также с научной и учебной литературой разных лет. В самом начале предпринимательство представлялось как самостоятельная инициативная деятельность, направленная на получение прибыли. Поскольку всякая экономическая (хозяйственная) деятельность так или иначе имеет дело с получением прибыли, приведенное определение практической значимости не имело и вскоре встал вопрос о его изменении, уточнении.


По действующему сейчас законодательству предпринимательской является самостоятельная,

осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Аналогичные или весьма близкие по смыслу дефиниции приводятся в законодательстве стран - членов СНГ.

Рассмотрим содержащиеся в законе конкретные правовые характеристики предпринимательства несколько подробнее. Сделать это необходимо, по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, предложенная законодателем формулировка предпринимательства не отличается достаточной определенностью, допускает различные толкования и, поэтому, нуждается в уяснении ее смысла.

Во-вторых, предпринятые в научной и учебной литературе трактовки законоположений о предпринимательстве при всей их нечеткости подчас еще и отступают от текста закона, не вносят ясности в сомнительные вопросы, что способствует созданию превратных представлений о предпринимательстве, может повлечь нарушение прав граждан и иных участников социального общения. Например, утверждается, что «под предпринимательством понимается... получение прибыли»[4] независимо от систематичности ее получения, что к признакам предпринимательской деятельности относится «извлечение прибыли как цели хозяйственной деятельности»,[5] что цель предпринимательства не получение прибыли вообще, а получение сверхприбыли, предпринимательского дохода,[6]


что предпринимательство - «это создание фирм за счет собственных или заемных средств для производства и реализации товаров и услуг получение на этой основе дохода».

Исходным и самым существенным в понимании предпринимательства является норма ч.2 ст.34 Конституции РФ, гласящая, что предпринимательская деятельность - есть разновидность деятельности экономической.

Данное обстоятельство почему-то не получило отражения в приведенном выше легальном определении предпринимательской деятельности.

Это и позволяет в отрыве от конституционной нормы весьма произвольно понимать предпринимательскую деятельность, наполнять еенеодинаковым содержанием в зависимости от субъективного усмотрения лица, производящего толкование легальной дефиниции.

1.3. Правовая характеристика предпринимательской деятельности по законодательству зарубежных государств

Современная хозяйственная практика свидетельствует о том, что лишь правовая сбалансированность частных и публичных интересов является залогом успешного экономического развития общества. Поэтому, государство, как основной гарант этих интересов, в целях регулирования экономики использует целый комплекс средств гражданского, административного, трудового, экономического и других отраслей права. Ведущими отраслями, регулирующими экономическую среду, в большинстве зарубежных стран являются:

- гражданское право, охватывающее частноправовые отношения и строящееся на началах равенства;

- торговое и (или) хозяйственное право, регулирующее специальную торговую деятельность (а в некоторых случаях любую деятельность, имеющую целью - получение прибыли);

- административное право, предметом регламентации которого являются отношения, возникающие в связи с управлением в сфере экономики.

Однако в некоторых зарубежных странах произошло обособление норм, регулирующих предпринимательскую деятельность, в отдельную отрасль права. Вопрос лишь в том, как достаточно точно ее обозначить? Насколько широки ее границы? Как отделить ее от уже существующих отраслей права? В каждой стране эти вопросы решаются по-разному. По этому поводу сложилось несколько точек зрения. Согласно первой, хозяйственное право не признается отраслью права, вторая отстаивает идею об отделении его от других отраслей права. Признавая необходимость обособления хозяйственного права, его рассматривают как отрасль публичного права, регламентирующую, главным образом, государственное управление экономикой - например, во Франции в современный период формируется так называемое публичное экономическое право (droit public eccnjmigue). Отметим, что развитие французской правовой экономики характеризуется исследованием и выделением новых отраслей права. Это подтверждается предыдущим примером, а также появлением такого понятия, как «право маркетинга» (droit du marketing).[7]

В Германии же сложилось понятие хозяйственного права, объединяющего в себе хозяйственное публичное и хозяйственное частное право. Обычно в странах романо-германской правовой системы отраслью хозяйственного права (Wirschaftsrecht) охватывается весь спектр отношений, связанных как с осуществлением предпринимательской деятельности, так и с ее регулированием со стороны государства. И тогда в него включаются нормы, ограничивающие недобросовестную конкуренцию, свободу некоторых предпринимательских действий, главным образом, создание монопольного положения на рынке.

Выделяется и торговое право (Handelsrecht), хотя при этом и нарушается четкое соответствие понятия «торговое право» действительному его содержанию. Другими словами, торговое право регулирует не только торговую, но и любую иную предпринимательскую деятельность.[8]

В странах англо-саксонской правовой системы регулирование всей торгово-промышленной деятельности происходит по-разному. В США, Канаде существуют понятия «права бизнеса» (business law). Оно включает в себя нормы частного права, относящиеся к праву собственности, в том числе к обороту недвижимости, договорному, охватывающему куплю-продажу,


страхования, и деликатному праву, а также нормы публичного права, касающиеся защиты прав потребителя, антимонопольного регулирования, инвестиций и организационно-правовых форм бизнеса, трудовых соглашений. Тем не менее, исходят из того, что бизнес-отношения охватывают все отношения между участниками рыночной экономики и включают отношения предпринимателей между собой, с потребителями, государственными структурами, а также с наемными работника. Право бизнеса лишь с некоторыми оговорками можно приравнять к предпринимательскому (хозяйственному) праву в Российском понимании.

В Великобритании отсутствует деление на отрасли права. А поэтому, речь может идти лишь об отдельных институтах, которые регламентируются в законодательном порядке либо нормами прецедентного права с усложнением экономических отношений, развитием делового оборота появилась растущая потребность в систематизации и упрощении английского права. В связи с этим многие институты получили законодательное закрепление. Так складывалось статутное право, которое объединяет законы и подзаконные акты, относящиеся к сфере предпринимательства, среди которых наиболее значительными являются законы о продаже товаров в 1893 и 1980 годах, о векселях 1882 года, о собственности 1925 года, о компаниях 1985 года. Почти все институты торгового права урегулированы в законодательном порядке. Таким образом, круг отношений, регулируемых законодательством в современный период, расширяется. Некоторые нормы прецедентного права также включаются в статусы.

Следовательно, признается это или не признается, правовая система любого зарубежного государства содержит блок правовых норм, регулирующих отношения, связанные с осуществлением деятельности с целью получения прибыли путем производства и продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг. Но называют эту деятельность не всегда однозначно - экономической, коммерческой, торговой, предпринимательской. Найти терминологическое соответствие в Российском праве всем указанным терминам - задача довольно трудная. В этот блок входят также нормы, регулирующие деятельность, связанную с управлением в этой сфере. Тем более, что в современных условиях отмечается общая для всех правовых систем зарубежных стран тенденция увеличения властного регулирования государством экономической сферы. Данное обстоятельство соответствующим образом влияет на создание новых сегментов этих правовых систем. Условно объединим указанные группы норм под понятием предпринимательское (хозяйственное) право.

Под источником хозяйственного права зарубежных стран понимается способ выражения, закрепления и осуществления правовых правил. Практически различают следующие источники права: нормативный акт, прецедент и правовой обычай.

Кратко рассмотрим основные источники, регулирующие предпринимательскую деятельность в некоторых странах. В зависимости от того, к какой правовой системе принадлежит государство, определенный вид источников играет наиболее значимую роль в регулировании экономической сферы. В странах романо-германской правовой системы определяющее значение имеют законы, в первую очередь, торговые кодексы, в странах англо-американской системы права - судебные прецеденты.

Главными источниками хозяйственного права Германии в современный период являются Вексельный устав 1847 года, Германский торговый кодекс 1897 года. Закон о товариществе с ограниченной ответственностью 1892 года. Акционерный закон 1965 года, Конкурсный устав 1877 года. Закон о мировых сделках 1935 года. Закон о картелях 1957 года и другие.

С принятием во Франции Конституции 1958 года характерным для правового регулирования экономической сферы является особая роль актов исполнительной власти, принимаемых во исполнение законов. Кроме того, усилилась роль делегированного законодательства, приравненного по силе к закону. Иными словами, нормы, относящиеся к предпринимательскому (хозяйственному) праву, в значительной степени определяются исполнительной властью. Так, например, после принятия в 1966 году Закона о торговых товариществах, в 1967 году издается декрет о торговых товариществах, развивающий ряд положений Закона; принятие Ордонанса от 1 декабря 1986 года (о свободе цен и конкуренции) сопровождалось Декретом от 29 декабря 1986 года, устанавливающим условие применения этого Ордонанса; Декрет от 23 сентября 1967 года установил статус групп, созданных по экономическим интересам.

Особенностью правовой системы Великобритании является определяющая роль судебных решений (прецедентов) и второстепенная роль кодифицированных актов. Например, здесь нет гражданского и торгового кодексов. В связи с этим объем именно законодательных актов очень не большой по сравнению с имеющимися в других развитых европейских странах. Однако, что касается правового регулирования экономической сферы, то здесь немаловажную роль играют законодательные акты.

Специфическое место в английском праве занимает законодательство о компаниях. Закон о компаниях 1985 года является основным актом, регулирующим отношения в экономической сфере. Впоследствии в пего были внесены коррективы Законом о несостоятельности 1986 года. Законом о финансовых службах 1986 года. Но наиболее существенные изменения он претерпел в 1989 году. Кроме того, важное значение имеют: Закон о предпринимательских наименованиях 1985 года, который предусматривает правило составления фирменных наименований компании, учрежденных в Великобритании; Закон о ценных бумагах 1985 года, запрещающий сделки с паями, с использованием конфиденциальной информации. Наряду с Законом о несостоятельности 1986 года был принят Закон о дисквалификации директоров компании. Он устанавливает, что лица, которым передано руководство компанией, подвергшихся добровольной ликвидации, администрированию или процедуре управления имуществом должника, обязаны предоставить доклад министру торговли и промышленности о некомпетентных действиях бывших директоров компаний, а затемуже решается вопрос о целесообразности судебной процедуры. Британское законодательство исходит из того, что вину за сложившееся положение несет директор (владелец) компании, оказавшейся несостоятельной.

Закон о векселях 1881 года и Закон и потребительском кредите 1974 года разрешает многие вопросы кредитования, продажи товаров в рассрочку и, одновременно, направлены на защиту прав потребителей. Закон о промышленном развитии 1968 года предусматривает оказание финансовой поддержки отдельным, наиболее эффективным отраслям производства и содействие развитию районов, в которых складывается неблагоприятная экономическая конъюнктура.

Английское право оказало огромное влияние на правовые системы других государств, прежде всего США. Однако при анализе американского права отмечается стремление к унификации и кодификации штатного и федерального законодательства.

Центральное место в сфере законодательства занял Единый торговый кодекс (ЕТК), первый официальный текст которого появился в 1952 году (ныне действует официальный текст 1990г.). Это - собрание норм по отдельным, наиболее важным для хозяйственной деятельности института без общих положений, ныне федеральный закон США.[9] Законодательство, регулирующее деятельность коммерческих организаций, является преимущественно прерогативой штатов. В самостоятельную отрасль правового регулирования, осуществляемого, главным образом, федеральными законами, превратилась в так называемое антитрестовское


законодательство. Первым федеральным актом в этой области стал Закон Шермана 1890 года, который был дополнен в 1914 году Законом Клейтона и Законом о федеральной торговой комиссии.[10] Что касается статусного права отдельных штатов, то помимо принятых в каждом штате соответствующих редакций ЕТК, важное значение имеет штатное законодательство о предпринимательских корпорациях (например. Закон о предпринимательских корпорациях штата Нью-Йорк 1963 года).

Таким образом, несмотря на своеобразие правовых систем общая характеристика источников предпринимательского (хозяйственного) права зарубежных стран позволяет сделать вывод о том, что правовое регулирование экономическойсферы основывается, главным образом, на нормативно-правовых актах.

2. Уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства по действующему законодательству РФ

2.1. Признаки состава преступления «незаконное предпринимательство»

Обстоятельствами и признаками, отягчающих осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, без лицензии или с нарушением условий лицензирования, согласно ч. 2 ст. 171 УК РФ является следующее: 1) совершение указанного деяния организованной группой, 2) получение от незаконной предпринимательской деятельности дохода в особо крупном размере, 3) совершение преступления лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность.

При определении наличия в деянии нескольких лиц, участвовавших в незаконном предпринимательстве, организованной группы следует руководствоваться общими положениями о соучастии, изложенными в ст. 32 УК РФ, а также понятием организованной группы, признаки которой закреплены в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Прежде всего, такая преступная деятельность должна характеризоваться совместным умышленным участием двух или более лиц в совершении действий, направленных на осуществление того или иного вида предпринимательской деятельности без соблюдения требований, указанных в законе.

Все участники организованной группы должны осознавать, что предпринимаемая ими деятельность по производству товаров или их реализации, а также по оказанию тех или иных услуг, производится без регистрации, без лицензии или с нарушением условий лицензирования. Осознавая данное обстоятельство, все участники организованной группы желают осуществлять ее в нарушение установленных требований. Они либо общими усилиями совершают одно и то же деяние, либо каждый из них вносит посильный вклад в совершаемое преступление. Это означает, что только действия каждого из соучастников приносят определенные преступные результаты, и эти действия находятся в причинной связи с совершенным в целом общественно опасном деянием. Совместная деятельность по занятию незаконным предпринимательством приводит к извлечению дохода в крупном или особо крупном размерах.

Формулировка "совместное умышленное участие" подчеркивает, акцентирует внимание на том, что каждый из участников сознает общественно опасный характер своего действия в совокупности с действиями иных лиц, принимающих участие в совершении преступления, предвидит наступление общественно опасного последствия в результате этого совместного участия и желает достижения поставленной перед собой цели именно совместными действиями всех участников. Сознанием соучастника охватывается, что он действует не в одиночку. И только совместные, слаженные действия каждого из них, могут привести к наступлению желаемого результата. Причем осознание этой двусторонней связи должно быть одинаково для всех соучастников. В свое время Трайниным А.Н. была высказана идея о том, что достаточно односторонней или "минимальной" связи, т.е. исполнитель может и не осознавать, что его склоняют к совершению преступления[11] .

Для того чтобы конкретное лицо могло выступать в качестве участника организованной группы, необходимо, чтобы оно обладало общими признаками, характеризующими субъекта преступления, т.е. оно должно


быть вменяемым и достигшим возраста уголовной ответственности. Если для совершения преступления используется лицо невменяемое или не достигшее возраста уголовной ответственности, имеет место так называемое опосредствованное совершение преступления и его исполнителем признается не то лицо, которое фактически совершило преступление, а лицо, использовавшее его для своих целей. Участниками организованной группы могут быть любые лица, достигшие возраста уголовной ответственности — 16 лет. Причем ими могут быть как руководители незаконно работающей организации, в чьи обязанности входили регистрация предприятия или получение лицензии, так и иные физические лица, поскольку организованная группа отличается распределением ролей, и необязательно все участники такой группы должны быть соисполнителями, как это имеет место при совершении преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору.

Организованная группа как одна из форм соучастия представляет собой устойчивую группу лиц, объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ ).

Организованная группа характеризуется множественностью участников (два и более), непосредственным участием каждого из них в обеспечении действий, составляющих объективную сторону незаконного предпринимательства. Такое участие может проявляться как в интеллектуальной деятельности (дача советов, подыскание места нахождения предприятия и т.п.), так и в приложении определенных физических усилий. Каждый из участников организованной группы принимает на себя определенные обязательства, вытекающие из целей такого объединения. Любой акт преступного поведения того или иного участника, совершенный в направлении достижения общей цели, является актом индивидуальной воли того или иного соучастника, и в то же время является выражением согласованных преступных устремлений участников организованной группы в целом. Роли, объем выполняемых действий тщательно планируются, имеется руководитель, направляющий деятельность прочих участников.

Организованность группы выражается в установлении определенных организационных форм связи между участниками, иерархическом строении и распределении функций. Лысенко В.В. отмечает также наличие особой нормативной базы и общих правил поведения, общей кассы, обеспечение безопасности преступной группы, прикрытие своей деятельности и разработка мер защиты от разоблачения.[12]

Устойчивость — обязательный признак организованной группы. Впервые понятие устойчивости было использовано при характеристике бандитизма как одного из наиболее опасных проявлений совместного участия нескольких лиц в совершении преступлений, и включало в себя прежде всего количественный признак - число совершенных общественно опасных деяний.[13]

Со второй половины 50-х годов крен при определении этого признака делался в сторону установления характера связей между членами преступной группы. Под устойчивостью имелись в виду "предварительный сговор и преступные связи между участниками, единство преступных целей, распределение функций между участниками, предварительное установление способов преступной деятельности".

Важнейший элемент устойчивости - предварительный сговор. Он должен иметь место до совершения преступления, в противном случае соучастники не составят организованной группы. Соглашение должно быть именно о совместных действиях. Соучастники могут договариваться либо все вместе о предстоящей преступной деятельности, либо один соучастник может договариваться с каждым последующим, но каждый последующий должен быть осведомлен о том, что в группу входят и иные лица, усилия которых направлены на осуществление незаконного предпринимательства. Лицо, вступающее в уже созданную организованную группу, как бы вступает в сговор с каждым вступившим ранее и присоединяет свои усилия к общей преступной деятельности, независимо от конкретных форм ее проявления.

В качестве примера незаконного предпринимательства, совершенного организованной группой, можно привести следующее уголовное дело. М., К. и О. организовали 000 "Кондор" для производства алкогольной продукции, назначив директором К.. Предприятие не было зарегистрировано и не имело лицензии на производство алкогольной продукции. Полученный доход в особо крупном размере участники группы распределили между собой. М., К. и О. были привлечены к уголовной ответственности по п. "а" и "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Особо крупный размер полученного дохода - второй квалифицирующий признак, предусмотренный в п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ. Особо крупный размер, исходя из примечания к этой статье, должен превышать пятьсот минимальных размеров оплаты труда. Определяется он с соблюдением всех условий, которые были изложены ранее, при анализе признаков основного состава незаконного предпринимательства.

Последний, третий признак квалифицированного состава незаконного предпринимательства указан в п. "в" ч. 2 ст. 171 УК РФ и относится к характеристике субъекта, которым является лицо, ранее судимое за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность. Судимым признается лицо, осужденное за перечисленные преступления, если при этом не истекли установленные уголовным законодательством сроки погашения судимости, которые напрямую зависят от вида назначенного наказания, а в случае применения лишения свободы и категории совершенного преступления. Лицо, осужденное за незаконную предпринимательскую деятельность к штрафу, обязательным работам или аресту, считается несудимым по истечении одного года после отбытия наказания (п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ).

При осуждении к лишению свободы как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 171 УК РФ судимость погашается по истечении трех лет после отбытия наказания (п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ).

Представляется, что в случае занятия незаконным предпринимательством лицом, ранее судимым по ч. 2 ст. 171 УК РФ, при условии, что не истекли сроки погашения судимости, оно вновь должно осуждаться по ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Банковская деятельность представляет собой разновидность предпринимательской деятельности, ответственность за которую в силу ее некоторой специфики установлена в ст. 172 УК РФ, поэтому признание в качестве квалифицирующего признака незаконного предпринимательства наличия судимости и по ст. 172 УК РФ представляется оправданным и логичным.

Банковская деятельность в соответствии с Федеральным законом РФ" О банках и банковской деятельности" от 2 декабря 1990 г. (в редакции Федерального закона от 10 февраля 1996 г.) осуществляется банками и небанковскими кредитными организациями, которые имеют право на осуществление банковских операций, предусмотренных указанным Федеральным законом.

В отличие от иной предпринимательской деятельности банковская деятельность может осуществляться только при наличии регистрации в Банке России и после получения лицензии, которая также выдается БанкомРФ.

Любая банковская деятельность, начатая до получения свидетельства о регистрации и лицензии, должна рассматриваться как незаконная. После получения свидетельства о регистрации, кредитная организация должна предъявить документы, подтверждающие оплату ста процентов объявленного уставного капитала, и только после этого ей выдается лицензия на осуществление банковских операций, в которой указываются банковские операции, на осуществление которых данная кредитная организация имеет право, а также валюта, в которой эти банковские операции могут производиться. Отступление от данных требований следует рассматривать как нарушение условий лицензирования. Перечисленные выше особенности отличают незаконную предпринимательскую деятельность от незаконной банковской деятельности.

При наличии нескольких признаков, указанных в ч. 2 ст. 171 УК РФ, содеянное должно квалифицироваться по соответствующим пунктам части второй данной статьи.

2.2. Объект и объективная сторона незаконного предпринимательства

В качестве объекта незаконного предпринимательства выступают общественные отношения, регулирующие нормальное, в соответствии с установленными правилами, функционирование сферы предпринимательской деятельности, задачами которой является обеспечение общества в целом и отдельных его потребителей необходимыми товарами и услугами, а также производство соответствующих отчислений в государственный бюджет от полученной прибыли. Именно последняя из названных обязанностей, как правило, не выполняется лицами, занимающимися незаконным предпринимательством, если они не зарегистрировались в установленном законом порядке. В том случае, когда та или иная деятельность осуществляется без лицензии или с нарушением условий лицензирования, в большей степени страдают интересы потребителей, нежели интересы государства в целом, поскольку в этом случае производятся товары или оказываются услуги с нарушением требований, предъявляемых к их качеству или процессу их производства. Таким образом, незаконное предпринимательство посягает и на иные общественные отношения, которые мы выделяем в качестве дополнительного объекта. Это интересы государства в сфере налогообложения, интересы хозяйствующих субъектов, вступающих в экономические связи с незаконным предпринимателем, а также интересы потребителей товаров и услуг, которые представляются незарегистрированным юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем. Дополнительные объекты в анализируемом составе преступления являются факультативными, поскольку для привлечения к уголовной ответственности достаточно установить либо причинение вреда интересам государства в целом в сфере налогообложения — получение крупного или особо крупного дохода, либо интересам граждан или организаций — причинение крупного ущерба.

На мой взгляд, несколько узкое определение объекта преступного посягательства дается в учебнике "Российское уголовное право".[14] По мнению авторов, объектом данного преступления является "нормальный порядок осуществления законной предпринимательской деятельности". Представляется, что такое определение объекта невольно делает упор лишь на формальное соблюдение правил, которые сводятся к регистрации, получению лицензии и соблюдению условий лицензирования, в то время как законодатель понимает общественную опасность незаконного предпринимательства несколько шире. Незаконная предпринимательская деятельность признается противоправной только в том случае, если потребители товаров или услуг понесли определенные убытки, которые в уголовном законе отождествляются с понятием крупного ущерба, либо, если в результате незаконной предпринимательской деятельности, был получен доход в крупном или особо крупном размере. В том случае, если не был причинен крупный ущерб или не был получен доход в крупном или особо крупном размере, несоблюдение порядка осуществления предпринимательской деятельности еще не приводит к той степени общественной опасности совершенного деяния, которая позволяет говорить о нем как о преступном. Таким образом, само по себе несоблюдение правил регистрации, лицензирования или условий лицензирования не превращает совершенное деяние в преступное, а поэтому, говоря об объекте незаконного предпринимательства, необходимо указать на определенную связь с нарушенным порядком и теми негативными последствиями, которые наступают для потребителя и государства в целом, которое формирует свой бюджет за счет тех или иных видов деятельности, разрешенных в экономической сфере.

Незаконное предпринимательство, определяемое в ст. 171 УК РФ как предпринимательская деятельность, представляет собой определенный процесс, систематическое совершение однородных действий в той или иной сфере производства, торговли, оказания услуг или иных видов деятельности, направленных на извлечение прибыли.

Такой вывод вытекает из положений ГК РФ. Так в ч. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательство характеризуется как деятельность, направленная на систематическое получение прибыли, а это в свою очередь говорит о том, что она должна осуществляться на постоянной основе.

Большинство авторов, исследовавших эту проблему, так же считают, что предпринимательскую деятельность отличает система, совокупность последовательно совершаемых действий, направленных на получение прибыли, адресованных неопределенному кругу потребителей или контрагентов; длительный и стабильный режим работы предприятия в течение дня (недели). Время, в течение которого она осуществляется, не имеет значения для признания ее уголовно- наказуемой.

Данное преступление следует считать оконченным с момента совершения одногоиз действий в общей цепи предполагаемых однородных актов поведения.[15]

Для наличия признаков незаконного предпринимательства в деятельности не зарегистрированного торгового предприятия достаточно совершения с его стороны нескольких сделок купли-продажи, если они привели к извлечению дохода в крупном или особо крупном размере. Б.В.Волженкин, углубляя эту мысль, говорит о том, что такая система действий, направленная на извлечение прибыли присутствует и в совершении одной крупной сделки, выполнении какой-либо значительной работы, например, строительство или ремонт объекта, изготовление большой партии продукции. Однако в последних примерах имеется именно выполнение многократно повторяющихся, тождественных действий, протяженных во времени, особенно, если речь идет о строительстве дома или иного объекта.

Незаконное предпринимательство следует отграничивать от единичного акта продажи одного или даже нескольких предметов, одноразового выполнения какой-либо работы, поскольку в данном случае отсутствует систематичность, наличие определенного повторяющегося процесса, направленного на получение прибыли.

Объективная сторона незаконного предпринимательства может выражаться в нарушении или несоблюдении требований, которые предъявляются к предпринимательской деятельности, преступные действия, указанные в ст. 1 71 УК РФ, могут осуществляться в следующих формах: в занятии предпринимательской деятельностью а) без регистрации, б) без лицензии, в) с нарушением условий лицензирования, которые, как представляется, различаются между собой по степени общественной опасности. Порядок регистрации предпринимательской деятельности регулируется Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. № 1482 «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации» и Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным данным Указом[16] .

Регистрация предприятий с иностранными инвестициями производится в соответствии с названным Положением и с соблюдением требований, изложенных в Законе РСФСР « Об иностранных инвестициях в Российской


Федерации» от 9 июля 1999г.[17]

Регистрация предприятия осуществляется регистрирующим органом не позднее трех дней с даты представления необходимых документов или в течение 30 календарных дней с даты их почтового отправления. Регистрация осуществляется путем присвоения предприятию очередного номера в журнале регистрации поступающих документов и проставления специальной надписи (штампа) с наименованием регистрирующего органа, номером и датой на первой странице (титульном листе) устава предприятия, скрепляемой подписью должностного лица, ответственного за регистрацию, и выдачей регистрационного удостоверения. Только с момента совершения указанных действий должностным лицом, предприятие считается зарегистрированным, поэтому любая предпринимательская деятельность, осуществляемая до этого момента, считается незаконной.

Как незаконную следует рассматривать и такую предпринимательскую деятельность, которая ведется во время обжалования решения об отказе в регистрации в суде, а также продолжение предпринимательской деятельности вопреки решению суда или арбитражного суда об аннулировании государственной регистрации предприятия (предпринимателя). В последнем случае регистрирующим органом предприятию должно быть в 3-дневный срок направлено уведомление об аннулировании государственной регистрации. Если по каким бы то ни было причинам такое уведомление не было получено, то продолжаемую предпринимательскую деятельность нельзя считать незаконной.

Как правило, незаконное предпринимательство осуществляется без лицензии при наличии регистрации предприятия в установленном законом порядке. Из числа всех лиц, осужденных за незаконное предпринимательство по ст. 171 УК РФ, 22,5 % лиц были привлечены к ответственности за деятельность без регистрации (в основном индивидуальные предприниматели),73,6 % — без лицензии, 3,9 % — с нарушением условий лицензирования.

В качестве примера деятельности без регистрации можно привести уголовное дело в отношении А., который обвинялся в незаконной предпринимательской деятельности, которую он осуществлял в качестве индивидуального предпринимателя, не зарегистрировавшись надлежащим образом. Полученный им доход составил 68 148 руб., и он был осужден по ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Для занятия отдельными видами предпринимательской деятельности помимо ее обязательной регистрации необходимо иметь лицензию, разрешение (право) на их осуществление выдаваемую на конкретный срок и устанавливающую определенные требования и условия, которые необходимо соблюдать при их проведении. Перечень лицензируемых видов деятельности и порядок их лицензирования определяется Федеральным Законом Российской Федерации «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 25 сентября 1998 г.[18] В соответствии со ст. 4 данного Закона к ним относятся такие виды, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, обороне страны и безопасности государства. Конкретный перечень видов деятельности дается в ст. 17 Закона. Лицензирование иных видов деятельности, кроме перечисленных, не допускается и можно только лишь в том случае, если их лицензирование требуется в соответствии с иными федеральными законами, вступившими в силу до дня вступления в силу Федерального закона « О лицензировании отдельных видов деятельности» (ст. 19). К таким ранее принятым законам следует отнести, например, Законы « О частной детективной и охранной деятельности», «Об образовании»,


«О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и др. Принятые ранее указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации по вопросам лицензирования применяются в том случае, если они не противоречат принятому Федеральному закону (ст. 19).

В основу признания необходимости лицензирования тех или иных видов деятельности должен быть положен один, в крайнем случае два основополагающих критерия. Так, в литературе, высказывалось мнение о том, что при составлении перечня лицензионных видов деятельности необходимо исходить, к примеру, из опасности конкретной деятельности для неограниченного круга лиц, не участвующих в ее осуществлении; учитывать вовлечение в эту деятельность большого количества участников и высокую доходность такой деятельности.[19] Однако учет всех перечисленных признаков представляется не совсем обоснованным. Видимо, во главу угла прежде всего должна быть положена необходимость осуществления контроля за соблюдением качества товаров и соответствующих мер предосторожности при занятии конкретными видами деятельности, несоблюдение которых может представлять опасность для здоровья граждан или нарушать гарантированные Конституцией РФ их права и свободы (общественное питание, выпуск товаров потребления, частная детективная деятельность и т.п.).

Лицензия выдается отдельно на каждый вид деятельности (ст. 7 Закона) на срок не менее, чем три года, в то же время Федеральными законами и положениями о лицензировании конкретных видов деятельности лицензия может выдаваться бессрочно (ст. 8 Закона). После истечения срока действия лицензии, она может быть продлена, если за время ее действия не было зафиксировано нарушений лицензионных требований и условий.

Лицензирующий орган принимает решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии в срок, не превышающий тридцати дней со дня получения заявления соискателя лицензии со всеми необходимыми документами. Лицензирующий орган обязан уведомить соискателя лицензии о принятом решении (о выдаче или об отказе в выдаче лицензии) в течение трех дней после принятия соответствующего решения. Документ, подтверждающий наличие лицензии, выдается в течение трех дней после оплаты лицензионного сбора. Если в течение трех месяцев лицензионный сбор не оплачивается, лицензионный орган, выдавший лицензию, вправе ее аннулировать.

Предпринимательская деятельность, начатая до получения лицензии, а также продолжаемая после ее аннулирования, должна рассматриваться как незаконная. В отдельных случаях органы, уполномоченные на ведение лицензионной деятельности, могут приостановить ее действие до устранения обнаруженных нарушений с последующим ее возобновлением. Представляется, что и в этих случаях продолжение предпринимательской деятельности должно рассматриваться как незаконное.

Видимо, следует рассматривать в качестве преступления и деятельность, осуществляемую с просроченной лицензией (по признаку деятельности без лицензии). На подобное суждение может быть высказано возражение, что предприниматель получил в свое время лицензию и лишь не успел ее вовремя продлить. Однако за время, которое прошло после выдачи лицензии могли измениться условия, предъявляемые к конкретному виду деятельности, могли наметиться какие-то отклонения от ее требований в работе той или организации, поэтому осуществление предпринимательской деятельности с просроченной лицензией при наличии прочих условий следует рассматривать в качестве преступного деяния. Именно так расценивают подобные действия и судебные органы. Так, Черемушкинским межмуниципальным судом по ч. 2 ст. 171 УК РФ был осужден И. за незаконное предпринимательство с просроченной лицензией. Он продолжал осуществлять свою деятельность и после окончания срока действия лицензии, что послужило основанием для возбуждения в отношении него уголовного дела.

Лицензия, выданная федеральными органами государственной власти на ведение разрешенной в ней деятельности, действует на всей территории Российской Федерации. Если лицензия получена от соответствующего органа субъекта Российской Федерации, то указанная в ней деятельность может осуществляться только на территории этого субъекта. На территории иных субъектов Федерации ее ведение возможно только после уведомления лицензирующих органов другого субъекта федерации. Представляется, что в тех случаях, когда лицо осуществляет предпринимательскую деятельность без уведомления соответствующих органов, в его действиях также следует усматривать состав незаконного предпринимательства по признаку деятельности без лицензии, т.к. одним из требований Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» является уведомление других субъектов об имеющейся лицензии, полученной ранее.

Под нарушением условий лицензирования понимается несоблюдение как общих требований, изложенных в ст. 9 Закона « О лицензировании отдельных видов деятельности», касающихся экологических, санитарно-эпидемиологических, гигиенических, противопожарных норм и правил, а также положений о лицензировании конкретных видов деятельности. Специальные требования могут предъявляться как к соискателю лицензии, так и работникам юридического лица, к зданиям, сооружениям, оборудованию и иным техническим средствам, с помощью которых осуществляется та или иная деятельность. Под нарушением условий лицензирования следует понимать, например, реализацию товаров за пределами территории, указанной в разрешении, несоблюдение формы упаковки товаров, продажу товаров, не включенных в перечень, подлежащих реализации и т.п. Хорошевским межмуниципальным судом по ч. 1 ст. 1 7 1 УК РФ был осужден Н., генеральный директор ЗАО "Продукты", которое производило оптовый отпуск продовольственных товаров (консервов), на что имелась соответствующая лицензия. В лицензии было указано, что данная деятельность разрешается и осуществляется только со склада. Однако были установлены случаи неоднократного отпуска баночного майонеза из подвального помещения офиса предприятия, что не было предусмотрено выданной лицензией. Данное обстоятельство судом было расценено как нарушение условий лицензирования при занятии предпринимательской деятельностью.

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство, как вытекает из примечания к ст. 171 УК РФ, может наступать только в том случае, если полученный доход превышает двести (ч. 1 ст. 171 УК РФ) или пятьсот минимальных размеров оплаты труда (ч. 2 ст. 171 УКРФ).

Наибольшие трудности при квалификации деяний, предусмотренных ст. 171 УК РФ, вызывает установление денежных сумм, полученных от занятия предпринимательской деятельностью, которые образуют обязательный признак состава данного преступления, определяемый в уголовно-правовой норме как «доход». Судебная практика, равно как и следственная, в этой области достаточно противоречива.

В одних случаях суды, рассматривающие конкретные уголовные дела, исключают из сумм, полученных в результате незаконной предпринимательской деятельности, накладные расходы, оплату труда привлекаемых работников и т.п. В качестве примера можно привести уголовное дело, возбужденное в отношении Ч. по ч.1 ст. 171 УК РФ. Ч., являясь генеральным директором ТОО «Садко», обвинялся в незаконной предпринимательской деятельности, которая осуществлялась им в течение 1996-1997 г.г. Савеловский межмуниципальный суд при определении полученного Ч. дохода, как обязательного признака данного состава преступления, сначала установил полученную им чистую прибыль, а затем вычел из нее накладные расходы, указав при этом в своем решении, что «доход не может отождествляться с валовой прибылью без учета накладных расходов». Производство по уголовному делу было прекращено за отсутствием в действиях Ч. состава преступления, так как размер полученного дохода не превышал двести минимальных размеров оплаты труда.

В других случаях под доходом понимается все полученное от незаконной предпринимательской деятельности без каких бы то ни было вычетов.

Диспозиция ст. 171 УК РФ является бланкетной, для ее правильного толкования необходимо обратиться к налоговому законодательству, которое говорит именно о прибыли, имея в виду ту массу денежных средств, с которой происходит исчисление предусмотренных законом налогов, причем за вычетом расходов.

Поскольку наиболее подробные характеристики прибыли зафиксированы в налоговом законодательстве, при толковании термина «доход» прежде всего, как представляется, необходимо обратиться именно к налоговому законодательству, в котором данный термин находит свое недвусмысленное определение. Так, еще в Законе Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О налоге на прибыль предприятий и организаций» с последующими изменениями и дополнениями, внесенными соответствующими Законами РФ, в ст. 2 говорилось о валовой прибыли, которая включает в себя сумму прибыли от реализации продукции (работ, услуг), основных фондов, иного имущества предприятия и доходов от внереализационных операций, уменьшенных на сумму расходов по этим операциям.[20] Как видно из приведенного определения, доход не


отождествляется с прибылью, он является ее составной частью, и более того, имеет конкретное содержание и включает в себя в соответствии с п. 6 ст. 2 группу доходов, полученных от долевого участия в деятельности других предприятий, от сдачи имущества в аренду, дивиденды, проценты по акциям и пр. Таким образом, законодатель, конструируя норму об ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность, видимо, недостаточно корректно оперирует несвойственными для него понятиями, которые расшифровываются в ином Законе, в соответствии с которым под доходом подразумевается полученная выгода или, иными словами, прибыль, которая не может определяться иначе как за вычетом накладных расходов.

Наконец, введенный в действие Налоговый кодекс РФ в ст. 41 устанавливает, что «доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить.».

Данный вывод является наиболее правильным, так как приведенное решение вопроса исключает объективное вменение, поскольку доход или, правильнее, прибыль, полученная от предпринимательской деятельности, даже незаконной, в реальной действительности уменьшается на сумму понесенных издержек. Отдельные суды поступают совершенно правильно с нашей точки зрения, исчисляя доход именно как разницу между всей выручкой и понесенными расходами. Так, Хорошевский межмуниципальный суд, рассмотрев уголовное дело по обвинению Б. в незаконном предпринимательстве (торговле) без лицензии (ч.1 ст. 171 УК РФ), пришел к выводу, что в его действиях отсутствует состав преступления, поскольку посчитал полученный доход за вычетом накладных расходов. Полученная сумма оказалась меньше двухсоткратного минимального размера оплаты труда. Следственные органы подсчитали доход без вычета понесенных затрат. В отношении Б. был вынесен оправдательный приговор.

Еще один не менее сложный в своем разрешении вопрос - это понятие крупного ущерба применительно к анализируемой уголовно-правовой норме. Законодатель не определяет сумму крупного ущерба, оставляя ее на усмотрение правоприменительных органов.

Поскольку состав незаконного предпринимательства является относительно новым для уголовного законодательства, то данный признак недостаточно разработан как в теории уголовного права, так и в судебной практике. Без сомнения к крупному ущербу следует отнести понесенные издержки других предприятий и организаций, упущенную выгоду, которые возникли в результате их сотрудничества с незарегистрированным юридическим лицом (поставка недоброкачественной продукции и некачественных товаров, и т. п.). Признание конкретной денежной суммы, соответствующей крупному ущербу, поскольку он является оценочным понятием и не определен в уголовном законодательстве, в каждом случае зависит от финансового положения индивидуально определенного предприятия и организации, но, видимо, должен находиться тем не менее в зависимости от определения крупного ущерба применительно к преступлениям, посягающим на отношения собственности - пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

Крупный ущерб может быть причинен и отдельным гражданам (приобретение товара ненадлежащего качества), в этом случае он должен определяться с учетом материального положения лица, и, как представляется, в денежном выражении может быть меньшим.

Отдельные авторы предлагают крупный ущерб исчислять исходя из месячного бюджета потерпевшего или его семьи; для организаций - из размера оборотных средств предприятия или организации. Но в последнем случае эта сумма не должна быть меньше двухсот минимальных размеров оплаты труда.[21]

2.3. Субъект и субъективная сторона незаконного предпринимательства

Согласно ст. 20 УК РФ субъектом незаконного предпринимательства является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет на момент совершения преступления. Это может быть как российский, так и иностранный гражданин, а также лица без гражданства, занимающиеся на территории Российской Федерации незаконной предпринимательской деятельностью.[22] Однако это определение нуждается в уточнении, - скорее всего это будут граждане, достигшие 18-летнего возраста, поскольку именно по достижении данного возраста возникает полная дееспособность, хотя, в специально предусмотренных гражданским законодательством случаях, предпринимательской деятельностью могут заниматься и лица с 16 лет.

Помимо общих перечисленных признаков субъект незаконного предпринимательства должен обладать дополнительными признаками.

К уголовной ответственности могут привлекаться лишь руководители организаций, предприятий и учреждений, либо их заместители или иные работники, осуществляющие управленческие функции, в чьи обязанности в соответствии с приказом входило осуществление таких направлений деятельности, которые требовали получения лицензии, или же лица, на которые была возложена обязанность зарегистрировать предприятие. Как правило, совет директоров акционерного общества образует исполнительный орган общества: коллегиальный (правление, дирекция) либо единоличный (директор, генеральный директор), который осуществляет текущее руководство деятельностью общества, определенной законом и уставом общества (п. 3 ст. 103 ГК РФ).

Российское уголовное законодательство не предусматривает ответственности юридических лиц, поэтому за совершение преступлений в связи с той или иной деятельностью юридического лица, в данном случае незаконного предпринимательства, ответственность несут физические лица, уполномоченные контролировать или осуществлять деятельность, связанную с регистрацией предприятия или получением лицензии. Так, за незаконное предпринимательство по осуществлению гостиничного бизнеса без лицензии первоначально следственными органами к уголовной ответственности привлекалась бухгалтер 000 «Золотой мост». После того, как было установлено, что в ее обязанности не входило оформление разрешительных документов, к уголовной ответственности был привлечен и осужден по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК Д. директор 000 «Золотой мост», который осуществлял руководство этим предприятием, и именно на нем лежала обязанность получать лицензию.

Учредители или акционеры не могут быть субъектами незаконного предпринимательства, поскольку они непосредственно не занимаются предпринимательской деятельность, поручая это исполнительному органу.

В обязанности учредителей входит определение порядка осуществления ими совместной деятельности по созданию общества, размера уставного капитала, выпуска и размещения акций.

Акционеры имеют право на получение дивидендов, проводят общее собрание, на котором решают вопросы, относящиеся к его исключительной компетенции (п. 1 ст. 103 ГК РФ), среди которых, как уже отмечалось ранее, назначение лиц, осуществляющих текущее руководство, если этот вопрос не отнесен к компетенции совета директоров (наблюдательного совета).

Вместе с тем, лица, не осуществляющие руководство акционерным обществом, не будучи исполнителями незаконного предпринимательства, могут выступать в качестве соучастников преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, т.е. быть пособниками, организаторами или подстрекателями (ч. 4 ст. 34 УК РФ). Такие лица могут быть участниками организованной группы.

Вопрос о возможном субъекте данного преступления вместе с тем не так прост, как это кажется на первый взгляд. Если незаконной предпринимательской деятельностью занимается индивидуальное лицо, оно без сомнения должно нести уголовную ответственность за противоправный характер своего деяния, связанного с извлечением для себя лично незаконной прибыли. В тех же случаях, когда незаконным предпринимательством занимаются юридические лица, к ответственности привлекаются их руководители, заместители или иные лица, на которых возложены обязанности осуществлять регистрацию и лицензирование. Но получаемые при этом доходы не поступают в распоряжение этого конкретного лица, в лучшем случае оно получает лишь какую-то часть доходов в виде заработной платы, которая может зависеть от полученной прибыли. Происходит вменение тех последствий, которые не охватывались в полном объеме умыслом виновного. Представляется обоснованным поставить на обсуждение вопрос о включении в число субъектов уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере экономической деятельности юридических лиц, тем более, что одним данным составом число возможных совершаемых ими преступлений не ограничивается. По крайней мере половина всех преступлений в сфере экономической деятельности (гл,22 УК РФ), не говоря о преступлениях, предусмотренных другими главами УК, совершается фактически юридическими лицами. Уместно вспомнить, что в первоначальных проектах уголовного кодекса предусматривалась ответственность юридических лиц.

Видимо, ее следовало бы сохранить, может быть, с определенными изъятиями, что она возможна лишь при совершении определенных видов преступлений, или преступлений, связанных с определенной деятельностью.

В свое время при обсуждении проекта нового уголовного кодекса, отдельными учеными высказывались предложения об установлении уголовной ответственности юридических лиц за некоторые из преступлений, совершаемых в сфере экономики, экологические преступления, преступления против общественной безопасности. Так, например, С.Г. Келина в пользу данного решения приводила такие доводы, как тяжесть последствий, причиненных деятельностью юридических лиц, трудность установления конкретного виновного лица.[23]

Б.В. Волженкин, поднимая вопрос об ответственности юридических лиц, отмечает, что она должна наступать при наличии определенных условий. Автор допускает возможность включения вуголовный кодекс новеллы об ответственности юридических лиц. В то же время он подчеркивает, что субъектами преступлений должны быть конкретные физические лица, а субъектами уголовной ответственности могут быть и юридические лица. Последние "могут нести ответственность за действия физических лиц, когда эти действия 1) совершаются с ведома юридического лица или были им санкционированы, 2) в пользу юридического лица, 3)субъектами, им уполномоченными"[24] .

Видимо, как справедливо отмечает Никифоров А. С., вся сложность обсуждаемой проблемы заключается в том, что в обоснование идеи об ответственности юридических лиц необходимо" если не придумать, то продумать механизм или механизмы виновной (а не только причинной) связи юридических лиц (корпораций) с вредными опасными последствиями совершенного ими правонарушения (преступления)".[25]

Отмечая неправомерность привлечении физических лиц к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность, отдельные авторы приходят к выводу о невозможности применения мер уголовно-правового характера за преступления, совершаемые в сфере деятельности юридических лиц. Так, Ионова Ж.А. в связи с этим отмечает, что" юридические лица (в отличие от граждан) не являются субъектами уголовной ответственности по российскому праву.

Привлечение руководителей или физических лиц - учредителей не легитимной организации, — противоречило бы основному началу уголовного права принципу объективного вменения, т.е. ответственности только за свои действия. Таким образом, ответственность предприятий-нарушителей как субъектов не легитимной предпринимательской деятельности может осуществляться исключительно в рамках административного или хозяйственно-правового воздействия".[26]

Однако такой вывод не бесспорен. При совершении деяний, причиняющих существенный вред интересам экономики, необходимо воздействовать на нарушителей и методами уголовного права, и это воздействие будет более эффективным, если оно будет применяться в отношении юридического лица, а не отдельного его представителя. Ведь в настоящее время в случае привлечения лица к уголовной ответственности, к примеру, за деятельность без лицензии, но с надлежащей регистрацией, организация из своих средств выплачивает присужденные ему приговором суммы штрафа. В случае признания юридического лица субъектом уголовного правоотношения, эти суммы могли бы быть значительно выше и послужили бы предостережением на будущее при совершении подобных деяний.

В заключение обсуждения проблемы уголовной ответственности юридических лиц следует отметить, что она является достаточно актуальной не только для нашего государства, но и для иных, более развитых стран как в


экономическом, так и правовом отношении. Так, например, страны -члены Совета Европы в лице своего Комитета Министров были вынуждены еще в 1988 г. принять Рекомендацию № (88) 18 по ответственности юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности и Меморандум с комментариями к ней. В Рекомендации, в частности, отмечается, что этот вопрос поднимается в связи с тем, что зачастую выгода извлекается из незаконной деятельности, предприятия наносят значительный вред отдельным лицам и обществу в целом, а также в целях предотвращения дальнейших правонарушений.

Эта мысль конкретизируется в Общих положениях Меморандума, где отмечается, что" применение санкций к отдельному лицу может оказаться недостаточно эффективной мерой для предотвращения совершения предприятием правонарушений и не заставит правление предприятия или его членов реорганизовать систему контроля.

Для преодоления этих сложностей законодатели во многих европейских странах добивались наложения уголовной ответственности на само предприятие".

Уголовные дела, изученные в московских межмуниципальных судах, позволили выявить следующие характеристики лиц, занимающихся незаконным предпринимательством. В основном эту деятельность осуществляют мужчины, они составили 88,9% от числа всех осужденных, женщины соответственно -11,1%. Среди лиц, виновных в преступлении, предусмотренном ст. 171 УК РФ, индивидуальные предприниматели составили 18,5%; руководители предприятий и их заместители -81,5%. По возрастному признаку осужденные распределились следующим образом: лица в возрасте от 25 до 40 лет составили 37,1%; от 40 до 50 лет - 59,2% и свыше 50 лет - 3,7%. Все осужденные имели либо среднее специальное образование (44,4%), либо высшее (55,6%).

Незаконное предпринимательство является умышленным преступлением. Лицо осознает, что занимается предпринимательской деятельностью, не пройдя регистрацию в соответствующих государственных органах, и продолжает (желает) ею заниматься, несмотря на имеющиеся в его поведении нарушения соответствующих правил.

При осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии, но при наличии регистрации, субъект осознает, что он не получил лицензию от уполномоченных на ее выдачу органов и занимается (желает) несмотря на это производством товаров или услуг.

При нарушении условий лицензирования, сознанием лица охватывается то обстоятельство, что им не соблюдаются, нарушаются, установленные правила (условия), которые предъявляются к конкретному виду деятельности (соблюдение мер безопасности, санитарно-гигиенических и пр. правил) и желает производить работы с нарушением таких правил. Может иметь место нарушение всех трех требований, предъявляемых к той или иной деятельности. В этом случае лицо также действует умышленно, сознательно не совершая всех тех действий по легализации своей деятельности, которые установлены действующим законодательством.

В случаях, когда в результате незаконной предпринимательской деятельности не был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, лицо действует с прямым умыслом. В этом случае состав незаконного предпринимательства является формальным, поэтому субъективное отношение к совершаемым действиям характеризуется осознанием их несоответствия установленным правилам и желанием осуществлять их без соблюдения установленных правил.

В случае причинения крупного ущерба, приведенный признак становится обязательным для объективной стороны исследуемого состава преступления, поэтому необходимо устанавливать отношение субъекта к наступлению данного последствия, т.к. такой вид незаконного предпринимательства имеет материальный состав. Причиняя крупный ущерб, лицо осознает, что осуществляет предпринимательскую деятельность незаконно, предвидит, что несоблюдение предъявляемых к такой деятельности требований и условий может привести к причинению крупного ущерба (например, деятельность без соблюдения всех этапов или требований к производственному процессу с тем, чтобы произвести качественный товар) и сознательно допускает наступление таких последствий или относится к ним безразлично, т.е. действует с косвенным умыслом. Б.В. Волженкин, анализируя подобную ситуацию, допускает, что в случае причинения крупного ущерба лицо может действовать и с прямым умыслом, но вместе с тем оговаривает, что субъект "вероятно, чаще сознательно допускает или безразлично относится к его наступлению".[27] Более правильной представляется позиция, исключающая возможность занятия незаконным предпринимательством в случае причинения крупного ущерба с прямым умыслом. Причинение крупного ущерба выступает в качестве побочного результата незаконной предпринимательской деятельности. Трудно представить себе, что лицо желает причинить вред здоровью граждан, завладеть их денежными средствами или имуществом организаций или государства, занимаясь незарегистрированной или безлицензионной деятельностью. Если лицо до начала своей деятельности имело такую цель, а созданное им незарегистрированное предприятие, являлось лишь прикрытием или орудием достижения такой цели, то совершенное деяние следует квалифицировать соответственно либо как причинение вреда здоровью той или иной тяжести, либо как мошенничество, либо как иное преступление в сфере экономики, при наличии к этому определенных оснований.

Представляется, что в данном случае законодателю следовало бы указать, как это имеет место при совершении иных преступлений, что крупный ущерб причиняется по неосторожности. Именно такое отношение лица к данному признаку является наиболее вероятным. Субъект незаконного предпринимательства сознательно не совершает всех предписанных ему законом действий по оформлению деятельности своего предприятия и желает, чтобы эта деятельность осуществлялась именно таким образом. В то же время он предвидит, что несоблюдение установленных правил, особенно лицензирования и его условий, может привести к причинению ущерба как его контрагентам, так и отдельным потребителям товаров и услуг, но без -достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение таких последствий, либо не предвидит, но при необходимой внимательности и предусмотрительности (более тщательная проработка всего производственного процесса и т.п.) должен и мог был предвидеть.

Мотив в Уголовном праве понимается как осознанный и конкретно определенный интерес, побудивший к совершению общественно опасного деяния, "как сознательное побуждение, которым руководствовался субъект, совершая преступление".[28]

В качестве побудительных мотивов может выступать не один, а сразу несколько, приведших лицо к желанию заниматься именно незаконным предпринимательством. Как правило, это прежде всего корыстный мотив, желание обогатиться или поправить свое материальное положение за счет совершения преступления.

3. Назначение наказания за незаконное предпринимательство по уголовному законодательству РФ

Уголовный закон (ст. 171 УК РФ) дифференцирует ответственность и наказание в зависимости от суммы извлеченного дохода или крупного ущерба, причиненного в результате осуществления предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии. Крупный ущерб является оценочным понятием и устанавливается судом применительно к каждому конкретному случаю незаконного предпринимательства.

Полученный предпринимателем доход подразделяется на крупный, который в соответствии с примечанием к ст. 171 УК равен двумстам минимальным размерам оплаты труда и особо крупный, равный пятистам минимальным размерам оплаты труда.

За незаконную предпринимательскую деятельность, сопряженную с извлечением дохода в крупном размере (ч. 1 ст. 171 УК РФ), может быть назначено одно из четырех перечисленных в уголовном законе наказаний: либо штраф в размере от трехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти месяцев; либо обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов; либо арест на срок от четырех до шести месяцев; либо лишение свободы на срок до трех лет.

Получение дохода в особо крупном размере (наряду с совершением незаконного предпринимательства организованной группой или лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность) квалифицируется по ч.2 ст. 171 УК РФ и влечет за собой применение либо штрафа в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года; либо лишение свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового. Как видно из приведенного перечня, санкция ч.2 ст. 1 71 УК РФ предусматривает в альтернативе и дополнительное наказание в виде штрафа.

Таким образом, санкция ч.1 ст. 171 также, как и санкция ч.2 ст. 171 УК РФ, фактически предусматривает только два вида наказания - штраф и лишение свободы, что ведет в определенной мере к нарушению принципа дифференциации и индивидуализации наказания, поскольку два из возможных видов наказания санкции ч. 1 ст. 171 УК (арест и обязательные работы) не применяются.

Наказание, применяемое к лицам, виновным в незаконном предпринимательстве, должно назначаться с учетом всех обстоятельств, указанных в ст. 60 УК РФ, а также с учетом положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 40 от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания"[29] .

Дифференциация ответственности лиц, виновных в совершении преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, осуществляется на основе соблюдения принципа индивидуализации ответственности с учетом всех обстоятельств дела.

Индивидуализация уголовной ответственности и наказания тесно связаны между собой, ибо наказание воплощает в себе меру последней.

Индивидуализация уголовной ответственности неразрывно связана с правильным решением вопроса об ее основаниях, т. е. с установлением в действиях лица всех признаков состава преступления. Именно поэтому в настоящей работе много внимания уделялось правильному определению суммы полученного дохода как одному из обязательных признаков преступлений, предусмотренных ч.1 и ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Принцип индивидуализации наказания связан с целями восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предотвращения совершения новых преступлений (ч.2 ст. 43 УК РФ).

Поставленные цели могут быть достигнуты только при назначении целесообразного наказания с учетом принципа "экономии репрессии". Это означает, что каждому преступнику должно быть назначено наказание, которое оптимально необходимо для его исправления и которое в то же время будет содействовать предотвращению совершения преступлений не только с его стороны, но и со стороны других граждан.

В избранной мере наказания должно найти свое удовлетворение чувство общественной справедливости.

Перечень обстоятельств, обязанность учета которых возложена на судебные органы при назначении наказания за незаконное предпринимательство, установлен в ч. 3 ст. 60 УК РФ. К числу таких обстоятельств относятся характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Впервые в Уголовный кодекс введено новое требование, которое должно учитываться при назначении наказания - влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Установлению этого обстоятельства отводится особое место в упоминавшемся выше постановлении Пленума верховного Суда РФ. "Для правильного выбора вида и размера наказания надлежит выяснять, является ли подсудимый единственным кормильцем в семье, находятся ли на его иждивении несовершеннолетние дети, престарелые родители, а также имелись ли факты, свидетельствующие о его отрицательном поведении", говорится в п. 3 постановления Пленума Верховного суда РФ" О практике назначения судами уголовного наказания".

Качество определяет явление как таковое, именно качественная характеристика позволяет отграничить одно явление от другого, с изменением качества изменяется и предмет. По качественным признакам одинаковые явления объединяются в группы. Таким качественным признаком применительно к преступлению является характер его общественной опасности. Индивидуально определенные преступления как качественно однородные образуют группы. Группе также присущ характер общественной опасности, ибо общее включает в себя признаки, присущие частному. Преступления как явления объективные, существуют не только в своих группах, но существуют сами по себе.

Следовательно, по характеру общественной опасности различаются преступления, не входящие в одну группу как носители существенных качеств этих групп.

Данный вывод вытекает также из анализа ст. 14 УКРФ, определяющей преступление как общественно-опасное деяние. Поскольку, бесспорно, что отдельное преступление обладает свойством общественной опасности, то оно неминуемо имеет и некоторый характер этого свойства как его характеристику или параметр. Можно согласиться с Л.А. Прохоровым, что "характер общественной опасности отдельного преступления как раз и является тем признаком, который позволяет отнести то либо иное преступление в соответствующую группу указанных в Особенной части деяний".[30] Таким образом, под характером общественной опасности следует понимать качественную характеристику свойства общественной опасности группы преступлений определенного вида и конкретного преступления.

Учет характера общественной опасности незаконного предпринимательства предопределяется прежде всего правильной его квалификацией по соответствующей части ст. 171 УК РФ. Одинаковые по непосредственному объекту посягательства, деяния, квалифицируемые по разным частям ст. 171 УК РФ отличаются между собой по характеристике объективной стороны (неоднократность, организованная группа, получение дохода в особо крупном размере). Характер общественной опасности деяния выражается соответствующей санкцией. Правильная квалификация определяет предполагаемый диапазон наказаний в пределах санкции, который корректируется установлением степени общественной опасности совершенных деяний.

Степень общественной опасности выражается как в признаках, указанных, так и не указанных в диспозиции уголовно-правовой нормы. Ее можно определить как "количественную характеристику обязательных признаков состава преступления, не получивших отражения в норме Особенной части УК."

Существенное влияние на степень общественной опасности незаконного предпринимательства будет оказывать продолжительность осуществления незаконной предпринимательской деятельности, сумма полученного дохода или причиненного ущерба.

Незаконное предпринимательство - умышленное преступление, совершаемое с прямым, заранее обдуманным и конкретизированным умыслом, либо косвенным, который направляется и корректируется целью получения определенной выгоды от деятельности, осуществляемой без соблюдения необходимых требований. Данные характеристики субъективной стороны преступления определенным образом характеризуют и степень его общественной опасности. Определенное влияние на степень общественной опасности оказывает и мотив. Стоящая перед судом задача назначения наказания с учетом личности виновного (ст. 60 УК РФ) предопределяет достаточно детальное ее изучение. К этому обязывает суд не только включение данного обстоятельства в перечень подлежащих учету при назначении наказания. Необходимость установления влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи придает особую значимость установлению всех свойств личности.

В структуре личности человека, совершившего преступление, обычно выделяют социально-демографические и уголовно-правовые признаки, социальные роли и нравственно-психологические качества.

Данные о личности подсудимого суд получает из характеристик, представленных с места работы и жительства.

Однако следует отметить, что в следственные органы и суды очень часто, несмотря на требования закона, направляются "формальные" характеристики, в которых не содержится данных об отрицательном поведении виновного, но отсутствуют и выраженные положительные признаки. Такие характеристики не могут оказать помощи в изучении личности виновного. Как показывает изучение судебной практики, более строгое наказание назначается лицам, отрицательно характеризующимся, при наличии иных схожих характеристик (возраст, уровень образования, полученный доход и т.п.).

В приговорах суда не всегда указывается, какая характеристика личности подсудимого положена в основу назначенного наказания, что недопустимо при индивидуализации наказания. Встречаются формулировки, из которых следует, что при назначении наказания "учтена личность виновного", без конкретизации, положительно или отрицательно характеризуется лицо. Приведенная формулировка может быть истолкована по-разному и не проливает свет на личность виновного, тем более, если такой общей фразой характеризуются участники организованной группы, в отношении которых имеются и положительные и отрицательные характеристики.

Существенным образом дополняет характеристику личности наличие прежних судимостей, непогашенных и не снятых в установленном законом порядке.

Избирая наказание за конкретное преступление, суд должен оценить все установленные по делу смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства.

Перечень смягчающих обстоятельств, данный в ст. 61 УК РФ, является открытым, и суд по своему усмотрению может признать за тем или иным обстоятельством характер смягчающего. Всего в ст. 61 УК РФ указано десять пунктов, в которых перечислена совокупность смягчающих обстоятельств. Однако при совершении незаконного предпринимательства, как показывает анализ смягчающих обстоятельств, могут быть учтены далеко не все. К ним относятся следующие обстоятельства, характеризующие личность виновного: несовершеннолетие виновного; беременность; наличие малолетних детей у виновного; явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления; добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Последние два обстоятельства имеют очень большое значение для виновного в плане их влияния на избрание вида и меры назначаемого наказания.

Наличие перечисленных смягчающих обстоятельств при отсутствии отягчающих обязывает суд не назначать наказание, превышающее три четверти от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания (ст. 62 УК РФ).

Наличие малолетних детей должно обязательно устанавливаться судом, поскольку это обстоятельство не только характеризует личность виновного, но и существенным образом влияет на установление судом меры наказания с учетом ее влияния на условия жизни семьи (ч. 3 ст. 60 УК РФ).

Из числа смягчающих обстоятельств, характеризующих совершенное общественно опасное деяние, отношение к анализируемому преступлению может иметь лишь совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств. Таким образом, из десяти пунктов, в которых перечислены смягчающие обстоятельства, при рассмотрении уголовных дел о незаконном предпринимательстве реально могут быть применены только шесть (п.п. "б" - "д", "и" - "к" ст. 61 УК РФ).

Уголовный закон обязывает суд при назначении наказания установить также и отягчающие обстоятельства, перечисленные в ст. 63 УК РФ, Перечень отягчающих обстоятельств состоит из тринадцати пунктов, в которых дается не одно обстоятельство, а их совокупность, поэтому общее число отягчающих обстоятельств, которые могут оказать влияние на назначаемое наказание, значительно превышает эту цифру.

При исследовании отягчающих обстоятельств необходимо помнить, что отягчающее обстоятельство только тогда учитывается судом, когда оно не включено в диспозицию уголовно-правовой нормы. Поэтому неоднократное совершение незаконного предпринимательства, рецидив, если ранее лицо было осуждено за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность, совершение преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ организованной группой, не могут учитываться в качестве отягчающих обстоятельств (п.п. "а", "в" ст. 63 УК РФ.) Наступление тяжких последствий (п. "б" ст. 63 УК РФ) также не может рассматриваться как отягчающее обстоятельство, поскольку оно охватывается понятием " причинение крупного ущерба". Реально в качестве отягчающих при рассмотрении изученной категории уголовных дел могут учитываться следующие обстоятельства: совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору (п. "в"), особо активная роль в совершении преступления (п." г"). Все остальные обстоятельства, перечисленные в ст. 63 УК РФ, не относятся к характеристике данного преступления.

Какова же практика назначения наказания за незаконное предпринимательство, и какие тенденции в ней преобладают?

Выборочное изучение уголовных дел в отношении лиц, осужденных по ст. 171 УКРФ,позволило установить следующее.

В целом суды учитывают при назначении наказания обязательные для индивидуализации наказания обстоятельства, которые характеризуют личность преступника или выступают в качестве смягчающих или отягчающих ответственность.

Следует отметить, что большинство лиц, осужденных за незаконное предпринимательство, характеризовались положительно как по месту работы, так и по месту жительства, в прошлом не имели судимости, а в совершенном ими деянии отсутствовали отягчающие обстоятельства.

Таким образом, 86 % от числа всех осужденных имели положительные характеристики, которые одинаково учитывались судами при избрании вида и размера наказания.

К моменту рассмотрения дела в суде виновные в осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии ее получили.

Почти все лица, привлеченные к уголовной ответственности по ст.171 УК РФ (за исключением одного), ранее не были судимы.

1% из числа всех осужденных по ч.2 ст.171 УК РФ было назначено реальное лишение свободы сроком на 2 года. Такое решение объяснялось тем, что преступление ими было совершено организованной группой, а также в качестве отягчающего обстоятельства имелась непогашенная судимость; 15,7 % от числа всех осужденных имели на иждивении малолетних детей, что учитывалось судом в качестве смягчающего обстоятельства.

Исходя из приведенных положительных данных, характеризующих личность преступников, логично было предположить, что тем единственным обстоятельством, которое должно было оказывать существенное влияние на назначаемое наказание, должен был бы стать размер дохода (крупный или особо крупный), который был получен в результате незаконной предпринимательской деятельности.

Именно размер полученного дохода характеризует степень общественной опасности данного преступления, которую обязывает учитывать законодатель при назначении наказания (ч.З ст.60 УК РФ). Однако проведенное изучение уголовных дел не выявило какой-либо закономерности между суммой полученного дохода и назначенным наказанием.

Осужденным по ч. 1 ст.171 УК РФ были назначены следующие виды наказаний. В 60% случаев назначалось лишение свободы от. 6 месяцев до 2 лет с применением условного осуждения с испытательным сроком от 1 г. до 2 лет. 40% осужденных был назначен штраф в пределах от 300 до 400 минимальных размеров оплаты труда.

Доход, полученный лицами, осужденными по ч.2 ст. 1 71 УК РФ, располагался в пределах от 68 тыс. руб. до 400 тыс. руб., при условии, что уголовная ответственность по этой части ст. 171 УК РФ наступает в тех случаях, когда сумма полученного дохода превышает 66 600 руб.

При этом 50% лиц, осужденным по ч.2 ст. 171 УК, также назначалось лишение свободы от 6 мес. до 2 лет, которое реально не отбывалось в связи с применением условного осуждения. Испытательный срок при этом так же, как и при применении условного осуждения по ч. 1 ст. 171 УК, не превышал 2 лет, а его нижний предел был минимальным и равнялся 6 месяцам.

Реальное лишение свободы в размере 2 лет по ч. 2 ст. 171 УК РФ было назначено лишь 1% от числа всех осужденных.

49% осужденных по ч.2 ст. 171 УК РФ был назначен штраф в пределах от 700 до 1000 минимальных размеров оплаты труда, либо в размере заработной платы за период от 7 до 12 месяцев.

Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что суды не проводят четкой дифференциации наказания при его назначении лицам, осужденным по разным частям ст. 1 71 УК РФ.

Как видно из распределения осужденных по видам наказаний, лишение свободы и условное осуждение применялось в одинаковых пределах независимо от степени тяжести совершенного деяния, которая в первую очередь должна определяться суммой полученного дохода. Следует придти к выводу, что суды не выполняют в полной мере предписания закона об учете степени тяжести совершенного преступления. Так, к примеру, доход, не превышающий 66.600 руб. (ч. 1 ст. 171 УК РФ), и доход до 400 тыс. включительно (наибольший показатель по ч.2 ст. 171 У К РФ) приводил к назначению примерно одинаковых сроков лишения свободы, которые не исполнялись реально ввиду применения ст.73 УК РФ.

Судебная практика по назначению наказания настолько разноречива и непоследовательна, что в отдельных случаях при получении дохода в более крупном размере назначается менее строгое наказание, чем при получении дохода в значительно меньшем размере.

Так, например, Ж., осужденному по ч.2 ст.171 УК РФ и получившему доход в размере 67 145 руб., было назначено наказание в виде штрафа в размере семисот минимальных размеров оплаты труда[31] .

Тот же суд назначил Д., занимавшемуся гостиничным бизнесом без лицензии и получившему доход в размере 74 415 руб., и осужденному по ч.2 ст. 171 УК РФ наказание в виде штрафа в размере заработной платы за 7 мес. - 4 900 руб.

Черемушкинским межмуниципальным судом г. Москвы по ч.2 с т. 171 УК РФ была осуждена М., получившая доход в размере 383 960 руб. Суд назначил ей наказание в виде штрафа в размере 1 тыс. минимальных размеров оплаты труда. Этим же судом по ч.2 ст. 171 УК к штрафу в размере 1 тыс. минимальных размеров оплаты труда был приговорен И., работавший с просроченной лицензией и получивший доход в размере 87 800 руб.

Головинским межмуниципальным судом г. Москвы по ч.2 с т. 171 УК РФ был осужден Н., получивший доход в размере 249 501 руб. Ему было


назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 мес. с применением условного осуждения с испытательным сроком в шесть месяцев.

И такие случаи не единичны. В приведенных примерах из судебной практики все осужденные характеризовались положительно, имели малолетних детей, к моменту рассмотрения дела в суде получили лицензии. Единственное обстоятельство, которое, казалось бы, должно было оказать существенное влияние на избрание меры наказания - полученный доход - судом было полностью игнорировано.

Изучение уголовных дел показало, что суды не устанавливают имело ли место причинение крупного ущерба. Для того, чтобы названный признак "заработал", его не только надо устанавливать, но и предпринимать все возможное для возмещения такого ущерба. В этих целях было бы целесообразно во время проведения следствия сообщать в соответствующие налоговые инспекции об установленных в ходе следствия неуплаченных денежных суммах, с тем, чтобы инспекции могли обратиться в суд с иском о возмещении государству этих средств. Второй вариант • иск прокурора в суде с требованием внести в государственный бюджет те суммы, которые были бы уплачены за получение лицензии и в виде налогов[32] .

Заключение

В рамках исследования, проведенного в ходе написания настоящей дипломной работы можно сделать некоторые выводы:

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации, вступивший в законную силу 01.01.1997 года, качественно изменил составы преступлений в сфере экономической деятельности. Одной из задач “нового УК” является помощь в развитии и укреплении рыночных отношений в России, охрана экономических прав граждан и юридических лиц, а также интересов государства в данной сфере. Но применение статей ныне действующего УК вызывает подчас некоторые трудности в связи с несовершенством системы российского законодательства.

2. В УК РФ состав незаконного предпринимательства содержится в ст.171, которая в отличие от ранее действовавшего закона отменяет административную преюдицию и вводит новый состав преступления. Часть 2 ст.171 содержит квалифицированные составы преступления - совершение преступного деяния организованной группой; извлечение от данной деятельности дохода в особо крупном размере; совершение деяния лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность.

Незаконное предпринимательство - умышленное преступление. Виновное лицо сознает, что оно занимается предпринимательской деятельностью без регистрации или без лицензии, хотя в данном случае она обязательна. В случаях, когда криминалообразующим признаком незаконного предпринимательства является причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству, виновный предвидит это последствие и желает его наступления или, что, вероятно, чаще сознательно или безразлично относится к его наступлению.

3. Осуществление предпринимательской по содержанию деятельности является систематическое совершение лицом действий, обладающих определенным единством и в этом единстве направленных на извлечение прибыли в результате возмездного удовлетворения потребностей третьих лиц в заранее обусловленных либо предполагаемых услугах, имуществе, товарах. Вопрос о возможности признания предпринимательской деятельности осуществляемой решается судом в зависимости от продолжительности и интенсивности возмездных действий, объема получаемой прибыли и других факторов.

Наказание, назначаемое лицам, виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, равно как и за любое другое общественно опасное и противоправное деяние, должно назначаться с учетом общих начал назначения наказания, закрепленных в ст.60 УК РФ.

4. В целом, необходимо отметить, что, начиная с 1993 года, судебная практика привлечения к уголовной ответственности по данной категории дел не сложилась, и обобщить ее не представляется возможным, в связи с чем в анализе спорных правоотношений особую актуальность занимает системное толкование норм права, как уголовного, так и гражданского.

5. Нередко квалификация действий как незаконное предпринимательство сопряжено с вменением таких составов как мошенничество (ст.159 УК РФ) и уклонение от уплаты налогов (ст.199 УК РФ). Полагается, что указанные составы не могут образовывать ни реальной, ни идеальной совокупности преступлений.

Толкование и последующее применение ст.171 УК РФ неразрывно связано с установлением круга тех нормативно- правовых актов, которые следует подвергнуть изучению при определении таких понятий, как регистрация, лицензирование, нарушение условий лицензирования, поскольку именно они определяют объективную сторону незаконного предпринимательства. Таким образом, правовая база, регулирующая предпринимательскую деятельность, противоречива и непоследовательна, и требует своего совершенствования не только в уголовном праве, но и в других отраслях законодательства.

Список сокращений

БВС РФ – Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации

ВВАС РФ – Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации

РГ – Российская газета

СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации

УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации

УПК РФ – Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Библиография

Нормативные акты.

1. Конституция РФ от 12.12. 1993//РГ. – 1993 - №237. –25 декабря.

2. . Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 15 октября 2002 г. - М.: Издательская группа ИНФРА. М - НОРМА, 2002.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 2003 г. – М.: НОРМА, 3003.

4. Гражданский кодекс РФ. Части первая и вторая. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА. М., 1999.

5. Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Ведомости РСФСР, 1990. №30. Ст. 418.

6. Закон РФ от 27 октября 1991 г. «О налоге на прибыль предприятий и организаций». Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1992. №11. Ст. 157.

7. ФЗ РФ от 25 сентября 1998 г. №158 - ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». ( С изменениями от 29 октября 2000 ). Собрание законодательства РФ. 1998.№39.Ст.4857.

8. ФЗ РФ от 9 июля 1999 г. №160 - ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ». Собрание законодательства РФ. 1999. №28. Ст. 3493.

9. Указ Президента РФ от 8 июля 1994 г. №1483. «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателейтерритории РФ». Собрание законодательства РФ. 1994. №11. Ст. 1194.

10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «О некоторых вопросах применения судами РФ уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов». Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №9.

11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №40 от 11 июня 1999 г. «О практики назначения судами уголовного наказания». Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999.

Научная литература.

1. Белов А.П. Международное предпринимательское право. – М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2001.

2. Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. - СПб.: Юридический центр «Пресс», 1998.

3. Волженкин Б.В. Экономические преступления. - СПб.: Юридический центр «Пресс», 1999.

4. Гаухман Л. Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. - М.: Учебно - консультативный центр «ЮрИнфоР», 1998.

5. Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве. // Ученые записки. Выпуск 21. Владивосток, 1968.

6. Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности). Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА. М., 1999.

7. Ионова Ж.А. Правовые проблемы легитимации предпринимательства. // «Государство и право». 1997. №5. С.46.

8. В. Котин, Ответственность за незаконное предпринимательство. – М., 1995.

9. Кошаева Т.О. Незаконное предпринимательство и уголовный закон. //«Уголовное право». 1997. №3. С. 113.

10. Лысенко В.В. Расследование вымогательств. Харьков.1996.

11. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. - М., 1996

12. Предпринимательское (хозяйственное) право: Отв. ред. О.М. Олейник. -М.: Юристъ, 1999.

13. Преступление в сфере экономики: постатейные материалы к новому уголовному кодексу РФ. / сост. П.С. Яни. - М.: Кросна - Лекс, 1997

14. Прохоров Л.А. Общие начала назначения наказания по советскому уголовному праву. Канд. дис. М., 1972.

15. Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право. М.: Юристь,1999.

16. «Российское уголовное право» Особенная часть. / под. ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. - М.: 1997.

17. Селезнев М. Ответственность за лжепредпринимательство. - М., 1997.

18. Становский M.П. Назначение наказания. - СПб.: Юридический центр «Пресс», 1998.

19. Тихомиров Ю.А. Предприниматель и закон. Практическое пособие.М.,1996.

20. Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство. - М.: ЗАО «Бизнес - школа «Интел - Синтез»», 2001.

21. Яни П.С. Актуальные проблемы уголовной ответственности за экономические и должностные преступления. Докт. дис. М., 1996.


Приложение 1

Логическая схема

Уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства


1. Деятельность без регистрации

2. Деятельность без лицензии

3. Деятельность с нарушение условий лицензирования, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям, государству, либо сопряжено с извлечением дохода в особо крупном размере

Лицо, достигшее возраста 16 лет
Приложение 2

Статистические данные назначения наказания за незаконное предпринимательство (1998-2002 гг.)



Приложение 2

Логическая схема.

Правовая основа предпринимательскойдеятельности в России и зарубежных странах



Приложение 4

Логическая схема.

Признаки незаконного предпринимательства



[1] Жилинский С.Э. Предпринимательское права (правовая основа предпринимательской деятельности). Учебник для вузов. М.: Изд-во «НОРМА-ИНФРА-М». 1999. С.38.

[2] Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. М.: 1978. С.232.

[3] Ведомости РСФСР . 1990. №30. С.418.

[4] Основы экономической теории. Курс лекций. Рязань: 1995. С.54.

[5] Тихомиров Ю.А. Предприниматель и закон. Практическое пособие. М.: 1996. С.4.

[6] Половинкин П.Д., Савченко В.Е. Экономическая сущность и содержание предпринимательства. С-Пб.: 1995. С.17.

[7] Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник в 2-томах. Т.1 /Отв. ред. О.М. Олейник. М.: «Юристъ» 1999. С. 145.

[8] Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М.: 1994.

[9] Единообразный торговый кодекс США: Официальный текст -1990. М. 1996. С. 427.

[10] США: Конституция и законодательные акты. М. 1993. С.382-400.

[11] Трайнин А. Н. Учение о соучастии. М., 1949. С. 77.

[12] Лысенко В.В. Расследование вымогательств. Учебно-практическое пособие. Харьков. 1996. С. 115.

[13] Лаптев А. Соучастие по советскому уголовному праву. "Советская юстиция". 1938. № 23-24. С. 15.

[14] Российское уголовное право. Особенная часть, под ред. В.Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. - М., 1997. С. 182.

[15] Моисеев М. Предпринимательская деятельность граждан: понятие и конструктивные признаки. "Хозяйство и право." М., 1997. С. 78-79.

[16] СЗ РФ. 1994. №11. Ст. 1194. С. 78-79.

[17] СЗ РФ. 1999. № 28. Ст. 3493.

[18] СЗ РФ. 1998. №39. Ст. 4857.

[19] Олейник О.М. Правовые основы лицензирования хозяйственной деятельности. "Закон". 1994. № 6. С. 16.

[20] Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1992. №11. Ст. 157.

[21] Учебник Уголовное право РФ. Особенная часть. Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. М., 1996. С. 189.

[22] Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 95.

[23] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 182.

[24] Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998. С. 25-26.

[25] Никифоров А. С. Юридическое лицо как субъект преступления. Сб. Коррупция и борьба с нею. М., 2000. С.156.

[26] Ионова Ж. А. Правовые проблемы легитимации предпринимательства. « Государство и право». №5. 1997

[27] Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 95.

[28] Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве. Ученые записки. Выпуск 21. Владивосток. 1968. С.258.

[29] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 2-9.

[30] Прохоров Л.А. Общие начала назначения наказания по советскому уголовному праву. Канд. дис. М., 1972. С.34.

[31] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №. С.3-8.

[32] Устинова Т. Д. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство. М., 2001. С. 64.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий