Омские крепости: исторический анализ (стр. 4 из 8)

Р.Удалов, наоборот, считает, что Гагарин оказал всевозможное содействие. При этом он называет точную цифру в 2862 человека набранных рекрутов, и точную дату – 29 июня 1715 года- выхода из Тобольска отряда Бухольца. Кроме того, с ним было набрано 70 человек мастеровых. Автор даже приводит свидетельство тобольского ямщика И. Черепанова из «Сибирской летописи», где говорится о том, что Гагарин очень помогал Бухольцу, проявил самое живое участие и усердие, как только получил предписания Петра. Более того, уже после выхода Бухольца из Тобольска, М.Гагарин послал ему дополнительно 1300 рекрутов в трех партиях. Еще он сообщает, что в Таре было получено 1500 лошадей от казаков.25

К сожалению, о дополнительной посылке рекрутов никаких упоминаний еще где-либо мы не встретили, а с «Сибирской летописью» нам поработать не удалось. Гольденберг сообщает, что для похода было набрано 3000 человек, но по поводу роли Матвея Гагарина никаких оценок не содержится. Упоминаний о дополнительной помощи тоже нет. Так кто же из них прав? Какую роль сыграл генерал-губернатор Сибири князь Матвей Петрович Гагарин в экспедиции Бухольца? Обратимся к фактам, а точнее только к одному факту, который оказался красноречивее всех остальных. Речь идет о количестве человек, пришедших к устью р. Оми, а именно: сколько осталось от 3000 человек.

Основная масса литературы на эту тему содержит цифру в 700 человек. Толочко А. называет цифру в 400 человек.26 Понятно, что расхождение в 300 человек значительно, но важно не это. Важно, что от отряда осталось лишь 1/3 состава. Это слишком значительные потери, чтобы на них можно было не обратить внимания. По случайным и непредвиденным обстоятельствам при хорошей подготовке таких потерь никоим образом быть не могло.

Можно согласиться с тем, что военные столкновения с джунгарами не обходились без людских потерь. Это, конечно, так. Можно согласиться и с тем, что и набирали-то рекрутов, т.е. крестьян которые не умели обращаться с оружием. Однако мы не встретили свидетельств о каких-то серьезных военных нападениях со стороны местных племен. Во всей литературе упоминаются только «стычки», т.е. небольшие конфликты, которые так же быстро заканчивались, как и начинались. Такие мелкие «перепалки» не могли унести такое большое количество жизней. Кроме того, Бухольц вышел из Тобольска далеко не сразу после того, как приехал. А работа по подготовке экспедиции началась незамедлительно. С зимы до лета прошло полгода, а, значит, какое-то обучение по владению оружием осуществлялось. К тому же во главе отрядов и полков стояли опытные офицеры такие, как И.Л.Вельяминов-Зернов. Необходимо учитывать, что 3000 человек для Сибири того времени – цифра очень значительная. Имея хорошее вооружение, хорошее снабжение продовольствием, такая сила способна была справиться с воинами любого местного князька. Почему же от такого количества осталось так мало?

В литературе упоминаются еще и болезни, постоянно преследовавшие участников экспедиции. Однако необходимо учитывать тот факт, что людей набирали в Сибири и, более того, в довольно суровых северных краях – Тюмени, Таре и Тобольске. Мы хотим сказать, что это были люди, привыкшие к сибирскому суровому климату, прекрасно уже адаптированные к сибирским условиям. Болезни в такой ситуации могут преследовать только ослабленных, плохо одетых людей. Видимо, не встретил Матвей Петрович Гагарин И.Бухольца с распростертыми объятиями.

Но почему генерал-губернатор Сибири не торопился выполнять царский указ? Должность генерал-губернатора была хотя и малоконтролируема, но зато назначаема. И царь мог в любой момент сместить его с его поста, к тому же на него можно было еще и пожаловаться в Москву. Неужели М.Гагарин не боялся царского гнева?

Нам думается, что дело здесь не в страхе перед царем или в его отсутствии. Ни в одном документе и ни в одной авторской работе мы не встретили совершенно никаких рассуждений или свидетельств на тему финансирования экспедиции И.Д.Бухольца из царской казны. И в действительности никакого финансирования не было. В начале XVIII века еще существовала система кормлений, т.е. финансирование местных органов власти и всех предприятий на местах происходило за счет поборов с местного населения.

Экспедиция И.Бухольца не стала исключением. Все снабжение М.Гагарин должен был производить на местные средства. Петр посылал И.Бухольца в Сибирь не с научными целями и вкладывать деньги в это предприятие не собирался. Напротив, как мы помним, экспедиция как раз и посылалась за деньгами, т.к. царская казна была в очередной раз пуста, а планы были слишком грандиозны. Помним мы и то, что планы эти касались отнюдь не Востока, а Запада. Поэтому и предписывал Сенат сделать все необходимое для обеспечения экспедиции И.Бухольца, а где взять средства – не указывалось.27 Т.о., исходя из существовавшей в то время системы кормлений, М.Гагарин должен был изыскивать средства самостоятельно.

Конечно, набрать рекрутов среди крестьян большого труда не составило. Потому и Бухольцу было набрано более 3000 тысяч человек, включая мастеровых, хотя в приказе указана цифра 1500 человек. Но где было взять деньги на снабжение? По приказу Петра деньги с неба не падали. Собрать налоги с населения было дело непростое, да и налоги-то шли в казну. Где было брать дополнительные средства? У местных властей и без И.Бухольца дел хватало и голова болела, а тут еще и он с царским указом. Вот и получается, что как смог Матвей Петрович снабдить экспедицию, так и снабдил. И хорошо еще, что на это деньги нашлись. Наверняка пришлось генерал-губернатору буквально выворачиваться наизнанку, чтобы обеспечить И.Бухольца.

Наверняка и объяснял он царскому посланнику, что все требования выполнить невозможно, т.к. денег нет и взять их негде, хоть режь. Однако И.Бухольца такая ситуация явно не устраивала, потому и послал царю жалобу. При всем уважении к И.Д.Бухольцу надо отметить, что человеком он был военным, за царскую службу получал жалование из царской казны и был весьма далек от хозяйства. Он абсолютно не представлял себе жизнь сибирских и других губерний и, видимо, считал, что деньги откуда-то берутся сами собой. Увещеваниям сибирского генерал-губернатора он не внял, потому и послал царю донесение с жалобой от 9 июня 1715 года.28 Отсюда и разные толкования роли сибирского генерал-губернатора в предприятии И.Бухольца.

6 августа 1715 г. Петр, реагируя на донесение И.Бухольца, издал указ Сенату «об обеспечении экспедиции И.Д.Бухольца всем необходимым». В этом указе мы читаем: «Господа сенат. Писал к нам из Тобольска подполковник Бухалц, что отправление его из Тобольска до указанного места зело было медленно, и чего он требовал, в то число многова ему не дано ( что сами усмотрите в приложенной при сем с писма ево копии), и для того что ему надобно, велите без задержания отправлять».29 Однако Сенат оставил указ Петра без внимания. Никаких средств или чего-либо другого Бухольцу отправлено не было, т.к. сам И. Бухольц больше Петру не писал до октября 1716 г., и нигде в литературе мы не встретили упоминания о какой-либо помощи экспедиции И.Бухольца, отправленной Сенатом по указу Петра. Да и о самом этом указе мы нигде не встретили ни слова.

Но, вероятно, Петр контролировал ситуацию со снабжением экспедиции, т.к. слишком многого от нее ждал. Он выяснил, что ничего Сенатом не отправлялось и, возможно, с самим Сенатом Петр неоднократно выяснял отношения по этому поводу, но безрезультатно. А вылить свой гнев и наказать Сенат Петр, понятно, не мог, тем более, что главным аргументом Сената была, вероятно, пустая казна. Петр слишком хорошо сам это знал и сенаторам своим верил. Однако найти средства на экспедицию из казны, что чаще всего всегда и делалось, было значительно быстрее и проще, чем изыскивать их на месте.

Но этого Петр не учел или не захотел учесть, т.к. деньги непрестанно уходили на другое. Поэтому Петр, отчаявшись воевать с Сенатом, 7 августа 1716 г. издает «Высочайшее повеление Петра I сибирскому губернатору М.П.Гагарину об оказании содействия экспедиции подполковника И.Д.Бухолца», где читаем: «… дан вам полный указ, также и после, при отъезде нашем из Питербурха, довольно вам приказывали не толко что по тем указам исполнить, но и самому тебе велели к нему съездить и видетца и подлинно о всем определить, о чем паки вам подтверждаем, дабы вы, конечно, по тем указам исполнили, в чем можете ответ дать, ежели не исполните по указу».30 И далее следует приписка, что все взыщется именно с М.П.Гагарина. Т.о. Петр опять-таки возлагает на генерал-губернатора Сибири всю тяжесть материального обеспечения экспедиции и возлагает на него всю ответственность за успех этой экспедиции.

На наш взгляд, вся ответственность за экспедицию лежит отнюдь не на тобольском генерал-губернаторе. Он сделал все возможное и невозможное, что от него зависело, и всячески стремился выполнить указ Петра. В какой-то мере можно понять и Сенат, проигнорировавший царский указ. Неудержимая натура Петра, как и его глобальные планы и реформы не оставляли средств в казне. Но, тем не менее, ответственность все- таки лежит именно на Сенате. М.П.Гагарин был вызван в Санкт-Петербург и, после проведенного расследования, казнен.

Таким образом, учитывая проблемы обеспечения экспедиции И.Бухольца, становится понятным, что условия проведения этой самой экспедиции в совокупности с природно-климатическими условиями Сибири и местными воинственными племенами, делали труд участников похода буквально нечеловеческим. Надо отдать должное И.Д.Бухольцу, который, несмотря на все трудности и суровые условия, к которым он отнюдь привычен не был, вместе со своими помощниками-офицерами выполнил царский указ. Правда, золота так и не нашли.

В отличие от Бухольца И.И.Шпрингер находился в гораздо более выгодных условиях. К концу XVIII века Сибирь была уже достаточно освоенным краем. Угрозы со стороны местного населения уже не существовало. Все воинственные племена были разбиты. Их остатки либо уходили дальше на юг, либо оседали на землю, ассимилируясь местным населением. Охрана в связи с этим более не требовалась, и Шпрингер выехал из Санкт-Петербурга, только взяв с собой военного инженера Малма.31 Видимо, он не надеялся найти специалиста такого уровня на месте.