регистрация / вход

Уголовно-правовая характеристика кражи

Кража как категория уголовного права, ее виды, общая характеристика и квалифицирующие признаки. Сущность, объективная и субъективная стороны преступного деяния. Уголовно-правовой анализ состава преступления. Состояние, структура и динамика краж в России.

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КАЛУЖСКИЙ ФИЛИАЛ

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО ДИСЦИПЛИНЕ: УГОЛОВНОЕ ПРАВО.

НА ТЕМУ: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРАЖИ.

КАЛУГА 2008


Оглавление

Введение

Глава I. Уголовно-правовой анализ кражи

1.1 Объект кражи

1.2 Предмет кражи

1.3 Объективная сторона кражи

1.4 Субъективная сторона кражи

Глава II.Квалифицированные составы кражи

2.1 Кража, совершенная группой лиц

2.2 Кража с незаконным проникновением в помещение или жилище

2.3 Причинение значительного ущерба

2.4 «Карманная» кража

2.5 Особо квалифицированный состав кражи

Заключение

Библиографический список


Введение

В данной работе рассматривается вопрос «Уголовно-правовая характеристика кражи», который является самым интересным, актуальным из представленных на рассмотрение. Актуальность темы курсовой работы обусловлена тем, что кража - наиболее распространенное преступление из совершаемых в России. Достаточно сказать, что в структуре преступности за 2004г. кражи составили 44,3% (их зарегистрировано 1 143 364), что на 8,5% превысило показатели предыдущего года. При этом раскрываемость краж довольно низка (в 2003г. раскрыто чуть больше половины зарегистрированных).

Обобщение материалов практики последних лет свидетельствует о росте краж, совершаемых группами лиц. Преступные группы отличают высокая степень конспирации, отлаженная система реализации краденого, использование разнообразных технических и транспортных средств.

Значительное число преступников и преступных групп при выборе объекта посягательства собирают о нем информацию, ведут наблюдение, готовят специальные приспособления, выбирают оптимальное время для совершения преступления.

Большой удельный вес краж чужого имущества, их новые тенденции, с одной стороны, и слабая организационная, правовая и техническая обеспеченность деятельности органов внутренних дел, особенно в низовом звене, с другой, приводят к тому, что ежегодно тысячи уголовных дел о кражах приостанавливаются.

Масштабы и темпы роста преступности сделали ее одним из основных факторов, препятствующих осуществлению социальных реформ, порождающих у граждан чувство тревоги за свою жизнь и благополучие, снижающих доверие к органам власти и управления, к проводимой государственной политике. Негативные тенденции в динамике и структуре преступности особо проявились в течение последних полутора лет, когда рост ее общего уровня сопровождается значительным снижением уровня жизни населения и углублением криминального проникновения во все сферы общественной жизни. Опережающими темпами увеличивается количество тяжких преступлений, связанных с применением насилия. Преступность становится все более организованной и профессиональной.

Продолжает оставаться недопустимо низким уровень защиты имущества и прав собственности граждан. Резко изменяется социальный статус лиц, не сумевших адаптироваться к проводимым в стране реформам, что приводит к широкому распространению установок на криминально-силовые способы разрешения социальных противоречий.

Снижение жизненного уровня населения, безработица, отсутствие регулярных выплат заработной платы, слабость социальной защищенности населения и, как следствие, возрастание доли неимущих элементов, потенциально готовых к совершению преступлений против собственности, наличие беженцев, неясные процессы приватизации, расширение сети частных строений, личного транспорта, отсутствие средств, необходимых для обеспечения защиты объектов от преступных посягательств, и др. Вот далеко не исчерпывающий перечень причин, которые приводят к кражам чужого имущества.

Объект исследования — кража как уголовно-правовая категория и преступление, предусмотренное Уголовным кодексом.

Предметом исследования — уголовно-правовая характеристика кражи.

Цель курсовой работы — рассмотреть кражу как категорию уголовного права.

Задачи курсовой работы:

– дать общую характеристику кражи,

– провести уголовно-правовой анализ состава преступления,

– рассмотреть и проанализировать виды составов преступления.

Раскрытие предмета исследования курсовой работы, достижение ее цели и поставленных задач основывается на применении диалектического метода познания, относимого в юридической науке к категории всеобщего. Использование всеобщего метода позволило исследовать поставленную задачу в динамике, исследуя общеметодологические особенности традиций отечественного уголовного законодательства и его влияния на уголовно–правовую теорию в вопросах, касающихся формулировки понятия и состава кражи.

Принцип историзма, неразрывно связанный с диалектическим методом познания, также составил методологическую базу курсовой работы. Общенаучный метод также был использован и включает в себя анализ, синтез, комплексный и другие подходы.

Учитывая широкую распространенность краж и значительный общий объем причиняемого ими ущерба, целесообразно уделить особенно пристальное внимание уголовно-правовой характеристике этого преступления.

Новое уголовное законодательство (Федеральный закон от 31 октября 2002 г. N 133-ФЗ (далее - ФЗ N 133), Пленум Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года N 29 (далее - Пленум ВС РФ N 29) несколько переориентировало представление правоприменителей о понятии кражи как имущественного преступления, расположенное в главе 21 УК РФ «Преступления против собственности». Забегая немного вперед, укажем, что законодатель, демократизируя санкции различных частей ст. 158 УК РФ, значительно снизил меры наказания за неквалифицированные и квалифицированные виды (разновидности) кражи, увеличил количество частей в диспозиции статьи (четыре части вместо трех частей), расширил и примечания к ст. 158 УК (шесть пунктов вместо четырех). Многие положения и признаки кражи как хищения распространяются и на диспозиции грабежа и разбоя.

Необходимость уголовно-правовой защиты собственности опирается не только на положение ст. 8 Конституции РФ, но и на ее ст. 35 о том, что право частной собственности охраняется законом, а каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

Источниковая база исследования. В качестве теоретических источников при подготовке работы были использованы труды известных ученых юристов, такие как: Радченко В.И., Михлин А.С.; Рарога А.И.; Кадников Н.Г. и другие.

В процессе исследования использовались разнообразные источники: научные работы юристов, материалы периодической печати. Содержание работы раскрывается через юридический анализ правовых документов.

Структура курсовой обусловлена логикой исследования, а также его целью и задачами. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, имеющих свои подпункты, заключения и библиографического списка.

В 1-ой главе «Уголовно-правовой анализ кражи», речь пойдет о уголовно-правовой характеристике краж имущества. Эта глава касается объектов и предмета, а также объективной и субъективной стороны преступного деяния. Кроме того, в этой главе рассматриваются квалифицирующие признаки кражи.

Во 2-ой главе «Квалифицированные составы кражи», рассматривается криминологическая характеристика краж. В частности рассматривается состояние, структура и динамика краж в России.


Глава I. Уголовно-правовой анализ кражи.

1.1 Объект кражи

Кража определяется как тайное хищение чужого имущества. Таким определением охватывается посягательство на любую форму собственности и, кроме того, подчеркивается, что имущество является для похитителя чужим. Под преступлениями против собственности следует понимать предусмотренные главой 21 УК РФ умышленные или неосторожные деяния, соединенные с нарушением права владения либо с иными способами причинения собственнику имущественного ущерба или с созданием угрозы причинения такого ущерба.

Родовым объектом преступлений против собственности, которые входят в раздел Уголовного кодекса о преступлениях в сфере экономики, является группа общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование экономики Российской Федерации как целостного народно-хозяйственного комплекса.

Видовым объектом являются отношения собственности в целом, включающие права любого собственника по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. Эти же права служат объектом преступления и в том случае, когда деяние совершается в отношении имущества не собственника, а иного законного владельца, По мнению некоторых ученых, родовой объект преступлений против собственности совпадает с видовым. Представляется, что для такого вывода пет достаточных оснований.

Непосредственный объект данной группы преступлений — это конкретная форма собственности, определяемая принадлежностью имущества, то есть частная, государственная, муниципальная, собственность общественных объединений или иная. Установление непосредственного объекта преступлений против собственности, хотя он и не влияет на квалификацию, необходимо для решения вопросов о признании потерпевшим либо гражданским истцом, о порядке возмещения ущерба и проч.

Учитывая широкую распространенность краж и значительный общий объем причиняемого ими ущерба, целесообразно уделить особенно пристальное внимание уголовно-правовой характеристике этого преступления.

Родовым объектом кражи являются общественные отношения в сфере экономики. Видовым - собственность. Непосредственный объект кражи может быть простым либо сложным, если содержит не только основной, но и дополнительный непосредственный объект.

Основным непосредственным объектом кражи всегда служит тот вид собственности (государственная, частная, общественная и др.), в которой находится похищаемое имущество. Дополнительным непосредственным объектом кражи, когда речь идет о совершении ее с незаконным проникновением в жилище (ч. 3 ст. 158 УК РФ), является конституционное право каждого гражданина России на неприкосновенность своего жилища. В том, что это еще один самостоятельный объект преступления, можно убедиться, обратившись к содержанию ст. 139 УК РФ, устанавливающей ответственность за посягательство на рассматриваемое конституционное право.

Анализ уголовного законодательства ряда зарубежных стран показывает, что в уголовных кодексах Белоруссии, Испании, КНР, Франции объектом кражи, как и в России, признается собственность[1] .

Между тем в Уголовном кодексе Швейцарии содержится несколько иная позиция. Здесь кража относится не к преступлениям против собственности, а к разряду преступных деяний против имущества. Таким образом, объектом кражи признаются не юридически значимые отношения собственности, а само имущество потерпевшего. Автор полагает, что с таким подходом трудно согласиться, и придерживается позиции Комкова А.В.[2] , поскольку в науке российского уголовного права и ряда других государств похищаемое чужое имущество признается не объектом, а предметом кражи.

Вместе с тем нельзя не вспомнить, что ранее среди советских ученых не существовало единого мнения относительно предмета кражи. Так, профессор Пионтковский А.А. утверждал в 70-х годах, что при характеристике объекта хищения нет необходимости вместо понятия "непосредственный объект" создавать самостоятельное понятие "предмет посягательства"[3] .

Вполне очевидно, что высказанная профессором Пионтковским А.А. точка зрения в определенной мере совпадает сегодня с позицией швейцарского законодателя. Однако история развития научных взглядов и правоприменительной практики свидетельствует о целесообразности более дифференцированного подхода, различающего как нематериальный непосредственный объект, так и материальный предмет кражи.

Познавательная и юридическая ценность этого подхода состоит, на наш взгляд, в том, что раздельный анализ непосредственного объекта кражи, то есть совокупности конкретных отношений собственности, в которой находится похищаемое имущество, позволяет выявить их юридические особенности, имеющие важное значение для разрешения уголовного дела, а изучение различных характеристик имущества, ставшего предметом кражи, дает возможность определить экономическую стоимость похищенного, другие характерные черты и в конечном итоге выявить реальную степень причиненного потерпевшему материального ущерба.


1.2 Предмет кражи

Право собственности - это вещное право. В силу этого хищения относятся к так называемым предметным преступлениям, которые нередко называют имущественными.

Противоправное воздействие субъекта в формах, предусмотренных законом, на вещественную основу отношений собственности включает предметы материального мира в структуру элементов состава хищения, в силу чего они приобретают уголовно-правовое значение предмета преступного посягательства, отвечающего присущим ему экономическим свойствам, о чем будет сказано ниже.

Примечание к ст.158 УК РФ, формулируя общее понятие хищения, прежде всего, говорит об изъятии и (или) обращении "чужого имущества" и тем самым определяет его как вещь, обладающую некими натуральными физическими параметрами (числом, количеством, весом, объемом и т.д.), иными словами, вещными свойствами. Поэтому корыстное завладение ценностями, лишенными этих признаков, например, электрической и тепловой энергией, интеллектуальной собственностью, в том числе и носителями электронной информации, в силу отсутствия предмета не может образовать состав хищения чужого имущества. При определенных условиях незаконное корыстное пользование электрической или тепловой энергией может расцениваться как причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием, а присвоение интеллектуальной собственности (плагиат) - как нарушение авторских и смежных прав. Незаконный доступ к компьютерной информации (кстати говоря, это тоже предмет преступного посягательства) образует самостоятельное преступление, предусмотренное ст.272 УК РФ.

Характеризуя предмет хищения, закон, прежде всего, говорит о "чужом имуществе". Разъясняя это понятие. Пленум Верховного Суда РФ в п. 1 постановления "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" от 25 апреля 1995г. указал, что "чужим является имущество, не находящееся в собственности или законном владении виновного".

Поэтому похитить вещь, на которую лицо имеет право собственности, оно ни практически, ни теоретически не может.

Предметом хищения могут быть только товарно-материальные ценности в любом состоянии и виде, обладающие экономическим свойством стоимости, а также деньги как всеобщий эквивалент стоимости, как особый товар, выражающий цену любых других видов имущества.

Предметом хищения может быть движимое и недвижимое имущество. Первое по делам о хищениях встречается значительно чаще. К недвижимым видам (недвижимое имущество, недвижимость) ст. 130 ГК РФ относит земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без соразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе насаждения, здания, сооружения. К недвижимому имуществу ГК РФ относит также воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и иное подобное имущество. К таковому надо отнести дачи, коттеджи, городские квартиры, фермерские хозяйственные постройки и т.д. Надо признать, что в условиях рыночных отношений предметом хищения, например мошенничества, в отдельных случаях могут быть и частные предприятия как имущественные комплексы, используемые для осуществления предпринимательской деятельности, поскольку они также являются объектами гражданских прав и относятся к недвижимости (ст. 132 ГК РФ).

Предметом хищения могут быть неделимые и сложные вещи, главная вещь и ее принадлежность, плоды, продукция, домашние животные (см. соответственно ст. 133-137 ГК РФ), а также урожай (фрукты, посевы сельскохозяйственных культур), поскольку он аккумулировал определенные производственные и трудовые затраты, т.е. овеществленный или "живой" труд, и в силу этого обладает стоимостью.

Предметом хищения, помимо материализованных ценностей и денег (ст. 140 ГК РФ) являются также ценные бумаги, под которыми понимаются документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых возможно только при его предъявлении. К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция и др. (ст.143 ГК РФ).

Не являются предметом хищения документы, которые не содержат в себе каких-либо имущественных прав или не являются суррогатами валюты и не могут в силу этого выступать в денежном обороте в качестве средства платежа, например, счета, подлежащего оплате товарного чека торговых предприятий, товарных накладных, квитанций и т.д. Если они похищались виновным с целью их последующей подделки и использования в дальнейшем в качестве средства обманного получения имущественных ценностей либо денежных средств, содеянное должно расцениваться как приготовление к мошенничеству. Аналогичным образом при доказывании умысла на последующее хищение верхней одежды гражданина из гардероба ресторана, кафе, театра должна квалифицироваться кража у потерпевшего номерка, жетона, которые сами по себе предметом хищения не являются, но могут быть средством его совершения.

Предметом кражи является чужое имущество, к которому могут быть отнесены различные вещи, в том числе промышленная и сельскохозяйственная продукция, урожай на корню (фрукты, посевы сельскохозяйственных культур), а также деньги, ценные бумаги и иное имущество.

Предметом кражи, предусмотренной ст. 158 УК РФ, может быть только имущество, не изъятое из свободного гражданского оборота. Если же речь идет о краже таких видов имущества, изъятого из свободного гражданского оборота, как ядерные материалы или радиоактивные вещества, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества, то, учитывая повышенную общественную опасность этого предмета преступления, уголовная ответственность за рассматриваемые деяния наступает по статьям 221, 226 и 228 УК РФ, поскольку родовым объектом посягательства здесь становится не собственность, а общественная безопасность и общественный порядок. Собственность же остается лишь непосредственным дополнительным объектом посягательства.

1.3 Объективная сторона кражи

Объективная сторона хищения выражается в противоправных безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Изъятие означает отторжение, обособление части имущества от общей имущественной массы, находящейся в обладании собственника или лица, во владении которого оно находится. Если имущество по каким-либо причинам уже выбыло из обладания собственника (утеряно, выброшено на свалку и т. п.), то завладение таким предметом не обрадует хищения.

В результате изъятия имущество фактически выводится из принадлежности собственнику, обособляется от другого имущества, что лишает собственника фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению.

По смыслу закона изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или пользу других лиц. Содержащаяся в примечании к ст. 158 УК формула «изъятие и обращение" свидетельствует о том, что при хищении изъятие чужого имущества соединено с его обращением в пользу виновного или других лиц. Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц означает установление фактического обладания вещью, использование товарно-материальных ценностей в интересах самого виновного или других лиц. Похитивший имущество фактически владеет, пользуется или распоряжается им как своим собственным, извлекает из него полезные свойства, поставив себя на место собственника. При этом юридически виновный собственником похищенного не становится, поскольку хищение не влечет за собой утрату потерпевшим права собственности на похищенную вещь.

Объективная сторона хищения имеет место также и случаях, когда обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц не соединено с его предварительным изъятием, о чем свидетельствует употребляемое в примечании к ст. 158 УК словосочетание "изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц». Так. при хищении путем присвоения или растраты обращение имущества в пользу виновного или других лиц происходит без его предварительного изъятия, поскольку к этому моменту имущество уже находится в фактическом обладании виновного.

Обязательным признаком объективной стороны хищения является незаконность изъятия и его безвозмездность. Незаконность означает, что виновный не является собственником имущества, не имел юридического права на изъятие имущества и обращение его в свою пользу, не был уполномочен на такое действие. В связи с этим состав хищения отсутствует, если лицо имеет законные основания на получение изъятого им имущества, но нарушило порядок его получения. При наличии предусмотренных законом условий подобного рода действия образуют самоуправство. По делу Б.. осужденного за кражу личных вещей своей бывшей жены, совершенной для того, чтобы использовать это обстоятельство для разрешения взаимных претензий по разделу жилой площади и с целью возврата своего имущества. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала, что, поскольку Б., пытаясь решить вопрос имущественного характера с женой путем самовольного изъятия ее вещей из квартиры и используя это обстоятельство для осуществления своего действительного или предполагаемого права, действовал незаконно, причинив существенный вред потерпевшей, в его действиях имеются признаки самоуправства .

Безвозмездность изъятия имущества характеризуется тем, что собственник не получает за выбывшее из его владения имущество необходимою эквивалента в виде общественно полезного труда или возмещения стоимости предмета хищения. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не исключает ответственности за хищение. Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Объективная сторона хищения включает и такой признак, как причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб заключается в уменьшении наличного имущества потерпевшего, которое в момент хищения находилось и его владении (фондах). Причинение имущественного ущерба собственнику путем непредставления в его владение (фонды) соответствующей части имущества (упущенная выгода) не образует хищения, но при определенных условиях квалифицируется по ст. 165 УК.

Размер имущественного ущерба при хищении определяется стоимостью похищенного, выражающейся в его цене. При определении стоимости похищенного имущества в соответствии с рекомендациями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995г., следует исходить и зависимости от обстоятельств приобретения его собственником из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов .

По общему правилу уголовный закон не ограничивает ответственность за хищение каким-либо минимальным размером причиненного ущерба. При этом следует учитывать, что если стоимость похищенного ничтожна и умысел виновного не был направлен на изъятие имущества в более значительном размере или насильственным способом, такие действия согласно ч. 2 ст. 14 УК в силу малозначительности не являются преступлением. Однако применительно к хищению имущества, совершенному путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, размер причиненного ущерба учитывается при определении основания уголовной ответственности. По смыслу ст. 7.27 КоАП хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии квалифицированных (особо квалифицированных) видов этих преступлений на сумму, не превышающую 1 МРОТ, признается мелким и влечет административную ответственность. Соответственно хищение имущества вышеуказанными способами может повлечь уголовную ответственность по ст. 158, 159 и 160 УК, при условии если причиненный ущерб превышает 1 МРОТ.

Размер причиненного ущерба в предусмотренных законом случаях учитывается при формулировании квалифицирующих (особо квалифицирующих) признаков хищения. В таких случаях говорят о видах хищения, каковыми являются:

1) хищение имущества, не причинившее значительного ущерба гражданину (ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 159, ч, 1 ст. 160 УК). Данный вид хищения имеет место, если причиненный ущерб превышает 1 МРОТ, но не превышает двух тысяч пятисот рублей;

2) хищение имущества, причинившее значительный ущерб гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158. ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК);

3) хищение чужого имущества в крупном размере (ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 159, ч.3 ст.160, п. «д» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 162УК).

4) хищение чужого имущества и особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 158, ч. 4 ст. 159,ч. 4 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 161, п. «б» ч.4 ст. 162 УК).

В качестве самостоятельной разновидности хищения, предусмотренного ст. 164 УК, выделяется хищение предметов, имеющих особую ценность.

Объективная сторона хищения включает в себя в качестве обязательного признака причинную связь между общественно опасным действием и наступившими последствиями в виде причинения реального имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества. По делам о хищениях установление причинной связи на практике не представляет трудностей в виду ее очевидности. Доказанность фактов изъятия чужого имущества и причинение в результате именно этого имущественного ущерба является достаточным основанием для признания наличия причинной связи.

Хищение признается оконченным преступлением с момента обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Это означает, что виновный противоправно приобретает возможность распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался имуществом, начал извлекать из него полезные свойства. Достаточно, чтобы он получил такую возможность, установив свое фактическое господство нал вещью. Если виновный по не зависящим от его воли причинам не получил возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, содеянное образует покушение на хищение. Исключение составляет хищение путем разбоя, признающееся оконченным преступлением с момента нападения.

Объективная сторона кражи выражается в действиях, посредством которых лицо тайно похищает чужое имущество. Своеобразие кражи, позволяющее отличить ее от присвоения, растраты и других форм хищения, состоит в способе ее совершения. При совершении хищения путем кражи виновный не наделен никакими правомочиями в отношении имущества, он противоправно и безвозмездно изымает его помимо воли собственника. Изъятие имущества лицом, не обладающим правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению этого имущества, должно квалифицироваться как кража, даже если виновный имел к нему доступ в связи с порученной работой.

Хищение признается тайным, если оно совершается скрытно, незаметно для собственника или иного владельца имущества либо посторонних лиц. Обычно тайна хищения обусловлена тем, что на месте совершения преступления отсутствуют свидетели происходящего. Хищение, однако, остается тайным и в случаях совершения его в присутствии люден, не фиксирующих в своем сознании факт изъятия имущества либо считающих такое изъятие правомерным. Как тайное, наконец, следует оценивать хищение, которое объективно не было тайным, если виновный добросовестно заблуждался относительно характера своих действий, считая их незаметными для окружающих. Этот вывод обосновывается тем, что умышленная вина при краже предполагает сознание тайного характера похищения, и потому решающее значение следует придавать субъективному критерию - представлению виновного о характере совершаемых им действий. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «0 судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» разъяснил, что «как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение. Однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества».

Кража может быть совершена в присутствии владельца, если он не замечает действий преступника, например карманная кража.

Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лица не сознают противоправность этих действий либо являются близкими родственниками виновного, который рассчитывает на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Объективная сторона кражи, поскольку речь идет о материальном составе преступления, содержит три основных элемента:

а) тайные действия по изъятию и обращению чужого имущества в пользу виновного или других лиц;

б) последствия этих действий в виде причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества;

в) причинная связь между действиями виновного и наступившими последствиями.

Согласно уголовному законодательству России (ст. 158 УК РФ) кража определяется как тайное хищение чужого имущества. Аналогичные понятия кражи содержатся в УК РК (ст. 175) и УК Республики Беларусь (ст. 205).

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" хищение чужого имущества следует считать тайным (кражей), если оно совершено в отсутствие потерпевшего или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. Если потерпевший или посторонние лица видели, что происходит хищение, но виновный, исходя из окружающей обстановки, считал, что действует тайно, содеянное также следует квалифицировать как кражу.

Ситуация может складываться следующим образом:

1) виновный полагает, что действует тайно, и действительно, никто его действий не видит;

2) виновный полагает, что действует тайно, но на самом деле есть свидетели его действий, не понимающие противоправного характера поведения виновного;

3) виновный полагает, что действует тайно, но есть свидетели его действий, которые понимают, что совершается хищение, но по каким-либо причинам не обнаруживают своего присутствия.

Если насильственные действия совершены по окончании кражи с целью скрыться или избежать задержания, они не могут рассматриваться как грабеж или разбой и подлежат самостоятельной квалификации по соответствующим статьям УК в зависимости от характера этих действий и наступивших последствий[4] .

В том случае, когда виновный, еще не завершив кражу, обнаружил, что замечен потерпевшим либо иными лицами, и в связи с этим, бросив похищаемое имущество, скрылся, его поведение подлежит квалификации как покушение на совершение кражи.

Кража относится к разряду ненасильственных форм хищения и представляет собой активные, тайные, ненасильственные действия по противоправному, безвозмездному изъятию и завладению чужим имуществом. Если чужое имущество было вверено виновному, а затем тайно похищено, эти действия содержат признаки присвоения или растраты.

Возникает немало ситуаций, когда виновный в краже воспользовался тем, что имел в связи со своей работой свободный доступ к похищенному им чужому имуществу, не обладая при этом юридическими полномочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению данного имущества. Например, выполнял работу грузчика, сортировщика продукции, функции по ее переработке и т.д. При такой ситуации тайное хищение следует признать кражей, если виновный не обладал полномочиями, при наличии которых похищенное чужое имущество можно было бы признать вверенным виновному.

Поскольку кража относится к преступлениям с материальным составом, момент ее окончания необходимо связывать с наступлением последствий в виде причинения прямого ущерба собственнику либо иному владельцу имущества. Кража признается оконченным преступлением не в тот момент, когда полностью реализован умысел на изъятие чужого имущества, а тогда, когда виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным. Если возможность распорядиться похищенным имуществом реально не существовала, содеянное необходимо квалифицировать как покушение на кражу[5] . Между действиями виновного в краже и наступившими последствиями в виде причинения прямого ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества необходимо установить причинную, то есть объективно существующую, связь.

1.4 Субъективная сторона кражи

Субъективная сторона хищения предполагает прямой умысел на изъятие чужого имущества. Подобная направленность умысла отличает хищение от преступлении, при которых виновный хотя и получает противоправно и безвозмездно чужое имущество, но устремления его направлены не на преступную наживу, а на достижение иных целен (например, получение средств по подложному больничному листу в целях оправдания прогула, получение премии по фиктивным документам о достижениях по работе, удержание вверенного имущества в счет причитающейся в будущем заработной платы). Направленность умысла при хищении определяется корыстными мотивами и целями. Сущность корыстного мотива состоит в стремлении виновного удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет путем изъятия имущества, на которое у него нет права. Корыстная цель имеет место как в случаях обращения чужого имущества в пользу чиновного, так и в случаях передачи ею другим лицам, в материальном положении которых виновный заинтересован. Таким образом, при хищении корыстная цель всегда связана с изъятием чужого имущества и обращением его и пользу отдельных лиц[6] .

Наряду с корыстными целями при хищении могут иметь место и другие мотивы (хулиганские, честолюбивые, месть и т.д.). Однако социальную сущность хищении отражают прежде всего корыстные устремления виновного, именно они определяют волевой акт и содержание умысла.

Требование корыстной цели не распространяется на соучастников, которые могут действовать в силу иных побуждении (родственных или дружеских связей, под влиянием угроз или насилия либо в силу служебной зависимости). Важно лишь, чтобы этим лицам был известен характер совершенного исполнителем деяния.

Не может квалифицироваться как хищение изъятие чужого имущества в виду ложно понимаемой производственной заинтересованности, а равно в случаях так называемого временного позаимствования, когда имущество изымается для временного пользования с его последующим возвратом.

Субъективная сторона кражи предполагает установление двух обязательных признаков: 1) умышленной формы вины в виде прямого умысла; 2) корыстной цели.

Прямой умысел при совершении кражи заключается в том, что виновный осознает общественную опасность своих тайных действий по противоправному и безвозмездному изъятию и обращению чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде причинения таким образом прямого ущерба собственнику либо иному владельцу похищаемого имущества и желает их наступления.

Корыстная цель, то есть желание виновного получить материальную выгоду незаконным путем, выражается в стремлении обладать фактической возможностью незаконно владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, то есть лично потребить или использовать его другим способом, продать, подарить, передать иным лицам взаймы, в качестве оплаты долга либо оказанных услуг и т.д. Тайное незаконное изъятие и обращение чужого имущества в свою пользу либо пользу других лиц, осуществленное без корыстной цели, не может квалифицироваться как кража, но способно влечь уголовную ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества, самоуправство, угон транспортных средств.

Квалифицированный состав кражи (ч. 2 ст. 158 УК РФ) предусматривает наличие хотя бы одного из четырех квалифицирующих признаков:

а) совершение кражи группой лиц, группой лиц по предварительному сговору;

б) совершение кражи с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище

в) совершение кражи с причинением значительного ущерба гражданину;

г) совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.


Глава II. Квалифицированные составы кражи

2.1 Кража, совершенная группой лиц

Совершение кражи группой лиц, группой лиц по предварительному сговору (ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ). Это понятие дано в статье 35 УК РФ. Таковой признается группа лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Она должна обладать общими признаками соучастия: в нее входят не менее двух лиц, являющихся субъектами уголовного права, действующих совместно, умышленно и согласованно. Объективно групповое совершение преступления, когда признаками субъекта уголовного права обладает лишь одно лицо (остальные невменяемые либо не достигли возраста уголовной ответственности), не образует группового хищения.

Сговор следует признавать предварительным во всех случаях, когда он достигнут до начала выполнения объективной стороны. По форме сговор может быть письменным, устным, с помощью конклюдентных жестов, мимики, молчаливого согласия. Для вменения анализируемого квалифицирующего признака необходимо, чтобы группа лиц по предварительному сговору носила элементарный характер, т.е. образовывалась для совершения одного преступления, после которого группа распадается и институт соучастия прекращает свое действие. Этим данная группа отличается от организованной группы, которая выступает в качестве особо квалифицирующего признака хищения.

Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ.

При квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников).

Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи группой лиц по предварительному сговору, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

Если лицо совершило кражу, посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по части первой статьи 158 УК РФ как действия непосредственного исполнителя преступления (часть вторая статьи 33 УК РФ).

Учитывая, что законом не предусмотрен квалифицирующий признак совершения кражи группой лиц без предварительного сговора, содеянное в таких случаях следует квалифицировать (при отсутствии других квалифицирующих признаков, указанных в диспозиции статьи) по части первой статьи 158 УК РФ. Постановляя приговор, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных частью первой статьи 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на пункт "в" части первой статьи 63 УК РФ[7] .

В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ.


2.2 Кража с незаконным проникновением в помещение или жилище

Совершение кражи с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище (п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Повышенная социальная опасность краж, совершаемых путем незаконного проникновения в служебное или производственное помещение либо хранилище, определяется тем, что виновный прилагает усилия к преодолению преград для получения доступа к чужому имуществу. При этом он может взламывать двери, потолочные перекрытия, стены, замки, стремясь похитить имущество даже тогда, когда потерпевший принял специальные меры по обеспечению его сохранности. Демонстрируя особое упорство в достижении преступной цели, преступник нередко использует такие орудия и средства совершения кражи, которые позволяют преодолеть самые изощренные охранительные сооружения.

Подход к формулировке квалифицирующего признака кражи в качестве "незаконного проникновения в помещение либо иное хранилище", применяемый в уголовном законодательстве России, с некоторыми особенностями используется и в других бывших республиках Союза ССР. Например, в Казахстане этот квалифицирующий признак формулируется как "незаконное проникновение в жилое, служебное или производственное помещение или иное хранилище" (п. "в" ч. 2 ст. 175 УК РК[8] ), в Азербайджане - "незаконное проникновение в жилище, помещение, на склад либо иное хранилище" (ст. 177.2.3 УК АР[9] ), в Латвии - "проникновение в квартиру или иное помещение, или из хранилища, устройства, соединяющего хранилища, или из транспортного средства" (ч. 3 ст. 175 УК ЛР[10] ), в Узбекистане - "противоправное проникновение в жилище, хранилище или иное помещение" (п. "б" ч. 3 ст. 169 УК РУ[11] ), на Украине - "проникновение в жилище, другое помещение или хранилище" (ч. 3 ст. 185 УК Украины [12] ).

В Белоруссии есть только "проникновение в жилище" (ч. 3 ст. 205 УК РБ[13] ), проникновения в нежилое помещение или хранилище здесь не предусмотрено.

Кардинально иная позиция законодателя в Эстонии, где вместо признака "проникновение в жилое или иное помещение либо хранилище" содержится признак "с устранением преграды или запора, препятствовавших проникновению в место нахождения имущества" (ч. 3 ст. 139 УК ЭР[14] ). Эстонский вариант рассматриваемого квалифицирующего признака кражи схож с подходом тех зарубежных стран, которые предусматривают в качестве квалифицирующего признака совершение кражи со взломом. Например, в Испании это целый набор приемов, включающих взлом шкафов, сейфов, разрушение стены, потолка, пола, взлом дверей, окон (ст. 239 УК Испании[15] ). В уголовном законе Польши прямо упоминается о краже "со взломом" (§ 1 ст. 279 УК[16] ), без раскрытия при этом приемов взлома. Особо тяжким случаем кражи считает совершение кражи "с проникновением со взломом в здание, служебное или деловое помещение либо другое закрытое помещение либо проникновение в них без взлома, открытие двери с помощью поддельного ключа или другого приспособления, не предназначенного для открытия замка обычным образом" законодатель ФРГ (ч. 1 § 243 УК[17] ).

Понятие "незаконное проникновение в служебное или производственное помещение либо иное хранилище" разъясняется в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности". В соответствии с п. 9 указанного Постановления под проникновением понимается вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в жилище[18] .

Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем обмана, в том числе с использованием подложных пропусков и других документов, например под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожарного надзора и т.д. При этом проникновение не является самоцелью, оно лишь способ получить доступ к чужому имуществу, которое виновный намерен похитить. Поэтому проникновению должно всегда предшествовать формирование умысла на совершение хищения в жилище, помещении или ином хранилище. Если виновный вошел в квартиру с иными целями, а умысел на хищение возник после этого, в содеянном им впоследствии не будет признака проникновения.

Данный квалифицирующий признак не может быть усмотрен, если кража совершается лицом, имеющим доступ и помещение в силу служебного положения или выполняемой работы. Поэтому, например, по ч. 1 ст. 158 должны квалифицироваться кража, совершенная грузчиком, работающим па складе, а также хищение со склада, совершенное посторонним лицом, но имевшим доступ в указанное помещение.

Проникновение — это недозволенный доступ к имуществу. При краже оно чаще всего выражается в применении виновным технических средств, нарушении целости самого хранилища — пролом в стене, кровле, ограде, подкоп под помещение, повреждение окон, дверей и т.п.

Цель тайного завладения имуществом должна предшествовать проникновению в жилище, помещение или иное хранилище. Не может быть вменен этот квалифицирующий признак, если умысел на кражу возник после того, как лицо оказалось в чужом помещении[19] .

Проникновение в помещение или иное хранилище может быть совершено одним или несколькими лицами. Ответственность по этому признаку наступает не только тогда, когда они все вместе проникли в помещение, но и в случаях, когда одно лицо проникло, а другие приняли участие в изъятии имущества из помещения,

Если проникновение в помещение или иное хранилище сопровождалось уничтожением или повреждением запирающих устройств, порчей стен, сейфов и т.п., содеянное должно дополнительно квалифицироваться по ст. 167 УК.

Сложившаяся следственно-судебная практика квалификации хищений свидетельствует о том, что под помещением применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку следует понимать строение или сооружение независимо от форм собственности, предназначенное для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Оно может быть постоянным или временным, стационарным или передвижным. Под помещением понимается внутренняя часть строения или сооружения, в которых находится имущество, — завод, фабрика, цех, корабль, банк, музей, почтовое отделение, магазин, театр, гостиница, санаторий, учебное заведение, спортивное сооружение и другие служебные или производственные здания. Данным понятием охватываются также церковь и другие помещения, предназначенные для отправления религиозного культа.

Под хранилищем понимают хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территорий, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей[20] .

"Иное хранилище" - это особое устройство или место, специально оборудованное, приспособленное или предназначенное для постоянного или хотя бы временного хранения в нем товаров и сбережений от хищения, порчи и уничтожения, стихийных сил природы и т.п. товарно-материальных ценностей, которые, однако, не могут быть отнесены к категории "помещение". Это - все виды специальных устройств, специально предназначенных для хранения и сбережения различного имущества - товаров, денег, драгоценных металлов и драгоценных природных камней (сейфы, стальные шкафы, контейнеры, авторефрижераторы, морозильные камеры, охраняемые железнодорожные вагоны и платформы и т.п.).

В судебно-следственной практике "иными хранилищами" признаются также участки территории, специально предназначенные и приспособленные для постоянного или временного хранения материальных ценностей. К таким особым обособленным и охраняемым территориям относятся товарные дворы железнодорожных станций, речного или морского грузовых портов, аэропортов, элеваторов, огороженные загоны для скота, охраняемые зерновые тока сельскохозяйственных предприятий и т.д.

В настоящее время примечание к ст. 158 УК дополнены п. 3, в котором разъясняется: "Под хранилищем в статьях настоящей главы понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей".

2.3 Причинение значительного ущерба

Еще одним квалифицирующим признаком кражи является причинение значительного ущерба гражданину (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК).

Указанный признак содержался еще в ч. 2 ст. 144 УК РСФСР 1960 года (в редакции 1994 года) как совершение кражи, причинившей значительный ущерб потерпевшему. Следует признать, что понятие "потерпевший" было более объемным и точным с юридической точки зрения, чем понятие "гражданин". Хотя согласно ст. 53 УПК РСФСР потерпевшим признавалось физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред[21] , к нему можно было бы отнести и юридическое лицо, как это сделано в ст. 42 нового УПК РФ.

Понятие "значительный ущерб" не раскрывается в уголовном законе, является ли ущерб, причиненный гражданину, значительным, оценивает суд. Иными словами, рассматриваемый квалифицирующий признак относится к разряду оценочных понятий. В связи с этим для следственно-судебной практики важное значение имеет позиция Пленума Верховного Суда РФ относительно квалификации краж по данному признаку.

При квалификации действий лица, совершившего кражу по признаку причинения гражданину значительного ущерба, следует учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и ею значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др. При этом ущерб потерпевшему должен быть причинен реально и не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Стоимость имущества для квалификации преступления учитывается на день его совершения, а при определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, — на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией[22] .

Вместе с тем, несмотря на эти разъяснения, единства в судебной практике по применению п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ нет. Встречаются случаи явно необоснованной квалификации краж по указанному признаку.

Сыктывкарский городской суд Республики Коми осудил З. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу у потерпевшей норковой шапки. При этом не были учтены существенные обстоятельства, имевшие значение для квалификации содеянного. Оценивая наличие в действиях З. признака причинения значительного ущерба гражданину, суд не выяснил материальное положение потерпевшей, а также то, что похищенная у нее норковая шапка была старой.

Учитывая обстоятельства совершенной кражи, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор и квалифицировала действия З. по ч. 1 ст. 158 УК РФ[23] .

2.4 «Карманная» кража

Совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (ч. 2 п. "г" ст. 158 УК РФ).

Данный квалифицирующий признак введен законодателем Федеральным законом Российской Федерации N 133 от 31 октября 2002 года. По мнению автора, совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, представляет серьезную опасность, так как согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ удельный вес такого рода хищений в общем объеме краж около 35%, а это достаточно высокий показатель. Помимо этого, рассматриваемые преступления совершают в основном профессиональные воры - "щипачи" с крайне негативной характеристикой личности. Зачастую сотрудникам милиции очень трудно принять к ним соответствующие меры, так как, похитив, например, бумажник из кармана жертвы, в котором находилось 15 рублей, он не подлежал уголовной ответственности и наказывался в административном порядке, при этом его отпускали, и он продолжал заниматься преступной деятельностью.

Данный квалифицирующий признак характеризует профессиональную преступную специализацию, высокий уровень профессиональных навыков вора, обеспечивающих незаметное изъятие имущества из одежды (плащ, пиджак, брюки и т.п.), сумки или иной ручной клади (чемодан, портфель и т.д.), которые в момент совершения преступления находились при потерпевшем.

2.5 Особо квалифицированный состав кражи

Особо квалифицированный состав кражи (ч. 3 ст. 158 УК РФ).

К особо квалифицирующим признакам уголовный закон относит совершение кражи:

а) с незаконным проникновением в жилище;

б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода;

в) в крупном размере.

Совершение кражи с незаконным проникновением в жилище (п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ).

Повышенная социальная опасность краж, совершаемых путем незаконного проникновения в жилище, определяется тем, что виновный действует более дерзко, прилагает усилия к преодолению преград для получения доступа к чужому имуществу и нарушает при этом конституционный принцип неприкосновенности жилища и ст. 139 уголовного законодательства. При этом он может взламывать двери, потолочные перекрытия, стены, замки, стремясь похитить имущество даже тогда, когда потерпевший принял специальные меры по обеспечению его сохранности. Демонстрируя особое упорство в достижении преступной цели, преступник нередко использует такие орудия и средства совершения кражи, которые позволяют преодолеть самые изощренные охранительные сооружения.

Подход к формулировке квалифицирующего признака кражи в качестве "незаконного проникновения в жилище", применяемый в уголовном законодательстве России, с некоторыми особенностями используется и в других бывших республиках Союза ССР (см. ч. 2 п. "б" комментируемой статьи).

Понятие "незаконное проникновение в жилище" разъясняется в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности". В соответствии с п. 9 указанного Постановления под проникновением понимается вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в жилище[24] .

Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем обмана, в том числе с использованием подложных пропусков и других документов, например под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожарного надзора и т.д. При этом проникновение не является самоцелью, оно лишь способ получить доступ к чужому имуществу, которое виновный намерен похитить. Поэтому проникновению должно всегда предшествовать формирование умысла на совершение хищения в жилище, помещении или ином хранилище. Если виновный вошел в квартиру с иными целями, а умысел на хищение возник после этого, в содеянном им впоследствии не будет признака проникновения.

Согласно примечанию к статье 139 УК РФ под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания (в редакции Федерального закона от 20 марта 2001 года)[25] .

Кузьменко А.Н., являясь рабочим у ЧП «Пфефер Н.Н» по договору строительного подряда осуществлял ремонт ванной комнаты кв. 9 в д.57 по ул. Н. Козинской г. Калуги. Для выполнения работ ему был выдан ключ от входной двери данной квартиры. В ходе ремонта Кузьменко А.Н. в указанной квартире обнаружил дорогостоящую бытовую технику, принадлежащую Синякову Р.Е.

28.07.07г. Кузьменко А.Н. решил воспользоваться ключом от входной двери квартиры 9 д.57, по ул. Н. Козинская г. Калуга, переданному ему для осуществления ремонтных работ, для того чтобы похитить имущество Синякова Р.Е. Заведомо зная, что 29.07.07г. в данной квартире владельцев и работников ЧП «Пфефер Н.Н.» не будет и не собираясь выполнять вверенные ему обязанности по ремонту ванной комнаты, он 29.07.07г. около 10.00час. имея умысел на тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище, из корыстных побуждений, подошел к квартире по адресу: г. Калуга ул. Н. Козинская д.57 кв.9, после чего, реализуя свои преступные намерения, имевшимся у него ключом открыл входную дверь данной квартиры и незаконно проникнув в нее тайно похитил находившееся там имущество, принадлежащее Синякову Р.Е. на общую сумму 119707рублей 40 копеек.

С похищенным имущество Кузьменко А.Н. с места совершения преступления скрылся, похищенным распорядился по своему усмотрению. В результате преступных действий Кузьменко А.Н. Синякову Р.Е. был причинен значительный материальный ущерб на общую сумму 119707рублей 40 копеек.

Таким образом, Кузьменко А.Н. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенную с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, то есть преступление, предусмотренное ст.158 ч.3 п. «а» УК РФ.

Понятия «нефтепровод, нефтепродукте провод, газопровод», введенные в УК РФ Федеральным законом от 30 декабря 2006г. № 283-ФЗ, содержат все признаки «помещения» при совершении кражи.

Федеральным законом от 30 декабря 2006г. № 283-ФЗ в УК РФ введена ст. 2153 предусматривающая ответственность за приведение в не годность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов из корыстных или хулиганских побуждений. В связи с отсутствием практики применение данной нормы может вызвать различные толкования, в том числе в случае если предусмотренные в ней последствия наступили либо могли наступить в результате действий, направленных на совершение хищения газа, нефти либо продуктов ее переработки. Представляется, что при указанных обстоятельствах содеянное виновными следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 УК РФ и соответствующей частью ст. 2153 УК РФ.

Кража, совершенная в крупном размере (п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ). В соответствии с примечанием к ст. 158 УК крупным размером признается стоимость похищенного имущества, превышающая 250 тыс. рублей. Крупный размер может быть вменен как при совершении единичного эпизода, так и нескольких, когда они признаны единым продолжаемым хищением. Если единый умысел отсутствует, суммирование похищенного не допускается. В этом случае должен вменяться другой квалифицирующий признак - неоднократность. Если же умысел виновного был направлен на хищение имущества в крупном размере, но по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, сумма похищенного его не достигает, такие действия необходимо квалифицировать как покушение на хищение в крупных размерах. При хищении группой вся сумма похищенного вменяется каждому из ее участников.

Определяя размер похищенного имущества, необходимо исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения эксперта либо на основании доказательств, свидетельствующих о расходах, фактически понесенных на приобретение или производство имущества, степени его износа к моменту кражи.

Особо квалифицированный состав кражи (ч. 4 ст. 158 УК РФ).

К особо квалифицирующим признакам уголовный закон относит совершение кражи:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере.

Кража, совершенная организованной группой (п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ). Согласно ст. 35 УК РФ организованная - это устойчивая группа, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений. Характерный признак - устойчивость группы. Под устойчивой понимается группа, созданная, как правило, для совершения нескольких преступлений, занятия преступной деятельностью. При этом не имеет значения, сколько преступлений удалось совершить данной группе. Главное - что в момент ее создания участники группы преследовали цель совершить несколько преступлений. Вместе с тем организованная группа может быть создана и для совершения одного преступления. Об устойчивости группы в этом случае свидетельствуют следующие признаки: длительность существования, когда группа готовится совершить сложное преступление, требующее тщательной подготовки; постоянство состава, когда основные участники группы остаются неизменными; прочность связей и наличие иерархического (по вертикали) или функционального (по горизонтали) распределения ролей между участниками группы. С субъективной стороны все они сознают, что являются участниками организованной группы и совершают преступление именно в ее составе.

Особо крупный размер кражи, который согласно примечанию 4 к ст. 158 УК превышает один миллион рублей, так же как и крупный размер кражи (ч. 3), может явиться результатом одной или нескольких краж. При этом действия лица, изобличенного в совершении нескольких краж и причинившего в общей сложности ущерб в особо крупном либо крупном размере, квалифицируются соответственно по п. «б» ч. 4 ст. 158 либо п. «в» ч. 3 ст. 158 УК лишь в том случае, если они совершены при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в особо крупном или крупном размере. При совершении кражи группой лиц по предварительному сговору или организованной группой квалификация по размеру определяется общей стоимостью похищенного, а не долей, полученной тем или иным соучастником. При этом умыслом лица должно охватываться то обстоятельство, что группа совершает хищение в крупном или особо крупном размере. Если лицо имело умысел на хищение чужого имущества в крупном или особо крупном размере, но он не был осуществлен по независящим от виновного обстоятельствам, содеянное должно квалифицироваться как покушение на хищение в крупном или особо крупном размере независимо от фактически похищенного.

Ответственность за кражу, совершенную в особо крупном размере, установлена Федеральным законом от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».

Евстафьев А. Д. 28.09.2007г. около 14.00 часов по предварительному сговору с не установленным следствием лицом имея умысел на тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище из корыстных побуждений подошел к квартире 100 д.11 по ул. Гагарина г. Калуги, после чего, реализуя свои преступные намерения, путем взлома входной двери, принесенным с собой железным ломиком, открыли входную дверь данной квартиры и незаконно проникнув в нее тайно похитили находившееся там имущество, принадлежащее Никитиной Н. В.

После чего, с похищенным имуществом Евстафьев А.Д. и неустановленное следствием лицо с места происшествия скрылись, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

В результате преступных действий Евстафьева А.Д. и неустановленного следствием лица, Никитиной Н.В. был причинен материальный ущерб на общую сумму 451 750 рублей. Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей.

Таким образом, своими действиями Евстафьев А.Д. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, то есть преступление, предусмотренное п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а,в» ч.3 ст.158 УК РФ.


Заключение

Проведённое исследование по теме «Уголовно-правовая характеристика кражи» позволяет сделать следующие выводы.

Кража определяется в законе как тайное хищение чужого имущества. Тайность присуща различным ситуациям изъятия имущества. Прежде всего это случаи завладения имущество в отсутствие потерпевшего и посторонних лиц. Однако этот признак не исключается и тогда, когда изъятие имущества происходит в присутствии потерпевшего, но не заметно для него (например, карманная кража, завладение имуществом спящего, пьяного, а также лица, не способного сознавать преступный характер действий виновного в силу малолетнего возраста, психической болезни или иного болезненного состояния).

Объективная сторона кражи заключается в тайном хищении чужого имущества. Под хищением применительно к краже понимается тайное ненасильственное изъятие чужого имущества. Вопрос о том, является ли хищение тайным, должен решаться па основании субъективного критерия, т.е. исходя из восприятия ситуации хищения самим виновным. «Как тайное хищение чужого имущества (кражу) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества» (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002г. № 29 «0 судебной практике но делам о краже, грабеже и разбое»).

В целом, в заключение курсовой работы необходимо сказать о том, что кража – это одна из самых распространенных и требующих своего внимания форма хищения в уголовном праве.

Хищение должно квалифицироваться как кража и в тех случаях, когда собственник или владелец имущества либо другие лица, хотя и наблюдают действия похитителя, но по каким-то причинам не обнаруживают своего присутствия, а также в тех случаях, когда они видят само событие завладения имуществом, но не осознают его преступного характера.

По конструкции состав кражи — материальный, потому что его объективная сторона в качестве обязательного признака включает общественно опасное последствие в виде имущественного ущерба. Кража считается оконченным преступлением с того момента, когда виновный изъял чужое имущество и получил реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению независимо от того, удалось ли ему эту возможность реализовать.

Субъективная сторона кражи характеризуется виной в виде прямого умысла. При этом лицо руководствуется корыстным мотивом и преследует цель незаконного извлечения имущественной выгоды.

Квалифицированные виды кражи (ч. 2 ст. 158 УК РФ) характеризуются ее совершением;

— группой лиц по предварительному сговору;

— с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

— с причинением значительного ущерба гражданину;

— из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Совершение кражи по предварительному сговору группой лиц (п. «а» ч. 2 ст. 158) означает, что в ней принимают непосредственное участие два или более лица, обладающие признаками субъекта преступления (соисполнители), которые предварительно, т.е. до начала преступления, договорились о совместном его совершении. «Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору» (п. 8 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда).

Кража с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище предусмотрена в пункте «б» ч. 2 ст. 158.

В Уголовном кодексе Российской Федерации в отличие от предыдущего этот признак формулируется только как незаконное проникновение в помещение или иное хранилище. Проникновение является незаконным, если осуществляется виновным, не имеющим на это никакого права и вопреки установленному запрету, Под проникновением следует понимать тайное или открытое вторжение в жилище потерпевшего, любое помещение или иное хранилище с целью совершения кражи чужого имущества. В любом случае цель кражи обязательно должна предшествовать вторжению. Если лицо находилось в помещении или ином хранилище правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, ее нельзя квалифицировать как совершенную с проникновением (п. 19 вышеупомянутого постановления).

Проникновение может совершаться с преодолением или разрушением запорных устройств, с преодолением сопротивления людей либо без этих признаков.

Под помещением «понимаются строения и сооружение, независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях» (абз. 1 примечания 3 к ст. 158 УК РФ).

Хранилищем признаются «хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей» (абз. 2 примечания 3).

Проникновением в помещение или иное хранилище должно признаваться не только физическое вторжение виновного, но и извлечение из них имущества с помощью различных приспособлений и орудий.

Кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158), означает, что значительный ущерб причинен именно гражданину, то есть частному липу. В соответствии с примечанием 2 к статье 158 значительный ущерб следует определять с учетом имущественного положения потерпевшего, но в любом случае он должен составлять не менее 2,5 тыс. рублей.

Под кражей из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, подразумеваются так называемые карманные кражи и любые их аналоги, совершаемые обычно ворами профессионалами.

Особо квалифицированный состав образует кража с проникновением в жилище, из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода или в крупном размере (ч. 3 ст. 158).

Под жилищем следует понимать «индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания» (примечание к ст. 139 УК РФ).

Проникновение в жилище должно пониматься так же, как и проникновение в помещение или иное хранилище.

Размер кражи признается крупным при стоимости похищенного имущества, превышающей 250 тыс. рублей (примечание 4 к ст. 158 УК РФ).

Наиболее опасные виды кражи, предусмотренные частью 4 ст. 158, характеризуются ее совершением:

— организованной группой;

— в особо крупном размере.

Признак совершения кражи организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 158) означает, что ее участники объединились в устойчивую группу для совершения нескольких преступлений (не обязательно краж) либо одного, но сложного по исполнению и поэтому требующего серьезной, как правило, длительной организационной подготовки.

При совершении кражи организованной группой действия всех ее участников квалифицируются одинаково - по пункту «а» ч. 4 ст. 158. Однако ответственность наступает дифференцированно. Лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, подлежит уголовной ответственности за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут уголовную ответственность только за тс кражи, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Особо крупный размер кражи (как и хищения в любой другой форме), определенный в пункте «б» ч. 4 ст. 158, в соответствии с примечанием 4 к данной статье означает, что стоимость похищенного имущества превышает 1 млн. рублей.

Хищение имущества путем кражи в России совершается намного чаще, чем другие виды хищения, поэтому именно этой форе необходимо уделять должное внимание и принимать меры по их предотвращению.


Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации: принята Всенародным голосованием от 12.12.1993 г. // Российская газета. - 1993. - № 237.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 30.12.2006 г.) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 29.12.2006 г.) // Российская газета. - 1994. - № 238-239.

4. Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. № 283-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской» // Российская газета. - 10.01.2007. - № 1.

5. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. - 2003. - № 50. - Ст. 4848.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» (с изм. и доп. от 27 декабря 2002 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. - № 7. – С. 2.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. –2000. - № 4.

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. - № 2.

9. Обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за 2003 г. // Официально опубликованное не было. Справочная система Гарант. 10. «Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации» / под ред. Радченко В.И., МихлинаА.С. – Санкт-Петербург: изд. «Питер», 2007г. – 842с.

11. «Уголовное право России. Особенная части» / под ред. проф. А.И.Рарога. – М.: Эксмо, 2007г. – 688с.

12. «Уголовное право России. Общая и особенная части» / под общей ред. Н.Г.Кадникова. – М.: Книжный мир. 2007г. – 827с.

13. «Уголовное право России. Части общая и особенная» / под ред. Рарога А.И. – Москва: ТК Велби, изд-во проспект, 2007г. – 704с.

14. «Уголовное право. Особенная часть» / под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В. Наумова - Москва: изд. «Юристъ», 2004г. – 492с.

15. Справочно-правовая система «Гарант» и «Консультант Плюс».


[1] См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 1999. С. 148 - 156; Уголовный кодекс Испании. М., 1998. С. 76 - 80; Новый уголовный кодекс Франции. М., 1993. С. 112 - 117.

[2] См.: Комков А.В. Ответственность за кражу по российскому уголовному законодательству: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М.: МГЮА, 2002. С. 57 - 60.

[3] См.: Курс советского уголовного права. Т. 4. М., 1970. С. 312.

[4] См.: Болотский Б.С. Проблемы квалификации преступлений. М.: МГУС, 2002. С. 14.

[5] См.: Завидов Б.Д. Кража: уголовно-правовой анализ. М.: Приор, 2002. С. 9.

[6] БВС СССР. 1988. №1. С. 21.

[7] п. 12 в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7

[8] См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан. М., 2001. С. 46.

[9] См.: Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. Санкт-Петербург, 2001. С. 194.

[10] См.: Уголовный кодекс Латвийской Республики. Санкт-Петербург, 2001. С. 183.

[11] См.: Уголовный кодекс Республики Узбекистан. Санкт-Петербург, 2001. С. 194.

[12] См.: Уголовный кодекс Украины. Санкт-Петербург, 2001. С. 161.

[13] См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Санкт-Петербург, 2001. С. 261.

[14] См.: Уголовный кодекс Эстонской Республики. Санкт-Петербург, 2001. С. 133.

[15] См.: Уголовный кодекс Испании. М., 1998. С. 77.

[16] См.: Уголовный кодекс Республики Польша. Санкт-Петербург, 2001. С. 187.

[17] См.: Уголовный кодекс ФРГ. М., 2000. С. 139.

[18] См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года. Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ. М.: Спарк, 2002. С. 376.

[19] См.: Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981-1988). М., 1989. С. 209; БВС СССР. 1985. № 6. С. 5.

[20] См.: Федеральный закон РФ N 133 от 31 октября 2002 года // Российская газета от 5 ноября 2002 года.

[21] См.: УПК РСФСР. М.: Норма, 2000. С. 25; УПК РФ. М.: Маркетинг, 2002. С. 25.

[22] См.: Комментарий к УК РФ / Отв.ред. В.И.Радченко. М., 2008. С. 255-256.

[23] См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2000 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 7. С. 17.

[24] См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года // Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ. М.: Спарк, 2002. С. 376.

[25] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. С. 313 - 315.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему