регистрация / вход

Законы Ману в истории Индии

Роль и место Законов Ману среди источников права Индии. Общая характеристика варнового строя. Религиозно-правовые предписания, свидетельствующие о классовом характере права Древней Индии, о большом влиянии на него общинного строя и системы варн.

Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика варнового строя

Глава 2. Правовое положение брахманов

Глава 3. Правовое положение кшатриев

Глава 4. Правовое положение вайшьев

Глава 5. Правовое положение шудр

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Среди других дхармашастр[1] бесспорный авторитет имеют Законы Ману, написанные в «стихах», в популярной, дидактической форме, которая получила широкое распространение как в Индии, так и за ее пределами и оказала глубокое влияние на индийскую культуру. Дхарма - это норма поведения правоверного индуса, которая включает в себя одновременно религиозное, моральное и правовое содержание. Но отсюда не следует, что дхармашастры не являлись источником действовавшего права. Этот источник права отчетливо закрепил и довел до нас содержание и форму социальных норм первобытной формации, где социальные нормы представляли собой так называемые мононормы, которые не были расчленены на моральные, обычные и религиозные нормы.

Законы Ману, содержащие 12 глав и 2685 статей, являются с юридической точки зрения обширным и довольно детально разработанным сводом правоположений.

Законы составлены в Древней Индии между II веком до нашей эры и II нашей эры. Законы Ману представляли собой запись норм обычного права, судебной практики и царских узаконений, имели в свое время официальное значение и относятся к позитивному праву.

В древности правопонимание и представление о происхождении права, в основном, носили религиозный характер и поэтому эти законы приписывают богу Ману.

Законам Ману принадлежит особое место среди источников права Индии. Их содержание заимствовалось и комментировалось в средние века. Законы, на наш взгляд важнейший памятник древнеиндийского права, который заметно повлиял на развитие права Индии вплоть до ХХ века.

В них уже четко прослеживается тенденция к распространению регулирующей роли права на те сферы общественных отношений, которые ранее регламентировались обычаем, религиозным предписанием.

Религия, оставаясь мощным фактором идеологического и психологического воздействия, призванного внушать уважение к праву, уступала в таких школах место формированию юридических норм.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть общую характеристику Законов Ману;

2. Раскрыть особенности варнового строя;

3. Изучить отдельные слои населения.


Глава 1. Общая характеристика варнового строя

Весьма часто в различных контекстах мы читаем о дхарме варн и ашрам - этапов жизни (варна - ашрама - дхарма). В далеком «золотом веке» это было очевидное и незыблемое; понятно, но в наше время его часто толкуют превратно или вообще предают забвению. Долг брахманов - объяснять дхарму, а царя - сохранять ее и следить за ее выполнением. Значит, дхарма не одна и та же для всех. Правда, есть общая дхарма - та норма поведения, которой должны следовать все без исключения, но существует также особая дхарма для каждого сословия и для каждого периода жизни того или иного индивидуума. Дхарма лица благородного происхождения не совпадает с дхармой простолюдина, а дхарма ученика - с дхармой умудренного опытом человека.

Решительное признание того, что люди не одинаковы и что существует иерархия сословий, причем у каждого из них свой долг и свой жизненный путь, относится к наиболее примечательным чертам древнеиндийской социологии. Время от времени претензии высших варн оспаривались и выдвигались даже предложения в пользу равноправия, но в общем эта концепция удерживалась с конца периода «Ригведы» до наших дней.

Итак, к концу периода «Ригведы» деление общества на четыре варны считалось изначальным, божественной волей, установленным и незыблемым в своей основе. Прообразом индийских варн был социальные подразделения древних ариев. Определенная социальная стратификация наблюдалась во многих индоевропейских обществах; в древнем Иране были четыре пиштры, или сословия, в некоторых отношениях совпадавшие с варнами в Индии. В Индии социальная стратификация стала более устойчивой в ведийский период, когда возникла ситуация, напоминающая нынешнее положение в Южной Африке, где господствующее белое меньшинство населения стремится сохранить свою расовую чистоту и власть над темнокожим большинством. Племенные социальные разграничения становились все более жесткими, и темнокожие аборигены находили себе место только на низшей ступени арийского общества в качестве почти совершенно бесправных рабов. Вскоре идея варны настолько глубоко вошла в сознание индийца, что это понятие использовалось даже для классификации ценностей и полезных материалов, например жемчуга и древесины. Теоретически каждый арий принадлежал к одной из четырех варн, за исключением детей, отшельников и вдов, находившихся вне этой системы.[2]

Глава 2. Правовое положение брахманов

Первой по важности и привилегиям считалась варна жрецов - брахманов. По официальным представлениям брахман - высший из людей[3] . Он предстает в древнеиндийских текстах великим божеством в человеческом облике. Считалось, что его духовная сила столь велика, что брахман может мгновенно уничтожить царя и его войско, если они попытаются посягнуть на его права. Брахман требовал особых, освященных законом привилегий и во всем притязал на превосходство, почести и поклонение. Даже буддийский канон, хотя и отвергает чрезмерные притязания брахманов и постоянно подчеркивает превосходство кшатрия над брахманом, признает величие последнего, если он искренен и благочестив.

Буддийские источники рисуют два типа брахманов: ученые-брахманы совершали все арийские обряды и пользовались великим почетом; сельские брахманы зарабатывали себе пропитание предсказаниями и чародейством. Сельских брахманов чтили меньше. Несмотря на строгую сословную систему, брахманы утратили вскоре свою расовую чистоту. Даже высказывались предположения, что по мере распространения арийской культуры местные чародеи и знахари проникали в брахманскую варну, а туземные вожди бесспорно ассимилировались с воинским сословием. Вполне возможно, что таким образом «протоиндуизм» культуры Хараппы в конце концов слился с арийской религией.

Существовали разные типы профессиональных жрецов. В древнейшие времена мы встречаем полулегендарных риши, или провидцев, которым приписывается создание ведийских гимнов. Ритуал жертвоприношений требовал большого числа жрецов с различными обязанностями: одни читали гимны, другие пели, третьи выполняли необходимые действия во время обряда. Первоначально слово «брахман» означало: «тот, кто одержим брахмой», таинственной магической силой, близкой к той, которую современные антропологи обозначают меланезийским словом «мана». Понятие «брахман» относилось к прошедшему специальную подготовку жрецу, который руководил жертвоприношением и мог с помощью магических заклинаний отвести любые дурные последствия, вызванные небольшими нарушениями ритуала. В конце периода «Ригведы» это слово уже относилось ко всем членам жреческого сословия.

В этом сословии были и другие категории. Брахманы послеведийского периода разделялись на экзогамные кланы (готры), и эта система явилась образцом для других варн и дожила до нашего времени. Позднее брахманское сословие образовало множество каст, которые были связаны между собой эндогамией и общими обычаями. Последующим подразделением была шакха, т. е. «ответвление», опирающееся на ту или иную редакцию ведийских текстов, которую данный брахманский род считал канонической.

Нередко брахман пользовался покровительством царя или вождя. Ему давалась в дар земля, обрабатывавшаяся крестьянами, которые платили налоги не царю, а брахману. Но существовали и брахманы-землевладельцы, обширные имения которых обрабатывали наемные работники или рабы. Брахман-священнослужитель мог занимать высокое положение при дворе, и выше уже отмечалось значение пурохиты в государстве. Другие брахманы могли достичь благосостояния и завоевать положение в обществе в качестве наставников в священном знании и иных науках.

Во все времена многие брахманы вели жизнь, действительно согласную с предписаниями религии. В «Шакунтале» Калидасы выведено поселение таких благочестивых брахманов, живущих простой, но не слишком аскетической жизнью в лесных хижинах; даже дикие олени не боятся смиренных отшельников; лес напоен благоуханием их священных костров. Подобные брахманские поселения существовали за счет пожертвований царей и вельмож и приношений крестьян соседних деревень. Некоторые брахманы становились одинокими отшельниками. Позже, в средние века, были основаны брахманские монашеские общины, в известной степени по буддийскому образцу.

Однако в древней Индии разнообразные виды религиозной деятельности обеспечивали средствами к существованию лишь немногих брахманов. В литературе смрити есть специальные разделы о «долге, соблюдаемом во время невзгоды» (апад-дхарма). Эти разделы точно определяют, что может делать человек, когда он не в состоянии заработать себе на жизнь свойственным сословию образом. Брахманам разрешалось заниматься самыми различными делами и ремеслами. Многие брахманы были важными государственными чиновниками, от брахманов даже вели начало некоторые царские династии. Обычно «книги законов» неодобрительно относились к тому, чтобы брахманы занимались сельским хозяйством, поскольку в таком случае они неизбежно причиняли вред живым существам, но это правило часто игнорировали. Брахману запрещалось торговать определенными товарами, в том числе скотом и другими животными, рабами, оружием и алкогольными напитками. Порицались также брахманы, прибегавшие к ростовщичеству, хотя Ману разрешал им ссужать деньги в долг под небольшие проценты «дурным людям», т. е., вероятно, тем, кто не соблюдал арийских обрядов. Даже строго следуя этим правилам, брахман мог найти многие доступные для него профессии и ремесла.

Не было единого мнения о том, заслуживает ли брахман, имеющий светскую профессию, такого же уважения, как и брахман-священнослужитель. По этому поводу не существовало четкого правила. В «Законах Ману», наиболее авторитетном из сочинений литературы смрити, вопрос остается невыясненным. Как можно заключить из общей литературы, особые привилегии обычно присваивались только тем брахманам, которые исполняли обязанности жрецов и наставников.

Несмотря на свой престиж, брахман часто становился мишенью для сатирических выпадов. Даже в «Ригведе» кваканье лягушек в начале сезона дождей сравнивается с монотонным бормотанием брахманов, читающих гимны, хотя, возможно, эта аналогия не носит саркастического характера. Но едва ли можно как-либо иначе толковать любопытный текст из ранней «Чхандогья упанишады», описывающий видение отшельника Ваки Далбхьи: он узрел собак, движущихся по кругу, и каждая держала у себя во рту хвост другой собаки, «подобно тому как движутся... жрецы, собирающиеся петь хвалебный гимн», и вот, повторяя священный слог «ом», они запели: «Ом! Давайте есть! Ом! Давайте пить! Ом! Пусть боги Варуна, Праджапати, Савитар доставят сюда пищу!» Другое раннее упоминание о брахманах встречается в «Айтарея брахмане», в том отрывке, где описаны три другие варны с точки зрения кшатрия. Согласно этому описанию, брахман — «тот, кто получает дары, пьет сому, поглощает пищу и может быть выгнан, если кто пожелает». Видушака, шут санскритской драмы, добродушный обжора, неизменно является брахманом.

Однако открыто претензии брахманов оспаривались в литературе очень редко, даже у буддистов, которые занимали наиболее явную антибрахманскую позицию. Лишь в одном коротком буддийском трактате «Алмазная игла» («Ваджрасучи»), приписываемом Ашвагхоше, жившему в I или II в. н. э., содержится весьма энергичная критика притязаний жречества и косвенно всей сословной системы. Претензии брахманов в действительности зачастую игнорировались, а иногда и оспаривались2 .

Глава 3. Правовое положение кшатриев

Вторая варна представляла собой правящее сословие; в ведийский период члены ее назывались «раджанья», а позднее - «кшатрия». Особая воинская верхушка, военная аристократия, начала складываться в процессе завоевания ариями речных долин Северной Индии. В эту категорию первоначально входили только арии, но в ходе ассимиляции завоеванных племен варна кшатриев пополнялась и местными вождями, главами сильных родовых групп, на что, в частности, указывает существование в Древней Индии особой категории "вратья-кшатриев", т.е. кшатриев по обету, а не по рождению1 .

Теоретически долг кшатрия состоял в «защите», что подразумевало участие в сражениях во время войны и управление государством в период мира. В раннюю эпоху кшатрий часто претендовал на превосходство над брахманом. Согласно буддийской традиции, когда на вершине общества находятся брахманы, будды рождаются в брахманском сословии, а когда высшим сословием становятся кшатрии, то будды рождаются в их среде. Исторический Будда был кшатрий, и его приверженцы едва ли сомневались в превосходстве этой варны. Там, где в священных текстах на языке пали встречаются одновременно названия всех четырех варн, первой обычно идет варна кшатриев.

В период после Маурьев теоретически гегемония брахманов была установлена в большей части Индии, фактически же варна кшатриев занимала приблизительно такое же положение или даже более высокое. В древней Индии воинское сословие, начиная с великих императоров и кончая мелкими вождями, пополнялось из всех этнических групп и социальных слоев, и таким путем все завоеватели Индии вплоть до мусульманского вторжения получали свое место в социальной иерархии. Обо всех воинственных народах, живущих на периферии арийской цивилизации,- греках (явана), скифах (шака), парфянах (пахлава) - Ману отзывается как о кшатриях, которые утратили благородство вследствие пренебрежения к священному закону, но которые могут снова войти в лоно ариев, если вернутся к праведному образу жизни и принесут необходимые покаянные жертвы. Подобное условие может быть отнесено почти ко всем народам-завоевателям, и раджпуты, которые в позднейшие времена были наиболее типичными кшатриями, в значительной части происходили от таких завоевателей.

Кшатрии претендовали на известные привилегии и добивались их. Они с таким упорством придерживались старинных обычаев, не согласующихся с ортодоксией, что брахманские законодатели были вынуждены их легализовать. Так, кшатриям был разрешен брак посредством умыкания, а также тайная связь и сваямвара - брачный обычай, в силу которого девушка выбирала себе мужа среди собравшихся претендентов на ее руку2 . Как и брахманы, кшатрии не всегда посвящали себя занятиям, которые в идеале предписывала им традиция. Правила апад-дхармы имели силу и для них, и мы располагаем многочисленными сообщениями о людях воинского происхождения, становившихся торговцами и ремесленниками. В буддийской и джайнистской литературе древности описывается высокое положение богатых купцов, которые, вопреки предписаниям дхармашастр, причислялись к варне кшатриев, пользовались большой властью, в том числе и в суде.


Глава 4. Правовое положение вайшьев

Название вайшьи произошло от слова "виш" - народ, племя, поселение. Это основная масса трудового люда, земледельцев и ремесленников, хотя и имевшее права на услуги жречества и на священный шнур инициационного обряда,- были всего лишь третьей варной, после брахманов и кшатриев. Тексты ранней брахманской литературы рисуют его несчастным, забитым земледельцем или мелким торговцем, который для представителей высших сословий представляет интерес лишь как источник прибыли.

Согласно «Законам Ману», особый долг вайшьев заключался в разведении скота, который был поручен его заботам при сотворении мира. По-видимому, это сословие ведет свое происхождение от основной массы крестьян племени эпохи «Ригведы», но уже задолго до того, как была составлена «Книга законов», приписываемая Ману, вайшьи имели много других занятий. К этому времени шудры, низшее из четырех сословий, занимались сельским хозяйством и Ману допускал для вайшьев множество других узаконенных занятий, кроме земледелия и скотоводства. Идеальный вайшья прекрасно знал ювелирное дело, обработку металлов, ткачество, прядение, разбирался в специях, благовониях и в торговле во всех ее проявлениях. В сущности это был деловой человек древней Индии.

Хотя литература брахман предоставляет вайшьям весьма скромный статус с немногочисленными правами, буддийская и джайнская литература, созданная несколькими столетиями позднее и в дальневосточных областях, показывает, что в действительности вайшьи не всегда были угнетаемым сословием. Эти произведения повествуют о многих богатых купцах, живущих в роскоши и организованных в могущественные гильдии, которые выполняли роль торговых агентов царя, сборщиков налогов и пошлин. В них идеал вайшьи - не смиренный скотовод, а налогоплательщик, т. е. человек, обладающий 80 млн. пан. Богатые вайшьи находились в большом почете у царей, пользовались их милостью и доверием. Скорее вайшьи, а не кшатрии оказывали главное покровительство набиравшим силу неортодоксальным религиям — буддизму и джайнизму. К этому времени, по крайней мере, в областях Магадхи и Кошалы, они представляли собой подлинную «буржуазию», правда немногочисленную, но достаточно влиятельную. Многие надписи, начиная со времен Шунгов, свидетельствуют о том, что от имени вайшьев — купцов и искусных ремесленников — совершались щедрые пожертвования для религиозных целей, особенно буддистам. Судя по надписям, вайшьи в то время процветали и пользовались большим влиянием.

Вайшья сам мог быть эксплуататором. В хозяйствах богатых общинников трудились безземельные наемные работники и рабы. Рабский труд, однако, не был преобладающим в Древней Индии даже в царском хозяйстве. В наиболее распространенном мелконатуральном хозяйстве общинника в использовании труда рабов не было нужды. Невелико было число рабов и в ремесле.

Глава 5. Правовое положение шудр

Четвертую варну составляли шудры. В их среде — обнищавшие, оставившие общину крестьяне, чужаки, отпущенные на волю рабы. Шудра мог иметь семью, его дети наследовали имущество. И, тем не менее, он не свободен. Шудру можно продавать и покупать. Даже отпущенный своим господином, он не освобождается от обязанности услужения, «ибо они врождены для него». Он тот, «Чье имущество может быть отобрано хозяином». В глазах закона шудра нечестив, общения с ним надо избегать, его свидетельство всегда вызывает подозрение, его наказывают строже[4] .

С формированием этой варны связаны процессы завоевания аборигенных племен, но не меньшую роль играло и развитие социального неравенства внутри самого арийского общества. Разряд шудр пополнялся представителями не только коренного населения, но и беднейшей части арийской общины, тех ее членов, которые отрабатывали долги, находились в услужении, попадали в зависимость, иногда и в рабство[5] .

Если, согласно «Айтарея брахмане», вайшьи могли быть объектами притеснения, то удел шудр был еще более несчастливым. Шудра был «слуга другого, тот, кого можно по желанию изгнать и по желанию убить». Впрочем, последнее выражение можно, толковать как «по желанию избить», и весь отрывок представляется сатирическим.

Шудры не были «дваждырожденными». Они не обладали полноправием свободных ариев и даже весьма редко считались ариями, хотя «Артхашастра» в главах о рабах определенно причисляет к ариям и шудр. Фактически шудра находился на низшей ступени общества ариев. Этимология слова «шудра» неясна, и оно лишь один раз встречается в «Ригведе» Возможно, первоначально это было название какого-нибудь неарийского племени, подпавшего под власть завоевателей, и отсюда можно объяснить и происхождение самого сословия, хотя определенно в него вошли и другие элементы. По мере того как брахманские нормы поведения становились все более строгими, те группы населения, которые отказывались принять ортодоксальную систему или упорно придерживались старых обычаев, давно признанных предосудительными, опускались до положения, шудр. До сих пор есть касты, которые считают себя кшатриями, но в глазах брахманов занимают униженное положение шудр, потому что придерживаются таких запретных обычаев, как употребление в пищу мяса или вторичное замужество вдов. Незаконнорожденные дети, даже чистокровного происхождения от высших сословий, считались шудрами.

Шудры были двух родов: «чистые», или «неисключенные» (аниравасита), и «исключенные» (ниравасита). Последние находились за чертой индуистского общества и фактически не отличались от той большой группы населения, которая позже именовалась «неприкасаемые». Различия между группами шудр определялись их обычаями и профессиями, которыми занимались их члены. Согласно брахманским «книгам законов», главным занятием «чистого» шудры было служение трем другим варнам. Он должен был есть остатки со стола своего хозяина, носить его изношенную одежду и пользоваться его старой утварью. Даже если у него появлялась возможность разбогатеть, он не должен был пользоваться ею, «так как шудра, приобретая богатство, притесняет брахманов». У шудры было очень мало прав, и жизнь его имела ничтожную ценность в глазах закона. Брахман, убивший шудру должен был совершить такое же покаяние, как после убийства кошки или собаки. Шудре не разрешалось слушать или повторять веды. Области с многочисленным населением шудр обрекались на большие бедствия.

Таким образом, «книги законов» оставляли мало надежды на счастье злополучному шудре, которому оставалось только служить высшим сословиям, выполняя тяжелые и унизительные работы. Шудры могли лишь надеяться на возможность нового рождения в более высоком сословии общества. Но имеется много свидетельств в пользу того, что они не всегда довольствовались той покорной и убогой жизнью, которую им предписывал «священный закон». Упоминаются шудры, которые занимались ремеслом и торговлей, и ко времени Маурьев многие шудры были свободными земледельцами. Шудра мог занимать видное положение в индуистском обществе, что поощряло его перенимать обычаи высших сословий. Хотя он не мог слушать веды, ему были доступны эпос и пураны, и он приобщался к религии с культом всевышнего бога, которая становилась все более и более популярной в период после Маурьев и, в конце концов, затмила древние культы. В «Бхагавадгите» сам господь Кришна обещает полное спасение тем шудрам, которые обратятся к нему. С точки зрения большинства средневековых сект, варна и каста имели отношение скорее к телу, нежели к духу, и в дравидской литературе бхакти и народной религиозной литературе позднейшего времени встречаются стихи, выражающие идею коренного равенства всех людей. Теоретически буддизм и джайнизм не проводили сословных различий в вопросах религии. Как мы видели, были даже цари-шудры, и вопреки предписаниям «книг законов» многие шудры жили в полном довольстве3 .


Заключение

Итак, в данной работе я попытался, основываясь на мнениях различных авторов, наиболее детально осветить основные аспекты выбранной мною темы.

Подводя итоги, можно сказать, что варновый строй, закрепленный в Законах Ману, несет в себе признание того, что люди не одинаковы и что существует иерархия сословий, причем у каждого из них свой долг и свой жизненный путь, и относится к наиболее примечательным чертам древнеиндийской социологии.

Кроме того, на ряду с общей дхармой - той нормой поведения, которой должны следовать все без исключения, существует также особая дхарма для каждого сословия и для каждого периода жизни того или иного индивидуума.

Благодаря появлению Законов Ману прослеживается тенденция к распространению регулирующей роли права на те сферы общественных отношений, которые ранее регламентировались обычаем, религиозным предписанием.

Однако, религия, оставаясь мощным фактором идеологического и психологического воздействия, призванного внушать уважение к праву, уступала в таких школах место формированию юридических норм.

Таким образом, к концу периода «Ригведы» общество делилось на четыре варны: брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. Такая иерархия считалась изначальной, божественной волей, установленной и незыблемой в своей основе. Интересно, что указанное деление общества, несмотря на свой религиозный характер и древнее происхождение, имеет место и в современной Индии.


Список используемой литературы

1. Источники права / Под ред. Е.Н. Ляшенко. Вып. 20. – Тольятти, 2003. – 114с.

2. История государства и права зарубежных стран / Под ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенниковой. Т. 1 – М., 2004. – 807с.

3. Всеобщая история государства и права / З. М. Черниловский – М., 1999. – 574с.

4. Чудо, которым была Индия / А.Л. Бэшем – М., 2000. – 614с.

5. Всеобщая история права и государства / В.Г. Графский – М., 2001. – 744с.

6. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров 2-е изд. – М., 1983. – 1600 с.


[1] Драхмашастра – обширная правовая литература смрити («запомненное»), или шастр, например Манусмрити - Законы Ману(II в. до н.э. – II в. н.э.) и др./Под ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой. – М., 1988 – с. 63

[2] Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 147-148

[3] Всеобщая история государства и права/З.М. Черниловский – М., 1999 – с. 35-36

2 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 149-151

1 История государства и права зарубежных стран/ Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой и др. – М., «Норма» 2004 – с. 81

2 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 152

[4] Всеобщая история государства и права/З.М. Черниловский – М., 1999 – с. 36

[5] История государства и права зарубежных стран/ Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой и др. – М., «Норма» 2004 – с. 82-83

3 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 154-155

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий