Уголовная ответственность государственного служащего

Законодательство Российской Федерации о должностных преступлениях. Эволюция законодательства о должностной преступности. Общая характеристика должностных преступлений. Уголовная ответственность государственных служащих.

Кафедра административного права

КУРСОВАЯ РАБОТА

По теме: «Уголовная ответственность государственного служащего»

Санкт-Петербург

2005

П Л А Н:

Введение.. 3

Глава 1. Законодательство Российской Федерации о должностных преступлениях.. 5

1.1.Эволюция законодательства о должностной преступности. 5

1.2. Общая характеристика должностных преступлений по российскому законодательству 11

Глава 2. Уголовная ответственность государственных служащих.. 20

2.1. Понятие об уголовной ответственности. 20

2.2. Правовые аспекты категорий «государственная служба» и «государственный служащий». 23

2.3. Государственный служащий как субъект уголовной ответственности. 28

Глава 3. Проблема совершенствования уголовного законодательства об ответственности за должностные преступления.. 35

Заключение.. 39

Список литературы... 40

Введение

Актуальность курсовой работы . От четкости функционирования государственной службы, честности и ответственности ее работников во многом зависит решение крупномасштабных задач, стоящих перед обществом и государством. Между тем, некоторые работники этих органов и служб поражены коррупцией, взяточничеством, протекционизмом и другими негативными явлениями, нарушающими их нормальную деятельность, подрывающими их авторитет в глазах общества.

Должностная преступность появилась не в наши дни. Распространенность и общественная опасность этого явления скачкообразно возрастала в периоды крупных социальных потрясений, нередко сопровождающихся почти полным уничтожением законности и одновременным ростом зависимости населения от произвола чиновников. Современная Россия - не исключение. В ежегодном коррупционном рейтинге 102 стран, обнародованном международной организацией Transparency International, Россия делит 71-76 места с такими государствами как Кот-д'Ивуар, Гондурас, Индия, Танзания и Зимбабве.[1] Между тем, в российском законодательстве до сих пор нет даже понятия как «коррупция», в стране не ведется общегосударственный статистический учет коррупционных проявлений. Это осложняет не только объективную оценку масштабов и динамики этого явления, но и организацию мер противодействия ему.

Предварительное изучение проблемы показывает, что государство уделяло большое внимание борьбе с должностными преступлениями в различные периоды отечественной истории. Законодательные акты, предусматривающие ответственность за преступления государственных служащих, отражали особую общественную опасность такого рода преступлений и содержали суровые санк­ции, вплоть до возможности применения смертной казни.

В тео­рии отечественного права, в работах крими­налистов также отмечается особая общественная опасность этого явления. Этой проблеме значи­тельное внимание уделили А.А. Герцензон, А. Пионтковский, А. Эстрин, А.Н. Трайнин и многие дру­гие. Проблеме уголовной ответственности за взяточничество посвящено несколько диссертаций: А. Б. Сахарова, С. Закутского, Н. П. Кучерявого и других.

Исходя из вышеизложенного, целью курсовой работы является изучение действующего законодательства по уголовной ответственности государственного служащего.

Задачи работы:

1. Изучить эволюцию отечественного законодательства о должностных преступлениях.

2. Проанализировать правовые аспекты категорий «должностное лицо, «государственная служба» и «государственный служащий», показать генезис их развития в отечественной правовой науке.

3. Определить понятие и особенности уголовной ответственности государственных служащих.

4. Обозначить проблемы совершенствования уголовного законодательства об ответственности за должностные преступления.

Теоретической основой работы послужили труды известных отечественных ученых-правоведов таких, как Б.В. Волженкин, А.А. Гришковец, Л.Гаухман, В.И. Ивакин, С.В. Максимов, А.И. Санталов, А.Я. Светлов, В.А. Тархов и др., законодательные и нормативные акты СССР и Российской Федерации, комментарии законодательства, материалы судебной практики по делам о должностных преступлениях, литература справочного характера, материалы периодической печати.

Глава 1. Законодательство Российской Федерации о должностных
преступлениях

1.1.Эволюция законодательства о должностной преступности

Наиболее ранние упоминания о коррупции, «поразившей» государственную службу, можно обнаружить еще в архивах Древнего Вавилона (в источниках, появившихся около 4500 лет назад). Разумно предположить, что зарождение коррупции как социального явления объективно связано с первоначальной узурпацией права управлять людьми и общим имуществом, имевшей место задолго до возникновения государственности. Сам термин «коррупция» применительно к его социальному значению начинает употребляться еще в античный период.

В законодательстве Руси есть упоминание о посуле как незаконном вознаграждении за осуществление официальных властных полномочий, что, по мнению исследователей, связано с Двинской уставной грамотой 1397-1398 гг. (Уставная грамота Василия 1, выданная боярам двинским, сотскому и всем черным людям Двинской земли). В ст. 6 Уставной грамоты говорится: «А самосуда четыре рубли; а самосуд, то: кто изымав татя с поличным, а посул собе возмет, а наместники доведаются по заповеди, ино то самосуд; а опрочь того самосуда нет».[2] В статье идет речь о незаконном присвоении потерпевшим от кражи судебных полномочий (самосуде). При этом самосудом признавалось незаконное получение денежной компенсации, причитавшейся наместнику, на которого возлагалось осуществление правосудия. Некоторые ученые полагают, что данная норма запрещала наместнику отпускать пойманного вора за взятку. Однако большая часть исследователей истории российского законодательства полагает, что понятие посула начинает употребляться в смысле взятки, начиная с Псковской Судной Грамоты 1397 г., последняя переработка которой производилась между 1462 и 1471 гг.

Статья 4 Псковской Судной грамоты гласила: «А князь и посадник на вече суду не судять, судити им у князя на сенех, взирая в правду по крестному целованью. А не въсудят в правду, ино Бог буди им судна на втором пришествии Христове. А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику».[3]

Реформы Петра I, радикально изменив систему управления государством, не создали условий для искоренения коррупции. Более того, они способствовали преемству и наложению худших черт западной бюрократии на существовавшую до них бюрократическую систему «восточного типа». Взяточничество процветало тогда на всех уровнях государственного управления, начиная от двора Императора, и кончая губерниями и уездными учреждениями. Петра I, рассмотрев узаконенные его предшественниками меры ответственности за подобный вид противоправной деятельности, счел их недостаточными, сначала в 1716 г. царь издал указ о запрещении должностным лицам заниматься коммерческой деятельностью - в подрядных организациях и в дополнение к нему ввел в 1723 г. смертную казнь за мздоимство, и лишь в легчайших случаях - вечную ссылку с вырезанием ноздрей и отнятием всего имения. Первая петровская систематизация уголовно-правовых норм была произведена в 1715 г. при создании «Воинских артикулов», которые состояли из 24 глав и 209 статей. Воинский устав взяточничество рассматривал с трех сторон: простое получение взятки, нарушение служебного долга вследствие получения взятки и совершение преступления за взятку (причем за последнее - было установлено наказание в виде смертной казни). Артикулы включали, в частности, должностные преступления, к которым относили взяточничество, наказываемое смертной казнью, конфискацией имущества и телесными наказаниями.[4]

При Николае Iтоже имели место различные формы коррупционного поведения чиновников для извлечения корыстной выгоды. Так, царем в мае 1826 г. был учрежден специальный комитет с названием: «Для соображения законов о лихоимстве и положения предварительного заключения о мерах к потреблению сего преступления»[5] .

С одной стороны, от правительственных кругов, и особенно от императора Николая I, поступали требования усилить борьбу с нерадивостью, с произволом и взятками, что вылилось в большее использование закона и законности как предписаний «монаршей воли» для подчиненного ему управления, повышение уголовной ответственности с увеличением числа уголовных дел. С другой стороны, правительство достаточно терпимо относилось к взятке. Среди современников бытовало мнение, что само правительство намеренно использовало ситуацию для обеспечения «управляемости бюрократией» и оно, давая чиновникам недостаточное для существования жалование и подталкивая чиновничество к взяточничеству, могло почти каждого «поставить на место», указав на наличие компрометирующего материала или привлекая строптивых к уголовной ответственности.[6]

Исторически различающимися в российском общественном мнении и праве формами коррупции были мздоимство - получение в нарушение установленного законом порядка лицом, состоявшим на государственной или общественной службе, каких-либо благ за совершение законных действий (бездействия) по службе (ст.401 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.) и лихоимство - получение тем же лицом каких-либо благ за совершение по службе незаконных действий (ст.402 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.). Мздоимство и лихоимство могли проявляться на всех уровнях системы власти, размеры и виды благ, а также масштабы вредного воздействия на общество бесконечно варьировались.

Процесс создания нового уголовного законодательства после Октябрьского переворота начался в том же 1917 году, причем не с создания крупных кодификационных актов, а с принятия отдельных актов, устанавливающих уголовную ответственность за наиболее опасные для нового строя нарушения. В частности, уголовно-правовые нормы о взяточничестве содержались в декрете СНК от 8 мая 1918 года.[7]

Анализ истории советского уголовного законодательства и судебной практики тех лет свидетельствует о том, что должностные преступления вообще и взяточничество в частности, имели широкое распространение в первые годы развития советского государ­ства. Долж­ностные преступления в Уголовных Кодексах РСФСР 1922 г. и 1926 г. были предусмотрены главой третьей, то есть рассматри­вались как наиболее опасные преступления, непосредственно примыкающие к преступлениям контрреволюционным и против порядка управления.

В юридической литературе двадцатых годов приведены об­ширные данные о количестве дел о взяточничестве в целом по Российской федерации за 1922-1926 годы, причем динамика дел дана как в абсолютных цифровых данных, так и в процент­ном отношении взяточничества ко всем должностным преступ­лениям по годам и за весь исследуемый период[8] .

В Особенной части Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. нормы, предусматривающие ответственность за должностные преступления, были сосредоточены в специальной главе ХVI «Должностные преступления» (ст.ст.170-175).

Под должностным преступлением следовало понимать предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, совершенное должностным лицом (государственным служащим) в связи с его служебным положением и причинившее либо создавшее угрозу причинения существенного вреда законной деятельности государственного аппарата либо охраняемым законом правам и интересам граждан.

Объектом должностного преступления являлась правильная, отвечающая интересам государства и граждан работа государственного аппарата.

Непосредственным объектом должностных преступлений было принято считать определенные виды правильной деятельности различных звеньев государственного аппарата.

Предмет преступления упоминался только в должностном подлоге (ст. 175 УК РСФСР 1960 г.). Предметом подлога являлись официальные документы и книги, под которыми имелись в виду книги учета имущества, товаров и т.д. О предмете преступления речь шла также при даче - получении взятки, Хотя в тексте закона предмет и не упоминался.

Обязательным признаком объективной стороны должностных преступлений являлось то обстоятельство, что деяние могло быть совершено должностным лицом только в связи со своим служебным положением.

С субъективной стороны должностные преступления могли быть совершены как умышленно, так и неосторожно.

Неоднозначно решался в литературе вопрос о субъективной стороне злоупотребления и превышения власти или служебных полномочий. Наиболее распространено было утверждение, согласно которому названные преступления могли быть совершены при наличии смешанной формы вины: умысел по отношению к действию и неосторожность - к последствию. В итоге получались неизвестные закону умышленно-неосторожные злоупотребления властью или служебным положением, превышение власти и служебных полномочий.[9]

Понятие «должностное лицо» было сформулировано в применении к ст. 170 УК РСФСР 1960 г., согласно которому под должностными лицами понимались лица, постоянно или временно осуществляющие функции представителей власти, а также занимающие постоянно или временно в государственных или общественных организациях или на предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей или выполняющие такие обязанности в указанных учреждениях, организациях и на предприятиях по специальному полномочию.

Во многих исследованиях подчеркивалось, что должностное лицо сочетает в себе черты индивидуального и коллективного субъектов. С одной стороны, это - конкретный человек, гражданин. Сходство поведения должностного лица с поведением гражданина, осуществляющего правомерные действия, состоит в том, что: 1) оно совершается конкретным, дееспособным субъектом; 2) его объективная сторона формализована, определена правовыми нормами; 3) его субъективная сторона предполагает сознательные волевые действия. С другой стороны, содержание деятельности должностного лица определяется не личностью конкретного человека, а его должностью. Должностное лицо преследует не личные, а государственные и общественные цели.

По вопросу о том, какие факторы характеризуют правовое положение должностного лица, в литературе высказывались различные мнения. О.В. Смирнов, например, относил к таковым трудовую правосубъектность работников, их основные (статутные) трудовые права и обязанности, гарантии этих прав и ответственность за невыполнение обязанностей.[10] Л.А. Сергиенко включает в организационно-правовой статус работника его обязанности, права и ответственность, вытекающие из занимаемой должности.[11]

Существенную роль в данном вопросе сыграла позиция Ц.А. Ямольской, полагающей, что должностными лицами являются государственные служащие, которые при осуществлении служебной компетенции имеют право на совершение юридически значимых действий (например, издание административных актов).[12] Существуют и более полные определения должностного лица, отражающие его функции, полномочия или обязанности.[13]

Задачи по должности и основные функции служащего обусловливают содержание всех остальных элементов статуса и характеризуют предметную направленность деятельности должностного лица. Поэтому их целесообразно объединить в один элемент статуса должностного лица - «функции».[14]

Отдельные должностные преступления в советском законодательстве имели специальный характер и были помещены в иных главах Особенной части УК 1960 г. Так, в главе «Преступления против правосудия» помещались такие составы, как привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст.176), принуждение к даче показаний (ст.179), в главе «Преступления против собственности» - хищение путем злоупотребления служебным положением и др.

Во многих работах анализируются различные суждения о понятии от­ветственного положения должностного лица как квалифици­рующего обстоятельства получения взятки (А.Н. Трайнин[15] , В.Д. Меньшагин[16] , Н.П. Кучерявый[17] ). В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взя­точничестве» установление ответственного положения должно­стного лица решалось судом в зависимости от конкретных об­стоятельств дела.

Уста­новление в советском законе наказания за взяточничество в виде лишения свободы на длительные сроки было обусловлено необходимостью су­ровой репрессии в отношении лиц, совершивших тяжкие пре­ступления, и в данном случае на первое место выступал кара­тельный элемент наказания и цель общего предупреждения. Однако, ужесточение карательных мер и их широкое применение так и не привели к сокращению количества этих преступлений.

1.2. Общая характеристика должностных преступлений по
российскому законодательству

Должностная преступность сегодня стала массовым социально-правовым явлением, включающим совокупность должностных преступлений и лиц, их совершивших. Должностная преступность (коррупция, как наиболее опасная ее часть), стала представлять угрозу для российского общества, ослабляя и даже изменяя направления государственного влияния на многие сферы социальной жизни. Наиболее часто должностными лицами совершаются такие преступления, как присвоение или растрата, служебный подлог, злоупотребление должностными полномочиями и их превышение, получение и дача взятки. Из 30 тысяч должностных преступлений[18] , регистрируемых в России ежегодно половина - взяточничество. Если проанализировать, для примера, данные первого полугодия нынешнего года и первого полугодия 2004 года по составу и количеству преступлений, совершенных сотрудниками МВД, то налицо тенденция к росту (см. табл. 1, 2, 3; диаграммы 1, 2[19] ).

Таблица 1

Сведения о состоянии законности в органах дел и результатах работы УСБ (ОСБ) за 6 месяцев 2005 г.

6 мес. 2004 6 мес. 2005 Динамика (%)
Всего УСБ Всего УСБ Всего УСБ
Количество сотрудников, свершивших правонарушения 10553 4106 12797 5728 +21,26% +39,50%
нарушение законности 8829 3206 10878 4632 +23,20% +44,47%
преступления 1744 912 1951 1119 +11,86% +22,69%
Количество правонарушений, совершенных сотрудниками 13525 4907 17255 7627 +27,57% +55,43%
нарушения законности 11521 3821 14748 6069 +28,0% +58,83%
преступления 2004 1086 2507 1558 +25,09% +43,46%

Диаграмма 1. Количество сотрудников и преступлений, совершенных ими за 6 месяцев 2004 и аналогичный период 2005 гг.

Таблица 2

Сведения о состоянии преступности в органах внутренних дел и

результаты работы УСБ (ОСБ) за 6 месяцев 2005 г.

6 мес. 2004 6 мес. 2005 Динамика (%)
Всего УСБ Всего УСБ Всего УСБ
Количество сотрудников совершивших преступления 1744 912 1951 1119 +11,86% +22,69%
общеуголовные 713 376 742 457 +4,06% +21,45%
должностные 1181 634 1401 800 +18,62% +26,18%
злоупотребления должностными полномочиями 309 159 418 227 +35,27% +42,76%
превышение должностных полномочий 638 296 687 333 +7,68% +37,00%
взяточничество 216 187 290 253 +34,25% +35,29%
Количество преступлений, совершенных сотрудниками 2004 1086 2507 1558 +25,09% +43,46%
общеуголовные 747 414 823 522 +10,17% +26,08%
должностные 1257 672 1684 1036 +33,96% +54,16%
злоупотребление долж. полномочиями 308 155 476 267 +54,54% +72,25%
превышение должностных полномочий 532 245 644 329 +21,05% +34,28%
взяточничество 223 197 323 288 +44,84% +46,19%
Осуждено 647 41 769 49 +18,85% +19,51%

Диаграмма 2. Динамика и виды преступлений, совершенных сотрудниками за 6 месяцев 2004 и аналогичный период 2005 гг.

Таблица 3

Сведения о качественном составе сотрудников, привлеченных к

ответственности за правонарушения за 6 месяцев 2005 г. (по службам)

Подразделения/службы 6 мес. 2004 6 мес. 2005 Динамика (%)
по борьбе с организованной преступностью 100 113 +13,00%
паспортно-визовые 114 138 +21,05%
дежурные части 796 855 +7,41%
уголовный розыск 1663 1875 +12,74 %
по борьбе с экономическими преступлениями 351 473 +34,75%
по обеспечению общественного порядка 4523 5486 +21,29%
ГИБДД 773 1064 +37,64%
хозяйственные 50 62 +24,00%
вневедомственная охрана 175 219 +25,14%
ОВД на транспорте 167 129 -22,75%
следствие 1268 1538 + 21,29%
ОВД на режимных объектах 0 86
Всего 10553 12797 +21,26%

В 2004 году, по словам министра внутренних дел Р. Нургалиева, зарегистрировано 5 тысяч 273 факта взяточничества, однако реально за эти преступления к уголовной ответственности привлечены только 1 759 человек. Судом же наказывается, в лучшем случае, только каждый десятый взяточник.[20]

Таким образом, коррупционные преступления стали существенным дестабилизирующим фактором в системе правоохранительных органов.

Профессор С.В. Максимов, признанный эксперт в рассматриваемой сфере, определяет коррупцию как использование государственными, муниципальными или иными публичными служащими (в том числе депутатами и судьями) либо служащими коммерческих или иных организаций (в том числе международных) своего статуса для незаконного получения имущества, прав на него, услуг или льгот (в том числе неимущественного характера) либо предоставление названным лицом такого имущества, прав на него, услуг или льгот (в том числе неимущественного характера).[21]

Коррупционера ученый предлагает определять как лицо, занимающее государственную должность, служащий государственного или муниципального органа, учреждения или организации либо негосударственной (не являющейся муниципальной) организации, способный нести юридическую ответственность за совершение акта коррупции, признанный виновным в совершении коррупционного правонарушения на основании судебного решения или в ином установленном законом порядке.[22]

Многие исследователи в России и за рубежом признают, что низкая эффективность противодействия коррупции и взяточничеству обусловлена рядом обстоятельств. Среди объективных причин следует отметить сложность выявления данных преступлений, что вытекает из самой их природы. Коррупционные деяния, прежде всего взяточничество, относятся к преступлениям двусторонним, т. е. таким, в которых нет потерпевшего, нет стороны, заинтересованной в установлении истины по делу, в выявлении преступления, в наказании виновных. Напротив, и та и другая сторона стремится скрыть преступление не только от правоохранительных органов, но и от окружающих. Именно этим объясняется столь высокая латентность коррупции. Официальная статистика показывает лишь ничтожно малый процент фактически совершенных правонарушений, что не позволяет сделать вывод о существовании в России коррупции как социального явления.[23]

Серьезная проблема для России - отсутствие фактического равенства всех граждан перед законом. Просматривается явная тенденция к расширению категорий должностных лиц, обладающих иммунитетом от привлечения к уголовной ответственности, в том числе и за коррупционные деяния. Сейчас их насчитывается десять: Президент РФ, кандидаты в Президенты РФ, депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, члены выборных органов субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, кандидаты в депутаты, члены избирательных комиссий, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, должностные лица (председатель, его заместитель, аудиторы) Счетной палаты Российской Федерации, судьи, прокуроры и следователи прокуратуры, иностранцы - дипломаты, консулы, персонал международных организаций, лица, находящиеся под международной защитой. Во всех странах и на протяжении всей истории существовали и существуют институты, представляющие собой особый порядок действия уголовного и уголовно-процессуального закона в отношении определенных лиц. Тем не менее, такой широты, как в Российской Федерации, по мнению специалистов, институт иммунитетов не достигает нигде.[24]

Согласно современной российской правовой доктрине должностные преступления воспринимаются как наиболее опасные единичные проявления коррупции. Однако до настоящего времени в России нет действующего нормативного акта, в котором бы прямо говорилось о том, какие именно преступления следует относить к должностным или коррупционным. В Уголовном кодексе 1996 г. не содержится родового определения рассматриваемой группы преступлений. Ни в одном из проектов Федерального закона РФ о борьбе с коррупцией также нет исчерпывающего перечня коррупционных преступлений.

Если исходить из положений Главы 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», помещенной в системе Особенной части УК в разделе Х «Преступления против государственной власти», то можно предположить, что должностная преступность имеет ряд характерных признаков, а именно:

- непосредственное нанесение ущерба авторитету или иным охраняемым законом интересам государственной власти или местного самоуправления, государственной службы, службы в органах местного самоуправления, а также службы в коммерческих и иных организациях;

- незаконный (противоправный) характер получаемых государственным (муниципальным) служащим или иным публичным служащим коммерческой или иной организации благ (имущества, услуг или льгот);

- использование виновным своего статуса (служебного положения) вопреки интересам публичной власти или службы;

- наличие у виновного умысла на совершение действий (акта бездействия), объективно причиняющих ущерб охраняемым законом интересам власти или службы;

- наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности.

Существуют гражданско-правовые коррупционные деликты, дисциплинарные коррупционные проступки и административные коррупционные проступки. И здесь очень тонкая грань отделяет не преступные должностные правонарушения от преступлений. Виной тому является все та же неопределенность правовых норм, при конструировании которых не удается окончательно разрешить проблему неоднозначного толкования и соответственно предоставления лицу, применяющему правовую норму, некоторой свободы в этом вопросе. Например, грань между коррупционными дисциплинарными проступками и преступлением очень слабо различима, что даже специалисты затрудняются однозначно ответить на вопрос: где оканчивается дисциплинарный проступок и начинается преступное участие, скажем, в предпринимательской деятельности сотрудника органа внутренних дел. Наиболее актуальна эта проблема в сфере публичной службы.

Нормы, раскрывающие содержание статуса должностного лица, рассредоточены в различных правовых источниках: федеральных законах, положениях об органах, отдельных должностях, должностных инструкциях.

Понятие «должностное лицо» многократно используется в Конституции России. Так, в ст. 41 говорится об ответственности должностных лиц за сокрытие фактов, создающих угрозу для жизни и здоровья людей. «Решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд», - сказано в ст.46 Конституции РФ.

Попробуем определить, кого современное уголовное право считает должностным лицом? В ст. 285 Уголовного кодекса РФ сказано: «Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ…»

Во многих правовых актах понятие «должностное лицо» имеет более широкое толкование, чем в УК РФ.

Исходя из определения данного уголовным законом, в качестве должностных лиц следует рассматривать должностных лиц, выполняющих управленческие функции в органах государственной власти.

Последствия должностных преступлений состоят в причинении существенного вреда государственным или общественным интересам или охраняемым законом правам и интересам граждан.

Поскольку в уголовном законе не содержится родового определения данной группы преступлений, теоретически мы можем определить эту группу преступлений как общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти или должностными лицами благодаря занимаемому или служебному положению и вопреки интересам службы и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда.

Родовой объект данных преступлений в обобщенном виде можно определить как совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную и законную деятельность органов власти.

Непосредственным объектом данной группы преступлений логично считать нормальную деятельность органов государственной власти или управления, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Объективная сторона анализируемых преступлений состоит в различных формах преступного нарушения нормальной деятельности органов власти и управления.

Субъективная сторона всех преступлений, предусмотренных гл. 30 УК, характеризуется только умышленной виной (кроме халатности, являющейся неосторожным преступлением).

Следует отметить, что некоторые составы рассматриваемых преступлений, по сравнению с УК 1960 г., в новом УК РФ конструированы иначе. Так, состав получения взятки включает в себя действие (бездействие), которые входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию). Такая формулировка закона (ст. 290) не исключает ответственность за получение взятки при использовании должностным лицом авторитета занимаемой должности, своих служебных связей, влияния и т.п. Ответственность за взяточничество в УК 1996 г. расширена, усилена и дифференцирована.

УК РФ 1996 г. ввел новые составы преступлений: отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной Палате РФ (ст. 287), присвоение полномочий должностного лица (ст.288), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст.289). Но исключена норма о посредничестве во взяточничестве. Признано, что оно является разновидностью соучастия в получении и даче взятки и потому действия посредников следует оценивать по правилам квалификации действий организатора, подстрекателя или пособника.

Рассмотрим далее, в чем состоят особенности уголовной ответственности государственных служащих по современному законодательству.

Глава 2. Уголовная ответственность государственных служащих

2.1. Понятие об уголовной ответственности

Приступая к анализу пределов уголовной ответственности государственных служащих, начнем с термина «ответственность», которая в русском языке объясняется как необходимость, а также обязанность отдавать кому-нибудь отчет по поводу своих действий, поступков, нести ответственность или заставить отвечать за плохой поступок.[25] В науке общепризнанно, что «ответственность - есть разновидность юридических последствий, наступающих при наличии определенных фактов, что это форма воздействия норм права на общественные отношения»[26] . Однако относительно данной правовой категории среди ученых нет единства. Одни авторы понимают под юридической ответственностью обязанность отвечать (или давать отчет) за свои противоправные действия[27] , другие - обязанность претерпевать определенные лишения. Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н. полагают, что «юридическая обязанность как абстрактная категория юридической науки и практики - это мера должного поведения, обеспеченная государством.»[28] Юридическая ответственность есть необходимость держать ответ за неисполнение правовой обязанности, существовавшей в том же правоотношении или вне его; необходимость, которая возникает и прекращается вследствие наступления определенных юридических фактов.[29]

Но такой подход не находит поддержки у многих ученых. Провозглашение обязанности можно рассматривать лишь как декларацию о том, что должно быть, но не то, чему суждено осуществляться[30] .

В теории права существует также идея «правовой позитивной ответственности», под которой понимается не ответственность лица, совершившего правонарушение, а наоборот, правомерное поведение лица, не совершающего правонарушений, а точнее «способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее исходя из того, какую пользу или вред она принесет обществу», как «осознание своего долга перед обществом и государством»[31] . Но эта идея также не находит поддержки.

С нашей точки зрения, сущность юридической ответственности проявляется в процессе осуществления права и возникает после установления факта правонарушения согласно установленным правовым нормам.

В литературе существуют различные взгляды и на виды юридической ответственности. Традиционным является деление юридической ответственности на административно-правовую, дисциплинарную, гражданско-правовую.

Так, административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет. (ст. 2.3. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, принятого Федеральным Законом от 30 декабря 2002 г. № 195-ФЗ[32] ).

Проблеме уголовной ответственности, в общетеоретическом плане, посвящены многочисленные исследования отечественных ученых-юристов. Многие работы представляют собой фундаментальные труды и широко известны не только в нашей стране, но и за рубежом.[33] Тем не менее, понятие уголовной ответственности в теории уголовного права до настоящего времени дискуссионно и по-прежнему порождает разнообразие мнений, как по своей сущности, так и по содержанию. Полагаем, что можно согласиться с авторами, утверждающими, что уголовная ответственность за установленные общественно опасные деяния по своей сути всегда конкретна в отношении определенного субъекта преступления, и это представляется неоспоримым.[34]

Уголовную ответственность необходимо рассматривать как крайнюю меру борьбы с правонарушениями, рассчитанную на наиболее опасные посягательства на общественные отношения. По общему правилу уголовная ответственность наступает за совершение преступления.

Преступление определяют как запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие).

Действующий Уголовный Кодекс Российской Федерации (ч.1 ст.14) дает такое определение преступления: «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Преступление характеризуется также такими формами, как покушение, даже приготовление и соучастие. Все это вызвано особо опасным характером преступления.

Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.8 УК РФ. Структурную основу состава преступления составляет совокупность его элементов, которая включает объект, объективную сторону, субъект, а также субъективную сторону[35] .

Как правоотношение уголовная ответственность предполагает, прежде всего, свое содержание, суть которого выражается в осуждении (и наказании) лица, совершившего преступление, и принуждении его к исполнению правовой обязанности претерпеть в связи с этим лишения личного или имущественного характера: ограничение правового статуса, в результате чего происходит своеобразная переакцентовка в сочетании его прав и обязанностей.

Уголовная ответственность наступает исключительно в судебном порядке, основные стороны которой регламентированы УК РФ и УПК РФ. Уголовной ответственности подлежат только физические лица.

Уголовная ответственность реализуется в присущих ей формах, соответствующих определенным стадиям самого процесса ее реализации.

На первой стадии - привлечения к ответственности - она может реализоваться:

а) в форме ограничений уголовно-процессуального характера, применяемых к лицу, совершившему преступление (например, меры пресечения);

б) в форме безусловного освобождения от уголовной ответственности (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности и др.).

Вторая стадия - назначение наказания - включает три формы реализации уголовной ответственности:

а) безусловное освобождение от уголовного наказания (истечение сроков давности исполнения обвинительного приговора и др.);

б) условное освобождение;

в) реальное назначение уголовного наказания.

Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

2.2. Правовые аспекты категорий «государственная служба» и
«государственный служащий»

Категория «государственная служба» занимается самостоятельное место в юридической науке. Государственная служба является наиболее важным в административно-правовой науке понятием - административно-правовой категорией, отражающей свойства и характерные черты административно-правовой действительности. Эта категория отличается длительным историческим существованием, огромной ролью, которую она играет в действующем административном праве. Государственная служба связана с такими административно-правовыми категориями, как «исполнительная власть» и «государственное управление». Эта связь имеет одновременно и количественные и качественные характеристики. Если говорить о первых, то, как известно, именно в органах исполнительной власти сосредоточено основное количество государственных служащих.[36] Количественные характеристики неизбежно сказываются на качественных показателях. Одним из неотъемлемых признаков исполнительной власти является то, что корпус государственных служащих характеризует исполнительную власть с внутренней стороны.[37]

Развитая и хорошо организованная государственная служба - неотъемлемый атрибут правового демократического государства, стоящего на высокой ступени развития. С тех пор, как государство стало зрелым, оформился его аппарат управления, категория государственная служба получила свое отражение в законодательстве различных эпох и стран.[38]

В настоящее время законодательство Российской Федерации о государственной службе состоит из Конституции РФ, Федерального закона № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г., Федеральным закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, законодательных актов субъектов РФ, а также ведомственных нормативных актов.

Как следует из Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»[39] , федеральная государственная служба представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан по обеспечению исполнения полномочий Российской Федерации, а также полномочий федеральных государственных органов и лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации. (статья 4 Закона).

Статья 5 Закона определяет понятия: «государственная гражданская служба», «федеральная государственная гражданская служба» и «государственная гражданская служба субъекта Российской Федерации».

Государственная гражданская служба - вид государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях государственной гражданской службы по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, и лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации.

Федеральная государственная гражданская служба - профессиональная служебная деятельность граждан на должностях федеральной государственной гражданской службы по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов и лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации.

Государственная гражданская служба субъекта Российской Федерации - профессиональная служебная деятельность граждан на должностях государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий субъекта Российской Федерации, а также полномочий государственных органов субъекта Российской Федерации и лиц, замещающих государственные должности субъекта Российской Федерации.

Закон выделяет также военную и правоохранительную службы. Первая представляет собой вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства. Таким гражданам присваиваются воинские звания. Вторая - вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах, службах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина. Таким гражданам присваиваются специальные звания и классные чины.

Статья 10 Закона о системе государственной службы гласит: «Федеральный государственный служащий - гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации - гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.»

При этом в соответствии со статьей 13 Федерального закона Российской Федерации от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»[40] «гражданский служащий - гражданин Российской Федерации, взявший на себя обязательства по прохождению гражданской службы. Гражданский служащий осуществляет профессиональную служебную деятельность на должности гражданской службы в соответствии с актом о назначении на должность и со служебным контрактом и получает денежное содержание за счет средств федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации.»

Примерная форма служебного контракта утверждена Указом Президента Российской Федерации от 16 февраля 2005 г. «О примерной форме служебного контракта о прохождении государственной гражданской службы Российской Федерации и замещении должности государственной гражданской службы Российской Федерации» № 159.[41]

Правовое положение (статус) федерального государственного служащего и государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации, в том числе ограничения, обязательства, правила служебного поведения, ответственность, а также порядок разрешения конфликта интересов и служебных споров устанавливается соответствующим федеральным законом о виде государственной службы.[42]

В статье 18 Закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»установлены обязательные требования к служебному поведению гражданского служащего:

1) исполнять должностные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне:

2) исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности;

3) осуществлять профессиональную служебную деятельность в рамках установленной законодательством Российской Федерации компетенции государственного органа;

4) не оказывать предпочтение каким-либо общественным или религиозным объединениям, профессиональным или социальным группам, организациям и гражданам;

5) не совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных обязанностей;

6) соблюдать ограничения, установленные настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами для гражданских служащих;

7) соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на свою профессиональную служебную деятельность решений политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций;

8) не совершать поступки, порочащие его честь и достоинство;

9) проявлять корректность в обращении с гражданами;

10) проявлять уважение к нравственным обычаям и традициям народов Российской Федерации;

11) учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, а также конфессий;

12) способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию;

13) не допускать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету государственного органа;

14) соблюдать установленные правила публичных выступлений и предоставления служебной информации.

Статья 68 Закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»устанавливает, что лица, виновные в нарушении законодательства Российской Федерации о государственной гражданской службе Российской Федерации, привлекаются к ответственности в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Исходя из того, что государственный служащий является должностным лицом, в случае совершения преступления он может нести уголовную ответственность. Рассмотрим далее, при каких обстоятельствах государственный служащий может быть привлечен к уголовной ответственности.

2.3. Государственный служащий как субъект уголовной
ответственности

Обязательным признаком большинства должностных преступлений являются корыстная или иная личная заинтересованность должностного лица (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности, служебный подлог) либо корыстный мотив (получение взятки).

В первую категорию субъектов рассматриваемой категории преступлений закон включает:

А) лиц, осуществляющих функции представителя власти;

Б) лиц, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления и других указанных в законе структурах постоянно или временно;

В) лиц, выполняющих такие же функции по специальному полномочию.

Раскрытие содержания названных функций дано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (действующем до настоящего времени).[43]

Вторую категорию субъектов составляют лица, занимающие государственные должности РФ.

Третью категорию субъектов составляют лица, занимающие государственные должности субъектов РФ, установленные конституциями или уставами субъектов РФ.

Четвертую категорию субъектов преступлений, предусмотренных главой 30, составляют государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц.

В соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», государственные должности подразделяются на:

- должности федеральной государственной гражданской службы;

- должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации;

- воинские должности;

- должности правоохранительной службы.

Должности гражданской службы подразделяются в свою очередь на категории и группы.

Наиболее серьезные санкции за должностное преступление предусмотрены ст. 290 УК РФ «Получение взятки». По Уголовному кодексу Российской Федерации понятие «взяточничество» охватывает два преступления: получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дачу взятки (ст. 291 УК РФ). Специальной статьи, говорящей об ответственности за посредничество во взяточничестве, в Кодексе нет. Провокация взятки (ст. 304 УК РФ) отнесена к числу преступлений против правосудия.

Предметом взятки являются любые материальные ценности и услуги материального характера переданные (оказанные) должностному лицу за совершение служебных действий (бездействия) в интересах дающего.

Предметом взятки наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и др.), и имущественные выгоды. Под имущественными выгодами следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами.

Предметом взятки может служить также недвижимость, приобретенная для взяткополучателя и его семьи, в частности за рубежом, и др.

Закон не определяет минимального размера взятки, т. е. принятие вознаграждения любой стоимости образует состав преступления. Тем не менее и в научной литературе, и в следственной практике иногда встречается ложное, на наш взгляд, суждение о том, что подношение в размере менее пяти минимальных размеров оплаты труда следует рассматривать не как взятку, а как подарок должностному лицу, разрешенный ст. 575 Гражданского кодекса РФ[44] . Критерия отличия подарка от взятки до сих пор не выработано, нет его, в частности, и в постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6, поэтому практическим работникам остается руководствоваться рекомендациями юридической науки[45] .

Крупным размером взятки закон признает: сумму денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие триста минимальных размеров оплаты труда.

Достаточно серьезные санкции указанной статьи не останавливают чиновников главным образом потому, что максимальный срок наказания взяточники получают крайне редко.

Получение взятки - формальный состав преступления. Оно признается оконченным деянием с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки[46] .

Иногда должностное лицо, используя свое служебное положение, совершает за взятку деяние, которое само по себе является преступлением. Поскольку все эти действия лежат за пределами состава получения взятки, то в последнем случае имеет место реальная совокупность преступлений, что и должно получить правовую оценку в квалификации[47] . Например, должностное лицо за взятку выдает поддельный документ, пособничает хищению, выносит заведомо неправосудный приговор, нарушает правила отпуска наркотических средств и т.д.[48]

Получение взятки - преступление, совершаемое с прямым умыслом. Виновный осознает, что получает взятку как предмет (материальные ценности) или иные имущественные выгоды и желает этого.

Наказание по статье 290 УК РФ: по ч.1 - штраф либо лишение свободы до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; по ч.2 - лишение свободы от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; по ч.3 - лишение свободы от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; по ч.4 - лишение свободы от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Законодатель структурно расположил в УК РФ состав получения взятки (ст. 290) впереди статьи, предусматривающей ответственность за дачу взятки (ст. 291). Это означает, что он расценивает получение взятки как значительно более общественно опасное деяние, нежели дачу взятки. Это положение соответствует п. 5 ст. 15 УК о том, что уголовно - правовая норма состава ст. 290 УК относится к категории особо тяжких преступлений.

Дача взятки заключается в незаконном вручении, передаче материальных ценностей или предоставлении выгод имущественного характера должностному лицу лично или через посредника за совершение действий (бездействия), входящих в служебные полномочия должностного лица, в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, или за способствование должностным лицом в силу занимаемого им положения совершению действий (бездействия) другим должностным лицом, либо за общее покровительство или попустительство по службе взяткодателю или представляемым им лицам (ч. 1 ст. 291 УК), а равно за незаконные действия (бездействие) должностного лица по службе (ч. 2 ст. 291 УК РФ).

Путем дачи взятки субъект может склонить должностное лицо к совершению заведомо противоправного действия (бездействия) по службе (ч. 2 ст. 291 УК РФ), которое само по себе является преступлением. В этих случаях он должен нести ответственность не только за дачу взятки, но и за соучастие (подстрекательство) в преступлении должностного лица.

Субъектом дачи взятки может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона состава дачи взятки характеризуется виной в виде прямого умысла: виновный сознает, что он передает должностному лицу незаконное вознаграждение, и желает этого. Однако, если субъект все-таки добросовестно заблуждался относительно оснований передачи предмета взятки, считая, что это не вознаграждение, либо не осознавая его неправомерность, то в этом варианте состав дачи взятки отсутствует.

В примечании к ст. 291 УК РФ выделяются два независимых основания освобождения взяткодателя от уголовной ответственности: а) если со стороны должностного лица в его отношении имело место вымогательство взятки или б) если он после дачи взятки добровольно сообщил о случившемся органу, имеющему право возбуждать уголовное дело. При выявлении любого из этих обстоятельств органы предварительного следствия, прокурор или суд обязаны освободить взяткодателя от уголовной ответственности. Именно этой позиции придерживается и судебная практика.

Довольно распространенным видом преступлений среди государственных служащих является злоупотребление служебными полномочиями. (ст.285 УК РФ). Введение в новом УК признака «использование служебных полномочий» вместо признака «использование должностного положения» положило конец многолетним спорам специалистов об узкой и широкой трактовке понятия использования должностного положения. Закон однозначно решил эти споры в пользу узкого понимания данного признака. Субъективная сторона данного преступления характеризуется только умышленной виной. Квалифицированный вид злоупотребления должностными полномочиями образует то же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой местного самоуправления (ч.2 ст.285 УК).

Типичными формами злоупотребления служебными полномочиями практика признает обман ревизирующих и контролирующих органов, грубые нарушения финансовой дисциплины, сокрытие любых преступлений и, в первую очередь, хищение имущества, а также недостач товарно-материальных ценностей, неосновательное расходование имущества государственных организаций, учреждений и предприятий или незаконную передачу его в пользование коммерческих структур, извлечение имущественной выгоды за счет государственной или иной собственности и т.п.

Корыстное злоупотребление служебными полномочиями следует отграничивать от хищения чужого имущества, совершаемого путем растраты или присвоения с использованием своего служебного положения (п. «в» ч.2 ст.160 УК РФ).

Превышение должностных полномочий (ст. 286) УК определяет как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлиявших на существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. Субъективная сторона квалифицированного и особо квалифицированного видов превышения служебных полномочий включает осознание виновным, помимо выхода за пределы своих полномочий, также и факта применения насилия или угрозы либо оружия или спецсредств и желание совершить превышение в одной из таких форм.

Общественная опасность незаконного участия в предпринимательской деятельности (ст.289 УК) заключается в том, что должностное лицо учредило организацию для занятия предпринимательской деятельностью либо участвует в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, который установлен законом, только если его деяние связано с предоставлением организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме.

Тем не менее, законодатель предусмотрел за незаконное участие должностных лиц в предпринимательской деятельности, а также за служебный подлог (ст. 292 УК) относительно «мягкую» ответственность - максимальный срок за такие преступления составляет два года лишения свободы. Однако следует учитывать, что эти преступления нередко сочетаются с другими должностными преступлениями. Например, служебный подлог часто сопровождается хищением имущества. В такой ситуации подлог является либо формой приготовления к совершению хищения, либо формой его сокрытия. Содеянное квалифицируется по совокупности. В период действия УК 1960 г. на практике действия должностных лиц, выдавших частному лицу заведомо подложные документы, дающие право на получение государственных пенсий, в целях обращения в свою пользу полностью или частично полученных по этим документам денежных средств, как правило, квалифицировали как хищение и подлог по совокупности. Если должностное лицо при этом не обращало в свою пользу денежные средства, содеянное рассматривалось как подлог и соучастие в хищении.[49]

Какие же меры противодействия реально можно противопоставить должностным преступлениям государственных служащих, в том числе коррупции в современных условиях?

Об этом в заключительном разделе нашей работы.

Глава 3. Проблема совершенствования уголовного
законодательства об ответственности за должностные преступления

Важным критерием результативной предупредительной деятельности вообще является соответствие содержания и иерархии предпринимаемых мер содержанию и иерархии причин и условий должностной преступности. Поэтому меры предупреждения этой преступности могут носить экономический, социальный, политический, организационный, правовой, технический и даже воспитательный характер.

Очевидным представляется то обстоятельство, что предупреждение различных должностных преступлений, прежде всего, связано с оптимальным решением фундаментальных социально-экономических проблем жизни нашего общества.

Минимизация и оптимизация фактического неравенства в России – одно из кардинальных направлений социально-экономической политики государства и более или менее эффективной стратегии предупреждения коррупционных преступлений.

Еще одним комплексом мер предупреждения коррупционной преступности, является избавление значительной части населения от материальной нужды. Здесь и более эффективное использование бюджетных средств, адресная защита социально слабых слоев населения, повышение заработной платы государственным служащим и др.

В целях предупреждения должностных преступлений должен более эффективно работать механизм государственного контроля за деятельностью в сфере исполнительной власти. Кроме того, необходимо установить жесткий социально-правовой контроль за деятельностью всех ветвей власти. Что представляется весьма сложной задачей. В частности, следует установить государственный контроль за проведением приватизации государственной собственности, предоставлением налоговых льгот отдельным организациям и др.

В области правового регулирования борьбы с коррупцией наиболее существенным является снижение уровня неопределенности всего нормативно-правового комплекса посредством аутентического толкования всех многозначных или не имеющих определенного значения признаков, используемых при конструировании правовых норм. Никаких правовых препятствий к тому, чтобы российский законодатель принимал в качестве отдельных федеральных законов официальное толкование ранее принятых правовых актов, не существует.

Не существует препятствий для реализации этой идеи на уровне законодательства субъектов РФ и нормотворчества органов местного самоуправления, разумеется, в пределах их компетенции.

Кодифицированные нормативные акты: гражданский, уголовный, уголовно-процессуальный и иные кодексы целесообразно дополнить специальными разделами, содержащими толкование всех неопределенных понятий, а также многозначных понятий, имеющих отличающиеся толкования применительно к различным отраслям права.

Частным средством уменьшения неопределенности правового комплекса может стать принципиальный переход от преимущественного использования при конструировании правовых норм альтернативных относительно определенных санкций («лишение свободы на срок от двух до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой или исправительные работы на срок до двух лет или штраф на сумму от ста до семисот минимальных размеров оплаты труда» и т.п.) к преимущественному использованию альтернативных абсолютно определенных санкций («лишение свободы на два года или исправительные работы на один год). Противники такого решения видят в нем посягательство на свободу судебного усмотрения и соответственно резкое ограничение возможностей для тщательной дифференциации ответственности за правонарушения. Однако этот недостаток может быть в значительной степени компенсирован средствами юридической техники.

Стремление к экономии законодательного материала сегодня доведено до абсурда, который особенно очевиден на примере уголовного законодательства. Отечественный законодатель конструирует предельно общие нормы, объективно являющиеся одной из основ коррупции.

Определения коррупционного преступления должны содержать исчерпывающие перечни видов коррупционных правонарушений, на основании которых может быть создана адекватная система статистического учета и разграничена компетенция уполномоченных на борьбу с коррупцией правоохранительных органов. Техническое решение проблемы связано с внесением соответствующих дополнений в отраслевые кодифицированные законы и ведомственные нормативные акты, устанавливающие ответственность за дисциплинарные правонарушения.

Это, впрочем, не исключает полезности законодательного закрепления основ антикоррупционной политики государства. Соответствующий нормативный акт должен определять те аспекты борьбы с коррупцией, которые не могут быть установлены в иных законах, в частности:

- понятия коррупции;

- систему субъектов борьбы с коррупцией;

- систему мер борьбы с коррупцией;

- антикоррупционные стандарты для всех наиболее важных сфер социальной жизни. Соответствующие дополнения должны быть внесены, в частности, в Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Международное сообщество, озабоченное транснациональной коррупцией, рекомендует ввести в национальное законодательство уголовную ответственность за подкуп за рубежом. В США, например, действует Закон об иностранной коррумпированной практике (ФКПА), предусматривающий санкции: до 2 млн. долл. штрафа для корпораций и до пяти лет тюремного заключения для физических лиц. В международных документах есть множество других важнейших положений и рекомендаций - не только уголовно-правовых, но и процессуальных, административных, гражданско-правовых, организационных, которые актуальны для России.

Вместе с тем, нельзя не заметить, что в настоящее время активизировалась борьба с проявлениями коррупции. Так, Указом Президента Российской Федерации от 24 ноября 2003 г. № 1384 создан Совет при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией, в рамках которого формируется Комиссия по разрешению конфликта интересов. Она будет рассматривать ситуации, при которых личная заинтересованность лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственных гражданских служащих может повлиять на объективное исполнение должностных обязанностей.

Важно отметить, что в новом законодательстве о государственной службе впервые разработан четкий механизм урегулирования конфликта интересов на государственной гражданской службе. Закон предусматривает образование в государственных органах комиссий по соблюдению требований к служебному поведению гражданского служащего и урегулированию конфликта интересов. В работе этих комиссий должны участвовать независимые эксперты в количестве не менее одной четверти от общего числа членов комиссии. Введение этих норм призвано содействовать обеспечению открытости государственной гражданской службы и ее взаимосвязи с институтами гражданского общества.

Новое законодательство устанавливает единые принципы построения и функционирования системы государственной службы. Предусмотрена возможность поступления гражданина на государственную гражданскую службу и замещения гражданским служащим другой должности государственной гражданской службы преимущественно на конкурсной основе, что объективно будет воздействовать на повышение профессионального уровня государственных служащих, улучшение его моральных качеств. Следовательно, закон способствует снижению коррупциогенности кадрового состава.

В качестве одного из элементов антикоррупционного механизма следует также рассматривать положения закона, предусматривающие обязанность гражданина, поступающего на гражданскую службу, а также обязанность гражданского служащего ежегодно представлять представителю нанимателя сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера.

Заключение

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно заключить, что уголовная ответственность за некоторые должностные преступления государственных служащих не соответствует общественной опасности совершаемых деяний. Приходится признать также, что до настоящего времени предпринимаемые меры по борьбе с коррупцией остаются неадекватными степени опасности и распространенности этого явления. Отсутствие специального законодательства или хотя бы отдельной нормы в Уголовном кодексе, где было бы сформулировано понятие коррупции, вынуждает правоохранительные органы пользоваться методами, разработанными для выявления и расследования взяточничества, злоупотреблений, превышения власти, в то время как уголовно-правовая сущность коррупции совсем иная: она имеет масштабный и одновременно латентный характер, который требует особых средств борьбы.

Эти факторы выступают причинами того, что Россия имеет критически высокий уровень коррупции в системе публичной власти. И хотя должностная преступность объективно присуща всем моделям общественного устройства, при которых естественное право управления первоначально делегируется отдельным лицам или социальным институтам либо узурпируется последними при помощи обмана или насилия, а явление коррупции многообразно, государство должно стремиться к введению мер, направленных на максимальное снижение уровня должностной преступности, используя при этом разнообразную систему экономических, политических (в том числе правовых) и психологических (в том числе образовательных и воспитательных) мер.

В настоящее время внешне борьба с коррупцией напоминает череду кампаний, приуроченных к политическим сезонам. Полагаем, что эта борьба должна представлять собой непрерывный процесс и активно использовать, прежде всего, правовые средства. Новое законодательство о гражданской службе идет именно по такому пути. Признание феномена неискоренимости коррупции не должно порождать ощущения безысходности.

Список литературы

Законодательные и нормативные акты

1. Конституция РФ. – СПб., 2004.

2. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.- М.,1985.

3. Уголовный кодекс РФ 1996 г.- М., 1997.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: (по сост. На 1 февраля 2004 г.). – М.: Юрайт-Издат, 2004. - 301 с.

5. Федеральный закон № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2003. - № 22. - Ст.2065.

6. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». // «Российская газета». 31 июля 2004 г.

7. Указ Президента РФ от 16.02.2005 N 159 «О примерной форме служебного контракта о прохождении государственной гражданской службы Российской Федерации и замещении должности государственной гражданской службы Российской Федерации». // Российская газета. «Российская газета». 18 февраля 2005 г.

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» //Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М.: Проспект, 2000.

9. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.90 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти, или служебных полномочий, халатности или должностном подлоге» // Сб. постановлений Пленума Верховного Суда РФ (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000.

10. Сборник постановлений Суда РСФСР 1961 – 1971 гг. - М.,1978.

Специальная литература и материалы периодической печати

11. Авербух В. Предъявляю документ. // Российская газета. 17 февраля 2005 г.

12. Базылев Т. Сущность позитивной юридической ответственности // Правоведение. - 1979. - № 4. - С. 40 - 46.

13. Бельский К.С. Феноменология административного права. - Смоленск, 1995.

14. Брайнин Я. М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М., 1963.

15. Двинская уставная грамота 1397-1398 гг.//Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.3. М.: Юр.лит., 1985.

16. Волженкин Б.В. Обычный подарок или взятка // Законность. 1997. № 4.

17. Волженкин Б.В. Служебные преступления. - М., 2000.

18. Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК в кн. Комментарий к УК РФ. М.: Спарк, 2000.

19. Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление // Законность. 2000. № 6.

20. Герцензон А.А. Борьба с преступностью в РСФСР. - М. Юриздат НКО, 1928.

21. Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации: Учебный курс. - М.: Изд-во «Дело и Сервис», 2003. - 464 с.

22. Ивакин В.И. Категория «государственная служба» в административном праве. // Материалы научно-практического семинара. Проблемы становления государственной и муниципальной власти в России, Екатеринбург, УрАГС, 1995.

23. Игнатов А. Н., Костарева Т А. Уголовная ответственность и состав преступления. Лекция 4. М., 1996.

24. Кибальник А. Г. Иммунитеты в уголовном праве. Ставрополь. 1999.

25. Кодан, С. В. Государственная служба в предреформенной России, 1800 - 1850 гг. // Чиновник. - 2004. - № 3 (31).

26. Колосов Ю. М. Ответственность в международном праве. - М., Юрид. лит., 1975.

27. Костюков, А. Н. Должностное лицо: Административно-правовой статус. //Правоведение. - 1987. - № 2. - С. 13 - 19.

28. Курляндский В. И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. - М., 1965.

29. Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М., 1974.

30. Курс Советского уголовного права. Часть особенная, т. 2, М.: Госюриздат. 1959.

31. Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество. - М.: Госюриздат, 1957.

32. Кушниренко С. П. Коррумпированы ли правоохранительные органы в Санкт-Петербурге // Особенности расследования злоупотреблений в деятельности правоохранительных органов. Материалы российско-американского семинара. 1-3 октября 1998 г. СПб., 1999. С. 34-39.

33. Максимов С.В. Коррупция. Закон. Ответственность.- М.: ЮрИнфоР, 2000.

34. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995.

35. Петухов Г. Е., Васильев А. С. Понятие должностного лица в советском законодательстве и правовой науке // Правоведение. 1980. № 3.

36. Похмелкин В. В. Социальная справедливость и уголовная ответственность. Красноярск, 1990.

37. Российское уголовное право: Общая часть. Учебник. - М.: Спарк, 1997.

38. Сайт Межрегионального общественного движения «Против коррупции». http://www.anticorr.ru/.

39. Санталов А. И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982.

40. Светлов А. Я. Ответственность за должностные преступления. Киев, 1978.

41. Сергиенко Л. А. Правовая регламентация управленческого труда. - М., 1984.

42. Смирнов О. В. О правовом статусе рабочих и служащих // Советское государство и право. 1974. № 3.

43. Тархов В.А. Понятие юридической ответственности. // Правоведение. - 1973. - № 2. - С. 33 - 40.

44. Трайнин А.Н. Уголовное право. Особенная часть. Юриздат. 1943.

45. Уголовное право. Особенная часть. Учебник в двух частях. Ч.2./Под ред. Н.А.Беляева. - СПб.: СпбГУ, 1995.

46. Черданцев А.Ф., Кожевников С. Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. - 1976. - №5.

47. Шаров А. Платное донесение. // Российская газета. 18 августа 2005 г.

48. Шевченко В. Алгоритм выбора: свои чужие или честные и остальные. Монография.- Томск: РГНФ, гранд №98-03- 00048/ат, 2000.

49. Эрделевский А. Бойтесь данайцев, дары приносящих // Бизнес-адвокат. 2000. № 21.

50. Ямпольская Ц. А. О должностном лице в советском государственном аппарате. // Вопросы административного права. - М.; Л., 1949.

51. http://www.giac.ru/.


[1] Шаров А. Платное донесение. //Российская газета. 18 августа 2005 г.

[2] Двинская уставная грамота 1397-1398 гг.//Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.3. М.:Юр.лит.,1985, С.332,337.

[3] Двинская уставная грамота 1397-1398 гг., С.181,185.

[4] Там же.

[5] Цит. по Шевченко В. Алгоритм выбора: свои чужие или честные и остальные. Монография.- Томск: РГНФ, гранд №98-03- 00048/ат, 2000.

[6] Кодан, С. В. Государственная служба в предреформенной России, 1800 - 1850 гг. // Чиновник. - 2004. - № 3 (31).

[7] Российское уголовное право: Общая часть.Учебник.-М.:Спарк,1997, С.49.

[8] См. Герцензон А.А. Борьба с преступностью в РСФСР. - М. Юриздат НКО, 1928.

[9] Уголовное право. Особенная часть. Учебник в двух частях. Ч.2./Под ред. Н.А.Беляева.-СПб.: СпбГУ, 1995, С.20.

[10] Смирнов О. В. О правовом статусе рабочих и служащих // Советское государство и право. 1974. № 3. С. 43.

[11] Сергиенко Л. А. Правовая регламентация управленческого труда. - М., 1984. С. 42.

[12] Ямпольская Ц. А. О должностном лице в советском государственном аппарате. // Вопросы административного права. - М.; Л., 1949. С. 141.

[13] См.: Петухов Г. Е., Васильев А. С. Понятие должностного лица в советском законодательстве и правовой науке // Правоведение. 1980. № 3. С. 41; Светлов А. Я. Ответственность за должностные преступления. Киев, 1978. С. 132, и др.

[14] См.: Костюков, А. Н. Должностное лицо: Административно-правовой статус. //Правоведение. - 1987. - № 2. - С. 13 - 19.

[15] Трайнин А.Н. Уголовное право. Особенная часть. Юриздат. 1943,. С. 289.

[16] Курс Советского уголовного права. Часть особенная, т. 2, М.: Госюриздат. 1959, С. 153-154.

[17] Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество. - М.: Госюриздат, 1957, С. 154.

[18] http://www.giac.ru/

[19] Таблицы и диаграммы построены по данных Межрегионального общественного движения «Против коррупции». http://www.anticorr.ru/

[20] Авербух В. Предъявляю документ. //Российская газета. 17 февраля 2005 г.

[21] Максимов С.В. Коррупция. Закон. Ответственность.- М.: ЮрИнфоР, 2000, С.9.

[22] Максимов С.В. Коррупция. Закон. Ответственность. С. 42-43.

[23] См.: Кушниренко С. П. Коррумпированы ли правоохранительные органы в Санкт-Петербурге // Особенности расследования злоупотреблений в деятельности правоохранительных органов. Материалы российско-американского семинара. 1—3 октября 1998 г. СПб., 1999. С. 34-39.

[24] Кибальник А. Г. Иммунитеты в уголовном праве. Ставрополь. 1999. С. 58-62.

[25] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 495.

[26] Черданцев А.Ф., Кожевников С. Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. - 1976. - №5. - С.42.

[27] Там же, С. 40.

[28] Там же.

[29] Тархов В. А. Понятие юридической ответственности. // Правоведение. - 1973. - № 2. - С. 33 - 40.

[30] См. например: Колосов Ю. М. Ответственность в международном праве. - М., Юрид. лит.,1975, С. 3.

[31] Базылев Т. Сущность позитивной юридической ответственности // Правоведение. - 1979. - № 4. - С. 40 - 46.

[32] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: (по сост. На 1 февраля 2004 г.). – М.: Юрайт-Издат, 2004. – 301 с.

[33] Курляндский В. И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. - М., 1965; Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М., 1974; Санталов А И Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982; Похмелкин В. В. Социальная справедливость и уголовная ответственность. Красноярск, 1990 и другие.

[34] См.: Игнатов А. Н., Костарева Т А. Уголовная ответственность и состав преступления. Лекция 4. М., 1996. С.16.

[35] Брайнин Я. М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М., 1963. С. 162.

[36] Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации: Учебный курс. – М.: Изд-во «Дело и Сервис», 2003. – 464 с.; С.22.

[37] Бельский К.С. Феноменология административного права. - Смоленск, 1995. С.26.

[38] Ивакин В.И. Категория «государственная службам в административном праве. // Материалы научно-практического семинара. Проблемы становления государственной и муниципальной власти в России, Екатеринбург, УрАГС, 1995,С. 48

[39] Собрание законодательства Российской Федерации. - 2003. - № 22. - Ст.2065.

[40] «Российская газета». 31 июля 2004 г.

[41] «Российская газета». 18 февраля 2005 г.

[42] п. 4 ст.10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации».

[43] БВС СССР.-1990.-№ 3.

[44] См., например: Белоконь А. Букет: подарок или взятка // Бизнес-адвокат. 1996. № 0.; Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление // Законность. 2000. № 6; Эрделевский А. Бойтесь данайцев, дары приносящих // Бизнес-адвокат. 2000. № 21.

[45] Наиболее последовательна в этом вопросе позиция проф. Б. В. Волженкина. См.: Волженкин Б. В. Служебные преступления. – М., 2000, С. 203-204; Он же. Обычный подарок или взятка // Законность. 1997. № 4.

[46] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3. С. 14.

[47] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 11. С. 5; 1999. N 1. С. 17.

[48] Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК в кн. Комментарий к УК РФ. М.: Спарк, 2000. С. 701.

[49] Сборник постановлений Суда РСФСР 1961 – 1971 гг. – М.,1978.