регистрация / вход

Уголовно-процессуальные меры обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства

Система норм, регламентирующих безопасность участников уголовного судопроизводства. Три составные части системы. Гипотеза. Диспозиция. Ответственность. Санкции уголовно-процессуальных норм. Предупредительные (профилактические) меры безопасности.

Уголовно-процессуальные меры обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства

Необходимость обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства была впервые официально признана Законом СССР от 12 июня 1990 г. N 1556-I "О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик" . Закон установил "обязанность органов дознания, следователя, прокурора и суда принимать меры к обеспечению безопасности участников процесса и иных лиц" "...при наличии достаточных данных, что потерпевшему, свидетелю или другим участвующим в деле лицам, а также членам их семей или близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо иными противоправными действиями, орган дознания, следователь, прокурор, суд обязаны принять предусмотренные законодательством Союза ССР и союзных республик меры к охране жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества этих лиц, а также к установлению виновных и привлечению их к ответственности" (ст. 27.1). Данная статья должна была действовать одновременно с положениями Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Однако в ней содержалась бланкетная отсылка к иным законодательным актам, которые так и не были приняты. Более того, Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" данные Основы признаны утратившими юридическую силу на территории страны.

Таким образом, система норм, регламентирующих безопасность участников уголовного судопроизводства, из-за отсутствия какого-либо первоначального опыта в данной сфере правового регулирования в УПК РФ установлена вновь.

Отправные положения, касающиеся безопасности участников уголовного судопроизводства, закреплены в ч. 3 ст. 11 УПК РФ в качестве составной части принципа охраны прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Тот факт, что данные нормы определены на столь высоком уровне, в полной мере подтверждает значимость безопасности лиц, содействующих правосудию. Неслучайно Конституция РФ в ст. 2 закрепила, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

В норме ч. 3 ст. 11 УПК РФ, как и в иных уголовно-процессуальных нормах, можно выделить три составные части: гипотезу (т.е. условия, при которых применяется правило), диспозицию (т.е. само правило поведения) и ответственность (указание на то, какая ответственность может наступить в случае неисполнения правил диспозиции).

Гипотезой в данном случае является наличие достаточных данных о том, что в отношении одного или нескольких участников уголовного судопроизводства поступили угрозы убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями. Таким образом, для применения мер безопасности достаточно и угрозы, так как при осуществлении угроз, помимо данных мер, следует применять и адекватные меры реагирования путем возбуждения уголовных дел и последующего уголовного судопроизводства. Несомненно, уголовные дела возбуждаются и при приготовлении или покушении на совершение данных преступлений. Кроме того, в некоторых случаях уголовное дело возбуждается и после поступления угроз. Так, в соответствии со ст. 119 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ) уголовная ответственность наступает и за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Указание в гипотезе данной нормы на "наличие достаточных данных" означает, что в материалах уголовного дела должны содержаться конкретные доказательства того, что в отношении участника уголовного судопроизводства поступали такие угрозы. Соответствующие сведения могут содержаться в одном или нескольких источниках, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Это могут быть показания участников уголовного судопроизводства, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы (в том числе записки, содержащие угрозы).

Сведения о наличии угроз могут быть получены и в результате оперативно-розыскных мероприятий, которые для их введения в уголовный процесс оформляются рапортом. Согласно ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (в последующих редакциях) "Об оперативно-розыскной деятельности" результаты ОРД могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Данное положение конкретизировано Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. В любом случае представляемые сведения должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности (п. 5 Инструкции).

Особенностью диспозиции ч. 3 ст. 11 УПК РФ является то, что она адресует правоприменителя к конкретным положениям, закрепленным в иных статьях Кодекса.

Часть 9 ст. 166 УПК РФ содержит наиболее распространенную в настоящее время процедуру обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства. Согласно данной норме при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае выносится специальное мотивированное постановление, в котором указывается псевдоним данного участника и приводится образец его подписи.

В диспозиции рассматриваемой нормы упоминается и ст. 186 УПК РФ, регламентирующая порядок производства контроля и записи переговоров. Согласно ч. 2 указанной статьи при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения.

При предъявлении лица для опознания (ст. 193 УПК РФ) в целях обеспечения безопасности опознающего следователь в соответствии с ч. 8 данной статьи может проводить опознание в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего.

С целью обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц возможно назначение закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

При необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд согласно ч. 5 ст. 278 УПК РФ без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе произвести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление.

Вышеуказанные процедуры и образуют содержание диспозиции нормы, помещенной в ч. 3 ст. 11 УПК РФ.

В свою очередь, санкции уголовно-процессуальных норм состоят в указании на возможность применения государственных мер, направленных на восстановление нарушенного правоотношения.

Санкцией нормы, закрепленной в ч. 3 ст. 11 УПК РФ, является возможность применения мер, направленных на обеспечение надлежащего порядка уголовного судопроизводства. Так, если данные меры, несмотря на их необходимость, соблюдены не были, то доказательства, которые были получены в условиях, создающих угрозу для жизни, здоровья и имущества указанных лиц, а также их близких родственников, родственников или близких лиц, должны быть признаны недопустимыми (п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Кроме того, должностное лицо органа уголовного судопроизводства, которое не приняло надлежащих мер безопасности, привлекается к различным видам юридической ответственности вплоть до уголовной (ст. 293 УК РФ "Халатность").

Помимо перечисленных выше уголовно-процессуальных мер следует обратить внимание на возможность осуществления предупредительных (профилактических) мер безопасности. Так, в ходе следственных действий следователь вправе (и обязан) выявлять случаи потенциальных угроз в адрес участников уголовного судопроизводства и реагировать на них надлежащим образом. Это касается и ситуаций, когда поведение допрашиваемого подозреваемого или обвиняемого, наличие у него судимости, факт совершения им насильственного преступления дают основание для вывода о возможности противоправного воздействия на потерпевшего, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. К профилактическим мерам следует отнести разъяснения о возможности наступления уголовной ответственности за совершение преступлений против указанных участников, а также о недопустимости угроз и иных противоправных действия.

Весьма важное средство профилактического воздействия - разъяснение лицу того, что посягательство на безопасность участников уголовного судопроизводства будет крайне негативно оцениваться следователем и прокурором при разрешении вопроса о возможном прекращении уголовного дела по основаниям, не вызывающим реабилитацию, а также судом при определении вида и размера наказания (в случае признания лица виновным).

Вышеизложенное позволяет обосновать вывод о том, что система уголовно-процессуальных мер, направленных на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства, включает в себя три группы мер:

1) меры, непосредственно направленные на обеспечение безопасности при производстве конкретных процессуальных действий;

2) сопутствующие меры, принятие которых создает надлежащие условия для уголовного судопроизводства и тем самым минимизирует необходимость применения мер первой группы (ко второй группе относятся профилактические меры, которые могут осуществляться в ходе производства по уголовному делу);

3) меры, закрепленные в иных нормативных правовых актах, которые не должны противоречить Конституции РФ, федеральным конституционным законам и УПК РФ.

1."КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ ОТ 20 АВГУСТА 2004 Г. N 119-ФЗ "О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЕ ПОТЕРПЕВШИХ, СВИДЕТЕЛЕЙ И ИНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА"
(постатейный) (Т.С. Кобцова, П.В. Кобцов, А.Б. Смушкин)
(Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2006)

2."ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. КОММЕНТАРИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ И НОВАЦИИ" (постатейный) (Б.Д. Завидов, А.А. Орлова, И.А. Попов, Н.Е. Сурыгина, С.Ф. Шумилин)
(Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2004)

3."К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ РФ С ГОСУДАРСТВАМИ - УЧАСТНИКАМИ СНГ И ДРУГИМИ ГОСУДАРСТВАМИ В СФЕРЕ ВЫДАЧИ ЛИЦ, ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ И ОКАЗАНИЯ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ" (В.П. Волобуев)
("Уголовное судопроизводство", 2006, N 1)

4."БЕЗОПАСНОСТЬ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ И ЗАЩИТЫ"
(Л. Гребенщикова) ("Адвокатская практика", 2005, N 6)

5."СПЕЦИАЛИСТ КАК СВЕДУЩЕЕ ЛИЦО И УЧАСТНИК ПРОЦЕССА ДОКАЗЫВАНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ" (Е.П. Гришина, И.В. Абросимов) ("Современное право", 2005, N 8)

6."СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВ РАЗЛИЧНЫХ СТРАН В ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЫ ПОТЕРПЕВШИХ, СВИДЕТЕЛЕЙ И ИНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА"
(К.О. Ромодановский) ("Российский следователь", 2005, N 10)

7."МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ И ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАЩИТЫ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА"
(К.О. Ромодановский) ("Российский следователь", 2005, N 9)

8."ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОСНОВНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: НОВЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ"
(Ф. Кобзарев) ("Российская юстиция", N 12, 2003)

9."ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ"
(В. Быков) ("Российская юстиция", N 3, 2003)

10. "К ВОПРОСУ О КОНКРЕТИЗАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ ПРЕКРАЩЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В СВЯЗИ С ПРИМИРЕНИЕМ СТОРОН" (О.Б. Виноградова) ("Российский следователь", N 1, 2003)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий