Система международного частного права

Особый характер норм международного частного права, его основная специфика и место в системе отраслей права. Соотношение международного и национального частного права. Принципы международного частного права. Соотношение с международным публичным правом.

Система международного частного права


План

Введение

1. Международное частное право как система норм, регулирующих международные отношения с участием юридических и физических лиц

2. Место международного частного права в системе отраслей права

3. Соотношение международного частного права и международного публичного права

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Международное частное право – комплексная отрасль права, наука и учебная дисциплина, которая раньше преподавалась в специализированных ВУЗах, которые готовили специалистов для работы в министерстве иностранных дел и внешнеэкономических ведомствах. Однако в настоящее время ситуация изменилась после. Экономические реформы, проводимые в нашей стране охватили внешнеэкономические связи, что обусловило необходимость сотрудничества наших граждан и организаций с гражданами и организациями других государств. Исходя из этого в настоящее время юристу, да и человеку любой другой профессии, вступающему в отношения с иностранным физическим или юридическим лицом необходимо знать свои права, обязанности, знать как следует поступить в той или иной ситуации. Исходя из этого изучение международного частного права в вузах ориентировано только на студентов, завершающих своё юридическое образование, поскольку надлежащее понимание категорий международного частного права, его дискуссионных аспектов и практических проблем предполагает хорошее знание гражданского, семейного, трудового, процессуального и международного публичного права.


1. Международное частное право как система норм, регулирующих международные отношения с участием юридических и физических лиц

Международное частное право – это комплексная правовая система, объединяющая нормы внутригосударственного законодательства, международных договоров и обычаев, которые регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, осложнённые иностранным элементом, с помощью коллизионно-правового и материально-правового методов. Нормы международного частного права регулируют гражданско-правовые, трудовые, семейные и другие имущественные и личные неимущественные отношения с иностранным элементом.

Международное частное право определяет природу норм международного частного права, способы преодоления коллизионных ситуаций, гражданско-правовое положение иностранцев, лиц без гражданства, иностранных юридических лиц и государств, внешнеэкономические сделки, порядок рассмотрения споров с иностранным элементом и др.

К группе имущественных отношений, носящих не властный, для которых характерно наличие иностранного элемента, относятся:

· Имущественные отношения, субъектом которых выступает сторона, являющаяся иностранной (иностранное физическое или юридическое лицо, иностранное государство);

· Имущественные отношения, когда все участники принадлежат к одному государству, но объект, из-за которого возникают соответствующие отношения, находится за границей;

· Имущественные отношения, возникновение, изменение или прекращение которых связаны с юридическим фактом, возникающим за границей (смерть, заключение договора и т.д.

С точки зрения содержания, отношения, входящие в предмет международного частного права, можно разделить на 2 основные группы:

· Экономические, хозяйственные, научно-технические и культурные связи;

· Отношения с участием иностранцев, затрагивающие их имущественные и личные неимущественные, семейные и другие права частноправового характера.

Наука международного частного права состоит из общей и особенной частей. Предметом рассмотрения общей части являются источники международного частного права, методы регулирования, учение о коллизионных нормах, национальный режим и режим наибольшего благоприятствования, принцип взаимности и другие принципы международного частного права, правовое положение субъектов гражданско-правовых отношений с иностранным элементом; иностранные юридические лица и иностранные граждане. В Особенную часть входят: право собственности, обязательственное право, кредитные и расчётные отношения, обязательства из правонарушений, авторское и патентное право, семейное право, наследственное право, трудовые отношения и международный гражданский процесс.

Основными тенденциями развития международного частного права на современном этапе можно считать:

· Стремление к унификации правовых норм путём принятия международных договоров и типовых законов;

· Появление коллизии между нормами международных договоров в области международного частного права;

· Совершенствование и кодификация норм международного частного права на национальном уровне;

· Возрастание роли принципа автономии воли сторон, переход к более гибким нормам коллизионного права;

· Расширение сферы действия международного частного права (космическая деятельность, атомная энергетика, транспорт, средства связи).

2. Место международного частного права в системе отраслей права. Его основные принципы

В глобальной правовой системе международное частное право занимает особое место. Его основная специфика заключается в том, что международное частное право - это отрасль национального права, одна из частноправовых отраслей права любого государства (российское, французское международное частное право и т.д.). Оно входит в систему национального частного права наряду с гражданским, торговым, коммерческим, семейным и трудовым. Термин «международное» имеет здесь совсем иной характер, чем в международном публичном праве, - он означает только одно: в гражданском правоотношении есть иностранный элемент (при этом не имеет никакого значения, один или несколько и какой именно вариант иностранного элемента). Однако международное частное право представляет собой весьма специфическую подсистему национального права отдельных государств. Соотношение международного частного права с другими отраслями национального частного права можно определить таким образом:

1. Субъектами национального частного права выступают физические и юридические лица; государства, выступающие как лица частного права. Это относится и к международному частному праву. Его субъектами могут выступать также международные межправительственные организации, выступающие как лица частного права. Все иностранные лица (физические и юридические, иностранное государство), предприятия с иностранными инвестициями, транснациональные корпорации, международные юридические лица являются исключительно субъектами международного частного права.

2. Объектом регулирования национального частного права выступают негосударственные гражданские (в широком смысле слова) правоотношения. Объектом регулирования могут быть и диагональные (государственно-негосударственные) отношения гражданско-правового характера. В международном частном праве эти отношения в обязательном порядке отягощены иностранным элементом.

3. Метод регулирования в национальном частном праве – это метод децентрализации и автономии воли сторон. Способ его реализации- применение материально-правовых норм. Это касается и международного частного права, но здесь основным способом реализации общего метода децентрализации выступает метод преодоления коллизий — применение коллизионных норм.

4. Источниками национального частного права выступают национальное законодательство (прежде всего); международное право (которое включено в национальную правовую систему большинства государств мира); судебная практика и доктрина; аналогия права и закона, автономия воли сторон.

5. Сфера действия национального частного права — национальная территория данного государства. Это относится и к международному частному праву, но следует подчеркнуть существование регионального международного частного права (европейского, латиноамериканского) и процесс формирования универсального международного частного права.

6. Ответственность в национальном частном праве (в том числе и в международном) имеет гражданско-правовой (контрактный или деликтный) характер.

7. Особый характер и необычность норм международного частного права выражены уже в самом термине — «внутригосударственное (национальное) международное частное право». С первого взгляда сама терминология производит двоякое впечатление: не может быть отрасли права, одновременно являющейся и внутригосударственной (национальной), и международной. На самом деле здесь нет ничего удивительного - речь идет о правовой системе, предназначенной регулировать непосредственно международные отношения негосударственного характера (возникающие в частной жизни). Необычность норм международного частного права выражается еще и в том, что одним из его основных источников непосредственно выступает международное публичное право, которое играет чрезвычайно важную роль в формировании национального международного частного права. Принято говорить о двойственном характере норм и источников международного частного права. Действительно, это, пожалуй, единственная отрасль национального права, в которой международное публичное право выступает как непосредственный источник и имеет прямое действие.

Основными (общими) принципами международного частного права можно считать определенные в п. «с» ст. 38 Статута Международного Суда ООН «общие принципы права, свойственные цивилизованным нациям

Принципы международного частного права:

1. Автономия воли участниковправоотношения это основной

специальный принцип международного частного права (как и любой другой отрасли национального частного права). Автономия воли лежит в основе всего частного права в целом (принцип свободы договоров; свобода иметь субъективные права или отказаться от них; свобода обращаться в государственные органы за их защитой или терпеть нарушения своих прав).

2. Принцип предоставления определенных режимов: национального, специального (преференциального или негативного) режимов наибольшего благоприятствования.

3. Принцип взаимности. В международном частном праве выделяют два вида взаимности — материальную и коллизионную. Проблемы коллизионной взаимности (или взаимности в широком смысле слова) относятся к коллизионному праву и будут рассмотрены ниже. Материальная взаимность, в свою очередь, делится на собственно материальную (предоставление иностранным лицам той же суммы конкретных прав и правомочий, которыми национальные лица пользуются в соответствующем иностранном государстве) и формальную (иностранным лицам предоставляются все права и правомочия, вытекающие из местного законодательства).

По общему правилу предоставляется именно формальная взаимность, но в отдельных сферах — авторское и изобретательское право, избежание двойного налогообложения — принято предоставлять материальную взаимность.

4. Принцип недискриминации. Дискриминация — это нарушение или ограничение законных прав и интересов иностранных лиц на территории какого-либо государства. Общепризнанная норма международного частного права всех государств — абсолютная недопустимость дискриминации в частноправовых отношениях. Каждое государство имеет право требовать от другого государства создания для его национальных лиц таких же условий, которыми пользуются лица других государств, т.е. условий, общих и одинаковых для всех.

5. Право на реторсии. Реторсии — правомерные ответные меры (ограничения) одного государства против другого, если на его территории нарушаются законные права и интересы физических и юридических лиц первого государства. Цель реторсий — добиться отмены дискриминационной политики (ст. 1194 ГК РФ).

3. Соотношение международного частного права и международного публичного права

Проблема соотношения международного частного права и международного публичного права, является одной из сложнейших, она приобретает особую остроту и актуальность в современную эпоху в связи с расширением материальной основы и сферы действия, усложнением структуры, а также дифференциацией субъектов международных экономических отношений. Выделение определённых норм международного права, регулирующих отношения между государствами и производными от них субъектами в экономической области, в отдельную группу юридически обязательных предписаний - международного экономического права - и возникновение неоднозначно решаемых международно-правовой и национально-правовой доктринами сопутствующих этому вопросов теоретического и практического характера (например, "транснационального" права), обусловили сам факт и масштаб дискуссий по поводу природы, места в существующих правовых системах международного частного права, их соотношения, наличия или отсутствия взаимодействия между ними.

Возрастание международных контактов между государствами и находящимися под их властью субъектами, а также активизация процессов миграции населения, расширения культурных и хозяйственных связей, усиление взаимозависимости и открытости обществ по отношению друг к другу в целом – всё это служит толчком для развития современных международных отношений. Таким образом, процессы интернационализации международной хозяйственной деятельности, с одной стороны, и общее русло социальной, политической и экономической деятельности государств, правительств, международных организаций, объединений лиц и граждан в направлении к трансформации в единую взаимоувязанную глобальную систему отношений и связей с другой, заставляют задуматься, в чём же состоят цели, объект и сфера регулирования международного публичного права применительно к сопоставлению с международным частным правом, особенно, когда речь заходит о правовом положении юридических и физических лиц, ответственности государств перед кругом частноправовых субъектов, которые имеют различную государственную принадлежность и ведут экономическую деятельность на территориях нескольких стран.

Организация Объединенных Наций объявила 2001 год "годом диалога между цивилизациями". В этом контексте проблема соотношения международного публичного и международного частного права приобретает особую значимость, поскольку позволяет раскрыть их роль на различных этапах развития человеческого общества. Для российской действительности вопрос о разграничении и соотношении, понимаемом как соподчинение одного другому, взаимосвязи и взаимодействия между международным публичным правом и международным частным правом получил новый импульс с принятием и вступлением в силу Конституции РФ 1993 г., в которой закреплено, что, во-первых, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, заключенные Российской Федерацией, являются составной частью ее правовой системы (п.4 ст.15), и, во-вторых, что в РФ признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (п.1 ст.17). Согласно положениям ст.18 Конституции России, трактующих права и свободы человека и гражданина в качестве непосредственно действующих, в частности, и в случаях, когда они закреплены в международных договорах РФ, решение поставленной проблемы соотношения международного публичного и международного частного права становится ключевым и в сугубо практической плоскости, если говорить о деятельности судебных или иных правоприменительных органов.

В отечественной науке и практике так же, как и в доктрине международного права других стран, в том числе СНГ, преобладающее число исследователей единодушны во мнении о характере соотношения международного и внутригосударственного (национального) права. Общепризнанными являются положения, что международное и внутригосударственное право - это самостоятельные, хотя и взаимосвязанные правовые системы и что они находятся в постоянном взаимодействии, соприкосновении, оказывая взаимное влияние друг на друга. Другим не менее стабильным теоретическим утверждением в общей теории права и отраслевых правоведческих дисциплинах, принятых и в нашей, и в зарубежной науке, выступает постулат о том, что международное частное право есть отдельная самостоятельная отрасль внутригосударственного права. Отсюда выводится необходимость исследования международного частного права как части внутригосударственного права, а сопоставление его с международным публичным правом требует проведения анализа через призму соотношения систем международного и национального права.

Проблема соотношения международного и внутригосударственного права - центральная в теории международного права, поскольку в ходе ее практического исследования имеется возможность осуществить сравнительный анализ объектов регулирования каждой из систем, выявить специфические особенности, пространственную и субъектно-объектную сферы действия, свойственные той и другой методы регулирования, а также определить формы и способы формирования международно-правовых норм в рамках отдельной страны. Соотношение международного и внутригосударственного права - это всегда отношения связи и обратных связей, образующих в комплексе взаимодействие систем. Последнее обусловлено объективным характером взаимного влияния и зависимости между внешней и внутренней политикой каждого государства, тенденциями развития мирового сообщества в целом, а также тем, что государства являются создателями как национально-правовых, так и международно-правовых норм.

В пункте 4 ст.15 Конституции РФ определяется, что в случаях, когда "международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Это подтверждает безусловный вывод о приоритете международно-правовых норм по отношению к нормам национального права. Однако как быть с использованием для целей регулирования положений национального законодательства, созданных на основе соответствующего международного договора и выступающих, таким образом, с одной стороны, в качестве предписаний национального права нашего государства, а с другой - являющихся нормами международного договора, формирующими состав российского международного частного права? Получается, что такая норма будет иметь приоритет над самой собой. Международное право в самом общем виде понимается как особая система права, регулирующая отношения между властными, суверенными субъектами международных отношений - государствами, государствоподобными и (или) производными от государств образованиями (межгосударственными организациями). Международное право есть "система создаваемых государствами (и частично другими субъектами международного права) путём согласования их воль юридических норм, регулирующих определённые общественные отношения". Международное право - это система юридических норм, регулирующих межгосударственные отношения в целях обеспечения мира и сотрудничества. Что касается международного частного права, то, если иметь в виду пользующуюся наибольшим признанием точку зрения, что международное частное право входит в качестве самостоятельной отрасли права в национально-правовую систему отдельно взятого государства, основные составляющие его определения сводятся к следующему: международное частное право регулирует гражданско-правовые, семейные и трудовые отношения "с иностранным или международным элементом" Они понимаются в широком смысле, то есть как отношения, выходящие за пределы одного государства. Рассмотрение соотношения международного частного права с другими системами и отраслями права, в частности с международной системой и особенно международным публичным правом, даёт исследователям ключ к постижению существа и специфических особенностей данной совокупности норм объективного права.

Основным воздействующим фактором выступает, с одной стороны, наличие и в той и в другой категориях элемента "международный", а с другой - антонимичность и объективная противопоставленность двух других компонентов: "публичный" в одном случае и "частный" - во втором. Международный, в значении "межгосударственный", характер международного публичного права в современных условиях не вызывает сомнений, хотя и предпринимаются попытки расширить круг его субъектов за счёт включения в него транснациональных корпораций и многонациональных компаний, а также индивидуумов (физических лиц). Одновременно тот же самый термин весьма неоднозначно может быть истолкован в категории "международное частное право". В термине "международное частное право" оно присутствует для обозначения более широкой, нежели внутригосударственные рамки конкретного государства, сферы существования регулируемых им общественных отношений. Однако исчерпывается ли этим правовая природа рассматриваемой совокупности правовых предписаний и регулируемых ими отношений? Действительно, крайне важно подчеркнуть проявление международного характера международного частного права не только за счёт того, что оно регулирует отношения, лежащие в сфере международного хозяйственного, торгового и гражданского оборота, то есть выходящие за пределы правопорядка одного государства. "Международность" международного частного права усматривается также и в другом обстоятельстве. Во-первых, удельный вес в составе норм международного частного права занимают предписания, согласованные международно-правовым (договорным или обычно-правовым) путём. Следовательно, поскольку такие нормы не могут быть изменены государствами в одностороннем порядке, международное частное право имеет в своём составе, хотя и с известными ограничениями по своему смысловому содержанию, единые (то есть возникшие из международных договоров либо обычаев) нормы. Во-вторых, коллизионные правила каждого государства нередко отсылают регулирование к материальным нормам иностранного права, и в каждом отдельном случае регламентация данного отношения обеспечивается международным взаимодействием национальных правовых систем. В сочетании действия коллизионной нормы отечественного правопорядка и материальной нормы иностранного права (как одном из возможных вариантов), совместно регулирующих конкретные общественные отношения, проявляется международный характер международного частного права в ином аспекте, нежели при одновременной констатации гражданско-правовой (цивилистической), или невластной, природы анализируемых отношений, которые выходят за рамки правопорядка только одного государства.

Международное частное право становится поистине международным благодаря объективному отражению в нём множества социальных и юридических отношений, определяющих связи между самими суверенными государствами, между отдельным государством и находящимися в сфере его юрисдикции национальными субъектами права, между самими субъектами, принадлежащими к разным правопорядкам, а также взаимодействие международной системы права с национальными правовыми системами, равно как и международное взаимодействие национально-правовых систем между собой.

Сложной выглядит цель раскрытия содержания и воздействия на искомое соотношение категорий, - "публичный" и "частный". В последнее время в российской доктрине (а ранее в советской) нередко акцентируется внимание (А. М. Ладыженским, С. Н. Лебедевым, А. Л. Маковским, М. М. Богуславским и др.) на том, что главным в категории "международное частное право" является термин "частное". Недооценка термина «частное» привела бы к смешению с отраслями публичного права национально-правовой системы или с системой международного права. С другой стороны, переоценка этого качества способствует, как следует из некоторых высказываний, нивелированию международного частного права с другими отраслями цивилистического направления внутригосударственного права (гражданским или торговым, хозяйственным, предпринимательским и т.п.) и даже в состоянии привести к отрицанию самостоятельного характера последнего. С этой точки зрения, чтобы выявить истинную природу регулируемых международным частным правом отношений, можно было бы даже поставить слово "частное" на первое место и получить надлежащее обозначение рассматриваемой области права и научной дисциплины "частное международное право". Однако ввиду того, что первый из рассмотренных элементов - прилагательное "международный" - является, несомненно, несущей конструкцией, именно параметр "международный" выступает определяющим для наименования данной совокупности норм.

Понятия "международное публичное" и "международное частное право" выступают как парные категории: одно - в подлинном смысле международное (межгосударственное) право, другое - часть внутригосударственного, национального права. Первое направлено на регулирование властных (публичных) отношений, второе призвано обеспечить упорядочение отношений в основном между физическими и юридическими лицами. Понимание "публичного" исключительно как внешнего проявления государственности и механического толкования связи публичных интересов с интересами общества, со всем разнообразием всевозможных связей между ними, не позволяет согласиться с дальнейшими выводами, к которым приводит подобное направление рассуждений. В равной степени вызывает возражения и восприятие "частного" в качестве только лишь инструмента развития и защиты индивидуальных прав лиц (граждан). Так, на конференции звучала идея о необходимости «чётко разграничивать сферы частного и публичного права и применять соответствующие механизмы регулирования там, где они уместны». Публично-правовые механизмы пригодны для конструирования самого государства, его органов, для регулирования управленческой деятельности, государственных финансов и налоговых отношений, социального обеспечения, правосудия, охраны личности и природы. Приёмами частного права опосредуются отношения собственности, товарно-денежного оборота, сферы частной и семейной жизни и т.д.

Между тем регулирование всех перечисленных сфер только тогда достигнет надлежащего уровня эффективности, когда правовые модели будут в аналогичной степени учитывать в публично-правовых отношениях, и особенно в выборе юридических средств, инструменты воздействия на интересы частных лиц, а в области частноправовой - цели всего общества и государства в целом. Международное публичное право не свободно от частноправовых проявлений, как и в свою очередь "международное частное право" обладает значительным объемом качества "публичности". Так, свобода договора, усмотрение сторон и их равенство как принципы регулирования любых отношений цивилистической направленности в международном частном праве бескомпромиссно могут быть ограничены строгими императивными нормами, а также оговоркой о "публичном порядке", "противоречии добрым нравам", "общественным интересам", "государственному суверенитету, безопасности" и т.д. Принцип состязательности в гражданском процессе, служащий рычагом частноправового регулирования, в том числе и тогда, когда в деле участвуют иностранные субъекты, в правовых системах некоторых стран вполне уживается с требованием действий суда ex officio (например, в ряде латиноамериканских государств, ратифицировавших Гаванскую конвенцию 1928 г. и инкорпорировавших Кодекс Бустаманте, который в вопросе установления содержания иностранного права исходит при этом из наличия соответствующей обязанности суда; в этой части то же характеризует и российское право). Кроме того, этот принцип действует в условиях принципа объективности, всесторонности и внутренней убежденности суда в оценке обстоятельств дела и разрешении споров. В итоге весьма важное характерное качество соотношения международного публичного права и международного частного права - уравновешенность "публичного" и "частного". Примечательно, что на данный момент обращают внимание и зарубежные исследователи. В частности, западногерманский автор Х. Шак, говоря о возможностях унификации права в области международного гражданского процесса, пишет: ":унификация права проходит гораздо легче, если уяснить для себя, что в международном гражданском процессуальном праве речь идет об уравновешивании частных интересов, что государственные интересы, по крайней мере в сфере действия принципа диспозитивности, практически не затрагиваются.

Наиболее ярким свидетельством в пользу этой позиции выступает то, что и в международном публичном праве, и в международном частном праве договор служит источником юридических норм, используемых для регулирования соответствующих отношений. Однако в международной системе он является регулятором отношений между государствами и межправительственными международными организациями (отношений, по существу, властного характера). В области же международного частного права международный договор благодаря функционированию определенных механизмов, установленных внутригосударственными (преимущественно конституционными, хотя в ряде случаев и иными) предписаниями, обеспечивает регулятивное воздействие содержащихся в нем положений на частноправовые отношения субъектов международного хозяйственного (гражданского) оборота. В итоге инструмент, казалось бы, публичного права - международный договор - активно применяется в сфере регламентации бесспорно частноправовых отношений, из коих складывается объект регулирования в международном частном праве.

Исходя из этого решение вопроса о характере, правовой природе и соотношении международного частного права с международным публичным правом состоит в поддержке тезиса о его принадлежности к внутригосударственному праву. При суммировании некоторых итогов оценки "международно-правовых", а также "внутригосударственных" концепций определения природы и места международного частного права в нормативной системе привлекает к себе внимание следующий факт. При всем разнообразии точек зрения все они подчеркивают связь международного частного права с международным правом. Причём приверженцами идеи о внутригосударственной принадлежности международного частного права в качестве особой, специфической "отрасли национального права" этот момент выделяется даже больше, чем в международно-правовых концепциях, что, собственно говоря, как раз и служит обоснованием его уникальности, а значит, и самостоятельности этой области права.

Следует иметь в виду, что определение объекта международного частного права через категорию "иностранного элемента" искажает главное в регулируемых общественных отношениях. Вместе с тем отнесение международного частного права к сфере внутригосударственного права конкретного государства не должно трактоваться как догма и пониматься формально. Рассмотренное выше действительное содержание понятия "международный", используемое в закреплении такого наименования за данной совокупностью норм, даёт ключ не только к определению места международного частного права в юридической нормативной системе, но и уяснению характера взаимосвязей между международным публичным и международным частным правом.


Заключение

Международное частное право – правовая система, объединяющая нормы внутригосударственного законодательства, международных договоров и обычаев, которые регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, осложнённые иностранным элементом, с помощью коллизионно-правового и материально-правового методов. Нормы международного частного права регулируют гражданско-правовые, трудовые, семейные и другие имущественные и личные неимущественные отношения с иностранным элементом. Международное частное право определяет природу норм международного частного права, способы преодоления коллизионных ситуаций, гражданско-правовое положение иностранцев, лиц без гражданства, иностранных юридических лиц и государств, внешнеэкономические сделки, порядок рассмотрения споров с иностранным элементом и др. Международное частное право на данный момент – единственная отрасль права, которая регулирует отношения с иностранным элементом, поэтому изучение её источников, субъектов, объектов регулирования, способов преодоления возникших ситуаций необходимо в наши дни.


Список используемой литературы

1. А.В. Попова. Международное частное право. Издательство «Питер», Санкт-Петербург, 2009 г.

2. И.В. Гельтман-Павлова. Международное частное право. Издательство «Эксмо», Москва, 2005 г.

3. М.М. Богуславский. Международное частное право. Издательство «РАН», Москва, 2005 г.

4. А.О. Иншакова. Международное частное право. Издательство «Издательство Волгоградского государственного университета», Волгоград, 2002 г.

5. М.М. Богуславский. Шпаргалки по международному частному праву. Издательство «международные отношения», Москва, 1994 г.

6. Н.Ю. Ерпылеева. Международное частное право. Издательство «Юнити», Москва, 2008 г.

7. Л.П. Ануфриева. Соотношение международного публичного и международного частного права. Журнал «Российское право № 5», 2001 г.