Героическая Брестская крепость (стр. 3 из 4)

В 1952—1953 годах — слушатель Высших академических курсов при Военной академии Генерального штаба.

4 мая 1953 года генерал-лейтенант танковых войск Кривошеин С. М. был уволен в запас.

Проживал и умер в Москве.

Его награды:

три ордена Ленина

три ордена Красного Знамени

орден Кутузова 1 -й степени

орден Суворова 2-й степени

орден Красной Звезды

Удостоен звания «Почётный гражданин города Бреста».

Именем С. М. Кривошеина были названы: теплоход Министерства речною флота улицы в Воронеже и Бресте.

Биография генерала Гудериана

Гейнц Вильгельм Гудериан родился в городке Кульме рядом с рекой Вислой, к югу от Данцига. В то время этот район принадлежал Пруссии. Сейчас это городок Хелмно на территории Польши. Отец был первым кадровым офицером в роду Гудерианов, что впоследствии сказалось на выборе Гейнцом карьеры военного.

После учёбы в кадетском корпусе начал военную службу в феврале 1907 года фенрихом (кандидат в офицеры) в 10-м егерском батальоне, которым в то время командовал его отец. В 1907 году прошёл полугодичный курс в военном училище и 27 января 1908 года был произведён в лейтенанты. В 1912 — 13 гг. служил в 3-м телеграфном батальоне. С октября 1913 года до начала Первой мировой войны учился в военной академии в Берлине. Первая мировая война

После начала войны с 3.8.1914 назначен начальником 3-й тяжелой радиостанции 5-й кавалерийской дивизии (17.9.1914 награждён Железным крестом 2-го класса). С 4.10.1914 начальник 14-й тяжелой радиостанции 4-й армии.

Помимо Железных крестов, награждён Рыцарским крестом 2-го класса Королевского вюртембергского ордена Фридриха с мечами и австрийской медалью за военные заслуги с мечами. Между мировыми войнами

После Первой мировой войны капитан Гудериан продолжил службу в рейхсвере. С 30 мая по 24 августа 1919 года служил в штабе «Железной дивизии» в Латвии.

С 16.1.1920 командир 3-й роты 10-го егерского батальона, с 16.5.1920 командир роты 20-го пехотного полка. С 8.9 1920 командир 3-го батальона 17-го пехотного полка. 16.1.1922 переведен в 7-й автотранспортный батальона в Мюнхене.

С 1.4.1922 служил в 6-й инспекции (автомобильного транспорта) Военного министерства. С 1.10.1924 инструктор унтер-офицерской школы 2-й пехотной дивизии в Штеттине. 1.10.1927 переведен в Войсковое управление Военного министерства, одновременно с 1.10.1928 инструктор по тактике авто-транспортного инструкторского штаба в Берлине.

С 1.2.1930 командир 3-го автотранспортного батальона. С 1.10.1931 начальник штаба инспектора автотранспортных войск. Летом 1932 года приезжал в СССР, с инспекцией в танковую школу «Кама» под Казанью вместе со своим начальником генералом Лютцем. Между тем сам Гудериан в Казани никогда не учился.

С 1.7.1934 начальник штаба моторизованных войск, с 27.9.1935 —танковых войск. С 27.9.1935 командир 2-й танковой дивизии, дислоцированной в Вюрцбурге.

4.2.1938 назначен командующим танковыми войсками. 1.4.1938 командование преобразовано в штаб XVI моторизованного корпуса, командиром которого назначен Гудериан. С 24.11.1938 командующий подвижными войсками. С 26.8.1939 командир XIX моторизованного корпуса.

По итогам Французской кампании Гудериан 19 июля 1940 года был произведён в генерал-полковники.

С ноября 1940 года — командующий 2-й танковой группой. Вторжение в СССР 2-я танковая группа в составе группы армий «Центр» начала восточную кампанию севернее Бреста. В боях против Красной армии тактика блицкрига имела феноменальный успех. Действуя путём прорыва и охвата танковыми клиньями, немецкие войска стремительно продвигались вперёд: 28 июня пал Минск, 16 июля (по советской версии — 28 июля) — взят Смоленск, Западный фронт Красной армии перестал существовать. 17 июля 1941 года Гудериан получает Рыцарский крест с Дубовыми Листьями.

В этот момент Гитлер решил поменять общий план кампании и вместо продолжения стремительного наступления на Москву отдал приказ развернуть танки Гудериана на юг— на Киев (другая ударная сила группы «Центр», 3-я танковая армия Гота, была передана группе «Север» для наступления на Ленинград). К 10 августа части 2-й танковой группы соединились восточнее Киева с 1-й танковой армией группы армий «Юг» под командованием Клейста. В результате в «Киевском котле» оказался весь Юго-Западный фронт РККА. Только в плен попало более 500 тыс. советских солдат и офицеров.

В то же время, из-за вывода ударных танковых частей с московского направления, темп наступления на столицу СССР был потерян, что и привело в дальнейшем к срыву операции «Барбаросса» в целом.

После начала наступления на Москву, 2-я танковая группа занимает Орёл (3 октября) и Мценск (11 октября). Однако Тулу взять не удалось.

Позже, из-за разногласий с назначенным командующим группой армий «Центр» фельдмаршалом фон Клюге, который постоянно пытался воспротивиться продвижению карьеры Гудериана, и из-за увода своих танков с опасной позиции вопреки приказу, Гудериан был отстранён от командования.

26 декабря 1941 года Гудериан отправлен в резерв Главного командования, 16 января 1942 года назначен в отдел пополнения штаба 3-го армейского корпуса (в Берлине).

28 феврали 1943 года (после Сталинграда) Гудериан, назначен на должность главного инспектора бронетанковых войск, ответственным за модернизацию бронетанковых частей. Он быстро установил хорошие отношения с Альбертом Шпесром, министром вооружений и снабжения, и обоюдными усилиями они резко увеличили количество выпускаемых танков. Много изменений было внесено в конструкции танков лично Гудерианом, который часто посещал с инспекциями заводы, стрельбища и испытательные полигоны. После неудавшегося покушения на Гитлера в июле 1944 года Гудериан стал также начальником Генерального штаба сухопутных войск. 28 марта 1945 года, после очередного спора с Гитлером, Гудериан был снят с должности и отправлен в отпуск. После войны Гудериан был взят в плен американскими войсками 10 мая 1945 года в Тироле. Он был доставлен в Нюрнберг, но выступал на трибунале лишь как свидетель. Советская сторона хотела предъявить ему обвинения в военных преступлениях, но союзники с этим не согласились. В 1946 году Гудериан был помещён в тюрьму в Аллепдорфе, а затем в Нойштадте. В июне 1948 года был выпущен на свободу.

Разведка парадом

Была еще одна характерная деталь того парада. В то время, когда дружественные войска еще готовились к совместному празднику, немецкая разведка старательно обследовала левый берег Буга, который должен был стать границей между Германией и Советским Союзом. Вместе с красными командирами немцы бродили по укреплениям Брестской крепости, будто знакомясь с местами, где была одержана победа над польским гарнизоном. Осматривали разрушенные казематы, брошенную амуницию. А саперы в это время замеряли глубины, определяли направления, наиболее удобные для форсирования Буга и Мухавца. Потом, когда 22 июня 1941 года начался переход границы и штурм Бреста и крепости, немецкие войска действовали на удивление слаженно. Они знали заранее, на какие площадки высаживать десант, где форсировать реку, куда лучше всего переправлять артиллерию. И где наиболее, уязвимые места Брестской крепости.

А в послужном списке Хайнца Гудериана - Казанское танковое училище и академия Генштаба. Блестящий офицер прусской школы получил еще и превосходную подготовку в лучших учебных заведениях вероятного противника. Возможно, у немцев не было бы такого ошеломительного успеха в начале войны, если бы не это сотрудничество между вермахтом и высшим командованием Красной армии.

Наша страна готовила у себя кадры немецких летчиков — будущих асов, Второй мировой войны. Немцы прекрасно изучили нашу военную технику, были достаточно осведомлены о последних достижениях советской военной науки. Они знали в лицо многих военачальников, их сильные стороны и недостатки. И даже территория, на которой пришлось потом воевать, немцам была хорошо знакома.

В июне сорок первого немецкие войска оставили Брестскую крепость в тылу, в окружении, и двинулись дальше. За безрассудную радость, с которой в тридцать девятом приветствовали в Бресте вермахт, через два года было заплачено жизнями тысяч солдат. На каждого убитого немца - десять наших. Окруженные, брошенные своим командованием, они вынуждены были сами останавливать немецкие войска. Задерживать их на необозначенных рубежах - иногда, может быть, всего на минуту. Немцы не дошли до Москвы только потому, что наши солдаты взяли на себя тяжкую работу исправления бездарной политики своего государства.

Долгий путь к мемориалу

Брестская крепость не остановила немецкие войска, как это преподносилось потом советской пропагандой. Танковые колонны продвигались в глубь страны. А там, в Бресте, немцы оставили лишь отдельные части Второй пехотной дивизии вермахта, которым приказано было добить непокорный гарнизон. Впрочем, гарнизон - это слишком громкое слово. Многих к началу войны уже не было в крепости. Кого-то вывели в летние лагеря. Кто-то ушел на маневры или на строительство укрепрайона. В крепости оставалось от семи до восьми тысяч военнослужащих. Да еще триста офицерских семей. Кто-то из командиров, опасаясь окружения, поспешил вывести своих подчиненных. А в крепости оставались в основном хозяйственные подразделения, медицинская часть, транспортная рота, интендантские команды. Строевых было мало.

Однако эти разрозненные подразделения, никем не объединенные, оказали наступающим немцам неслыханное сопротивление и продержались более месяца. Командиров высокого ранга среди защитников крепости не было. Самыми старшими по званиям оставались майор Гаврилов, капитаны Зубачев, Шабловский, Касаткин и полковой комиссар Фомин. А в основном - командиры рот, взводов, отделений. Они и организовали почти невозможное в тех условиях сопротивление и держались, пока были боеприпасы. Защитники погибали под обвалами, под огнем, без надежды на помощь. Об этом подвиге потом будут ходить только смутные слухи. Многие из тех, кто чудом выжил, пройдут еще и сталинские лагеря. Плен солдату страна не прощала.