регистрация / вход

Проект Федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"

Общие положения о церковном имуществе в соответствии с законодательством РФ. Законопроекты Минкультуры РФ, касающиеся передачи религиозным организациям церковного имущества и реставрации объектов религиозного назначения: противоположные токи зрения.

IГлава. Церковное имущество: понятие, состав, правовое положение

Церковь или, вернее, отдельные Церкви сами стали собственниками, по всей видимости, уже в самый ранний период христианства, ибо уже св. великомученик Иустин говорит о денежных сборах во время богослужения, поступавших в распоряжение епископа (Just. M., Apol. I, 67.).

1) Общие положения о церковном имуществе в соответствии с законодательством РФ

В нормах канонического права Церковь, с одной стороны рассматривается как мистический организм, как многочленное Тело Христово, а с другой – выступает в качестве учреждения, если говорить современным языком, объединяющего в себе христиан с целью совместного вероисповедания. В связи с этим Церковь входит в систему юридических лиц и нуждается в необходимом для нормальной жизнедеятельности имущества.

Основными нормативными актами в сфере регламентирования имущественных отношений религиозных организаций Русской Православной Церкви является Гражданский Кодекс РФ и федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях". Имущественное положение религиозных организаций регулируется также внутренними документами РПЦ, к числу которых относятся: Устав об управлении РПЦ, Постановления Поместных и Архиерейских Соборов, определения Священного Синода. Указы и Распоряжения Патриарха и учредительные документы религиозных организаций РПЦ.

Церковь - Богоучрежденный институт, происхождение ее неотмирно; но по своей человеческой природе она пребывает и на земле, и в этом отношении Церковь поставлена в обыкновенные условия жизни, имея нужду в земных вещественных средствах. Для общественного богослужения необходимы особые здания - храмы, а также богослужебная утварь, священническое облачение. Духовные лица практически не имеют возможности добывать себе пропитание и вообще средства к существованию помимо своего служения в Церкви, либо затруднены в этом, и поэтому Церковь должна располагать средствами, чтобы содержать духовенство.

Для начала, нужно определить, что же вообще представляет собой церковное имущество. Церковное имущество традиционно принято разделять на: 1) вещи священные и 2) вещи церковные. К первым относятся все предметы, специально предназначенные для совершения богослужения, а вторые - включают всякое иное имущество, служащее церковным целям. Священные предметы, в свою очередь, подразделяют на священные в собственном смысле слова и освященные. Вещь становится священной чрез ее освящение. Это могут быть как движимость, так и недвижимость. Кроме самих храмов, церквей, священными предметами признаются: священные сосуды (потир, дискос, лжица, копие, дарохранительница), а также все напрестольные вещи (антиминс, Евангелие, напрестольные кресты, мощи, образа, покровы священных сосудов, одежды на престоле и жертвеннике). К освященным относят следующие предметы: из недвижимости - молитвенные дома, часовни, кладбища, а из движимости: купели, ковши, кропила, кадильницы, паникадила, лампады, подсвечники, поставленные на них свечи, богослужебные книги, колокола.

К обыкновенному церковному имуществу принадлежит вся недвижимость, движимость и все деньги, предназначенные на содержание церквей, духовенства и для удовлетворения общецерковных нужд, например, на содержание духовных школ.

Современное законодательство Российского Федерации предоставляет Православной Церкви и ее каноническим подразделениям, равно как и другим религиозным общинам, права юридического лица, включая и право собственности.

В 21-й статье Закона 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержатся следующие положения:

«1. В собственности религиозных организаций могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры.

2. Религиозные организации обладают правом собственности на имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное религиозным организациям в собственность государством, либо приобретенное иными способами, не противоречащими законодательству Российской Федерации». Передача в собственность религиозным организациям имущества религиозного назначения, включая и «культовые здания» вместе с относящимися к ним земельными участками осуществляется безвозмездно.

В Законе, однако, нет положения, которое бы предусматривало реституцию - возвращение религиозным объединениям, в том числе Русской Православной Церкви, имущества, которое было национализировано в 1918 году. Между тем, согласно «Заключению 193» (1996 г.) Совета Европы, Российская Федерация обязана «в кратчайшие сроки возвратить собственность религиозных организаций». Религиозным организациям предоставлено также право иметь собственность за границей. Пункт 5-й статьи 21 Закона содержит и такое важное положение: «На движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов». Составление перечня видов такового имущества Закон возлагает на Правительство России.

В 22-й статье Закона содержится положение, согласно которому «религиозные организации вправе использовать для своих нужд земельные участки, здания и имущество, предоставляемое им государственными, муниципальными, общественными и иными организациями и гражданами, в соответствии с законодательством Российской Федерации». При этом передача в пользование религиозным организациям культовых зданий с земельными участками, на которых они стоят, и иного имущества религиозного назначения осуществляется безвозмездно.

Право собственности Русской Православной Церкви и ее канонических подразделений гарантируется также и Гражданским кодексом Российской Федерации, который относит религиозные организации, наравне с общественными, к некоммерческим организациям и предоставляет им право заниматься предпринимательской деятельностью в соответствии с их целями.


II Глава. Обсуждение проекта Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»

1) «За» принятие ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»

Минкультуры РФ подготовило два законопроекта, касающихся передачи религиозным организациям церковного имущества и реставрации объектов религиозного назначения. Об этом заявил премьер-министр РФ Владимир Путин. «Минкультуры с Минэкономразвития подготовило проект о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной и муниципальной собственности», - сказал Путин на встрече с патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Второй законопроект, по словам премьера, уже направлен Минкультуры в Минфин и касается реставрации тех объектов религиозного назначения, которые имеют историческое и художественное значение, но уже находятся в собственности религиозных организаций.

Законопроект о передаче имущества религиозным организациям направлен на урегулирование вопросов передачи этого имущества церквям, мечетям, синагогам и дацанам.

Власти в 2010 году передадут Русской православной церкви Новодевичий монастырь в Москве, заявил премьер-министр России Владимир Путин во вторник на встрече с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, министром культуры Александром Авдеевым и главой Росимущества Юрием Петровым.

В настоящее время Новодевичий монастырь, основанный великим князем Василием III в 1524 году, одновременно является действующим монастырем и филиалом Государственного исторического музея.

"В 2010 году мы планируем полностью освободить Новодевичий монастырь и передать его Церкви", - сказал Путин.

В то же время Авдеев отметил, что иконостас в Новодевичьем монастыре останется.

"Сейчас мы, конечно, оставим иконостас в Новодевичьем монастыре. И в одном храме нет иконостаса - его перевезем, передадим и оставим на хранение", - отметил Авдеев.

Как отметил Путин, в 2010 году не реставрацию объектов, которые принадлежат Церкви, предусмотрено более 2 миллиардов рублей.

По словам министра культуры, эта цифра на 23% меньше, чем в прошлом году, но "больше, чем секвестр".

"На реставрацию в этом году выделяется поменьше, чем в 2009 году, но не меньше, чем в 2008-ом. А 2008 был хороший ход с точки зрения наполняемости бюджета", - сказал в свою очередь Путин.

В адрес Дмитрия Медведева в марте 2010 года было направлено открытое обращение представителей культурной общественности России в поддержку возвращения церковного имущества РПЦ. Среди подписавших его - кинорежиссер Николай Бурляев, писатели Валентин Распутин, Владимир Ганичев и Владимир Крупин, композитор Алексей Рыбников, историк Наталья Нарочницкая и другие.

С отдельным посланием президенту в поддержку передачи Церкви религиозных памятников выступил глава Союза кинематографистов РФ Никита Михалков.

Эти два обращения стали своеобразной реакцией на письмо, которое накануне направили Патриарху Кириллу руководители российских музеев, видные историки искусства, реставраторы и специалисты музейного дела, назвавшие "непродуманными" действия властей по продвижению законопроекта "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности".

Текст нового обращения к президенту РФ опубликован порталом Интерфакс-Религия. Вот, о чем в нем говорится:

«Обращаемся к Вам не только как к главе нашего государства, но и как к гражданину России, которому близки нужды и чаяния его сограждан.

Государственная власть России готовится принять долгожданное решение о возвращении Русской православной церкви исторически принадлежавших ей церковных зданий и святынь. Расценивая данный шаг как восстановление государством исторической справедливости, основанное на объективной оценке роли и значения православия в истории и современной жизни нашей страны, мы не можем остаться в стороне от общественной дискуссии вокруг этого вопроса, развернувшейся в последнее время.

Мы убеждены, что обретение Церковью некогда утраченных ею храмов и святынь, в числе которых бесценные шедевры, созданные древними мастерами, является не только актом восстановления исторической справедливости, но возвращением к первоначальному замыслу их создателей. Храмы и обители воздвигались великими зодчими прошлого как места, где должны совершаться богослужения и возноситься молитвы. Иконы и фрески, в том числе принадлежащие кисти выдающихся иконописцев Руси, созданы для живого и непосредственного соприкосновения верующих с событиями священной истории и утверждения их в православной вере. Для созидания и украшения храма как дома Божия наши предки зачастую жертвовали последним имуществом, надеясь на молитвенное поминовение в последующих поколениях. Чаяния всех этих людей заключались отнюдь не в том, чтобы церковные здания впоследствии стали безликими и формальными "очагами культуры", а намоленные иконы пылились на полках музейных хранилищ или служили предметом праздного любопытства. Поступать вопреки их воле - значит предавать память наших прадедов.

Мы знаем, что изъятие церковного имущества, осуществлявшееся в годы послереволюционного безбожного лихолетья, было насильственным и проводилось вопреки воле православных верующих, составлявших подавляющее большинство населения России. Эти трагические события были сопряжены с гибелью многих людей, самоотверженно встававших на защиту своей Веры и святынь от поругания. Отстаивать сегодня позицию невозвращения Церкви отнятого у нее тогда - значит встать на сторону тех, кто участвовал в ограблении и разорении храмов и пролитии крови невинных людей.

Мы полагаем, что вопрос сохранности памятников искусства, о которой пекутся противники возвращения церковного имущества, может быть успешно решен и в условиях нахождения этих раритетов в церковных стенах. Об этом свидетельствует уже имеющаяся многолетняя практика. Да, в ее ходе были и ошибки, и упущения, достойные сожаления. Но число случаев порчи древних икон, имевших место при их церковном хранении, не идет ни в какое сравнение с размерами их утрат и безвозвратных потерь в музейных фондах, о которых мы регулярно узнаем из СМИ. Икона, оставаясь музейным экспонатом, является только "единицей хранения". Она не защищена благоговейным отношением, которое испытывает по отношению к любому иконописному образу, вне зависимости от его ценности и древности, верующий человек.

Мы верим, что для сотрудников музеев настало время отказаться от устаревших воззрений и страхов. Невозможно отрицать значение вклада тех из них, кто в условиях господства государственного атеизма своим кропотливым подвижническим трудом сохранил для нас православные святыни. Воздавая этим самоотверженным труженикам дань уважения и признательности, мы призываем их к диалогу и соработничеству с Церковью, в котором могут быть успешно применены профессионализм и опыт, которыми они обладают. Сегодня, по нашему глубокому убеждению, настало время совместными усилиями Церкви и музеев делать общее и очень значимое дело по сохранению и приумножению национального культурного достояния. Убеждены, что этот союз послужит достойному будущему нашего Отечества»[1] .

В поддержку возвращения Церкви имущества, отнятого большевиками, выступил и глава Союза кинематографистов РФ Никита Михалков, который с личным посланием обратился к Дмитрию Медведеву. Оно также опубликовано порталом «Интерфакс-Религия».

Кинорежиссер выразил солидарность с деятелями культуры, которые накануне в письме президенту РФ призвали отказаться от страхов в вопросе передачи Церкви имущества религиозного назначения.

"Горячо поддерживаю открытое обращение деятелей культуры России относительно долгожданного решения о возвращении Русской православной церкви исторически принадлежавших ей церковных зданий и святынь", - говорится в обращении Михалкова.

Говоря о возвращении церковного имущества, Михалков напомнил о таких понятиях, как охрана авторских прав и воля художника.

"Я глубоко сомневаюсь в том, что Андрей Рублев смог бы так написать Троицу, да и вообще начал бы ее писать, если бы знал, что она, прожив столько столетий, будет находиться в светском здании без возможности слышать Божественную литургию и выполнять главную задачу - соединять через себя человека с Богом", - считает режиссер.

По его убеждению, иконы, как и все церковные святыни, "должны служить своему народу, укреплять его веру, принимать на себя молитву и отдавать взамен духовную энергию"[2] .

Михалков с пониманием относится к беспокойству музейных работников, которых глубоко уважает за их "стойкую верность своему великому делу".

"Думаю, что и Русская православная церковь, - продолжает он, - бесконечно им благодарна за их героический и бескорыстный подвиг. Я так же уверен, что те музейщики, которые понимают истинное назначение церковных святынь, сами же помогут Церкви в создании условий для их хранения и безопасности".

Признавая, что вопрос непростой, Михалков в то же время уверен, что, "если мы действительно хотим двигаться к справедливости во всех областях нашей жизни, первое, с чего нужно начать, - это вернуть Русской православной церкви все то, что у нее варварски было отнято".

Нежелание передавать имущество в собственность религиозным объединениям объясняется должностными лицами опасением его повреждения или утраты. Данный подход видится совершенно несостоятельным. Может ли государство, неправомерно присвоившее и владеющее имуществом, диктовать условия использования этого имущества религиозным объединениям, которые по праву должны быть его полноправными хозяевами? Изложенные выше факты позволяют дать на этот вопрос отрицательный ответ. Кроме того, согласно статье 1 действующей Конституции РФ Россия провозглашается правовым государством, далее, статья 2 гласит: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства". Наряду с этим необходимо вспомнить, что религиозные объединения - это форма реализации гражданами права на свободу совести. Таким образом, оставление открытым вопроса о статусе имущества религиозных объединений непосредственно ущемляет права и свободы граждан на совместное исповедание и распространение веры, а также нарушает конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства. Вместе с тем, существует возможность решения этого вопроса с принципиально иных позиций, не способных привести к нарушению Конституции РФ и прав религиозных объединений. Так, признавая за ними право собственности на имущество, отнесенное к памятникам истории и культуры и учитывая его особую ценность, государство может ограничить это право Федеральным законом. Такая юридическая конструкция гармонично впишется в российское законодательство. Согласно пункту 3 статьи 44 Конституции РФ каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. Причём это положение действует независимо от того, кому и на каких правах принадлежат эти памятники. Пункт 2 статьи 209 Гражданского кодекса РФ в этом отношении позволяет государству устанавливать ограничения в пользовании и распоряжении ими: "Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц". Целесообразно Федеральным законом установить положение, в соответствии с которым право собственности на имущество, отнесённое к памятникам истории и культуры, будет признано за религиозными объединениями. В то же время, оно должно быть ограничено обязанностью использовать его только по назначению, поддерживать в надлежащем состоянии и обеспечивать доступ к нему иных лиц, если это не противоречит интересам религиозного объединения. Таким образом, с одной стороны, будет отдана дань исторической справедливости, с другой стороны, Россия не утратит исторические и культурные памятники, имеющие кроме всего объективную нравственно-воспитательную ценность для всего общества. Исходя из этого, должен быть использован механизм оказания финансовой помощи со стороны государства в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, зафиксированный в пункте 3 статьи 4 действующего Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Как мы видим, существует объективная необходимость решения вопроса о статусе имущества, неправомерно изъятого Советским государством. Конечно, в условиях нынешнего кризиса, на первый взгляд, это может показаться несвоевременным, но принятие специального Федерального закона либо поправок к действующему Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях», регламентирующих отношения в этой сфере нужно не для "нового передела собственности", а, напротив, для цивилизованного выражения воли государства к достижению нравственного единства народа. Главное, принимая столь важное решения, не впадать в крайности. Требуется чётко определить принципы возврата имущества, категории имущества, подлежащего возврату, принципы разрешения конфликтов между бывшими и нынешними владельцами имущества, а также статус имущества после его возврата. В сущности, упомянутый закон призван завершить процесс правовой реабилитации религиозных объединений, начатой утратившим силу Законом РСФСР "О свободе вероисповедания".

2) «Против» принятия ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»

Существует и иная точка зрения о передаче имущества в собственность РПЦ, естественно противоположная выше изложенной.

Работники музеев и видные деятели науки и искусства обратились с открытым письмом к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, призывая главу Церкви не поддаваться на искушение завладеть бесценными музейными фондами. Напомним, председатель правительства Владимир Путин 5 января на встрече с Патриархом обещал вернуть Церкви и другим религиозным общинам страны национализированное в годы советской власти имущество религиозного назначения. Авторы письма выражают надежду, что Патриарх понимает, насколько важную роль играют реставраторы в деле сохранения наследия древнерусского искусства, и просят доверить памятники профессионалам.

Ранее сотрудники ведущих российских музеев написали письмо президенту России Дмитрию Медведеву, в котором призывают не передавать произведения древнерусского искусства в собственность РПЦ. «Передача древних храмов с фресками и иконами, а также икон и драгоценной богослужебной утвари из фондов музеев в церковное пользование выведет их из контекста культурной жизни общества и может привести к их гибели», – говорится в послании президенту от 19 февраля.

Оба письма отличают тревожный тон. Этот эмоциональный стиль посланий, а также накал страстей при обсуждении темы церковной реституции в СМИ в последние два месяца во многом объясняются тем, что даже музейным работникам неизвестны детали подготовленного законопроекта «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Как отметила генеральный директор музеев Московского Кремля Елена Гагарина на пресс-конференции 25 февраля, пока данный законопроект «никто не видел, но, по слухам, ничего хорошего для музеев он не несет». «Мы и так потеряли достаточно большое количество памятников и во времена Гражданской войны, и в период революции, Великой Отечественной войны, потеряли целый ряд памятников в 90-е годы, когда они были переданы Церкви. По-видимому, эти потери будут неизбежны и в дальнейшем», – сказала Гагарина.

Опасения гендиректора кремлевских музеев не беспочвенны. Из источников в правительстве РФ стали известны некоторые подробности законопроекта за подписью президента России о возвращении имущества религиозным организациям.

Прежде всего, речь в документе идет именно о церковной реституции: «Настоящий федеральный закон определяет порядок безвозмездной передачи в собственность или в безвозмездное пользование религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, государственной собственности субъектов РФ и муниципальной собственности». Передача осуществляется по упрощенной схеме в течение трех месяцев со дня подачи заявления, а в случае необходимости высвобождения помещений от занимавших их ранее учреждений этот срок может быть продлен до полугода. Таким образом, беспрецедентная в новейшей истории России приватизация памятников архитектуры и искусства может – теоретически – произойти в течение нынешнего года.

Выселение государственных и муниципальных учреждений должно сопровождаться предоставлением им равноценных помещений, если у этих организаций нет дополнительных площадей для организации своей деятельности. Этот процесс может растянуться на срок не более шести лет, что также предусмотрено законопроектом.

В праве на собственность может быть отказано, только если это имущество неотчуждаемо из госсобственности в соответствии с законодательством или не может быть выделено без вреда из объекта недвижимости. Возможно, речь идет, например, о невозможности передачи памятников архитектуры, внесенных в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Тогда остается вариант безвозмездного пользования на определенный срок. Отказаться от права собственности и выбрать вариант безвозмездной передачи может и сама религиозная организация.

Некоторые религиозные организации, прежде всего РПЦ, могут оказаться крупнейшими собственниками в стране. Вместе с культовыми зданиями им также передаются бывшие помещения церковных школ, хозяйственные постройки и странноприимные дома. Кроме того, подразумевается и передача земельных участков, на которых расположены эти здания. Такие моменты могут вызвать массу судебных споров с частными собственниками. Например, территории многих православных монастырей застроены жилыми зданиями, где проживают тысячи граждан России.

Обращает на себя внимание, что в законопроекте в основном говорится о недвижимом имуществе, хотя упоминается, что передаче подлежат «предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений или предметы, предназначенные для богослужебных и иных религиозных целей».

В этих скупых строках документа говорится о бесценных коллекциях икон, церковной утвари и уникальных изданий, которых могут лишиться российские музеи.

Причем если о компенсации учреждениям за утрату передаваемых зданий в тексте законопроекта говорится подробно, то о судьбе опустошенных музейных экспозиций и запасников упоминаний нет. Ведь кроме исторической и художественной ценности передаваемые произведения искусства имеют немалую материальную ценность. Многие из предметов, подлежащих реституции, украшены драгоценными металлами и камнями. Также не прописан механизм взаимодействия специалистов-реставраторов с религиозными организациями для поддержания надлежащей сохранности предметов истории и искусства. Не сказано ни слова и о праве граждан России на ознакомление с наследием предков, изъятым из музеев и библиотек. От религиозных организаций требуется только, чтобы переданное имущество использовалось в соответствии с его культовым предназначением и уставом организации.

Не лишен текст законопроекта и противоречий, особенно в той части, где речь идет о претензиях разных религиозных организаций на одно и то же имущество. В статье 3 говорится, что «имущество, ранее переданное в безвозмездное пользование одной религиозной организации, может быть... передано другой религиозной организации, конфессиональной принадлежности которой данное имущество соответствует, только в случае прекращения в установленном порядке прав на это имущество первой религиозной организации». В то же время в статье 7 к основаниям отказа в передаче отнесены случаи, когда «имущество находится в безвозмездном пользовании другой религиозной организации».

Этот момент также может вызвать многочисленные споры между различными претендентами на собственность. Например, спор за церковное имущество, принадлежавшее ранее русским старообрядцам. Нет сомнений, что Московский Патриархат сумеет отстоять свое право перед различными православными направлениями. Масштабы несопоставимы. Но в мусульманской и иудейской общинах нет какой-либо организации или объединения, доминирование которой над параллельными структурами было бы столь бесспорным. Так что впереди, возможно, духовные управления и раввинаты ждут многолетние тяжбы за тот или иной лакомый объект собственности.

Обобщая, можно предположить, что религиозная реституция способна вызвать не меньше споров и конфликтов, чем приватизация начала 90-х годов, и с не меньшими тяжкими социальными осложнениями и потерями.

Правительство Российской Федерации сделало, по сообщению информационных агентств, еще один шаг к принятию закона, который уже вызвал жесткую конфронтацию между представителями музейного сообщества и представителями РПЦ МП. На Общественных слушаниях, прошедших 17 мая в Общественной палате РФ, обозначились контуры противостояния между двумя сторонами. С одной стороны выступали растерянные музейщики, с другой - представители РПЦ МП, тон выступлений которых не предусматривал никакого компромисса, но, помимо бескомпромиссности, была еще одна интересная деталь: убежденность в том, что задача правовых механизмов – обслуживать новый идейный курс, в рамках которого РПЦ МП получает все возможные преференции.

«Особенно замечательным показалось наблюдателям выступление инокини Ксении (Чернеги), которая мало того, что заявила о неравноправии конфессий, но и прямо пригрозила тем, что объекты, находящиеся в собственности музеев, будут отобраны в собственность РПЦ МП без учета мнения музейщиков. Столь вопиющее искажение реальной картины было дополнено хорошо просчитанной истерикой со стороны протоиерея Всеволода Чаплина.

В чем же причина такого странного поведения двух вполне полномочных представителей официальной Церкви? По всей очевидности, руководство конфессии получило заверения высокопоставленных чиновников в том, что общественное обсуждение и общественный резонанс при обсуждении и принятии закона в Думе не будут играть никакой роли. Да и сам закон, вероятно, имеет лишь инструментальное значение при оформлении в собственность РПЦ МП все новых и новых объектов национального достояния России.

Хотя профильными комиссиями Правительства при рассмотрении проекта закона были комиссии экономического направления, однако последнее обсуждение проходило в комиссии по вопросам религиозных объединений, которая, как известно, носит открыто пропатриархийный характер. Насколько можно судить, в РПЦ МП считают, что все принципиальные решения уже приняты в их пользу и поэтому для сохранения имиджа вполне можно выказать декоративное уважение к прочим конфессиям. Понятно, что всем прочим (на языке оперативников – "сектам", они называют так всех, кто не принадлежит к РПЦ МП) ничего не достанется. На слушаниях говорилось о том, что, например, старообрядцы могли бы претендовать на многое, однако в действительности никто не будет отнимать у РПЦ МП ни экспроприированных у староверов храмов в Иванове и Балакове, ни иной собственности, не говоря уже о том, чтобы рассмотреть права староверов на дораскольные храмы и имущество.

Возвращаясь к скандальной концепции монашки-юриста, можно отметить, что ее отличает представление об абсолютной исключительности РПЦ МП и в юридическом смысле. Сославшись на фиктивно истолкованное решение Конституционного суда, матушка Ксения объявила, что равноправие разделяется пропорционально и "объем равноправия" у РПЦ МП несравнимо выше, чем у всех остальных конфессий, которые она в согласии с практикой оперативных работников назвала "сектами". Нынешнее решение правительственной комиссии работает в рамках этой же беззаконной и бесправной логики. Единственным выгодоприобретателем от этого закона является лишь одна конфессия – РПЦ МП.

Сам текст законопроекта общественности по-прежнему не известен, однако, как говорили в кулуарах "продвинутые" музейщики, компромисс достигнут путем полной передачи недвижимости ведомству "православного исповедания" под руководством "Святейшего". Если раньше планировалось ограничение или разделение права пользования объектом - между госструктурами (как правило, Министерством культуры) или учреждением-арендатором, с одной стороны, и религиозной общиной - с другой стороны, то сейчас община, которая получит объект в пользование, просто будет свободна от расходов по его содержанию. Такой вариант был продавлен благодаря усилиям "святейшенских юристов". Как замечают блоггеры, "сытая тишина", наступившая в "православной блогосфере", свидетельствует о том, что решение, удовлетворяющее их хозяев, практически принято. Разумеется, штатные пропагандисты потявкали для приличия про "новых богоборцев" и "заговор против Церкви", но это были, скорее, ритуальные жесты.

Новый закон, скорее всего, примут, так как он нужен для "антуражу". И пусть при этом гибнет национальное достояние, церкви 16 в. перестраиваются и изменяются в соответствии с современными вкусами, а старинные иконы замазываются и переписываются – разве это важно? Зато фасад будет сверкать позолотой, а чиновники смогут спать спокойно – народный русский обычай создания симулякров за отсутствием настоящего будет исполнен»[3] .


[1] Послание представителей культурной общественности России в поддержку возвращения церковного имущества РПЦ – Д.А. Медведеву, опубликовано порталом Интерфакс-Религия.

[2] Письмо главы Союза кинематографистов РФ Н.С. Михалкова к Д.А. Медведеву, опубликовано порталом «Интерфакс-Религия».

[3] "Собственность - батюшкам!" Новый закон о передаче собственности как часть медиа-трансформации РПЦ МП, Игнатий Алексеев.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему