Совершение информационных компьютерных преступлений организованными преступными группами

Анализ практических уголовных дел совершения компьютерных преступлений организованнными преступными группами. Преступная деятельность в области компьютерной информации: является профессиональной; по природе своей латентна и трудновыявляема.

Бессонов Владимир Анатольевич

В последние годы произошло резкое ухудшение криминальной обстановки, которая в настоящее время оценивается как чрезвычайно острая и сложная. Отмечается резкое нарастание криминального профессионализма, множатся дерзкие по замыслу и квалифицированные по исполнению преступления.

Дестабилизирующее влияние на обстановку в стране оказывает набирающая силу организованная преступность, которая в последнее время наряду с совершением общеуголовных преступлений интенсивно интегрируется в экономическую сферу с целью получения сверхвысоких незаконных доходов, сливаясь при этом с конгломератом экономической преступности. В связи с этим происходит процесс расширения масштабов преступных проявлений, который характерен практически для всех отраслей экономики России.

Одновременно с вышеуказанным развертывание научно-технической революции обуславливает не только коренные прогрессивные изменения в составе факторов экономического развития России, но и негативные тенденции развития преступного мира, приводит к появлению новых форм и видов преступных посягательств. Это ярко проявляется в том, что преступные группы и сообщества начинают активно использовать в своей деятельности новейшие достижения науки и техники. Так, преступники для достижения корыстных целей все чаще применяют системный подход при планировании своих действий, разрабатывают оптимальные варианты проведения и обеспечения криминальных “операций”, создают системы конспирации и скрытой связи, принимают дополнительные меры по оказанию эффективного противодействия сотрудникам правоохранительных органов, используют современные технологии и специальную технику, в том числе и всевозможные компьютерные устройства и новые информационно-обрабатывающие технологии.

Еще в 1987 г. Батурин Ю.М. писал, что «мафия… нуждается в компьютерах по трем причинам. Во-первых, мафия включена в крупномасштабный бизнес, где без компьютеров сегодня нечего делать. Во-вторых, из организаций, использующих компьютеры, значительно удобно вытягивать деньги тоже с помощью компьютеров. Наконец, в-третьих, силы безопасности и полиция используют такой мощный инструмент, как компьютер»[1] . Предположения Батурина Ю.М. подтвердились. По данным, приведенным В.Б. Веховым в 1996., 62% преступников совершали такие преступления в составе преступных групп. Отечественные криминалисты в 1996 г. пришли к выводу, что преступления в области компьютерной информации в России наиболее часто встречаются в области экономике и совершаются организованными преступными группами[2] .

Наши собственные исследования сегодня показывают, 75% опрошенных респондентов отметили, что, как правило, компьютерные преступления, совершаются группой лиц и носят организованный характер. Идет активный процесс размывания граней между различными видами преступлений. Например, преступники, организованные в группы и сообщества начинают активно применять компьютерные технологии, в совершении преступлений входя в сговор с должностными лицами.

Имеющиеся сообщения об информационных преступлениях, совершенных как в Росси, так и за ее пределами отрывочны. Пожалуй, никто в мире не имеет сегодня полной картины информационной компьютерной преступности. Понятно, что государственные и коммерческие структуры, которые подверглись нападениям, не хотят афишировать последствия, причиненные нападениями и «эффективность» систем своей защиты.

Не следует думать, что латентность информационных преступлений является нашей национальной спецификой.

Институтом защиты компьютеров (США) совместно с ФБР 1997-1998 гг. проведено исследование, направленное на определение распространенности компьютерных преступлений. Ответы были получены в 1997 г. из 428 организаций, в 1998 г. – из 520[3] .

Респонденты подтвердили, что их информационные системы находятся в опасности: 42% испытали некоторую форму вторжения или другого несанкционированного использования компьютерных систем в течение последних 12 месяцев, в 1998 году эта цифра увеличилась до 64 %.

Свыше 50% из тех, кто испытал вторжения или делал попытку исследований собственных информационных систем, установили факты несанкционированных действий со стороны собственных служащих. Несанкционированные вторжения в информационные системы были также распространены из удаленных источников и сети INTERNET. Что касается частоты вторжений, то 22 респондента указали, что они испытали 10 и большее количество «нападений» на их системы в прошлом году.

Несанкционированное изменение данных было наиболее частой формой нападения и практиковалось, прежде всего, в отношении медицинских (36,8%) и финансовых учреждений (21%).

Свыше 50% респондентов рассматривают конкурентов как вероятный источник нападений (от подслушивания до проникновения в информационные и коммуникационные системы) и полагают, что похищенная информация могла быть использована их конкурентами.

Известные факты отечественной практики свидетельствуют о том, что информационные преступления – это в своей наиболее опасной части в значительной степени проявления организованной преступности.

1985 год. На Ленинградском судостроительном заводе была разоблачена преступная группа численностью свыше 70 человек, в которую входили работники расчетного бюро центральной бухгалтерии завода, должностные и материально-ответственные лица почти всех структурных подразделений предприятия во главе с начальником бюро расчетов. В течение 1981-1985 гг. преступниками было похищено и присвоено более 200 тыс. руб.

До 1988 г. были разоблачены преступные группы, действовавшие аналогичными способами и совершившие хищения в крупных и особо крупных размерах на заводах Петровского и «Красное Сормово» г. Горький (Н.Новгород), «Равенство» г. Ленинграда (Санкт-Петербург) и ряде других городов[4] .

Один из характерных исторических примеров, действия организованных преступных групп - уголовное дело о хищении 125,5 тыс. долл. США и подготовке к хищению еще свыше 500 тыс. долл. во Внешэкономбанке СССР в 1991 г., рассмотренное московским судом. По материалам другого уголовного дела, в сентябре 1993 г. было совершено покушение на хищение денежных средств в особо крупных размерах из Главного расчетно-кассового центра Центрального банка России по г. Москве на сумму 68 млрд. 309 млн. 768 тыс. руб. Такие же факты имели место: в апреле 1994 г. из расчетно-кассового центра (РКЦ) г. Махачкалы на сумму 1млн. 557 тыс. руб.; в московском филиале Инкомбанка; в филиалах Уникомбанка; в коммерческом банке Красноярского края, откуда было похищено 510 млн. руб.; в акционерном коммерческом банке г. Волгограда - 450 млн. руб.; в Сбербанке города Волгограда - 2 млрд. руб.[5] .

В 1993-1996 гг. было предпринято более 300 попыток проникнуть только в одну компьютерную сеть ЦБ[6] . В июне 1993 г. зафиксирован факт несанкционированного доступа в автоматизированную систему Главное управление банка России одной из областей Российской Федерации, сопровождавшегося уничтожением части информации о взаиморасчетах. Ежеквартально преступники внедряют в сети подразделений Банка России фиктивную информацию о платежах на десятки млрд. руб.[7]

Август 1994 года. Группа лиц, используя компьютерную сеть «Искра», путем внесения изменений в работу программ банка, похитила в Мытищенском отделении «Уникомбанка» около 150 тыс. долларов США.

Июль 1996 года, Ленинградское отделение Сбербанка г. Калининграда. Не установленные лица, используя систему международных денежных переводов «Вестерн Юнион» несанкционированно вошли в банковскую систему извне, произвели произвольные записи на сумму 100 тыс. долларов США и вывели необходимые реквизиты для их перечисления и обналичивания.

В 1995 году зарегистрировано свыше 500 случаев незаконного использования пластиковых кредитных карточек (ущерб составил 7 млн. долл. США, возбуждено 42 уголовных дела, в 1996 году 40 дел), по уровню этого преступления Россия давно уже догнала западные страны[8] . Эти примеры можно продолжать и продолжать.

Несколько слов о действии организованных преступных групп на территории Нижегородской области. В конце 90-х начале 2000-х годов правоохранительными органами по Нижегородской области были обезврежены три организованные преступные группы, причем две из них международные, т.к. среди участников были граждане Марокко, Судана, Пакистана, Бангладеш. Группа Юдина и Рбаха[9] , а также группа Мохамеда, Молви и Назира совершили преступление, предусмотренное ч.2 ст.165 и ч.2 ст.272, нанеся ущерб ТОО «ПССР» 46165 р. около (7600 долларов США по курсу компании «ПССР») и 35102 р. 50 коп. соответственно. Интересен случай с организованной преступной группой Нестерова. В январе 1998 года, действуя из корыстных побуждений, Нестеров создал преступную группу с целью совершения преступлений в сфере компьютерной информации. Удивляет, тот факт, что жертвами компьютерного преступления в результате действий группы Нестерова стали несколько физических лиц и около 14 организаций такие как: ООО ТП «Нижегородец», Нижегородская городская дума, МУП «Водоканал», НТУ ОАО «Лукойл», администрация г. Нижнего Новгорода, ТОО «Altex», АОЗТ МПКК «Нижний Новгород – Татарстан», ООО «Нижегородпромсервис», АОЗТ «Жиллифтсервис», Управление инкассации, ТОО «Раша», ОАО «Газ» и другие, но с заявлением обратилась лишь одна ТОО «ПССР» в лице своего директора[10] .

Эти данные лишний раз показывают проблему взаимоотношения жертв-юридических лиц и правоохранительных органов. Пока не будет помощи от жертв компьютерных преступлений, эффективность борьбы с компьютерными преступлениями совершенными преступными группами будет невелика.

Становится, очевидно, что информационная компьютерная преступность относится главным образом к сфере профессиональной и чаще всего совершается организованными преступными группами. Анализ, проведенный Академией ФСБ, показывает, что в настоящее время происходит формирование неформальных групп компьютерных «взломщиков» в некоторых учебных заведениях. Имеются сведения о привлечении организованными преступными группами хакеров к подготовке преступлений в кредитно-банковской сфере, на фондовом рынке. С их же помощью ведется контроль за информацией, накапливаемой в информационно-справочных и учетных компьютерных системах правоохранительных органов[11] .

Поэтому целесообразно для оценки перспектив развития данного явления обратится к криминологическим исследованиям, характеризующим динамику организованной преступности.

Американская целевая группа по изучению российской преступности (Комиссия Вильяма Г. Вебстера) обнаружила, что «две крупнейшие правоохранительные организации, занимающиеся борьбой с ней МВД России и ФБР США, весьма различно определяет понятие преступной группировки и преступления. Это означает, что статистика, которая ведется в США и России не сопоставима и поэтому может использоваться очень ограниченно.

Кроме того, сомнения в достоверности российской статистики осложняют ее анализ и не позволяют точно установить тенденции развития явления. Американцы сделали важный вывод о том, что несогласованность определений является одним из факторов, припятсвующих международным правоохранительным организациям, точно оценить размеры российской организованной преступности и эффективно бороться с ней.

Сегодня, однозначно можно заявить, что среди организованных групп экономической направленности следует ожидать появления достаточно большого количества криминальных структур, специализирующихся в сфере компьютерных преступлений. Статистика говорит сама за себя, за 9 месяцев 2004 года отелом по борьбе с компьютерными преступлениями и незаконным оборотом радиоэлектронных средств и специальных технических средств УСТМ ГУВД Нижегородской области выявлены по статьям 146 УК РФ -1 преступление, ст. 165 УК – 11, ст. 183 УК – 7, ст. 272 УК – 88, ст. 273 УК – 1. Примечателен тот факт, что впервые в Нижегородской области выявлено преступление по ст. 242 УК РФ (распространение порнографии, в данном случае в Интернете)[12] .

Приведенные здесь и ранее отечественные и зарубежные данные позволяют сделать следующие важные выводы о том. Что преступная деятельность в области компьютерной информации: является профессиональной; продолжает совершенствоваться с точки зрения методов и способов совершения преступлений; по природе своей латентна и трудновыявляема; практически всегда является элементом организованной преступной деятельности; имеет явно выраженную тенденцию к транснациональности. Эти выводы обостряют актуальность создания необходимых методик расследования информационных преступлений.


[1] Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном круге. М.. 1987. С. 25.

[2] Крылов В.В.Расследование преступлений в сфере информации. М., 1998. – С.136; Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова. С. 205.

[3] Рост компьютерной преступности в США // ComputerWeekly. 1998. №11. С. 21.

[4] О методике выявления хищений на промышленных предприятиях, использующих АСУ при обработке данных бухгалтерского учета. Указание МВД СССР № 1 / 53 от 7.01.88 г.

[5] Компьютерная «фомка» // Комсомольская правда, 1994. № 82.

Мошенники «засветились» на дисплее // Комсомольская правда, 1994. № 74.

[6] Ковалевская Л. Грабеж в компьютерном интерьере // Вечерний Ставрополь. 1997. 25 января.

[7] Аккуратов И. Батушенко А. Пираньи в компьютерных сетях // Эксперт. № 36. 1996. 23 сен. С. 35.

[8] Максимов В.Ю. Незаконное обращение с вредоносными программами для ЭВМ: проблемы криминализации, дифференциации ответственности и индивидуализации наказания. Диссертация. Краснодар. 1998. С. 19.

[9] Архив Нижегородского районного суда. Уголовное дело №148.

[10] Архив Советского районного суда.

[11] Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова. С. 206.

[12] Отчет ОБКПиНОРЭССТС УСТМ ГУВД Нижегородской области за 9 месяцев 2004 года.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ