регистрация / вход

Виды соучастников преступления

Виды соучастников преступления по уголовному праву. Общая характеристика соучастия. Исполнитель как соучастник преступления. Организатор, подстрекатель, пособник преступления. Особенности и специальные вопросы ответственности соучастников преступления.

Оглавление

Введение……………………………………………………………………..3

Глава 1. Виды соучастников преступления по уголовному праву:

общая харак­теристика………………………………………………………5

1.1. Понятие и общая характеристика соучастия…………………………5

1.2. Исполнитель как соучастник преступления…………………………..11

1.3. Организатор преступления……………………………………………14

1.4. Подстрекатель………………………………………………………….17

1.5. Пособник………………………………………………………………..19

Глава 2. Особенности ответственности соучастников преступления…..22

2.1. Основания и пределы ответственности соучастников………………22

2.2. Специальные вопросы ответственности соучастников…………….26

Заключение………………………………………………………………….29

Список использованной литературы………………………………………31


Введение

Вопросы групповой преступности давно привлекали внимание ученых-правоведов. Однако особый интерес к проблемам деятельности преступных групп проявился в последнее десятилетие, что, несомненно, имеет под собой объективно существующие социально-политические и экономические причи­ны. Групповая преступность в настоящее время занимает значительный удель­ный вес в общем числе совершаемых преступлений. Примерно каждое третье преступление совершается группой лиц, а определенные сложности в уголов­но-правовой оценке подобных преступлений диктуют необходимость даль­нейшего тщательного изучения указанной проблемы.

Негативные последствия изменений, происходящих в социально-экономической, духовной и иных сферах жизни общества, вызвали, помимо общего роста преступности, изменение ее качественных показателей. В струк­туре преступности доминирующее положение заняли преступления, совер­шаемые в соучастии, причем прослеживается отчетливая тенденция к услож­нению способов совершения преступлений и повышению сплоченности пре­ступных групп. Выявление всех участников преступной группы, конкретиза­ция их роли в совершенных и подготавливаемых преступлениях - сложный процесс.

Своеобразие групповой преступной деятельности, ее динамизм измен­чивость, требуют адекватных средств борьбы с этим явлением, которые, к со­жалению, правоохранительными органами не всегда предпринимаются. И проблема не только в недостаточном материально-техническом, финансовом, слабом методическом обеспечении их деятельности.

Актуальность работы определяется тем фактом, что анализ законода­тельства, практики его применения и специальной литературы показывает, что, несмотря на более совершенное развитие, которое институт соучастия в преступлении получил в Уголовном кодексе РФ 1996 года, он продолжает оставаться одним из самых сложных в теории уголовного права и в право­применительной практике.

Цель работы заключается в изучении видов соучастников преступления.

Для достижения указанной цели в работе ставятся ряд задач:

рассмотреть понятие и общую характеристику соучастия;

охарактеризовать виды соучастников преступления;

проанализировать основания и пределы ответственности соучастников, а также специальные вопросы ответственности соучастников.

Проблемам соучастия посвящены работы А. Арутюнова, Д. Безбородова, Ф.Г. Бурчака, Р.Р. Галиакбарова, В. Качалова, А.В. Покаместов и многих дру­гих авторов. Значительное внимание уделено учеными криминологическим и криминалистическим аспектам борьбы с групповой преступностью (работы В.И. Батищева, В.М. Быкова, Ю.М. Антоняна и других авторов).

Структура работы представлена введением, двумя главами, заключением и списком использованной литературы.


Глава 1. Виды соучастников преступления по уголовному праву:

общая характеристика

1.1. Понятие и общая характеристика соучастия

Обзор российского уголовного законодательства о соучастии в преступ­лении указывает на тенденцию развития этого института в направлении об­стоятельной регламентации, более полной дифференциации видов соучастни­ков и форм соучастия, а также усиления ответственности за совершение пре­ступлений в соучастии. В этом нашли выражение потребности борьбы с груп­повой и, прежде всего - организованной преступностью.

В дореволюционной теории институт соучастия вызывал немало дискус­сий. Основной предмет спора - концепция акцессорного соучастия, т. е. зави­симости ответственности соучастников от ответственности исполнителя. Рос­сийское (советское) уголовное право отрицало акцессорность соучастия[1] . В советский период первое нормативное определение соучастия появилось в Ру­ководящих началах по уголовному праву РСФСР (1919), затем в УК РСФСР 1922 и 1926 годов[2] .

Следующие изменения в институте соучастия произошли в связи с при­нятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик 1958 г. Впервые в российском законодательстве было введено общее понятие соучастия как умышленного совместного участия двух или более лиц в совер­шении преступления. Были включены понятия организатора и руководителя преступления. Заранее не обещанное укрывательство не признавалось видом соучастия. В 1994 году УК РСФСР 1960 года был дополнен ст. 17 о групповом совершении преступления. В УК РФ 1996 года институт соучастия в преступ­лении, объединяющий нормы Общей и Особенной частей УК, получил даль­нейшее развитие.

Законодательная конструкция большинства статей УК РФ предполагает совершение преступления одним лицом. Однако преступление может быть со­вершено двумя или более лицами. В последнем случае при наличии опреде­ленных признаков возникает соучастие в преступлении.

Содержание правового института соучастия в преступлении раскрыва­ется в Главе 7 Общей части УК РФ (ст.32-36). Согласно ст. 32 УК РФ соуча­стием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Обязательными признаками соучастия являются:

1) участие в одном посягательстве не менее двух лиц;

2) совокупность их действий (внешний, объективный признак);

3) частичная совместность умысла виновных (внутренняя, субъективная
сторона соучастия)[3] .

Участие в преступлении двух или более лиц характеризуют количест­венный признак объективной стороны соучастия. При этом каждый из соуча­стников должен обладать признаками субъекта преступления - то есть быть вменяемым и достичь возраста, с которого наступает уголовная ответствен­ность за совершение конкретного вида преступления, предусмотренного Осо­бенной частью Уголовного кодекса.

Другим обязательным объективным признаком соучастия является со­вместность действий виновных. Совместное участие в совершении преступле­ния является признаком, который позволяет отграничить соучастие от ситуа­ций, когда действия нескольких лиц, хотя и приводят к одному преступному результату, но являются случайным совпадением и не образуют соучастия (например, некто взломан замок на входной двери в дом, но, увидев появление постороннего, убежал, а шедший за ним гражданин вошел в открытую дверь и похитил из дома ценные вещи).

Совместность - качественный признак соучастия. Он означает, что дей­ствия каждого из соучастников направлены на совершение одного и того же преступного деяния (в преступлениях с формальным составом) и способ­ствуют наступлению единого преступного результата (в преступлениях с ма­териальным составом), то есть действия одного соучастника являются необ­ходимым условием действия других; эти действия дополняют друг друга и приводят к единым преступным последствиям; общие для всех преступные последствия наступают в результате их объединенных усилий. Более того, действия каждого из соучастников должны находиться в причинной связи с наступившим преступным результатом или быть функционально связаны с действиями исполнителя, который выполнил объективную сторону общего для них преступления, благодаря помощи всех соучастников. По времени действия соучастников должны предшествовать или совпадать с действиями исполни­теля. Таким образом, соучастие в преступлении возможно на стадии приготов­ления или при покушении, но невозможно, когда преступление уже соверше-но[4] .

Совместными являются как деяния соучастников, непосредственно уча­ствующих в совершении преступления, выполняющих объективную сторону преступления (в данном случае их действия образуют соисполнительство) так и действия лиц, имеющих свою роль в преступном событии: организатора, подстрекателя, пособника, не выполнявших сам акт преступного посягательст­ва, но усилия которых способствуют его совершению.

Соучастие предполагает, как правило, активные действия. Однако лицо, не совершающее требуемых от него действий и тем самым содействующее со­вершению преступления, также может являться соучастником преступления (например, если должностное лицо не совершает тех действий, которые обяза­но предпринять в силу своего служебного положения - оставляет склад открытым, отключает сигнализацию, пропускает на охраняемый объект посторонних и т.д.) Такие случаи возможны, если бездействию предшествовало соглаше­ние, заключенное до совершения преступления или в момент его совершения, но всегда до наступления преступного результата. Поведение такого лица яв­ляется осознанным и также приводит к общим преступным последствиям.

В теории уголовного права выделяется также третий объективный при­знак соучастия: участие двух или более лиц в совершении «одного и того же преступления». Параметрами (признаками) единства объекта преступления, единство формы вины, единство посягательства в его первооснове.

Объективные признаки соучастия находятся в неотъемлемой взаимосвя­зи с субъективными признаками, к которым относятся: умышленное участие нескольких лиц в умышленном преступлении и умысел соучастников на со­вместное его совершение.

В уголовном законе (ст. 32 УК) прямо подчеркнуто, что соучастие - это умышленное участие двух или лиц в совершении умышленного преступления. Это положение последовательно проводится в практике применения норм о соучастии в преступлении. Умышленное участие лиц в совершении преступ­ления предполагает определенное интеллектуальное и волевое отношение ли­ца к преступной деятельности. Осознание каждым из соучастников:

• общественной опасности деяния;

• общественно опасного характера поведения других соучастников;

• объективной взаимосвязи своего поведения с поведением других соуча­стников;

• предвидение наступления общего преступного последствия, достигае­мого общими усилиями - образуют интеллектуальный признак субъективной стороны соучастия.

Отношение к предстоящим последствиям - их желание или сознательное допущение - позволяют разграничить виды умысла: прямой и косвенный. В теории уголовного права в связи с этим существуют две точки зрения относи­тельно вида умысла соучастников преступления. Одни авторы полагают, что соучастие возможно лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом[5] , другие допускают, что при соучастии умысел может быть и косвенным[6] .

Для индивидуализации вины в отношении каждого соучастника выясня­ется психическое отношение к исполненным им действиям в совместном пре­ступлении, к его вкладу в причинение вредного последствия. В отношении ка­ждого виновного должно быть установлено, что он сознавал, частью какого преступления становятся его действия; понимал их значение для причинения общих вредных последствий; желал достичь этих последствий вместе с ос­тальными соучастниками либо заодно с ними, либо сознательно допускал на­ступления таких последствий.

Согласованность действий при соучастии достигается путем соглашения между совместно действующими лицами. Соглашение их чаще всего склады­вается в результате устного сговора. Однако, если, например, лицо, осведом­ленное о готовящемся разбойном нападении, молча передало исполнителю орудие преступления, а тот с пониманием исходящего от другого лица помо­щи принял содействие, налицо соучастие в разбое, где соглашение достигнуто без слов. В качестве средств согласования поступков соучастников могут быть признаны не только слова, но и символические действия - молчаливые спосо­бы передачи воли другому лицу.

Чаще при соучастии встречается прямой умысел, поскольку определить преступные действия двух или более лиц в единое целое, направить волю ви­новных на осуществление согласованных стремлений, вероятнее при совмест­ном желании достичь общих преступных последствий. О типичности для со­участия прямого умысла говорит и то обстоятельство, что соучастие наиболее распространено при краже, грабеже, разбое и других формах хищения личного имущества и других преступлениях совершаемых только с прямым умыслом.Закон допускает также возможность привлечения к уголовной ответственно­сти за соучастие в преступлении при косвенном умысле совместно действую­щих лиц[7] .

Соучастие неизменно повышает опасность преступления. При соучастии могут быть более изощренные способы совершения преступлений и приемы сокрытия следов. При совместной преступной деятельности в конфликт с об­ществом сразу втягиваются несколько человек, чем усиливается моральный вред преступления. Таковы наиболее значимые особенности соучастия. Соуча­стие имеет и другие, не столь заметные, но не менее важные для характери­стики общественной опасности данного явления черты. Соучастие неоднород­но по вредности составляющих его действий и по опасности личности самих соучастников. Различны по опасности и действия соучастников. Поэтому при­знаки соучастия более рельефно выступают при анализе видов соучастников.

1.2. Исполнитель как соучастник преступления

Исполнитель - это лицо, которое непосредственно (в том или ином виде) выполняет действия, содержащие в себе признаки объективной стороны со­вершаемого преступления. Так, исполнителем кражи является, например, не только тот, кто изъял имущество из квартиры потерпевшего, но и тот, кто взламывал для этого дверь; исполнителем убийства является не только тот, кто нанес жертве последний удар, но и тот, кто держал жертву, парализуя ее со­противление. В соответствии с ч. 2 ст. 32 УК РФ исполнителем является так­же лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Кодексом.

Таким образом, исполнителем признается лицо, которое[8] :

а) непосредственно совершало преступление;

б)или непосредственно участвовало в его совершении совместно с дру­гими лицами - соисполнителями;

в)или совершило преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости
или других обстоятельств, предусмотренных УК.

Из УК РФ вытекает, что исполнители бывают разные - непосредствен­ные или опосредованные. Непосредственный исполнитель - это тот, кто сам выполняет полностью или частично объективную сторону состава преступле­ния. В этом случае речь идет о соисполнителях или совиновниках. При этом достаточно того, что лицо своими силами выполняет хотя бы часть действий, необходимых для наступления преступного результата[9] .

В силу особенностей конструкции некоторых составов преступлений один исполнитель может совершить часть объективной стороны состава пре­ступления, а другой - другую. Они также будут отвечать как соисполнители. Так, исполнителем изнасилования будет признан не только субъект, который осуществил акт совокупления со своей жертвой, но и тот, кто держал жертву, подавлял ее сопротивление. Примером может служить Постановление Плену­ма Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной практике по де­лам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодек­са Российской Федерации"[10] , которое в п. 10 определяет: «Групповым изнаси­лованием или совершением насильственных действий сексуального характера должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственный половой акт или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физиче­ского или психического насилия к потерпевшему лицу. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильствен­ных действий сексуального характера, но путем применения насилия содейст­вовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифициро­вать как соисполнительство в групповом изнасиловании или совершении на­сильственных действий сексуального характера (часть 2 статьи 33 УК РФ).

Уголовный кодекс 1996 года впервые указывает на посредственное ис­полнение (причинение). Внешне такая деятельность напоминает соучастие, но в силу отсутствия возможности умышленно соучаствовать в деянии таковым не является. Посредственные (опосредованные) исполнители имеются тогда, когда они не сами выполняют объективную сторону состава преступления, а с помощью малолетних либо невменяемых. В этих случаях исполнителем при­знается не малолетний или невменяемый, а непосредственно лицо, которое их использовало. Возможны и другие ситуации. Например, опосредованный ис­полнитель неожиданно и резко толкает человека в сторону своей жертвы. Че­ловек, ища опоры, толкает жертву, и тот падает под колеса транспорта. Как опосредованное исполнение могут расцениваться и действия, совершенные под влиянием психического насилия, под влиянием приказа, в силу извини­тельной ошибки и др.

В рамках настоящего параграфа необходимо осветить и такой вопрос как эксцесс исполнителя. Статьей 36 УК РФ определено, что эксцессом исполни­теля признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат[11] .

Термин "эксцесс" означает[12] :

1)крайнее проявление чего-нибудь, преимущественно об излишествах,
невоздержанности;

2) острая и нежелательная ситуация, нарушающая обычный порядок.

Эксцесс исполнителя буквально означает отступление от первоначаль­ного плана соучастников, который ими был разработан. Эксцесс исполнителя может иметь место при совершении преступлений в тех формах соучастия, ко­торые совершаются с предварительным сговором, поэтому эксцесс следует понимать как выход кого-либо из соучастников за пределы предварительного сговора[13] .

Эксцесс исполнителя возможен в случаях, когда исполнитель вместо за­ранее задуманного преступления или одновременно с ним совершает другое преступление, а также когда исполнитель совершает запланированное престу­пление, но с квалифицирующими обстоятельствами, которые не обсуждались в момент сговора (например, при квартирной краже чужого имущества испол­нитель неожиданно для других соучастников применил оружие в отношении хозяев квартиры, которые оказались дома) . При эксцессе исполнителя другие соучастники не подлежат уголовной ответственности за деяния, учиненные исполнителем.

1.3. Организатор преступления

Наиболее опасная фигура совместной преступной деятельности - это ор­ганизатор, то есть лицо, организовавшее совершение преступления или руко­водившее его исполнением, а равно создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими. Эти две формы предусматривались и в УК 1960 г. Законодатель расширитель но толкует понятие "организатор" - это как собственно организатор, так и ру­ководитель данного конкретного преступления. Организатором также призна­ется лицо, которое организовало преступное сообщество или преступную группу либо руководило ими. Таким образом, по сути дела, речь идет о тех же формах организации и руководства, но только уже в отношении преступной группы или преступного сообщества.

На законодательном уровне понятие «организатор преступления» впер­вые было введено Основами уголовного законодательства Союза ССР и союз­ных республик 1958 г. В соответствии с ч. 4 ст. 17 Основ организатором пре­ступления признавалось «лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением». Указанное определение, исходя из букваль­ного толкования, включает в свое содержание две основные функции: органи­зацию преступления (в узком смысле) и руководство конкретным, преступле­нием[14] .

Характерные для организатора действия - широко обсуждаемая, но дос­таточно разработанная в юридической литературе тема. Для того чтобы явить­ся организатором, лицо должно не только возбудить в другом лице решимость совершить преступление, но сделать нечто большее. Оно должно, как говорит закон, организовать совершение преступления, то есть разработать его план, распределить роли между соучастниками или даже точно, в деталях опреде­лить роль каждого исполнителя.

Уголовный закон выделяет четыре функции в преступной деятельности, характеризующие лицо как организатора:

1.Организация совершения преступления.

2. Руководство совершением преступления.

3.Создание организованной преступной группы или преступного сообщества.

4. Руководство организованной преступной группой или преступным сообще­ством.

В случае организации преступления организатор разрабатывает план преступления, распределяет обязанности по его совершению, подыскивает не­обходимые инструменты, транспорт, места хранения и сбыта орудий и средств совершения преступления, обучает исполнителя каким-либо приемам и навы­кам определяет способ сокрытия следов преступления и пр.

Руководитель (организатор) преступления, нередко сам не принимая участия в подготовке преступления, руководит его непосредственным осуще­ствлением, отдает различные распоряжения. Так, например, в определении по делу Гатиной (№ 48-001-46) Верховный Суд РФ подчеркнул, что «организа­торская роль осужденной заключалась в подыскании исполнителя убийства, склонении его к совершению преступления, разработке плана убийства двух лиц, сокрытии трупов, следов преступления и ведении переговоров относи­тельно платы за совершенное преступление, ее действия следует квалифици­ровать по ч. 3 ст. 33 п. а, ч.2 ст. 105 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 4 и 5 ст. 3 УК не требуется»[15] .

Под организацией преступной группы понимают деятельность, направ­ленную на объединение соучастников, их подбор и сплочение, подыскание конкретного объекта, разработку способов преступной связи, поддержание дисциплины и другие действия организационно-подготовительного характера. Организатор, являясь инициатором, замышляет совершение конкретных пре­ступлений. Организатору также принадлежит и функция распределения со­вместно добытого имущества, создание единого фонда для материального поддержания деятельности преступной группы.

Руководство преступной деятельностью, как правило, осуществляется как соучастие с предварительным соглашением в наиболее организованной его форме и предполагает предание устойчивости и сплоченности группы, на­правленности на совершение определенного вида преступлений. Руководство преступными объединениями означает деятельность лица, которое, возможно и причастно к их созданию, однако благодаря своему авторитету фактически возглавляет преступное объединение и направляет его противоправную дея­тельность. Руководителем преступного объединения является как лицо, кото­рое единолично или совместно с другими управляет им как единым целым, так и руководителя структурных подразделений сообщества.

Таким образом, организаторство выражается в форме осуществления ру­ководства преступной деятельностью соучастников, которая обеспечивает достижение локальных и общих преступных целей. При этом организатор не­сет ответственность за все преступления, совершенные членами организован­ной группы или преступного сообщества, если эти преступления охватывались его умыслом.

1.4. Подстрекатель

Подстрекатель - это лицо, которое склоняет к совершению преступле­ния, путем уговоров, подкупа, угроз или другом образом. Именно он является идейным вдохновителем преступной деятельности. Формы, с помощью кото­рых осуществляется подстрекательство, могут быть самые разные - уговор, подкуп, применение силы, угрозы и т.д. УК РФ не дает исчерпывающий пере­чень указанных форм, с помощью которых осуществляется подстрекательство. При этом могут быть использованы различные приемы: вербальные, жестикулярные, мимика и т.д. Подстрекательство всегда характеризуется конкретно­стью, лицо подстрекает всегда к конкретному преступлению.

Подстрекательство может быть как открытым, так и завуалированным, скрытым. Можно подстрекать к совершению преступления путем четких и яс­ных рекомендаций, а можно - путем высказывания своих возможных пожела­ний, действий по отношению, например, к человеку, его жизни. В этом случае как раз появляется возможность косвенного умысла при подстрекательстве: лицо желает наступления последствий, а с другой стороны - если не будет ис­полнения того, к чему подстрекают, он может действовать по формуле "не по­лучится сейчас, попробуем в следующий раз" .

С внешней стороны подстрекательство характеризуется активной фор­мой поведения - действием, направленным на возбуждение у подстрекаемого лица решимости совершить конкретное преступление. В результате бездея­тельности склонить кого-либо к совершению преступления нельзя. Подстрека­тельство - это внушение другому лицу мысли о желательности, необходимо­сти, потребности или выгодности конкретного преступления, т.е. процесс воз­действия на волю и интеллект исполнителя. Подстрекательство как вид соуча­стия предполагает, прежде всего, результат этого процесса.

Итак, подстрекательство возможно лишь в отношении конкретного лица и конкретного преступления. Подстрекатель действует всегда с прямым умыс­лом. Он сознает, что своими действиями активно направляет волю другого ли­ца к совершению конкретного преступления.

Особенности субъективной стороны подстрекательства заключаются в следующем: подстрекатель, возбуждая в другом лице решимость, совершить преступление, всегда должен предвидеть, во-первых, все те фактические об­стоятельства, которые образуют преступления, и, во-вторых, развитие при­чинной связи между своими действиями и совершением преступления.

Умысел подстрекателя может быть неопределенным в отношении тя­жести последствий, к которым данное конкретное преступление может при­вести, поэтому квалифицируется в зависимости от реально наступивших вред­ных последствий. Однако он всегда прямой в отношении намерений склонить другое лицо к совершению преступления. Мотивы и цели подстрекателя и ис­полнителя могут не совпадать по своему содержанию, что не влияет на решение вопроса о квалификации содеянного.

Подстрекательство возможно к исполнительским, организаторским, а также пособническим действиям. Подстрекательство считается оконченным с момента получения соглашения на совершение преступления.

Подстрекать можно одного или нескольких, но определенных лиц, при­чем к совершению конкретного преступления. Подстрекательство возможно в отношении пособников, подстрекателей, организаторов, и конечно же, испол­нителей.

Подстрекатель всегда осознает существенные обстоятельства, обра­зующие состав преступления и наличие связи между своими действиями и со­вершением преступления исполнителем. Волевое содержание умысла под­стрекателя - склонить другое лицо к преступлению, а общественно опасные последствия - желаемы или сознательно допускаемы.

1.5. Пособник

Пособники - это лица, которые содействуют, помогают исполнителю в совершении преступления. Так, в соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по де­лам о краже, грабеже и разбое"[16] действия лица, непосредственно не участво­вавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению это­го преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи не­посредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., над­лежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

Существенными особенностями пособничества являются отсутствие не­посредственного исполнения действий, охватываемых признаками объективной стороны состава преступления. Именно по этому критерию разгра­ничивают участие в преступлении, совершенном по предварительному сговору группой лиц, и пособничество в преступлении. Пособник присоединяет свои усилия к деятельности других (другого) после возникновения у них намерения и решимости на совершение определенного преступления, оказывая при этом существенную помощь в его осуществлении[17] .

При установлении пособничества принципиальное значение имеет время его совершения. По смыслу ч. 5 ст. 33 УК пособничество может быть совер­шено либо до начала исполнения преступления, либо в момент его соверше­ния, но в любом случае до фактического его окончания. В редких случаях по­собничество возможно до того, как индивидуализировался исполнитель, или когда подстрекатель сначала уговорил пособника предоставить ему орудия или средства преступления, для которого он еще не подыскал исполнителя. При этом следует в виду, что во всех таких случаях инициатива совершить преступление возникает помимо пособника. Однако если исполнитель не оп­ределился или отказался от преступления, то действия пособника квалифици­руются как приготовление, поскольку необходимое условие пособничества -причинение преступного результата. Не является соучастием оказание помо­щи, которой исполнитель не воспользовался или которая была столь незначи­тельной, что могла повлиять на развитие причинной связи. Для оценки степе­ни опасности физического пособничества имеет значение только и исключи­тельно действенность средств, предоставленных пособником для успешного доведения преступления до конца.

Способы и средства оказания пособничества могут быть физическими или интеллектуальными. Суть интеллектуального пособничества в том, что содействие в совершении преступления осуществляется советами, указаниями, предоставлением информации. К интеллектуальному пособничеству относятзаранее обещанное укрывательство преступника, средств и орудий совершения преступления, следов преступления и заранее обещанное обязательство ску­пить предметы, добытые преступным путем. Несмотря на то что эти действия могут произойти после совершения преступления, их значимость заключается в том, что они воздействуют на психику исполнителя до совершения им пре­ступления. Выделяют также физическое пособничество, когда лицо оказывает содействие совершению преступления посредством собственных усилий -предоставляет средства, орудие совершения преступления, устраняет препят­ствия и т.д.

Физическое пособничество - это конкретные действия, способствующие исполнителю в выполнении объективной стороны преступления. Закон назы­вает два вида физического пособничества: предоставление средств или ору­дий совершения преступления (предоставление автомашины, отмычек для со­вершения кражи, оставление открытым помещения, где хранятся материаль­ные ценности и т.д.) устранение препятствий для совершения преступления.

Однако стоит, наверное, не согласиться с распространенным мнением о том, что пособничество - наименее опасная форма соучастия. Порой роль по­собника бывает настолько велика, что в его отсутствие преступление могло бы и не состояться. Именно ему принадлежит подготовительная часть


Глава 2. Особенности ответственности соучастников преступления

2.1. Основания и пределы ответственности соучастников

В науке уголовного права вопрос об основаниях уголовной ответст­венности соучастников решается неоднозначно. Существуют две основные теоретические конструкции об основаниях уголовной ответственности.

Одна исходит из признания акцессорного, т.е. несамостоятельного, при­даточного характера соучастия. Как отмечал М.И. Ковалев, ответственность соучастников при этом связывается с ответственностью исполнителя[18] .

Другая конструкция строится на утверждении независимости ответст­венности соучастников от действий исполнителя. Основные положения этой теории состоят в следующем: 1) соучастник может нести ответственность за свои действия лишь при наличии наказуемого действия исполнителя; 2) на­казуемость соучастника определяется той статьей уголовного закона, по ко­торой квалифицируются действия исполнителя.

Акссессорная теория долгое время отрицалась российским уголовным правом. Однако в последнее время все большее число ученых склоняется именно к акцессорности соучастия в действующем уголовном законодатель­стве.

Основанием уголовной ответственности соучастника, также как и в слу­чаях индивидуально совершаемых преступлений, является виновно (умыш­ленно) совершенное им общественно опасное деяние, предусмотренное уго­ловным законом, т.е. наличие в содеянном каждым соучастником признаков определенного в законе состава преступления (ст.8 УК РФ). Соучастие как особая форма преступной деятельности представляет собой общественную опасность лишь в связи с началом преступления, которому оказывается со­действие. Отсюда и ответственность по правилам о соучастии возможна тогда, когда признаки этого деяния объективируются хотя бы в самой начальной стадии. Одному преступлению, как правило, соответствует и один состав, опи­санный в Особенной части УК. Исключения из этого правила возможны в том случае, если одно и то же преступление предусмотрено в различных составах: простом, квалифицированном или привилегированном. Такие составы могут быть предусмотрены в различных частях одной статьи УК, реже - в различных статьях. Поскольку отягчающие или смягчающие обстоятельства, предусмот­ренные в этих составах, могут быть на стороне одних соучастников и отсутст­вовать на стороне других, то вполне возможно, что действия соучастников бу­дут квалифицированы по различным частям одной и той же статьи или по раз­личным статьям УК. Таким образом:

- соучастники отвечают по правилам о соучастии в преступлении лишь при условии, что исполнитель хотя бы начал приготовительные к преступлению действия;

- несут ответственность в рамках санкции статьи, инкриминируемой исполнителю, если данное преступление предусмотрено в одной статье или части статьи УК.

- с учетом положений Общей части УК РФ, где уточняется и конкрети­
зируется уголовно-правовая специфика деятельности организатора, подстрека­
теля и пособника.

Ответственность по правилам о соучастии возможна лишь при условии, что факт совершения преступления в соучастии доказан. Если исполнитель ос­вобождается от ответственности по личным основаниям, например, вследствие изменения обстановки (тяжкая неизлечимая болезнь), то это основание не рас­пространяется на соучастников и они подлежат уголовной ответственности за совершенное исполнителем в зависимости от выполненной ими роли. Анало­гично разрешается и ситуация, когда факт соучастия доказан, но не установле­на личность исполнителя.

Особенностью квалификации является следующее: соисполнители несут ответственность по одной статье УК за совместно совершенное ими преступ­ление. Все остальные соучастники отвечают по той же статье Особенной части УК. но ссылкой на ст. 33 УК. Если организатор, подстрекатель, пособник при­няли непосредственное участие в совершении преступления, до их действия дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ не требуют.

Закон не допускает и формального равенства наказаний. Ст.67 УК гла­сит, что при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на ха­рактер или размер причиненного или возможного вреда.

Под характером участия лица в преступлении в теории и практике пони­мается образ преступного поведения, свойственный каждому из известных ви­дов соучастников. Формальная роль участника (исполнитель, подстрекатель, организатор или пособник) имеет большое значение в развитии преступного события и в его вредных и опасных последствиях, но оно не должно быть формально самодовлеющим, хотя объективно в большинстве случаев форма участия в преступлении неизбежно определяет и объем, и важность этого уча­стия в достижении преступного результата, и степень его вредоносности.

Степень участия в преступлении - это мера интенсивности и эффектив­ности соучастников как в осуществлении преступного действия, так и в дос­тижении реального результата или в создании возможности его наступления.

Вместе с тем из всех названных соучастников можно выделить организа­тора, степень участия которого в преступлении логически всегда называется наивысшей. Поэтому в отношении него наказание может быть смягчено толь­ко при наличии смягчающих обстоятельств личного характера.

Анализируя пределы ответственности соучастников отметим, что при эксцессе исполнителя волевой и интеллектуальный моменты умысла соучаст­ников характеризуются незнанием того, что исполнитель задумал выйти за пределы совместной преступной деятельности или совершить иное преступле­ние. При эксцессе отсутствует как причинная связь между действиями соуча­стников и преступлением, совершенным исполнителем, так и вина в этом пре­ступлении, поэтому они освобождаются от ответственности за действия, совершенные исполнителем[19] .

Добровольный отказ от продолжения начатой совместной преступной деятельности также относится к числу обстоятельств, влияющих на пределы ответственности соучастников преступления. В ч. 2 ст. 31 УК сказано, что лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Бесспор­но, в этой части ст. 31 УК речь идет об исполнителе преступления. Поэтому, в простом виде соучастия, соисполнитель может отказаться от преступления, просто прервав его осуществление либо не начиная последнее.

Добровольный же отказ соучастников при сложном соучастии имеет специфику. Эти особенности обусловлены, прежде всего, тем, с простым пре­кращением пособником, организатором, подстрекателем своих действий, про­цесс причинения вреда охраняемому объекту не будет остановлен. С их сторо­ны необходимы активные действия для устранения возникшей опасности и самому развитию преступления. Таким образом, добровольный отказ пособ­ника может выразиться в бездействии в том случае, если он пообещал предос­тавить исполнителю орудия или средства для совершения преступления, скрыть следы преступления и т.д. но не сделал этого, либо в действии, когда пособник ликвидирует те благоприятные условия для совершения преступле­ния, которые собственноручно создал. В этом случае, независимо от того, со­вершил ли исполнитель преступление или также отказался от его продолже­ния, пособник освобождается от уголовной ответственности.

Организатор и подстрекатель должны предпринять все необходимые ме­ры к предотвращению или прекращению деяния исполнителем - убедить, фи­зически воспрепятствовать, сообщить органам власти - и если это не удалось, то добровольный отказ не состоялся. В любом случае добровольный отказ соучастников возможен до наступления преступного результата, который непо­средственно достигается исполнителем.

2.2. Специальные вопросы ответственности соучастников

Рассматривая специальные вопросы ответственности соучастников сле­дует осветить следующие аспекты. Во - первых, это особенности ответствен­ности соучастников преступления, совершенного в составе организованной группы или преступного сообщества.

При определении пределов ответственности участников организованной группы надо исходить из того, что совершение преступлений организованной группой - это разновидность соисполнительства и соучастия. Поэтому необхо­димо руководствоваться положениями как ст.35 УК, так и ст. 34 УК.[20]

Необходимо также учитывать характерные особенности описания в за­коне элементов состава конкретного преступления. Если закон не содержит деталей действий, а подробно описывает лишь преступный результат, то соисполнительством следует считать совершение любых действий, приведших к данному результату. Например, составы убийства или причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего описаны так, что главным признаком объектив­ной стороны является причинение смерти или вреда здоровью; здесь соисполнительством следует считать любые действия насильственного характера, причинившие данный результат, механические, физические и т.д. Если объек­тивная сторона преступления включает в себя и действие, и бездействие, то соисполнителями должны считаться и действующие, и бездействующие лица, если все они стремятся достигнуть одного результата. Лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ими, со­гласно ст. 35 УК, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими лишь в случаях, предусмотренных соответствующими стать­ями Особенной части Уголовного Кодекса, а также за все совершенные орга­низованной группой преступления, если они охватывались его умыслом. Дру­гие участники организованной группы несут уголовную ответственность за участие в них, в случаях предусмотренных соответствующими статьями Осо­бенной части Уголовного кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Руководство возможно лишь преступлениями, совершаемых с прямым умыслом. Содержание умысла организатора определяется как ролью, которую он играл при совершении преступления непосредственно, так и теми руково­дящими функциями, которые он при этом исполнял. Известно, что он может выступать и в роли исполнителя, и подстрекателя, и пособника, совмещая их или выполняя одновременно либо последовательно. В каждом конкретном случае минимума объема знаний, образующих интеллектуальный момент умысла, может быть различным. Если же он не участвует в совершении самого преступления, а лишь организует предварительную деятельность, то, естест­венно, он может и не знать многих обстоятельств, но поскольку при подготов­ке плана реализации преступного замысла обсуждались различные варианты, то знание деталей преступления вовсе не обязательно для него лично. Если, например, организатор разбойного нападения знает, что исполнители воору­жены холодным или огнестрельным оружием, то он должен нести ответствен­ность за любые последствия, связанные с применением этого оружия, даже ес­ли он и не знал, при каких обстоятельствах это оружие было применено или, узнав о его применении, неодобрительно к этому отнесся.

Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества ус­танавливается за создание преступного сообщества для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организован­ных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Организация преступного сообщества является оконченным преступле­нием с момента его создания, тогда как создание организованной группы представляет собой лишь приготовление к преступлениям, для совершения ко­торых она образована.

Цель создания преступного сообщества - совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Уголовно-правовое значение преступного сообщества как формы соуча­стия состоит в том, что оно выступает лишь в качестве конститутивного при­знака основных и квалифицированного составов преступления, определенных в ст.210 УК РФ, и не предусмотрено ни в одном из составов преступления в качестве квалифицирующего признака. Организованная группа как таковая не образует какого-либо самостоятельного состава преступления, а совершение ею преступления является квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком только в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ. Вместе с тем, на основании п. «в» ст.63 УК РФ совершение преступления в составе, как организованной группы, так и преступного сообщества призна­ется обстоятельством, отягчающим наказание.


Заключение

Институт соучастия является неотъемлемой, органической частью сис­темы норм и институтов уголовного законодательства. Следовательно, его це­ли и задачи определяются в соответствии с целями и задачами уголовного за­конодательства. Вместе с тем он имеет и свое специальное назначение, кото­рое выражается в следующем. Во-первых, его закрепление в законе позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не совершали преступление, но определенным образом способствовали его выполнению. Тем самым он позволяет определить круг деяний, непосредственно не преду­смотренных в нормах Особенной части УК, но представляющих обществен­ную опасность и, следовательно, требующих уголовно-правового реагирова­ния. Во-вторых, он позволяет определить правила квалификации действий со­участников. Наконец, в-третьих, выработанные им критерии позволяют инди­видуализировать ответственность и наказание в отношении лиц, принимавших то или иное участие в совершении преступления, в соответствии с принципами законности, виновности и справедливости мер уголовного преследования.

Современный российский уголовный закон, раскрывая понятие «соуча­стия в преступлении», рассматривает его формы, т.е. типы совместной дея­тельности нескольких лиц в процессе совершения преступления в зависимости от способа их взаимодействия и наличия сговора. К таким формам относятся совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) (ст. 35 УК РФ).

Традиционным для российского уголовного права является деление ви­дов соучастников по ролевому признаку в зависимости от особенностей и ха­рактера выполняемых ими в ходе совместной преступной деятельности функ­ций. При подобном подходе оптимальная законодательная конструкция долж­на отвечать требованиям точности и ясности описания специфических спосо­бов поведения каждого из соучастников. Другими словами, норма уголовного закона должна быть построена таким образом, чтобы, во-первых, с исчерпывающей полнотой определить все возможные функционально-ролевые формы и способы умышленного участия в совместном совершении умышленного преступления и, во-вторых, разграничить виды соучастников, избегая содер­жательных повторов и дублирования признаков при их описании.

УК РФ называет четыре вида соучастников: исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. Все они отличаются друг от друга формами и ха­рактером участия в преступлении. Основанием уголовно-правовой класси­фикации соучастников является их роль в выполнении состава преступления, то есть степень и характер участия в преступном событии.

Статья 33 УК содержит постоянные общие для всех преступлений объ­ективные показатели организаторства, подстрекательства, пособничества. Са­ми эти действия, за редким исключением, могут проявиться только наряду с исполнительскими. И если исполнительство преступления всегда реализуется в юридических границах (начала и окончания) преступного посягательства, предусмотренного конкретным составом Особенной части УК РФ, то органи-заторство, пособничество, подстрекательство возможны до совершения пре­ступления исполнителем, при условии, что подобные действия заранее согла­сованы или обещаны ему. Организатор, подстрекатель, пособник объективно лишь создают условия для более успешного выполнения преступления испол­нителем (исполнителями). Это обстоятельство предопределяет предметное со­держание умысла этих соучастников. Каждый из них сознает, что в опреде­ленной степени оказывает содействие исполнителю, и желает совершить по­добные действия.


Список использованной литературы нормативные акты и судебная практика:

1. Уголовный кодекс РФ. - М.: Проспект, 2005. - 298 с.

2. О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации:Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 8 // Российская газет от 29 июня 2004 г. N136.

3. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое :Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2003. - N 2. - С. 12.

4. Согласно ст.36 УК РФ при эксцессе исполнителя другие участники преступ­ления за его действия уголовной ответственности не подлежат (извлечение) :Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2001 г. " //Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2003. - N 1. — С. 44.

5. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IIквартал 2001 г. (по уголовным делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2001 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. -2001.-К 12.-С. 12.

специальная литература:

1. Арутюнов А. А. Подстрекатель преступления / А. Арутюнов // Государ­ство и право. -2002. - № 11. - С. 122 - 128.

2. Арутюнов А. Пособник преступления / А. Арутюнов // Закон и право. -2002.-№ 11.-С. 28-31.

3. Арутюнов А. А. Об ответственности пособника преступления / А. Ару­тюнов // Адвокат. -2002. - № 3. - С. 8 - 11.

4. Арутюнов А. Исполнитель преступления / А. Арутюнов //Современное право. -2002. - № 6. - С. 29 - 33.

5. Арутюнов А. Уточнить понятие посредственного исполнителя / А.Арутюнов // Российская юстиция. - 2002. - N 3. - С.60.

6. Безбородое, Д.Общая характеристика вины соучастников преступ­
ления /Д. Безбородое.//Уголовное право. -2004 - № 2. - С. 9 — 11.

7. Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву /Ф.Г. Бурчак. - Киев, 1970. - С. 119-122.

8. Галиакбаров Р. Р. Повышение эффективности норм института со­
участия в преступлении /Р. Р. Галиакбаров// Уголовно-правовые проблемы борьбы с соучастием в преступлении. - Краснодар, 2003. -С. 3 - 8.

9. Гришаев П.И. Соучастие по уголовному праву / П.И. Гришаев,Г.А. Кригер. - М., 1959. - 194 с.

10. Качалов В.Соотношение принципов акцессорности и самостоя­
тельности ответственности соучастников преступления по российскому уго­ловному праву /В. КачаловУ/Уголовное право. -2005. - № 5. - С. 28 - 29.

11. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении Понятие соучастия / М.И.Ковалев // Свердловский юридический институт. Ученые труды. - Т. 3. - 1960.-С. 101-104.

12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер,2005 г.

13. Корчагина А. Ю. Субъективная сторона при эксцессе исполнителя преступления / А. Ю. Корчагина // Российский следователь. -2002. - № 11. - С.40-43.

14. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лек­
ций. 2-е изд. пе-рераб. и доп./ А.В. Наумов. - М: Издательство БЕК, 2000. -488с.

15. Негуляев В.Некоторые проблемы соучастия в УК РФ / В. Негуляев// Студенты и развитие юридической науки. - Пермь, 2002. - С. 88-91.

16. Малинин В.Б. Проблемы установления причинной связи в судебно-следственной практике / В.Б. Малинин. - С. Петербург, 1999. - 112 с.

17. Перескоков М. Эксцесс исполнителя при совершении преступле­ния группой по предварительному сговору / М. Перескоков // Российская юстиция. - 2001. - N 10. - С. 74 - 75.

18. Покаместов А. В. Организатор преступной деятельности: уголовно-правовое исследование: Монография / А.В. Покаместов. - Воронеж: ВЭПИ,2001.-127 с.

19. Толстопятова Н. В. Эксцесс соучастников в уголовном праве: Автореф. дисс...канд. юрид. наук / Н. В. Толстопятова. - Ростов на Дону, 2004. -27с.

20. Уголовное право. Общая часть: Учебник / под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. - М., 1994. - 445 с.


[1] Качалов В.Соотношение принципов акцессорности и самостоятельности ответственности
соучастников преступления по российскому уголовному праву /В. Качалов.//Уголовное
право. -2005. -№5.-С. 28.

[2] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. 2-е изд. пе-рераб. и
доп./ А.В. Наумов - М: Издательство БЕК, 2000. - С. 304.

[3] Малинин В.Б. Проблемы установления причинной связи в судебно-следственной практике / В.Б. Малинин. - С. Петербург, 1999. - С.57.

[4] Безбородое Д. Общая характеристика вины соучастников преступления. / Д. Безбородое // Уголовное право. - 2004 - № 2. - С. 9.

[5] Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву / Ф.Г. Бурчак. - Киев,

1970.-С. 119.

[6] Гришаев П.И. Соучастие по уголовному праву / П.И. Гришаев, Г.А. Кригер. - М 1959. - С.

146.

[7] Уголовное право. Общая часть: Учебник / под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. - М., 1994. - С. 287.

[8] Арутюнов А. Исполнитель преступления / А. Арутюнов //Современное право. -2002. - № 6.
- С. 29.

[9] Арутюнов А. Уточнить понятие посредственного исполнителя / А. Арутюнов // Россий­
ская юстиция. - 2002. - N 3. - С.60.

[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной прак­тике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" // Российская газет от 29 июня 2004 г. N 136.

[11] Перескоков М. Эксцесс исполнителя при совершении преступления группой по предвари­
тельному сговору / М. Перескоков // Российская юстиция. - 2001. - N 10. - С.74.

[12] Арутюнов А. Эксцесс исполнителя преступления, совершенного в соучастии / А. Арутю­
нов // Уголовное право. -2003. - № 1. - С. 5.

[13] Толстопятова Н. В. Эксцесс соучастников в уголовном праве: Автореф. дисс...канд. юрид.
наук / Н. В. Толстопятова. - Ростов на Дону, 2004. - С. 3.

[14] Покаместов А. В. Организатор преступной деятельности: уголовно - правовое исследова­ние: Монография / А. В. Покаместов. - Воронеж: ВЭПИ, 2001. - С.28.

[15] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IIквартал 2001 г. (по уголовным делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2001 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2001. - N 12. - С. 12.

[16] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2003. - N 2. - С. 12

[17] Арутюнов А. Пособник преступления / А. А. Арутюнов // Закон и право. -2002. - № 11. - С. 28

[18] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть первая. Понятие соучастия / М.И. Ковалев // Уч.труды Свердловского юрид. Института. - Т. 3.- 1960. - С. 101.

[19] Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2001 г. "Согласно ст.36 УК РФ при эксцессе исполнителя другие участники преступления за его действия уголовной ответственности не подлежат (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Фе­дерации. - 2003. - N 1. - С. 44.

[20] Галиакбаров Р. Р. Повышение эффективности норм института соучастия в преступлении / Р. Р. Галиакбаров // Уголовно-правовые проблемы борьбы с соучастием в преступлении. -Краснодар, 2003. - С. 3.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий