Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания в уголовном праве Российской Федерации

Изучение исторического аспекта условно-досрочного освобождения в уголовном праве Российской Федерации. Характеристика понятия и сущности условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. Исследование оснований, условий и порядка его применения.

Содержание

Введение

1. Исторический аспект условно-досрочного освобождения

2. Понятие и сущность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

3. Основания, условия и порядок применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

Заключение

Список литературы

Введение

Институт условно-досрочного освобождения в России берет свое начало с середины 19 века и связан со становлением такой цели наказания, как исправление правонарушителей.

В доктринальном аспекте условно-досрочное освобождение можно определить как досрочное освобождение осужденного от дальнейшего отбывания наказания под условием несовершения в течение неотбытой части срока наказания нового преступления, исполнения возложенных обязанностей, соблюдения общественного порядка. Условно-досрочное освобождение носит поощрительный характер и связывается с правомерным поведением отбывающего наказание, добросовестным отношением к труду, обучению, проводимым воспитательным мероприятиям. На основании указанных показателей можно сделать вывод, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбытии наказания.

Несмотря на широкое распространение и использование, условно-досрочное освобождение до сих пор вызывает споры. Одни доказывают, что его использование снижает эффективность наказания и не учитывает интересы потерпевших, другие обосновывают необходимость его широкого использования. Вышеизложенное обосновывает актуальность заявленной темы, ее теоретическую и прикладную значимость.

Условно-досрочное освобождение имеет несколько преимуществ: во-первых, оно смягчает тяжесть длительного срока лишения свободы и позволяет уменьшать сроки наказания; во-вторых, это менее затратный способ исправления преступников, нежели длительная изоляция; в-третьих, оно гораздо безопаснее, чем безусловное освобождение по отбытии срока наказания, т. к. это постепенный переход к жизни в обществе под наблюдением контролирующих органов под угрозой отмены условно-досрочного освобождения.

Достоинства условно - досрочного освобождения значительно превосходят его недостатки, поэтому оно имеет право на жизнь.

Это серьезное средство укрепления дисциплины и правопорядка в исправительных учреждениях. Его эффективность подтверждена многочисленными исследованиями и более чем столетней практикой применения.

Объектом данного исследования являются общественные (уголовно - правовые) отношения, составляющие сущность и содержание условно - досрочного освобождения от отбывания наказания в уголовном праве Российской Федерации.

Предмет курсовой работы - обширный опыт законодательного решения проблемы, современное отечественное уголовное законодательство, сложившуюся практику применения норм УК РФ, официальные статистические данные и достижения уголовно-правовой доктрины.

В связи с вышеизложенным цель данной работы - дать характеристику условно - досрочного освобождения от отбывания наказания в уголовном праве Российской Федерации.

Задачи исследования:

1. рассмотреть исторический аспект условно-досрочного освобождения от отбывания наказания;

2. охарактеризовать понятие и сущность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания;

3. исследовать основания, условия и порядок применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.


1. Исторический аспект условно-досрочного освобождения

Институт условно-досрочного освобождения прошел сложный и противоречивый путь развития в истории права России. Его история начинается с массового применения наказания в виде лишения свободы и становления идеи исправления преступников.

В зависимости от развития государственности Руси наказание носило характер либо устрашающий и компенсационный (по Русской Правде), либо сугубо карательный. Анализ краткой редакции Русской Правды позволяет говорить о зарождении различных условий отбытия наказаний. С углублением процесса феодализации Древнерусского государства и усилением роли княжеского суда появилась возможность заменить реальное исполнение наказания выкупом кунами при посредничестве князя.

Основной мерой наказания, по Русской Правде, был штраф в пользу государства (князя). Позже, в ст. 65 пространной редакции Русской Правды появляется отмена убийства холопа, что, по мнению проф. А. А. Зилина, «можно рассматривать как частичную амнистию холопам, участвовавшим в движении 1068 – 1071 гг.».

Приведенные факты еще не говорят о возникновении в Древней Руси условно-досрочного освобождения, но, бесспорно, свидетельствуют о гибкости законодательства. По мнению В. А. Рогова, более мягкий характер русского уголовного права в сравнении с западноевропейским был основан на признании ценности личности. По отношению к обычной преступности (но не профессиональной) признавалась возможность изменения самого преступника и обращения его к государственно-национальной пользе – в таких случаях не применялась смертная казнь. Профессиональная преступная деятельность признавалась несовместимой с исправлением, хотя наряду с лишением жизни достаточно часто применялись массовые амнистии к «лихим людям».

Судебник 1497 г. положил начало всеобщему закрепощению крестьян. В борьбе с сопротивлением народных масс главной для господствующей элиты стала цель устрашения. Закон стремился к тому, чтобы наказания устрашали не только самого преступника, но и других людей. Изменилась система наказаний, было законодательно закреплено лишение свободы, членовредительство и смертная казнь. До начала XVI в. тюремной организации не существовало, и поэтому исполнение наказания в виде лишения свободы не имело достаточной юридической регламентации. В подвалах и подземельях политические преступники содержались без срока.

В 20–40 гг. XVI в. в связи с преступностью «лихих людей» и земскими губными реформами начинает складываться тюремная система. Лишению свободы подвергались лица за общеуголовные преступления. В узких кельях и «без всякого утешения» зарождался режим заключения, направленный на принудительное изменение духовного облика осужденного[1] .

При преемниках царя Ивана Грозного в конце XVI–XVII вв. участились политические и общеуголовные амнистии, проводимые под влиянием церкви и преследовавшие цель – повлиять на духовный мир осужденных либеральными способами. С религиозными идеалами и сакральной теорией права связано распространение кратких сроков лишения свободы и целенаправленный характер воздействия на личность преступника.

С отделением церкви от государства во второй половине XVII в. произошел разрыв с духовно-религиозным основанием уголовного права, и право потеряло основополагающую базу. Это повлияло на запоздалый характер буржуазных преобразований в тюремной системе – реформы тюрем произошли только в XIX веке.

В середине XVI–XVII вв. уголовная практика и репрессии опричнины Ивана Грозного положили начало принципиальным изменениям в развитии уголовного права. Отменен принцип устойчивости уголовных наказаний, появились несвойственные Руси массовые казни.

После принятия Судебника 1550 г. наказания и процесс их исполнения приобрели еще более суровый характер, направленный на содержание народа в страхе. Превентивное и воспитательное воздействия связывались с публично позорящим характером исполнения наказаний.

Такая тенденция развития русского уголовного права получила свое развитие в Соборном Уложении 1649 г. В нем разрабатывались все отрасли права, в частности уголовное и процессуальное, существенно изменилась система преступлений, дифференцировалась система наказаний. Создание Соборного Уложения в 1649 г. было вызвано обострением внутриполитических противоречий, переходом государства от сословно-представительной монархии к абсолютизму.

С принятием Соборного Уложения лишение свободы приобретает особое значение в карательной системе государства. Широкое применение этой меры наказания позволило обратить внимание на возможность использования рабочей силы преступников в интересах государства и государя. В ст. 9 гл. XXI Соборного Уложения 1649 г. мы находим некоторое сходство с условно-досрочным освобождением и обязательным привлечением к труду: «И посадите его в тюрьму на 2 года, и из тюрьмы выймая его, посылать в кандалах работать… А как он два года в тюрьме отсидит, и его послать в Украинские города, где государь укажет и велеть ему в Украинских городах быти…». Однако подобные работы в кандалах не были поощрением и не вели к сокращению срока.

С изданием Артикула Воинского 1715 г. начался новый этап применения лишения свободы и порядка его исполнения. Широкое распространение получило использование труда осужденных на галерах, каторге, строительстве и др. государственных работах. Несмотря на прогрессивную разработанность многих институтов уголовного права, в Артикуле Воинском отсутствовали нормы об условно-досрочном освобождении осужденных к лишению свободы, т. к. оно никак не согласовалось с основным принципом уголовных наказаний того времени – покарать так, «дабы через то другим страх подать и оных от таких непристойностей удержать».

В постпетровский период крупных уголовных законов не издавалось. Чаще уголовные нормы содержались в каких-то более широких актах. Уголовная политика на протяжении данного периода времени отличалась неровностью. Годы относительного либерализма сменялись годами террора, порой без особых социальных оснований. Но некоторые черты гуманности пенитенциарные политика и право приобрели с приходом к власти Екатерины II.

В XIX столетии реформирование уголовно-исполнительного права продолжилось. В 1775 г. принимается «Учреждение об управлении губерниями», содержащее нормы относительно лишения свободы. Им вводились не только смирительные дома, но и работные, предполагалось усилить душевное и религиозное воспитание. Это было значительным прорывом в тюремной политике России в сторону утверждения идеи нравственного исправления и воспитания преступников, в т. ч. и через труд. Разработанное им «Положение о тюрьмах» 1788 г. было проектом тюремной реформы, основанным на критике состояния тюрем в разных странах. Проект предусматривал разделение заключенных по полу и строительство отдельных тюремных зданий для мужчин и женщин, разобщение подследственных и осужденных, создание особых тюрем для различных категорий осужденных вплоть до устройства особых тюрем для приговоренных к смертной казни, для содержания их перед казнью. Вопросы о дисциплинарных взысканиях обходились полным молчанием, кроме права тюремщика перевести арестанта в «темную тюрьму замка».

Проект реформы российских тюрем Д. Говарда не мог быть реализован в то время: власть не была готова пойти на такие серьезные преобразования. Реформа умерла, так и не успев начаться также и по финансовым причинам, несмотря на желание Екатерины II. Экономика страны просто была не в состоянии понести такие значительные расходы.

Законодательство первой четверти XIX в. не поднималось до уровня понимания тюремного дела как общеимперского. В кругах аристократии стало модно учреждать различные религиозные кружки, иногда мистического характера. Здесь особое место занимали не политические идеи, а задачи нравственного самоусовершенствования. Благотворительность теперь являлась общим делом, одной из форм общественной деятельности. Под этим углом и следует рассматривать создание в 1819 г. «Попечительного о тюрьмах общества». В 1831 г. на основе устава общества была создана Тюремная инструкция, регламентировавшая исполнение лишения свободы.

Именно с появлением «Попечительного о тюрьмах общества» начинается история института условно-досрочного освобождения. В России досрочное освобождение, основанное на исправлении осужденных, появилось гораздо ранее, нежели указывали до этого многие авторы, т. к. при непосредственном участии членов «Попечительного о тюрьмах общества» исправившиеся осужденные освобождались досрочно. Общество состояло под покровительством императора и было тесно связано с правительственными кругами. Это придавало ему статус почти государственного учреждения и соответствующую свободу действий. Открытие и деятельность «Попечительного о тюрьмах общества» означало новое направление в тюремной политике и имело огромное значение для России. Нововведения выражались не только в религиозной направленности активности заключенных, вместе с тем пытались улучшить положение арестантов, установить тюремную дисциплину и режим.

Во второй четверти XIX века правительство делало попытки установить тюремное законодательство и первым среди законов, касающихся отбывания лишения свободы, явился «Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей и ссыльных» 1832 г. Переизданный в 1842 г., он включал три новых закона: первый 1839 г., касался использования исправительного заведения в Петербурге; второй был о петербургском работном доме; третий – «Устав об арестантских домах», где подробно регламентировались требования режима поведения, питания, труда и отдыха осужденных.

С составлением в 1845 г. нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных правительство пришло к мысли о необходимости постановки вопроса о тюремной реформе в России. Устав о содержащихся под стражею в 1857 г. был дополнен новым разделом, с включением в него «Устава общества попечительного о тюрьмах». Теперь деятельность общества получила законодательную регламентацию, а условно-досрочное освобождение – правовую форму. Дальнейшее развитие идея о морально-нравственном исправлении преступников в духе демократии и гуманизма получила в Уголовном Уложении 1903 г., тюремных инструкциях и др. законах.

С целью стимулировать правопослушное поведение осужденных, отбывающих наказание, связанное с лишением свободы, законом «Об условно-досрочном освобождении» от 2 июля 1909 г. было регламентировано условное досрочное освобождение. Закон содержал нормы материального и процессуального права и вносил изменения в пять основополагающих законодательных актов: Уложение о наказаниях, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, Уголовное уложение 1903 г., Устав уголовного судопроизводства и Устав о содержащихся под стражей. Основные требования условно-досрочного освобождения были названы в Уставе о содержащихся под стражей.

Вслед за названными изменениями законодательства и первыми шагами по пути апробирования нового института уголовно права, министром юстиции А. Хвостовым в 1915 г. была утверждена Общая тюремная инструкция, где, в частности, указывалось: «Лишение свободы, препятствуя продолжению их преступной деятельности, преследует цель не только наказания, но и исправления, искоренения дурных наклонностей и привычек, а также подготовки к честной трудовой жизни на свободе». Так зародилась идея не просто исправления преступника, но и его ресоциализации, то есть подготовки к жизни после освобождения. Однако до претворения этой идеи в практику исправительных учреждений пройдет еще не один десяток лет.

Уголовное законодательство продолжало следовать идее европейских демократов XVIII–XIX вв. о неизбежности наказания за совершенное деяние как самом действенном средстве предупреждения новых преступлений и стимулирования правопослушного поведения.

Теоретические исследования того времени в области тюремной политики России имели целью разработку и внедрение новых средств, форм и методов воздействия на осужденных и не сводились исключительно к покаранию.

Новый этап в реформе исполнения наказаний начался после Февральской революции 1917 г. Временное правительство приступило к выработке новой концепции наказания. В приказе Главного тюремного управления № 1 от 8 марта 1917 г. главной задачей наказания было названо перевоспитание человека, совершившего преступление. Именно с задачами и целями наказания тесным образом соотносится условно-досрочное освобождение, во-первых, потому что служит стимулом к исправлению преступников, а во-вторых, именно с достижением целей наказания и связано его применение, когда осужденный исправился, раскаялся, и нет нужды подвергать его дальнейшему наказанию[2] .

Кроме того, Временное правительство поднимает проблему бытового устройства освобожденных из мест лишения свободы. В приказе Главного тюремного управления № 3 от 18 марта 1917 г. подчеркивалось: «Как бы ни было правильно поставлено тюремное воспитание, оно само по себе не может надлежащим образом выполнить своей задачи, если не будет принято никаких мер попечения о дальнейшей судьбе лиц, отбывших наказание. Освобожденный из тюрьмы, оказавшийся в таких условиях жизни, к которым он не приспособлен, может сразу же опуститься и погибнуть, если ему не будет оказана своевременная поддержка в той или иной форме».

Позднее институт условно-досрочного освобождения был регламентирован в Декрете Всесоюзного центрального исполнительного комитета ВЦИК) о суде № 2 от 7 марта 1918 г., ст. 32 которого предоставляла

возможность всем осужденным просить народный суд об условном или досрочном освобождении. В нем еще отсутствуют основания освобождения, не названы категории лиц, которым оно может быть предоставлено, не определен порядок его применения. Таким образом, при сохранении идеи условно-досрочного освобождения, правовая разработка данного института советской властью началась заново.

Дальнейшее развитие идея условно-досрочного освобождения получила во Временной инструкции от 23 июля 1918 г. «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового», в Постановлении Чрезвычайного VI Всероссийского съезда Советов от 6 ноября 1918 г. «Об освобождении некоторых категорий заключенных», в Инструкции от 25 ноября 1918 г. «О досрочном освобождении».

В 20-е годы в соответствии с ленинским положением о замене тюрем воспитательными учреждениями в самые сжатые сроки создавалась принципиально новая система исправительных учреждений, отвечающая целям новой советской исправительно-трудовой политики. Основные положения этой политики были закреплены в Программе РКП (б), принятой восьмым съездом партии в марте 1919 года. Для развития положений Программы затем был принят ряд декретов и постановлений Совета Народных Комиссаров (СНК). Так, декрет от 18 июля 1919 г. «Об учреждении распределительных комиссий при карательных отделах губернских и областных отделах юстиции» возлагал на них обязанности по проведению всестороннего изучения личности и определению программы индивидуального воздействия на нее. В документе закреплялась цель деятельности исправительных учреждений – «исправление и перевоспитание заключенных».

Особое значение для теории и практики исправления заключенных имел декрет СНК от 21 марта 1921 г. «О лишении свободы и порядке условно-досрочного освобождения».

Он приобрел принципиальное значение в деле становления прогрессивной системы отбывания наказания, заключавшейся в переводе заключенных от более строгих форм изоляции к менее строгим с последующим досрочным освобождением от наказания, что стимулировало процесс исправления преступников. Условно-досрочное освобождение предусматривалось как полное освобождение от отбывания наказания в виде лишения свободы и принудительных работ, либо переводе на принудительные работы без содержания под стражей на весь оставшийся срок или часть его.

Условно-досрочное освобождение распространялось на всех заключенных, независимо от характера совершенного преступления и наличия рецидива, при условии правопослушного поведения и фактическом отбытии половины срока наказания, назначенного приговором суда. Правопослушное поведение заключалось в соблюдении правил поведения в исправительно-трудовом учреждении, в стремлении к труду и обучению. Гуманное отношение к преступникам нашло свое отражение и в УК РСФСР 1922 г.

Создавалась Наблюдательная Комиссия, призванная контролировать отбывание наказания и применение досрочного освобождения. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. в ст. 52 устанавливал: «К отбывающим наказание в виде лишения свободы или принудительных работ, обнаружившим исправление, может быть применено условно-досрочное освобождение».

С изданием ИТК РСФСР 1924 г., передавшего право применения условно-досрочного освобождения Распределительным комиссиям, начался рост числа рассмотренных дел о досрочном освобождении.

С принятием Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения» появилась тенденция к усилению суровости наказаний, ограничению применения зачетов рабочих дней по классовому принципу. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 26 февраля 1928 г. применение досрочного освобождения в отношении осужденных за государственные преступления фактически прекращено, а 30 октября 1929 г. Постановлением ВЦИК и СНК «Об изменении ст. ст. 12 и 50 УК и ст. ст. 47 и 174 ИТК» ликвидированы прогрессивная система отбывания лишения свободы и Распределительные комиссии.

Принятый в 1933 г. ИТК РСФСР подробно регламентировал исполнение наказания в виде лишения свободы, и с учетом сложившейся практики условно-досрочное освобождение стало применяться по отбытии не менее половины срока назначенной меры социальной защиты, включая и освобождение по зачетам рабочих дней.

С конца 30-х по начало 50-х гг. в связи с установлением в стране тоталитарного политического режима и культа личности И. Сталина кодексы фактически перестали действовать, законодательная регламентация исполнения наказания вытеснилась ведомственными актами, а судебная власть подменилась Особым Совещанием. Это время ознаменовалось массовыми политическими процессами и репрессиями. Практика применения условно-досрочного освобождения постепенно начала сокращаться, и в целях максимального использования рабочей силы заключенных на строительстве и производстве.

Приказом НКВД СССР от 15 июня 1939 г. «Об отмене практики зачета рабочих дней и условно-досрочного освобождения» система досрочного освобождения заключенных была отменена.

Начало Великой Отечественной войны заставило в интересах производства опять ввести зачеты рабочих дней (но не применять их к «политическим» осужденным). Однако, как только положение на фронтах изменилось в пользу Советского Союза, режим вновь ужесточился, все зачеты были отменены и восстановлены лишь в 1952 г. для осужденных за общеуголовные преступления.

Со смертью И. Сталина и с изменением политического климата в стране институт условно-досрочного освобождения был восстановлен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. «О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 г «О порядке досрочного освобождения от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет» впервые законодательно урегулирован порядок досрочного освобождения от отбывания наказания несовершеннолетних[3] .

С конца 50-х гг. в СССР и за рубежом проводились активные научные исследования путей повышения эффективности воспитательного воздействия условно-досрочного освобождения, поиск новых средств стимулирования законопослушного поведения осужденных не только во время отбывания наказания, но и после освобождения из мест лишения свободы. В этой связи на уровне общесоюзного законодательства 25 декабря 1959 г. принимаются Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик, а вслед за ними принимаются Уголовные кодексы республик. Ст. 44 Основ (ст. 53 УК РСФСР) устанавливала возможность условно-досрочного освобождения или замены наказания более мягким при отбытии 1/2 назначенного срока наказания, а для лиц, осужденных за особо опасные государственные и другие тяжкие преступления, – по отбытии 2/3 назначенного срока наказания. Условно-досрочное освобождение применялось к лицам, доказавшим примерным поведением и честным отношением к труду свое исправление.

В последующие десятилетия вплоть до 1991 г. государство постепенно вводило все новые ограничения в применении условно-досрочного освобождения для ряда категорий осужденных практически до уровня 1962–1969 гг.

Принятый в 1970 г. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР подробно регламентировал исполнение наказания в виде лишения свободы, в т.ч. и вопросы досрочного освобождения осужденных и еще в большей степени, чем ранее действовавшее законодательство, определял ресоциализационные меры по отношению к бывшим «сидельцам».

Формирование уголовно-исполнительной политики и права в период 1991–1996 гг. было отмечено коренными преобразованиями в экономическом, общественном и государственном строе России. Требования развития демократии, защиты прав и свобод человека и гражданина, проявления гуманизма в отношении правонарушителей явились определяющими факторами изменений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства России.

Российское уголовное законодательство впитало в себя в некоторой степени и идеи теории социальной защиты, сформированной в кон. XIX - нач. XX вв. В 60-х годах XX столетия французским ученым-криминологом М. Анселем была разработана теория Новой социальной защиты.

2 июля 1991 г. были приняты Основы уголовного законодательства СССР и Республик, ст. 51 которых была взята из проекта Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Таким образом, к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы, ограничения свободы, исправительных работ, направления в дисциплинарный батальон или ограничения по службе, судом могло быть применено условно-досрочное освобождение или замена неотбытой части наказания более мягким при условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду, обучению.

Законом РФ от 18 февраля 1993 г. «О внесении изменений и дополнений в

Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Исправительно-трудовой кодекс РСФСР и Закон “О милиции”» отменено условно-досрочное освобождение с обязательным привлечением к труду, а также ссылка, высылка. Условно-досрочное освобождение могло быть применено к осужденным за любые преступления, независимо от наличия или отсутствия рецидива[4] .

Дальнейшая работа по реформированию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства шла на основе Конституции РФ от 12 декабря 1993 г[5] .

Принятый в 1996 г. Уголовный кодекс России[6] в ст. 79 закрепил институт условно-досрочного освобождения. Но с принятием Уголовного кодекса РФ и Уголовно-исполнительного кодекса РФ работа над новым уголовно-исполнительным законодательством современной России не завершилась. Институт условно-досрочного освобождения продолжает реформироваться и по сей день.

2. Понятие и сущность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

Условно-досрочное освобождение - один из видов освобождения от наказания. Суть его заключается в освобождении осужденного от дальнейшего реального отбывания наказания с условием обязательного соблюдения ряда предписаний, перечисленных в законе и установленных судом в соответствии со ст. 79 и ст. 93 УК.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания должно применяться к лицам, твердо вставшим на путь исправления. Только в подобном случае можно считать, что этим лицам для их окончательного исправления нет необходимости полностью отбывать назначенное судом наказание[7] .

Действительно, если очевидно, что цель исправления осужденного достигнута без полного отбывания назначенного ему наказания, то дальнейшее исполнение наказания становится нецелесообразным. Установленная законом возможность подвергнуться досрочному освобождению от реального отбывания наказания является, с одной стороны, средством поощрения осужденных, вставших на путь исправления, а с другой - стимулом для примерного поведения осужденных во время отбывания ими наказания и последующего освобождения от него. В этом виде освобождения от наказания наиболее ярко нашли отражение принципы гуманизма и справедливости.

Условно-досрочное освобождение является одним из наиболее часто применяемых видов освобождения от наказания, поскольку оно может применяться к лицам, совершившим преступления любой категории, и не ограничено категориями осужденных

УК разрешает условно-досрочно освобождать лиц, отбывающих не всякое наказание, а только наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания (ч. 1 ст. 79 УК). Таковым может быть только лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Это единственное срочное наказание, которое может быть назначено в качестве дополнительного наказания.

Основанием условно-досрочного освобождения является убежденность суда в том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Под исправлением осужденных понимается процесс формирования у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения (ч. 1 ст. 9 УИК РФ). Показатели исправления зависят от вида отбываемого наказания и личности осужденного. К критериям исправления могут быть отнесены: соблюдение всех требований режима, примерное поведение осужденного, добросовестное отношение к труду и учебе.

Вывод суда об исправлении лица, отбывающего любой из указанных в ч. 1 ст. 79 УК видов наказаний, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении на протяжении всего срока наказания, а не только во время, непосредственно предшествующее рассмотрению вопроса об освобождении[8] .

Вывод об исправлении лица суд может сделать лишь после более или менее продолжительного отбывания наказания осужденным. Поэтому вторым обязательным основанием применения условно-досрочного освобождения по закону выступает фактическое отбытие определенной части назначенного судом наказания. Размер этой части зависит от категории преступления, за которое лицо отбывает наказание.

Согласно ч. 3 ст. 79 УК условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК.

Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы, независимо от продолжительности назначенного в приговоре срока наказания, не может быть менее 6 месяцев.

Из п. «в» ч. 3 ст. 79 УК видно, что величину фактически отбытой части наказания закон связывает с опасностью личности только в одном случае: если условно-досрочное освобождение от наказания лица было отменено по основаниям, предусмотренным законом. Повторное рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания возможно после фактического отбытия лицом двух третей срока наказания, назначенного за новое преступление независимо от его тяжести.

В законе не решен вопрос о том, какую часть срока наказания должны отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или по совокупности приговоров за преступления, относящиеся к различным категориям. Например, осужденный отбывает назначенное по совокупности преступлений наказание за преступления средней тяжести и особо тяжкое. В подобном случае условно-досрочное освобождение возможно после фактического отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания, назначенного судом по совокупности преступлений.

Не исключается применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и в отношении лица, отбывающего пожизненное лишение свободы. Согласно ч. 5 ст. 79 УК такое лицо может быть условно-досрочно освобождено, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы.

Из этого положения существуют исключения (ч. 5 ст. 79 УК). К условно-досрочному освобождению не представляются осужденные: а) совершившие новое тяжкое или особо тяжкое преступление в период отбывания пожизненного лишения свободы (ч. 2 ст. 176 УИК РФ), а также б) злостно нарушавшие установленный порядок отбывания наказания в течение предшествующих 3 лет (ч. 1 ст. 176 УИК РФ).

Условно-досрочное освобождение от наказания применяется судом по месту отбывания наказания осужденным по представлению органа, ведающего исполнением лишения свободы, а относительно содержащегося в дисциплинарной воинской части - по представлению соответствующего военного командования. При положительном решении вопроса суд выносит определение об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания определенного срока наказания. При этом неотбытая часть наказания не аннулируется. Ее исполнение приостанавливается. И лишь после истечения определенного срока, равного неотбытой части назначенного судом наказания (испытательного срока), при соблюдении освобожденным определенных требований возврат к исполнению неотбытой части срока становится невозможным[9] .

Учитывая, что никаких других, кроме предусмотренных в ч. ч. 1, 3 и 5 ст. 79 УК, ограничений в применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания не имеется, отказ в таком освобождении по любым мотивам, не связанным с оценкой исправления осужденного и отбытия им части установленного законом срока наказания, является необоснованным. Таким образом, при наличии этих двух оснований суд согласно новой редакции ч. 1 ст. 79 УК обязан условно-досрочно освободить осужденного от дальнейшего отбывания наказания.

В связи с внесенными изменениями в УК рассматриваемый вид освобождения от наказания следует отнести к обязательным. Суд, установив, что лицо отбыло необходимую часть наказания и для своего исправления не нуждается в дальнейшем его отбывании, выносит решение о его условно-досрочном освобождении от наказания.

В случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (при отсутствии одного из двух оснований) повторное внесение в суд представления может иметь место не ранее чем по истечении 6 месяцев со дня вынесения определения суда об отказе (ч. 10 ст. 175 УИК РФ) и не ранее чем по истечении 3 лет со дня принятия судом решения об отказе для отбывающих пожизненное лишение свободы (ч. 3 ст. 176 УИК РФ).

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на лицо обязанности, которые должны им исполняться в течение неотбытой части наказания. Перечень этих обязанностей, возлагаемых на условно-досрочно освобожденных, совпадает с перечнем обязанностей, которые могут возлагаться на лицо, осужденное условно (ч. 5 ст. 73 УК). Это: не менять постоянного места жительства без уведомления органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи, а также другие обязанности, способствующие, по мнению суда, исправлению осужденного[10] .

Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, а также за выполнением возложенных на него судом обязанностей осуществляется уполномоченными на то специализированными органами, а в отношении военнослужащих - командованием воинских частей и учреждений (ч. 6 ст. 79 УК).

В возложении на лицо судом определенных обязанностей, в контроле за его поведением, а также в возможности отмены условно-досрочного освобождения проявляется условный характер этого вида освобождения от наказания.

В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК нарушениями требований условно-досрочного освобождения, способными повлечь его отмену, признаются: а) нарушение общественного порядка или злостное уклонение от исполнения возложенных на лицо обязанностей; б) совершение по неосторожности нового преступления в течение неотбытой части наказания; в) совершение нового умышленного преступления в тот же период.

Если суд постановит об отмене условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, то по смыслу закона осужденный должен полностью отбыть оставшуюся неотбытой часть наказания безотносительно к тому, что какое-то время он добросовестно исполнял возложенные на него судом обязанности - за счет этого времени неотбытый срок наказания сокращен быть не может.

Единственным обязательным основанием для отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания является совершение нового умышленного преступления в течение испытательного срока. В этом случае суд назначает наказание по совокупности приговоров. При этом к основному наказанию, назначенному по правилам ст. 70 УК, суд вправе присоединить дополнительное наказание, назначенное по предыдущему приговору, если лицо от него условно-досрочно освобождено.

Рассматривая условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, нельзя оставить без внимания вопрос о порядке погашения судимости.

Например, С. был осужден по ч. 3 ст. 264 УК к 8 годам лишения свободы. После отбытия 3-х лет его условно-досрочно освободили, так как совершенное неосторожное преступление является преступлением средней тяжести. Неотбытый (испытательный) срок у С. - 5 лет. Лицо осуждается за преступление средней тяжести, судимость погашается по истечении 3-х лет после отбытия наказания (п. «в» ч. 3 ст. 86 УК). При этом в соответствии со ст. 79 и ст. 86 УК срок погашения судимости начинает течь по истечении неотбытого наказания, т.е. той части наказания, от отбытия которой лицо было условно-досрочно освобождено. Это видится правильным, поскольку неотбытая часть (испытательный срок) входит в назначенное по приговору суда наказание. Именно поэтому нельзя в момент условно-досрочного освобождения считать лицо полностью отбывшим наказание. В приведенном примере это 5 лет. По их окончании осужденный еще в течение 3-х лет будет считаться судимым[11] .

Некоторые юристы, не соглашаясь со сложившейся судебной практикой, полагают более правильным исчислять сроки погашения судимости с момента освобождения лица от реального отбытия наказания. Однако такая позиция приводит к тому, что часто срок погашения судимости будет истекать раньше, чем испытательный срок. То есть лицо, будучи признанным несудимым (так как погашение судимости аннулирует все уголовно-правовые последствия осуждения и наказания), тем не менее остается под воздействием испытательного срока, что вряд ли логично и правильно[12] .

Другие ученые идут еще дальше, предлагая еще и срок погашения судимости исчислять в зависимости от размера фактически отбытого наказания[13] .

3. Основания, условия и порядок применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК лицо, отбывающее одно из указанных выше наказаний, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Что следует понимать под формулой: «для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания»? Если по УК 1960 г. условно-досрочное освобождение было возможным лишь в отношении лиц, доказавших свое исправление, то приведенная выше формула предполагает существенные позитивные изменения личности осужденного, благодаря которым он утрачивает общественную опасность либо ее степень снижается до такого уровня, при котором становится нецелесообразным дальнейшее исполнение наказания.

О позитивном изменении личности осужденного могут свидетельствовать соблюдение правил режима отбывания наказания, добросовестное отношение к труду, обучению (особенно в отношении несовершеннолетних) и др. Согласно ч. 3 ст. 175 УИК[14] в представлении об условно-досрочном освобождении должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду, а равно к совершенному деянию.

С другой стороны, то, что условно-досрочное освобождение может применяться при незавершенности процесса исправления, свидетельствует положение, регламентированное в ч. 2 ст. 79 УК. Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части наказания. Суд, в частности, может возложить на освобожденного условно-досрочно обязанности не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи. Суд может возложить на освобожденного условно-досрочно исполнение и других обязанностей, которые должны способствовать его исправлению. Закрепляя в этом плане общность между условным осуждением (ст. 73 УК) и условно-досрочным освобождением осужденного, законодатель тем самым подчеркивает, что после освобождения лицо должно исправиться окончательно. Об исправлении свидетельствует устойчивая линия правомерного поведения лица, совершившего преступление, как в процессе отбывания наказания, так и в течение неотбытой части срока наказания.

Условно-досрочное освобождение от наказания применяется после фактического отбытия осужденным установленной законом части назначенного наказания. Согласно ч. 3 ст. 79 УК оно может применяться по отбытии осужденным[15] :

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено в связи с нарушением общественного порядка, злостным уклонением от исполнения возложенных на него судом обязанностей или в связи с совершением нового преступления.

При отбытии осужденным установленной законом части срока администрация (орган исправительного учреждения или командование дисциплинарной воинской части) обязана в течение месяца либо внести представление в суд об условно-досрочном освобождении, либо вынести постановление об отказе в этом.

В ч. 4 ст. 79 УК установлено, что фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев. В случае отказа суда в условно-досрочном освобождении повторное внесение в суд представления может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня отказа (ч. 10 ст. 175 УИК).

В УК 1996 г. впервые предусмотрена возможность условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы. Если судом будет признано, что лицо не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы, суд может освободить его условно-досрочно (ч. 5 ст. 79 УК).

Специфика основания применения данного вида освобождения лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, заключается в том, что закон допускает его лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений режима в течение предшествующих трех лет. Лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы, необходимо также отбытие более длительного срока наказания - не менее двадцати пяти лет, а повторное, в случае отказа суда, внесение представления может иметь место не ранее чем по истечении трех лет со дня отказа (ч. 3 ст. 176 УИК). Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит[16] .

Согласно ч. 1 ст. 79 УК условно-досрочному освобождению от отбывания наказания могут подлежать лица, отбывающие исправительные работы, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы. Таким образом, безусловно, речь идет о лицах, которые отбывают реально определенный вид наказания, т.е. об осужденных. Назовем это первым условием закона.

По смыслу ст. 390 УПК РФ[17] и ст. 7 УИК РФ начало исполнения наказания определяется датой вступления приговора в законную силу.

Следующим условием для УДО является отбытая часть срока наказания в зависимости от тяжести совершенного преступления. На это условие указывается в ч. 3 ст. 79 УК. Однако тут и возникает вопрос: а с какого момента исчислять отбытый срок?

В соответствии с ч. 3 ст. 79 условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным определенной части срока наказания, назначенного судом. Акцентирую внимание на словах «фактического» и «судом». Второе выражение законодателем почему-то упущено и употреблено мною как бесспорно подразумеваемое. Что же законодатель имел в виду под выражением «фактического»? Ясности нет. Тем не менее в УПК РФ есть аналогия, с помощью которой постараемся провести параллель.

Таким образом, до вступления приговора в законную силу нельзя вести речь об отбытии назначенного судом срока наказания, так как лицо по закону осужденным в полном смысле слова не является. Даже если вынесен обвинительный приговор первой инстанцией, не исключено, что в кассационной инстанции лицо может быть признано невиновным, а приговор несостоявшимся. Вот почему начало отбытия срока наказания с целью обоснованности и единообразия следует исчислять со дня вступления приговора в законную силу. Используя приведенные выше нормы и изложенные обстоятельства, можно сделать вывод, что фактическое отбытие осужденным назначенного судом срока наказания - это период срока наказания после вступления приговора в законную силу, отбытый осужденным в порядке, установленном Уголовно-исполнительным кодексом РФ.

Меры задержания и пресечения, применяемые к подозреваемым и обвиняемым, так и именуются в законе - «время предварительного содержания под стражей», а не лишение свободы.

Тем не менее, суды при решении вопроса об УДО складывают периоды содержания под стражей, учитывают это как лишение свободы и, даже вопреки судебному приговору, начинают отсчет части срока наказания, установленного ст. 79 УК, со дня задержания или заключения под стражу.

Обратим внимание, что законодатель отнес условно-досрочное освобождение к разряду поощрений, поместив его в ч. 4 ст. 113 УИК. В связи с чем, согласно ч. 1 ст. 113, к перечисленным критериям добавляется активное участие в работе самодеятельных организаций осужденных и воспитательных мероприятиях, проводимых в исправительном учреждении.

Отнесение УДО к разряду поощрений и соответственно к разделу воспитательной работы с осужденными (гл. 15 УИК РФ) произведено не напрасно. УДО должно расцениваться как одно из самых существенных поощрений осужденных. Не зря в ст. 113 УИК условно-досрочное освобождение стоит между переводом в колонию-поселение и помилованием. УДО должны подлежать достойные, а не те осужденные, которые формально показали свое исправление: отбыли установленную законом часть срока наказания и не имеют взысканий на день рассмотрения вопроса судом[18] .

Кроме того, нельзя забывать, что уголовно-исполнительное законодательство РФ имеет своей целью исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений как осужденным, так и иными лицами (ст. 1 УИК). То есть условно-досрочное освобождение призвано играть не только воспитательную роль среди осужденных, но и профилактическую в отношении иных граждан.

Между тем в последнее время сложилась неправильная судебная практика, в соответствии с которой суды дают поверхностную, необъективную оценку поведения осужденного. Зачастую можно услышать вопрос: «А какое время осужденный должен исправляться?» Совершенно неверный вопрос. Необходимо ставить вопрос по-другому: «Действительно ли данный осужденный не нуждается в изоляции от общества?» Поверхностный подход к этому вопросу превращает УДО в «обязаловку».

Хочется надеяться, что законодатель и Верховный Суд РФ более обоснованно подойдут к вопросу о порядке исчисления сроков отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы, о зачете срока содержания под стражей и в целом к вопросу условно-досрочного освобождения.

Встречающиеся в литературе рекомендации о том, что суд должен учитывать сведения об избранном осужденным месте проживания, наличии у него семьи или иных родственников, с которыми он намерен проживать, возможности его трудоустройства на конкретном месте, могли быть приемлемыми для прежнего УК (ст. 53). Применительно к ныне действующему УК они устарели. Можно ли, например, в настоящее время заранее определить возможность трудоустройства или акцентировать внимание на наличии семьи у осужденного, отбывшего 25 - 30 лет лишения свободы? Конечно, нет.

Суды не вправе отказывать в условно-досрочном освобождении по основаниям, не предусмотренным уголовным законом, таким, например, как прошлая судимость, мягкость назначенного наказания, кратковременность пребывания осужденного в данном исправительном учреждении и т.п.

Если новый закон об условно-досрочном освобождении, введенный в действие после осуждения лица, ограничивает его применение, то должен применяться закон, действовавший на момент осуждения. Этот вывод основывается на положении, изложенном в ч. 1 ст. 10 УК.

При условно-досрочном освобождении суд не должен устанавливать какой-либо испытательный срок (как это имеет место при условном осуждении), поскольку таким сроком является неотбытая часть наказания.

Рассматривая вопрос об условно-досрочном освобождении от основного наказания осужденных, к которым были применены дополнительные наказания, суды во всех случаях, в том числе и по своей инициативе, обязаны обсуждать вопрос о возможности освобождения осужденного и от дополнительного наказания.

Если от основного наказания осужденный освобождается только в неотбытой части, то от дополнительного наказания он может освобождаться либо полностью, либо частично.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК осужденные могут освобождаться от любого дополнительного наказания без какого-либо ограничения.

Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих - командованием воинских частей и учреждений (ч. 6 ст. 79 УК).

Часть 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации предусматривает, что каждый осужденный за преступление имеет право просить о помиловании или смягчении наказания. Право осужденного просить о смягчении наказания может означать не только замену одного вида наказания на другой, более мягкий, но и возможность освобождения от отбывания наказания, хотя и при соблюдении некоторых условий. Таким образом, право осужденного, обращающегося с просьбой об условно-досрочном освобождении от наказания, можно рассматривать как его конституционное право, реализуемое судом[19] .

При этом следует иметь в виду следующее. В связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации, круг осужденных, к которым может быть применено условно-досрочное освобождение, сократился. Теперь условно-досрочное освобождение от наказания применяется только к лицам, отбывающим содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы. Согласно положениям уголовно-исполнительного законодательства лица, осужденные к лишению свободы, отбывают наказание в исправительных учреждениях. В ст. 74 УИК РФ перечислены исправительные учреждения. К ним относятся исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Функции исправительных учреждений выполняют и следственные изоляторы в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осужденных, оставленных в следственных изоляторах с их согласия на срок не свыше шести месяцев. Следует учесть, что осужденные к лишению свободы, находящиеся в следственных изоляторах по другим основаниям, не предусмотренным в ст. 74 УИК РФ, также имеют право на условно-досрочное освобождение, если в отношении их был вынесен обвинительный приговор, который вступил в законную силу.

Кроме того, в настоящее время в связи с принятием Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ изменился порядок обращения с ходатайством об освобождении от отбывания наказания. Теперь осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение от наказания, вправе сам обратиться в суд с ходатайством об этом. Ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В ст. 175 УИК РФ указано, что в суд в интересах осужденного вправе обратиться адвокат (законный представитель). При этом администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, должна быть поставлена об этом в известность и должна также направить в суд характеристику на осужденного.

Согласно ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Тем самым на суд возлагается обязанность определения необходимости дальнейшего отбывания наказания осужденным. Однако условно-досрочное освобождение от наказания применяется, только если осужденный фактически отбыл определенную часть срока наказания. Причем фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев. При вынесении решения об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

Таким образом, только суду принадлежит право принятия решения об освобождении осужденного от полного отбывания наказания, ранее назначенного ему. В юридической литературе говорится: «Отсутствие необходимости полного отбывания лицом назначенного ему наказания оценивается судом. Это субъективное условие[20] . На его наличие или отсутствие указывает поведение осужденного во время отбывания наказания с учетом: добросовестного соблюдения режима отбывания наказания, отношения к трудовой и общественной жизни в коллективе, а равно прочего активного инициативного положительного поведения; отношения осужденного к совершенному им преступлению, в том числе чистосердечного раскаяния, стремления к возмещению ущерба, причиненного преступлением; благоприятных семейно-бытовых условий (избранного лицом постоянного места жительства и позитивного социального окружения); реальной возможности трудоустройства и заработка и т.д.».

Решение вопроса, связанного с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания, разрешается судом исходя из документов, представленных администрацией исправительного учреждения или органа, исполняющего наказание. В то же время отмечается, что «администрации исправительных учреждений необходимо исключить практику, когда дисциплинарные взыскания с осужденных снимаются поспешно и непосредственно перед подачей ходатайств об условно-досрочном освобождении».

Между администрацией и осужденным в процессе отбывания им наказания возникают определенные отношения, и, следовательно, характеристика на осужденного может носить субъективный характер. Более того, в юридической литературе утверждается, что «судья, принимающий решение о досрочном освобождении от наказания, увы, не в состоянии разобраться в том, объективна ли характеристика начальника отряда, насколько изучена и достоверно представлена в данной характеристике личность осужденного, особенности его характера, какова динамика развития его убеждений и взглядов»[21] . Поэтому в ходе судебного заседания суд, как представляется, вправе истребовать от администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, дополнительные документы, которые могли бы способствовать правильному принятию судом решения об условно-досрочном освобождении. В юридической литературе отмечается, что «в документах, представляемых в суд для решения вопроса об условно-досрочном освобождении, могут быть и другие сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного, к которым можно отнести информацию о беседах сотрудников колонии с осужденными по поводу нарушений, когда дисциплинарные взыскания не накладывались».

Суд рассматривает все эти материалы в судебном заседании по месту отбывания наказания осужденным. Вместе с тем при рассмотрении дел такой категории встречаются определенные просчеты, заключающиеся в недостаточном изучении представленных ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении и других материалов. В литературе отмечается, что «суды, как правило, за одно посещение колонии рассматривают по несколько десятков дел по условно-досрочному освобождению. Это не может способствовать качественному их рассмотрению»[22] .

Суд может принять решение об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении. В юридической литературе приводятся случаи, при которых суды, отказывая в праве на условно-досрочное освобождение от наказания, руководствуются следующими мотивами: «Лицо большую часть срока нарушало режим; новое преступление совершено после применения условно-досрочного освобождения в течение неотбытой части наказания или вскоре после амнистирования (помилования); лицо неоднократно судимо и существует минимальный интервал между судимостями; лицо уклоняется от возмещения ущерба по исполнительным листам; лицо не желает признать вину в преступлении и раскаяться; лицо не имеет поощрений; тяжестью преступления. Как правило, суды приводят совокупность указанных мотивов».

В тех случаях, когда осужденный или же администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, а также прокурор не будут согласны с решением суда по вопросу об условно-досрочном освобождении, они вправе обратиться в вышестоящий суд в кассационном порядке, что предусмотрено ст. 401 УПК РФ.

Рассматривая институт условно-досрочного освобождения, следует отметить следующее. Само решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания происходит только после вступления приговора суда в законную силу. Согласно ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. До тех пор, пока обвинительный приговор суда не вступил в законную силу, осужденный считается невиновным, даже если он, например, находится в следственном изоляторе, и, следовательно, в отношении его не может применяться условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, так как он еще не понес наказания.


Заключение

Принятый в 1996 г. Уголовный кодекс России в ст. 79 закрепил институт условно-досрочного освобождения. Но с принятием Уголовного кодекса РФ и Уголовно-исполнительного кодекса РФ работа над новым уголовно-исполнительным законодательством современной России не завершилась. Институт условно-досрочного освобождения продолжает реформироваться и по сей день.

Развитие условно-досрочного освобождения всегда связывалось с достижением такой цели наказания, как исправление. Условно-досрочное освобождение позволяет вернуть осужденных к нормальной жизни в обществе как можно раньше и способствует успешной их ресоциализации.

Однако проблемы правовой регламентации института условно-досрочного освобождения существуют и сегодня, а проблемы оказания помощи осужденным после их досрочного освобождения остаются неразрешенными.

Условно-досрочное освобождение от наказания представляет собой досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания осужденного при условии, что он в течение неотбытого срока не совершит нового преступления, не допустит нарушений общественного порядка, за которые будет подвергнут административному взысканию, и не будет злостно уклонятся от исполнения обязанностей, возложенных на него судом.

Институт условно-досрочного освобождения в новом кодексе претерпел существенные изменения. Сейчас он распространяется на осужденных к шести наказаниям: исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, направление в дисциплинарную воинскую часть, лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы.

Для применения данного института необходимо наличие материального и формального оснований. Материальное основание отражает степень исправления осужденного. Освобождение возможно в том случае, если он признает, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Такой вывод делается на основе изучения поведения лица, его отношения к труду, а осужденного, обязанного учиться - и к обучению за все время отбывания наказания. Учитывается осознание осужденным своей вины, его отношение к администрации, другим отбывающим наказание. Исходя из этого ясно, что условно-досрочное освобождение может применяться только к положительно характеризующимся осужденным[23] .

Формальное основание заключается в отбытии определенной части срока наказания. Закон связывает эти части с категорией преступления, за которое осужденный отбывает наказание. Статья 79 УК устанавливает, что условно-досрочное освобождение может быть применено после фактического отбытия осужденным:

- не менее половины срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

- не менее двух третей срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

- не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление. Такую же часть срока наказания должно отбыть лицо, ранее условно-досрочно освобождавшееся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным законом. В этом случае категория совершенного преступления значения не имеет.

Закон устанавливает, что во всех случаях осужденный к лишению свободы должен отбыть не менее 6 месяцев этого наказания.

Более льготные условия установлены для условно-досрочного освобождения несовершеннолетних[24] .


Список литературы

I. Нормативно-правовые акты:

1. Конституция РФ // Российская газета, № 237 от 25.12.1993.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ // СЗ РФ. - 1996 - № 25. - Ст. 2954.

3. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 года № 1-ФЗ // СЗ РФ. - 1997 - № 2. Ст. 198.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ // СЗ РФ. - 2001 - № 52. - Ст. 4921.

5. Гражданско-процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 года N 138-ФЗ // СЗ РФ. - 2002 - № 46. - Ст. 4532.

II. Правоприменительная практика:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» // Российская газета. - 2009 - № 75.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (с изменениями от 3 апреля 2008 г.) // Бюллетень ВС РФ. - 2007. - № 4.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.1999 . № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»// Бюллетень ВС РФ. - 1999 - № 8.

4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. № 9 «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким» (утратил силу) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977, часть 2. - М., «Известия», 1978.

III. Дополнительная литература:

1. Авдеев В.А. Юридическая природа условно-досрочного освобождения несовершеннолетних // Юрист. - 2006 - № 7.

2. Аликперов X. Новый УК: проблемы освобождения от уголовной ответственности // Законность. - 1999 - № 4.

3. Аликперов X. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних // Законность. - 1999 - № 9.

4. Базаров Ю.Р., Дробот С.А., Михайлов К.В. Принудительные меры медицинского характера. - Челябинск, 2002.

5. Борзенков Г.Н. Дифференциация ответственности по новому УК: нереализованные возможности // Законность. - 1997 - № 10.

6. Ваксян А.З. Освобождение гражданина от уголовной ответственности и наказания // Гражданин и право. - 2000 - № 3.

7. Вырастайкин В. Условно-досрочное освобождение - право, а не обязанность суда // Юрист. - 1999 - № 7.

8. Дьяченко Р.А. Условно-досрочное освобождение и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. - Краснодар, 1999.

9. Евтушенко И.И. Условно-досрочное освобождение осужденных к лишению свободы и их ресоциализация. - Волгоград, 2005.

10. Журавлев М., Журавлева Е. Понятие уголовной ответственности и форм ее реализации // Уголовное право. - 2005 - № 3.

11. Здравомыслов Б. В., Красиков Ю.А. Уголовное право. - М., 2002.

12. Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М., 1994.

13. Комиссаров В.С. Российское уголовное право. Общая часть. - СПб., 2005.

14. Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности // Журнал российского права. - 1998 - № 9.

15. Кригер Г.А. Наказание и его применение. - М., 1992. - С. 25.

16. Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация уголовной ответственности. - СПб., 2003.

17. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. - М., 2007.

18. Куринов Б. Научные основы квалификации преступлений. - М., 1994.

19. Липинский Д. Соотношение функций и целей уголовной ответственности // Уголовное право. - 2004 - № 2.

20. Магомедов А.А. Проблема ответственности в истории уголовного права России // Правоведение. - 1996 - № 1.

21. Марогулова И.Л. Амнистия и помилование: некоторые спорные вопросы // Юрист. - 1997 - № 12.

22. Михлин А.С. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. - М., 2004.

23. Панченко П.Н. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ. - М., 2006.

24. Рарог А.И. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. - М., 2008.

25. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. - М., 1991.

26. Чистяков А.А. Уголовная ответственность и механизм формирования её основания. - М., 2003.


[1] Евтушенко И.И. Условно-досрочное освобождение осужденных к лишению свободы и их ресоциализация. - Волгоград, 2005. - С. 22.

[2] Магомедов А.А. Проблема ответственности в истории уголовного права России // Правоведение. - 1996 - № 1. - С. 76-81.

[3] Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. - М., 1991. - С. 69.

[4] Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация уголовной ответственности. - СПб., 2003. - С. 34.

[5] Конституция РФ // Российская газета, № 237 от 25.12.1993.

[6] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ // СЗ РФ. - 1996 - № 25. - Ст. 2954.

[7] Рарог А.И. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. - М., 2008. - С. 47.

[8] Здравомыслов Б. В., Красиков Ю.А. Уголовное право. - М., 2002. - С. 71.

[9] Аликперов X. Новый УК: проблемы освобождения от уголовной ответственности // Законность. - 1999 - № 4. - С. 12-14.

[10] Вырастайкин В. Условно-досрочное освобождение - право, а не обязанность суда // Юрист. - 1999 - № 7. - С. 18.

[11] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.1999 . № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»// Бюллетень ВС РФ. - 1999 - № 8.

[12] Ваксян А.З. Освобождение гражданина от уголовной ответственности и наказания // Гражданин и право. - 2000 - № 3. - С. 32-39.

[13] Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности // Журнал российского права. - 1998 - № 9.- С. 8.

[14] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 года № 1-ФЗ // СЗ РФ. - 1997 - № 2. Ст. 198.

[15] Борзенков Г.Н. Дифференциация ответственности по новому УК: нереализованные возможности // Законность. - 1997 - № 10. - С. 10-12.

[16] Дьяченко Р.А. Условно-досрочное освобождение и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. - Краснодар, 1999. - С. 23.

[17] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ // СЗ РФ. - 2001 - № 52. - Ст. 4921.

[18] Журавлев М., Журавлева Е. Понятие уголовной ответственности и форм ее реализации // Уголовное прао. - 2005 - № 3. - С. 31.

[19] Панченко П.Н. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ. - М., 2006. - С. 112.

[20] Липинский Д. Соотношение функций и целей уголовной ответственности // Уголовное право. - 2004 - № 2. - С. 40.

[21] Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М., 1994. - С. 54.

[22] Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. - М., 2007. - С. 13.

[23] Комиссаров В.С. Российское уголовное право. Общая часть. - СПб., 2005. - С. 119.

[24] Авдеев В.А. Юридическая природа условно-досрочного освобождения несовершеннолетних // Юрист. - 2006 - № 7. - С. 44.