регистрация / вход

Уголовная ответственность за организацию и участие в незаконном вооруженном формировании

Понятие и признаки незаконного вооруженного формирования. Криминологический анализ и некоторые меры по предупреждению организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем. Проблемы классификации преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ.

НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БАЙКАЛЬСКИЙ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ И УЧАСТИЕ В НЕЗАКОННОМ ВООРУЖЕННОМ ФОРМИРОВАНИИ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Выполнил

Марычев Андрей Васильевич

студент 4 курса

заочной формы обучения группы Ю-42

Научный руководитель

Зав. Кафедры «УПД»

Трапаидзе М.Г

Улан-Удэ 2010г.


Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ

1.1 Понятие и признаки незаконного вооруженного формирования

1.2 Криминологический анализ и некоторые меры по предупреждению организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 208 УК РФ

2.1 Объект преступления (ст. 208 УК)

2.2 Объективная сторона преступления (ст. 208 УК)

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 208 УК РФ

3.1 Отграничение состава преступления, предусмотренного 29 статьей 208 УК, от состава преступления, предусмотренного статьей 205 УК

3.2 Отграничение состава преступления, предусмотренного 31 статьей 208 УК, от состава преступления, предусмотренного статьями 209 и 279 УК

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Особое значение в текущий момент имеет защита прав и свобод человека и гражданина, интересов личности, провозглашенных в Конституции Российской Федерации, от преступных посягательств. При общем росте в структуре преступности тяжких преступлений, серьезную тревогу вызывает рост бандитизма, заказных убийств, терроризма и других преступлений, непосредственно связанных с организацией вооруженных нападений и совершением криминальных взрывов. К этой категории преступлений относится и организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, получившее определенное распространение в Российской Федерации за последние годы.

Ныне действующая норма статьи 208 УК РФ "Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем" является следствием реформы уголовного законодательства на основе обобщения теоретических изысканий и практики борьбы с преступлениями, в основе которых лежит вооруженность соучастников преступления.

Необходимость установления уголовной ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем стала очевидной после того, как отечественная практика борьбы с преступностью потребовала выделить названную форму вооруженного сопротивления законным представительным органам власти в качестве самостоятельной. Теоретические проблемы ответственности за тяжкие и особо тяжкие деяния, предусмотренные УК РФ исследовались во многих работах отечественных юристов. Исследования показывают, что существенные затруднения в теории и практике возникают в связи с определением таких признаков состава преступления как: вооруженное формирование, вооруженность его участников, толкование незаконности вооруженного формирования только как непредусмотренность федеральным законом и других.

Основная цель исследования состоит в комплексном изучении на социолого-правовой основе проблем социальной обусловленности установления уголовно-правовой нормы, предусматривающей уголовную ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем, поиске мер повышения эффективности борьбы с этим видом преступления на основе комплексного исследования уголовно-правовых и криминологических аспектов данной проблемы.

Задачи исследования:

1) определить социальную обусловленность наличия в уголовном законодательстве Российской Федерации уголовно-правовой нормы, устанавливающей уголовную ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем;

2) обобщить уголовное законодательство, регулирующее отдельные вопросы ответственности за создание незаконных вооруженных формирований;

3) исследовать признаки состава преступления, предусмотренного статьей 208 УК РФ и вычленить критерии его отграничения от смежных преступлений;

4) проанализировать уголовно-правовые средства борьбы с преступлением, предусмотренным статьей 208 УК РФ, и сформулировать научно обоснованные предложения по их совершенствованию.

5) провести анализ проблем квалификации преступления, предусмотренного статьей 208 УК, отграничения его состава от смежных составов преступлений.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовно-правовой борьбы с преступлениями, связанными с организацией незаконных вооруженных формирований или участием в них,

Предметом исследования являются уголовно-правовые средства, применяемые правоохранительными органами в процессе борьбы с преступлениями, связанными с организацией незаконных вооруженных формирований или участием в них.

Методологическую основу исследования составляют современные положения теории познания социальных явлений.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, отдельные федеральные законы и иные правовые акты, действовавшее и действующее уголовное законодательство России, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Теоретической основой исследования являются работы отечественных авторов в области теории уголовной политики, уголовного права и криминологии.

Научная новизна исследования определяется как выбором актуальной темы работы, в комплексном социальном, уголовно-политическом подходе к изучению и анализу проблем включенных в объект и предмет исследования, так и в полученных теоретико-прикладных результатах исследования.

В работе проведен анализ проблем, касающихся социальной обусловленности установления уголовной ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем как деяния противоречащего Конституции РФ, целям защиты личности, общества и государства. Такой анализ привел к необходимости определить результативность уголовно-правовой практики по применению нормы статьи 208 УК РФ, как наиболее эффективного средства уголовного права в борьбе с тяжкими преступлениями. Исследование этих проблем выявило определенные трудности практики применения этой нормы, а именно факторы социального, социально-психологического, национально-территориального значения. В этом же направлении обозначились проблемы приоритетности уголовно-правовых средств по сравнению с субъективными усмотрениями и "ограниченным правовым пространством".

В работе рассматривается ряд дискуссионных вопросов действующего законодательства, связанных с квалификацией состава преступления «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем», которые вызывают определенные трудности в следственной и судебной практике.

Незаконное вооруженное формирование рассматривается как одна из разновидностей группового преступления и характеризуется множественностью участников (два и более), непосредственным участием каждого из них в обеспечении выполнения действий, составляющих объективную сторону преступления.

Анализируются как общие, так и специфические факторы, способствующие функционированию созданных и появлению новых незаконных вооруженных формирований, на основе которых дается их классификация.

Раскрывается содержание основных признаков исследуемого состава преступления: вооруженности, создания вопреки закону объединения, отряда, дружины или иной группы, цели и способы совершения преступления.

Практическая значимость исследования состоит в разработке и обосновании значимости такого уголовно-правового запрета, каким является преступление, предусмотренное статьей 208 УК "Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем", в деле борьбы с одной из форм вооруженной преступности в в России.

Структура курсовой работы предопределена целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных официальных документов и научных работ.


ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ

1.1 Понятие и признаки незаконного вооруженного формирования

До 1995 года понятие незаконного вооруженного формирования не использовалось в уголовном законодательстве. Не было оно известно и науке уголовного права. В соответствии с поручением Президента РФ Государственно-правовое управление Президента РФ разъяснило, что под лицами, сложившими оружие понимаются «члены вооруженных формирований, не предусмотренных федеральным законодательством, отдельные лица или группы, не входящие в указанные формирования, которые прекратили применения оружия», сдав его в упомянутом порядке. [1] http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article104.html - _ftn1#_ftn1

С момента данного разъяснения в государственно-правовую нормативную практику введён термин «незаконное вооруженное формирование». [2] http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article104.html - _ftn2#_ftn2

Понятие «незаконное вооружённое формирование» включает в себя три термина:

1. «формирование»;

2. «вооруженное»;

3. «незаконное».

Формирование - это вновь организованная войсковая группа, ополченская воинская часть, организация (коллектив).

Согласно УК 1960 г. формирование – это в равной степени вооруженные объединения, отряды, дружины.

Подробнее раскрывает понятие «формирование» УК РФ 1996 г. в котором под «формированием» понимаются вооруженные объединения, отряды, дружины, а также привычный для уголовного законодательства и науки термин «группа лиц».

К вооруженным формированиям, таким образом, относятся объединения, отряды, дружины или иные группы. Речь в данном случае идет не о формализованных понятиях и названиях, присущих законным вооруженным формированиям, а об объединениях вооруженных лиц различного масштаба.

Объединение - крупное формирование, в структуру которого могут входить другие организационные звенья среднего уровня (отряд, дружина и т.п.).

Группа - локальное объединение лиц для решения одной или нескольких конкретных задач. Перечень названий вооруженных формирований, указанных в ст.208 УК, не является исчерпывающим. Ими могут признаваться и другие формирования, названия которых в диспозиции не даны. [3]

В соответствии со ст.35 УК РФ группа лиц предполагает участие в преступлении двух и более исполнителей. Под вооруженным формированием по смыслу ст.208 следует понимать главным образом и прежде всего воинскую часть или достаточно крупное по численности формирование вооруженных лиц. Численность НВФ по общему правилу должна соответствовать как минимум отделению (экипажу, расчёту), то есть самому малому первичному звену воинской части. Иначе имеющие реальное социальное содержание понятия «вооруженная группа лиц» и «незаконное вооруженное формирование» просто утратят свои особенности в уголовном праве [4] .

Однако при этом надо иметь в виду, что количественный критерий не является определяющим для НВФ. Таковым выступает качественный критерий, включающий иерархичность, устойчивость, профессионализм (на которых подробнее мы остановимся ниже), а также вооруженность формирования.

Например, несколько объединившихся лиц (даже двое), вооруженных гранатометом, артиллерийским орудием, зенитной установкой или обладающих БМП, танком, боевым вертолетом, катером, а тем более химическим или ядерным зарядом, могут быть признаны НВФ, а объединение с большим числом лиц, вооруженных холодным оружием или одним (несколькими) автоматом, таковым не признано. В другом случае значительное количество стихийно организовавшихся вооруженных лиц, не имеющих навыков военного дела и руководителя, могут являться субъектами массовых беспорядков или разбоя, но не организации НВФ или участия в нем. В то же время устойчивая группа из нескольких (3-4) вооруженных лиц, придерживающихся строгой дисциплины и регулярно проводящих тренировки со специалистом по боевой подготовке, попадает под признаки НВФ.

В указанных случаях термин «иная группа» вполне правомерен и допустим.

Определенной гарантией сохранения особенностей понятий «вооруженная группа лиц» и «незаконное вооруженное формирование», имеющих свою юридическую и социальную природу, является то, что в судебно-следственной практике Республики Дагестан незаконными вооруженными формированиями признаются в основном достаточно крупные по численности формирования вооруженных лиц [5] http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article104.html - _ftn7#_ftn7 . Случаи признания НВФ объединений из нескольких лиц практически не встречаются в уголовных делах, хотя из вышеприведенных примеров видно, что исключать этого нельзя.

Вообще главной отличительной особенностью незаконного вооруженного формирования от иной вооруженной группы лиц (например, банды, вооруженных рэкетиров или хулиганов) является ее способность провести боевую операцию по типу войсковой, на которую не способны банда или вооруженная группа рэкетиров (а не просто нападение на гражданина или организацию).

Раскрывая признаки качественного критерия НВФ, следует отметить, что под иерархичностью понимается наличие:

а) внутренней структуры;

б) системы управления;

в) субординации;

г) распределения ролей;

д) специфических правил общения;

е) подготовленного плана.

Признак профессионализма заключается в наличии:

а) служебной дисциплины;

б) военной подготовки, включая огневую, тактическую, строевую и физическую;

в) технической оснащенности и подготовки.

С теоретических позиций уголовно-правовой науки наибольший интерес вызывает признак устойчивости формирования.

Следует иметь в виду, что крупные формирования на протяжении своего функционирования не сохраняют свой состав постоянным, так как могут происходить доукомплектование или планомерная замена личного состава НВФ, если это необходимо в интересах его боеготовности и боеспособности. Поэтому стабильность состава формирования всегда конкретна на данный текущий момент. В зависимости от целей создания НВФ, его финансирования и технической оснащенности, общественно-политической ситуации в конкретном регионе, а также эффективности работы правоохранительных органов, длительность существования НВФ может быть и непродолжительной.

Различные авторы неодинаково трактуют, понимают вооруженность. Одни из них понимают вооруженность, как наличие у членов формирования огнестрельного и холодного оружия любых видов. Другие признают вооруженным формирование, имеющее любые виды оружия, предусмотренные Федеральным законом «Об оружии» [6] . Причем не обязательно, чтобы вооружены были все члены данного формирования.

Н.П. Водько, высказывается более обстоятельно и конкретно - под вооруженностью формирования «наличие у его участников оружия как огнестрельного, так и холодного, а также иных предметов, предназначенных для поражения живой цели, причинения имущественного вреда, устрашения» [7] http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article104.html - _ftn12#_ftn12 .

В УК РФ под вооруженностью следует понимать обладание участниками формирования оружием, т.е. «устройствами и предметами, конструктивно предназначенными для поражения живой или иной цели» [8] .

Определяя признак вооруженности НВФ необходимо руководствоваться нормами ст. ст. 220, 222, 223 и 226 Уголовного кодекса РФ 1996 года (в ред. от 08.12.2003г. и от 21.07.2004г.), положениями Федерального закона «Об оружии» от 13.12.1996г. (в ред. от 08.08.2001г.), п.5 постановления Пленума Верховного суда РФ №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17.01.1997г., а также п.п.1—12 постановления Пленума Верховного суда РФ №5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12.03.2002г.

Ст.1 Закона «Об оружии» 1996 г. определяет оружие, как «устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов».

В соответствии с действующим законодательством под вооруженностью НВФ необходимо понимать наличие у его членов (всех или большинства) гражданского, служебного и боевого ручного стрелкового огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. При этом не имеет значения заводского или самодельного изготовления, отечественного или иностранного производства все эти виды вооружения.

Безусловно, следует отнести к признаку вооруженности НВФ наличие у его членов тяжелых видов оружия (крупнокалиберных пулеметов, гранатометов, минометов, артиллерийских орудий, ракетных установок, зенитных комплексов и т.п.) и (или) боевой техники (БТР, БМП, танков, самолетов, вертолетов, боевых катеров и т.п.).

Необходимо иметь в виду, что разрушающая сила тяжелых видов оружия и боевой техники значительно превышает разрушающий потенциал обычных видов оружия, в том числе боевого ручного стрелкового оружия.

Признак вооруженности незаконного формирования будет иметь место и в случае обладания его членами оружием массового поражения, ответственность за хищение либо вымогательство которого установлена в ч.2 ст.226 УК РФ. Наиболее известными видами оружия массового поражения являются ядерное, химическое и биологическое (бактериологическое). К иным видам оружия массового поражения относятся водородное, нейтронное, лазерное, пучковое, бинарное, квантовое, термоядерное, акустическое, электромагнитное. Поражающие мощь и тяжесть последствий применения такого оружия в сотни и тысячи раз превосходит поражающий потенциал обычного оружия.

Наличие у членов НВФ макетов оружия или непригодного к целевому применению оружия не образует признака вооруженности такого формирования.

Не образует признака вооруженности незаконного формирования владение его членами предметами, обладающими свойствами оружия или используемыми в качестве оружия.

Если члены НВФ имеют в своем распоряжении только специальные средства (резиновые дубинки, наручники, средства разрушения преград, средства принудительной остановки транспорта, водомёты, служебных собак и другие), предусмотренные Законом РФ «О милиции» от 18.04.1991г. (в ред. от 29.12.2000г.), это не позволяет привлечь их к ответственности по ст.208 УК РФ, так как признак вооруженности отсутствует.

Владение членами НВФ неисправным или учебным оружием будет являться признаком вооруженности для данного формирования лишь в том случае, если такое оружие имело пригодные для использования комплектующие детали либо члены формирования собирались привести его в пригодное состояние и совершили определенные действия для этого.

При расследовании конкретных уголовных дел вопрос вооруженности может быть решен только с учетом всех обстоятельств дела и заключений соответствующих (баллистических) экспертиз, которые назначаются при необходимости в уголовно-процессуальном порядке. В противном случае, возможны ошибки в квалификации, чреватые безнаказанностью виновных либо произволом правоохранительных органов.

Незаконност - это термин, который образует понятие незаконного вооруженного формирования, и является его неотъемлемым признаком. Диспозиции данной статьи УК РФ раскрывают признак незаконности вооруженного формирования, как не предусмотренность его федеральным законом либо запрещенность им.

Под незаконностью вооруженных формирований понимается их организация с нарушением федеральных законов, определяющих порядок создания и деятельности вооруженных структур, их подчиненность и подконтрольность (к таковым относятся: Конституция РФ; законы РФ «О милиции», «О безопасности», «О частной детективной и охранной деятельности в РФ»; федеральные законы «Об органах федеральной службы безопасности в РФ», «Об обороне», «О внутренних войсках МВД РФ» и ряд других).

Конституция РФ 1993 года (п. «м» ст.71) определяет, что вопросы обороны и безопасности в стране находятся в ведении Российской Федерации, то есть исключительно федеральных органов власти. Основной закон в ч.5 ст. 13 запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996 года (ст.1 ч.9) предусматривает, что «создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику, или в которых предусматривается прохождение военной службы, положение которых не урегулировано федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону»http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article104.html - _ftn24#_ftn24 .

В качестве другого примера деятельности вооруженных формирований на основании решений органов власти субъектов можно привести Постановление Государственного Совета Республики Дагестан № 138 «О ситуации в РД в связи с вторжением на ее территорию вооруженных формирований и мерах по обеспечению безопасности РД» от 9 августа 1999 года и изданный во исполнение данного постановления приказ МВД РД №918 «О закреплении оружие за гражданским населением» от 9 августа 1999 года. Позднее был издан Указ Государственного Совета РД «Об утверждении Положения об отрядах самообороны Республики Дагестан» от 18 августа 1999 года.

Во время осетино-ингушского конфликта 1992 года в республиках Северная Осетия и Ингушетия были созданы незаконные вооруженные формирования, оснащавшиеся оружием по указанию должностных лиц обеих республик. В Северной Осетии это была национальная армия с ядром в лице управления охраны объектов народного хозяйства (УООНХ). В Ингушетии это были отряды самообороны и ополченцев вместе с неподконтрольными руководству республики отрядами на тейповой основе.

Подобные вооруженные формирования не могут быть признаны законными, если исходить из смысла уголовно-правовой нормы.

1.2 Криминологический анализ и некоторые меры по предупреждению организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем

Необходимость выработки криминологических характеристик отдельных видов преступлений, а также личности преступника очевидна. В особенности важны криминологические исследования организованной криминальной деятельности. Не является исключением и рассматриваемый вид преступности. Знание криминологических особенностей организации и участия в незаконных вооруженных формированиях, своеобразия лиц, входящих в их состав, способствует определению основных детерминант данного преступления, и, соответственно, направлений предупреждения и конкретных мер общей и индивидуальной профилактики.

Анализируя состояние и тенденции организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем в общей структуре преступлений, нельзя констатировать какое-либо постоянство и стабильность данного вида преступности. Вместе с тем исторический опыт российского государства, а также опыт борьбы с повстанческими движениями зарубежных стран подтверждает, что увеличение числа вооруженных формирований, соответственно, активизация их деятельности, напрямую зависит от экономического благополучия и политической стабильности государственной власти. Характерной особенностью групповой вооруженной преступности является тенденция увеличиваться в количественном составе в периоды наиболее сложные и тяжелые для государства.

Как уже отмечалось, причины создания незаконных вооруженных формирований связаны, в первую очередь, с обострением межнациональных отношений и иных конфликтов, религиозной нетерпимостью и другими негативными социальными явлениями. В целом можно согласиться с Ю.М. Антоняном и М.Д. Давитадзе, которые считают, что возникновение незаконных вооруженных формирований обусловлено теми же причинами, что и межнациональные конфликты, т. е. серьезными социально-политическими, экономическими, религиозными, расовыми конфликтами и иными причинами[9] .

На конфликты в сфере национально-государственных (межнациональных, этнических, религиозных) отношений, а также в социально-политической сфере, как основные причины организации и деятельности незаконных вооруженных формирований, указывает и Т.М-С. Магомедов. В качестве условий, способствующих их организации и деятельности, автор называет политическую нестабильность в стране, социальную напряженность, необустроенность многих граждан, низкий уровень культуры и правосознания значительной части населения. Заметным инициирующим фактором данного преступления, по его мнению, является появившаяся у граждан в последние десять лет возможность свободного доступа к огнестрельному оружию[10] .

Есть еще одно условие, способствующее организации и функционированию незаконных вооруженных формирований. Это недостаточная эффективность (а в большинстве случаев просто безразличие, аморфность) деятельности государственных, в первую очередь правоохранительных, органов и общественных организаций по защите прав граждан и, как, следствие, снижение авторитета власти и закона.

В методическом пособии Т.М-С. Магомедова, подготовленном на основе добытых оригиналов документов по обучению диверсионнотеррористических групп на территории Чечни, а также опыта ведения боевых действий с чеченскими бандформированиями в августе - октябре 1999 г., отмечается, что вооруженное формирование - это крупное военизированное соединение, руководимое авторитетным политическим или военным лидером, созданное для силовой защиты интересов определенной финансово-экономической и политической (религиозной) структуры.

Вооруженное формирование, как правило, включает представителей одного или нескольких родственных тейпов (джамаатов). Организационно оно состоит из командира (командующего), штаба и двух группировок (на период боевых действий до 500 чел. каждая). Группировки, в свою очередь, подразделяются на боевую - предназначенную для непосредственного проведения операции в указанном районе, и резервную - предназначенную для наращивания усилий и плановой (как правило, через неделю) замены воюющих боевиков. Группировка делится на пять-шесть отрядов (по 100 чел. и более), которыми руководят амиры (полевые командиры).

В большинстве случаев деятельность незаконных вооруженных формирований финансируется за счет «внутренних» источников (имеются в виду криминальные способы самофинансирования). В частности, денежные средства и материально-техническая помощь поступает от этнических преступных группировок, осуществляющих свою деятельность на территории Российской Федерации. Чеченский криминал, по словам Б. Грызлова, буквально «оседлал» нефтепромышленный комплекс Южного федерального округа и уводит огромные суммы в террористический «общак»[11] . Таким образом, криминальная деятельность выступает основным источником самофинансирования незаконных вооруженных формирований. Основным, но не единственным. Следует отметить, что в последнее время происходит их серьезная финансовая подпитка из легальных источников. Диапазон таких источников довольно широк: доходы законно действующих коммерческих предприятий, принадлежащих как непосредственно участникам криминальных структур, так и симпатизирующим им деловым людям; пожертвования населения, общественных и религиозных организаций (центров) и т. д.

«Внешний» канал финансирования деятельности незаконных вооруженных формирований связан с поступлением средств от различных иностранных коммерческих и общественных организаций, представителей национальных диаспор, находящихся за рубежом. Финансирование из-за рубежа осуществляется под видом гуманитарной и благотворительной помощи через созданные и активно функционирующие на юге России мусульманские религиозные организации, а также через представительства многочисленных европейских, американских и ближневосточных организаций и международных фондов.

Одним из основных источников вооружения незаконных вооруженных формирований является его захват у сил правопорядка, армейских частей и подразделений; реже — изъятие оружия у разного рода охранных структур и населения. Участники незаконных вооруженных формирований стремятся вооружиться системами оружия, которые находятся у противостоящих им сил[12] .

В целом, давая криминологическую характеристику незаконных вооруженных формирований, функционирующих сегодня в Северо-Кавказском регионе, необходимо отметить:

- большую численность участников-боевиков (до несколько
сот человек);

- наличие в их структуре обладающих относительной самостоятельностью подразделений (отрядов, отделений, батальонов и т. п.)
во главе с руководителями (полевыми командирами);

- относительную устойчивость, проявляющуюся, в первую очередь, в более или менее длительном сроке существования, и сплоченность их членов;

- специальную военную подготовку боевиков в учебных лагерях (центрах), организованных как на территории Чеченской Республики, так и зарубежом, под руководством опытных инструкторов (как правило, иностранцев);

- идеологическую подготовку, в основе которой - экстремистское религиозное течение «ваххабизм»;

- международные связи с экстремистскими, террористическими зарубежными организациями, оказание такими организациями финансовой и иной помощи «чеченским борцам за свободу и независимость»;

- многонациональный состав, благодаря вербовке значительного
числа наемников и добровольцев, прибывших из-за границы, других регионов Российской Федерации, а также местных жителей;

- организацию широкомасштабной террористической деятельности, включая захват заложников, нападения на населенные пункты, воинские гарнизоны, экономические и военные объекты, государственные учреждения, посягательства на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и высокопоставленных должностных лиц и т. д.

Подавляющее большинство участников незаконных вооруженных формирований - лица мужского пола. В основном это молодые люди (средний возраст - 27,5 лет), с низким образовательным уровнем (во многих случаях отсутствует даже полное среднее образование), как правило, нигде не работающие. Соответственно, их участие в преступных структурах детерминировано желанием заработать деньги для себя и своей семьи; многие члены незаконных вооруженных формирований - это лица женатые и имеющие на иждивении детей. Еще один элемент социально-демографической характеристики участников незаконных вооруженных формирований - это национальность. Обратим внимание на тот факт, что в подавляющем большинстве случаев ими являются лица чеченской национальности.

В настоящее время для всей российской преступности характерно преобладание корыстной мотивации. Не является исключением и рассматриваемый вид преступности. Практика показывает, что члены незаконных вооруженных формирований - это, как правило, одновременно и участники преступлений террористического характера, каждое из которых хорошо оплачивается организаторами и руководителями. Это позволяет сделать вывод о преобладании корыстно-преступного типа личности преступника.

Между тем корыстные соображения лишь внешне выглядят единственными мотивами указанной категории преступников. Зачастую под ними, пусть и на бессознательном уровне, проявляются и другие, не менее сильные побуждения, что детерминирует осуществление тяжких и особо тяжких преступных посягательств.

Характеризуя личность преступника - участника незаконного вооруженного формирования, можно выделить и социально-деформированный тип. Он характеризуется резко отрицательным отношением к социально-политическому устройству современного российского общества и его институтам, устойчивостью и убежденностью в своих идеях, иногда доходящих до фанатизма.

Среди данной категории преступников встречаются лица с устойчивыми антисоциальными установками, уже имевшие криминальный опыт (ранее судимые, амнистированные).

Опыт контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе показал, что участникам незаконных вооруженных формирований свойственны такие криминологически значимые черты, как исключительная жестокость, доведенный до абсурда фанатизм, ненависть к своим врагам (иноверцам), пренебрежение всеми правовыми и социальными нормами (отсутствие страха перед наказанием, осознанное или бессознательное стремление к смерти). Так, по свидетельству командующего войсками Северо-Кавказского округа МВД РФ М.И. Лабунца, во время проведения крупномасштабной специальной операции в с. Комсомольское Урус-Мартановского района Чеченской Республики участники незаконного вооруженного формирования под руководством Руслана Гелаева оказывали ожесточенное сопротивление федеральным силам. С первых же дней войсковой операции по громкой связи, несколько раз в день боевикам предлагали сдаваться, но никто из них добровольно не сдавался. Тех же боевиков, которых захватили в плен, приходилось просто «выкуривать» из подвалов и других убежищ. Они предпринимали не менее 10 попыток прорваться из окружения, на одних только минных полях их полегло около 200 человек (всего в процессе данной антитеррористической операции было уничтожено более 1000 боевиков). Когда боевиков брали в плен, они до последнего сопротивлялись и кричали «Аллах акбар!»[13] .

Женщин - участников, и тем более организаторов, незаконных вооруженных формирований - значительно меньше. Но функциональная значимость «представительниц слабого пола» довольно часто бывает нисколько не меньше, чем мужчин. Достаточно вспомнить хотя бы «черных вдов» (родственниц погибших боевиков, мстящих за смерть своих близких), о которых в последнее время нередко упоминается в средствах массовой информации. Основное их предназначение - стать шахидами, ценой собственной жизни совершить самоподрыв при акте терроризма.

Организаторы и руководители незаконных вооруженных формирований, как правило, - лица, более старшего по сравнению с другими участниками возраста. Большинство из них имеют высшее образование и в свое время проходили службу в органах внутренних дел, армии и даже были руководителями среднего и высшего звена[14] . За спиной многих - активное участие в боевых действиях, вооруженных конфликтах. Специфические мотивы и цели заставили многих лидеров незаконных вооруженных формирований (например, Шамиля Басаева) самостоятельно изучать теорию военного дела. Среди них много одиозных и даже харизматичных личностей. В силу своих внутренних способностей или возможностей своего статуса организатор оказывает определяющее воздействие на субъектов преступной деятельности, устанавливает общие внутригрупповые нормы поведения, создает условия обязательного подчинения групповой дисциплине и выполнения приказов, обеспечивает взаимную согласованность и целеустремленность действий участников при осуществлении преступных посягательств.

При определении мер по предупреждению организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем, в первую очередь, необходимо обратить внимание на важность комплексного подхода к решению проблем противодействия рассматриваемому виду преступности и другим преступлениям террористического характера и экстремистской направленности. Основу такого противодействия должна составлять активная и наступательная работа правоохранительных органов. Жизненно важно наносить удары по террористам первыми.

Работа правоохранительных органов должна стать более целенаправленной и скоординированной по следующим основным направлениям:

1. Перекрытие каналов финансирования, снабжения продовольствием, оружием и боеприпасами лагерей незаконных вооруженных формирований.

2. Проведение единой информационно-пропагандистской работы, направленной на формирование негативного отношения общества к радикальным религиозным течениям.

3. Создание сети информационных источников, обеспечивающих
получение достоверной информации о местонахождении и передвижении каждого лидера незаконных вооруженных формирований.

Нужно учитывать зависимость боевиков, участников незаконных вооруженных формирований от поддержки местного населения. В связи с этим одной из главных задач является нейтрализация психологического давления боевиков на местных жителей, завоевание со стороны последних одобрения действий федеральных сил, налаживание взаимоотношений с местными органами власти. Следует практиковать организованное участие при проведении операций по ликвидации незаконных вооруженных формирований отрядов ополчения из числа местного населения.

Должна быть развернута работа по нанесению морально-психологического урона членам террористических группировок, созданию в их среде панических настроений, подрыва авторитета их лидеров.

Специальной профилактической мерой по предупреждению рассматриваемого преступления является борьба с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Очевидно, что возможность относительно легкого приобретения оружия в настоящее время выступает условием, детерминирующим совершение ряда тяжких преступлений, в том числе террористического характера и экстремистской направленности. К конкретным мероприятиям по борьбе с незаконным оборотом оружия могут быть отнесены: пресечение хищений оружия на военных складах, механических заводах и т. д.; ужесточение дисциплины в войсковых частях в связи с хранением огнестрельного оружия и боеприпасов к нему и др.

Как известно, среди участников незаконных вооруженных формирований, функционирующих в настоящий момент в Северо-Кавказском регионе, значительное число наемников, прибывших из других государств. Поэтому важнейшим направлением предупреждения организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем являются меры по противодействию незаконной миграции.

В свете рассматриваемых проблем нельзя не затронуть вопрос о противодействии распространению религиозного экстремизма и запрете деятельности экстремистских организаций. Ранее на примере распространения ваххабизма уже была обозначена опасность ситуации, когда фанатично настроенные субъекты, основываясь на вероучительных догмах, пытаются влиять на процесс общественного развития. Объектом агрессивных нападок религиозных экстремистов становятся современные политические институты и властные структуры, представленные неверными, так как именно они являются главным препятствием на пути установления основ исламского порядка. При этом практика исламских радикалов заключается в активных действиях по выделению из состава Российской Федерации Северо-Кавказского региона и созданию в нем «эмиратов» в составе, так называемого, «Великого исламского халифата» любыми методами, в том числе и военными. В этом отношении необходимо вести решительную борьбу с проникновением в общество чуждых для большинства российских граждан, в том числе и мусульман, экстремистских религиозных вероучений. Наряду с этим нужно совершенствовать механизм по выявлению и запрету на территории Российской Федерации деятельности экстремистских и террористических организаций, что уже находит свое отражение в современной законодательной и правоприменительной практике. Это, действительно, приоритетная задача уголовной политики на современном этапе.


ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 208 УК РФ

2.1 Объект преступления (ст.208 УК РФ)

Объектом преступного деяния, описанного в ст. 208 УК, выступает общественная безопасность, т.е. безопасность неопределенно большого числа членов общества. Деяние это выражается в создании вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно в руководстве таким формированием (ч. 1 ст. 208 УК).

В русском языке применительно к содержанию указанного состава преступления под формированием, объединением, отрядом и дружиной понимаются вновь организованная воинская часть, организация (общество), специальная войсковая группа, ополченская воинская часть[15] . Исходя из смысла названий, использованных в диспозиции ч. 1 ст. 208 УК, придания законодателем словосочетанию "вооруженное формирование" обобщающего значения, можно заключить, что формирование (как и "иная группа") - это воинская часть или близкая к ней по своим основным параметрам (количеству членов, вооруженности, дисциплине и подготовленности к ведению боевых операций) вооруженная организация. К ним могут быть отнесены, в частности, разного толка социал - экстремистские отряды, вооруженные организации партий, общественных движений, коммерческих структур и т.д.

Формирование можно назвать как угодно (частью Вооруженных Сил России, пограничных или внутренних войск, отделом милиции, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Департамента налоговой полиции либо подразделением судебных приставов и т.д.), но если при этом нарушаются основы организации вооруженных формирований или кардинальные принципы их деятельности[16] , считать таковое законным нельзя.

Так, по Закону от 25 декабря 1996 г. Президент Российской Федерации не только осуществляет руководство внутренними войсками, утверждает состав, численность и структуру внутренних войск, принимает решение о дислокации и передислокации внутренних войск, но и назначает военнослужащих внутренних войск на воинские должности, для которых штатом предусмотрены воинские звания высших офицеров, увольняет с военной службы высших офицеров (ст. 9 Закона). Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в пределах своих полномочий участвуют в рассмотрении предложений Министра внутренних дел России по формированию воинских частей, создают внутренним войскам условия для их деятельности в соответствии с законодательством, привлекают в случаях, не терпящих отлагательства, личный состав воинских частей внутренних войск по месту их постоянной дислокации для ликвидации последствий аварий, катастроф, пожаров, стихийных бедствий, эпидемий и эпизоотий с немедленным уведомлением об этом Министра внутренних дел Российской Федерации (ст. 12 Закона). Непосредственное руководство внутренними войсками осуществляет Министр внутренних дел России, отвечающий за правомерность выполнения возложенных на них задач (ст. 31 Закона), а управление - Главнокомандующий внутренними войсками (ст. 32 Закона).

Потому нельзя признать законным создание любого вооруженного формирования, названного частью внутренних войск (под каким бы то ни было благовидным предлогом: защиты суверенитета субъекта Федерации, обеспечения безопасности народа, народности или граждан какого-либо региона, усиления борьбы с преступностью и т.д.), если оно не утверждено Президентом России, или ему неподконтрольно, либо находится за границами непосредственного руководства Министра внутренних дел России или управления Главнокомандующего внутренними войсками.

2.2 Объективная сторона преступления (ст.208 УК РФ)

Под созданием (организацией) незаконного вооруженного формирования следует понимать любые действия, результатом которых стало его образование. Эти действия могут быть аналогичны тем, которые предшествуют образованию банды, и выражаться в сговоре, приискании соучастников, финансировании, приобретении оружия и т.п. Создание формирования может происходить и путем реорганизации законного вооруженного формирования в незаконное. Такая реорганизация может выражаться, например, в увольнении из формирования неугодных (прежде всего, соблюдающих российские законы) и приему угодных (по клановому, национальному и т.п. признакам) лиц и т.д.

Создание вооруженного формирования является оконченным составом преступления с момента его образования, т.е. с того времени, когда оно укомплектовывается людьми, получает вооружение и в целом готово к совершению деяний с применением оружия. При этом необязательно, чтобы все намеченные участники формирования стали его членами или все предполагаемое вооружение поступило в распоряжение формирования либо были проведены все запланированные мероприятия по военно - специальной подготовке участников формирования. Для признания указанного преступления оконченным достаточно установить, что по большинству параметров формирование готово к применению оружия в тех или иных целях. Понятно, что если формирование комплектуется людьми, имеющими опыт обращения с оружием, то надобность в проведении военной подготовки может отсутствовать вообще.

При создании незаконного вооруженного формирования, как и банды, возможны ситуации, когда активные действия лица, направленные на это, в силу их своевременного пресечения правоохранительными органами либо по другим независящим от этого лица обстоятельствам не приводят к его образованию. В этих случаях надо квалифицировать такие действия как покушение на создание такого формирования.

Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других ее членов, вооруженность формирования как минимум должна быть такой, чтобы хотя бы несколько вооруженных его членов, пусть и при поддержке не имеющих оружия участников формирования, были бы способны провести операцию по типу воинской (боевой), а не просто нападение на гражданина или организацию. Это утверждение, однако, касается лишь видов оружия, предусмотренных Законом "Об оружии". Наличие же в незаконном формировании хотя бы одной единицы военной техники (бронетранспортера, танка, ракетной установки и т.п.) либо оружия более мощного, чем боевое стрелковое (артиллерийская пушка, миномет, гранатомет и др.), годных для использования по своему назначению, само по себе может оказаться достаточным для признания формирования незаконным и вооруженным.

Вооруженная группа может считаться бандой при наличии в ее составе как минимум двух ее членов. Этого нельзя сказать про незаконное вооруженное формирование. Число участников формирования (даже с учетом того, что в диспозиции ч. 1 ст. 208 УК говорится и об "иной группе"), по общему правилу, должно соответствовать хотя бы самому малому первичному звену воинской части. В противном случае такие имеющие реальное социальное содержание понятия, как "вооруженная группа лиц" и незаконное вооруженное формирование, в уголовном праве просто утратят свои особенности. Конечно, признание конкретного числа членов группы достаточным для наличия незаконного вооруженного формирования зависит от всех обстоятельств совершения деяния. И это во многом вопрос факта. Однако, прежде всего, при этом надо учитывать поражающую мощность оружия, которым обладает группа. Вполне возможно, что группа в несколько лиц, к примеру, обладающая танком, может быть признана вооруженным формированием, а группа с большим количеством лиц, вооруженных холодным оружием, таковым не признана.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК, выражается и в руководстве незаконным вооруженным формированием. К руководителям должны быть отнесены лица, его возглавляющие (в их названиях может быть использован как вполне официальный язык, так и может быть употреблена разного рода словесная атрибутика: от левоэкстремистской до воровского жаргона), т.е. обладающие реальной властью в формировании и имеющие полномочия отдавать приказы, распоряжения, выполнение которых в той или иной мере затрагивает формирование в целом: например, командир (начальник формирования), его заместители и начальники наиболее важных подразделений. В случаях если указанные лица одновременно являются и организаторами формирования, то им в вину следует вменять как создание, так и руководство этим формированием.

Под участием в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом (ч. 2 ст. 208 УК), подразумевается вступление в него (членство, служба в формировании) и выполнение вытекающих из данного факта обязанностей по обеспечению функционирования этого формирования.

Действия лиц, не создававших формирование и не являющихся его членами, а лишь оказывающих ему содействие, например, советами, заключениями, разработкой всякого рода планов и документов по руководству формированием либо финансами, предоставлением оружия, технических средств, транспорта или вербующих новых его членов, должны квалифицироваться как пособничество (ч. 5 ст. 33 УК) соответственно в руководстве формированием (ч. 1 ст. 208 УК) или в участии в нем (ч. 2 ст. 208 УК).


ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 208 УК РФ

3.1 Отграничение состава преступления, предусмотренного ст.208 УК, от состава преступления, предусмотренного ст.205 УК

В практике следственных и судебных органов возникает немало вопросов, связанных с отграничением деяния, предусмотренного ст. 208 УК РФ "Организации незаконного вооруженного формирования или участие в нем" от смежных составов преступлений. В этой связи обращает на себя внимание, прежде всего, терроризм (ст. 205 УК), являющийся многообъектным посягательством на общественную безопасность, нормальное функционирование органов власти, а также жизнь и здоровье граждан. Своим устрашающим воздействием терроризм обращен либо к широкому, как правило, неопределенному кругу граждан, порой населению целых городов и административных районов, либо к конкретным должностным лицам и органам власти, наделенным правом принимать организационно - управленческие решения. Представляется, что терроризм как международное явление посягает на международный правопорядок. В соответствии с определением, данным в Федеральном законе "О борьбе с терроризмом" от 25 июня 1998 г., террористическая деятельность может осуществляться как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами. Иными словами, террористическая деятельность рассматривается как родовое понятие, объединяющее в себе международную и внутригосударственную террористическую деятельность. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем является однообъектным преступлением, посягающим на общественную безопасность субъекта Российской Федерации. Следует подчеркнуть, что для осуществления организационных начал руководители указанных формирований обращаются к зарубежной помощи с целью поиска внешних покровителей, использования наемников, перемещения через границу, минуя запреты, оружия, боеприпасов, людей, наркотиков, валюты. В итоге нередко незаконно вооруженные формирования "вырождаются" в уголовно - политические банды, а затем и в группировки террористов международного характера. Признаки объекта терроризма как материально - формального состава преступления законодатель представил значительно полнее, чем в составе "организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем". При квалификации последнего установление объекта обеспечивается путем определения противоправности совершенного деяния, т.е. данное преступление является оконченным с момента создания незаконного вооруженного формирования, когда оно приступает к выполнению своих основных задач. Терроризм считается оконченным при условии, если совершены взрывы (35% актов терроризма совершаются взрывом), поджоги или иные действия либо возникла угроза их совершения, и они создали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных общественно опасных последствий. В то же время УК РФ не требует для признания терроризма оконченным преступлением реального наступления указанных последствий. Даже если в случае совершения взрыва или поджога благодаря предпринятым мерам реальной опасности гибели людей, серьезного вреда имуществу и тому подобных последствий в действительности не возникло, терроризм как преступление с материально - формальным составом должен признаваться оконченным. Если участие в незаконном вооруженном формировании выражается в совершении актов взрывов, поджогов или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, деяния виновных следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 208 УК.

Специфическим признаком состава организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем, отличающего его от терроризма, можно считать количественный состав формирования. Акт терроризма возможен в исполнении одного лица. В количественном отношении организация незаконного вооруженного формирования может завершиться созданием формирований, насчитывающих от нескольких до десятков тысяч человек. В законе не определяются количественные критерии группировки для признания ее формированием. Представляется, что именно с учетом данного обстоятельства законодатель и употребляет различные по объему понятия - объединение, отряд, дружина, иная группа. Сам процесс создания рассматриваемых формирований может протекать скрытно, но действуют они в целом открыто - от своего имени, от имени организации или лидера. Отличительным признаком организации незаконного вооруженного формирования от терроризма является его вооруженность. Какое конкретно количество единиц оружия и какие его виды находятся на вооружении у формирования, для квалификации значения не имеет. Для терроризма лишь применение огнестрельного оружия выступает в качестве конститутивного признака квалифицированного состава преступления (п. "в" ч. 2 ст. 205 УК). Разграничение между рассматриваемыми деяниями следует проводить также и по субъективному признаку - содержанию цели. Для субъективной стороны терроризма характерным является специальная цель, заключающаяся в одном из трех вариантов либо в их сочетании - нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решения органами власти. Относительно целей, с которыми создается вооруженное формирование, в законе не содержится каких-либо указаний и, следовательно, они не являются конститутивными признаками преступления.

3.2 Отграничение состава преступления, предусмотренного ст.208 УК, от состава преступления, предусмотренного статьями 209 и 279 УК

Другим преступлением, разграничение с которым состава, предусмотренного ст. 208 УК, необходимо провести по ряду объективных и субъективных признаков, является бандитизм (ст. 209 УК).

Из анализа уголовно - правовых норм явствует, что банда по своей сути является организованной группой, закрепленной в ч. 3 ст. 35 УК, располагающей такими дополнительными признаками, как вооруженность и специальная цель. Полагаю, раскрыть понятие бандитизма следует посредством исследования "организованности" и одного из наиболее важных ее составляющих - оценочного признака "устойчивость". По моему мнению, о его наличии могут свидетельствовать: нацеленность на неоднократное совершение преступлений; тщательное распределение ролей при совершении преступлений; формирование ситуации "затягивающей воронки", т.е. структуры, в которую можно войти, но нельзя выйти; наличие "общака" - специального денежного фонда для нужд такой группы; поддержание круговой поруки. Эти признаки и относят банду к особому виду организованной преступной группы. Именно устойчивая совместная деятельность участников вооруженной группы служит основанием для признания ее бандой. Для организации незаконного вооруженного формирования устойчивость не является конститутивным признаком. Считаю, рассматриваемые составы преступлений следует отличать по характеру вооруженности. Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды. В незаконном вооруженном формировании признак вооруженности присущ всему формированию (объединению, отряду, дружине или иной группе) в соответствии со штатным расписанием и установленными для него нормами. При отсутствии оружия у формирования последнее теряет свое предназначение. Важным признаком банды, отличающим ее от преступления "организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем", является цель ее создания - нападение на граждан или организации. Организация незаконного вооруженного формирования преследует иные цели: политические, социально - бытовые (например, "защитить" город или населенный пункт от криминальных посягательств), националистические и т.д. Неоднозначна проблема создания вооруженных формирований, не предусмотренных федеральными законами, в районах, граничащих с Чечней. Так, в результате вооруженных столкновений федеральных войск в августе 1999 г. с незаконными вооруженными формированиями "ваххабитов", проникшими с территории Чечни в Дагестан, в ряды ополченцев по всей Республике Дагестан вступило, по некоторым оценкам, около 3 тыс. человек. Госсовет Дагестана разрешил ношение оружия, которое должно было быть зарегистрировано в МВД Республики. Проблему поддержания общественного порядка на административной границе Ставрополья с Чечней летом - осенью 1999 года министр внутренних дел В. Рушайло предлагал решить и путем привлечения казачества, их вооружения в определенной законом форме, а именно через вступление в охотничьи общества[17] . Необходимость создания и функционирования таких вооруженных частей и отрядов в отсутствии надлежащей правовой базы (хотя фактически и в условиях крайней необходимости, необходимой обороны) вызывает большие сомнения и опасения. Вопросы обеспечения обороны и безопасности, в том числе и в регионах с острой социальной и межэтнической напряженностью, путем создания там негосударственных вооруженных формирований (военизированных организаций различной организационной формы: отрядов самообороны, ополчения, дружин и проч.) могут быть положительно разрешены только в рамках Конституции РФ и только на уровне федерального законодательства.

В тех случаях, когда члены незаконного вооруженного формирования принимают непосредственное участие в нападении на военные арсеналы, дежурные части органов внутренних дел с целью захвата оружия, их действия должны квалифицироваться как бандитизм по ст. 209 УК, поскольку названные действия не охватываются составом организации незаконного вооруженного формирования. Преступление, предусмотренное ст. 208 УК, здесь перерастает в бандитизм.

Необходимо отграничивать вооруженный мятеж (ст. 279 УК) от преступления, предусмотренного ст. 208 УК. В общеупотребимом смысле мятеж - это стихийное восстание, вооруженное выступление против власти. Организация вооруженного мятежа означает создание условий для массового вооруженного выступления против власти в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения ее территориальной целостности. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем посягает на общественную безопасность путем самовольного создания и функционирования вопреки требованиям федерального закона вооруженных объединений, отрядов, дружин или иных групп. Объектом вооруженного мятежа являются основы конституционного строя, а также территориальная целостность России. Насильственные действия в ходе вооруженного мятежа ставят под угрозу также жизнь и здоровье граждан. Состав преступления, предусмотренного ст. 208 УК, не предусматривает совершения активных действий, связанных с вооруженным выступлением против власти. Активное участие в вооруженном мятеже предполагает действия по осуществлению вооруженного насилия, а также совершение действий, необходимых для обеспечения вооруженного выступления (например, ведение агитации и пропаганды, осуществление связи, ведение разведки, подвоз боеприпасов, продовольствия и т.п.). Обязательным признаком вооруженного мятежа является наличие хотя бы одной из следующих целей: свержение конституционного строя, насильственное изменение конституционного строя, нарушение территориальной целостности Российской Федерации. Состав преступления, сформулированный в ст. 208 УК, подобных целей не устанавливает. Однако в тех случаях, когда вооруженному мятежу предшествовало создание незаконного вооруженного формирования, члены которого затем влились в ряды мятежников, действия виновных следует рассматривать как реальную совокупность преступлений и квалифицировать их по ст. ст. 208 и 279 УК. Что касается участников незаконного вооруженного формирования, не влившихся в ряды мятежников, но содействовавших им путем предоставления каких-либо средств совершения мятежа (оружия, транспорта, продуктов и т.п.), устранения препятствий, либо советами или содействовавших таким образом руководителям мятежа, они должны привлекаться к ответственности за пособничество в вооруженном мятеже и участие в незаконном вооруженном формировании.


Заключение

Угроза криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности российского государства, приобретает особую остроту. Отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению организованной преступности, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров увеличивают степень воздействия этой угрозы на личность, общество и государство. Серьезные просчеты, допущенные на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных областях государственной деятельности, ослабление системы государственного регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной государственной политики в социальной сфере, снижение духовно-нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими росту преступности, в том числе ее организованных форм1 .

Одним из долгосрочных факторов дестабилизации социально-политической обстановки в ряде регионов нашей страны (особенно, в Северо-Кавказском регионе) на современном этапе выступает деятельность незаконных вооруженных формирований. Функционирование данных организованных, устойчивых структур, зачастую под религиозными и политическими лозунгами, является основным проявлением преступного экстремизма. Не случайно, в Военной доктрине Российской Федерации создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований признается основной внутренней угрозой военной безопасности Российской Федерации. Создание, оснащение и подготовка на территориях других государств вооруженных формирований и групп в целях их переброски для действий на территориях Российской Федерации и ее союзников отнесено к основным внешним угрозам военной безопасности нашей страны. Создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику, при отсутствии какой-либо нормативной основы запрещается и преследуется по закону.

В современных условиях создание и функционирование незаконных вооруженных формирований имеет ярко выраженную политическую подоплеку, зачастую антигосударственную направленность. Немаловажное место в детерминации функционирования незаконных вооруженных формирований в республиках Северного Кавказа (Чечня, Дагестан) принадлежит фактору экстремизма, представленному ваххабитским вероучением.

Создание незаконного вооруженного формирования - деятельность изначально преступная: уголовная ответственность за данное деяние предусмотрена ч. 1 ст. 208 УК РФ. Однако на сегодняшний день создание незаконного вооруженного формирования представляет собой не просто вид преступления, а одну из форм преступного экстремизма, что требует использования комплексного подхода к рассмотрению этого общественно опасного деяния, который должен включать в себя уголовно-политические, сравнительно-правовые, криминологические, и собственно уголовно-правовые аспекты. Недопустимо терпимо-лояльное отношение государства и общества к этой проблеме, поскольку такое безразличие может привести к террору, не менее разрушительному, чем акции чеченских боевиков.

Несомненно, уголовная политика в сфере противодействия рассматриваемому виду преступности деятельности не должна ограничиваться только мерами репрессивного характера. Необходимо расширять и практику позитивно-правового регулирования. В постановлении Государственной Думы РФ от 17 ноября 1999 г. № 4556-П ГД «О политической ситуации в связи с событиями в Чеченской Республике» абсолютно справедливо указано на необходимость продуманной и взвешенной государственной политики на Северном Кавказе. Это предполагает, в частности, широкое привлечение к миротворческой работе старейшин, местных религиозных деятелей, интеллигенции и наиболее авторитетных представителей чеченского народа, проживающих в настоящее время в других субъектах Российской Федерации; активизацию работы с общественными объединениями в том числе, с политическими движениями Северо-Кавказского региона, а также с общественными объединениями представителей народов Северного Кавказа, проживающих в городе Москве и других субъектах Российской Федерации.

Нельзя отрицать и роль общесоциального предупреждения преступности, которое, как известно, предполагает функционирование всех позитивных социальных институтов в экономической, социальной, нравственной и иных сферах. В очередной раз следует подчеркнуть, что причинной организованной вооруженной преступности и распространения ваххабизма в Чечне и других республиках Северного Кавказа является общая социальная неустроенность, кризисные явления в обществе, коррупция, падение промышленного производства, развал сельского хозяйства, резкое снижение жизненного уровня населения, массовая безработица.

Молодые люди, оставшиеся в силу известных обстоятельств практически неграмотными и без работы, - идеальные кандидатуры для рекрутирования в незаконные вооруженные формирования. Постепенное преодоление указанных негативных факторов неизбежно скажется на снижении числа незаконных вооруженных формирований в Северо Кавказском регионе и совершаемых ими преступлений.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ

I. НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ

II. СПЕЦИАЛЬНАЯ, УЧЕБНАЯ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ИСТОЧНИКИ, ОФИЦИАЛЬНО ОПУБЛИКОВАННЫЕ

III. МАТЕРИАЛЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. Конституция РФ

2. Дмитриенко А.В, Фаргиев И.А. История развития уголовного законодательства России о незаконном вооруженном формировании или участия в нем. // История государства и права. – 2005. - №5.

3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.,1987.

4. Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Дисс.кан.юрид.наук. Махачкала. 2004.

5. Мальцев В.В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нём //Российская юстиция. - 1999. - №2.

6. Павлинов А.В. Уголовно-правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного формирования или участием в нём. Дис. канд. юрид. наук. - М, 2002.

7 . Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Дисс.кан.юрид.наук. Махачкала. 2004.

8. Гришко Е.А. Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно-правовой и криминологический аспекты. Дис. канд.юрид. наук. - М.,2005.

9. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. Комментарий к УК РФ /М.: Инфра -М - Норма, 2001.

10. Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью М.: Юриспруденция, 2006.

11.http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article104.html - _ftnref13#_ftnref13 Никулин СИ. Комментарий к УК РФ // М., 2001 г.

12. Вакула И.М., Москаленко С.Г. Политический терроризм и религиозный экстремизм на Северном Кавказе // Философия права. 2002. №2. 13. Бюллетень Верховного суда РФ. - 2002. - №5.

14. Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Махачкала. 2004.

15. Бюллетень Верховного суда РФ. - 2002. - №5.

16. Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М.: Юристъ, 2003.

17. Старков О.В. Криминопенология: Учебное пособие. М.: Издательство «Экзамен», 2004.

18. Попов В.И. Актуальные проблемы борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности: Монография. М.: СГУ, 2004. 19. Бейбулатов Б.Ш. Уголовно–правовые и криминологические аспекты организации и участия в незаконных вооруженных формированиях: Дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001.

19. Сальникова Н.И. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем - преступление террористического характера? // Журнал российского права. 2004. № 11.


[1] Собрание законодательства РФ, 1995. №8. ст. 640.

[2] Дмитриенко А.В, Фаргиев И.А. История развития уголовного законодательства России о незаконном вооруженном формировании или участия в нем. // История государства и права. – 2005. - №5. – с. 26.

[3] Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Дисс.кан.юрид.наук. Махачкала. 2004. С.36-37.

[4] См.: Мальцев В.В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нём //Российская юстиция. - 1999. - №2. - С.45.

[5] См.: Данные ИЦ МВД РД за 1997 - 2003 гг.; архив Верховного суда РД за 1998 - 2004 гг.

[6] См.: Комментарий к УК РФ /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Инфра -М - Норма, 2001. - С. 504;

[7] Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью —М.: Юриспруденция, 2000. - С.40.

[8] Комментарий к УК РФ // Под общ. ред. Никулина СИ, М., 2001 г. 952с.

[9] См.: Антонян Ю.М., Давитадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: про­блемы, решения: Учебное пособие. М.: Издательство «Щит-М», 2004. С. 328.

[10] См.: Магомедов Т.М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2004. С. 20.

[11] См.: Баранец В. Сколько платят бандитам за теракт // Комсомольская прав­да. 2004. 3 сентября.

[12] См.: Попов В.И. Актуальные проблемы борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности: Монография. М.: СГУ, 2004. С. 254.

[13] См.: Бирюков Ю.С. Расследование уголовных дел о незаконных вооружен­ных формированиях. Ульяновск, 2002. С. 96—98.

[14] На данное обстоятельство также указывают и другие авторы. Так, Ф.А. Уз­беков пишет о том, что в истории России, особенно начиная с конца 80-х годов ХХ века, имеются яркие примеры того, как отдельные высокопоставленные лица создавали, руководили и оказывали содействие функционирова­нию незаконных вооруженных формирований (например, Д. Дудаев, А. Мас­хадов и другие). См.: Узбеков Ф.А. Уголовно-правовые аспекты ответствен­ности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 145.

[15] см.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С. 155, 376, 412, 743

[16] см. ст. ст. 1 - 3, 6 - 7, 9 - 13, 18, 31 - 53 Закона от 25 декабря 1996 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", ст. ст. 1 - 5, 8, 16 - 17, 22 - 24 Закона от 22 февраля 1995 г. "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации"

[17] Рушайло за вооружения казачества // Независимая газета. 15 июля 1999 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему