регистрация / вход

Уголовное наказание в виде штрафа

Штраф в истории отечественного уголовного законодательства и в зарубежном уголовном праве. Штраф в системе уголовных наказаний и его назначение судом. Понятие и содержание штрафа. Штраф как основное и дополнительное наказание. Назначение штрафа судом.

ОМСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра уголовного права и процесса

Специальность 030501 − Юриспруденция

Специализация – уголовно-правовая

Учебная группа 522

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ

Заведующий кафедрой

уголовного права и процесса

доктор юридических наук, доцент

Деришев Юрий Владимирович.

«___»____________ 2007 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему: «Уголовное наказание в виде штрафа»

Научный руководитель

доцент кафедры

уголовного права и процесса, к.ю.н.

Рагозина Ирина Григорьевна

_________________

Омск 2007г.


Содержание

Введение 3
Глава 1. Штраф в истории отечественного уголовного законодательства и в зарубежном уголовном праве. 8
§ 1. Штраф в истории отечественного уголовного законодательства. 8
§ 2. Штраф как вид уголовного наказания в законодательстве зарубежных стран. 17
Глава 2. Штраф в системе уголовных наказаний и его назначение судом. 25
§ 1. Понятие и содержание штрафа. 25
§ 2. Штраф как основное и дополнительное наказание. 38
§ 3. Назначение штрафа судом. 57
Заключение 77
Список использованной литературы 82

В ведение

Создание и совершенствование системы уголовных наказаний, адекватной потребности в противодействии преступности и условиям демократического государства, – важная задача современных развитых стран, которая нашла отражение в ряде авторитетных международных документов. Для России это особо значимо как направление государственной уголовной политики, на что, в частности, было обращено внимание в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию России в апреле 2002 года, где отмечено, что “крайне важна гуманизация уголовного законодательства и системы наказаний. Наша главная цель – добиться неотвратимости наказания, а не его чрезмерной суровости”[1] . Конкретным выражением такой политики стали принятие новых Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов Российской Федерации, а также масштабные изменения законодательства (прежде всего уголовного), проведенные в России в конце 2003 года. Необходимо отметить тот факт, что обострение социальных проблем и высокий уровень преступности в Российской Федерации требуют не только продолжить поиск наиболее эффективных мер уголовно-правового воздействия в отношении лиц, совершивших преступления, но и повысить результативность существующих видов наказаний. Становится очевидным, что одно лишь ужесточение наказания не способно привести к желаемому для общества результату – сокращению уровня преступных посягательств. Эффективность уголовно-правовых мер зависит от того, насколько справедливым будет наказание. Особое значение приобретает проблема совершенствования законодательного регулирования и практики применения основных и дополнительных наказаний в связи с ростом преступности.

В современных условиях борьбы с преступностью в России важная роль принадлежит штрафу как виду уголовного наказания. Во всех странах, в том числе и в России, он относится к традиционным видам наказания, хотя его распространенность в законодательстве и судебной практике, способы исчисления, размеры, основания и условия применения (назначения и исполнения) не были неизменными и определялись, в конечном счете, социально-экономическими, политическими, криминологическими и правовыми факторами конкретных исторических периодов. Именно с этого вида наказания как менее строгого начинается система уголовных наказаний, закрепленная в статье 44 УК РФ. В этом заключается одно из принципиальных отличий построения системы уголовных наказаний в действующем УК РФ от ранее существовавшей, где виды наказаний в системе были расположены по степени уменьшения их строгости.

Быстрый переход России к многоукладной экономике, рыночным отношениям и перемещение большой доли собственности из государственной в частную в начале 1990-х годов создали условия для существенного расширения возможности применения имущественных наказаний, и в первую очередь штрафа. В то же время сложившаяся уголовно-правовая традиция оказала определенное регрессивное воздействие на законодателя, несмотря на то, что разработчики УК РФ 1996 г. одной из задач ставили обеспечить соответствие нового УК Конституции Российской Федерации и новым экономическим отношениям. С принятием УК РФ 1996 г. штраф не только не занял центрального положения в системе мер уголовно-правового воздействия вместо лишения свободы или хотя бы наряду с ним, но и существенно был ограничен в правоприменении, несмотря на положительные прогнозы правоведов. Т.В. Кондрашова отмечала, что штраф следует применять широко, так как это одна из наиболее целесообразных и эффективных мер борьбы с преступлениями, совершенными по неосторожности, а также умышленными преступлениями корыстной направленности.

В настоящее время штраф применяется как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания. Во многих статьях Особенной части УК РФ штраф определяется и закрепляется как альтернатива лишению свободы, в частности за преступления в сфере экономики. Российское государство и общество приходят к единому пониманию необходимости расширения сферы применения альтернатив. Для нас сегодня является особенно актуальным латинское изречение: Poenacpotiusmolliendacquamexasperandaesunt – “наказания следует смягчать, а не усиливать”. Мировой опыт подтверждает истинность этого выражения. Вот в чем и определяется социально-правовое значение штрафа как вида уголовного наказания и его роль в борьбе с преступностью.

Менялись и научные представления о штрафе среди теоретиков уголовного права. В конце XIX – начале XX в. штрафу были посвящены работы таких видных российских криминалистов, как В.В. Есипов, С.В. Познышев, Н.П. Полянский, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев. В советский период проблемы штрафа затрагивались в русле общих проблем наказания либо вопросов назначения конкретных его видов за отдельные категории преступлений Ю.В. Голиком, С.А. Елисеевым, И.А. Исмаиловым, В.Н. Кудрявцевым, А.С. Михлиным, Н.А. Стручковым, М.Д. Шаргородским и другими учеными. Вопросы штрафа как дополнительного наказания освещались в работах И.М. Гальперина, В.К. Дуюнова, Ю.Б. Мельниковой, А.Л. Цветиновича.

Монографическому исследованию штраф подвергался в работах З.А. Тадевосяна (1973), И.В. Смольковой (1978), Х.И. Гаджиева (1983), Т.Ю. Погосян (1984) и других авторов.

В современный период проблемы штрафа в контексте его применения за определенные (прежде всего имущественные) виды преступлений были предметом исследований П.А. Аветисяна, Д.К. Амировой, Г.В. Вериной, О.В. Сперанского, И.М. Цокуевой и других.

Вместе с тем изменение политических, социально-экономических условий в стране (в том числе со времени принятия новых Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов), изменившийся в 2003 году облик уголовного законодательства (а в значительной части – именно законодательства о штрафе) и иной подход к практическим проблемам его применения позволяют констатировать не только сохранение, но и повышение актуальности исследования данного вида наказания. Тем более что ныне после исключения из Уголовного кодекса Российской Федерации конфискации имущества штраф фактически стал единственным “чисто” имущественным взысканием в системе уголовных наказаний. В настоящее время 260 из 587 санкций Особенной части УК РФ содержат штраф в качестве основного наказания, что составляет 44,3% к общему числу санкций УК РФ. Причем в 166 из 260 санкций Особенной части УК РФ, содержащих штраф в качестве основного наказания, он предусмотрен в качестве альтернативы лишению свободы, что составляет 63,8% к числу санкций, содержащих штраф в качестве основного наказания и 28,2% к общему числу санкций Особенной части УК РФ. В свою очередь штраф как дополнительное наказание предусмотрен в 83 санкциях Особенной части УК РФ, доля которых к общему числу санкций УК РФ составляет 14,2%.

Целью исследования является анализ наказания в виде штрафа по уголовному законодательству России на основе изучения Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года, специальной литературы, а также судебной практики назначения данного вида наказания.

Задачами исследования являются:

1. Выявление исторических тенденций правового регулирования штрафа в отечественном уголовном законодательстве;

2. Выявление особенностей юридической регламентации штрафа в зарубежных странах;

3. Раскрытие понятия и сущности штрафа, определение содержания штрафа как вида уголовного наказания;

4. Уточнение места штрафа в системе наказаний в свете последних изменений (2003 г.) в Уголовном кодексе Российской Федерации;

5.Анализ способов исчисления суммы штрафа и правила назначения штрафа;

6.Анализ судебной практики назначения штрафа как основного и дополнительного наказания.

Методологическую основу данной работы составляют следующие методы: диалектический, историко-правовой, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический.

Эмпирической базой исследования является судебная практика рассмотрения уголовных дел, по которым в качестве основного и дополнительного наказания был назначен штраф.

Изложенные обстоятельства предопределяют актуальность исследования штрафа как вида уголовного наказания. Такое исследование представляется необходимым для определения путей дальнейшего совершенствования уголовного законодательства в части содержания, оснований, условий и порядка применения штрафа в качестве альтернативы реальному лишению свободы в современных социально-экономических условиях.

В основу настоящей работы положены результаты изучения нормативных актов, теоретических источников, а также материалов опубликованной судебной практики, статистических данных Управления Судебного департамента Верховного Суда Российской Федерации в ряде регионов Западной Сибири и результаты изучения 43 судебных решений по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 198 – 199.2 УК РФ по назначению судами штрафа в 2002 – 2006 гг. в качестве основного и дополнительного наказания.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, содержащих пять параграфов, заключения и списка использованной литературы.


Глава 1. Штраф в истории отечественного уголовного законодательства и в зарубежном уголовном праве

§ 1 Штраф в истории отечественного уголовного законодательства

Штраф как мера наказания имеет особенную историю. Именно денежные взыскания сначала в пользу потерпевшего (головничество, урок), а затем и в пользу княжеской власти (вира, продажа) лежали в основе древнерусской карательной системы, первоначально носившей экономический характер[2] .

Первые упоминания о штрафе обнаруживаются в источниках договорного характера. Это договоры Олега (911 г.) и Игоря (944 г.) с Византией: если ударит мечом, или копьем, или каким-либо оружием русин грека или грек русина, то пусть за такое беззаконие заплатит по обычаю русскому пять литров серебра[3] . Отсюда следует, что задолго до Русской Правды по нормам обычного права штраф применялся в качестве наказания. Первоначально это была вира – часть платы за преступления, которая взыскивалась в пользу князя. В одной из летописей, сопровождавших Русскую Правду, вира в казну князя именуется “обычаем, установленным отцами и дедами”[4] .

Одним из первых кодифицированных источников древнерусского права, в котором содержатся нормы об уголовных наказаниях, принято считать Русскую Правду.

Денежные штрафы (выкупы), закрепленные в Русской Правде, делятся на уголовные (в пользу власти) и вознаграждения потерпевшему. Так, за убийство взимались вира (в пользу князя) и головничество (в пользу родственников убитого), по остальным преступлениям – продажа (князю), урок (потерпевшему).

Относительно виры нужно сказать, что не всегда обязанность по ее уплате ложилась на самого виновного. Так, Русской Правде известно понятие “дикой виры”, то есть виры, взимаемой с общины, к которой принадлежит виновный[5] . Возникновение данного вида денежных взысканий объясняется фискальной целью. Таким образом, уже во времена Русской Правды наказание имело целью не только возмездие, но и финансовые выгоды государства.

Русской Правде был известен институт замены денежных штрафов другими уголовными наказаниями. Какими именно, не уточняется, но, по всей видимости, самой распространенной была замена виры или продажи “потоком” (лишением личных прав) и “разграблением” (лишением прав имущественных). Это, в свою очередь, объяснялось также финансовыми интересами государства.

В 1649 году было принято Соборное уложение царя Алексея Михайловича, которое в полной мере закрепило принцип наложения штрафа с учетом сословной принадлежности потерпевшего. Так, за оскорбление чести купцов виновный платил штраф в 100 рублей, в то время как честь крестьянина оценивалась в 1 рубль[6] .

В 1845 году было утверждено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных[7] . Данное Уложение содержало перечень наказаний, среди которых на последнем месте находились денежные взыскания[8] .

Уложение о наказаниях 1845 г. впервые в истории уголовного права России четко регламентировало порядок замены денежных взысканий другими видами наказаний в случае несостоятельности виновного.

Кроме того, ст. 85 Уложения 1845 г. закрепляла положение о том, что осужденные к уплате денежных взысканий в случае их несостоятельности могут привлекаться к общественным работам: крестьяне и мещане – помимо их желания, а лица других сословий – только по их собственной о том просьбе.

Статья 2 Уголовного уложения 1903 г. содержала перечень наказаний, среди которых на восьмом (последнем) месте находилась “денежная пеня”. Как можно заметить, Уложение 1903 г. заменило термин “денежные взыскания” на “денежную пеню”. О том, что под “денежной пеней” понимался именно денежный штраф, говорит не только содержание последующих статей Уложения 1903 г., но и научное толкование его текста. Так, профессор Императорского Варшавского университета В.В. Есипов по поводу имущественных наказаний, предусмотренных Уголовным уложением, писал: “…денежная пеня, штраф является наказанием, отличающимся в высшей степени всеми качествами правомерного наказания…”[9] .

Размеры денежной пени (штрафа) в Уголовном уложении 1903 г. устанавливались главным образом в твердой денежной сумме (от 10 до 500 рублей). О реальной репрессивности этих сумм штрафа говорит тот факт, что, например, в начале XX века в Ярославской губернии пуд говядины (16 кг.) стоил чуть более 5 рублей, сто яиц – полтора рубля, молочная корова – 55 рублей, свинья – 24 рубля[10] .

Передовым для того времени являлось положение ч. 2 ст. 24 Уложения 1903 г., которым закреплялась норма о том, что уплата денежной пени может быть отсрочена или рассрочена судом на время не свыше одного года со дня вступления приговора в законную силу. Кроме этого ч. 3 ст. 24 регулировала вопрос о том, куда направляются суммы, поступающие от уплаты денежных пеней (штрафов). По общему правилу, денежные пени “обращались на устройство мест заключения”, но предполагалось, что закон мог устанавливать иного “получателя” денежных штрафов[11] . Важным является и норма ст. 33 Уголовного уложения, которая впервые закрепила штраф как дополнительное наказание, назначаемое “в случаях, законом предусмотренных”.

Что касается вопроса замены денежного штрафа иными уголовными наказаниями, то и здесь Уголовное уложение содержало ряд нововведений. Так, ст. 59 предусматривала, что денежная пеня, “не уплаченная в течение месяца со дня вступления приговора в законную силу, а при отсрочке или рассрочке платежа – в наступление срока”, в случае неплатежеспособности виновного лица заменялась арестом (заключение в тюрьму, как уголовное наказание, уже не являлось заменой денежного штрафа в этом случае). Пропорции замены были следующие:

а) пеня до 25 рублей заменялась арестом до одной недели;

б) пеня от 25 до 100 рублей заменялась арестом от одной недели до одного месяца;

в) пеня от 100 до 500 рублей – арестом от 1 до 3 месяцев;

г) пеня от 500 до 1000 рублей – арестом от 3 до 6 месяцев;

д) пеня свыше 1000 рублей – арестом от 6 месяцев до одного года.

Таким образом, в числе тенденций развития отечественного законодательства в дореволюционный период можно отметить повышение общего уровня и нормативного регулирования назначения и исполнения штрафа, расширение штрафа в числе санкций по мере развития в России капиталистических отношений, совершенствование правовых последствий неуплаты штрафа, предполагающие его замену другими видами наказаний, в случае, если неуплата штрафа явилась следствием несостоятельности виновного, а также нормативное закрепление передового для того времени положения о рассрочке или отсрочке уплаты штрафа судом на время не свыше одного года со дня вступления приговора в законную силу, закрепление впервые штрафа как дополнительное наказание, которое назначается в предусмотренных законом случаях.

Уголовным кодексом РСФСР 1922 г.[12] штраф был предусмотрен в качестве самостоятельного вида наказания. В ст. 39 он определялся как “денежное взыскание, налагаемое судом на осужденного в пределах, установленных отдельными статьями Уголовного кодекса в соответствии с имущественным положением осужденного”.

Величина штрафа в Общей части УК РСФСР 1922 г. не устанавливалась. Приемы определения штрафа были весьма разнообразны, что даже вызвало критику.

Чаще всего указывался максимум штрафа; кроме двух случаев (ст.97а, ч.1 ст.99), этот максимум определялся конкретной суммой денег. Например, до 5 рублей (ст.100а), до 10 рублей (ст. 104а), до 30 рублей (ст.216), чаще всего – до 300 рублей, до 500 рублей, а в трех статьях (ч.1 ст. 97, ст.139 и ст.141а) – до 1000рублей. В отдельных случаях закон устанавливал минимальную сумму штрафа, причем то размером в 100 рублей (ст. 100, 132, 133 и др., а в ч.2 ст.132 даже 1000 рублей), то кратно по отношению к какой-либо величине. К примеру, в ч.2 ст.78 “не ниже наложения в двойном размере тех же платежей и повинностей” или в ст.190 “в размере не ниже установленной десятикратной пробирной платы за испытание и клеймение изделий”. В двух статьях (198, 199) законодатель определял штраф просто как кратное от известной величины, не допуская усмотрения суда. Наконец, в ст.135 вовсе не говорилось о размере штрафа.

При определении суммы штрафа суд должен был также учитывать имущественное положение подсудимого.

По УК РСФСР 1922 г. допускалась замена штрафа в случае уклонения от его уплаты принудительными работами без содержания под стражей и без последующей возможности замены последних лишением свободы. Однако указанные принудительные работы без содержания под стражей имели мало общего с бесплатными общественными работами дореволюционной поры, так как являлись оплачиваемыми, причем исполнение осуществлялось по месту работы или в “иных местах”.

В практике применения УК РСФСР 1922 г. штраф занимал видное место: в среднем он назначался примерно половине осужденных. По отдельным территориям – и выше. Например, в Татарской ССР в 1924 г. к штрафу были осуждены 61% лиц, представших перед судом[13] .

Принятый в 1926 г. Уголовный кодекс РСФСР предусмотрел штраф в числе мер социальной защиты судебно-исправительного характера после конфискации имущества. Замена лишения свободы штрафом и наоборот не допускалась. Одновременно конкретизировалась пропорция замены штрафа принудительными работами без лишения свободы в отличие от УК РСФСР 1922 г.: за 100 рублей штрафа – один месяц принудительных работ, причем принять решение о такой замене при неуплате штрафа суд мог уже при определении его размера в стадии вынесения приговора.

Анализируя нормы Особенной части УК РСФСР 1926 г., можно заметить, что из предусмотренных ими 255 санкций штраф закреплялся в 78, то есть в 31% санкций, причем, только как основное наказание (“мера социальной защиты”).

В 1960 г. был принят новый Уголовный кодекс РСФСР, который был введен в действие с 1 января 1961 г. В ст. 21 УК РСФСР 1960 г. штраф был помещен на шестое место снизу. Два последних места занимали конфискация имущества и лишение воинских специальных званий, следовательно, штраф расценивался законодателем как более строгое наказание, нежели увольнение от должности (п. 7 ст.21), возложение обязанности загладить причиненный вред (п. 8 ст. 21) и общественное порицание (п. 9 ст. 21).

Всего в Особенной части УК РСФСР 1960 г. содержалось 327 санкций, в том числе со штрафом – 59 санкций.

Примерно в половине санкций со штрафом он предусматривался как альтернативное лишению свободы наказание. И хотя абсолютное число таких санкций по сравнению с УК РСФСР 1926 г. выросло с 21 до 30, их относительная доля осталась практически на прежнем уровне (соответственно 8 и 9%).

Статья 22 УК РСФСР 1960 г. в общей форме устанавливала, что штраф может применяться не только как основное, но и как дополнительное наказание.

Размер штрафа должен был устанавливаться судом в зависимости от тяжести совершенного преступления с учетом имущественного положения виновного (ч. 2 ст. 30 УК РСФСР 1960 г.). Надо сказать, что по УК РСФСР 1960 г. штраф был относительно невелик. В большинстве (70%) санкций, его предусматривавших, он не превышал 100 рублей, а в 30% – 50 рублей. И только три санкции (5%) предусматривали штраф в размере до тысячи рублей. Средний максимальный размер штрафа как основного наказания (по тем санкциям, где он выражался в абсолютных цифрах) составлял примерно 200 рублей, и если исключить из подсчета три явно “выдававшиеся” из общего ряда штрафные санкции в 1000 рублей по статьям 84, 164 и 167 УК РСФСР (“Нарушение правил международных полетов”, “Незаконный промысел котиков и бобров” и “Нарушение правил сдачи государству золота”), то средний максимальный размер штрафа по УК РСФСР 1960 г. составлял всего около 160 рублей[14] .

Данный Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. предусматривал также, что в случае невозможности уплаты штрафа суд мог постановить о замене его исправительными работами из расчета за десять рублей штрафа – один месяц исправительных работ, но не свыше одного года.

С принятием Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР”[15] общее число составов преступлений, предусматривающих в санкциях штраф, возросло до трети. Были внесены изменения в 57 статей Особенной части УК РСФСР, предусматривающих штраф как основную меру наказания. Изменения в основном касались суммы штрафов, которые в среднем возросли в два раза.

В целом в 1980-е гг. удельный вес штрафа в числе всех уголовно-правовых мер существенно менялся.

На фоне общего сокращения судимости в 1986 – 1987 гг. произошел существенный рост применения судами штрафа, что, на наш взгляд (как и общее снижение преступности) было результатом проводившейся в те годы кампании по борьбе с пьянством. Наибольший прирост судимости к штрафу дали в тот период лица, осужденные по ст. 156.1 УК РСФСР (“Нарушение правил торговли спиртными напитками”) и по ст. 158 (“Изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки”).

Бурные инфляционные процессы, сопровождавшие вхождение России в рыночную экономику, фактически “обрушили” систему штрафов, выраженных в абсолютных денежных суммах. При максимальном штрафе в триста или тысячу рублей (ст. 30 УК РСФСР в редакции от 3 декабря 1982 г.) средняя заработная плата в России в начале 1992 г. возросла с 548 до 6000 рублей, а с 1991 по 1997 г. – до 950200 рублей[16] .

В этой связи Законом РФ от 20 октября 1992 г. был изменен сам принцип исчисления штрафов. Абсолютные суммы штрафов были переведены в установленные законом минимальные размеры оплаты труда (МРОТ) из общего расчета 100 рублей – 1 МРОТ[17] .

Весьма радикальным стало введение штрафа в качестве одной из альтернатив лишению свободы за преступления против собственности Федеральным законом Российской Федерации от 1 июля 1994 г., исключившим из Уголовного кодекса главу 2 (“Преступления против социалистической собственности”)[18] .

Бессистемное, а часто и хаотичное “перекраивание” УК РСФСР в начале 1990-х гг. привело к тому, что в нем появились и другие явные диспропорции. К примеру, оскорбление военнослужащего, сотрудника органа внутренних дел при исполнении ими обязанностей по охране госграницы (ст.192.2 УК РСФСР) могло повлечь штраф до 50 МРОТ, тогда как оскорблении работника милиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка – штраф до 1 МРОТ (ст. 192.1 УК РСФСР).

Штраф в начале 1996 г. предусматривался уже в 167 санкциях УК РСФСР (рост по сравнению с 1960 г. на 183%), штраф как основное наказание – в 163 санкциях по сравнению с 57 в 1960 г. Это составило примерно треть всех санкций против 18% в 1960 г., причем по состоянию на 1 марта 1996 года 80% штрафных санкций УК РСФСР предусматривали штраф до 100 МРОТ, а 17% – свыше 100 до 1000 МРОТ.

Количество санкций, где штраф предусматривался в качестве альтернативы лишению свободы, возросло более чем в три раза (с 30 до 116).

Частое изменение уголовно-правовых санкций, предусматривавших штраф в советский (и ранний постсоветский) период развития отечественного уголовного законодательства по сравнению с иными санкциями Особенной части УК РСФСР, объяснялось, прежде всего, необходимостью приведения их в соответствие с социально-экономическими условиями общества и в том числе – с уровнем благосостояния населения, однако между ростом благосостояния населения и удельным весом “штрафных” санкций не было прямо пропорциональной зависимости.

Таким образом, в истории уголовного законодательства роль и место штрафа в системе уголовно-правовых санкций, в конечном счете, определялись развитием в обществе рыночных начал. В дореволюционной России упрочение таких начал в конце XIX — начале XX веков привело к повышению общего уровня нормативного регулирования штрафа, к увеличению «штрафных» санкций в законодательстве, к более четкому закреплению процедур исполнения штрафа и правовых последствий его неуплаты. В советский период наблюдалась аналогичная тенденция: расширение «штрафных» санкций в УК РСФСР 1926 г. и в УК РСФСР 1960 г. по состоянию на 1 марта 1996 г. и, напротив, – сужение в УК РСФСР 1960 г. в его первоначальной редакции. В то же время постоянно возрастали число и удельный вес санкций со штрафом в качестве одной из альтернатив лишению свободы.

§2 Штраф как вид уголовного наказания в законодательстве зарубежных стран

Штраф как мера уголовного наказания предусмотрен практически во всех зарубежных странах. Однако объем и содержание его юридической регламентации, различны. Прежде всего, это касается самого понятия штрафа. В этом отношении страны СНГ и Балтии отличаются от государств “дальнего” зарубежья. Уголовные кодексы последних не содержат легального определения штрафа. Напротив, все новые постсоветские государства определяют в законе штраф как “денежное взыскание” (ст. 44.1 УК Азербайджанской Республики[19] , ч.1 ст. 50 УК Республики Беларусь[20] , ч.1ст. 40 УК Республики Казахстан[21] , ч.1 ст. 41 Уголовного Закона Латвийской Республики[22] , ч.1 ст. 44 УК Республики Узбекистан[23] , ч.1 ст. 53 УК Украины[24] ). При этом УК Азербайджана, Украины, Беларуси, Латвии упоминают, что штраф налагается (назначается) судом. В УК Казахстана, Узбекистана такого уточнения нет. Из рассматриваемых государств только в Узбекистане установлено, что штраф – это “взыскание в доход государства” (ч.1 ст.44 УК). Согласно УК Украины, Азербайджана штраф налагается “в случаях и пределах (размере), предусмотренных Особенной частью УК либо просто настоящим кодексом”. В УК Беларуси указано, что Кодекс определяет только “случаи” назначения штрафа, а в УК Казахстана, Латвии, Узбекистана – его пределы (размер).

Почти во всех рассматриваемых новых независимых государствах (кроме Латвии) система предусмотренных уголовным кодексом наказаний построена по принципу “от менее строгих – к более строгим”. Штраф соответственно рассматривается как наименее строгое наказание. По степени репрессивности непосредственно за ним чаще всего следуют лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или аналогичные ему (ст. 48 УК Беларуси, ст. 39 УК Казахстана, ст. 43 УК Узбекистана), лишение права управлять транспортным средством (ст. 42 УК Азербайджана), лишение воинского, специального звания, ранга, чина или квалификационного класса (ст. 51 УК Украины), принудительные (общественные) работы (ст. 36 УК Латвии).

Более разнообразными в этом отношении являются позиции законодателей стран “дальнего” зарубежья. УК КНР устанавливает ближайшим к штрафу по степени строгости лишение политических прав (ст.34)[25] . В Польше это ограничение свободы (ст. 32 УК)[26] . В Болгарии (ч.1 ст. 37 УК) к штрафу по степени повышения строгости примыкает наказание в виде исправительных работ[27] , в Голландии – общественные работы (ч.1 ст. 9 УК)[28] . В Испании (ст.32 УК) – лишение определенных прав[29] . Наконец, в Швейцарии (ст. 39 УК)[30] , Японии (ст. 13 – 16 УК)[31] , Ираке (ст. 65 УК)[32] к штрафу по степени строгости непосредственно примыкает лишение свободы в его разных видах.

В то же время, судя по установленной в законе “лестнице” наказаний, в некоторых государствах штраф не рассматривается в качестве самого мягкого наказания. В Беларуси и во Франции более мягким, чем штраф, наказанием считаются бесплатные общественные работы (ст. 48 УК Беларуси и ст. 131-3 УК Франции), в Болгарии – “обязательное поселение без лишения свободы” и лишение права занимать определенную государственную или общественную должность (ст. 37 УК). Судя по швейцарскому УК (§43а и 44), более мягким наказанием, нежели штраф, считается увольнение от должности и лишение родительской или опекунской власти, а в ФРГ – запрещение управления транспортным средством (§44 УК Германии).

Способы определения конкретных минимальных и максимальных размеров штрафа (как в Общей, так и в Особенной частях УК) в зарубежных странах можно свести к следующим:

а) в абсолютных суммах;

б) в условных единицах;

в) кратно (или в доле) к причиненному ущербу, полученному доходу и т.п.

В абсолютных суммах штраф установлен в Китае, однако этот вопрос решается исключительно в санкциях статей Особенной части УК[33] . В Болгарии конкретные суммы штрафов (в левах) определяются также в Особенной части, однако согласно ч.1 ст. 47 УК (Общая часть) штраф, во всяком случае, не может быть менее 0,5 лева. Сумма штрафа согласно УК Голландии не должна быть меньше пяти гульденов. Штраф, назначенный за уголовное правонарушение, не должен быть больше максимума указанной категории за это правонарушение. Уголовный кодекс Японии различает два вида штрафа: “штраф” и “малый штраф” (ст.15, 17 УК). Последний определяется в сумме от 1 тысячи до 10 тысяч иен. Для штрафа установлен лишь низший предел – 10 тысяч иен.

В Англии штраф может применяться за менее тяжкие преступления и также определяется в абсолютных денежных единицах: от 25 до 1000 фунтов стерлингов[34] .

Уголовный кодекс Швейцарии в статье 48 закрепляет, что если закон четко не определяет другого, то максимальный размер штрафа составляет 40000 франков, а если лицо действует из корыстных побуждений, то судья не связан этим максимальным размером штрафа[35] .

Гораздо более распространен в мире способ установления штрафов в условных единицах[36] . Причем эти единицы, весьма разнообразны. В таких странах, как Азербайджан, Беларусь, Латвия, Узбекистан учетной единицей для определения штрафа является минимальный месячный размер оплаты труда. Причем, нужно отметить, что до принятия Федерального закона № 162-ФЗ от 21 ноября 2003 г., которым были внесены изменения и дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации, учетной единицей для определения размера штрафа также являлся минимальный размер оплаты труда. В Казахстане (ч.2 ст. 40 УК) – “месячный расчетный показатель, установленный законодательством”. На Украине – месячный “необлагаемый налогом минимум доходов граждан (ч.2 ст. 53 УК)”.

В Эстонии и европейских странах “дальнего” зарубежья масштабом исчисления штрафа чаще выступает не минимальный месячный, а дневной заработок (доход) конкретного виновного. Так, в Уголовном кодексе ФРГ назначение наказания в виде денежного штрафа определяется ст.40. Денежный штраф назначается в дневных ставках и составляет минимум пять, а если закон не устанавливает иное, максимум триста шестьдесят полных дневных ставок, размер которой определяет суд с учетом личного и материального положения лица. При этом суд исходит, как правило, из чистого дохода, который лицо имеет, или могло иметь в среднем в день. Дневная ставка устанавливается минимум в две немецкие марки и максимум в десять тысяч немецких марок. Таким образом, общий размер штрафа по УК ФРГ составляет: минимум (5 ставок по 2 марки) – 10 марок, максимум (360 ставок по 10 тысяч марок) – 3 млн. 600 тысяч марок[37] . Причем доходы лица, его имущество и другие источники существования могут учитываться для определения дневной ставки. В решении суда указывается количество и размер дневных ставок[38] .

Согласно УК Польши штраф назначается "в ставках дневного заработка путем определения количества ставок и величины одной ставки" (ст.33). При этом наименьшее количество ставок равно десяти, максимальное – тремстам шестидесяти. При определении размера дневной ставки суд исходит из доходов виновного лица, его личных и семейных условий, материального положения и возможности получения заработка. Дневная ставка назначается в пределах от десяти до двух тысяч злотых[39] .

Дания (§51 УК) и Франция (п.3 ст. 131-3 УК) для расчетов штрафа используют так называемый “штрафо-день” (причем во Франции он является даже самостоятельным видом наказания). Во Франции наказание в виде штрафо-дней состоит в обязанности осужденного регулярно вносить в государственный бюджет определенные денежные суммы. Размер ежедневного взноса устанавливается судом с учетом доходов и имущественных обязанностей подсудимого и не может превышать двух тысяч франков. Количество штрафо-дней определяется с учетом обстоятельств преступного деяния, но не может превышать 360 дней[40] .

Согласно белорусскому уголовному законодательству размер штрафа (ч.2 ст.50 УК) определяется с учетом размера минимальной заработной платы, установленной на день постановления приговора, в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления и материального положения осужденного. При этом размер штрафа за преступления, не представляющие большой общественной опасности, может назначаться в пределах от пятидесяти до пятисот минимальных заработных плат, за менее тяжкие преступления – от трехсот до одной тысячи минимальных заработных плат. Минимальные и максимальные пределы увеличиваются в два раза, если преступление совершено из корыстных побуждений.

При определении штрафа путем установления всего или части дохода осужденного за определенный период (что также характерно для некоторых государств на постсоветском пространстве) пределы такого периода колеблются от двух недель до года (например, см. ч.2 ст. 79 УК Республики Казахстан). Если сравнивать Казахстан и Россию, то в Уголовном кодексе последней максимальный предел выше, чем в Казахстане и составляет 5 лет, но минимальный предел в этих странах одинаковый – 2 недели (ч.2 ст. 46 УК РФ).

Среди европейских стран “дальнего” зарубежья лишь Испания устанавливает штраф подобным образом, определяя его в заработке осужденного за период от пяти дней до двух лет (ч.2 ст. 50 УК). При этом ежедневная квота не может быть меньше 200 песет (1,2 евро) и больше 50 тысяч песет (300 евро).

Уголовные кодексы ряда зарубежных государств содержат особые пределы и правила назначения штрафов для несовершеннолетних. В Болгарии и Дании к несовершеннолетним штраф вообще не может применяться. В других странах максимальный размер штрафа для несовершеннолетних существенно ниже, чем для взрослых: в два раза – в Украине, в 4 раза – в Латвии, в 5 раз – в Узбекистане, в 10 раз – в Беларуси, в 17 раз – в Азербайджане, наконец, в 40 раз – в Казахстане.

Стремясь обеспечить более тесную связь между преступлением и наказанием, а, также косвенно возлагая на штраф некоторые компенсационные функции, законодатель ряда зарубежных стран устанавливает и иные способы исчисления штрафа. Прежде всего – кратно к причиненному преступлением ущербу или полученной преступником выгоде. Так, в ст. 33 УК Испании говорится, что штраф определяется в сумме, “пропорциональной ущербу”. Параграф 357 (п.“b”) Свода законов США устанавливает штраф, основанный “на доходе или убытке”, “но не более двойного размера дохода или убытка”.

По УК Дании (ч.2 ст. 51), если штраф налагается за корыстное преступление, суд может наложить штраф не в форме “штрафо-дней”, а пропорционально размеру преступной “прибыли”.

Интересен в этом отношении законодательный опыт Китая. Глава 3 УК КНР предусматривает ответственность за “преступления, связанные с нарушением порядков социалистического рынка”. Санкции ст. 140 – 146 содержат указание на штраф в сумме от половины до двукратного размера стоимости реализованной продукции, а ст. 147-148 – до трехкратного размера реализованной продукции. Санкция ст. 153 УК КНР (“Контрабанда”), помимо прочего, предусматривает штраф “от двукратного до шестикратного размера сокрытых от уплаты налогов”. Статья 159 УК КНР за фиктивное учредительство предусматривает, в частности, штраф в размере от 2 до 10 процентов “от величины фиктивно внесенного капитала или возвращенного себе капитала”. Штраф за незаконную эмиссию (ст. 160) может составлять от 1 до 5 процентов величины привлеченного таким образом капитала.

В подавляющем числе зарубежных стран наряду с основными наказаниями предусматриваются дополнительные. Как правило, среди последних находится и штраф. Вместе с тем размер и порядок исчисления штрафа обычно не зависят от того, является ли штраф основным или дополнительным наказанием[41] . В некоторых странах (Азербайджан, Казахстан, Украина[42] ), как и в России, применение штрафа в качестве дополнительного наказания возможно лишь тогда, когда он специально предусмотрен в санкциях норм Особенной части. В других странах (Беларусь, Латвия, Эстония) такого ограничения нет.

Уголовный кодекс Австрии (§ 43а) предусматривает сочетание штрафа не с условным осуждением, а с условным освобождением. Если осужденный отбывает лишение свободы от 6 месяцев до двух лет, то оставшуюся часть лишения свободы суд может заменить штрафом до 360 дневных ставок. В таком случае неотбытая часть лишения свободы считается условной.

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что в зарубежных странах штрафу отводится видное место в системе уголовных наказаний, а основания и условия его назначения достаточно детально урегулированы в уголовном законодательстве.


Глава 2. Штраф в системе уголовных наказаний и его назначение судом

§ 1 Понятие и содержание штрафа

В действующем Уголовном кодексе России штраф определяется как “денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных настоящим кодексом (ч.1 ст. 46 УК РФ)”.

В УК РСФСР 1960 года (ст.30) при определении штрафа указывалось, что это денежное взыскание, налагаемое судом. Поскольку этот признак содержится сейчас в общем определении уголовного наказания (ч.1 ст. 43 УК РФ), специальная ссылка на назначаемость штрафа судом из статьи закона была обоснованно исключена[43] .

Некоторые авторы считают, что называть штраф имущественным наказанием нельзя, потому что это “не очень точно, поскольку непосредственное воздействие при исполнении данного наказания оказывается не на имущество или имущественные права, а на финансовые интересы осужденного”[44] . С таким мнением трудно согласиться, ибо согласно п.2 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации деньги признаются движимым имуществом. Кроме того, применение штрафа в любом случае оказывает влияние на имущественное положение осужденного. По справедливому замечанию А.Л. Цветиновича, “штраф является наказанием, которое ограничивает право собственности осужденного, так как в этом случае государство изымает часть принадлежащего ему имущества в денежной форме”[45] .

В соответствии с ч.1 ст. 43 УК РФ “наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица”.

Сопоставляя упомянутые выше нормы гражданского законодательства с общим определением штрафа, данным в ч.1 ст. 46 Уголовного кодекса Российской Федерации, следует прийти к выводу, что его юридическое содержание состоит не в лишении, а в ограничении[46] имущественных прав виновного посредством умаления его имущества.

На наш взгляд, последние изменения уголовного законодательства, в частности установление рассрочки выплаты штрафа до трех лет с сохранением возможности исчисления штрафа в виде дохода виновного, а также трактовка штрафа не просто как “денежного взыскания”, а как имущественного взыскания в денежной форме, позволяют отнести к предмету штрафа не только наличное имущество (вещи, деньги, ценные бумаги), но и существующие или будущие имущественные права виновного (право на получение заработной платы, пенсии или иного дохода осужденного). Такие права могут быть ограничены при принудительном взыскании штрафа путем обращения его на заработную плату, пенсию осужденного.

По содержанию штраф относится к подсистеме наказаний, ограничивающих имущественные права осужденного. По самостоятельности назначения его следует отнести к подсистеме наказаний, которые могут быть назначены как в качестве основных, так и в качестве дополнительных видов[47] .

В соответствии с другой классификацией штраф относится к группе наказаний, не связанных с лишением свободы. Наказания этой группы объединяет то, что, несмотря на различный характер, они не связаны с изоляцией осужденного от общества. Осужденные к этим видам наказаний не лишаются такого фундаментального блага, как свобода, они не отрываются от семьи, работы, учебы или иной социально полезной деятельности. Объем правоограничений здесь относительно невелик[48] .

Мера штрафа – это конкретный объем ограничений имущественных прав виновного, выраженный в денежной форме.

До декабря 2003 года закон предусматривал, что штраф назначается “в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством России на момент назначения наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период” (ч. 2 ст. 46 УК РФ).

В новой редакции ст. 46 УК РФ законодатель отказался от исчисления штрафа в МРОТ, сохраняя возможность его определения в размере заработной платы или иного дохода осужденного установил размеры штрафа от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет (ч.2 ст. 46 УК РФ). При первом способе исчисления, то есть в виде определенной денежной суммы штраф предназначен в основном для лиц, имеющих небольшие доходы, а также преступников, не имеющих постоянного заработка или дохода. При втором способе исчисления штраф рассчитан, как правило, на хорошо обеспеченные слои населения, имеющие достаточно высокие заработки или иные доходы. Дело в том, что применение первой разновидности штрафа к этим слоям населения в силу его относительно незначительных размеров малоэффективно. Между тем размер заработка или иного дохода осужденного из состоятельных слоев населения может в десятки раз превышать максимальный размер штрафа, определяемого в виде конкретной денежной суммы[49] . Следовательно, штраф в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период в отношении представителей богатых слоев населения наиболее соответствует провозглашенному уголовным законом принципу справедливости (ст. 6 УК РФ)[50] . В то же время Уголовным кодексом предусматриваются и ограничения в применении штрафа. Так, штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Думается, такое ограничение вполне справедливо, так как при назначении наказания, безусловно, следует соотносить его тяжесть и общественную опасность деяния[51] .

Известно, что в научной литературе законодательные новеллы 2003 года были оценены неоднозначно. Еще в период обсуждения соответствующих законопроектов отмечалось, что они направлены на либерализацию и гуманизацию карательной политики[52] . В таком ключе, а также в свете международного опыта расценивался отказ законодателя от конфискации имущества как уголовного наказания.

Большая часть поправок, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации, так или иначе, касается штрафа. Среди них, прежде всего, следующие:

1) изменение законодательной конструкции штрафа (ч.1 ст. 46);

2) изменение принципов исчисления штрафа (переход от МРОТ к абсолютным денежным суммам);

3) увеличение размеров штрафов, как в абсолютных суммах, так и в размере заработной платы или иного дохода осужденного;

4) обстоятельства, учитываемые при назначении штрафа (в части будущей заработной платы или иного дохода);

5) замена конфискации имущества штрафом;

6) возможность рассрочки уплаты штрафа до трех лет (ч.3 ст. 46);

7) новые правовые последствия неуплаты штрафа, причем дифференцированно как к основному и дополнительному наказанию;

8) особенности назначения и взыскания штрафа в отношении несовершеннолетних;

9) конкретные размеры штрафов в числе санкций норм Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Безусловно, следует приветствовать стремление законодателя к созданию действенных альтернатив реальному лишению свободы, в том числе посредством усиления роли такого имущественного наказания, как штраф. Изменения, внесенные в санкции статей Особенной части УК РФ свидетельствуют о расширении сферы применения штрафа и сокращение сферы применения лишения свободы, особенно это, касается преступлений в сфере экономической деятельности. Таким образом, штраф становится действительно существенной альтернативой лишению свободы[53] . Однако едва ли можно расценивать все принятые законодательные новеллы однозначно как дальнейшую “либерализацию” системы наказаний.

Относительно способа исчисления штрафа в условных единицах (МРОТ), в одном из определений, Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что “использование базовой суммы в качестве единицы расчета при определении размеров штрафа обусловлено необходимостью обеспечения соразмерности данного вида наказания тяжести совершенного преступления в условиях быстро меняющейся покупательной способности денег и …происходящих в стране инфляционных процессов”[54] . Несмотря на это, штраф в Кодексе (по крайней мере, при одном из способов его установления) вновь определяется в рублях. В свою очередь Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 11.01.2007 № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” дает судам разъяснение о том, что “в соответствии со статьей 46 УК РФ штраф при любом способе его назначения должен быть определен в виде денежного взыскания”[55] . В предыдущем параграфе отмечалось, что современные государства с рыночной экономикой практически не используют такой способ расчета штрафа, предусматривая его в условных единицах (дневные ставки, штрафо-дни и т.п.). Следует согласиться с мнением группы авторитетных российских юристов о том, что “использование абсолютных величин при определении размера штрафа в условиях нестабильной экономики и перманентной инфляции означает, что законодатель регулярно, чуть ли не ежемесячно, должен изменять редакции более 30% статей Уголовного кодекса. Это объективно невозможно”[56] .

Безусловно, инфляция ныне не столь велика, как в начале 1990-х гг., однако даже официально зафиксированный ее уровень (~ 10 – 12% в год) ведет к фактическому снижению репрессивности штрафных санкций каждые три года на треть. В итоге либо законодатель будет вынужден постоянно корректировать санкции со штрафом, либо суды вовсе отставят этот способ его расчета в сторону, прибегая к определению штрафа в заработке или ином доходе осужденного.

Особо следует остановиться на законодательных новеллах о штрафе применительно к несовершеннолетним.

Хотя новая редакция ч.2 ст. 88 УК РФ, как и прежняя, содержит указание на необходимость наличия у несовершеннолетнего самостоятельного заработка или имущества, как условий назначения штрафа, но в, то, же время жестко не связывает эту возможность с указанными обстоятельствами. По действующему законодательству назначение штрафа возможно и при отсутствии заработка или имущества у несовершеннолетнего. Такое решение вопроса о назначении штрафа расширяет круг несовершеннолетних, которым может быть назначено самое мягкое наказание. Но вот еще одна новелла, касающаяся уплаты штрафа, вызывает определенные сомнения.

В УК РФ включено положение, согласно которому штраф, назначенный несовершеннолетнему по решению суда, может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия. С позиции целесообразности, подобное решение вопроса вполне оправдано. Но целесообразность должна неуклонно сочетаться с законностью. И в этом аспекте возможность переложения бремени уголовного наказания на третьих лиц, пусть и с их согласия, вызывает сомнения. Уголовная ответственность связана с виновностью и должна быть личной. Ясно, что срассматриваемых позиций о вине родителей и других лиц или о совершении ими соответствующего деяния речь не идет. А ведь по существу им предлагается отбыть уголовное наказание вместо своего ребенка, совершившего преступление. Поэтому, на наш взгляд, очень привлекательное анализируемое новое положение уголовного закона входит в противоречие с обозначенной выше доктриной уголовного права. В свою очередь Пленум Верховного Суда Российской Федерации относительно взыскания штрафа с родителей или иных законных представителейнесовершеннолетнего дал судам следующее разъяснение: “Штраф, назначенный несовершеннолетнему, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия. Такое решение судом может быть принято по ходатайству родителей или иных законных представителей после вступления приговора в законную силу в порядке, предусмотренном статьей 397 УПК РФ. Если родители или иные представители несовершеннолетнего осужденного уклоняются от уплаты штрафа, то его взыскание осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации (исполнительный лист передается судебному приставу-исполнителю, который решает вопрос о взыскании штрафа в порядке исполнительного производства)”[57] .

Установление возможности уплаты штрафа за несовершеннолетнего, совершившего преступление, следует изучить и с позиций соблюдения принципа равенства граждан перед законом. С этой точки зрения, как представляется, тоже имеют место определенные нюансы. Как известно, в настоящее время произошло существенное расслоение общества в зависимости от имущественного положения. Немалая часть населения живет на грани прожиточного минимума. Другая часть обладает значительными средствами. Поэтому, скажем, в случае, если двое несовершеннолетних совершили аналогичные преступления, а сами принципиально отличаются только по признаку материального положения родителей, правовые последствия для каждого из них могут быть весьма различны. За несовершеннолетнего, относящегося к обеспеченным слоям населения, штраф будет уплачен родителями. Другой же несовершеннолетний, родители которого не в состоянии уплатить штраф, формально может быть лишен свободы, поскольку в соответствии с внесенными в УК РФ изменениями и дополнениями, установлена возможность замены штрафа в случае злостного уклонения от его уплаты, в том числе и лишением свободы (любое наказание в рамках санкции статьи Особенной части УК РФ). Думается, что рассматриваемое положение еще требует дополнительного осмысления[58] . По этому поводу еще в позапрошлом веке видный российский криминалист Н.С. Таганцев применительно к штрафу писал: “Всякое наказание должно быть страданием для виновного, страданием, им лично отбываемым; закон не может допустить, чтобы назначенное кому-либо наказание отбывалось за него другим лицом. Но по отношению к денежным взысканиям этот принцип не может быть проводим с надлежащей последовательностью, тогда как государство не в состоянии на практике устранить уплату за наказанного пени другим…. Все, что может сделать в этом отношении государство, это воспретить публичные сборы для уплаты назначенной пени”[59] . И уж во всяком случае, закон не должен стимулировать подобные ситуации. Надо сказать, что наш законодатель в последних изменениях ч.2 ст.88 УК РФ демонстрирует прямо противоположный подход. Наконец, в действующей редакции ч.2 ст. 88 УК РФ выражен неприемлемый для уголовного наказания как меры принуждения вариант, когда оно реализуется в отношении невиновного лица с его согласия, а при назначении наказания фактически предполагается элемент торга.

Обратимся теперь к способам расчета штрафа, исходя из принципов справедливости. Максимум “ординарного” штрафа для взрослых ныне составляет 500 тысяч рублей в абсолютном исчислении либо заработную плату или иной доход осужденного за три года. Конечно, конкретное распределение санкций в нормах Особенной части неодинаково.

По данным официальной статистики, в 2003 году среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в России составила 5508 рублей[60] . Таким образом, исчисленный из среднероссийского заработка минимальный размер штрафа составляет 2750 рублей (месяц – 5500 рублей, соответственно две недели – 2750 рублей), что, в общем-то, корреспондирует минимуму штрафа, исчисленному в конкретной денежной сумме (2500 рублей). В данном случае был приведен пример на момент принятия Федерального закона № 162-ФЗ от 21 ноября 2003 года. Однако среднемесячная начисленная номинальная заработная плата в России в феврале 2006 года составила 9106 рублей[61] . Соответственно, исходя из этой средней заработной платы минимальный размер штрафа уже составляет 4550 рублей, что выше штрафа, исчисленного в конкретной денежной сумме практически в два раза (2500 рублей).

Исходя из этих же данных (средняя заработная плата за 2003 год – 5508 рублей; за февраль 2006 года – 9106 рублей), сравним максимальные границы штрафа при двух способах исчисления. При исчислении от заработка (за три года) эта сумма составляла 198 тысяч рублей (5500 X 12 X3), а в абсолютном денежном выражении – в два с половиной раза выше (500 тысяч рублей). Теперь за основу возьмем среднюю заработную плату за февраль 2006 года и проведем аналогичное сравнение. При исчислении от заработка (за три года) эта сумма составляет ныне 327600 рублей (9100 X 12 X 3), а в абсолютном денежном выражении – в полтора раза выше (500 тысяч рублей). Проведенные сравнения размеров штрафов в абсолютном исчислении и в заработной плате за определенный период, оперируя средней заработной платой по России за 2003 год и за февраль 2006 года позволяют сделать вывод о том, что в настоящее время разрыв между размерами штрафов, исчисленными двумя способами, существенно сократился за счет увеличения средней заработной платы в 2006 году по сравнению с 2003 годом.

Возьмем теперь, к примеру, штраф за кражу (ч.1 ст. 158 УК РФ). Его максимум при абсолютной денежной сумме составляет 80 тысяч рублей, а при исчислении от заработка – 54600 рублей (средняя заработная плата по России в феврале – 9100 рублей, соответственно 9100 X 6) – что опять же в полтора раза меньше.

На наш взгляд, наличие подобных “ножниц” в рамках одной и той же санкции за одно и то же преступление в зависимости от принятого судом способа исчисления штрафа не отвечает принципу равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ) и чрезмерно расширяет “поле” судейского усмотрения.

Другой предусмотренный законом способ исчисления штрафа – учет заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период (от двух недель до пяти лет). Из буквального толкования ч.2 ст. 46 УК РФ следует, что при таком способе определения штрафа суд не вправе определять штраф в совокупном размере заработной платы и иного дохода осужденного за определенный период[62] .

В литературе высказывалось и противоположное суждение. По мнению А.С. Михлина, “из текста закона нельзя усмотреть волю законодателя противопоставить заработную плату и иной доход осужденного”, следовательно, “суд при исчислении суммы штрафа не должен ограничиваться только заработной платой по основному месту работы”[63] . С такой позицией можно согласиться лишь отчасти. Разумеется, говоря о заработной плате осужденного, статья 46 УК РФ имеет в виду не только его заработную плату по месту основной работы. Другое дело, что суду, как правило, бывает достаточно справки бухгалтерии по основному месту работы. Но это уже недостаток применения закона.

Что же касается мнения А.С. Михлина о возможности исчисления суммы штрафа в совокупном доходе осужденного (заработной платы и иных видов дохода), то оно не отвечает смыслу закона. Разделительный союз “или” (а не соединительный союз “и”) не оставляет сомнений в том, что суд не вправе объединять все возможные виды дохода виновного при исчислении конкретной суммы штрафа. Аналогичную позицию обоснованно занимает и Верховный Суд Российской Федерации. В постановлении от 11.01.2007 № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” Пленум Верховного Суда Российской Федерации, в частности, указал, что “размер штрафа определяется судом с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода”[64] .

При использовании подобного способа исчисления штрафа немаловажным является вопрос о видах дохода, подлежащих, помимо заработной платы, учету при исчислении штрафа, и о моменте, на который учитывается этот доход.

Часть 3 статьи 46 УК РФ определяет, что, в частности, “с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода… суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до трех лет”. Можно предположить, что законодатель косвенно все же допускает учет судом не только настоящих, но и будущих доходов. Пленум Верховного Суда указывает также на возможность применения рассрочки и отсрочки выплаты штрафа в соответствии с ч.2 ст. 31 УИК РФ и на основании ч.2 ст. 397 УПК РФ на стадии исполнения приговора[65] . Но не это главное. Главное, что при определении суммы штрафа в приговоре в абсолютных денежных единицах (рублях) на момент постановления приговора и при предоставлении рассрочки выплаты штрафа до трех лет суд фактически дает осужденному беспроцентный кредит. С учетом степени инфляции и связанного с ней обесценивания денег – кредит весьма выгодный. Когда ранее рассрочка и отсрочка могли быть предоставлены не более чем на год, острота этой проблемы была не столь велика. И если законодатель счел возможным учитывать при исчислении штрафа не только настоящий, но и будущий доход, то он должен учесть и это обстоятельство, предусматривая при рассрочке уплаты штрафа его индексацию с учетом ставки рефинансирования Центрального Банка России.

Таким образом, с учетом последних изменений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, а также положений гражданского законодательства штраф уместнее именовать не “денежным взысканием”, а “имущественным взысканием в денежной форме”. Такая трактовка в совокупности с изменившимся порядком взыскания штрафа создает возможность отнесения к его предмету не только имеющихся у виновного денежных средств, но и имущественных прав осужденного (включая его право на получение заработной платы, стипендии, пенсии и т.п.).

С принятием Федерального закона РФ от 21.11.2003 № 162-ФЗ произошло (практически никем не замеченное) трех – пятикратное повышение наказуемости деяний штрафом (по максимуму даже тех санкций, в которых он был ранее предусмотрен). Сократился разрыв между максимумом штрафа, исчисляемого в абсолютных денежных единицах и заработке (доходе) осужденного за определенный период. Ныне он (за счет увеличения средней заработной платы в России в 2006 году по сравнению с 2003 годом) соотносится как 1,5:1. Это нарушает принцип равенства граждан перед законом и чрезмерно расширяет рамки судебного усмотрения.

В качестве вывода также необходимо отметить, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 11.01.2007 № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”, в отличие от ранее действовавшего постановления, определил, что к иным доходам следует относить доходы, подлежащие налогообложению в соответствии с действующим законодательством. Однако наряду с этим постановлением, судам следует применять Постановление Правительства Российской Федерации от 20.08.2003 № 512 “О перечне видов доходов, учитываемых при расчете среднедушевого дохода семьи и дохода одиноко проживающего гражданина для оказания им государственной социальной помощи”.

Обратим внимание еще раз на тот факт, что введенная Федеральным законом от 21.11.2003 № 162-ФЗ новая редакция ч.2 ст. 88 УК РФ о возможности взыскания штрафа с родителей несовершеннолетнего преступника с их согласия идет вразрез с такими основополагающими принципами уголовного права, как равенство перед законом, принцип вины, принцип личной ответственности за совершение преступления, а также с сущностью наказания как меры государственного принуждения. Кроме того, это делает практически бесперспективными какие-либо правовые последствия неуплаты штрафа.

§ 2 Штраф как основное и дополнительное наказание

Доля санкций, где штраф является основным наказанием, в новом Уголовном кодексе Российской Федерации возросла примерно на треть (со 163 до 212 санкций). Более чем в пять раз (а по сравнению с 1960 годом – в 10 раз) возросло в УК РФ 1996 г. число санкций со штрафом как дополнительным наказанием.

В 36 статьях УК РФ (в 39 санкциях) штраф оказался в альтернативе к лишению свободы наряду с “отсроченными” наказаниями, то есть фактически являлся единственной альтернативой лишению свободы.

По состоянию на 1 мая 2004 г. 260 из 587 санкций Особенной части УК РФ содержат штраф в качестве основного наказания. И если общее число санкций в УК РФ спустя семь лет после его принятия возросло на 6,5% (с 551 до 587), то санкций со штрафом в качестве основного наказания – на 11% (с 234 до 260).

Анализ Особенной части УК РФ с учетом последних изменений свидетельствует о том, что удельный вес “штрафных” санкций (там, где он является основной мерой наказания) весьма различен по главам. Кроме того, при среднем максимальном размере штрафа, исчисляемого в абсолютных денежных единицах, в 250 тысяч рублей средний максимальный размер штрафа по отдельным главам Особенной части также довольно “разбросан”. К примеру, в главе 16 УК РФ “Преступления против жизни и здоровья” средний максимальный размер штрафа составляет 107 тысяч рублей, в главе 18 УК РФ “Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности” его размер составляет 210 тысяч рублей, а в главе 34 УК РФ “Преступления против мира и безопасности человечества” – составляет уже 400 тысяч рублей[66] .

Максимальный размер штрафа в среднем составляет от 400 тысяч рублей (в главе 34 УК РФ) до 53 тысяч рублей (в главе 20 УК РФ “Преступления против семьи и несовершеннолетних”). Сравнительно более высокие размеры штрафа – в главе 23 УК РФ (“Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях”) – 350 тысяч рублей; в главе 29 УК РФ (“Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства”) – 272 тысячи рублей; и в главе 30 УК РФ (“Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления”) – 269 тысяч рублей. Относительно меньшие средние максимальные суммы в главах о преступлениях против жизни и здоровья (глава 16 УК РФ) – 107 тысяч рублей, против военной службы (глава 33 УК РФ) – 120 тысяч рублей, против свободы, чести и достоинства личности (глава 17 УК РФ) – 124 тысячи рублей.

Наиболее распространен штраф в санкциях за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (97% санкций гл.19); против интересов службы в коммерческих или иных организациях (80% санкций гл. 23); за экологические преступления (69% санкций гл. 26) и за преступления в сфере экономической деятельности (67% санкций гл.22).

На последнем месте по распространенности штрафа – глава 33 (“Преступления против военной службы”) – 7% санкций, глава 34 (“Преступления против мира и безопасности человечества”) – 14% санкций, глава 16 (“Преступления против жизни и здоровья”) – 20% санкций и глава 27 (“Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта”) – 20% санкций.

Удельный вес штрафных санкций в зависимости от их размера весьма различен[67] .

Треть санкций (32%) предусматривает штраф до 120 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного до одного года. Максимуму санкции в 300 тысяч рублей соответствует предел заработка или дохода за два года, – доля которых среди всех санкций УК РФ составляет 27%, а в 500 тысяч рублей – обычно три года (14% к общему числу санкций УК РФ). Непонятно, правда, почему в ч.2 ст. 199.1 УК РФ (“Неисполнение обязанностей налогового агента”) наряду с максимальным размером штрафа в абсолютном исчислении в 500 тысяч рублей закреплен штраф в размере заработной платы или иного дохода осужденного на срок от двух до пяти лет. Последний вариант более свойствен штрафу в его абсолютном исчислении в размере до миллиона рублей.

В литературе уже обращалось внимание на отдельные погрешности технико-юридического конструирования “штрафных” санкций применительно к отдельным видам преступлений[68] . Например, почему в статье 319 УК РФ (“Оскорбление представителя власти”) штраф до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев – такой же, как и за простое оскорбление (ч.1 ст. 130 УК РФ), причем в ст. 319 такое оскорбление – публичное, а за оскорбление обычного гражданина в публичном выступлении штраф – в два раза выше? Почему сокрытие или искажение информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей, независимо от последствий наказываются штрафом до 300 тысяч рублей (ч. 1 ст. 237 УК РФ), а нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей, штрафом всего в 80 тысяч рублей (ч. 1 ст. 236 УК РФ).

Подобные примеры можно продолжить, однако мы остановимся на тех санкциях УК РФ, где штраф предусмотрен в качестве альтернативы лишению свободы. Это 166 из 260 санкций Особенной части, содержащих штраф в качестве основного наказания.

“Разброс” санкций в виде лишения свободы, содержащих штраф в качестве альтернативы, довольно велик (от одного года до восьми лет лишения свободы).

В 11 статьях Уголовного кодекса Российской Федерации (11 санкциях) штраф является не только альтернативой лишению свободы, но и альтернативой лишению свободы со штрафом. Средняя максимальная сумма штрафа (в рублях) в целом растет пропорционально сроку корреспондирующей ей санкции в виде лишения свободы. Однако это соблюдается не всегда.

Рост средней максимальной суммы штрафа происходит при повышении срока лишения свободы до шести лет (до 4 лет – 266 тысяч рублей; до 5 лет – 297 тысяч рублей; до 6 лет – 420 тысяч рублей). После, сумма среднего максимального штрафа снижается (до 7 лет – 244 тысячи рублей; до 8 лет – 310 тысяч рублей)[69] .

При санкции до одного года лишения свободы “разброс” санкций в виде штрафа – от 100 до 300 тысяч рублей (по ч.1 ст. 198 УК РФ). Лишение свободы от двух до трех лет предусматривает альтернативный штраф во всем спектре его сумм: от 40 до 500 тысяч рублей. Наиболее часто здесь встречаются санкции в 200 и 300 тысяч рублей. Есть и неоправданные крайности. Так, например, ч.1 ст. 175 и ч.1 ст. 225 УК РФ наряду с лишением свободы до двух лет допускает штраф до 40 тысяч рублей, а ч.2 ст.141.1 УК РФ при таком же сроке лишения свободы – штраф до 500 тысяч рублей.

С другой стороны, при лишении свободы до пяти лет наиболее распространенной альтернативой выступает штраф в 300 тысяч рублей (13 из 29 таких альтернативных санкций). Но едва ли можно рационально объяснить, почему наряду с лишением свободы до пяти лет в ч.2 ст. 234 УК РФ предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей, а в шести санкциях – до 500 тысяч рублей.

“Разброс” штрафных санкций неоправданно широк также при 4-летнем сроке лишения свободы (от 80 до 500 тысяч рублей) и при лишении свободы до 8 лет (120 тысяч рублей по ч.3 ст. 234 и 500 тысяч рублей по ч.2 ст. 291 УК РФ).

Наиболее часто предусмотрен в качестве альтернативы лишению свободы штраф до 300 тысяч рублей. Он встречается практически во всех санкциях, где есть лишение свободы (причем, дважды при санкциях до года и трижды – до семи лет лишения свободы). С другой стороны, альтернативный штраф до 120 тысяч рублей встречается в санкциях с лишением свободы и до 1 года, и до 8 лет. Наконец, альтернативный штраф в полмиллиона рублей можно обнаружить и в санкциях с максимальным двухлетним сроком лишения свободы (ч.2 ст. 141.1 УК РФ), и при лишении свободы до восьми лет.

В ч.2 ст. 198 УК РФ штрафу от 200 до 500 тысяч рублей корреспондирует лишение свободы от двух месяцев до трех лет, а в ч.2 ст. 199 УК РФ такому же штрафу соответствует санкция до шести лет лишения свободы.

Как видно, придерживаясь в целом пропорционального подхода при установлении размера штрафа как альтернативы лишению свободы, законодатель зачастую действует бессистемно, без должного учета взаимосвязи санкций[70] .

В предусмотренном статьей 44 УК РФ системе (“лестнице”) наказаний штраф находится на первой ее ступени, следовательно, расценивается как наименее строгое наказание[71] . Об этом же говорит установленная в ч.5 ст. 46 УК РФ возможность замены штрафа при злостном уклонении от его уплаты любым иным наказанием “в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса”.

Тем не менее, уже в первые годы после принятия УК РФ 1996 г. обращалось внимание на то, что фактически штраф далеко не всегда выступает наименее строгим наказанием. Ю.М. Ткачевский, например, сравнивал строгость штрафа в размере 100 МРОТ и обязательные работы в 60 часов[72] . О меньшей строгости штрафа по отношению к исправительным работам писала Б. Карганова[73] . На наш взгляд, последние изменения в УК РФ, и, прежде всего, увеличение сумм штрафа, дают еще больше оснований для вывода, что ныне фактически штраф утратил роль наименее строгого наказания и занял в системе наказаний место между ограничением по военной службе и ограничением свободы, то есть место, которое ранее занимала конфискация имущества.

Для подтверждения этого вывода обратимся к соотношению штрафа и конфискации имущества[74] .

Остановимся вначале на сходстве штрафа и конфискации имущества. Все авторы, затрагивающие этот вопрос, обоснованно отмечают, что общим для данных наказаний является то, что как конфискация, так и штраф – наказания имущественного характера[75] . Вместе с тем от иных наказаний, сопряженных с имущественными ограничениями, и штраф, и конфискацию отличает то, что они являются исключительно имущественными наказаниями. Этого нет, например, при исправительных работах, где также имеются существенные ограничения имущественного характера, связанные с установленными судом удержаниями из заработной платы осужденного.

Следовательно, общим объектом штрафа и конфискации выступает имущество осужденного. Статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации к объектам гражданских прав, а соответственно, к объектам возможных правопоражений относит “вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права…”. В ч.2 ст. 130 ГК РФ признаются движимым имуществом, “вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги”.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации также определял круг имущества, подлежащего конфискации, достаточно широко. Это имущество осужденного, включая его долю в общей собственности, уставном капитале коммерческих организаций, деньги, ценные бумаги, иные ценности, в том числе находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в финансово-кредитных организациях и банках, а также имущество, переданное осужденным в доверительное управление (ч.1 ст.63 УИК РФ)[76] .

Хотя штраф является денежным взысканием, при его принудительном исполнении как дополнительного наказания допускается обращение взыскания на имущество осужденного, как и ранее при наказании в виде конфискации имущества[77] . Перечень имущества, не подлежащего конфискации, по приговору суда, был дан в Приложении 1 к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации (еще ранее это было Приложение к УК РСФСР). При принудительном взыскании штрафа ныне взыскание не может быть обращено на имущество, предусмотренное статьей 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как штраф, так и конфискация имущества не являются компенсационными мерами. Средства, взыскиваемые с виновного, поступают в собственность государства, а не потерпевшего, какого-либо иного физического или юридического лица[78] .

Есть мнение, что общим для штрафа и конфискации имущества служит то, что они не связаны с лишением свободы[79] . С этим можно согласиться, хотя данная черта свойственна и другим альтернативным наказаниям.

Частично совпадает порядок исполнения конфискации имущества и штрафа, если последний реализуется путем обращения взыскания на имущество осужденного. В этом случае применяются не только нормы УИК РФ, но и положения Федерального закона Российской Федерации от 21.07.1997 № 119-ФЗ “Об исполнительном производстве”.

Обратимся теперь к отличительным свойствам штрафа и конфискации имущества.

Меньшая степень репрессивности как черта, отличающая штраф от конфискации имущества, указывалась И.В. Смольковой: “…по объему карательных элементов, – писала она, – конфискация имущества является более репрессивным наказанием, чем штраф”[80] . Надо полагать, что под “объемом карательных элементов” следует понимать количество имущества (в денежном либо натуральном выражении, но всегда – в денежном эквиваленте), которое может быть изъято у осужденного при конфискации и штрафе. Учтем, что эти суждения были высказаны в период действия УК РСФСР 1960 г. По УК РСФСР 1960 г. на начало 1960-х гг. средний размер максимального штрафа по всем санкциям составлял 187 рублей, при этом около 70% санкций имели штраф до 100 рублей, а среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в 1960 г. составляла 70,6 рублей.

Шестнадцать лет спустя среднемесячная заработная плата рабочих и служащих возросла более чем вдвое и в 1976 г. составила 146 рублей[81] . Средний максимальный размер штрафа по всем санкциям УК по состоянию на 1 января 1976 г. составлял уже 752 рубля. Однако если исключить из расчета санкции ст. 167.1, ч.1 ст. 223.1, со штрафами до 10 тысяч рублей и ч.2 ст. 223.1 (до 20 тысяч рублей)[82] , то средняя максимальная сумма штрафа в 1976 г. падает до 141 рубля, а доля санкций со штрафом не свыше 100 рублей составляла 72%. Как видно, это было вполне сопоставимо со средней заработной платой рабочих и служащих в тот период. В данном случае вывод И.В. Смольковой о качественно меньшей репрессивности штрафа по сравнению с конфискацией имущества был вполне обоснован.

Обратимся теперь к современности. Как отмечалось ранее, среднемесячная номинальная заработная плата в России в феврале 2006 года составила 9106 рублей. Средний максимальный размер штрафа, исчисляемого в абсолютных величинах составляет 250 тысяч рублей, что почти в 30 раз превышает размер среднемесячной заработной платы в целом по России[83] . Едва ли он (пусть и не в максимальном размере) может быть уплачен из “текущего дохода осужденного”, как об этом в 1979 году писала И.В. Смолькова. С повышением суммы штрафа в 2003 г. между штрафом и конфискацией имущества уже нет столь резких отличий, как в конце прошлого века. Отмена конфискации имущества как уголовного наказания и замена ее особо крупным (до 1 миллиона рублей) штрафом приводит к выводу о появлении в российском уголовном законодательстве двух качественно различных видов штрафов. Это обычные (“ординарные”) штрафы и штрафы конфискационного характера, применяемые в качестве дополнительного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные по корыстным мотивам.

В этой связи едва ли следует усматривать сущностное различие между штрафом и конфискацией имущества в том, что штраф может быть как основным, так и дополнительным наказанием, а конфискация – только дополнительным наказанием[84] . Известно, что в процессе кодификации уголовного законодательства выдвигались, но не нашли поддержки предложения по введению конфискации имущества в качестве альтернативы лишению свободы за ряд экономических преступлений[85] . Но это было сделано, исходя из политических соображений, а не из сущности конфискации как меры наказания. В свою очередь, напротив, ничто с этой точки зрения не мешает законодательно исключить штраф из числа дополнительных наказаний.

Если же говорить о сущностных свойствах штрафа, отличающих его от конфискации имущества, то это, прежде всего то, что штраф – это четко определенное заранее денежное взыскание. Именно его четко выраженная форма предопределяет способы конструирования штрафа в санкциях уголовного закона и особенности в порядке его назначения и исполнения.

Такого соответствия нет у конфискации[86] . Фактический размер последней (то есть реальная строгость данного наказания) мог быть весьма различен и зависеть, прежде всего, не от тяжести совершенного деяния, а от наличия и количества соответствующего имущества в собственности осужденного.

Четко установленная денежная форма выражения позволяет распространить штраф не только на наличное имущество осужденного, но и на его будущие доходы, что (особенно в условиях значительного повышения абсолютной суммы штрафов) делает штраф даже более репрессивным, нежели конфискация. При ее исполнении учитывалось только реально существующее имущество осужденного.

Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что, будучи, как и конфискация, исключительно имущественным уголовным наказанием, штраф отличается от нее формой выражения, способами закрепления в законе и отражения в судебном приговоре, а также порядком исполнения.

Весьма неоднозначно и соотношение штрафа с исправительными работами. Ранее он, безусловно, признавался более мягким наказанием и по УК РСФСР 1960 г. (ч.3 ст. 30) в случае злостного уклонения лица от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, суд мог заменить неуплаченную сумму штрафа наказанием в виде исправительных работ из расчета за десять рублей штрафа – один месяц исправительных работ, но не свыше одного года исправительных работ.

Ныне такое положение существенно изменилось с точки зрения, как абсолютных сумм штрафа, так и способа его исчисления.

Содержанием наказания в виде исправительных работ является, прежде всего, его имущественная составляющая: из заработка осужденных к исправительным работам производятся удержания в доход государства в пределах от 5 до 20%. Другой карательный элемент данного наказания – сокращение продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска до 18 дней (ч. 6 ст.40 УИК РФ) не столь значима. Прочие элементы принуждения в исправительных работах (например, запрет увольняться с работы по собственному желанию без письменного разрешения уголовно-исполнительной инспекции) принято относить не к содержанию, а к организационно-правовой форме реализации исправительных работ[87] .

Соотнесем минимальные и максимальные границы штрафа и исправительных работ, имея в виду их имущественную составляющую. Минимум штрафа – заработок или иной доход осужденного за две недели (то есть половина месячного заработка). Минимум исправительных работ – два месяца с 5% удержанием из заработка, иначе говоря, одна десятая месячного заработка. Как видно, минимум штрафа в пять раз выше минимума исправительных работ.

Максимум (даже “ординарного”) штрафа – заработок или иной доход осужденного за три года. Максимум вычетов при исправительных работах – 20% за два года, то есть заработок примерно за пять месяцев. Здесь максимум штрафа в семь с лишним раз выше имущественного карательного содержания максимума исправительных работ.

Конкретизируем эти рассуждения на примере норм Особенной части УК РФ. По ч.1 ст. 158 УК РФ предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей или (наряду с другими наказаниями) исправительные работы до одного года. Если виновному назначен максимум исправительных работ в один год и 20% удержаний, то фактически сумма удержаний (с учетом отмеченной выше по России средней заработной платы в 9106 рублей) составляет: 9100X12X20%, то есть 22000 рублей, что более чем в 3,5 раза меньше максимальной суммы штрафа, указанной в ч.1 ст. 158 УК РФ.

Таким образом, следует прийти к выводу, что штраф, во всяком случае, в имущественном отношении, фактически является более строгим наказанием, нежели исправительные работы.

Можно также возразить, что строгость исправительных работ вытекает и из “срочного” характера, что в принципе не свойственно штрафу. Между тем последние изменения в порядке уплаты штрафа (в том числе возможность предоставления рассрочки на срок, превышающий срок исправительных работ) уже не делает этот аргумент значимым.

Обязательные работы также находятся после штрафа на “лестнице” наказаний. Соотнесем их со штрафом, используя опять же имущественный критерий.

До декабря 2003 года в Уголовно-исполнительном кодексе существовала норма, согласно которой стоимость выполненных осужденным работ определялась “по действующим в организации расценкам”, а администрация, где отбывались обязательные работы, должна была ежемесячно перечислять в соответствующий бюджет финансовые средства за выполненные осужденными работы. Данное положение в литературе подвергалось резкой критике как препятствующее организации обязательных работ на практике[88] , и было отменено.

Тем не менее, в научном плане оно может быть сохранено для определения “общего знаменателя” между штрафом и обязательными работами.

Выразим минимум и максимум обязательных работ в рублях, исходя из установленной законом минимальной заработной платы (1100 рублей) и 40-часовой продолжительности рабочей недели. В месяц это примерно 160 рабочих часов. При оплате по самому минимуму один час работы стоит 7 рублей. С этих позиций минимум обязательных работ (для взрослых), исчисленный в теоретически возможной оплате труда составляет 7X60=420 рублей. Минимум штрафа – 2500 рублей, то есть выше в шесть раз.

Максимум обязательных работ (опять же в денежном исчислении) составляет 7 X 240 = 1680 рублей. Максимум (хотя бы “ординарного”) штрафа, исчисляемого в денежной сумме (500 тысяч рублей) – почти в 300 раз выше максимума обязательных работ.

В свете сказанного представляются весьма призрачными надежды законодателя на то, что обязательные работы и исправительные работы в качестве средства замены штрафа способны играть сколько-нибудь серьезную стимулирующую роль.

Что же касается наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст.47 УК РФ), то соотнести его со штрафом довольно сложно, да и применяется оно чрезвычайно редко. Если усматривать в карательном содержании этого наказания (во всяком случае, одного из его видов) лишение возможности заработка, то косвенно, через сумму такого среднего заработка можно сопоставить максимум штрафа и максимум лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Максимум “ординарного” штрафа – заработок или иной доход за три года. Максимум лишения прав как основного наказания – пять лет, то есть выше, чем штрафа. Однако если же соотнести максимум “ординарного” штрафа в 500 тысяч рублей и средний максимально неполученный заработок (с учетом среднемесячного по России в 9100 рублей) за пять лет (60 месяцев), то штраф окажется в данном случае незначительно мягче лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (штраф – 500 тысяч рублей, а обязательные работы – 9100 X 60 = 546 тысяч рублей).

Теперь рассмотрим штраф как дополнительное наказание.

Согласно ч.2 ст. 45 УК РФ штраф может применяться в качестве, как основного, так и дополнительного наказания.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. установил, что штраф в качестве дополнительного наказания может назначаться только “в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса” (ч.4 ст. 46 УК РФ). Кроме того, в ч.4 ст. 73 говорилось, что дополнительные виды наказаний, кроме конфискации имущества, могут назначаться и при условном осуждении.

В УК РФ 1996 г. штраф как дополнительное наказание был предусмотрен всего в 29 санкциях, что составило 5,4% всех санкций УК РФ. В основном – за преступления против собственности, в сфере экономической деятельности и некоторые другие.

В 29 из 32 санкций, где, по состоянию на конец 2003 г., штраф был дополнительным наказанием, он предусматривался наряду с наказанием в виде лишения свободы. Только три санкции (ч.1 ст. 169; ч.2 ст. 169 и ст.289 – “Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности” и “Незаконное участие в предпринимательской деятельности”) сочетали штраф с наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью[89] .

Три четверти санкций, где штраф существовал в качестве дополнительного наказания, устанавливали его в размере не свыше ста минимальных размеров оплаты труда, установленных законом. Две трети санкций со штрафом в качестве дополнительного наказания предусматривали его как факультативное.

Вопросы применения штрафа как дополнительного наказания были предметом рассмотрения Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В постановлении от 11.01.2007 № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” он разъясняет, что “штраф может назначаться в качестве основного наказания, а также в качестве дополнительного наказания, если это прямо указано в санкции статьи Особенной части УК РФ, причем если за совершенное преступление штраф назначен в качестве основного наказания, то его нельзя назначить в качестве дополнительного наказания за это же преступление”[90] .

Несмотря на существенное расширение законодательных возможностей применения штрафа как дополнительного наказания, на практике он назначался довольно редко[91] .

В целом по России число осужденных к штрафу в качестве дополнительного наказания было относительно невелико и, как правило, не превышало пяти тысяч человек.

Сходные тенденции отмечаются и по регионам. По данным Т.В. Непомнящей, суды Омска и Омской области назначали штраф в качестве дополнительного наказания в 1997 г. – 412 чел.; в 1998 г. – 258; в 1999 г. – 106; в 2000 г. – 33; в 2001 г. – 52; в 2002 г. – 21 осужденному[92] . В Томской области в 2001 году штраф как дополнительное наказание был назначен 47 осужденным (в том числе двум несовершеннолетним); в 2002 году – 25 (в том числе одному несовершеннолетнему); в 2003 году – 25 (и ни одному несовершеннолетнему).

В то же время по России в целом с момента вступления в силу нового УК РФ на практике существенно возросло применение в качестве дополнительного наказания конфискации имущества. По официальным данным (опубликованным в упомянутых выше сборниках), в 1997 г. с конфискацией имущества было осуждено 10044 человек; в 1998 г. – 14653; в 1999 г. – 18901; в 2000 г. – 20463; в 2001 г. – 26176 человек. Как видно, количество осужденных с применением конфискации имущества возросло более чем в два раза.

На фоне сложного социально-экономического положения большей части населения, видимо, нелегко рассчитывать на широкую реализацию в законе призывов к расширению использования штрафа как дополнительного наказания[93] .

До вступления в силу Федерального закона от 21.11.2003 № 162-ФЗ конфискация была предусмотрена в 46 санкциях 26 статей Особенной части УК РФ, причем в 13 санкциях – как обязательное дополнительное наказание, в остальных – как факультативное. Упомянутый Закон внес изменения во все 46 санкций, заменив конфискацию штрафом, но, по общему правилу, в качестве факультативного дополнительного наказания. Однако необходимо отметить, что до внесения изменений Федеральным законом от 21.07.2004 № 73-ФЗ в УК РФ санкция ч.2 ст. 162 УК РФ (“Разбой”) являлась единственным исключением, которая предусматривала штраф как обязательное дополнительное наказание, соединяемое с лишением свободы на срок от 5 до 10 лет, хотя в ч.1, ч.3 и ч. 4 данной статьи штраф был предусмотрен как дополнительное факультативное наказание.

Кроме того, в результате дополнения законодательства или модификации некоторых статей Особенной части появилось пять новых санкций, предусматривающих весьма крупный факультативный штраф как дополнительное к лишению свободы наказание. Это санкции ч. 4 ст.160; ч.4ст.162; ч.4 ст. 174; ч.2 ст. 228.1; ч.3 ст. 228.1. По ч.2 ст. 159 и ч. 2ст. 160 УК РФ штраф в качестве дополнительного наказания был отменен. В итоге в нашем Уголовном кодексе появилась 51 санкция со штрафом взамен конфискации имущества. Таким образом, в действующем УК РФ штраф как дополнительное наказание в общей сложности предусмотрен уже в 83 санкциях Особенной части УК РФ. Однако, как уже отмечалось выше, законодательные новеллы 2003 года привели, на наш взгляд, к появлению среди дополнительных наказаний двух групп штрафов: “ординарных” (обычных) и “конфискационных”. Подтвердим эти суждения некоторыми данными.

63% всех “конфискационных” штрафов – это штрафы до 1 миллиона рублей; 14% – до 500 тысяч рублей; две санкции содержат штраф до 100 тысяч рублей; две – до 10 тысяч рублей.

Если средняя максимальная сумма штрафа по статьям, где он и ранее существовал в качестве дополнительного наказания, составляет 92 тысячи рублей, то средняя сумма максимального штрафа, установленного взамен конфискации, около 800 тысяч рублей. Как видно, это именно тот случай, когда в соответствии с законами диалектики количество превращается в качество.

Заменяя конфискацию штрафом, законодатель в целом следовал пропорции: при большем сроке лишения свободы – больший штраф в качестве дополнительного наказания. При санкциях от 5 до 10 лет лишения свободы в 65% санкций это штраф до 1 миллиона рублей, а при санкциях свыше 10 лет – таких санкций уже 70%.

Самый большой средний максимальный размер штрафа как дополнительного наказания вместо конфискации имущества – при лишении свободы до семи лет (928 тысяч рублей). Даже при лишении свободы до 20 лет он не достигает максимума (875 тысяч рублей)[94] . Если сравнить размеры конфискационного и “ординарного” штрафа, то можно прийти к выводу, что наименьший средний максимальный конфискационный штраф при лишении свободы до 4 лет (100 тысяч рублей) практически совпадает с максимальным “ординарным” штрафом в качестве дополнительного наказания (108 тысяч рублей)[95] .

Средний максимальный срок лишения свободы при “ординарном” штрафе в качестве дополнительного наказания – 4,4 года, а при “конфискационном” – 11,7 года.

Было бы правильным, по мнению С.С. Уткиной, при определении пропорций замены точно следовать принципу: санкции до 10 лет лишения свободы включительно снабжать штрафом до 500 тысяч рублей или в размере заработка или иного дохода за период до 3 лет, а свыше 10 лет – до 1 миллиона рублей или в размере заработка или иного дохода за период до 5 лет. Минимальный размер в обоих случаях при совершении тяжкого или особо тяжкого преступлений следует установить в 100 тысяч рублей[96] .

Конечно, введение крупных “конфискационных” штрафов в число дополнительных наказаний потребует и совершенствование правового механизма их обеспечения.

Таким образом, подтверждается вывод, что штраф ныне уже фактически не занимает положения самого мягкого уголовного наказания, как это предусмотрено статьей 44 УК РФ. Изменения и дополнения, внесенные в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 21.11.2003 № 162-ФЗ, позволяют сделать вывод о появлении двух качественно различных по репрессивности видов штрафов: обычных, или “ординарных” (в том числе как дополнительных наказаний), и “конфискационных”, пришедших на смену дополнительному наказанию в виде конфискации имущества. “Конфискационные” штрафы в ряде случаев могут быть для виновного и его семьи даже более строгими наказаниями, чем полная конфискация, учитывая их размер, отсутствие у виновных имущества, подлежащего конфискации, а также то, что, в отличие от конфискации, штраф с рассрочкой должен уплачиваться из будущих доходов осужденного.

Стремление законодателя к повышению репрессивности штрафов, нашедшее отражение в УК РФ 1996 года и, в особенности в Федеральном законе от 21.11.2003 № 162-ФЗ, привело к тому, что штраф, потеряв свойства самого мягкого наказания в системе наказаний, фактически превзошел по строгости обязательные работы, исправительные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и занял место, которое до этого занимала конфискация имущества. В этой связи напрасные надежды законодателя, что какое-либо наказание, кроме лишения свободы, ныне может выступать реальным и действенным стимулом своевременной уплаты штрафа осужденным.

Отмена в 2003 г. конфискации имущества в качестве дополнительного наказания вкупе с желанием законодателя сохранить имущественную составляющую уголовной ответственности за корыстные преступления привела к почти десятикратному разрыву между “ординарными” и “конфискационными” штрафами. Замена конфискации такими штрафами, небесспорная по существу, прошла бессистемно. При сохранении действующего масштаба “штрафных” санкций (что не бесспорно) более рационально установить максимальный размер штрафа как дополнительного наказания в 500 тысяч рублей при лишении свободы (в санкции) до 10 лет, а 1 миллион – при лишении свободы свыше 10 лет.

В связи с этими изменениями, которые еще более усилили реальную репрессивность штрафа в будущем, вероятно, потребуется законодательная корректировка как системы наказаний, предусмотренных статьей 44 УК РФ, так и санкций Особенной части Кодекса. Одним из вариантов может быть такой, который основан на предлагаемом нами выделении видов штрафов, а именно: снижение суммы “ординарного” штрафа с оставлением его на прежнем месте и закреплении “конфискационного” (“чрезвычайного”) штрафа на месте конфискации имущества. Есть же в законе два вида лишения свободы: на определенный срок и пожизненное. Но эти вопросы требуют решения на основе исследования реальной репрессивности всей системы наказаний.

§ 3 Назначение штрафа судом

Применению уголовного наказания в виде штрафа не уделяется должного внимания ни в юридической литературе, ни в разъяснениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации, и в этом, на наш взгляд, состоит одна из важных причин его недооценки в борьбе с преступностью. Анализ статистических данных свидетельствует о том, что в судебной практике этот вид наказания используется неоправданно мало, кроме того, как правило, штраф назначают в размере заработной платы или иного дохода осужденного.

Представляется, что наказание в виде штрафа можно применять гораздо активнее. Например, в статьях, санкции которых включают наказание в виде исправительных работ, необходимо предусматривать альтернативное наказание в виде штрафа (таких статей в УК РФ тринадцать). Тем более что штраф в соотношении с исправительными работами нельзя признать менее строгим. Штраф исчисляется в сумме от 2500 руб. до 1 млн. руб. либо в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет и считается самым мягким наказанием. Исправительные же работы по степени тяжести находятся на пятом месте. Однако фактически такая градация не соответствует действительности: минимальный размер штрафа – 2500 руб. (ст. 46 УК РФ), причем, как правило, эту сумму осужденный должен выплатить единовременно, минимальные же выплаты при исправительных работах равны 5% за два месяца, что при средних зарплатах осужденных составляет в среднем 300 – 400 руб. в месяц. Получается, что на деле штраф является более строгим наказанием и вполне может послужить заменой исправительных работ.

Полагаем, такое законодательное решение помогло бы повысить эффективность применения уголовных наказаний за следующие преступления:

а) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, которое наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок (ст. 113 УК РФ). Судебная практика показывает, что в этих случаях в качестве наказания обычно избирается условное осуждение или отсрочка исполнения приговора. При применении же штрафа виновное лицо понесет реальную ответственность за содеянное, а государству будут, хотя бы частично, возмещены расходы, связанные с расследованием и судебным разбирательством;

б) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. За это деяние предусмотрено наказание в виде ограничения свободы или лишения свободы до двух лет (ст. 114 УК РФ), но по подобным делам суды также ограничиваются условным осуждением вместо реального наказания. Включить штраф в перечень санкций данной статьи следует по уже изложенным соображениям;

в) причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Данное преступление влечет лишение свободы в альтернативе с ограничением свободы (ч.2 ст. 118 УК РФ). Какой цели может достичь применение такого наказания, например, при осуждении врача или медсестры? Для их исправления, полагаем, будет достаточно наказания в виде штрафа;

г) вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством и попрошайничеством, предусматривающее в альтернативе четыре вида наказания (ч.1 ст. 151 УК РФ). Видимо, целесообразно включить в этот список и штраф. Нет сомнения в том, что обязательные работы не сравнятся по эффективности со штрафом: разумеется, при отбытии наказания в виде обязательных работ придется немало потрудиться, но и для уплаты штрафа тоже нужно заработать деньги, причем более значительные суммы в гораздо более сжатые сроки.

Мы не смогли найти убедительных причин отсутствия в санкциях ст. 127 УК РФ, предусматривающей ответственность за незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, наказания в виде штрафа. Если бы за это преступление был установлен штраф, например, в размере 500 тыс. руб., карательное содержание наказания было бы не меньшим, чем при ограничении свободы на срок до трех лет или аресте на срок от трех до шести месяцев либо лишении свободы на срок до двух лет. При назначении штрафа за это преступление государство не только не понесло бы дополнительных расходов, связанных с содержанием осужденного, а, наоборот, могло бы возместить затраты на расследование и судебное разбирательство.

Эффективным наказанием является штраф в борьбе и с такими предусмотренными в УК РФ преступлениями, как превышение полномочий служащими частных охранных и детективных служб (ст. 203), хулиганство (ст. 213), нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268), нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации и ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269), нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сетей (ст. 274), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289), подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ч.2 ст.326), подделка, сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ч. 1 ст. 327), надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации (ст. 329). Субъектами перечисленных преступлений, как правило, становятся лица, имеющие постоянное место жительства, работающие, ранее не судимые. Совершенное ими деяние – нередко результат случайного стечения неблагоприятных жизненных обстоятельств, поэтому для достижения целей наказания в подобных случаях достаточно наказания в виде штрафа.

Кроме того, штраф обязательно должен быть включен во все санкции за экономические преступления[97] .

Относительно назначения судами штрафов нами были изучены 43 приговора по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 198 – 199.2 УК РФ (таблица 1).

Таблица 1

Всего изучено 43 приговора по уголовным делам, предусмотренным ст.ст. 198 – 199.2 УК РФ
Наказания, связанные со штрафом, % Наказания не связанные со штрафом, % Назначение штрафа как основного наказания (кол-во приговор.) Назначение штрафа как дополнительного наказания Средний срок лишения свободы Средний испытательный срок Средний размер штрафа как основного наказания, руб.
35 65 15 Не назначался 1 год 10 месяцев 1 год 5 месяцев 98691
Общий ущерб от уклонения от уплаты налогов и сборов по 43 приговорам в совокупности 124184795 руб. Соотношение общего размера штрафов и общего ущерба, (%): 1,2%
Общий размер штрафов назначенных по 43 приговорам в совокупности 1480370 руб.

Таким образом, анализируя данные, отраженные в таблице, можно сделать вывод о том, что в судебной практике штраф как вид уголовного наказания используется неоправданно мало (35%), хотя карательный эффект штрафа по сравнению со многими другими видами наказаний гораздо более ощутим. Как было отмечено ранее, при выборе такой политики государство выиграет в экономическом плане: увеличится приток денежных средств за счет уплаты штрафов и одновременно снизятся расходы на содержание осужденных к лишению свободы. Однако необходимо отметить тот факт, что назначаемые судом размеры штрафов во много раз меньше того ущерба, который был причинен совершением преступлений, предусмотренных ст.ст. 198 – 199.2 УК РФ и такое расхождение не позволяет штрафу, как виду уголовного наказания, служить достижению целей указанных в ч. 2 ст. 43 УК РФ. Причем штраф как дополнительное наказание по делам данной категории вообще не назначался, что, на наш взгляд, является большим упущением, так как штраф в дополнение к лишению свободы оказывал бы гораздо более ощутимый карательный эффект, чем лишение свободы, которое в 60% случаев заменялось условным осуждением, что также никоим образом не способствует достижению целей, указанных в ч. 2 ст. 43 УК РФ. Как видно из таблицы, соотношение между общим размером штрафов и общим ущербом от уклонения от уплаты налогов и сборов составляет всего 1,2%, то есть размер штрафа, назначаемый по делам данной категории в 83 раза меньше ущерба причиненного совершением данных преступлений. Возникает вопрос, каким образом назначение штрафа в таких минимальных размерах может служить в прямом смысле этого слова уголовным наказанием? В этом случае, по нашему мнению, необходимо ужесточить санкции за данные преступления, в частности, путем установления минимального размера штрафа, который должен быть не менее суммы ущерба, причиненного уклонением от уплаты налогов и сборов. Тогда штраф будет оказывать реальное карательное воздействие на лиц, совершивших данные преступления, которое в свою очередь будет представлять собой средство для достижения целей уголовного наказания.

В судебной практике используется (даже в единичных случаях) менее чем пятая часть составов преступлений (33 из 170), за которые штраф предусмотрен в качестве основного вида наказания. В то же время по четырем составам штраф назначается примерно в 3,5% всех “штрафных” санкций, хотя соответствующими статьями Особенной части в качестве основного наказания он не предусмотрен. Это ст. 119 (“Угроза убийством”), ст. 161 (“Грабеж”), ст. 213 (“Хулиганство”), ст. 222 (“Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств”). В данном случае суд опирался на ст. 64 УК РФ.

Каждое пятое преступление, за которое был назначен штраф, – преступление против собственности (ст. 158 – 167 УК РФ).

Важно и то, что почти в 83% всех случаев назначения штрафа он применялся всего по семи составам преступлений. Из них около половины (36%) составляет ст. 200 УК РФ (“Обман потребителей”), ныне исключенная из Уголовного кодекса Федеральным законом от 21.11.2003 № 162-ФЗ. Следовательно, в дальнейшем можно прогнозировать еще большее снижение судимости к штрафу.

Что касается остальных 17% приговоров к штрафу, то они выносились за преступления, редко встречающиеся в судебной практике, поскольку, во-первых, они совершаются нечасто, а во-вторых, дела обычно прекращаются в стадии предварительного следствия по нереабилитирующим основаниям, предусмотренным ст.ст. 75 – 78 УК РФ.

При назначении штрафа, как и любого другого наказания, суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч.3 ст. 60 УК РФ). Штраф расценивается законодателем как наименее строгое наказание, к тому же в половине (16 из 33) статей, по которым он назначался, наряду со штрафом предусмотрено лишение свободы. Следовательно, необходим учет и положений ч.1 ст. 60 УК РФ о том, что “более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания”.

При вынесении приговора к штрафу суды очень редко ссылались на отягчающие обстоятельства, указанные в ст. 63 УК РФ. Это рецидив преступлений (1% приговоров), тяжесть последствий (0,5%), совершение преступлений по предварительному сговору (0,5%). Относительно чаще встречаются такие обстоятельства, которые законом прямо не отнесены к отягчающим. Это “тяжесть преступления” (3%) и такие характеризующие личность преступника качества, как судимость (0,25%), его отрицательная характеристика (0,25%), то, что он не работает (0,25%), совершил преступление в период испытательного срока (0,75%) и “скрылся от следствия” (0,25%). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 11.01.2007 № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” обращает внимание судов на то, что “в соответствии со статьей 63 УК РФ перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, а их установление имеет существенное значение для правильного решения вопроса об индивидуализации наказания. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание”[98] .

Гораздо обстоятельнее суды использовали смягчающие обстоятельства, как предусмотренные, так и не предусмотренные ч.1 ст. 61 УК РФ, в частности положительную характеристику – в 64% приговоров; признание вины – в 49% приговоров; раскаяние – в 44% приговоров; отсутствие судимости – в 43% приговоров; молодой возраст – в 6% приговоров; способствование расследованию – в 2% приговоров и т.д.[99]

Однако даже имеющиеся в деле сведения при этом используются не всегда. Так, положительная (производственная, бытовая) характеристика имелась в деле в отношении 86% осужденных, а суд сослался на нее только в 64% приговоров. Относительно применения смягчающих обстоятельств, Пленум ВС РФ в своем постановлении разъясняет, что “при назначении наказания суд вправе признать смягчающими наказание любые установленные в судебном заседании обстоятельства, в том числе не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ”, а также указывает на то, что “обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела. Например, наличие малолетних детей у виновного не может расцениваться как смягчающее наказание обстоятельство (пункт "г" части первой статьи 61 УК РФ), если осужденный совершил преступление в отношении своего ребенка, либо лишен родительских прав. Во всяком случае, непризнание обстоятельства, смягчающим наказание, должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора”[100] .

Вместе с тем в приговорах практически не встречается конкретной мотивировки назначения осужденным именно штрафа, а не какой-либо иной (формально более строгой) меры наказания, не связанной с лишением свободы. Полагаем, что этим нарушается упомянутое выше положение ч.1ст. 60 УК РФ.

Как видно из материалов уголовных дел, суды исходили, прежде всего, из оценки личности виновных, не без оснований усматривая в ней и ее социальном окружении возможность достижения целей наказания применением штрафа. Остановимся на личности подробнее.

Лица до 30 лет составляют менее половины (43%) осужденных к штрафу. Около 60% – лица старшего возраста. Сравнивая эти данные с характеристикой лиц, лишенных свободы, можно установить, что осужденные к штрафу в целом старше, чем отбывающие наказание в исправительных учреждениях. Среди последних лица старше 30 лет составляют 48%. Если среди осужденных к штрафу лиц в возрасте 20 – 29 лет примерно треть, то среди осужденных к лишению свободы – 44%[101] .

Криминологические исследования показывают, что существенной характеристикой личности человека вообще и осужденного в частности является образовательный уровень. Чем выше образование человека, тем при прочих равных условиях менее вероятно совершение им нового преступления. Суды, без сомнения, учитывают уровень образования осужденных при назначении им наказания. До 9 классов образования имели 4% осужденных к штрафу; основное общее – 10% осужденных; полное среднее и среднее специальное (профессиональное) образование имели по 37% осужденных; с неоконченным высшим и высшим образованием были осуждены 3 и 9% человек соответственно. Сопоставление этих данных с результатами переписи осужденных к лишению свободы[102] свидетельствует о сравнительно более высокой образованности осужденных к штрафу. Если среди осужденных к лишению свободы с полным средним и средним профессиональном образованием – 63%, то среди осужденных к штрафу – 74%. Среди последних – с высшим и незаконченным высшим образованием – 12%, а в исправительных учреждениях – всего 1,3%.

Учет рода занятий осужденных необходим не только для определения степени криминогенности и вероятности достижения целей исправления, но и (применительно к штрафу) для установления реальной возможности уплаты самого штрафа.

Обратим вначале внимание на то, что три четверти осужденных (75%) занимались в том или ином качестве общественно полезным трудом. Среди них специально выделены продавцы (33% от общего числа всех осужденных). В то же время 18% не работали и не учились на момент осуждения, однако в качестве безработного ни один осужденный зарегистрирован не был[103] . С одной стороны, это гораздо меньше, нежели аналогичная доля осужденных в местах лишения свободы. Там, по данным упомянутой переписи, таких 56,3%[104] . Однако настораживает то, что суд счел возможным применить штраф почти к каждому пятому осужденному, не имея твердой уверенности в наличии тех источников, из которых он впоследствии сможет уплатить штраф. Сейчас (после изменения ст. 46 УК РФ) это представляется нарушением части 3 упомянутой статьи, где говорится, что штраф определяется, в частности, “с учетом возможности получения, осужденным заработной платы или иного дохода”. Трудно предположить, что большинство неработающих осужденных к штрафу – наследники богатых родителей или акционеры коммерческих фирм.

99% осужденных к штрафу имели постоянное место жительства (66% – собственную квартиру, 13% – собственный дом, 13% – арендовали жилую площадь, 7% – проживали в общежитии). Вызывает, однако, недоумение, почему все же в одном проценте приговоров суды сочли возможным назначать штраф лицам без определенного места жительства и рода занятий. К примеру, в августе 2002 года Ленинский районный суд г.Томска назначил штраф в размере 120 МРОТ по ч.2 ст. 159 УК РФ Зарбиеву, располагая сведениями, что последний не работает, не учится и не имеет постоянного места жительства[105] .

Как уже отмечалось, положительно характеризовались 86% осужденных, 2% на производстве и в быту дали отрицательную характеристику, 7% характеризовались неопределенно, в 5% дел характеристики осужденных отсутствовали. В то же время 8% осужденных ранее злоупотребляли спиртными напитками, 5% употребляли наркотики.

18% осужденных к штрафу ранее привлекались к уголовной ответственности и имели судимость, причем преимущественно (86%) – за кражи и иные корыстные преступления; 5% привлекались к административной ответственности.

Как видно из приведенных данных, осужденные к штрафу имеют в целом сравнительно высокий уровень социализации, что в совокупности с оценкой характера и тяжести совершенного преступления давало суду основания для назначения штрафа как такового.

В Уголовном кодексе не содержится критериев, по которым суду следует избирать именно штраф из числа санкций, предусмотренных за конкретное преступление. На практике первым этапом решения этого вопроса являются данные, приводящие суд к убеждению, что осужденного нецелесообразно лишать свободы. В дальнейшем он учитывает имущественное положение виновного и, прежде всего, его способность уплатить штраф. Последний назначается, если такая возможность существует, и осужденный не нуждается в контроле за его поведением в течение определенного срока. Когда штраф уплачен быть не может, суду ничего не остается, как в любом случае прибегнуть к условному осуждению.

Вместе с тем закон определяет особые требования к установлению размера штрафа. Ранее в ст. 46 УК РФ говорилось, что “размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и с учетом имущественного положения виновного”. Сейчас это правило изложено более подробно: “Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и с учетом имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения, осужденным заработной платы или иного дохода. С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до трех лет”. Верховный Суд Российской Федерации указывает на то, что “согласно части третьей статьи 60 УК РФ по каждому делу необходимо учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи”[106] , то есть необходимо выяснять его материальное положение, наличие на иждивении несовершеннолетних детей, престарелых родителей и т.п. В этом отношении заслуживает внимания и отмеченное выше положение УК Польши о том, что штраф не назначается, если доходы виновного, его материальное положение или возможность заработка приводят к обоснованному убеждению, что виновный штраф не уплатит, и его невозможно будет взыскать в принудительном порядке.

Тем не менее, в каждом третьем уголовном деле нет данных об имущественном положении виновных, в том числе о размере заработка или иного дохода осужденного. Наличие конкретного имущества устанавливалось только в 5% случаев назначения штрафа, а в 3% производилась его опись. В 1% дел суды имели сведения, что у осужденного вообще нет ни дохода, ни имущества, на которое можно обратить принудительное взыскание штрафа. Как правило, суды ограничивались приобщением к делу справок из бухгалтерии соответствующих организаций либо справок работодателей – частных предпринимателей (в отношении преимущественно продавцов). В 1% случаев суд учел наличие стипендии, в одном – пенсии по инвалидности. “Иной доход” был учтен в 4% уголовных дел с назначением штрафа.

Помимо прочего, при назначении штрафа закон требует учитывать имущественное положение семьи осужденного, а также влияние наказания на условия жизни семьи. Около половины (46%) осужденных к штрафу состояли в официальном браке, 62% имели на иждивении несовершеннолетних детей либо иных иждивенцев. Большая часть (33%) имела одного ребенка, 23% – двоих, 3% – троих и более несовершеннолетних детей. Между тем в приговорах нашло прямое отражение лишь каждое второе такое обстоятельство.

Сравним теперь средний назначаемый судами штраф с “медианой” штрафных санкций, которые предусмотрены статьями 171, 198 – 199.2 УК РФ. По нашим подсчетам, медиана санкции в виде штрафа составляет по данным статьям примерно 280000 рублей. А средний назначенный по этим статьям штраф – 100000 рублей (см. таблицу 1), то есть более чем в 2,5 раза ниже “медианы” санкции. Таким образом, судебная практика весьма существенно корректирует устремления законодателя к повышению строгости штрафных санкций.

Аналогичная тенденция проявляется и при исчислении судами штрафа в размере заработка или иного дохода осужденного за определенный период.

В каждом десятом приговоре к штрафу, где последний исчислялся в размере заработной платы или иного дохода осужденного (а практически всегда в размере заработной платы), штраф определялся судом по минимуму, а именно – в размере двухнедельного заработка виновного. В 3% приговоров суд назначал это наказание ниже низшего предела – в размере заработка за одну неделю и даже за два дня. В 71% приговоров штраф не превышал месячного заработка виновного.

Очевидно, что стремление законодателя к ужесточению “штрафных” санкций, проявившееся в новом Уголовном кодексе, особенно в его редакции от 21 ноября 2003 года, существенным образом “амортизируется” судебной практикой.

Однако едва ли можно согласиться с тем, что в стремлении к “гуманизации” суды прямо нарушают закон. В первую очередь это относится к назначению штрафа в порядке ст. 64 УК РФ. В ней, как известно, сказано, что при наличии исключительных обстоятельств “наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного”. Верховный Суд Российской Федерации указывает, что “с учетом правил, содержащихся в статье 64 УК РФ, может быть назначен любой более мягкий вид основного наказания, не указанный в санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ. При этом их срок и размер не могут быть ниже установленных соответствующими статьями Общей части УК РФ, минимальных срока и размера применительно для каждого вида уголовного наказания”[107] .

Назначение штрафа в качестве более мягкого наказания, нежели указанное в санкциях Особенной части УК РФ, само по себе законно, но при условии соблюдения судом требований ч.1 ст. 64 УК РФ об исключительности обстоятельств, “связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления”. Верховный Суд Российской Федерации отмечает, что, “суд вправе признать таковыми как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, указав в приговоре основания принятого решения”[108] .

В 3,5% уголовных дел суд прибегал к штрафу на основании ст. 64 УК РФ в порядке перехода к более мягкому наказанию по ст. 119, 161, 213, 222 УК РФ. Однако отсутствие должной мотивировки в большей части приговоров позволяет усомниться в обоснованности, а, следовательно, в законности таких решений. Приведем несколько примеров. В июле 2000 года Октябрьским районным судом г. Барнаула за грабеж (по ч.1 ст. 161 УК РФ) был осужден Авдеев. Статья 161 УК РФ штрафа не предусматривает. Тем не менее, суд назначил ему штраф в размере 30 МРОТ, мотивируя решение тем обстоятельством, что подсудимый “не судим”[109] . В другом решении Ленинский районный суд г. Барнаула мотивировал назначение штрафа в 25 МРОТ по ст. 213 УК РФ тем, что виновный имеет иждивенцев, положительно характеризуется и что потерпевшая сама вела себя неправильно[110] . Квалифицируя деяние подсудимой Михайловой по ст. 119 УК РФ, Кировский районный суд г. Кемерово назначил ей штраф в размере пенсии за один месяц, приняв во внимание ее пожилой возраст, отсутствие судимости, а также удовлетворительную характеристику по месту жительства[111] .

Очевидно, что ни одного из исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, в мотивировках приговоров не содержится.

Еще более неосновательным, а точнее, незаконным является использование судами ст. 64 УК РФ для назначения штрафа ниже низшего предела, установленного не санкцией статьи Особенной части, а Общей частью УК РФ. В одном из таких приговоров суд исчислил штраф в размере заработка виновного за два дня[112] .

И хотя тенденция смягчения наказания штрафом в судебной практике вполне объяснима с учетом низкого уровня материального положения большинства населения, нарушения закона недопустимы.

Остановимся теперь на назначении судами штрафа в качестве дополнительного наказания.

Основную массу преступлений, за которые назначено дополнительное наказание в виде штрафа, составляют преступления против собственности. Их свыше 55 процентов[113] .

Во всех приговорах штраф был назначен в качестве дополнительного наказания к лишению свободы, причем ровно в половине приговоров лишение свободы было условным.

Среди осужденных преобладают лица мужского пола (89%), причем сравнительно более молодого возраста, чем осужденные к штрафу в качестве основного вида наказания. В возрасте от 14 лет до 21 года – 52%, тогда как среди осужденных к штрафу как основному наказанию таких всего 15%.

Такие осужденные отличаются более низким уровнем образования: до 9 классов имеет половина осужденных, а среди осужденных к штрафу в качестве основного наказания таких всего 4%.

Более чем в два раза среди них лиц, не работающих и не учащихся (соответственно 39 и 18%). По наличию постоянного места жительства эти две категории практически одинаковы.

Подавляющее большинство осужденных рассматриваемой нами категории характеризовались положительно, тем не менее, около трети из них (28%) ранее привлекались к уголовной ответственности, в основном за корыстные преступления. У каждого пятого сохранилась судимость. Два процента осужденных не состояли в браке (это, конечно, связано с молодым возрастом). Только 20% имели несовершеннолетних детей. 17% злоупотребляли спиртными напитками, каждый десятый употреблял наркотики.

В отношении данной категории осужденных суд в целом гораздо чаще учитывал отягчающие обстоятельства, хотя и не по всем приговорам, в частности: судимость – в 15% приговоров; тяжесть преступления – в 10% приговоров; отрицательная характеристика – в 5% приговоров; рецидив – в 5% приговоров; использование служебного положения – в 2% приговоров и т.д.[114]

В то же время (имея в виду и применение условного осуждения) суд гораздо чаще ссылался на смягчающие обстоятельства, в частности: на положительную характеристику – в 72% приговоров; отсутствие судимости – в 39% приговоров; раскаяние – в 29% приговоров; молодой возраст – в 20% приговоров; состояние здоровья, инвалидность – в 15% приговоров; наличие детей, иждивенцев – в 10% приговоров; примирение с потерпевшим – в 1% приговоров; содействие расследованию – в 1% приговоров и т.д.[115]

Структура учтенных судом смягчающих обстоятельств, практически не отличается от аналогичных обстоятельств, учтенных судом при назначении штрафа в качестве основного наказания.

Применительно к назначению дополнительного наказания Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 39 постановления от 11.01.2007 № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” указывает, что “при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре следует указать основания его применения с приведением соответствующих мотивов. Если закон, по которому квалифицировано совершенное преступление, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания (например, часть первая статьи 290 УК РФ), то его неприменение судом допускается лишь при наличии условий, предусмотренных статьей 64 УК РФ, и должно быть мотивировано в приговоре со ссылкой на указанную статью”. В п. 41 постановления Пленум дает разъяснения применительно к назначению дополнительного наказания при совокупности преступлений, а именно, разъясняет судам, что “если подсудимый признается виновным в совершении нескольких преступлений в соответствии со статьей 69 УК РФ и пунктом 4 части первой статьи 308 УПК РФ, в резолютивной части приговора надлежит указывать вид и размер назначенных основного и дополнительного наказаний отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений.

Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

В случае, когда за два или более преступления наряду с основным наказанием назначается один и тот же вид дополнительного наказания, окончательный его срок или размер при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимальный срок или размер, предусмотренный для данного вида наказания Общей частью УК РФ. Если же за различные преступления, входящие в совокупность, судом назначены разные виды дополнительного наказания, то они с приведением соответствующих размеров и сроков должны быть указаны в приговоре и при назначении окончательного наказания по совокупности преступлений.

Срок или размер дополнительного наказания, назначенного по совокупности преступлений или по совокупности приговоров, не может превышать максимальный срок или размер, предусмотренный соответствующей статьей Общей части УК РФ”[116] .

Подводя итог, можно сказать, что в законодательстве и судебной практике по отношению к штрафу по разным причинам налицо противоречивые тенденции. Во-первых, законодатель стремится к расширению числа санкций со штрафом. Судебная практика же использует менее чем пятую часть составов преступлений, за которые возможен штраф, причем в подавляющем большинстве случаев его назначения (более чем в 80%) данное наказание в качестве основного назначается, только по семи видам преступлений. Одновременно штраф используется в порядке ст. 64 УК РФ по ст.ст. 119, 161, 213, 222 Уголовного кодекса Российской Федерации. Дополнение указанных статей санкциями в виде штрафа в принципе возможно и расширило бы рамки его применения в условиях дефицита реальных мер наказания, альтернативных лишению свободы, особенно с учетом отмены уголовной ответственности по ст. 200 УК РФ, по которой наиболее часто ранее и назначался штраф.

Во-вторых, законодатель придерживается линии на повышение размера штрафа. Судебная практика, более реально учитывая положение вещей, серьезно корректирует суммы назначаемых штрафов в сторону их уменьшения (в среднем в 2,5 раза по сравнению с “медианой” установленных законом “штрафных” санкций за соответствующие преступления). Причем порой выходя за рамки закона.

Думается, что в перспективе, с учетом значительного роста штрафов в законе, данное противоречие будет нарастать. И лишь инфляция, ведущая к постепенному обесцениванию рубля, сможет смягчить разнонаправленные тенденции.


З аключение

Подводя итоги, сформулируем основные выводы и предложения, к которым мы пришли в результате проведенного исследования.

1. В истории уголовного законодательства роль и место штрафа в системе уголовно-правовых санкций, в конечном счете, определялись развитием в обществе рыночных начал. В дореволюционной России упрочение таких начал в конце XIX — начале XX веков привело к повышению общего уровня нормативного регулирования штрафа, к увеличению «штрафных» санкций в законодательстве, к более четкому закреплению процедур исполнения штрафа и правовых последствий его неуплаты. В советский период наблюдалась аналогичная тенденция: расширение «штрафных» санкций в УК РСФСР 1926 г. и в УК РСФСР 1960 г. по состоянию на 1 марта 1996 г. и, напротив, – сужение в УК РСФСР 1960 г. в его первоначальной редакции. В то же время постоянно возрастали число и удельный вес санкций со штрафом в качестве одной из альтернатив лишению свободы.

2. Почти во всех зарубежных странах штраф считается наименее строгим наказанием и может исчисляться в абсолютных денежных единицах (что крайне редко), в условных единицах либо кратно к причиненному ущербу или преступному доходу, причем основания и условия его назначения достаточно детально урегулированы в уголовном законодательстве.

3. С учетом последних изменений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, а также положений гражданского законодательства штраф уместнее именовать не “денежным взысканием”, а “имущественным взысканием в денежной форме”, что создает возможность отнесения к его предмету не только имеющихся у виновного денежных средств, но и имущественных прав осужденного (включая его право на получение заработной платы, стипендии, пенсии и т.п.).

4. С принятием Федерального закона РФ от 21.11.2003 № 162-ФЗ произошло (практически никем не замеченное) трех – пятикратное повышение наказуемости деяний штрафом (по максимуму даже тех санкций, в которых он был ранее предусмотрен).

5. Имеющийся разрыв между максимумом штрафа, исчисляемого в абсолютных денежных единицах и заработке (доходе) осужденного за определенный период, который соотносится как 1,5:1, не отвечает принципу равенства граждан перед законом и чрезмерно расширяет рамки судебного усмотрения.

6. Необходимо исключить возможность взыскания штрафа с родителей несовершеннолетнего преступника с их согласия, которая противоречит таким основополагающим принципам уголовного права, как равенство перед законом, принцип вины, принцип личной ответственности за совершение преступления, а также с сущностью наказания как меры государственного принуждения. Кроме того, это делает практически бесперспективными какие-либо правовые последствия неуплаты штрафа.

7. В целях обеспечения соразмерности штрафа тяжести совершенного преступления в условиях быстро меняющейся покупательной способности денег и происходящих в стране инфляционных процессов необходим возврат способа исчисления штрафа в условных единицах (МРОТ), на что в частности было указано в одном из определений Конституционного Суда Российской Федерации[117] .

8. При предоставлении судом рассрочки уплаты штрафа окончательную сумму последнего следует определять с учетом установленной Центральным Банком России ставки рефинансирования.

9. Стремление законодателя к повышению репрессивности штрафов, нашедшее отражение в УК РФ 1996 года и, в особенности в Федеральном законе от 21.11.2003 № 162-ФЗ, привело к тому, что штраф, потеряв свойства самого мягкого наказания в системе наказаний, фактически превзошел по строгости обязательные работы, исправительные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и занял место, которое до этого занимала конфискация имущества.

10. Замена конфискации такими штрафами в конце 2003 года, небесспорная по существу, прошла бессистемно. В связи с этими изменениями, которые еще более усилили реальную репрессивность штрафа в будущем, вероятно, потребуется законодательная корректировка как системы наказаний, предусмотренных статьей 44 УК РФ, так и санкций Особенной части Кодекса. Одним из вариантов может быть такой, который основан на предлагаемом нами выделении видов штрафов, а именно: снижение суммы “ординарного” штрафа с оставлением его на прежнем месте и закреплении “конфискационного” (“чрезвычайного”) штрафа на месте конфискации имущества.

11. Необходимо устранить отдельные погрешности технико-юридического конструирования “штрафных” санкций путем приведения последних в соответствие с характером и степенью общественной опасности преступлений.

12. Средний максимальный размер штрафа по отдельным главам Особенной части УК РФ (там, где он является основной мерой наказания) довольно “разбросан” и составляет от 400 тысяч рублей (в главе 34 УК РФ) до 53 тысяч рублей (в главе 20 УК РФ). Для сокращения рамок данного “разброса” необходимо законодательно закрепить в санкциях статей каждой из глав Особенной части УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, размер штрафа таким образом, чтобы средний максимальный его размер был не менее среднего максимального размера штрафа в 250 тысяч рублей в соответствии с Общей частью УК РФ.

13. В законодательстве и судебной практике относительно штрафа налицо противоречивые тенденции. Законодатель постоянно увеличивает число санкций со штрафом. В судебной практике ныне используется менее пятой части составов преступлений, за которые предусмотрен штраф, причем более чем в 80% – это всего семь составов. Одновременно штраф применяется в порядке ст. 64 УК по ст.ст. 119, 213, 161, 222 УК РФ. Дополнение указанных статей санкциями в виде штрафа расширило бы рамки его применения, особенно с учетом отмены уголовной ответственности по ст. 200 УК, по которой наиболее часто ранее и назначался штраф. Кроме того, линия законодателя на повышение размера штрафов не находит отклика в практике. Реально назначаемые судами штрафы (независимо от способа их исчисления) в среднем в 2,5 раза ниже «медианы» установленных законом «штрафных» санкций за соответствующие преступления.

14. По результатам изучения 43 судебных решений по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 198 – 199.2 УК РФ мы пришли к выводу о необходимости ужесточения санкций за преступления в сфере экономики, в частности, путем установления минимального размера штрафа, который должен быть не менее суммы ущерба, причиненного совершением данных преступлений.

15. Для повышения эффективности штрафа необходимо:

1. Законодательно определить четкие критерии при замене штрафа другим видом наказания.

2. Установить в санкциях статей Особенной части УК РФ следующее соотношение штрафа к лишению свободы (в тех случаях, когда штраф предусмотрен в санкции в качестве альтернативы лишению свободы):

а) при максимальном сроке в один год – максимальный размер до 100 тысяч рублей;

б) при максимальном сроке в два года – до 200 тысяч рублей;

в) при максимальном сроке в три года – до 300 тысяч рублей;

г) при максимальном сроке в четыре года – до 400 тысяч рублей;

д) при максимальном сроке в пять лет – до 500 тысяч рублей;

е) при максимальном сроке в шесть лет – до 650 тысяч рублей;

ж) при максимальном сроке в семь лет – до 800 тысяч рублей;

з) при максимальном сроке в восемь лет – до 1 миллиона рублей.

3. Расширить число кумулятивных санкций, где штраф является дополнительным наказанием.

4. Установить максимальный размер штрафа как дополнительного наказания в 500 тысяч рублей или в размере заработка или иного дохода за период до 3 лет при лишении свободы (в санкции) до 10 лет, а свыше 10 лет – 1 миллион рублей или в размере заработка или иного дохода за период до 5 лет.

Таким образом, открываются более широкие возможности назначения штрафа в качестве уголовного наказания.


Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. // СПС “Консультант Плюс”.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СПС “Консультант Плюс”.

3. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ // СПС “Консультант Плюс”.

4. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ // СПС “Консультант Плюс”.

5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СПС “Консультант Плюс”.

6. Уголовный кодекс РСФСР от 1 июня 1922 г. // СПС “Консультант Плюс”.

7. Уголовный кодекс РСФСР от 22 ноября 1926 г. // СПС “Консультант Плюс”.

8. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // СПС “Консультант Плюс”.

9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СПС “Консультант Плюс”.

10. Закон Российской Федерации от 21 апреля 1992 г. № 2704-1 “О минимальном размере оплаты труда” // СПС “Консультант Плюс”.

11. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ “Об исполнительном производстве” // СПС “Консультант Плюс”.

12. Федеральный закон от 5 апреля 2003 г. № 44-ФЗ “О порядке учета доходов и расчета среднедушевого дохода семьи и доходов одиноко проживающего гражданина для признания их малоимущими и оказания им государственной социальной помощи” // СПС “Консультант Плюс”.

13. Федеральный закон от 21 ноября 2003 г. № 162-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации” // СПС “Консультант Плюс”.

14. Постановление Правительства Российской Федерации от 19 апреля 2002 г. № 260 “О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства” // СПС “Консультант Плюс”.

15. Постановление Правительства Российской Федерации от 20 августа 2003 г. № 512 “О перечне видов доходов, учитываемых при расчете среднедушевого дохода семьи и дохода одиноко проживающего гражданина для оказания им государственной социальной помощи” // СПС “Консультант Плюс”.

16. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2002 г. № 317-О “Об отказе в принятии к рассмотрению запроса президиума Московского окружного военного суда о проверке конституционности части первой статьи 46 Уголовного кодекса Российской Федерации” // СПС “Консультант Плюс”.

17. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов” // СПС “Консультант Плюс”

18. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 40 “О практике назначения судами уголовного наказания” // СПС “Консультант Плюс”.

19. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” // СПС “Консультант Плюс”.

20. Уголовное право. Часть общая. Том 3.: Уголовное наказание: понятие, виды, назначение. Екатеринбург, 1994 г.

21. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учеб. / Под ред. А.И. Марцева. – Омск: Юридический институт МВД России, 1998.

22. Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании. Учебник для вузов. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Издательство “Зерцало”, 1999.

23. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учеб. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М: Контракт, 2006.

24. Уголовное право. Общая часть: Учеб. для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. М., 2001.

25. Уголовное право. Общая и особенная части / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 2001.

26. Уголовное право. Общая и особенная части. / Под ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова М.: Юриспруденция, 1999.

27. Курс российского уголовного права. Общая часть. М.: Спарк, 2001.

28. Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии). Сборник законодательных материалов / Под ред. И.Д. Козочкина. М.: Изд-во “Зерцало”, 2001.

29. Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве. М., 1995.

30. Уголовно-исполнительное право России. М.: Инфра-М Норма, 1997.

31. Уголовно-исполнительное право России. Учебник/Под ред. В.И. Селиверстова. М.: Юрист, 2005.

32. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации по состоянию на 1 апреля 2005 г. Под ред. В.М. Лебедева // СПС “Консультант Плюс”.

33. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации. М.: Юриспруденция, 2003.

34. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 2. М.: Наука, 1994.

35. Курс Российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: СПАРК, 2001.

36. Дуюнов В.К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике: Монография. – Курск: Издательство РОСИ, 2000.

37. Преступность и правопорядок в России: Статистический аспект. М.: Госкомстат РФ, 2003.

38. Уткина С.С. Уголовное наказание в виде штрафа. Томск: Изд-во Томского университета, 2004.

39. Филимонов В.Д. Охранительная функция уголовного права. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

40. Мамедов А.А. Справедливость назначения наказания. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

41. Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика. М.: Научная книга, 2003.

42. Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М.: Зерцало, 1997.

43. Зубков А.И. Карательная политика России на рубеже тысячелетий. М.: Международная тюремная реформа, 2000.

44. Разумов С.А. Практика назначения наказания: Учебно-практическое пособие. М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2001.

45. Характеристика осужденных к лишению свободы: По материалам специальной переписи 1999 г. Т. 2. М.: Юриспруденция, 2001.

46. Стеничкин Г. Штраф в уголовном праве России // Уголовное право. 2003. № 2.

47. Галимов Р.И. Судьба штрафа после 8 декабря 2003 года // СПС “Консультант Плюс”.

48. Рязанцева Т.В. Клад золотых монет из села “Великое” // Нумизматический альманах. 2001. № 4.

49. Порок бедности // Российская газета. 2003. 17 октября.

50. Липатов Д.В. Штраф как вид уголовного наказания в законодательстве зарубежных стран // Международное публичное и частное право. 2006. № 2.

51. Серебренникова А.В. Имущественный штраф как вид наказания по УК Германии // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1996. № 1.

52. Бриллиантов А. Новые законодательные подходы к уголовному наказанию // Законность. 2004. № 3.

53. Закатнова А. Правовая ревизия // Российская газета. 2003. 19 ноября.

54. Анопко В. Влияние гуманизации уголовного законодательства на изменение численного состава осужденных // Преступление и наказание. 2003. № 6.

55. Бриллиантов А. Изменение законодательства о наказании // Российская юстиция. 2004. № 5.

56. Самый гуманный УК в мире // Известия. 2004. 6 марта.

57. Где в России жить хорошо: Основные показатели социально-экономического положения регионов Российской Федерации в I полугодии 2003 года // Российская газета. 2003. 29 августа.

58. Панченко П.Н. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право. 1998. № 10.

59. Бокова И. Проблемы технико-юридического конструирования верхних и нижних пределов наказаний в санкциях статей главы 22 УК РФ // Уголовное право. 2003. № 2.

60. Карганова Б. Место штрафа в системе наказаний по УК РФ // Уголовное право. 2003. № 4.

61. Завидов Б.Д. Новый подход законодателя к концепции назначения и исполнения уголовного наказания, как связанного, так и не связанного с лишением свободы // СПС “Консультант Плюс”.

62. Непомнящая Т.В. тенденции и перспективы развития дополнительных видов наказания // Проблемы уголовного прав, уголовного процесса и криминологии. Вып. 7. Омск, 2003.

63. Работа судов Российской Федерации по рассмотрению уголовных дел (первое полугодие 1997 г.) // Российская юстиция. 1998. № 2.

64. Цокуева И.М. К вопросу о назначении штрафа как вида уголовного наказания // Законодательство. 2006. № 3.

65. Трахов А. Бессистемная система наказаний в УК РФ // Российская юстиция. 2000. № 9.

66. Кашепов В.П. Об особенностях современного уголовно-правового законотворчества // СПС “Консультант Плюс”.

67. Дзигарь А. Последствия злостного уклонения от уплаты штрафа // СПС “Консультант Плюс”.

68. Михаль О. Принципы классификаций наказаний по характеру и степени их строгости // Уголовное право. 2001. № 1.

69. Нечаева И.А. Некоторые проблемы соотношения размеров наказаний в санкциях уголовно-правовых норм // Следователь. 2002. № 4.

70. Петрухин И. Новый Уголовный кодекс: проблема наказания // Уголовное право. 1999. № 3.

71. Кузнецова М.Ф. Мнение ученых о реформе УК // Уголовное право. 2004. № 1.


[1] См.: Российская газета. 2002. 19 апреля.

[2] См.: Уголовное право. Часть общая. Т. 3.: Уголовное наказание: понятие, виды, назначение.

Екатеринбург, 1994. С. 29.

[3] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д: Феникс, 1995. С.309-310.

[4] Подробнее см.: Курс российского уголовного права. Общая часть. М.: Спарк, 2001г. С. 528.

[5] См.: Российское законодательство X – XX веков. Т. 1. М., 1984 г. С. 26.

[6] См.: Российское законодательство X – XXвеков Т. 4. М., 1984 г. С. 330.

[7] См.: Законы уголовные. СПб: Издание книжного магазина Н.К. Мартынова, 1909 г. С. 1-563.

[8] Под “денежными взысканиями” в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. подразумевался денежный штраф в современном его понимании.

[9] Есипов В.В. Очерк русского уголовного права. Часть общая. М.: Изд. кн. магазина “Правоведение”, 1904 г. С. 463.

[10] Рязанцева Т.В. Клад золотых монет из села “Великое” // Нумизматический альманах. 2001 г.. № 4. С. 14.

[11] Дореволюционные российские юристы также видели в штрафе источник средств на содержание тюрем. (Сергеевский Н.Д. Наказание в русском праве XVIIвека. СПб., 1987 г. С. 258; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. СПб., 1902 г. Т. 2. С. 1274).

[12] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917 – 1952). М.: Госюриздат, 1953. С. 110 – 138.

[13] См.: Богаутдинов. Исправительно-трудовая политика Татарской ССР // Еженедельник советской юстиции. 1925. № 19. С. 535.

[14] Для сравнения: средняя заработная плата рабочих и служащих в начале 1960-х гг. составляла 70,6 рубля (СССР в цифрах в 1974 г.: Краткий стат. Сб. М.: Статистика, 1975. С. 167.).

[15] Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1982. № 49. Ст. 1821.

[16] Порок бедности // Российская газета. 2003. 17 октября.

[17] Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 47. Ст. 2664.

[18] Собрание законодательства РФ. 1994. № 10. Ст. 1109.

[19] См.: Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. Утв. Законом АР от 30 декабря 1999г. Вступил в силу 1 сентября 2000г. СПб.: Изд. “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 325.

[20] См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999г. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 474.

[21] См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997г. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 466.

[22] См.: Уголовный Закон Латвийской Республики. Вступил в силу 1 апреля 1999г. // Уголовный Закон ЛР / Пер. и прим. А. Юдина. Рига, 2001. С. 129.

[23] См.: Уголовный кодекс Республики Узбекистан. Принят 22 сентября 1994г. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2001. С. 338.

[24] См.: Криминальный (Уголовный) кодекс Украины. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2001. С. 392.

[25] См.: Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. Вступил в силу 1 октября 1997г. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2001. С. 303.

[26] См.: Уголовный кодекс Республики Польша. Принят в 1997г. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2001. С. 234.

[27] См.: Уголовный кодекс Республики Болгария. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2001. С. 298.

[28] См.: Уголовный кодекс Голландии. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2001. С. 510.

[29] См.: Уголовный кодекс Испании 1995г. М.: Зерцало, 1998. С. 218.

[30] См.: Уголовный кодекс Швейцарии 1937. М.: Зерцало, 2000. С. 138.

[31] См.: Уголовный кодекс Японии: Пер. с япон. Владивосток: Изд-во Дальневосточ. ун-та, 2000. С. 84.

[32] См.: Муххамед Мехди Муххамед. Развитие уголовного законодательства Ирака. Автореф. дис. канд. юрид. наук. М.: МГУ, 1992. С. 18-19.

[33] Например, за сокрытие имущества предприятия при его ликвидации (ст. 162 УК) предусмотрен штраф от 20 до 200 тысяч юаней.

[34] См.: Уголовное право буржуазных стран. М.: МГУ, 1980. С. 40.

[35] Липатов Д.В. Штраф как вид уголовного наказания в законодательстве зарубежных стран // Международное публичное и частное право, 2006. № 2. (СПС “Консультант Плюс”).

[36] Еще в конце XIX века известный русский криминалист Н.С. Таганцев писал, что “издавна предлагаются попытки определить в самом законе денежную пеню не в точно установленных размерах, а установить… что “размер денежной пени в каждом отдельном случае должен соответствовать имущественному положению и хозяйству обвиняемого” (Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая. М.: Наука, 1994. Т. 2. С. 272).

[37] См.: Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании; / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой , И.М. Тяжковой – М.: Зерцало, 1999г. С. 365.

[38] Липатов Д.В. Указ. соч. // Международное публичное и частное право, 2006. № 2. (СПС “Консультант Плюс”).

[39] См.: Курс уголовного права. Том 2. Указ. соч. С. 367.

[40] См.: Курс уголовного права. Том 2. Указ. соч. С. 364.

[41] См. также: Аветисян П.А. Дополнительные наказания и их назначение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2003. С. 21.

[42] В то же время единственной статьей Особенной части УК Украины, где предусмотрен штраф в виде дополнительного наказания, является ст. 144 (“Насильственное донорство”).

[43] В то же время отмечается, что в исключительных случаях наказание (а теоретически – и штраф) может назначаться Президентом России (при помиловании) либо Государственной Думой Федерального Собрания России (актом об амнистии). Подробнее см.: Никонов В.А. Логическое содержание уголовно-правовой категории “наказание” // Правовая наука на рубеже XXI столетия: Сб. науч. трудов Омск: Академия МВД РФ, 2000 г. С. 103. Между тем В.А. Никонов ошибочно указывает, что при амнистии наказание конкретному осужденному (в порядке более мягкого или сокращения его срока) назначается Государственной Думой (Там же). Дело в том, что в этом случае конкретное наказание определяет комиссия исправительного учреждения либо уголовно-исполнительная инспекция с участием прокурора, а не Государственная Дума.

[44] Дуюнов В.К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике: Монография. – Курск: Издательство РОСИ, 2000. – С. 135.

[45] Преступления и наказания в Российской Федерации. Популярный комментарий к Уголовному кодексу РФ. / Отв. редакторы проф. А.Л. Цветинович и проф. А.С. Горелик – М.: Издательство БЕК, 1997. – С. 95; См. также: Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. / Под ред. Кудрявцева В.Н., Наумова А.В.: Институт государства и права РАН. – М.: СПАРК, 1997. – С. 280; Смирнова Н.Н. Уголовное право (Общая и Особенная часть): Учебник. – СПб.: Издательство Михайлова В.А., 1998. С. 249.

[46] Понятно, что полного лишения имущественных прав не могло быть и при конфискации имущества, которая не распространялась на имущество, указанное в Приложении к УИК РФ (см. также: А.Л. Цветинович., М.Е. Синицкая. Ограничение права личной собственности как элемент уголовного законодательства об охране прав граждан в сфере борьбы с преступностью. Ярославль: Изд-во Ярославского универ-та. 1984. С. 110 – 129).

[47] См.: Курс уголовного права. Том 2. Указ. соч. С. 30.

[48] См.: Уголовное право РФ. Общая часть. / Под ред. А.И. Рарога. М., 2004 г. С. 194.

[49] См.: Уголовное право РФ. Общая часть. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога. М.: Инфра-М, 2006. С. 370.

[50] См.: Уголовное право РФ. / Под ред. А.И. Рарога. Указ. соч. С. 195.

[51] Бриллиантов А. Новые законодательные подходы к уголовному наказанию // Законность, N 3, 2004.

[52] См.: Анопко В. Влияние гуманизации уголовного законодательства на изменение численного состава осужденных // Преступление и наказание. 2003. № 6. С. 12-13; Закатнова А. Правовая ревизия // Российская газета. 2003. 19 ноября.

[53] Бриллиантов А. Изменения законодательства о наказании. // Российская юстиция, № 5, май 2004 г.

[54] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 11.12.2002 № 317-О “Об отказе в принятии к рассмотрению запроса президиума Московского окружного военного суда о проверке конституционности части первой ст. 46 УК РФ”.

[55] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[56] Самый гуманный УК в мире // Известия. 2004. 6 марта.

[57] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[58] Бриллиантов А. Указ. соч. // “Российская юстиция”, № 5, май 2004 г.

[59] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 2. М.: Наука, 1994. С. 273.

Применительно к штрафу позднее И.А. Исмаилов указывал, что “к уголовной ответственности может быть привлечен только тот, кто совершил преступление. Никто из его близких не может быть подвергнут карательным мерам. Это – один из незыблемых принципов советского уголовного права (Исмаилов И.А. Штраф как мера уголовного наказания // Правоведение. 1972. № 5. С. 115).

[60] Где в России жить хорошо // Российская газета. 2004. 6 марта.

[61] По материалам сайтаhttp://www.ibk.ru/dossier/.

[62] См. также: Уголовно-исполнительное право России: Учебник для вузов. М., 1997. С. 414; Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу России. М., 2001. С. 87 и др.

[63] Михлин А.С. Наказание в виде штрафа: проблемы его назначения и исполнения // Проблемы укрепления законности и борьбы с преступностью на региональном уровне: Материалы международ. науч-практ. конференции. Москва; Смоленск, 1999. С. 110.

[64] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[65] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[66] Уткина С.С. Уголовное наказание в виде штрафа. Изд-во Томского универ-та, 2004. С. 89.

[67] Уткина С.С. Указ. соч. С. 90.

[68] См., например: Бокова И. Проблемы технико-юридического конструирования верхних и нижних пределов наказаний в санкциях статей главы 22 УК РФ // Уголовное право. 2003. № 2. С. 15 – 17.

[69] Уткина С.С. Указ. соч. С. 92.

[70] Аналогичные суждения на основе анализа ранее действовавшего законодательства высказывал А.П. Козлов (см.: Козлов А.П. Система санкций в уголовном праве. Красноярск, 1991. С. 96-97).

[71] Используемый порой в этой связи термин “наименее тяжкое” наказание (см.: Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М.: Зерцало, 1997. С. 119) представляется неудачным, поскольку в отличие от преступлений наказания делятся не по степени их “тяжести”, а по степени строгости.

[72] Ткачевский Ю.М. Замена одного уголовного наказания другим в процессе их исполнения // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1996. № 6. С. 11.

[73] См.: Карганова Б. Место штрафа в системе наказаний по УК РФ // Уголовное право. 2003. № 4. С. 33.

[74] Не нужно путать конфискацию имущества, введенную Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ, которая является не мерой наказания, а иной мерой уголовно-правового характера.

[75] См.: Тадевосян З.А. Штраф как мера наказания. Ереван, 1978. С. 42; Смолькова И.В. Штраф как мера наказания по советскому уголовному праву. Иркутск, 1979. С. 47.

[76] В то же время в отличие от ст. 128 ГК РФ Уголовно-исполнительный кодекс не относит к имуществу имущественные права.

[77] Нельзя поэтому однозначно согласиться с тем, что в отличие от конфискации штраф не означает изъятия имущества в принудительной форме (см.: Цветинович А.Л. Дополнительные наказания: функции, система, виды. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. Куйбышев.филиал, 1989. С. 144). Хотя, конечно, способ взыскания штрафа обращением его на имущество все же для данного наказания не типичен.

[78] См.: О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства: Постановление Правительства РФ от 19 апреля 2002 года № 260 // Российская газета, 2002 г. 24 апреля.

[79] См.: Тадевосян З.А. Указ. соч. С. 42.

[80] Смолькова И.В. Указ. соч. С. 51.

[81] Цит. по: Смолькова И.В. Указ. соч. С. 11.

[82] Очевидно, что ст. 167.1 (“Нарушение законодательства о континентальном шельфе СССР”) и ст. 223.1 (“Загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря”) были рассчитаны в тот период, прежде всего на применение к иностранным гражданам.

[83] Ранее (при исчислении штрафа в МРОТ) его средний максимальный размер составлял 509 минимальных размеров оплаты труда, что соотносилось со средней начисленной заработной платой как 10:1.

[84] Тадевосян З.А. Указ. соч. С. 42.

[85] См., например: Зубков А.И. Карательная политика России на рубеже тысячелетий. М.: Международная тюремная реформа, 2000. С. 52.

[86] Именно это обстоятельство не дает оснований определить конфискацию как имущественный штраф (см.: Степанищев А.В. О некоторых аспектах применения дополнительных наказаний имущественного характера // Проблемы теории наказания и его исполнения в новом Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах. М.: ВНИИ МВД РФ, 1997. С. 163).

[87] См., например: Уткин В.А. Наказание и исправительно-трудовое воздействие. Томск: Изд-во Том. универ-та, 1984. С. 96.

[88] См., например: Ружников А.Н., Потемкина А.Т. Аналитическая справка по результатам изучения предложений о совершенствовании статуса и деятельности уголовно-исполнительных инспекций // Альтернативы тюремному заключению в Российской Федерации: Материалы междунар. конф. М., 2001. С. 32 и др.

[89] В этой связи неправы авторы, полагающие, что штраф “может быть назначен в качестве дополнительного в сочетании с любым основным наказанием, кроме наказаний, назначаемых военнослужащим (ограничение по военной службе, арест и содержание в дисциплинарной воинской части)” (См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ. М.: Юристъ, 1999. С. 87).

[90] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[91] См.: Преступность и правонарушения (1996 – 2000): Стат. Сб. М., 2001. С. 161; То же. М., 2002. С. 160 и др.

[92] Непомнящая Т.В. Тенденции и перспективы развития дополнительных видов наказания // Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Вып. 7. Омск, 2003. С. 103 – 104.

[93] См.: Стеничкин Г. Штраф в уголовном праве России // Уголовное право. 2003. № 2. С. 79; Верина Г.В. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против собственности: проблемы теории и практики: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. Саратов, 2003. С. 48; Аветисян П.А. Дополнительные наказания и их назначение: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Казань, 2003. С. 10 – 12 и др.

[94] Уткина С.С. Указ. соч. С. 111 – 112.

[95] Однако эту закономерность несколько искажает средний максимальный штраф в 220 тысяч рублей при лишении свободы до 6 лет. Если исключить из подсчета санкцию ч. 2 ст. 238 УК РФ (с дополнительным штрафом до 500 тысяч рублей), то средняя максимальная сумма штрафа при лишении свободы до шести лет будет составлять 80 тысяч рублей.

[96] Уткина С.С. Указ. соч. С. 113 – 114.

[97] Цокуева И.М. К вопросу о назначении штрафа как вида уголовного наказания // Законодательство. 2006. № 3. (СПС “Консультант Плюс”).

[98] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[99] Уткина С.С. Указ. соч. С. 117.

[100] О практике назначения судами РФ уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[101] См.: Характеристика осужденных к лишению свободы: По материалам специальной переписи 1999 г. Т. 2. М.: Юриспруденция, 2001. С. 11.

[102] См.: Характеристика осужденных к лишению свободы. Указ. соч. С. 25.

[103] Уткина С.С. Указ. соч. С. 119.

[104] См.: Характеристика осужденных к лишению свободы. Указ. соч. С. 25.

[105] Архив Ленинского районного суда г. Томска за 2002 г. Уголовное дело № 1 – 660/02.

[106] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[107] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС Консультант Плюс.

[108] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС Консультант Плюс.

[109] Архив Октябрьского районного суда г. Барнаула. Дело № 1-732-00.

[110] Архив Ленинского районного суда г. Барнаула. Дело № 1-396-2000.

[111] Архив Кировского районного суда г. Кемерово. Дело № 1-604-01.

[112] Архив Октябрьского районного суда г. Барнаула. Дело № 1-237/00.

[113] Уткина С.С. Указ. соч. С. 126.

[114] Уткина С.С. Указ. соч. С. 127.

[115] Там же. С. 127.

[116] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 // СПС “Консультант Плюс”.

[117] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11.12.2002 № 317 – О “Об отказе в принятии к рассмотрению запроса президиума Московского окружного военного суда о проверке конституционности части первой ст. 46 УК РФ”.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий