регистрация / вход

Проблема классификации преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ

Понятие, сущность и значение квалификации преступления, предусмотренных статьями 285 и 286 Уголовного Кодекса Российской Федерации: злоупотребление и превышение должностных полномочий, вид и размер наказания, условия отбывания наказания, сроки давности.

Контрольная работа

Проблема классификации преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 Ук рф


Содержание

Введение

1. Понятие, сущность и значение квалификации преступления

2. Квалификация преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ

2.1 Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ)

2.2 Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ)

3. Проблемы квалификации преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ

Заключение

Библиография


Введение

Успех проводимых в России социальных реформ (экономической, административной, правовой, судебной и некоторых других) в значительной степени зависит от способности государства наладить работу государственного аппарата, эффективный контроль за соблюдением правил отправления государственной и муниципальной службы, предупреждение служебных правонарушений, и в том числе преступлений.

Несмотря на то, что уголовная репрессия не является достаточным средством для решения всех проблем борьбы с должностной преступностью, ее следует рассматривать в качестве одного из необходимых средств такой борьбы. Значение уголовно-правовых средств борьбы с должностной преступностью в последние годы стало недооцениваться или даже отрицаться.

К должностным преступлениям относятся злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) и превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

Отсутствие обобщенных исследований по вопросам квалификации конкретных должностных преступлений отрицательно сказывается на судебной и следственно-прокурорской деятельности. Оно ведет к разнобою в квалификации сходных по своей юридической конституции преступлений, а подчас может привести и к нарушению законности. Разобщенность и противоречивость отдельных советов и рекомендаций о квалификации, содержащихся в различных учебниках и комментариях, а также трудность усвоения их в виде разрозненных положений не способствует правильному применению закона.

Квалификация преступлений в уголовной практике имеет огромное значение. От нее зависит не только выбор судом вида и размера наказания, но также условия отбывания наказания в виде лишения свободы, основания применения условно-досрочного освобождения, сроки давности, сроки погашения судимости и т.д. Однако отсутствие в уголовно-правовой литературе общих исследований по вопросам квалификации может восприниматься как подтверждение того, что вообще нет, и не может быть общих правил применения закона, что каждое дело конкретно и закон всякий раз может применяться по-разному. Подобная точка зрения прямым путем ведет к субъективному, нигилистическому отношению к теории и закону.

Ошибка квалификации может повлечь не только неправильной меры наказания, но и ряд других негативных действий. Неправильная квалификация влечет процессуальные последствия.

Таким образом, раскрытие понятия квалификация преступлений, факторов, влияющих на квалификацию, изучения процесса и отдельных видов квалификации, необходимо для качественного производства следственно-прокурорской деятельности.


1. Понятие, сущность и значение квалификации преступления

Квалификация преступления - это установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.

Сущность уголовно-правовой оценки, осуществляемой в виде квалификации состоит в следующем.

Привлечение к уголовной ответственности лица, виновного в совершении преступления, имеет целью применение к нему наказания, необходимого и достаточного для исправления виновного и предупреждения совершения новых преступлений. Наказание назначается в пределах или, в исключительных случаях, ниже санкции статьи, в которой установлена ответственность за данное конкретное преступление. Следовательно, необходимой предпосылкой ответственности является установление той нормы уголовного права, которая содержит состав преступления, охватывающий признаки совершенного деяния. Эта задача решается посредством квалификации деяния. Она выражается в сопоставлении признаков совершенного деяния с признаками конкретных составов преступлений, предусмотренных уголовным законом, и установлении между ними тождества и различия.

Процесс сопоставления завершается в момент, когда выявлена норма, которая предусматривает все признаки совершенного деяния, имеющие уголовно-правовое значение.

Каждая статья уголовного закона содержит один или несколько родственных составов преступлений, охватываемых одним понятием, которое указывается в названии статьи: кража, грабеж, убийство и т.д.

Установление в процессе квалификации искомого состава преступления означает одновременно его оценку, т.е. распространение на квалифицируемое деяние названия и, соответственно, содержания данного состава.

При сопоставлении признаков совершенного деяния с признаками состава преступления, предусмотренного уголовным законом, выявляется соответствие этих признаков: по объекту (на что направлено деяние), по объективной стороне (в чем оно внешне выразилось), по субъекту (кем совершено), по субъективной стороне (почему совершено правонарушение: каковы вина, мотивы, цели).

На основе установленного сходства делается вывод о том, что совершенное деяние является, например, убийством, предусмотренным ч. 1 ст. 105 УК РФ[1] , со всеми вытекающими из этого юридическими последствиями. Вывод закрепляется в соответствующих уголовно-процессуальных актах - постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном приговоре и т.д.

Таким образом, сущность квалификации состоит в определении содержания социально значимого поведения определенного субъекта, а значит, существования самого факта совершения преступления, и его уголовно-правовой оценке.[2]

Значение официальной квалификации определяется тем, что она является юридически значимым актом познания обстоятельств, имеющих уголовно-правовое значение.

A) Квалификация служит способом и основанием признания объективности факта совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Деяние, которое не квалифицировано, не оценено как конкретное уголовно-наказуемое поведение, не существует для уголовного права, в таком случае можно говорить лишь о том или ином событии. Совершение преступления можно установить только посредством его конкретной квалификации. Следовательно, квалификация выполняет функцию отграничения преступного от непреступного и закрепляет факт объективной реальности совершенного общественно опасного деяния.

Б) Квалификация объективно отражает наличие и вид ответственности, поскольку констатирует факт совершения преступного деяния, являющегося фактическим (материальным) основанием уголовной ответственности (ст. 8 УК).

B) Правильная квалификация преступления служит важной основой законности при решении всех вопросов уголовной ответственности (ст. 3 УК). Законность в рассматриваемой сфере юридической деятельности означает правильное применение права вообще и конкретной уголовно-правовой нормы, в частности, назначение справедливого наказания, решение иных вопросов, предусмотренных уголовным законом, реализацию в конечном итоге целей и задач уголовной политики государства.

Весь этот круг проблем, так или иначе, связан с квалификацией - с применением уголовно-правовой нормы, содержащей состав соответствующего преступления, - а назначение наказания осуществляется в пределах, предусмотренных данной нормой. Другие вопросы ответственности (множественности преступлений, освобождения от наказания, признания деяния рецидивом, определения сроков давности, судимости) также во многом зависят от характера совершенного преступления, предусмотренного применяемой нормой. Поскольку выбор, нормы уголовного закона осуществляется в процессе квалификации, то, следовательно, правильная квалификация является предпосылкой законности.

Г) Официальная уголовно-правовая оценка деяний, осуществляемая в обязательной уголовно-процессуальной форме, является прерогативой государственных органов, действующих на определенных организационных началах. Поэтому правильная квалификация имеет организационно-управленческое значение (с точки зрения организации научно обоснованной, эффективной правоохранительной деятельности государственной власти, решения вопросов подследственности и подсудности так или иначе квалифицируемых общественно опасных деяний и т.п.), является способом обеспечения законности всей правоприменительной деятельности суда и правоохранительных органов.

Д) Окончательная уголовно-правовая оценка деяния осуществляется в приговоре, постановленном от имени государства на основе демократических принципов судопроизводства.

Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законодательстве порядке и установлена вступившим в законную силу приговором, определяет его значение как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору. Пленум Верховного Суда РФ неоднократно подчеркивает, что выводы суда относительно квалификации должны быть мотивированными, обоснованными, а наказание - законным и справедливым. Назначение наказания не противопоставляется, а вытекает из квалификации.

В этой связи уместно говорить о весомом воспитательном и социально-политическом (ценностном) значении квалификации: «От официального общества до некоторой степени зависит квалификация некоторых правонарушений как преступлений или только как проступков. Это различие терминологическое является далеко не безразличным, ибо оно решает тысячи человеческих судеб и определяет нравственную физиономию общества...».

Е) Квалификация также важна своей прагматичной функцией разграничения преступлений. Оценить совершенное деяние - значит установить его существенные признаки. Таковыми являются признаки, которые отличают одно преступление от других. Следовательно, при оценочной деятельности осуществляется отграничение квалифицируемого преступления от общественно опасных деяний, предусмотренных другими (смежными) уголовно-правовыми нормами.[3]

Важно при этом, чтобы устанавливаемые признаки были тождественны, взяты в полном объеме и действительно существенны. В противном случае нельзя быть уверенным в правильности квалификации. На указанные обстоятельства постоянно обращает внимание Пленум Верховного Суда РФ.

Так, к примеру, если при квалификации хищения имущества с применением насилия не обратить внимания на объем этого насилия, то можно допустить ошибку: деяние, являющееся грабежом, будет неверно признано, скажем, разбоем, который отличается от грабежа главным образом по степени применяемого насилия.[4]

На практике приходится сталкиваться с тремя видами квалификации преступления: официальной, доктринальной и обыденной.

Официальная (легальная, т.е. законная) квалификация - это уголовно-правовая оценка, осуществляемая должностными лицами, занимающимися расследованием и судебным рассмотрением уголовных дел (органом дознания, следователем, прокурором, судом). Производимая ими оценка деяния закрепляется в соответствующих уголовно-процессуальных документах и имеет юридическое значение.

Доктринальная (неофициальная, научная) квалификация осуществляется лицами, вооруженными научными юридическими знаниями, на основе законов, правовых и иных теорий, руководящих разъяснений. Как правило, к ним относятся научные и педагогические работники. В отличие от официальных лиц их выводы отражают научную позицию и не имеют юридического значения, хотя и могут учитываться практиками в качестве рекомендаций.[5]

Обыденная квалификация - это юридическая оценка деяния, которая может даваться любым гражданином на основе собственного, часто не основанного на законе, представления о юридической природе содеянного. К таким оценкам необходимо относиться критически.


2. Квалификация преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ

2.1 Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ)

Объектом данного преступления является нормальная деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, дополнительным объектом - законные интересы граждан, организаций, общества или государства.

Объективная сторона преступления (ч. 1 ст. 285 УК РФ) характеризуется следующими признаками: использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы; наступление вследствие этого последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства; наличие причинной связи между деянием должностного лица и вредными последствиями.

Злоупотребление должностными полномочиями совершается путем действий и бездействия (например, невыполнение должностным лицом правоохранительного органа обязанности по пресечению совершаемого преступления).

Противоправное использование служебных полномочий означает, что должностное лицо совершает те или иные действия (или не совершает обязательные для него действия), которые формально вытекают из его служебных полномочий, предоставленных в связи с занимаемой должностью, однако это противоречит интересам службы.[6]

Необходимый признак данного преступления - наличие общественно опасного последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов общества и государства (например, временное «заимствование» чужого имущества, передача вверенных материальных ценностей в долг, расходование этих ценностей не по назначению, незаконное приобретение в пользование автомобиля, дачи, другого дорогостоящего имущества). Кроме того, такое преступление влечет нарушение конституционных прав и свобод граждан, подрыв авторитета органов власти, государственных органов, создание помех и сбоев в их работе, сокрытие крупных хищений, иных тяжких преступлений.

С субъективной стороны преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Лицо осознает, что использует должностные полномочия вопреки интересам службы, предвидит возможность или неизбежность наступления существенного вреда законным интересам граждан, организаций либо интересам общества или государства, и желает их наступления или сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично.

Необходимым признаком субъективной стороны преступления является наличие корыстной или иной личной заинтересованности. Корыстная заинтересованность - это стремление должностного лица получить имущественную выгоду (не связанную с хищением чужого имущества). Иная личная заинтересованность проявляется в желании лица извлечь выгоду неимущественного характера (например, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса).

Субъект преступления - должностное лицо.

Часть 2 ст. 285 УК РФ предусматривает квалифицированный состав этого преступления - совершение его лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно глава органа местного самоуправления.

Часть 3 ст. 285 УК РФ предусматривает ответственность за совершение деяния, указанного в ч. 1 или 2 этой статьи, повлекшего наступление тяжких последствий (особо квалифицированный состав). В судебной практике к таким последствиям, например, относятся крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы учреждения, предприятия, материальный ущерб в особо крупных размерах, наступление смерти или тяжкий вред здоровью.[7]

2.2 Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ)

Объект данного преступления аналогичен непосредственному объекту злоупотребления должностными полномочиями.

Объективная сторона превышения должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) характеризуется следующими признаками: совершение действий, явно выходящих за пределы полномочий должностного лица; причинение последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; причинной связью между общественно опасным деянием и наступившими вредными последствиями.

Преступление имеет материальный состав и поэтому является оконченным с момента наступления указанных в законе общественно опасных последствий.

Превышение должностных полномочий выражается в совершении должностным лицом таких действий, которые явно, очевидно, бесспорно выходят за пределы его полномочий, предоставленных ему законом и другими нормативными актами (приказами, инструкциями). Типичными случаями превышения должностных полномочий являются совершение должностным лицом действий, которые относятся к полномочиям другого должностного лица; совершение им действий, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте; совершением им действий, которые никакое должностное лицо ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Иные признаки, относящиеся к объективной стороне превышения должностных полномочий (факт существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; наличие причинной связи между действиями должностного лица и наступившими последствиями), совпадают с аналогичными признаками, характеризующими злоупотребление должностными полномочиями.

С субъективной стороны превышение должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) характеризуется умышленной виной. Должностное лицо осознает, что, совершая те или иные действия, явно выходит за пределы своих служебных полномочий, предвидит возможность или неизбежность наступления вследствие этого общественно опасных последствий в виде существенного нарушения правоохраняемых интересов, и желает (прямой умысел) или сознательно допускает данные последствия (косвенный умысел).

Мотивы преступления не влияют на квалификацию содеянного, но учитываются при назначении наказания.

Субъект преступления - должностное лицо.

Квалифицированный состав превышения должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ) имеется, если преступление было совершенно лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (специальный субъект).

Особо квалифицированный состав (ч. 3 ст. 286 УК РФ) этого преступления образуют деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 анализируемой статьи, если они совершены с применением насилия или с угрозой его применения, с применением оружия или специальных средств либо повлекли причинение тяжких последствий.


3. Проблемы квалификации преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ

Известно, что уголовно-правовые нормы наполняются реальным содержанием в результате практики их применения. Это оказывает позитивное влияние на разрешение сложных ситуаций, возникающих при квалификации различных преступлений, особенно тех, составы которых находятся в органическом единстве. С такими сложностями нередко приходится сталкиваться правоприменителям при определении соотношения преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации. Не обращаясь к конкретным примерам квалификации таких деяний из судебной практики, порой бывает затруднительно разграничить их и дать им соответствующую юридическую оценку.

Прежде всего отметим необходимость проведения отличий между злоупотреблением должностными полномочиями и использованием виновным при совершении преступления своего служебного положения. В некоторых случаях служебное положение может облегчить совершение другого преступления, но это не является основанием вменения ст. 285 УК, в которой речь идет о злоупотреблении именно должностными полномочиями. В частности, ошибочно как злоупотребление должностными полномочиями были квалифицированы действия милиционеров патрульно-постовой службы, которые после задержания с поличным гражданина, похитившего несколько сотовых телефонов и при составлении оперуполномоченным уголовного розыска акта изъятия у него этих предметов, тайно взяли себе по одному телефону. В данном случае милиционеры совершили кражу, которая в значительной степени была облегчена их служебным положением.

В связи с этим, по нашему мнению, заслуживает критики редакция обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотренного п. «м» ч. 1 ст. 63 УК. Речь здесь идет о совершении преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора. Подобное использование служебного положения и без того закреплено в качестве признаков составов с квалифицирующими отягчающими обстоятельствами мошенничества (ч. 3 ст. 159 УК), а также присвоения и растраты (ч. 3 ст. 160 УК). Полагаем, в п. “м” ч. 1 ст. 63 УК следовало бы указать на использование служебного положения без конкретизации способа этого использования.[8]

Для того чтобы признать преступление должностным, одного статуса субъекта недостаточно. Виновный должен тем или иным образом использовать именно имеющиеся у него должностные полномочия, а, например, не обязанности опекуна, которые носят гражданско-правовой характер. Так, спорным является решение районного суда, который признал директора дома-интерната для умственно-отсталых детей М. виновным в злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК). Выступая в качестве опекуна проживающих в доме-интернате детей, М. без предварительного согласия органов опеки и попечительства заключил договор о продаже квартиры одного из воспитанников по цене, значительно ниже рыночной, своему зятю. В приговоре суд неоднократно указывал на то, что М. является должностным лицом, наделенным организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями. Вполне очевидно, что эти полномочия М. заключаются в руководстве сотрудниками интерната и управлении его имуществом, а также бюджетными средствами, которые поступают на счет данного социального учреждения. В свою очередь анализ норм Гражданского и Семейного кодексов Российской Федерации, регламентирующих институт опеки и попечительства, свидетельствует о том, что права и обязанности опекунов (попечителей) (ст. 36 - 38 ГК и ст. 150 СК) ничего общего с полномочиями должностных лиц не имеют. Поэтому представляется, что в исследуемом примере М. завладел квартирой воспитанника путем мошенничества с использованием служебного положения.

Целесообразно как злоупотребление должностными полномочиями рассматривать не только очевидное нарушение должностным лицом нормативных актов, регламентирующих его деятельность, но и злоупотребление правом, т. е. совершение действий, противоречащих его смыслу и содержанию.[9] Анализ материалов судебной практики показывает, что противоречие интересам службы, о котором идет речь в диспозиции ст. 285 УК, усматривается в нарушении должностным лицом нормативных актов, регулирующих его деятельность. Так, С, работавший председателем комитета по физической культуре и спорту г. Череповца, был осужден городским судом за получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями. Взятку он получил за использование бюджетных средств города, выделенных для возглавляемого им комитета, в заведомо невыгодной коммерческой сделке, которая причинила бюджету ущерб в сумме 219 685 100 неденоминированных рублей (1997 г.)

Президиум Вологодского областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации уголовное преследование в части злоупотребления должностными полномочиями в отношении С. прекратил. В основу данного решения было положено то, что подсудимый имел право на заключение договора, в результате которого бюджету был причинен ущерб. По мнению суда, состав злоупотребления может быть признан в действиях должностного лица, если «было совершено деяние, противоречащее как целям и задачам руководимой им организации, так и требованиям закона».

Между тем к общественно опасным последствиям может привести не только нарушение конкретной юридической обязанности, но и злоупотребление правом, т. е. совершение действий, противоречащих его смыслу и содержанию. Считаем, что совершенно справедливо в ст. 395 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. устанавливалась ответственность за вынесение “окончательных судебных приговоров” “... из корыстных или иных личных видов с явным нарушением законов и вопреки положительному оных смыслу”.

В соответствии с ч. 1 ст. 285 УК РФ обязательным признаком злоупотребления должностными полномочиями является “... существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых интересов общества или государства”. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу в отношении К. указала на то, что недопустимо ограничиваться общими формулировками, а следует устанавливать “... в чем конкретно выразился ущерб, причиненный гражданам и организациям, и кому он причинен”.

Между тем, сталкиваясь с трудностями установления характера и меры неблагоприятных последствий злоупотребления, следователи указывают на их наличие формально. Цитируя уголовный закон, они больше описывают действия, представляющие собой противоречащее интересам власти и службы использование виновным предоставленных ему полномочий. В таких случаях у судов появляются основания для прекращения уголовного преследования в части ст. 285 УК, так как фактически последствия якобы не установлены.

По приговору Оренбургского областного суда инспекторы ДПС ГИБДД, Рыбинский и Марковский были признаны виновными в злоупотреблении должностными полномочиями, использовании своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила этот приговор, а уголовное дело прекратила за отсутствием в деянии состава преступления и указала в определении следующее: “Как видно из приговора, по ч. 1 ст. 285 УК РФ суд квалифицировал факты ненаправления потерпевшего Ионова на освидетельствование и изъятия у него водительского удостоверения.

Вывод о том, что указанными действиями осужденных было допущено существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, судом не мотивирован”.

При злоупотреблении законные права и интересы личности, общества и государства нарушаются уже в момент незаконного использования полномочий, т. е. после принятия управленческого решения. Объясняется это тем, что сущность властных, организационно-распорядительных или административно-хозяйственных правомочий состоит в способности создавать юридические последствиях для других. Поэтому состав рассматриваемого преступления следует считать формальным, а существенность нарушения интересов субъектов правоотношений рассматривать как характеристику деяния.

Традиционно же состав злоупотребления должностными полномочиями рассматривается как материальный. Во всех без исключения источниках отмечается, что необходимыми слагаемыми соответствующего ему посягательства являются деяние, общественно опасные последствия и причинная связь между ними. Действительно, такое представление об исследуемом преступлении вытекает из диспозиции ч. 1 ст. 285 УК. Однако представляется, что законодательная конструкция этой нормы неточно отражает механизм причинения вреда при злоупотреблении. Судебной практике неизвестны случаи привлечения к ответственности должностных лиц за покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 285 УК. Дело в том, что существенное нарушение законных интересов личности, общества и государства - это скорее не следствие, а сущность противоречащего интересам службы использования должностных полномочий или невыполнения обязанностей.

Правильный вывод сделан судом по факту уничтожения оперуполномоченным материалов проверки: “Сокрытием материала от регистрации посредством его уничтожения, непредставления в дежурную часть ОВД... К. были дискредитированы правоохранительные органы, подорван их авторитет”. Высшая судебная инстанция здесь правильно отметила, что авторитет правоохранительных органов был подорван путем сокрытия материала, т. е. само по себе его сокрытие и представляет собой дискредитацию правоохранительных органов.

Все они описываются посредством указания на действия или бездействие виновного. Существенный вред, с точки зрения высшей судебной инстанции, может выражаться: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, государственных и муниципальных учреждений, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т. п.

Любому незаконному использованию полномочий должностным лицом, если оно не вызывается обстановкой крайней необходимости, присущи низменные мотивы, т. е. оно совершается из корыстной или иной личной заинтересованности. Поэтому небесспорным является решение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда, которым было признано, что личная заинтересованность отсутствует в действиях участкового уполномоченного П., который убедил потерпевшего от разбойного нападения подписать составленное им объяснение о том, что телесные повреждения были получены в ходе обоюдной ссоры с неизвестным. На основании этого П. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия не согласилась с доводами районного суда, в соответствии с которыми нераскрытое тяжкое преступление на обслуживаемой территории является негативным показателем в работе участкового, обязывает заниматься его раскрытием, может отрицательно сказаться на продвижении по службе. В определении коллегии отмечалось, что участковые уполномоченные заниматься профилактикой бытовых преступлений, к числу которых укрытый разбой не относился. Кроме того, обязанность его раскрытия лежала на криминальной милиции. Судебная коллегия пришла к выводу, что П. совершил дисциплинарный проступок, который выразился в неучастии в раскрытии преступления совместно с другими службами.

В приведенном решении кассационная инстанция исключила мотив, установленный районным судом, но не предприняла попытки выяснения действительных побудительных причин незаконного вынесения участковым уполномоченным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Участковый не мог не осознавать, что укрывательство нераскрытого разбоя противоречит интересам службы, которые в данном случае заключались в выявлении и раскрытии преступления. Для него также было очевидно, что задачи конкретного органа внутренних дел не могут противоречить задачам правоохранительной системы в целом.

Необходимым условием ответственности за превышение должностных полномочий является связь между совершенными лицом действиями и его обязанностями по службе. В противном случае любое преступление, совершенное должностным лицом, следовало бы рассматривать как превышение этих полномочий. Статья 286 УК была исключена судом из обвинения милиционера батальона патрульно-постовой службы милиции 3. В свободное от службы время знакомый попросил осужденного оказать воздействие на лиц, употребляющих наркотики и притесняющих его. 3. произвел личный досмотр потерпевших, осмотрел их тела с целью обнаружения следов от уколов, а затем беспричинно избил. Суд отметил, что, совершая преступление, “... 3. не находился при исполнении служебных обязанностей, его действия не были связаны с отправлением властных полномочий, он руководствовался личными хулиганскими мотивами, применил к К. насилие, чем грубо нарушил общественный порядок”.

К трём типичным случаям превышения должностных полномочий относятся:

- совершение должностным лицом действий, относящихся к полномочиям другого должностного лица;

- действия, которые могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте;

- совершение должностным лицом действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Первый типичный вид превышения можно проиллюстрировать решением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу участкового уполномоченного В., который в ходе превышения должностных полномочий фактически лишил потерпевшего свободы. “По смыслу закона, отмечается в кассационном определении, под незаконным задержанием, уголовная ответственность за которое предусмотрена ст. 301 УК РФ, понимается задержание в уголовно-процессуальном порядке, и субъектом этого преступления могут быть лишь должностные лица органа дознания, следствия и прокурор, к таким лицам участковый уполномоченный милиции Б. не относился, уголовно-процессуальное задержание не производил, поэтому в его действиях отсутствует состав этого преступления”.

Во втором случае должностное лицо не выходит за пределы предоставленных ему полномочий, поэтому квалификация подобных действий по ст. 286 УК небесспорна. Трудно подобрать пример из судебной практики, который бы соответствовал второму типичному виду превышения. Приводимый в литературе случай с незаконным применением оружия сотрудником милиции некорректен. Вряд ли можно рассматривать применение представителем власти оружия в качестве акта использования распорядительных полномочий “в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости”. Нужно отличать управленческое решение, влекущее юридические последствия для других, от непосредственного физического воздействия, причинения вреда здоровью или смерти другому человеку.

Следует согласиться с П.С. Яни, который пишет: “Применяя ст. 285 УК РФ, необходимо исходить из того, что использование должностных полномочий вопреки интересам службы представляет собой совершение должностным лицом действий (бездействия) по службе, которые оно уполномочено, т. е. имеет право и обязанность, совершить только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте”[10] .

Как действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить, можно охарактеризовать применение оперуполномоченным М. насилия к К. с целью добиться от него признания в совершении кражи. Судебной практике известны и ненасильственные способы реализации третьего типичного вида превышения должностных полномочий. По ч. 1 ст. 286 УК были квалифицированы действия военного комиссара Пермской области Д., который потребовал от подчиненных ему военных комиссаров районов внести свои материальные вклады в создание «подарочной комнаты». Со слов Д., передаваемые потерпевшими деньги и материальные ценности были предназначены для поздравления вышестоящего командования. Комиссары осознавали незаконность требования, но были вынуждены его выполнять.

При совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК, должностное лицо явно выходит за пределы предоставленных ему полномочий и поэтому правоотношений, которые находятся в сфере его компетенции, не изменяет, юридических последствий для других лиц не создает. Неверно как превышение должностных полномочий судом были квалифицированы действия начальника исправительного учреждения 3. Последний отправлял осужденных в отпуска, нарушая при этом требования инструкции, регламентирующей порядок предоставления кратковременных выездов за пределы мест лишения свободы, и не оформляя надлежащим образом документы. Заметим, что в соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации и инструкцией именно начальники исправительных учреждений дают разрешение на краткосрочный выезд. Таким образом, 3. незаконно, вопреки интересам службы использовал свои полномочия, т. е. злоупотреблял ими.

Хорошо иллюстрирует коренное различие между злоупотреблением должностными полномочиями и их превышением, а также тонкую грань между превышением и неслужебными преступлениями следующий пример из практики Верховного Суда РФ. Следователь 3. избрал С, обвиняемому в незаконном хранении наркотиков, меру пресечения в виде подписки о невыезде. При возвращении принадлежащих ему 368 руб., осознавая, что он действует вопреки интересам службы и, используя предоставленные ему законом должностные полномочия, из корыстной заинтересованности, взял у Сергеева деньги в сумме 50 (пятьдесят) рублей одной купюрой для личных нужд. Верховный Суд Республики Бурятия квалифицировал действия следователя по ч. 1 ст. 285 УК, пояснив, что «... деяние причинило существенный вред интересам общества и государства в виде подрыва авторитета правоохранительных органов в лице государства». При этом в приговоре обосновывалось злоупотребление служебным положением, а не полномочиями. Президиум Верховного Суда РФ в части, касающейся осуждения следователя по ч. 1 ст. 285 УК, производство по делу прекратил, отметив, что подрыв авторитета органов власти сам по себе не является существенным вредом и не свидетельствует о наличии в действиях 3. данного состава преступления.

В приведенном примере следователь использовал не полномочия, а должностное положение. Кроме того, в действиях 3. присутствуют все признаки грабежа. Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК, является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий, независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет. Открытое изъятие имущества у С. описанным выше способом стало возможно благодаря должностному положению следователя и было связано с выполнением им своих служебных обязанностей. Поэтому мы считаем, что следователь в данной ситуации явно вышел за пределы предоставленных ему полномочий, что выразилось в совершении грабежа.

При отграничении преступлений, предусмотренных в ст. 285 и 286 УК, следует исходить из закрепленного в Кодексе механизма причинения должностным лицом вреда интересам власти и службы. Его осмысление позволяет констатировать, что различия кроются в направлении эксплуатации должностным лицом своего особого статуса. При совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК, виновный использует один из трех видов должностных полномочий, а при превышении - служебное положение.

Таким образом, должностное злоупотребление - это действия или бездействие, которые входят в служебные полномочия виновного и представляют собой управленческое либо распорядительное решение. Подобное поведение изменяет правоотношения, существующие в сфере компетенции должностного лица, т. е. создает юридические последствия для других. Возможность негативным образом воздействовать на данные правоотношения при совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК, достигается тщательной маскировкой преступником своего общественно опасного поведения, попытками легализации решений, противоречащих интересам службы.

Существенная черта злоупотребления должностными полномочиями и специальных его видов - это объективная невозможность совершения данных посягательств общим субъектом, т. е. не должностным лицом. Нельзя использовать служебные полномочия, не имея таковых.[11]

Напротив, при превышении полномочий виновный действует явно противоправно. Такое поведение не может иметь иного (помимо уголовно-правового) юридического значения. Оно не может так, как злоупотребление, порождать (пусть даже «ущербных») правоотношений в сфере компетенции чиновника, предоставлять кому-то права и освобождать от обязанностей. Единственное правовое последствие превышения - это возникновение оснований для привлечения виновного к уголовной ответственности.

Совершая преступление, предусмотренное ст. 286 УК, должностное лицо использует не правомочия, а соответствующее им служебное положение, Посягательство на соответствующий объект уголовно-правовой охраны становится возможным и облегчается благодаря особому статусу субъекта, наличию форменной одежды, служебного удостоверения, оружия, специальных средств и т.д. Должностное положение виновного дискредитирует власть, значительно повышает общественную опасность посягательства.[12]


Заключение

Под квалификацией понимается установление и закрепление в процессуальных документах соответствия между юридическими признаками реального общественно опасного деяния и признаками, законодатель в норме

Квалификация преступления как деятельность представляет собой сложный познавательный процесс, сущность которого заключается в отражении в нашем сознании объективно существующих событий действительности. Рассматривая же квалификацию как результат этого процесса, можно сделать вывод, что она включает в себя вывод о наличии состава определенного преступления и, следовательно, о той конкретной норме закона, которая должна применяться к виновному.

Уголовно-правовые нормы наполняются реальным содержанием в результате практики их применения. Это оказывает позитивное влияние на разрешение сложных ситуаций, возникающих при квалификации различных преступлений, особенно тех, составы которых находятся в органическом единстве. С такими сложностями нередко приходится сталкиваться правоприменителям при определении соотношения преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Объективная сторона преступления (ч. 1 ст. 285 УК РФ) характеризуется следующими признаками: использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы; наступление вследствие этого последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства; наличие причинной связи между деянием должностного лица и вредными последствиями.

Злоупотребление должностными полномочиями совершается путем действий и бездействия (например, невыполнение должностным лицом правоохранительного органа обязанности по пресечению совершаемого преступления).

Объективная сторона превышения должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) характеризуется следующими признаками: совершение действий, явно выходящих за пределы полномочий должностного лица; причинение последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; причинной связью между общественно опасным деянием и наступившими вредными последствиями.

Преступление имеет материальный состав и поэтому является оконченным с момента наступления указанных в законе общественно опасных последствий.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что проблема квалификации преступлений является актуальной и её решение требует эффективного и тщательного рассмотрения её отдельных аспектов.


Библиография

Нормативные акты

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 09.11.2009) (с изм. и доп., вступающими в силу с 17.11.2009)// СЗ РФ.- 1996.- № 25.- Ст. 2954.

Литература общего содержания

2. Авдеев С.В. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки злоупотребления должностными полномочиями: уголовно-правовой аспект Авдеев С.В. // "Черные дыры" в Российском законодательстве .- 2006 .- № 3. - С. 155-158.

3. Борков В. Проблемы квалификации преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ // Уголовное право.- 2008.- №3.- С. 19-24.

4. Голубев В.В. Злоупотребление должностными полномочиями как основа отечественной коррупции // Законодательство .- 2002 .- № 6. - С. 80-85.

5. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2007.

6. Мельниченко А.Б. Уголовное право: Особенная часть: Учеб. пособие для вузов.- Ростов н/Д: МарТ, 2002 .

7. Савельева В.С. Основы квалификации преступлений: Учебное пособие для вузов. - Москва: Проспект, 2006 .

8. Смелова С.В. Превышение должностных полномочий // Закон и право. - 2008 .- № 2 .- С. 97-98.

9. Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений: Учеб. пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2004.

10. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай.- М.: ИНФРА-М, 2005.

11. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под общ. ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Норма, 2007.

12. Яни П.С. Разграничение должностного злоупотребления и превышения должностных полномочий // Законность.- 2007.- № 12.- С. 12.


[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 09.11.2009) (с изм. и доп., вступающими в силу с 17.11.2009)// СЗ РФ.- 1996.- № 25.- Ст. 2954.

[2] Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений: Учеб. пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2004.-С. 13-16.

[3] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай.- М.: ИНФРА-М, 2005.- С. 267-269.

[4] Савельева В.С. Основы квалификации преступлений: Учебное пособие для вузов. - Москва: Проспект, 2006 .- С. 20-23.

[5] Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2007. - С. 10-12.

[6] Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под общ. ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Норма, 2007.- С. 681-685.

[7] Мельниченко А.Б. Уголовное право: Особенная часть: Учеб. пособие для вузов.- Ростов н/Д: МарТ, 2002 .- С. 325-326.

[8] Смелова С. В. Превышение должностных полномочий // Закон и право. - 2008 .- N 2 .- С. 97-98.

[9] Авдеев С. В. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки злоупотребления должностными полномочиями: уголовно-правовой аспект Авдеев С. В. // "Черные дыры" в Российском законодательстве .- 2006 .- № 3. - С. 155-158 .

[10] Яни П.С. Разграничение должностного злоупотребления и превышения должностных полномочий // Законность.- 2007.- № 12.- С. 12.

[11] Голубев В.В. Злоупотребление должностными полномочиями как основа отечественной коррупции // Законодательство .- 2002 .- № 6. - С. 80-85 .

[12] Борков В. Проблемы квалификации преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ // Уголовное право.- 2008.- №3.- С. 19-24.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий