регистрация /  вход

Советское общество рубежа 80–90-х гг. Русская культура XVIII в (стр. 1 из 9)

1. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ СССР. ПЕРЕСТРОЙКА В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

С середины 80-х гг. в СССР стали происходить серьезные изменения, затронувшие все стороны социально-экономической и особенно политической жизни советского общества. Термин «перестройка» появился в политической лексике в 1985г. Одни видели в перестройке контрреволюционный переворот и предательство по отношению к Октябрю и социализму; другие – возможность развития России в русле мировой цивилизации; третьи – наступление «смутного» времени и гибель огромной страны; четвертые – возможность возврата на естественноисторический путь развития, прерванный в 1917г.

Неэффективность экономики, деформация общественно-политической жизни, социальная апатия населения вызвали глубокую озабоченность в руководстве страны. Предпринимались меры с целью преодоления негативных явлений в экономике и политике. В официальных документах декларировалась необходимость борьбы с взяточничеством и спекуляцией. В них содержались призывы к преодолению перекосов в распределительной сфере. Но реальных шагов по оздоровлению экономики не осуществлялось.

После смерти Л. И. Брежнева (ноябрь 1982г.) в высших эшелонах власти вновь началась борьба за лидерство. О ее остроте свидетельствует тот факт, что дважды за короткий срок на посту генерального секретаря ЦК КПСС оказывались лица, физические и немощные и уже в силу этого заведомо «временные» как руководители правящей партии: с ноября 1982г. – Ю. В. Андропов, а после его смерти в феврале 1984г. – К. У. Черненко (в момент избрания генсеком ему было более 80 лет; умер 1985г.)

Первый из них, коммунист – консерватор по убеждениям и многолетний шеф КГБ, был одним из первых, кто попытался вывести страну из состояния стагнации, грозившей кризисом всей системе. Широкий резонанс в обществе вызвали действия нового генсека, связанные с кадровыми перестановками в партийных и государственных структурах. Отстранялись от работы руководители ряда министерств, не обеспечивающих запросы народного хозяйства либо уличенные во взяточничестве (например, министр внутренних дел Н. А. Щелоков).

Второй генсек, личный друг и соратник Л. И. Брежнева, начал с того, что пригласил на пленум ЦК около полусотни разжалованных Андроповым высокопоставленных аппаратчиков. Вновь по всей стране зазвучали фанфары о небывалых успехах социализма и «зримых ростках коммунизма». Надо заметить, что Черненко не только не стремился к проведению в стране каких либо реформ, он просто не успел ничего сделать, сыграв лишь эпизодическую роль.

В марте 1985г. После кончины Черненко новым генсеком был избран М. С. Горбачев. Председателем Совета Министров СССР стал Н. И. Рыжков. Начался новый и последний этап в истории Советского Союза, получивший вскоре название «перестройка».

В этот период положение страны было неоднозначным. Это было самое крупное по территории государство мира (занимающее 1 /6 часть обитаемой суши). Согласно переписи 1989г., население СССР составило 286,7 млн. человек, в городах страны проживало примерно 67% населения, в сельской местности – 33%. На протяжении 80-х гг., как и в 60-70-х гг., происходил процесс опережающего роста неславянского населения, прежде всего в республиках Средней Азии и Азербайджане. Если количество русских, украинцев и белорусов увеличилось с 1979г. В среднем на 6%, то узбеков, таджиков и туркмен – от 34 до 45%. [4]

К 80-м гг. Советский Союз достиг нового технического уровня, развились отрасли промышленности (электроника, точное приборостроение, атомная промышленность и др.). Массовым явлением стало создание производственных, научно-производственных, агропромышленных, межколхозных объединений. Сформировались и действовали единые энергосистема, транспортная система, система автоматической связи, нефте - и газоснабжения. Более тесными стали хозяйственные связи республик и регионов. Однако административно-командная система управления, практика планирования и опека директивных органов над предприятиями сохранялись.

Перехода от экстенсивного экономического развития к интенсивному не происходило. Научно-технический прогресс действовал вяло. Недооценивались кооперативные формы ведения хозяйства. Ослаб экономический контроль за использованием форм собственности. Грубые просчеты были допущены в экономической политике.

Курс на повышение доходов населения, рост его образования и улучшения жилищных условий способствовал развитию потребностей, повышению спроса на новые, более качественные товары и предметы потребления. Однако производство товаров народного потребления, организация снабжения продовольствием, развитие сферы услуг, торговли, транспорта, индустрии отдыха и культуры, медицинского обслуживания были на низком уровне. Возникла глубокая потребность в социально-экономическом обновлении, выработке новой политики, новых приоритетов. Однако эта потребность не была реализована. В результате все более усиливались деформации в экономической и социальной жизни.

Проводимая советским руководством со времен Ленина внешняя политика, направленная на конфронтацию с капиталистическими странами и имеющая конечной целью установление советского варианта социализма во всем мире, зашла в тупик, так как в ближайшем будущем СССР должен был потерять статус великой державы. Перед правящими кругами страны реально встала задача сохранения своей власти. Попытки «закручивания гаек», осуществленные во время короткого правления Андропова, показали свою безрезультатность. Идеи более глубокой реформации общественной жизни в СССР стали проявляться все отчетливее. КПСС стремительно теряла свою руководящую и организующую роль среди трудящихся.

В сложившихся условиях требовались перестройка и на ее основе создание качественно новой политической и общественно-экономической обстановки для значительного улучшения социальных условий жизни народа. [7]

Апрель 1985г. Положил начало медленным, осторожным реформам, направленным на частичное обновление существующей системы. Перемены, происходившие на протяжении примерно трех последующих лет, отдаленно напоминали ситуацию, сложившуюся в России в конце 50-х гг. XІX в. Тогда потребность в частичной модернизации режима была осознана в результате поражения в Крымской войне, которая продемонстрировала всему миру, как далеко отстала Российская империя от других европейских держав за время, прошедшее после триумфальной победы над наполеоновской Францией. Теперь же причиной начавшегося «ремонта» стало отставание от США в гонке космических вооружений: неспособность в силу экономических причин дать ответ на программу «звездных войн» убедила правящие круги СССР в том, что соревнование в сфере высоких технологий уже почти проиграно (о близости экономического кризиса говорит хотя бы такой факт: в 1971-1985 гг. налицо была отрицательная динамика роста по важнейшим экономическим показателям. Темпы роста национального дохода составляли в 8-й пятилетке – 41%, в 9-й – 28, в 10-й – 21, в 11 – 17%. Рост производительности труда в 8-й пятилетке был 37%, в 9-й – 25, в 10-й – 17%).

Но имелось и характерное отличие. Чтобы его показать, процитирую одного популярного в прошлом, но непопулярного ныне немецкого автора. В середине XІX в. он писал о России следующее: «При существовании политических условиях в стране не была возможна никакая иная административная система, кроме исключительно господствовавшей в ней и доведенной до предела бюрократической системы. Чтобы заложить основы более подходящей системы, Александр ІІ вынужден был вновь обратиться к идее освобождения крепостных. Ему пришлось бороться с двумя грозными противниками: с дворянством и с той самой бюрократией, которую он возымел намерение реформировать вопреки ее собственному желанию и которая должна была в то же время служить орудием выполнения его планов. Ему негде было искать поддержки, кроме как в традиционной и пассивной покорности инертной массы русских крепостных и купцов, которые до сего времени лишены были даже права задумываться над своим политическим положением. Чтобы сделать их поддержку реальной, он должен был создать нечто вроде общественного мнения и хотя бы подобие прессы. В связи с этим была ослаблена цензура и предоставлена возможность для вежливой, благонамеренной и весьма почтительной в выражениях дискуссии; была разрешена даже легкая и учтивая критика действий чиновников».

Это мысли Ф. Энгельса из его работы «Европа в 1858 году». Не правда ли, все очень похоже – с точки зрения методов? Но вот что касается целей… Если Александр ІІ поставил на повестку дня вопрос, решение которого могло коренным образом изменить всю систему общественных отношений, то новый генсек М. С. Горбачев поначалу лишь возрождал времена хрущевской «оттепели». Речь шла вовсе не о том, чтобы изменить систему – существующая вполне устраивала правящие верхи. Систему эту стремились лишь приспособить к новым – прежде всего международным – условиям. Отмена крепостного права даже в том варианте, который был реализован Александром ІІ, привела к существенному расширению «степеней свободы» для большинства населения Российской империи. Напротив, в первоначальном проекте перестройки во главу угла ставилась технология, а не человек – ему отводилась непонятная роль «человеческого фактора».

Исходя из идеи «нового политического мышления», М. Горбачев и его сторонники убедили руководство страны в необходимости скорректировать идеологию марксизма – ленинизма в направлении признания приоритета общечеловеческих ценностей над всеми остальными – классовыми, национальными, государственными; конструктивное, равноправное взаимодействие государств и народов в масштабах всей планеты. Новая государственная концепция основывалась на новом осмыслении ХХ в., а ее суть сводилась к следующему. Вся предшествующая история развития человечества представляет собой историю развития отдельных регионов, а история ХХ столетия – это глобальная история. Динамизм процесс набрал во второй половине ХХ столетия, когда с мировым прогрессом все ужасы «дикого капитализма» начала ХХ в. ушли из жизни человечества.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!