регистрация /  вход

Государство и церковь в Московской Руси цари и иерархи Иван IV и Филипп Колычев , Михаил Фед (стр. 1 из 4)

РЕФЕРАТ по дисциплине: «История государственного управления»

«Государство и церковь в Московской Руси: цари и иерархи – Иван IV и Филипп (Колычев), Михаил Федорович и Филарет, Александр Михайлович и Никон»

Оглавление

1. Введение. 1

2. Государство и церковь в Московской Руси: цари и иерархи .. 1

2.1 Иван IV и Филипп (Колычев) - 1566 по 1568 гг. 1

2.2 Михаил Федорович и Филарет – 1619 по 1633 годы. 6

2.3 Алексей Михайлович и Никон (1652-1658) . 8

3. Заключение . 14

Список использованной литературы. 16

1. Введение.

Для своего реферата я выбрала тему: « Государство и церковь в Московской Руси: цари и иерархи – Иван IV и Филипп (Колычев), Михаил Федорович и Филарет, Александр Михайлович и Никон». Прежде всего, я сделала свой выбор на основании того, что отношения между государством и церковью всегда были крайне не простыми, так как в былые времена личность царя и митрополита определяли взаимоотношения церкви и государства. Их личности могли перевернуть страну, время от времени власть переходила от церкви к государству не формально, но фактически. Между монархом и митрополитом всегда шла скрытая борьба за власть, церковь была единственным органом, который мог как-то ограничивать абсолютную власть царя.

Также я сделала свой выбор исходя из того, что лично я сама являюсь атеисткой. Мне стало интересно, как церковь взаимодействовала с государством. На мой взгляд, всем людям всегда нужно во что-то верить, даже правителям государств. И именно эта необходимость влияла на взаимодействие этих двух институтов общества.

Я хотела бы рассмотреть ряд вопросов на основе трех примеров, – какие взаимоотношения были у церкви и государства, как они развивались и на чем основывались эти отношения.

2. Государство и церковь в Московской Руси: цари и иерархи

2.1 Иван IV и Филипп (Колычев) - 1566 по 1568 гг.

Филипп (в миру Колычев Федор Степанович) происходил из знатного боярского рода. В 1548 стал игуменом Соловецкого монастыря и приобрел репутацию замечательного администратора. «При нем было построено множество хозяйственных сооружений: сеть каналов, соединившая 72 озера и обслуживавшая водяные мельницы, кирпичный завод, поварни, склады и т.д. В среде духовенства выделялся суровым, непреклонным характером». [1]

История из отношений Ивана IV и Филиппа такова, что в 1550-1551 годах игумен Соловецкого монастыря посещает Москву и заслуживает расположение царя.

В 1566 году Иван Грозный делает Филиппу предложение о принятии сана митрополита. Бесспорно, на пост митрополита царю следовало бы принять кого-нибудь из своего ближнего окружения, однако «эти лица своим пособничеством опричнине скомпрометировали себя в глазах земщины, и Грозный должен был прислушаться к голосу духовенства и всей земли»[2] . Игумен же был авторитетной фигурой и никак не был причастен к бурным событиям, разыгравшимся в столице после учреждения опричнины. Знакомы Грозный и Колычев были давно, и царь был расположен к игумену Филиппу, уважал его. Также мотивами к такому поступку некоторые историки называют то, что Иван IV был искренне предан православной церкви, несмотря на свою жестокость, и он по-своему заботился о величии и красоте ее. «Вообще Иоанн любил употреблять слова Священного Писания и выказывать наружное благочестие. Иногда он вместе с опричниками соблюдал все внешние правила монашеского жития; в Александровской слободе, где он жил более чем в Москве, постился, проводил дни и часть ночи в молитве и в чтении божественных книг».[3]

На предложение Ивана IV Филипп отвечает отказом, при этом, поставив условие, что примет сан, только если царь отменит опричнину, тем самым он, вероятно, уже подрывает доверие к себе царя. К слову, Афанасий, бывший митрополитом до Филиппа, покинул свой пост по причине непринятия опричнины. В недолгую службу Колычева именно вопрос опричнины и стал камнем преткновения.

В лице митрополита Филиппа царь хотел найти себе безмолвную овцу, которая лишь будет молча соглашаться со всеми делами государства и также молча одобрять или просто не вмешиваться в политику царя.

Однако же с Филиппом он прогадал. Царь был зол, но епископам удалось смягчить его. Через некоторое время вышеназванному повторно было сделано предложение принятия митрополитского сана при условии, что опричнина отменена не будет, так как это дело семейное, лично царское и боле митрополит не должен вмешиваться в дела «царского обихода». Филипп согласился – 25 июня 1566 года он был посвящен в Московского и всея Руси митрополита. В данной ситуации Иван IV уступил лишь в одном: Филипп «получил право «советования» с государем, включавшее и возможность «печалования» за опальных»[4] , упраздненное при введении опричнины, приобретало исключительное значение в момент, когда стране грозил новый взрыв террора.

Поначалу Филипп пы­тался «не выносить сор из избы» и предпочитал говорить об этом при личных встречах с царем, убеждал его остановить опричнину, «претил страшным судом». Однако это не помогло, и митрополит попытался воздейство­вать на царя, опираясь на авторитет священного собора.

22 марта 1568 г. царь отправился на службу в Успенский собор. Он подошел Филиппу за благословением, в чем митрополит отказал ему и произнес речь о беззаконии опричнины. Иван ответил ему тем, что он не может положиться на своих подданных, что они предают его на каждом шагу. Однако ничего из речи царя не вышло. Колычев остался в выигрыше, он трижды отказал царю в благословении и заявил, что боле молчать не будет.

Репрессии носили беспорядочный характер. Опричники убивали дворян и приказных людей на улицах, в приказах, на гарнизонной службе и в полках.

Филипп воспользовался последним возможным рычагом воздействия на Ивана IV – он демонстративно покинул митрополичий двор.

Однако окончательный разрыв между митрополитом и царем произошел после события 28 июля 1568 года. В этот день царь с опричной свитой явился в Новодевичий монастырь, чтобы участвовать в крестном ходе. «Дело внешним образом началось с ермолки, в которой царь входил в церковь, а митрополит быть в ней запрещал»[5] . Ивану Грозному было сделано замечание, но он принял слова митрополита как личное оскорбление и в гневе ушел. После этого инцидента Колычев окончательно переселился в монастырь Николы Старого за Торгом в Китай-городе.

После полного переселения, Филипп не сложил с себя сана митрополита. Столкновение между опричниной и земщиной достигло высшего накала.

Как было сказано выше, «первоначально митрополит пытался увещевать царя «тайно и наедине», но это не дало никаких результатов. Для главы церкви, видевшего свой христианский долг в искоренении беззакония, оставался один путь — публичное осуждение действий монарха. Для совершения такого важного шага митрополит нуждался в содействии других епископов. Именно епископы совсем недавно в 1566 году побудили Филиппа занять митрополичий стол и отстояли его кандидатуру перед лицом царя. И теперь первоначально святители проявили готовность оказать поддержку своему главе. Как сказано в Житии, они «укрепивше ся вси межи себя, еже против такового начинания (опричнины) стояти крепце». Согласие это, однако, сохранялось недолго. Когда один из епископов «царю общий совет их изнесе» и об этом стало известно, то многие «своего начинания отпадоша».[6]

В августе 1568 года Грозный отдал приказ о суде над главой церкви. Запугав казнями земскую Боярскую думу, Иван IV устранил последние препятствия к низложению главы церкви. Опричная дума не посмела обвинить Филиппа в государственной измене и решила обратить внимание на его «порочную жизнь».

Опричники Темкин и Пивов представили думе составленный ими «обыск» о «скаредных делах» Филиппа, тогда послушная дума и вынесла решение о суде над ним.

Митрополит Филипп держался с достоинством и твердостью. Он решительно отверг предъявленные ему обвинения, чем вызвал на соборе «многое смятение». Поняв, что дело проиграно, Колычев объявил о своем отречении. Но царь велел продолжать суд. В итоге собор признал все обвинения и вынес приговор о низложении Филиппа[7] .

«В день архангела Михаила, св. Филипп, в полном облачении, готовился начать обедню в храме Успения, как вдруг с шумом вошел Басманов, один из любимцев царя, окруженный опричниками и держа свиток в руках. Он велел читать бумагу; народ, изумленный, услышал, что Филипп — преступник и лишается сана святительского как недостойный оного. Вслед за сим опричники бросились на митрополита, сорвали с него святительскую одежду, надели на него ветхую ризу и метлами выгнали его из храма. Митрополит все переносил спокойно и утешал народ и духовенство. Посадили его на дровни с бранью и побоями и повезли в Богоявленский монастырь. Народ с плачем провожал любимого архипастыря».[8] Его бросили в сани и увезли в Богоявленский монастырь. По ходатайству духовенства полагающуюся казнь через сожжение заменили вечным заточением в монастыре Отроч в Твери.

В декабре 1569 года Иван Грозный обвинил жителей Новгорода в измене, будто бы желавших перейти к прусскому царству. Тогда в Новгороде был архиепископ Пимен, который некогда помог царю обвинить Колычева. И, по такому случаю, царь отправил Малюту Скуратова в Отроч с целью уговорить Филиппа помочь им расправиться с Пименом. Однако тяжелые испытания, выпавшие на долю бывшего митрополита, не сломили его и он не изъявил никакого желания отомстить Пимену. Он лишь пытался образумить Скуратова.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!