регистрация / вход

Возбуждение уголовного дела по контрабанде наркотиков

Понятие, сущность, задачи и значение стадии возбуждения уголовного дела. Органы и лица, имеющие право возбудить уголовное дело. Поводы, основания, порядок возбуждения и принятия решения рассмотрения уголовного дела по контрабанде наркотических средств.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальностью темы исследования традиционно считается, что уголовный процесс состоит из шести основных и двух исключительных стадий. Первой стадией, начинающей уголовное судопроизводство, является стадия возбуждения уголовного дела. Несвоевременное реагирование на сообщение о совершенном преступлении нередко приводит к невосполнимой утрате следов преступления (доказательств).

Возбуждение уголовного дела в сфере борьбы с преступностью является процессуальной гарантией от необоснованного привлечения к уголовной ответственности для одних граждан и от необоснованного вовлечения в орбиту уголовного судопроизводства других.

На сегодняшний день большое число уголовных дел возбуждается в связи с контрабандой наркотических средств и психотропных веществ. По данным Главного информационно-аналитического центра Министерства внутренних дел Российской Федерации в 2004 году по факту контрабанды наркотических средств правоохранительными органами РФ было возбуждено 750 уголовных дел, в 2005 году – 800, в 2006 году – 875.

В России с каждым годом увеличивается число лиц, употребляющих наркотики, соответственно растет и наркопреступность. На нелегальном рынке России значительно чаще стали изыматься такие наркотики, как кокаин, героин, а также синтетические наркотические средства. Причем уровень цен российского "черного рынка" на ряд наркотиков, прежде всего на героин и кокаин, во много раз превышает афганский и латиноамериканский, что провоцирует экспансию международного наркобизнеса на территорию России.

В связи с тем, что контрабанда наркотиков наносит существенный ущерб общественной безопасности, общественному порядку и здоровью населения, на противодействие ей направлены усилия многих государственных органов, прежде всего ФТС, ФСБ и ФСКН России.

Раскрытие и расследование контрабанды наркотических средств и психотропных веществ сопряжено со значительными трудностями. Правильное и своевременное применение норм уголовного законодательства об ответственности за это преступление возможно только при быстром и квалифицированном расследовании этой категории преступлений, что в свою очередь обусловлено качеством оформления первичных материалов, правильным решением вопроса о наличии или отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела.

Практика показывает, что ошибки, допущенные в стадии возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств, трудно или вообще невозможно исправить в процессе предварительного следствия.

К тому же часто принимаются необоснованные решения об отказе в возбуждении уголовного дела и уголовный процесс дальнейшего развития не получает.

Проблема первоначальной стадии уголовного процесса – возбуждения уголовного дела – всегда представляла собой научный и особенно практический интерес. Однако в процессуальной и криминалистической литературе вопросы возбуждения уголовного дела рассматривались вообще, а не применительно к отдельным видам преступления.

Научная разработка процессуальных вопросов стадии возбуждения уголовного дела применительно к контрабанде наркотических средств приобретает актуальное значение.

Перечисленные обстоятельства определяют актуальность избранной темы выпускной квалификационной работы.

Объектом исследования является практика применения уголовно-процессуального законодательства России при возбуждении уголовных дел по контрабанде наркотических средств

Предметом исследования являются нормы уголовно-процессуального права, а также специфические особенности возбуждения уголовных дел по контрабанде наркотических средств таможенными и иными правоохранительными органами.

Методологическую основу исследования составили основополагающие категории современной материалистической диалектики и такой важный ее компонент, как системный анализ. В качестве частных методов научного исследования автором использовались исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, формально-логический, конкретно-социологический, статистические методы.

Главной целью настоящего исследования является всестороннее изучение практики возбуждения уголовных дел по контрабанде наркотических средств.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

- рассмотреть сущность и значение, законодательную регламентацию отдельных наиболее спорных вопросов возбуждения уголовных дел на примере контрабанды наркотических средств, процессуальные и криминалистические аспекты возбуждения уголовных дел по рассматриваемой категории дел;

- определить особенности поводов и оснований к возбуждению уголовных дел по контрабанде наркотических средств, пути и способы проверки наличия оснований для их возбуждения;

- исследовать предусмотренные уголовно-процессуальным и иным законодательством способы предварительной проверки оснований для возбуждения уголовных дел по контрабанде наркотических средств и найти пути их совершенствования;

- проанализировать обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела по контрабанде наркотических средств;

- установить роль оперативно-розыскных мероприятий и особенности использования их результатов в возбуждении уголовных дел данной категории;

- рассмотреть вопросы использования технических средств таможенного контроля при возбуждении уголовного дела по контрабанде наркотических средств;

- исследовать проблему отказа в возбуждении уголовного дела по контрабанде наркотических средств и причины необоснованных отказов.

Степень научной разработанности темы. В своих исследованиях автор использовал фундаментальные положения и теоретические основы общей теории права, уголовно-процессуального, уголовного права, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, таможенного законодательства. В работе широко использовались статьи периодических изданий, содержащих фактический материал по избранной теме. Теоретической основой предпринятого исследования послужили научные труды ведущих российских специалистов в области уголовного процесса и криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, уголовного права и криминологии: Р.С. Белкина, В.Г. Беспалько, В.П. Божьева, В.Н. Григорьева, Н.В. Жогина, В.А.Жбанкова, С.А. Колосовича, П.А. Лупинской, А.Р. Михайленко, А.В, Нестерова, С.Л. Санакоева, М.С. Строговича, А.Г. Харатишвили.

При написании выпускной квалификационной работы автор опирался на положения Конституции Российской Федерации. Выводы и рекомендации исследования основаны на анализе федеральных законов РФ, разъяснений Пленумов Верховного Суда РФ, Генеральной прокуратуры РФ, ведомственных нормативных актов ФТС России, МВД России и др. В качестве эмпирической базы выпускной квалификационной работы использованы обобщения материалов судебной практики, Новосибирской оперативной таможни и данных других специалистов, работающих над этой проблемой.

Научная новизна работы. Содержащиеся в выпускной квалификационной работе теоретические положения и выводы, определения ряда актуальных понятий и методические рекомендации окажутся полезными, по мнению автора, для дальнейших исследований в области борьбы с контрабандой наркотических средств, а также правоприменительной деятельности. Отдельные теоретические положения исследования, базирующиеся на анализе основных проблем, обусловленных темой, могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании уголовно-процессуального законодательства в части, касающейся регламентации стадии возбуждения уголовного дела.


ГЛАВА 1 Понятие, сущность, задачи и значение стадии возбуждения уголовного дела. Органы и лица, имеющие право возбудить уголовное дело

1.1 Понятие, сущность и задачи стадии возбуждения уголовного дела

Расследование по уголовному делу связано с проведением в действие сложного и объемного механизма, всего арсенала обеспечивающих его средств принуждения. Последовательно обеспечивая охрану гарантированных Конституцией прав и свобод граждан, законодатель допускает ведение расследования только в тех случаях, когда уже имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. С другой стороны, нельзя допускать, чтобы какие-то общественно-опасные деяния остались без расследования и надлежащей правовой оценки. С целью обеспечения обоснованности начала расследования и полноты охвата этой деятельностью всех случаев преступлений в уголовном процессе сконструирована стадия возбуждения уголовного дела [18, с. 7].

Возбуждение уголовного дела – понятие сложное, многогранное, имеющее несколько смысловых значений, отражающих существо данного понятия с разных сторон.

Так Б.С. Тетерин отмечает, что возбуждение уголовного дела является первоначальной стадией уголовного процесса, которая предшествует дознанию и предварительному следствии [36, с. 5]. С.А. Колосович и Е.А.Зайцева расширяет данное понятие, отмечая, что возбуждение уголовного дела является самостоятельной стадией уголовного процесса, в которой компетентный государственный орган в регламентированном законом порядке, получив информацию о деянии, содержащем признаки преступления, принимает решение о начале производства по уголовному делу.

Автором, на основе анализа вышеуказанных и других определений, предлагается под возбуждением уголовного дела понимать:

- уголовно-процессуальный институт, нормы которого определяют условия, порядок и иные обстоятельства уголовного дела;

- отдельный процессуальный акт (однократное процессуальное действие), выражающийся в вынесении надлежащими должностными лицами решения о том, что по данному конкретному общественно опасному деянию начинается уголовное дело;

- уголовно-процессуальная стадия, в ходе которой решаются вопросы, связанные с рассмотрением и разрешением первичных сведений о преступлении и возникают общественные правоотношения.

Возбуждение уголовного дела представляет собой "совокупность процессуальных норм, устанавливающих порядок решения вопроса о возбуждении уголовного дела" [26, с. 5]; "нормы, регулирующие производство предварительной проверки" [23, с. 11], а также совокупность правовых норм, регламентирующих порядок приема, рассмотрения и разрешения заявлений и сообщений о преступлении. Помимо отмеченного к данному институту следует относить ряд норм, определяющих порядок осуществления прокурорского надзора; контроль за соблюдением конституционных прав граждан (обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в суд); ведомственный контроль (правомочно ли лицо проводить предварительную проверку и принимать окончательное решение) и т.д.

Особенностью возбуждения уголовного дела является существование в нем двух самостоятельных форм.

Во-первых, возбуждение уголовного дела возможно на основе норм, содержащихся в главах 19 и 20 УПК РФ.

Во-вторых, существенную особенность имеет возбуждение дел частного обвинения.

Возбуждения уголовного дела берет свое начало в истоках советского уголовного процесса [34, с. 5]. Однако, каким является возбуждения уголовного дела в настоящее время, было не всегда. К примеру, в 1917 г. еще не был урегулирован вопрос о приеме заявлений о преступлениях.

То же самое можно было отметить и в отношении процессуальной формы акта возбуждения уголовного дела или отказа в таковом. Вместе с тем, даже в условиях отсутствия каких-либо нормативных указаний, многие местные следственно-судебные учреждения с первых же дней своей деятельности оформляли эти акты постановлением [20, с. 16 – 17].

На сегодняшний день вынесение постановления о возбуждении уголовного дела является неотъемлемой частью процессуальной формы возбуждения уголовного дела (ст. 146 УПК РФ).

Законодатель не остановился лишь на указании о необходимости вынесения постановления, детально регламентировав содержательную сторону данного акта. Об отказе в возбуждении уголовного дела так же должно быть вынесено мотивированное постановление.

Акт возбуждения уголовного дела имеет, прежде всего, значение юридического факта, влекущего для органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания обязанность тщательно расследовать данное дело, раскрыть преступление (если оно имело место) и изобличить виновных [20, с. 49].

Принятию решения о вынесении такого акта либо вынесению постановления об отказе в возбуждении уголовного дела предшествует выполнение предусмотренных законом действий и составление процессуальных документов: протокол устного заявления; сообщение следователя органу дознания о необходимости принятия оперативно-розыскных мер в ходе предварительной проверки; направление сообщения по подследственности или подсудности; протокол осмотра места происшествия.

Что касается возбуждения уголовного дела как самостоятельной стадии, то настоящий вопрос подлежит разъяснению с тех позиций, что данному этапу уголовного судопроизводства присущи все признаки, характерные для стадии уголовного процесса. В.Н. Григорьев характеризует ее, отмечая характерные признаки стадии уголовного судопроизводства, следующим образом:

- ее не может миновать ни одно уголовное дело;

- она имеет такую непосредственную задачу, невыполнение которой препятствует дальнейшему развитию процесса;

- характеризуется спецификой характера и положения субъектов уголовного процесса;

- завершается процессуальным актом, в котором определяется дальнейший ход всего производства в целом [18, с. 8].

Данные признаки стадии характеризуют ее, по нашему мнению, в широком понимании.

Более узко раскрывает характерные признаки стадии возбуждения уголовного дела, как самостоятельной стадии уголовного судопроизводства, П.А. Лупинская:

- она имеет свои временные границы (со дня поступления указанного в законе сообщения до принятия решения в установленный срок – не более трех суток (ст. 144 УПК). Этот срок может быть продлен до 10 суток руководителем следственного органа, начальником органа дознания, при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководителем следственного органа по ходатайству следователя, а прокурором по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток (ч. 3 ст. 144 УПК));

- содержание данной стадии составляет деятельность по рассмотрению сообщения о преступлении и принятие соответствующего решения, обусловленного задачей данной стадии;

- целью этой стадии является установление процессуальных условий, необходимых для законного и обоснованного возбуждения уголовного дела, т.е. установление законности повода и достаточности основания для возбуждения уголовного дела или установление процессуальных оснований для отказа в возбуждении уголовного дела;

- задачами данной стадии являются прием, регистрация и разрешение сообщений о преступлениях с одновременным закреплением следов преступления и принятие мер, направленных на предотвращение и пресечение преступления;

- данную стадию характеризует и круг субъектов правоотношения, а именно, инициатор сообщения о преступлении (т.е. лицо, официально заявившее о преступлении – заявитель) и дознаватель, орган дознания, следователь, обязанные принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (ст. 144 УПК);

- в процессе осуществления деятельности в данной стадии возникают, развиваются и завершаются правоотношения только между указанными субъектами этой деятельности, процессуальные отношения между иными лицами в данной стадии законом не регламентированы и, следовательно, не допустимы (например, недопустимо требовать представления объяснений от лица, которое указано в заявлении, как лицо, совершившее преступление);

- для проверки сообщения о преступлении могут быть применены такие средства, как проверка данных о заявителе, его документов, уточнение данных, содержащихся в сообщении о преступлении, истребование из средств массовой информации документов и материалов, подтверждающих сообщение о преступлении, а также данных о лице, предоставившем указанную информацию. В качестве исключения закон разрешает в случаях, не терпящих отлагательства, проведение для проверки сообщения о преступлении следственных действий, исчерпывающе указав на их перечень – это осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы;

- юридическим фактом, вызывающим правоотношения в данной стадии, является повод, указанный в законе; юридическим фактом, завершающим правоотношения в данной стадии, и вызывающим возникновение новых уголовно-процессуальных отношений, является юридически зафиксированный в постановлении о возбуждении уголовного дела вывод должностного лица о необходимости проверки процессуальными средствами (в форме дознания или следствия) предположения о существовании уголовно-правового отношения (т.е. факта совершения преступления) либо его вывод об отсутствии такого правоотношения, зафиксированный в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела [37, с. 11].

Как уже было отмечено выше, возбуждение уголовного дела как самостоятельная стадия уголовного процесса имеет свои конкретные цели. К этим целям В.С. Зеленецкий относит: констатацию совершения преступления и реальное наличие негативных уголовно-правовых отношений; создание условий для раскрытия преступлений; обеспечение реализации уголовной ответственности лица, совершившего преступление; уголовное преследование преступника; обеспечение защиты прав и законных интересов потерпевшего; реабилитацию невиновного в совершении преступления лица; восстановление нарушенного преступлением режима законности в конкретном регионе страны; возбуждение дознания или предварительного следствия, создание условий, обеспечивающих всесторонность, полноту и объективность расследования, достижение истины [21, с. 29 – 43].

В связи с этим трудно согласиться с Ю.В. Деришевым в том, что деятельность в стадии возбуждения уголовного дела носит административный

Характер [50, с. 36].

На наш взгляд, справедливо указано В.П. Божьевым, "что до возбуждения дела должностное лицо, получив сообщение, обязано в определенный срок решить вопрос о возбуждении дела; заявитель вправе обжаловать принятое решение, а прокурор обязан своевременно рассмотреть эту жалобу и т.п. До возбуждения дела представитель власти может провести проверочные действия в течение установленного законом срока, и то и другое происходит в рамках уголовно-процессуальных правоотношений"[13, с. 78].

Если принять другую позицию, то лишаются смысла все требования уголовно-процессуального закона, регулирующие деятельность в рамках начального этапа процесса. И, как правильно указывал Н.П. Кузнецов, "мы неизбежно придем к выводу, что стадия возбуждения уголовного дела, по существу, находится за рамками уголовного процесса, поскольку в ней якобы отсутствуют уголовно-процессуальные отношения, не осуществляется уголовно-процессуальная деятельность" [24, с. 8].

Перед первоначальным этапом стоят самостоятельные задачи. Деятельность по возбуждению дела осуществляется компетентными лицами, протекает в определенных условиях и в специфических процессуальных формах. Сопряженное с применением мер процессуального принуждения и производством следственных действий, расследование проводится только в случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления [18, с. 7].

Существует точка зрения, в соответствии с которой возбуждение уголовного дела не является самостоятельной стадией и поэтому от нее необходимо отказаться. Обосновывается данное утверждение надуманностью данной стадии. Автор предлагает вернуться к такой форме расследования преступлений, как досудебное производство (которая сочетала бы в себе возбуждение уголовного дела и предварительное расследование), существовавшей в дореволюционной России.

Законодатель не учел пожелания ученых-процессуалистов и в УПК РФ оставил раздел с названием "Возбуждение уголовного дела". Подобная позиция законодателя представляется оправданной, т.к. первая стадия уголовного процесса призвана решить ряд задач, от которых будет зависеть успех дальнейшего расследования преступления.

Задачами стадий возбуждения уголовного дела являются:

- прием, рассмотрение, а в необходимых случаях и дополнение нужными сведениями первичных материалов о преступлении;

- выяснение обстоятельств, исключающих производство по делу;

- предотвращение или пресечение преступления;

- закрепление следов преступления.

- Решение этих задач достигается при осуществлении определенных процессуальных действий.

Вместе с тем представляются недостаточно урегулированными те положения УПК РФ, которые регламентируют собирание уголовно релевантной (значимой) информации, а также права и обязанности лиц, являющихся участниками данной стадии.

Так, например, отсутствует четкая регламентация способов проверки сообщений о преступлении; не определены пределы прав лиц, проводящих проверку; отсутствуют уголовно-процессуальные санкции в отношении лиц, отказавшихся предоставить запрашиваемые сведения и т.п.

Процессуальные действия, совершаемые следователем, дознавателем на стадии возбуждения уголовного дела, порождают систему уголовно-процессуальных отношений.

Конкретное поведение лица, участвующего в этой стадии, по отношению к другим таким лицам основывается на законе и регулируется им. Уголовно-процессуальные отношения здесь устанавливаются между всеми лицами, вовлеченными в сферу уголовного судопроизводства.

Так, например, правоотношения на стадии возбуждения уголовного

дела могут возникать: между заявителем и органами расследования; потерпевшим и судом, по делам частного обвинения; между органами расследования и судом; между следователем и специалистом.

Правоотношения между заявителем и органом (лицом), имеющим право возбудить уголовное дело либо отказать в таковом возникают с момента подачи заявления. Отсутствие правоотношений после подачи заявления заявителем влекло бы нарушение права на обжалование постановления об отказе в возбуждении дела, что противоречит существующему порядку (ч. 5 ст. 148 УПК РФ).

Субъектами уголовно-процессуальных отношений на стадии возбуждения уголовного дела выступают: заявитель о преступлении (гражданин, учреждение, предприятие или организация), орган дознания, следователь, прокурор или судья (по делам частного обвинения) [13, с. 223].

Ю.Н. Белозеров и П.Г. Марфицин считают, что на данной стадии круг субъектов несколько шире. Исходя из правового статуса лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальные отношения они выделяют следующих участников стадии возбуждения уголовного дела: заявитель; пострадавший; лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела; лицо, явившееся с повинной; специалист; представитель пострадавшего; переводчик; понятой; лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие выяснению; лицо, задержавшее подозреваемого на месте совершения преступления или с поличным.

Таким образом, положения, рассмотренные выше, позволяют сделать вывод о том, что возбуждение уголовного дела – это первая самостоятельная стадия уголовного судопроизводства, порождающая процессуальные отношения между заявителем о преступлении и органом (должностным лицом), уполномоченном при наличии определенных условий принять решение о возбуждении уголовного дела или об отказе таковом.


1.2 Значение стадии возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств

Возбуждение уголовного дела имеет важное социальное и процессуальное значение.

Своевременное и обоснованное возбуждение уголовного дела обеспечивает защиту интересов государства, прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций от преступных посягательств.

Процессуально-правовое значение состоит в том, что только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела появляется само уголовное дело, органы предварительного расследования получают правовое основание для производства необходимых следственных действий и применения мер уголовно-процессуального принуждения, существенно ущемляющих и ограничивающих конституционные права и свободы лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Неуклонное выполнение предписаний закона в стадии возбуждения уголовного дела в должной мере обеспечивает полноту, всесторонность и объективность предварительного расследования, решение задач уголовного процесса и достижение целей правосудия, а также соблюдение прав граждан на судебную защиту от преступных посягательств на честь и достоинство, на жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество (ст. 46 Конституции РФ).

С момента возбуждения уголовного дела исчисляются сроки производства дознания и предварительного следствия.

Возбуждение уголовного дела должно быть законным и обоснованным. Соблюдение этих требований способствует успешному раскрытию преступлений, их пресечению и предупреждению. И напротив, несвоевременное начало уголовного процесса из-за недостаточно активного и быстрого реагирования на заявления и сообщения о преступлении или необоснованно длительной их проверки может привести к утрате доказательств, преступник останется неизобличенным и получит возможность продолжить преступную деятельность, увеличиваются и сроки предварительного расследования.

Необоснованное возбуждение уголовных дел приводит к незаконному ущемлению прав и интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций, нанесению им морального ущерба, напрасному расходованию усилий органов предварительного расследования и отвлечению их от раскрытия действительно совершенных преступлений, подрыву авторитета этих органов.

Снижает эффективность борьбы с преступностью также невозбуждение уголовного дела в тех случаях, когда в соответствии с требованиями закона оно необходимо. Необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела порождает безнаказанность, создает условия для продолжения преступной деятельности. Как необоснованное возбуждение уголовного дела, так и необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела является грубым нарушением законности, наносит большой вред обществу и государству.

Деятельность, направленная на решение вопроса о возможности (или невозможности) законного и обоснованного начала предварительного расследования, имеет свое содержание, которое четко ограничивает эту деятельность от предварительного расследования.

Таким образом, значение стадии возбуждения уголовного дела заключается в том, что она предупреждает необоснованные расследования и вместе с тем является одним из главных средств реализации неотвратимости ответственности. Своевременное и обоснованное возбуждение уголовного дела создает необходимы предпосылки для широко комплекса уголовно-процессуальных действий, направленных на установление всех обстоятельств выявленного преступления и привлечение виновных к уголовной ответственности.


1.3 Органы и лица, имеющие право возбудить уголовное дело, связанное с контрабандой наркотических средств

Среди участников первоначального этапа уголовного процесса особое место занимают органы и лица полномочные при наличии определенных условий возбудить уголовное дело.

Законодательные изменения и дополнения, внесенные в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 5 июня 2007 года № 87-ФЗ, Федеральным законом от 6 июня 2007 года № 90-ФЗ и Федеральным законом от 24 июля 2007 года № 214-ФЗ, существенным образом затронули процессуальные полномочия таких участников уголовного судопроизводства, как дознаватель, следователь, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, руководитель следственного органа, прокурор.

Более того, значительным изменениям подверглись ст. 146 и ст. 148 УПК РФ, регламентирующие процессуальный порядок возбуждения и отказа в возбуждении уголовного дела.

На основании ст. 146 УПК РФ к числу лиц, наделенных правом возбудить уголовное дело, относятся орган дознания, следователь и дознаватель. Также уголовное дело вправе возбудить начальник подразделения дознания, обладая при этом полномочиями дознавателя (ч. 2 ст. 40.1 УПК)

В юридической литературе существует мнение, согласно которому граждане также могут возбуждать уголовные дела путем подачи жалоб по делам частного обвинения [29, с. 170]. Данная позиция представляется сомнительной. Потерпевший по делам частного обвинения вправе лишь подать заявление в суд. Возбуждением уголовного дела в этом случае считается сама подача заявления о преступлении (ст. 318 УПК РФ). Вместе с тем вынесение постановления о возбуждении уголовного дела данная процедура не предусматривает. Помимо этого, следует заметить, что органы и лица, наделенные правом возбуждать уголовные дела, полномочны и отказать в таковом, что вряд ли возможно в случае с потерпевшим по делам частного обвинения.

УПК РФ (гл. 6) относит дознавателя к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Согласно ч. 1 ст. 21 на дознавателя возлагается обязанность уголовного преследования по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения. В соответствии с ч. 3 ст. 21, ч. 4 ст. 20 УПК РФ дознаватель с согласия прокурора уполномочен возбудить уголовное дело по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения независимо от волеизъявления потерпевшего, при отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя), если будут установлены достаточные данные, указывающие на то, что преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не способно самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Дознаватель вправе возбуждать уголовное дело, если предварительное расследование будет проводиться в форме дознания (ч.3 ст. 150 УПК РФ). При наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и проводит неотложные следственные действия (п. 2 ч. 2 ст. 40, ст. 151 УПК).

Процессуальный статус дознавателя туманен, поскольку по-прежнему не совсем ясно, сколько над ним начальников, кому из них и в каком порядке он должен подчиняться.

Так, согласно п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ дознаватель уполномочен самостоятельно проводить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуется согласие начальника органа дознания, согласие прокурора и (или) судебное решение.

В силу ч. 4 этой же статьи указания прокурора и начальника органа дознания для дознавателя обязательны. Он лишь вправе их обжаловать. Как видим, о правах начальника подразделения органа дознания в отношении дознавателя ничего не сказано.

Однако это не так. В соответствии со ст. 40.1 начальник подразделения дознания по отношению к находящимся в его подчинении дознавателям уполномочен:

- поручать дознавателю проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения в порядке, установленном ст. 145 УПК РФ, выполнение неотложных следственных действий либо производство дознания по уголовному делу;

- изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю с обязательным указанием оснований такой передачи;

- отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу;

- вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

При осуществлении полномочий, предусмотренных ст. 40.1 УПК РФ, начальник подразделения дознания вправе:

- проверять материалы уголовного дела;

- давать дознавателю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Указания начальника подразделения дознания по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения дознавателем, но могут быть обжалованы им начальнику органа дознания или прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения. При этом дознаватель вправе представить начальнику органа дознания или прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника подразделения дознания.

Помимо всего прочего, начальник подразделения дознания вправе возбудить уголовное дело, принять уголовное дело к своему производству, а равно изъять его у дознавателя в свое производство и произвести по нему дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Как это ни парадоксально, наряду с этим следователь осуществляет и дознание (п. 8 ст. 5 УПК РФ). Ничего ни удивительного, ни плохого в этом нет, поскольку дознание – разновидность предварительного расследования, пусть лучше его произведет квалифицированный следователь, чем неквалифицированный дознаватель. Проблема в ином: зачем в государстве несколько друг друга дополняющих режимов предварительного расследования, если соответствующие работники имеются всего двух видов - следователь и дознаватель. Не проще ли все режимы расследования назвать предварительным следствием, что соответствовало бы их истинному содержанию, уточнив после этого предметную подследственность между сложившимися органами расследования?

Следователи Следственного комитета при прокуратуре РФ, следователи органов федеральной службы безопасности, следователи органов внутренних дел Российской Федерации и следователи органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ возбуждают уголовные дела в пределах своей компетенции, определенной ч.2 ст. 151 УПК.

Кроме того, следователь уполномочен:

- принимать его к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

- самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;

- давать органу дознания в случаях и порядке, которые установлены УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

- обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, решение прокурора, вынесенное в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ; 6) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (ч. 2 ст. 38 УПК РФ).

В случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора (ч. 3 ст. 38 УПК РФ).

Никто не вправе без разрешения следователя разглашать материалы проводимого им предварительного следствия.

Руководитель следственного органа уполномочен:

- поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству;

- проверять материалы уголовного дела, отменять любые незаконные или необоснованные постановления следователя;

- давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения;

- давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

- разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы;

- отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона;

- отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном УПК РФ;

- продлевать срок предварительного расследования;

- утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу;

- давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, решения прокурора, вынесенного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ;

- возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;

- осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа при принятии к своему производству уголовного дела обладает всеми правами следователя (или руководителя следственной группы). Это означает, что руководитель следственного органа вправе принять к собственному производству все уголовные дела во вверенном ему следственном подразделении либо назначить себя по всем этим делам руководителем следственной группы и, таким образом, направлять ход расследования.

Представляется целесообразным наделить руководителя следственного органа правом, как и следователя, возбуждать уголовные дела, а для расследования передавать их следователю. Указание в п. 2 ч. 1 ст. 39 на право руководителя следственного органа "проверять материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя" не следует рассматривать и как право после отмены постановления следователя возбудить уголовное дело. Право возбудить уголовное дело должно быть прямо сформулировано в правовой норме. Это позволит однозначно считать правом руководителя следственного органа возбуждать уголовные дела и исключить какое бы то ни было двойное толкование.

Наделение руководителя следственного органа правом принимать уголовные дела к своему производству и их расследовать, пользуясь при этом всеми правами следователя, не снимает нашего предложения о наделении руководителя следственного органа правом возбуждать уголовные дела.

В качестве органов дознания в УПК РФ приводятся:

1. Органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности (п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ). Это: органы внутренних дел Российской Федерации (несколько оригинальна позиция законодателя в той части, в какой он дублирует органы внутренних дел РФ, непосредственно называя их в УПК РФ и одновременно ссылаясь на Закон об ОРД), органы Федеральной службы безопасности, Федеральные органы государственной охраны, таможенные органы РФ, служба внешней разведки РФ, Федеральные службы исполнения наказаний, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст. 13 Закона об ОРД).

2. Главный судебный пристав Российской Федерации, главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, их заместители, старший судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК РФ).

3. Командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов (п. 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ).

4. Органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы (п. 4 ч. 1 ст. 40 УПК РФ).

Возбуждение уголовного дела и выполнение по нему неотложных следственных действий возлагаются также на:

- капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, – по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах (п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК РФ);

- руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, – по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок (п. 2 ч. 3 ст. 40 УПК РФ);

- глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации – по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений (п. 3 ч. 3 ст. 40 УПК РФ).

Примечательно то, что закон к органам дознания относит зачастую не сами органы государственной власти как некую систему, формирование, а и конкретных должностных лиц. Например: Главный судебный пристав РФ, командир воинской части, капитан морского судна и т.п.

УПК РФ дает исчерпывающий перечень органов дознания. Никакие иные государственные организации и учреждения, их должностные лица, а также частные детективные предприятия и их представители органами дознания не являются.

По преступлениям, связанных с контрабандой наркотических средств (ч2-4 ст. 188 УК РФ), предварительное следствие (в соответствии с п. 2, 3, 5 ч. 2 ст. 151 УПК РФ) проводится следователями органов федеральной службы безопасности, следователями органов внутренних дел и следователями по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Однако практика применения УПК РФ показала, что он далек от совершенства. В нем имеются многочисленные пробелы, коллизии, которые вызывают двоякое толкование норм, что явно не способствует единообразному правоприменению, например, вопросы подследственности на стадии возбуждения уголовного дела [17, с. 201 – 208].

Так, п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ предусматривает, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель или следователь могут передать сообщение по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ. Здесь возникает вопрос: может ли соответствующий орган, принявший сообщение о преступлении, расследование которого ему не подследственно, принять одно из двух решений, указанных в п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, – о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела? Получается, что орган, принявший сообщение о преступлении и установивший при проверке признаки состава преступления, расследование которого должен производить другой орган предварительного расследования, вправе, а в ряде случаев обязан возбудить уголовное дело. Это вытекает из ч. 1 ст. 157 УПК РФ, закрепляющей требование о том, что при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия. В то же время возможность возбуждения уголовного дела без соблюдения правил подследственности ограничивается кругом органов, компетентных возбуждать такие уголовные дела. В частности, полномочиями возбуждать уголовные дела о преступлениях "не своей" подследственности обладают только органы дознания [33, с. 52]. Следователю же такое полномочие не предоставлено. Это следует из анализируемой выше ст. 157 УПК РФ, где говорится лишь об органе дознания, а также из положения ч. 1 ст. 146 УПК РФ, согласно которому при наличии повода и основания следователь возбуждает уголовное дело только в пределах компетенции, установленной УПК РФ.

Если же говорить о полномочиях по принятию решения об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении "не своей" подследственности, то, каких-либо ограничений по органам, уполномоченным принимать такое решение, УПК РФ не содержит. Так, в ч. 1 ст. 144 УПК РФ указано, что дознаватель, орган дознания и следователь обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся. Указанная норма не содержит указания на необходимость соблюдения подследственности. В пределах своей компетенции указанные должностные лица и орган дознания обязаны принять только решение по поступившему сообщению. В то же время, если в ходе проверки не будет установлен состав какого-либо преступления, то любое должностное лицо или орган дознания вправе принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, таможенные органы (в соответствии со ст. 157 УПК РФ) при наличии признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 188 УК РФ, имеют право возбудить уголовное дело, провести по нему неотложные следственные действия и не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела направить уголовное дело руководителю следственного органа в соответствии с пунктом 3 статьи 149 УПК РФ.


ГЛАВА 2 Поводы и основания возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств

2.1 Поводы к возбуждению уголовного дела по контрабанде наркотических средств

Всякое начало уголовного дела должно быть обоснованным. Для выполнения данного условия законодатель определил поводы и основание для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ). Однако понятие поводов в УПК РФ отсутствует.

С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова толкуют повод как обстоятельство, способное быть основанием для чего-нибудь. Прав А.П. Попов, говоря о том, что буквальное понимание повода для возбуждения уголовного дела в ряде случаев может идти вразрез с установленной законом процедурой.

Учитывая сказанное, можно представить, что повод служит отправным моментом к совершению каких бы то ни было действий. Так, в уголовном процессе повод побуждает сотрудников компетентных органов к проверке информации, указывающей на наличие в деянии признаков состава преступления (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Вместе с тем наличие повода не всегда влечет возбуждение уголовного дела. К примеру, в случае неподтверждения информации о совершенном преступлении в возбуждении уголовного дела может быть отказано (п. 2 ч. 1 ст. 145 УПК РФ). Р.Х. Якупов в данном контексте высказал мнение о том, что выражение "повод для возбуждения уголовного дела" не следует понимать буквально, т.к. фактически речь идет о поводах для начала производства в стадии возбуждения уголовного дела [45, с. 209].

Ряд авторов дает различные толкования поводов для возбуждения уголовного дела. Первая группа процессуалистов считает, что поводами являются юридические факты; вторая группа под поводами понимает первичные сведения [16, с. 94] преступления; третья – источники, из которых компетентным органам становится известно о преступлении [35, с. 13]. Хотя Е.Н, Козилов высказывается о том, "одни ученые рассматривают поводы к возбуждению уголовного дела как источники первичных сведений о преступлении, другие, напротив, считают их юридическими фактами. В научной литературе высказываются и другие мнения о правовой природе поводов к возбуждению уголовного дела. Иные точки зрения, по нашему мнению, представляют собой попытки найти компромисс между двумя вышеизложенными подходами в определении правовой природы поводов к возбуждению уголовного дела".

Те авторы, которые определяют повод как юридический факт, трактуют его гораздо шире, чем это необходимо. Как известно, юридическим фактом может быть действие или бездействие (порождающее, изменяющее или прекращающее правоотношения). Повод же представляет собой некоторый вид деятельности.

"Юридический факт" по отношению к поводу для возбуждения уголовного дела можно рассматривать лишь как результат, последствие появления такого повода, но не сам повод [34, с. 13].

Понимание повода как первичных сведений о преступлении также в чистом виде неприемлемо, т.к. это приводит к смешению понятий повода и основания для возбуждения уголовного дела. Повод содержит в себе волевую составляющую, без которой правоохранительные органы могут не узнать о преступлении. Например, в том случае, если лицо, которому что-либо известно о преступлении, сможет сделать сообщение, лишь проявляя деятельностную активность: непосредственно обратиться к следователю, прокурору; направить письмо с информацией о преступлении и т.п. Отсюда следует, что везде, где есть заявление (сообщение), присутствует деятельность. Существование же первичных сведений возможно вне всякого рода деятельности.

В юридической литературе предлагаются различные дефиниции (толкования) повода. И А.П. Попов считает, что на сегодняшний день в уголовно-процессуальной науке доминирующим является двойственное понимание повода для возбуждения уголовного дела. Таким образом, казалось бы, наиболее приемлемым является следующее определение: повод для возбуждения уголовного дела – это закрепленный в уголовно-процессуальном законе источник, из которого дознавателю, органу дознания или следователю становится известно о готовящемся, совершенном или совершаемом преступлении и наличие которого обязывает их принять соответствующее решение. Однако Е.Н. Козилов по этому поводу высказывает следующие возражения, "каким образом и в силу чего источники информации могут к чему-либо обязывать?". Поэтому им предложено следующее определение понятия повода к возбуждению уголовного дела: поводы к возбуждению уголовного дела – это юридически значимые действия, образующие юридические факты (такую их разновидность, как правомерные юридические акты-действия), с которыми закон связывает возникновение уголовно-процессуальных отношений".

Эту точку зрения аргументированно сформулировали Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин, которые утверждали, что "повод к возбуждению уголовного дела должен рассматриваться в первую очередь как юридический факт, порождающий указанные в законе права и обязанности, складывающиеся из них отношения. Между тем всякий юридический факт – это не источник каких-либо сведений, фактических данных, а определенное действие (бездействие) или событие" [20, с. 92 – 94].

УПК РФ содержит перечень поводов, не подлежащий расширительному толкованию. В соответствии со ст. 140 УПК РФ, ими являются:

- заявление о преступлении;

- явка с повинной;

- сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Вместе с тем, этот перечень, основанный на неограниченном виде источников сведений о преступлении, носит открытый характер. Когда обнаружены признаки преступления, всегда есть повод для возбуждения уголовного дела – если не в виде заявления о преступлении или явки с повинной, то в виде сообщения о преступлении, полученного из иных источников. Исключение составляют сообщения, полученные из анонимных источников. Анонимное заявление в соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Закон не допускает возбуждения уголовного дела на основании анонимных сообщений о преступлениях, защищая тем самым граждан от клеветы и ложных доносов. Однако отвергать всякое значение анонимных сообщений вряд ли правильно. Если в анонимном сообщении указываются факты, которые легко проверить, то дознаватель, следователь могут осуществить такую проверку до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (например, обнаружить части расчлененного трупа в местах, о которых сообщил анонимный заявитель).

Из текста УПК исключены упоминавшиеся в ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве такие поводы для возбуждения уголовного дела как сообщения профсоюзных и комсомольских организаций, народных дружин по охране общественного порядка, товарищеских судов и других общественных организаций; сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц; статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления (ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР 1960 г.). Это, однако, не означает, что в указанных случаях, если они сложатся в реальности, будет отсутствовать повод для возбуждения уголовного дела и, соответственно, дело не смогут возбудить [18, с. 10].

Ситуации, подпадавшие ранее под указанные выше поводы, по новому УПК входят в круг ситуаций, предусмотренных в УПК 2001 г. В частности, в случае поступления сообщений профсоюзных и комсомольских организаций, народных дружин, каких-либо товарищеских судов, судов чести и т.п. и других общественных организаций и тем более сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц поводом к возбуждению уголовного дела буде предусмотренное в п. 1 ч. 1 ст. 140 заявление о преступлении. Важно при этом только, чтобы поступившее сообщение удовлетворяло требованиям, предъявляемым к данному поводу. В противном случае поводом для возбуждения уголовного дела будет предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Этот же повод для возбуждения уголовного дела будет и в случае опубликования в печати статей, заметок и писем, а также когда признаки преступления будут обнаружены органами обвинения непосредственно.

Различают возбуждение уголовного дела "по факту" совершения преступления неизвестным лицом (in rem) и в отношении конкретного лиц (in personam) [35, с. 84]. Такая классификация была известна еще в Древнем Риме. Она сохранилась и в нашем процессе, причем тенденцией является значительное увеличение числа случаев, когда уголовные дела возбуждаются в отношении конкретных лиц (предполагаемых расхитителей, насильников, хулиганов, убийц и т.д.) [53, с. 64]. Этот "сдвиг" объясняется определенной теоретической позицией, нашедшей подтверждение в практике Конституционного Суда РФ, считающего, что возбуждение уголовного дела по любому основанию является начальным этапом уголовного преследования.

УПК РФ признает указанную классификацию и в ряде случаев придает возбуждению уголовного дела in personam особое юридическое значение при решении вопросов о подследственности и подсудности уголовных дел и предоставлении ряду высокопоставленных государственных деятелей (депутатам, судьям и др.) иммунитета от уголовного преследования, в частности путем введения усложненного порядка возбуждения уголовных дел.

Кроме фактического, существует и правовое основание возбуждения уголовного дела – пункт, часть, статья УК РФ, по признакам которых возбуждается дело (п. 4 ч. 2 ст. 146 УПК). При изменении квалификации деяния в ходе дальнейшего расследования закон не требует вынесения постановления о возбуждении дела по новому обвинению. Достаточно указать новое обвинение в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. Таким образом, новое обвинение появляется при отсутствии возбуждения уголовного дела по этому основанию.

Заявление о преступлении – это сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, сопровождаемое просьбой о привлечении виновного в качестве обвиняемого. Официальное уведомление дознавателя, органа дознания, следователя о преступлении, содержащее такой просьбы (письмо), не является поводом для возбуждения уголовного дела в смысле пункта 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, он относится к иным источникам, предусмотренные в п. 3 ч.1 ст. 140.

Согласно ст. 149 УПК явка с повинной как повод для возбуждения дела – это добровольное сообщение о преступлении явившимся лицом. Но надо иметь в виду, что добровольным не может быть сообщение лица, уже задержанного или арестованного. Поэтому при толковании ст. 142 должен быть сделан акцент на слово "явка", предшествующая добровольному

В соответствии со ст. 143 УПК сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников информации, чем указанные в статьях 141 и 142 (заявление о преступлении и явка с повинной), принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, предусмотренное в качестве повода для возбуждения уголовного дела в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК, охватывает все прочие случаи получения сведений о преступлении, кроме тех, что поступили в виде заявления о преступлении или заявления о явке с повинной и являются самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела (ст. 141 и 142 УПК), и тех, что поступили в виде анонимного заявления и в соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела.

К числу иных источников информации, содержащиеся в которых сообщения о преступлении будут поводом для возбуждения уголовного дела, относятся:

- материалы, собранные в результате служебной деятельности органов государственного обвинения, специально направленной на обнаружение преступлений. Это, прежде всего результаты оперативно-розыскной деятельности, отчасти сюда могут быть отнесены результаты прокурорско-надзорной деятельности [18, с. 21];

- материалы, полученные в ходе служебной деятельности правоохранительных органов, для которой обнаружение преступлений является побочным результатом, например, при выполнении милицией задач по обеспечению безопасности личности, охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности или при производстве следователем или дознавателем расследования по факту другого преступления.

- информация граждан, представителей общественных организаций и должностных лиц, поступившая по телефону (телефаксу), телеграфу или радио, включая сообщения персонала лечебных учреждений об обращении граждан с телесными повреждениями, происхождение которых может быть результатом преступных действий;

- статьи, заметки и письма, опубликованные в печати и других средствах массовой информации, содержащие сведения о преступлениях;

- оповещения о других происшествиях, событиях или фактах, имеющих отношение к борьбе с преступностью и обеспечению охраны общественного порядка; сведения об авариях, пожарах, эпизоотиях, стихийных бедствиях, несчастных случаях с людьми.

Информация о преступлении, полученная из указанных источников дает основание предположить о наличии уголовно-наказуемого деяния. В силу этого она побуждает соответствующих должностных лиц провести проверку, чтобы установить действительное событие и оценить его с точки зрения противоправности. Информация проверяется в таком объеме, который позволяет сделать обоснованный вывод о наличии либо отсутствии признаков преступления. В результате проверки полученной информации может быть сделан вывод об отсутствии правонарушения либо о наличии административного правонарушения или признаков преступления. В последнем случае необходимо разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела.

Следует обратить внимание на обстоятельство в правовом регулировании системы поводов к возбуждению уголовного дела.

В нормах УПК прямо не указаны в качестве повода к возбуждению уголовного дела результаты оперативно-розыскной деятельности, хотя такая возможность их использования предусмотрена ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

Оперативно-розыскная деятельность является юридической деятельностью, и для выполнения стоящих перед ней задач, зафиксированных в ст. 2 и ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД, государственные органы наделены властными полномочиями. Именно это властное начало проявляется в итоге правоприменительной деятельности как принятие решения и совершение в его исполнение конкретных действий, направленных на пресечение преступлений путем возбуждения уголовного дела.

Следовательно, совершение должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, юридически значимых действий по предоставлению в распоряжение следователя, органа дознания, дознавателя фактических данных, указывающих на то, что готовится, совершается или совершено преступление, есть юридический факт, порождающий уголовно-процессуальные отношения в силу обязательного предписания в законе в виде обязанности компетентных органов и должностных лиц рассмотреть, при необходимости проверить полученные данные и обязательно принять предписанное законом решение.

Поэтому, на наш взгляд, целесообразно внесение в уголовно-процессуальный закон правовой нормы, предусматривающей в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела сообщение о результатах оперативно-розыскной деятельности как внешнее проявление юридически значимых действий должностных лиц оперативно-розыскных органов, средство их фиксации.

Такой повод необходим, так как обнаружение признаков преступления в рамках оперативно-розыскной деятельности не может быть поставлено в одной плоскости с публикациями в печати и прочими сообщениями о преступлении. Оперативно-розыскная деятельность как вид государственной деятельности проводится именно для того, чтобы выявить признаки преступления, пресечь его подготовку и совершение, обеспечить раскрытие совершенного преступления способами уголовного процесса. Поэтому такая деятельность порождает особые отношения, которые изначально направлены на защиту прав и интересов граждан, обеспечиваемых уголовным законом. В данном случае естественным продолжением оперативно-розыскной деятельности становится деятельность уголовно-процессуальная.

В ходе изучения уголовных дел автором было установлено, что преимущественно поводом к возбуждению уголовного дела о контрабанде наркотиков являлось сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из "иных источников" (это находит подтверждение и в исследованиях других ученых, так С.Л. Санакаев в своей работе отмечает, что …" по делам о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ поводом к возбуждению уголовного дела о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ в 99% случаев является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (в форме непосредственного обнаружения признаков рассматриваемого преступления выраженного в рапорте)" [31, с. 19]. Что же касается таких поводов к возбуждению уголовного дела о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ, как заявление о преступлении и явка с повинной то, как установил автор, для рассматриваемого преступления они не характерны.

Исследование показало, что в 23% случаев органы ФСБ, ФСКН и МВД России выявляли преступление в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, в 72% признаки совершения преступления контрабанды наркотиков были обнаружены подразделениями Федеральной таможенной службы России, в 5% – имело место непосредственное обнаружение сотрудниками пограничной службы ФСБ России (пограничным нарядом) признаков совершения контрабанды наркотиков.

Для возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель) должен собрать достаточно данных, указывающих на признаки преступления. Автор согласен с мнением А.С. Харатишвили, который считает, что достаточность данных в каждом конкретном случае должна определяться с учетом всей совокупности собранных в ходе проверки сообщения о преступлении материалов [41, с. 14].

Анализ уголовных дел показал, что для возбуждения уголовного дела о контрабанде наркотиков необходимы:

- достоверные сведения о событии преступления (факте и обстоятельствах перемещения наркотиков через таможенную границу Российской Федерации);

- изъятые наркотики и сведения об их количестве, а также информация о месте (в том числе месте их обнаружения), времени и способе перемещения наркотиков через таможенную границу Российской Федерации;

- справка специалиста, подтверждающая, что изъятое средство или вещество относится к наркотическим или психотропным;

- таможенные документы – таможенная декларация, а также документы, составленные в ходе осуществления таможенного контроля в соответствии с гл. 35 ТК РФ (акт таможенного досмотра товаров и транспортных средств, акт личного досмотра и т.д.).

Производство проверки в порядке ст. 144 УПК РФ является необходимым условием для собирания "достаточных данных" при решении вопроса о возбуждении уголовного дела о контрабанде наркотиков.

В ходе проверки сообщений о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ наиболее часто проводятся такие проверочные действия, как получение объяснений у граждан и должностных лиц, истребование документов и иных материалов, получение суждений специалистов. Однако данные проверочные действия не регламентированы УПК РФ, что осложняет использование их результатов в процессе доказывания по делу.

Таким образом, значение поводов для возбуждения уголовного дела заключается в том, что они порождают уголовно-процессуальные отношения, с момента их появления начинается уголовно-процессуальная деятельность по обнаружению признаков преступления, с этого же момента исчисляются сроки принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. Кроме того, документы, в которых фиксируются поводы (протокол устного заявления, письменное сообщение и т.д.), служат важным источником информации о преступлении.

2.2 Основания возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств

Наряду с наличием законного повода к возбуждению уголовного дела необходимы и основаниям этому. В соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК такими основаниями являются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Данные могут содержаться в самом заявлении или сообщении о преступлении, в материалах проверки, производимой по ним. При этом не требуются исчерпывающие сведения обо всех элементах состава преступления. Необходимы лишь данные, свидетельствующие о наличии самого события преступления. Обычно это данные, относящиеся к объекту и объективной стороне состава. Отметим, что решение о возбуждении дела должно основываться на реально зафиксированных фактах, а не на домыслах и интуиции.

Гарантии прав пострадавших от преступлений в действующем УПК расширены. Заявления о преступлениях принимаются органами предварительного следствия; органами дознания; прокурорами; следователями; дознавателями; сотрудниками оперативных подразделений органов, осуществляющих оперативно - розыскную деятельность; иными должностными лицами, уполномоченными в соответствии с порядком, установленным УПК РФ и иными нормативными правовыми актами, осуществлять прием, регистрацию и проверку сообщений о преступлениях.

Достаточность данных, указывающих на наличие признаков преступления, предполагает наличие такой их совокупности, которая дает основания для достоверного либо вероятного вывода о том, что совершены преступления, предусмотренные уголовным законом (в рассматриваемом случае – контрабанда наркотических средств).

Основанием для возбуждения уголовного дела о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ в соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ будет являться наличие достаточных данных: о событии преступления (факте и обстоятельствах перемещения наркотиков через таможенную границу Российской Федерации); изъятых наркотических средствах и психотропных веществах и их количестве, а также информации о месте (в том числе, месте их обнаружения), времени и способе перемещения через таможенную границу Российской Федерации; содержащихся в справке специалиста выводов, дающих основания полагать, что изъятый предмет относится к наркотическим средствам или психотропным веществам; документов, составленных в ходе осуществления таможенного контроля в соответствии с Главой 35 Таможенного кодекса РФ.

Специфика расследования дел о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ заключается в том, что успех в выявлении и изобличении лиц, совершивших это преступление, закрепление доказательств во многом предопределяются эффективностью работы оперативных сотрудников, дознавателей и следователей именно в процессе проверки сообщения о выявленных фактах преступной деятельности. Однако УПК РФ не регламентирует порядок проверки сообщений о преступлениях, не говорит о способах этой проверки. В этой связи автор полагает, что этот пробел может быть восполнен в криминалистической методике расследования посредством включения в нее рекомендаций по работе следователя [31, с. 19].

Анализ уголовных дел о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ показал, что в ходе проверки сообщений о данном преступлении наиболее часто используются такие проверочные мероприятия как: получение объяснений граждан и должностных лиц (97%), истребование документов и иных материалов, получение заключений и справок специалистов. Однако порядок получения и фиксации объяснений, истребования документов и иных материалов, а также получение заключений и справок специалистов не регламентированы УПК РФ. Отсутствие процессуальной регламентации вышеназванных проверочных действий значительно осложняет использование полученных с их помощью данных в процессе доказывания по делу. В связи с изложенным, необходимо единообразное применение уголовно-процессуальных норм в процессе возбуждения уголовных дел таможенными органами.

Таким образом, дознаватель таможенного органа для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела должен обладать документами и иными материалами, содержащими достаточные данные, указывающие на наличие признаков преступления, и не более того.

2.3 Обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела по контрабанде наркотических средств

УПК РФ в полной мере воспроизвел положения старого законодательства о том, что для возбуждения уголовного дела необходимо наличие законного повода и достаточного основания. Но для возбуждения уголовного дела, помимо наличия повода и основания, необходимо отсутствие обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство. Поэтому, как считают Н.С. Манова, Ю.В. Францифоров [52], более предпочтительным был бы иной вариант изложения этой нормы закона. Статью 140 УПК РФ целесообразно озаглавить "Предпосылки (условия) возбуждения уголовного дела" и в ее первой части сформулировать общее положение о том, что уголовное дело может быть возбуждено только при наличии законного повода, достаточных оснований и отсутствии обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство. В частях же второй и третьей должно быть соответственно раскрыто то, что служит поводом к возбуждению дела и является основанием для этого.

Помимо установления повода и оснований к возбуждению уголовного дела необходимым условием законности такого решения является отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. Законодатель называет эти обстоятельства основаниями отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимает следователь, дознаватель при наличии предусмотренных в законе оснований. В ч. 1 ст. 148 УПК РФ указано, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела выносится «при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела». Некоторые ученые также определяют понятие основания отказа в возбуждении уголовного дела через отсутствие оснований к возбуждению уголовного дела.

Решение об отказе возбуждения уголовного дела может быть вынесено в связи: 1) с отсутствием оснований возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 148 УПК РФ); 2) с наличием оснований отказа возбуждении уголовного дела (ст. 24 УПК РФ). Установив важность достоверного знания для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела в стадии возбуждения уголовного дела, рассмотрим отдельные основания.

Так, уголовное дело по ч. 2 ст. 188 УК РФ не может быть возбуждено, возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1. Отсутствие события преступления, т.е. самого деяния, о котором сообщалось как о преступлении; событие в праве трактуется как один из видов юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение правоотношений. Отсутствие события преступления означает отсутствие юридического факта, в силу чего уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению ввиду отсутствия повода для возникновения уголовно-правового отношения. Как справедливо замечают Г.П. Химичева, О.В. Мичурина, О.В. Химичева, "в уголовно-правовом смысле "событие преступления", по существу, тождественно понятию "состав преступления", поскольку преступное событие не может существовать вне хотя бы одного из четырех элементов состава преступления… Иными словами, отсутствие события преступления означает отсутствие состава преступления". При таком понимании едва заметная при анализе формулировок грань между отсутствием события и отсутствием состава преступления становится вовсе неразличимой.

2. Отсутствие в деянии состава преступления предполагает, что случай, о котором сообщалось как о преступном, имел место в действительности, но не образует признаков состава преступления, наказуемого в уголовном порядке. Пункт 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, закрепляющий в процессуальном законе прекращение уголовного преследования и производства за отсутствием состава преступления, представляет собою общее положение. Раскрыть его можно, только проанализировав нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, сгруппировав их по следующим основаниям: констатирующие отсутствие объективной стороны, объекта, субъекта, субъективной стороны.

Согласно ч.2 ст.24 УПК к отсутствию состава преступления приравниваются случаи, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом;

3. Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Факт смерти подтверждается копией соответствующего свидетельства, которая с подлинника может быть снята самим следователем, дознавателем и заверена его подписью, а также печатью учреждения, где следователь работает.

Также, важно заметить, что смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела за исключением случаев, когда заинтересованные лица, будучи уверенными в его невиновности, ходатайствуют о продолжении судопроизводства в целях реабилитации и восстановления доброго имени покойного. В подобных случаях судопроизводство должно быть продолжено в обычном порядке.

Необходимо отметить и то, что данное обстоятельство может служить препятствием к возбуждению уголовного дела лишь в тех случаях, когда достоверно будет установлено, что умерший был единственным субъектом преступления. Если же к началу процесса имеются данные о возможном соучастии других лиц, обязательно должно быть возбуждено уголовное дело.

Смерть одного из соучастников преступления не означает невозможности производства по делу в отношении других соучастников. Дело может быть возбуждено, если это необходимо для реабилитации умершего или возобновления дела в отношении других лиц по новым и вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 2, 3 ст. 414 УПК);

4. Отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п.п.1, 3-5, 9 и 10 ч.1 ст. 448 УПК, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела в отношении одного из лиц, указанных в п.п. 1 и 3-5 ч. 1 ст. 448 УПК.

В случаях, когда действиями этих лиц были допущены нарушения, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом, должен быть решен вопрос о лишении их неприкосновенности и о возбуждении уголовного дела [32].

Данные обстоятельства являются основанием для отказа в возбуждении уголовного дела только в отношении лиц, чье привлечение к уголовной ответственности предусматривает особый порядок. Однако если дело возбуждается не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления, то его расследование производится по общим правилам вплоть до появления процессуальной фигуры подозреваемого или обвиняемого, принадлежащего к соответствующей категории лиц.


ГЛАВА 3 Порядок рассмотрения сообщения о преступлении и принятия решения о возбуждении и отказе в возбуждении уголовного дела по контрабанде наркотических средств

3.1 Проверка оснований для возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств

Как уже отмечалось выше сущность стадий возбуждения уголовного дела состоит в том, что орган дознания, дознаватель или следователь, получив сведения о деянии, содержащем признаки преступления, устанавливают наличие или отсутствие фактических и правовых оснований для начала производства по уголовному делу. По своему содержанию эта стадия уголовного процесса не сводится лишь к вынесению постановления о возбуждении уголовного дела. Она включает в себя процессуальную деятельность по:

а) приему информации о преступлении;

б) ее оформлению и регистрации;

в) рассмотрению этой информации;

г) проведению, в случае необходимости, проверки для уточнения основания к возбуждению уголовного дела;

д) принятию соответствующего решения.

Первым этапом любого дела по контрабанде наркотиков является получение соответствующей информации сотрудниками отдела борьбы с контрабандой наркотиков. Именно на этом этапе оперативные работники впервые узнают о том, что какое-либо лицо или группа лиц участвуют (собираются принять участие) в незаконных операциях с наркотиками. Эта исходная информация может поступать из разнообразных источников, например, из других подразделений таможенных органов, от другого правоохранительного органа или лиц, сотрудничающих с таможенными органами, включая правонарушителей, оказывающих помощь следствию.

После того, как информация получена, и ей, как и источнику информации, была дана предварительная оценка, оперативный работник должен принять меры к тому, чтобы проверить и сопоставить эту информацию с информацией из других источников. Для этого используются три основополагающих метода:

- непрерывное наблюдение за действиями подозреваемых лиц;

- использование агентурного аппарата (осведомителя) который сможет в определенной степени подтвердить информацию;

- использование ряда доступных для оперативника источников информации [14, с. 341].

При проверке сообщений о контрабанде наркотических средств необходимо опросить целый круг лиц.

Первыми опрашиваются очевидцы произошедшего, обнаружившие предметы контрабанды, инспекторы таможни, военнослужащие КПП пограничных войск, работники транспорта, члены туристических групп и делегаций, в составе которых находился подозреваемый. У них выясняется, при каких обстоятельствах обнаружена контрабанда, с помощью каких технических средств, как вел себя подозреваемый в этот момент, как объяснял наличие обнаруженных объектов контрабанды и т.д.

При обнаружении "бесхозной" контрабанды опрашиваются ответственные за отправку и оформление груза, водители автомобильного транспорта, члены экипажей морских и речных судов загранплавания, обслуживающий персонал международных поездов. У них выясняются обстоятельства обнаружения предметов контрабанды, вероятное время их укрытия, лица, имеющие доступ к данному месту, и т.п. Уголовные дела о контрабанде при наличии достаточных данных о совершенном преступлении возбуждаются сразу после ознакомления с исходными материалами. Это обеспечивает принятие всех предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. В тех случаях, когда из поступившей информации о преступлении с достаточной ясностью нельзя сделать вывод о наличии или отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, а также обстоятельств, исключающих производство по делу, может быть проведена предварительная проверка в порядке ст. 144 УПК. Она дает возможность получить дополнительные сведения и материалы, необходимые для правильного разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Специфика расследования уголовных дел связанных с контрабандой наркотических средств связана с особенностью самого перевозимого товара – наркотических средств и моральной готовностью лица к задержанию. У задержанного заготовлены версии на все случаи, и он прекрасно знает свои права. Традиционным вариантом являются заявления о том, что наркотик ему подкинули. Поэтому особое внимание уделяется осмотру и фиксации результатов осмотра его одежды и тела (если наркотик перевозится на себе) или багажа. Так в зоне таможенного контроля – зале прилета международного терминала аэропорта "Толмачево", г. Оби Новосибирской области при осмотре места происшествия – у стойки таможенного оформления и контроля № 3 у гражданки Таджикистана М.М. Башировой, прибывшей авиарейсом № 4929 Худжанд (Таджикистан) – Новосибирск (Российской Федерации) обнаружены зашитыми в стеганном подкладке куртки, надетой на ней, и изъяты незадекларированные 73 (семьдесят три) запаянных свертка из фрагментов прозрачной полиэтиленовой пленки с порошкообразным веществом бежевого цвета (материалы Сибирской оперативной таможни).

У задержанного необходимо сразу же изъять верхнюю одежду, так как на ней могут находиться микрочастицы наркотических веществ, и направить ее на экспертизу. Кроме того, целесообразно провести освидетельствование, в ходе которого возможно получить смывы с рук и позже провести исследование на содержание в них наркотических веществ. Смывы проводятся, как правило, органическими растворителями (например, спиртосодержащими), так как большинство наркотических средств растворяется именно в них, но не в воде.

К участию в осмотре нужно привлекать специалистов соответствующего профиля с учетом предмета и способа сокрытия контрабанды: товароведов, криминалистов, инженеров. Так, например, Вблизи города Юрюзань при досмотре автомобиля ГАЗ-3102 было и обнаружено и изъято 25 килограммов высококачественного опия, стоимость которого составляет около 5 млн. рублей. ГАЗ-3102 был остановлен для досмотра на посту ДПС. Специально обученная собака при осмотре машины повела себя беспокойно, что и стало поводом для задержания и более тщательного осмотра салона. Во время проведения досмотра был найден тайник, искусно замаскированный в багажнике. Всего в тайнике находилось 38 пакетов с опием [55]. При осмотре места происшествия уясняется его общий характер, принимаются меры к обнаружению орудий, средств, с помощью которых совершена контрабанда наркотических средств. Основные объекты поиска при осмотре – материальные следы-отображения контрабандиста: его рук, ног, зубов, а также его выделений: слюна, пот, одорологические следы.

Осмотр предметов контрабанды обычно связан с обследованием места их нахождения. Чаще всего это ручная кладь и багаж, одежда, обувь и тело физических лиц, контейнеры, грузовые платформы, отсеки транспортных средств и т.д. Нередко осматриваются кабины, салоны, отсеки легковых и грузовых автомашин, служебные и пассажирские помещения железнодорожных вагонов, морских и речных судов, самолетов, вертолетов и других транспортных средств, международные почтовые отправления.

Обоснованность возбуждения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, так же зависит от достоверности установления и объективности документального закрепления такого обстоятельства, как принадлежность выявленных веществ к спискам наркотических средств;

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" как на стадии решения вопроса о возбуждении уголовного дела о незаконных операциях с наркотиками, так и в процессе предварительного и судебного следствия по уголовным делам о наркотиках, оперативно-розыскные подразделения, органы дознания, следователи и суды должны руководствоваться результатами исследования изъятых по делу препаратов, веществ или растений, выполняемых в судебно-экспертных учреждениях, и рекомендациями Постоянного комитета по контролю наркотиков (ПККН).

Для определения вида обнаруженных наркотических средств, их названий и свойств, а также установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические средства, требуются исследования с использованием специальных познаний. Поэтому время возбуждения уголовного дела зачастую связано с проведением таких исследований, а сам факт обнаружения предполагаемого наркотического средства подвергается доследственной проверке. В некоторых случаях проведение исследований требует длительного времени. А согласно УПК РФ, предварительная проверка производится в срок не более трех суток с момента получения и регистрации заявления (сообщения) о преступлении. Однако по ходатайству следователя, дознавателя срок проверки может быть продлен прокурором, начальником следственного отдела, начальником органа дознания до 10 суток, а при необходимости проведения документальных проверок и ревизий – до 30 суток. Дальнейшему продлению этот срок не подлежит (ст. 144 УПК РФ).

Следует также отметить, что некоторые наркотические средства обладают определенной нестойкостью, поэтому с проведением экспертных исследований не стоит тянуть [22, с. 25].

К сожалению, до настоящего времени порядок производства проверки факта обнаружения предполагаемого наркотического средства не регламентирован уголовно-процессуальным законом. При ее осуществлении следует исходить из общих правил, установленных Уголовно-процессуальным кодексом. При этом следует обратить внимание на неприемлемость самостоятельного взвешивания обнаруженного вещества – это сделает эксперт. В противном случае возможны расхождения между весом вещества, фигурирующем в протоколе, и в справке о предварительном исследовании или экспертном заключении, что может привести к проблемам в последующем доказывании. Причины этого могут крыться в ошибке (погрешности) весовых приборов или определенной влажности вещества.

Справка специалиста, которая составляется по результатам предварительного исследования, и проведение экспресс-анализа о признании исследуемого вещества наркотиком выступают лишь основаниями для возбуждения уголовного дела и не освобождают от необходимости назначения соответствующей экспертизы [25, с. 325].

Как правило, предварительные специальные исследования служат одним из средств проверки исходной информации, наряду с такими, как опрос, истребование документов и т.д.

В силу процессуальной процедуры, которая запрещает производство судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, предварительные специальные исследования в известной степени выполняют ее функции, являясь средством получения информации о признаках преступления, необходимой для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Несмотря на то, что при проведении предварительных специальных исследований практически используются те же методы, что и при проведении судебных экспертиз, они не заменяют производства экспертиз по ряду причин:

- результаты таких исследований не имеют доказательственного значения и могут играть для следователя и оперативного работника лишь ориентирующую роль;

- возможности предварительных специальных исследований существенно ограничены, так как при их проведении применяются "неразрушающие методы" исследования. Когда объемы исследуемых объектов значительны, это позволяет выполнить одно из необходимых условий его проведения – сохранение исследуемого объекта в неизмененном виде с целью последующего проведения судебной экспертизы;

- проведение предварительных специальных исследований в большинстве случаев выполняет задачи, значимые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Аналогичной точки зрения придерживаются и другие авторы.

В большинстве случаев наркотические средства изымаются в небольшом количестве. Может случиться и так, что объект в соответствии с существующей методикой исследования наркотических средств будет уничтожен. Ранее уже было отмечено, что результаты исследования оформляются справкой, не имеющей доказательственного значения. К делу этот документ не приобщается. И как высказался по этому поводу Р.С. Белкин: "Вот тут и срабатывает процессуальная ловушка: источник информации есть, а доказательств нет, а может, нет и материального носителя информации" [12, с. 748].

Вследствие чего, следователи и оперативные работники встают перед проблемой относимости изъятого вещества к наркотическим средствам для того, чтобы решить вопрос о возбуждении уголовного дела (при этом необходимо учитывать, что при проведении предварительного специального исследования вещество может быть уничтожено) и сохранить данное вещество для проведения экспертного исследования (это связано с тем, что эксперт не может делать свои выводы на основании исследования, проведенного другим специалистом). Действующее уголовно-процессуальное законодательство не решает этой проблемы и вынуждает практических работников предпринимать попытки обойти его требования о недопустимости проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела. В некоторых регионах назначается судебная экспертиза, и после ее проведения решается вопрос о возбуждении уголовного дела, в других – проводится экспертиза, а постановление о возбуждении уголовного дела выносится задним числом, в третьих возбуждается уголовное дело на основании предположения о том, что изъятое вещество является наркотическим средством, а затем проводится судебная экспертиза [25, с. 327]. Или тот же сотрудник, который проводил исследование, но теперь в качестве эксперта, назначенного законным путем, переписывает справку на бланк заключения эксперта при молчаливом согласии следователя – и все становиться на свои места: на свет появился законный источник доказательств и задним числом легализованы основания для возбуждения уголовного дела [12, с. 748]. Но фактически совершена фальсификация доказательств, по существу – преступление против правосудия.

Все это подтверждает необходимость пересмотра некоторых положений уголовно-процессуального законодательства. В частности, назрела необходимость проведения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела и закрепления на законодательном уровне того, что уже реализуется на практике.

Производство следственных действий до возбуждения уголовного дела, по общему правилу, запрещено, за исключением осмотра места происшествия. Кроме того, после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, в случаях, не терпящих отлагательства, может быть произведено освидетельствование и назначена экспертиза.

По делам о контрабанде в числе функциональных задач следователя имеется и задача по оказанию помощи международным таможенным организациям, иностранным таможенным органам и полиции в борьбе с контрабандными операциями, а также по другим вопросам, предусмотренным международными договорами Российской Федерации.

3.2 Разрешение вопроса о возбуждении или отказе уголовного дела по контрабанде наркотических средств

В результате рассмотрения поступившего заявления или сообщения о преступлении должно быть принято одно из решений, предусмотренных ст. 145УПК:

- о возбуждении уголовного дела;

- об отказе в возбуждении уголовного дела;

- о передаче заявления или сообщения по подследственности или по подсудности.

Возбуждение уголовного дела. Такое решение может быть принято только при наличии законного повода и основания и отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу (ст. 24 и 27 УПК).

О возбуждении уголовного дела орган дознания, дознаватель или следователь выносят постановление.

В постановлении о возбуждении уголовного дела указываются дата, время, место вынесения, кем оно вынесено, повод и основание для возбуждения дела, а также квалификация преступления по соответствующей статье Уголовного кодекса РФ.

Постановление следователя или дознавателя о возбуждении уголовного дела немедленно направляется прокурору.

В случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление.

И если процессуальный порядок УПК РФ возбуждения уголовного дела по факту контрабанды наркотических средств УПК регламентирован, то в гл. 19, 20 никаких дополнительных указаний об основаниях и процессуальном порядке возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица не содержится. Это обстоятельство на следственной практике порождает ряд вопросов [46].

При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица возникает один важный вопрос: если для возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления достаточно такого общего основания, указанного в законе, как "наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления", то достаточно ли этих же данных для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица?

Этот вопрос остро стоит в связи с тем, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица это лицо в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ сразу ставится в положение подозреваемого. Естественно, что это обстоятельство существенным образом задевает конституционные права и законные интересы этого лица.

Как правильно по этому поводу писал М.С. Строгович, "чтобы поставить человека в положение подозреваемого по уголовному делу, нужны объективные данные, улики, указывающие на определенное лицо как совершителя преступления. Для этого мало, чтобы у следователя или производящего дознания просто возникло подозрение о том, что лицо совершило преступление, так как само по себе подозрение имеет субъективный характер. Необходимы объективные данные, уличающие доказательства, хотя и недостаточные для предъявления обвинения" [35, с. 236].

Поэтому при принятии решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица следователь должен располагать наряду с общим основанием, каким является наличие признаков преступления в поводах возбуждения уголовного дела, еще и дополнительными основаниями. Этих оснований, на наш взгляд, существует несколько.

Первое дополнительное основание для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица – это явка с повинной (п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Этот повод напрямую связан с необходимостью возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, заявившего в своей явке с повинной о совершенном им преступлении. Естественно, что явка с повинной должна быть надлежащим образом проверена, чтобы решение о возбуждении уголовного дела было принято обоснованно. Интересно отметить, что по одному из уголовных дел Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала заявление лица о явке с повинной доказательством по делу.

Второе дополнительное основание возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица связано с самим характером сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из других источников. Как известно, в этом случае должностное лицо, получившее данное сообщение, в соответствии со ст. 143 УПК РФ должно составить рапорт об обнаружении признаков преступления. Если в этом рапорте будет указано лицо, совершившее преступление, или в результате его последующей проверки будут собраны доказательства, дающие право подозревать лицо в совершении преступления, то этот рапорт будет также основанием для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица.

Еще одно, третье дополнительное основание для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица обоснованно указывает К.В. Муравьев: "Если в деле имеются доказательства, позволяющие задержать лицо, то это свидетельствует о наличии сведений, достаточных для постановки лица в статус подозреваемого, а значит, и для возбуждения уголовного дела в отношении лица" [27, с. 13]. При этом надлежит иметь в виду, что задержание подозреваемого лица может иметь место только одновременно с возбуждением против этого лица уголовного дела.

Четвертое дополнительное основание возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица связано с уголовно-правовой характеристикой субъекта преступления, по поводу которого и возбуждается уголовное дело. В ряде случаев для квалификации содеянного уже при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела требуется иметь данные о субъекте преступления. Это имеет место тогда, когда законодатель предъявляет особые требования к субъекту, что дает нам основание говорить о "специальном" субъекте преступления, и установленным его следует считать лишь при наличии "уже в данной стадии: сведений о том, что наступивший вред является следствием противоправного поведения конкретного лица" [49, с. 48 – 49].

Такая ситуация возникает при возбуждении уголовного дела по многим преступлениям с так называемым специальным субъектом преступления. Под специальным субъектом преступления в уголовном праве обычно понимают лицо, которое, кроме общих признаков субъекта преступления (вменяемость и достижение определенного возраста), обладает еще дополнительными признаками и свойствами, лишь при наличии которых оно может выступать в качестве исполнителя преступления.

Установление при возбуждении уголовного дела признаков субъекта преступления имеет и другое значение: оно позволяет выяснить, нет ли оснований для отказа в возбуждении уголовного дела, предусмотренных ст. 24 УПК РФ, что может предотвратить принятие необоснованного решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица.

И последнее, пятое дополнительное основание для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица связано с наличием в УПК РФ гл. 52, определяющей особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

В соответствии со ст. 447 УПК РФ требования указанной главы распространяются на: члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления; судью Конституционного Суда РФ, судью федерального суда общей юрисдикции или арбитражного суда, мирового судью и судью конституционного (уставного) суда субъекта РФ, присяжного или арбитражного заседателя в период осуществления им правосудия; Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ; Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации; Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ; прокурора; следователя; адвоката; члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса.

Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица имеет свои процессуальные особенности. Как уже было отмечено выше, гл. 19 и 20 УПК РФ, регламентирующие порядок возбуждения уголовного дела, ничего не говорят о процессуальном порядке возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. В настоящее время правовым основанием такого порядка возбуждения является исключительно норма п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ. Этой нормой, в частности, установлено, что подозреваемым является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело в установленном порядке либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1. Однако эта норма не определяет основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. Необходимые дополнения должны быть внесены законодателем в гл. 20 УПК РФ.

О принятом решении сообщается заявителю илицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

После вынесения постановления о возбуждении уголовного дела по контрабанде наркотических средств:

- следователь приступает к производству предварительного следствия;

- орган дознания производит неотложные следственные действия и направляет уголовное дело руководителю следственного органа.

В случае отсутствия основания для возбуждения уголовного дела, а равно при наличии основания отказа в возбуждении уголовного дела следователь или дознаватель отказывает в возбуждении уголовного дела (ч.1 ст.148 УПК РФ).

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела имеет важное юридическое значение: им, как и решением о возбуждении уголовного дела, завершается первая стадия уголовного процесса. В данном решении констатируется, что расследования по поводу конкретного сообщения о преступлении не будет, следовательно, судопроизводство завершено, т.к. не было преступления или, хотя и было, но дальнейшему производству препятствуют указанные в законе обстоятельства.

Круг обстоятельств, составляющих основание для отказа в возбуждении уголовного дела, строго определен законом и расширительному толкованию не подлежит. Грубым нарушением закона являются встречающиеся в практике отказы "в результате изменения обстановки", "за недостаточностью доказательств", "по мотивам нецелесообразности возбуждения уголовного дела".

Отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела означает, что содержащиеся в сообщении и других собранных материалах данные свидетельствуют об отсутствии деяния, на которое указывает заявитель, либо об отсутствии в этом деянии состава преступления (п. 1-2 ч.1 ст.24 УПК).

Изучение автором "отказных материалов" показало, что решения об отказе в возбуждении уголовного дела были вынесены в связи с отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления и смертью подозреваемого.

Отсутствие события преступления предполагает отсутствие самого факта (события), для расследования которого ведется производство по делу.

Отсутствие в деянии состава преступления означает, что сам факт деяния, совершенный конкретным лицом, установлен, но оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления вследствие того, что преступность и наказуемость деяния устранены уголовным законом, вступившим в силу после совершения этого деяния, либо отсутствуют предусмотренные законом условия для признания наличия состава преступления, либо деяние имело место и предусмотрено УК, но нет признаков, указывающих на умысел или неосторожность лица, его совершившего (казус), если фактически совершенное не содержит состава иного преступления; либо имеются установленные законом условия, исключающие уголовную наказуемость деяния [18, с. 43]. В качестве примера можно привести ситуацию, которая не так давно имела место в одном из регионов, где таможенные органы неожиданно столкнулись с тем, что надзирающие прокуроры отказывались согласовывать постановления о возбуждении уголовных дел в отношении граждан, перемещавших через границу наркотические средства.

Проблема заключалась в следующем: по мнению прокуроров, обязательным условием квалификации деяния лица по ч. 2 ст. 188 УК РФ являлось перемещение наркотиков в крупном размере, который следовало определять исходя из правил, установленных ст. 228 УК РФ по нормам, определяемым Постановлением Правительства РФ от 07.02.2006 № 76. Тот факт, что в ч. 2 ст. 188 наступление уголовной ответственности никак не связано с размером перемещаемых наркотических средств, во внимание не принимался [54]. В настоящее время на основании п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" "действия лица, связанные с незаконным перемещением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, сильнодействующих и ядовитых веществ через таможенную границу Российской Федерации, подлежат квалификации по части 2 статьи 188 УК РФ. При этом не имеет значения количество наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, а также сильнодействующих и ядовитых веществ, перемещенных через таможенную границу помимо или с сокрытием от таможенного контроля, а также с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или с недостоверным декларированием".

На практике достаточно распространены ситуации, когда в возбуждении уголовного дела необоснованно отказывается, поскольку лицо, совершившее преступление, не установлено, и раскрыть преступление в ходе предварительного расследования маловероятно. Так по информации таможенных органов, поступившей в ГТК (ФТС) РФ за 2003 год и пять месяцев 2004 года, по мотивам неустановления в ходе доследственных проверок конкретных лиц при обнаружении явных признаков преступления прокурорами было отказано в даче согласия на возбуждение 49 уголовных дел [11].

Поэтому УПК РФ предусматривает, что, если состав преступления на стадии возбуждения уголовного дела не установлен, уголовное дело (при наличии признаков преступления) должно быть возбуждено. Это, по мнению автора, послужит реализации конституционного принципа о доступе граждан к правосудию (ч.1 ст.46 Конституции Российской Федерации).

Смерть подозреваемого влечет отказ в возбуждении уголовного дела, поскольку указанное обстоятельство свидетельствует об отсутствии субъекта преступления.

Производство в отношении умершего может вестись только в интересах его реабилитации, т.е. восстановления его доброго имени, когда имеющиеся в деле данные дают основание считать, что дело может быть прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 245, пунктами 1 и 4-8 ч. 1 ст. 27 УПК, дающим в соответствии со ст. 133 УПК право на реабилитацию.

Некоторыми авторами обосновывается целесообразность установления в законе правила о санкционировании прокурором каждого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Вряд ли такое предложение приемлемо, поскольку его принятие приведет к чрезмерному усложнению порядка принятия решения по сообщению о преступлении и, как результат, – к нарушению предусмотренных законом сроков рассмотрения сообщения.

Таким образом, отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела либо наличие основания отказа в возбуждении уголовного дела должно быть установлено с достаточной степенью достоверности, которую можно достичь средствами, имеющимися в распоряжении следователя или дознавателя на этой стадии уголовного процесса.

Еще с большей степенью достоверности должны быть установлены обстоятельства при отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления. Отсутствие состава преступления означает, что сам факт деяния, совершенный конкретным лицом, установлен, но оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления вследствие того, что преступность и наказуемость деяния устранены уголовным законом, вступившим в силу после совершения этого деяния, либо отсутствуют предусмотренные законом условия для признания наличия состава преступления, либо деяние имело место и предусмотрено УК, но нет признаков, указывающих на умысел или неосторожность лица, его совершившего (казус), если фактически совершенное не содержит состава иного преступления; либо имеются установленные законом условия, исключающие уголовную наказуемость. Установление указанных обстоятельств предполагает наличие сведений о лице, совершившем деяние. Поэтому отказ в возбуждении уголовного дела по данному основанию допускается лишь в отношении конкретного лица.


3.3 Проблемные вопросы стадии возбуждения уголовного дела

За время действия УПК РФ (с июля 2002 года) накопился богатый опыт работы связанной с возбуждением уголовного дела по контрабанде наркотических средств. Однако почти шестилетний опыт применения УПК обнажил ряд проблем, причем такие проблемы в ряде случае выходили за рамки единичных фактов, формируя весьма устойчивые тенденции в правоприменительной практике. Рассмотрим некоторые из них, попытав при этом определить пути их устранения.

1. Представляется, что иным должно быть процессуальное значение акта о возбуждении уголовного дела.

В настоящее время общепризнанно, что первая стадия процесса служит правовым основанием для расследования и производства следственных действий. При таком положении данная стадия является искусственным разделением единого процесса познания истины, что ведет к нерациональным затратам в уголовном судопроизводстве.

Несомненно, в данной стадии устанавливаются основания для начала следующей стадии – расследования. Однако само решение о возбуждении уголовного дела по контрабанде наркотических средств должно служить юридическим основанием не для производства следственных действий как таковых, а для применения мер процессуального принуждения, которые могут быть осуществлены только на стадии расследования, когда уже нет сомнений в том, что совершенное деяние содержит признаки преступления.

Большинство следственных действий имеет аналоги в стадии возбуждения уголовного дела. Например, объяснению соответствует допрос; принятию и представлению предметов и документов – обыск и выемка; специальным исследованиям – экспертиза и т.д. Как и ранее, сведения, полученные в стадии возбуждения уголовного дела, в последующем добываются вторично уже путем осуществления следственной деятельности. Это сопровождается многочисленными повторными вызовами в органы расследования свидетелей и потерпевших.

Для того чтобы получить действительную экономию сил и средств, необходимо отказаться от производства фактически одних и тех же действий в стадии возбуждения уголовного дела и в стадии расследования.

Характерно, что во всех западных странах до возбуждения уголовного преследования производятся многие следственные действия. Так, во Франции при первоначальном дознании судебная полиция проводит любые следственные действия: осмотры, обыски, выемки, допросы подозреваемых и свидетелей и т. д. Правда, ст. 76 УПК устанавливает, что для производства обыска, выемки или осмотра жилого помещения требуется получить согласие заинтересованных лиц и, следовательно, принуждение применено быть не может. Однако когда заинтересованное лицо отказывается дать такое согласие, "должностные лица судебной полиции могут задержать его, поскольку отказ дает основание для серьезных подозрений" [15, с. 7].

Таким образом, в большинстве западных стран следственные действия проводятся как до официального возбуждения уголовного преследования, так и после, но при этом доказательственное значение их результатов определяет суд.

Отказ от дублирования по сути одних и тех же действий до возбуждения уголовного дела и после приведет к реальной экономии сил и средств. В случае последующего возбуждения уголовного дела их не придется производить повторно. Решение же об отказе в возбуждении уголовного дела будет более обоснованным.

2. В качестве перевозчиков наркотических средств через границу часто выступают граждане иностранных государств.

Россия, являясь непосредственным членом мирового сообщества, таким образом, признает и закрепляет на конституционном уровне общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека и, в частности, принцип равенства всех людей перед законом и судом, а не только граждан своего государства.

Однако уголовно-процессуальная деятельность органов дознания и следователя, осуществляемая в связи с обнаружением признаков преступления, совершенного иностранным гражданином или в отношении иностранного гражданина на территории Российской Федерации, регламентируется нормами, закрепленными в ст.ст.140-149 УПК РФ, а также дополнительными правилами, обусловленными особенностями правового статуса иностранных граждан в России и детально не регламентированными УПК РФ.

Следует отметить, что при оформлении протоколов и объяснений, получаемых от иностранных граждан, следователи и дознаватели зачастую не указывают дополнительные сведения об иностранном гражданине. И это не удивительно, так как ст.141 УПК РФ на это не указывает. А вместе с тем, не занося в протокол дополнительные сведения об иностранном гражданине, затруднены не только последующие вызовы иностранных граждан для проведения с ними следственных действий, но и обращение в инстанции по каналам их пребывания либо в следственные органы других стран в соответствии с договорами о правовой помощи.

Предлагается в случае обнаружения признаков преступления, к совершению которого причастны иностранные граждане (гражданин), безотлагательно принять меры к точному установлению их личностей, а также выяснить, пользуются ли они дипломатическим или иным иммунитетом и, если пользуются, то в каком объеме. Т.е. получить следующие сведения:

- гражданином или подданным, какой страны является заявитель;

- каким языком владеет;

- основания пребывания в России;

- постоянное место жительства за границей и временное в России;

- время планируемого выезда из России и куда именно планируется выезд;

- срок действия визы (ссылка на документ, по которому удостоверялась личность иностранного гражданина);

- место работы и должность за границей и в России;

- пользуется ли заявитель дипломатическим или иным иммунитетом [19, с. 25]. Если да, то необходимо зафиксировать просьбу иностранного гражданина о производстве с его участием тех или иных процессуальных действий.

Материально-правовым основанием решения об отказе в возбуждении уголовного дела является наличие иммунитета от уголовной юрисдикции РФ, а процессуальным – отсутствие согласие аккредитующего государства или международной организации на возбуждение уголовного преследования лица, пользующегося иммунитетом, либо согласия самого лица, обладающего полным (абсолютным) иммунитетом.

3. Язык уголовного судопроизводства – принцип уголовного процесса, реализация которого представляет собой гарантию осуществления многих других процессуальных принципов (гласность, обеспечение права обвиняемого на защиту и др.) (ст.18 УПК РФ). Настоящий принцип является одним из проявлений в уголовном судопроизводстве государственных гарантий национального равноправия граждан во всех сферах жизни и свободного употребления ими национальных языков. Его исходные положения сконцентрированы в ст.26 и ст.68 Конституции РФ. Устанавливая русский язык в качестве государственного, Конституция РФ вместе с тем гарантирует каждому право пользоваться родным языком (ч.2 ст.26 Конституции РФ).

Иностранные граждане вправе давать показания, делать заявления, возбуждать ходатайства, приносить жалобы на действия органов расследования и суда на своем родном языке или на любом другом языке, которым они владеют (ст.18 УПК РФ).

Действие принципа национального языка судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела, на наш взгляд, требует определенного уточнения. В настоящее время право пользоваться родным языком предоставлено "участникам уголовного судопроизводства" (ч.2 ст.18 УПК РФ). Однако, действие этого принципа не распространяется на такого участника уголовного судопроизводства как понятой. Ст.60 УПК РФ не закрепляет право понятого пользоваться родным языком или другим языком, которым он владеет. В смысле рассматриваемого вопроса этот пробел является немаловажным, так как процессуальные и следственные действия, производство которых возможно в стадии возбуждения уголовного дела (например, осмотр места происшествия, назначение экспертизы и т.п.), могут проводиться в специализированных учреждениях (местах), где проще привлечь в качестве понятого иностранного гражданина, который может не владеть или не достаточно владеть языком, на котором ведется уголовное судопроизводство России.

Кроме того, отрицательно на качестве расследования сказывается оформление объяснений и протоколов заявлений без переводчиков, хотя затем при допросах иностранных граждан (потерпевших, свидетелей, подозреваемых) переводчики в деле участвуют.

В целях устранения отмеченных недостатков целесообразно к протоколу первого же совершенного с участием переводчика действия прилагать анкету, которая должна содержать все необходимые данные о переводчике: фамилия, имя, отчество (полностью), гражданство, национальность, год рождения, общее и специальное образование, каким языком владеет, где и когда изучал иностранный язык, данные о практической работе переводчика, отношение к опрашиваемому, домашний адрес и телефон, место работы должность и телефон. Здесь же целесообразно сделать отметку о том, что в порядке ст.11 УПК РФ переводчику разъяснены его права, и он предупрежден по ст.307 УК РФ об ответственности за заведомо неправильный перевод и по ст.59 УПК РФ – за уклонение от явки или от исполнения своих обязанностей, и это должно подтверждаться его подписью.

4. Специфика расследования дел о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ заключается в том, что успех в выявлении и изобличении лиц, совершивших это преступление, закрепление доказательств во многом предопределяются эффективностью работы оперативных сотрудников, дознавателей и следователей именно в процессе проверки сообщения о выявленных фактах преступной деятельности. Однако УПК РФ не регламентирует порядок проверки сообщений о преступлениях, не говорит о способах этой проверки. В этой связи автор полагает, что этот пробел может быть восполнен в криминалистической методике расследования посредством включения в нее рекомендаций по работе следователя.

Анализ уголовных дел о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ показал, что в ходе проверки сообщений о данном преступлении наиболее часто используются такие проверочные мероприятия как: получение объяснений граждан и должностных лиц (97%), истребование документов и иных материалов, получение суждений специалистов. Однако порядок получения и фиксации объяснений, истребования документов и иных материалов, а также получение суждений специалистов не регламентированы УПК РФ. Отсутствие процессуальной регламентации вышеназванных проверочных действий значительно осложняет использование полученных с их помощью данных в процессе доказывания по делу [31, с. 20].

В случаях обнаружения наркотических веществ в специально оборудованных тайниках особых проблем на стадии возбуждения уголовного дела не возникает. Совершено иначе складывается ситуация при обнаружении наркотических веществ, перемещаемых внутриполостным способом. В силу физиологических особенностей человека капсулы с наркотическим веществом находятся у "глотателя", как в желудке, так и в кишечнике. При этом первая капсула может выйти из желудочно-кишечного тракта по прошествии от 6 до 12 ч с момента доставления подозреваемого в таможенный орган. В этот период времен и сотрудниками таможенного органа принимаются меры по проверке и закреплению доказательств, а именно:

- подозреваемый проверяется на частоту перелетов, устанавливаются цели посещения и его связи;

- проводится обследование в медицинском учреждении.

И даже если подозреваемый чистосердечно признается в совершенном преступлении, основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 2 ст. 188 УК РФ служит только заключение эксперта. На проведение экспертизы уходит в среднем от 2 до 4 ч. В результате подозреваемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 188 УК РФ, находится в таможенном органе как задержанный свыше 16 ч, до фактического вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и составления протокола задержания. Данные обстоятельства противоречат требованиям ст. 91 – 92 УПК РФ.

Из приведенных примеров, видно, что сотрудниками таможенного органа совершаются действия выходящие за рамки действующего законодательства, так как:

- медицинское обследование проводится вне зоны таможенного контроля и после завершения таможенного оформления;

- нарушены процессуальные сроки составления протокола задержания подозреваемого;

- отсутствует процессуальное оформление перевозки подозреваемого в контрабанде наркотиков от таможенного органа в лечебное учреждение для обследования и обратно;

- медицинское обследование произведено принудительно [14, с. 345].

Данные факты дают основание признать полученные доказательства недопустимыми, а также дают поводы для обжалования действий сотрудников таможни стороной защиты. Однако реального решения данной проблемы до настоящего времени не найдено, так как законодательная база не позволяет урегулировать проблему, опираясь на нормативную правовую базу Российской Федерации и ведомственные акты ФТС Российской Федерации.

Решением имеющихся проблем может стать лишь пересмотр статей 21 главы УПК РФ, а также решение вопроса о применении малодозных цифровых рентгеновских установок в ходе таможенного оформления пассажиров.

5. Практика применения уголовно-процессуального законодательства дознавателями Сибирской оперативной таможни показывает, что окончить предварительную проверку в установленные сроки в большинстве случаев не представляется возможным. Так как при задержании контрабанды наркотических средств требуется продолжительное время для их осмотра, изъятия образцов и проведения химико-физических экспертиз. В ходе предварительной проверки возникает необходимость в получении информации их иностранных государств. В указанные законом сроки получить и проверить данную информацию практически невозможно. Более того, гл. 53 УПК не предусматривает возможность направления международных поручений органами дознания [44, с. 54].

6. ФТС России раз за разом поднимала вопрос о необходимости наделения таможенных органов правом производства предварительного следствия по уголовным делам, отнесенным к нашей компетенции, однако дальше инициатив дело сдвинуть не удавалось. Направлялись обращения в Правительство РФ, Генеральную прокуратуру. Во взаимодействии с иными правоохранительными органами готовились соответствующие поправки в УПК РФ [54].

В конечном итоге законодатель принял своего рода соломоново решение, сохранив за ФТС России статус органов дознания, но существенно увеличив сроки производства по уголовным делам. Теперь есть возможность в случае назначения экспертизы ходатайствовать перед прокурором о продлении сроков дознания до шести месяцев, а при направлении международного запроса о правовой помощи – до одного года. Понятно, оба этих мероприятия в силу специфики расследуемых ФТС России уголовных дел проводятся очень часто.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования достигнуты цели и задачи, поставленные в работе.

Итак, из всего вышесказанного можно сделать главный вывод о том, что при совершенствовании правового регулирования и практики уголовно-процессуальной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела следует исходить из самостоятельности этой стадии по отношению к предварительному расследованию, а также обязательности по каждому уголовному делу. Значение возбуждения уголовного дела заключается и в том, что оно служит правовым основанием для всех процессуальных действий и решений при расследовании и разрешении уголовного дела, поэтому ликвидация данной стадии представляется нецелесообразной.

Выявление наличия или отсутствия уголовно-правовых и процессуальных предпосылок, необходимых для начала процессуальной деятельности по уголовному делу, служит существенной гарантией законности в уголовном судопроизводстве.

На основе проведенных исследований сделаны следующие выводы.

Во-первых, под возбуждением уголовного дела понимать:

- уголовно-процессуальный институт, нормы которого определяют условия, порядок и иные обстоятельства уголовного дела;

- отдельный процессуальный акт (однократное процессуальное действие), выражающийся в вынесении надлежащими должностными лицами решения о том, что по данному конкретному общественно опасному деянию начинается уголовное дело;

- уголовно процессуальная стадия, в ходе которой решаются вопросы, связанные с рассмотрением и разрешением первичных сведений о преступлении и возникают общественные правоотношения.

Во-вторых, возбуждение уголовного дела – это первая самостоятельная стадия уголовного судопроизводства, порождающая процессуальные отношения между заявителем о преступлении и органом (должностным лицом), уполномоченном при наличии определенных условий принять решение о возбуждении уголовного дела или об отказе таковом.

В-третьих, своевременное и обоснованное возбуждение уголовного дела создает необходимые предпосылки для широко комплекса уголовно-процессуальных действий, направленных на установление всех обстоятельств выявленного преступления и привлечение виновных к уголовной ответственности.

В-четвертых, значение поводов для возбуждения уголовного дела заключается в том, что они порождают уголовно-процессуальные отношения, с момента их появления начинается уголовно-процессуальная деятельность по обнаружению признаков преступления, с этого же момента исчисляются сроки принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. Основными поводом для возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из "иных источников" (99%).

В-пятых, основными обстоятельствами, исключающими возбуждение уголовного дела по контрабанде наркотических средств являются: отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; смерть подозреваемого или обвиняемого; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п.п.1, 3-5, 9 и 10 ч.1 ст. 448 УПК, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела в отношении одного из лиц, указанных в п.п. 1 и 3-5 ч. 1 ст. 448 УПК.

В-шестых, отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела либо наличие основания отказа в возбуждении уголовного дела должно быть установлено с достаточной степенью достоверности, которую можно достичь средствами, имеющимися в распоряжении следователя или дознавателя на этой стадии уголовного процесса.

В седьмых, несмотря на почти шестилетний опыт применения УПК обнажил ряд проблем, причем такие проблемы в ряде случае выходили за рамки единичных фактов, формируя весьма устойчивые тенденции в правоприменительной практике.

С целью разрешения проблемных вопросов стадии возбуждения уголовного дела по контрабанде наркотических средств необходимо:

1. Статью 140 УПК РФ целесообразно озаглавить "Предпосылки (условия) возбуждения уголовного дела" и в ее первой части сформулировать общее положение о том, что уголовное дело может быть возбуждено только при наличии законного повода, достаточных оснований и отсутствии обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство. В частях же второй и третьей должно быть соответственно раскрыто то, что служит поводом к возбуждению дела и является основанием для этого.

2. Изложить ч. 1 ст. 140 УПК РФ в следующей редакции:

"1. Поводами к возбуждению уголовного дела являются:

- заявление о преступлении;

- явка с повинной;

- сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;

- сообщение должностного лица органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о признаках преступления".

3. Дополнить ст.179 УПК РФ частью 6 в следующей редакции: "Производство освидетельствования допускается до возбуждения уголовного дела".

4. Статью 195 УПК РФ дополнить частью 5 в следующей редакции: "Производство экспертизы возможно до возбуждения уголовного дела, если этим не нарушаются права граждан".


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (ред. от 30.12.2008)//Российская газета. – 2008. – 31 декабря.

2. Таможенный кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 № 61-ФЗ (ред. от 03.12.2008) оп.). //СЗ РФ. – 2003. – № 22. – ст. 2066.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 30.12.2008) //СЗ РФ. – 1996. – № 25. – ст. 2954.

4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 30.12.2008) //СЗ РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – ст. 4921.

5. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (ред. от 26.12.2008) //СЗ РФ. – 1995. – № 33. – ст. 3349.

6. Федеральный закон от 8.01.1998 года № 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (ред. от 25.11.2008) //СЗ РФ. – 1998. – № 2. – ст. 219.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" //Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 8. – С. 7.

8. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2004 г. № 89-004-29сп // БВС РФ. – 2005. – № 6. – С. 30.

9. Письмо ГТК РФ от 05.10.1998 № 11-01/7465 "О соблюдении требований пленума Верховного суда РФ № 9 от 27.05.98"(документ опубликован не был).

10. О проблемах правовой регламентации вопросов разрешения органами внутренних дел сообщений о преступлениях //Аналитический обзор. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – С. 46.

11. Письмо ГТК России от 07.07.2004 № 01-40/24927" О результатах обобщения практики применения УПК РФ при возбуждении уголовных дел".

Учебная и научная литература

1. Белкин Р.С. Избранные труды. – М.: Норма, 2008. – 768 с.

2. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. – М.: Юридическая литература, 1976. – 176 с.

3. Винс К.П. Проблемы применения действующего законодательства при обнаружении и задержании наркотических средств //Общество, молодежь и проблемы с незаконным оборотом наркотиков: Сборник научных трудов. – Новосибирск: Новосибирская ССШМ МВД России, 2004. – С. 330-348.

4. Власова Н.А. Предложения по совершенствованию стадии возбуждения уголовного дела. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 8 с.

5. Гаврилов А.К., Стремовский В.А. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. – Ростов-н/Д.: 1965. – 105 с.

6. Гирько С.И. Новое уголовно-процессуальное законодательство России и проблемы его применения в деятельности органов предварительного следствия и дознания МВД России //Права человека в России и правозащитная деятельность государства: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, 12 мая 2003 г. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – С. 201 – 208.

7. Григорьев В.Н. Возбуждение уголовного дела //Уголовный процесс: Сборник учебный пособий. Особенная часть. Вып. 2. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. – 376 с.

8. Жукова Н.А. Проблемы возбуждения уголовных дел с участием иностранных граждан в России. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2004. – 51 с.

9. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. – М.: Госюриздат, 1961. – 206 с.

10. Зеленецкий В.С. Возбуждение уголовного дела. – Харьков, 1998. – 340 с.

11. Исаева Л.М., Майорова Е.И. Расследование преступлений о контрабанде: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2003. – 30 с.

12. Копылова О.П. Проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – СПб., 1999. – 20 с.

13. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. – Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1983. – 63 с.

14. Мазунин Я.М. Уголовно-процессуальные аспекты исследования наркотических средств //Общество, молодежь и проблемы с незаконным оборотом наркотиков: Сборник научных трудов. – Новосибирск: Новосибирская ССШМ МВД России, 2004. – С. 324-329.

15. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе /Под ред. А. Л. Цыпкина; Саратовский юридический институт им. Д. И. Курского. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та,1975. - 150 с.

16. Муравьев К.В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Омск, 2005. – 21 с.

17. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения уголовного дела. – Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995. – 108 с.

18. Огилов У. Некоторые вопросы привлечения к ответственности по делам, возбуждаемым по жалобам потерпевшего //Научные труды Ташкентского ун-та. Вып. 309. – Ташкент, 1967. – С. 77 – 83.

19. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2001. – 212 с.

20. Санакоев С.Л. Актуальные вопросы предварительного расследования по делам о контрабанде наркотических средств и психотропных веществ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2007. – 25 с.

21. Саржанов В.Н. Отказ в возбуждении уголовного дела: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2004. – 83 с.

22. Сергеев А.Б.Дознание в ОВД. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2005. – 167 с.

23. Синкин К.А. Возбуждение уголовного дела. – Барнаул: Барнаульский Юридический институт МВД России, 2004. – 39 с.

24. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. – М., 1970. – 403 с.

25. Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. – М.: Новый Юрист, 1997. – 224 с.

26. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под редакцией П.А. Лупинской. – М.: Юристъ, 2005. – 643 с.

27. Уголовный процесс / Под редакцией В.П. Божьева. – М., 2008. – 524 с.

28. Уголовный процесс /Под редакцией С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003. – 512 с.

29. Фесенко Н.П. Таможенные преступления и возможности их предотвращения //Законодательство и экономика. – 2006. – № 12. – С. 56 – 60.

30. Харатишвили А.Г. Особенности расследования контрабанды наркотиков на первоначальном этапе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2006. – 23 с.

31. Харьковский Е.Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. – М.: Юрлитинформ, 2003. – 216 с.

32. Шейко В.А. Борьба государства с контрабандой наркотических средств: стадии, сущность, проблемы (на примере Алтайской таможни). //Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006. – С. 214-215.

33. Юшков Ф.П., Субботин С.Ф. Проблемы, связанные с применением таможенными органами Западно-Сибирского региона нового уголовно-процессуального законодательства // Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: проблемы практического применения. Материалы научно-практической конференции. – Новосибирск, Новосибирская ССШМ МВД России, 2003. – С. 53-56.

34. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. – М.: ТЕИС, 2008. – 630 с.

Материалы периодической печати

1. Быков В. М. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела /В. М. Быков //Журнал российского права. – 2006. – № 7. – С. 52 – 66.

2. Власов А. Возбуждение уголовного дела //Законность. – 2004. – № 2. – С. 31 – 34.

3. Власова Н.А. Возбуждение уголовного дела: теоретические и правовые проблемы //Журнал российского права. – 2000. – № 11. – С. 27-29.

4. Гриненко А. Обеспечение права на защиту в стадии возбуждения уголовного дела. //Уголовное право. – 2001. – №1. – С. 48-49.

5. Деришев Ю. Стадия возбуждения уголовного дела – реликт "социалистической законности" //Российская юстиция. – 2003. – № 8. – С. 34 – 36.

6. Жбанков В.А. Таможенные преступления: Сущность и проблемы выявления. //Сибирский юридический вестник. – 2004. – № 4. – С. 22 – 29.

7. Манова Н.С., Францифоров Ю.В. Проблемные аспекты стадии возбуждения уголовного дела по новому УПК РФ //Российский судья. – 2003. – № 5. – С. 21 – 24.

8. Петрухин И.Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ //Государство и право. – 2005. – № 1. – С. 64 – 70.

9. Серебро А.В. Таможня: пограничное состояние //ЭЖ-Юрист. - 2007. – № 36. – С. 33 – 36.

Интернет ресурсы

10. В Челябинской области изъята крупная партия опия. Стоимость наркотика оценивается в 5 млн. рублей: [Электронный ресурс] // URA.Ru: Российское информационное агентство. URL: http://www.ura.ru/content/chel/14-09-2006/news/11165.html (дата обращения 20.03.2010).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему