регистрация / вход

Участие государства в гражданских правоотношениях

Виды публичных образований. Правовое положение и правовой режим деятельности Российской Федерации. Правовое положение государства. Общие начала выступления в гражданском обороте. Виды гражданских отношений, в которых участвует Российская Федерация.

Введение

Актуальность темы курсовой работы. Реформирование государственности и правовой системы России, производимое в течение последних двух десятилетий, привело к возникновению нового конституционного строя российского государства и кардинальным образом изменило его сущность. Конституция РФ предусматривает, что Россия является федеративным социальным демократическим правовым государством, обязанным защищать права и свободы человека и гражданина. Изменение конституционно-правового статуса Российской Федерации на современном этапе развития обусловливает необходимость нового подхода к его участию в гражданском обороте и к определению гражданской правосубъектности по сравнению с существовавшим в советском гражданском праве, требует переосмысления прежних ценностей и установок. В настоящее время возникли принципиально новые точки зрения на понимание традиционных правовых институтов и трактовку их сущности.

Действующий ГК впервые назвал Российскую Федерацию в числе субъектов гражданского права. При этом вопросы участия указанных субъектов в имущественных отношениях, являющихся предметом регулирования гражданского права, недостаточно четко регламентированы в ГК, что обусловливает необходимость их тщательного рассмотрения и теоретической разработки. Следует отметить, что вопросы форм и способов участия государства в гражданских правоотношениях достаточно много рассматривались в советской цивилистике. Однако выводы советских ученых, были сделаны на основе принципиально иных положений законодательства и, хотя и сохраняют, в целом, определенное значение, в настоящее время требуют переосмысления с учетом новых представлений о сущности государства. Несмотря на всю очевидность существующих проблем правового регулирования гражданско-правовых отношений с участием государства, и специфики правового положения государства как субъекта гражданского права, нельзя сказать, что в трудах современных ученых-правоведов они получили необходимое отражение. Можно отметить лишь нескольких авторов, которые, так или иначе, анализировали указанные проблемы в своих работах. Это О.Г.Барткова, Е.В.Васильева, В.Г.Голубцов, М.В.Жабреев, А.В.Костин, Д.В.Пятков. Публикации же других юристов по вопросам особенностей гражданской правосубъектности государства не носят глубокого исследовательского характера и могут быть отнесены лишь к разряду комментариев действующего законодательства. Отдельные аспекты данной темы, получив определенное освещение в работах ряда авторов, нуждаются в дальнейшем углубленном исследовании. Цель исследования заключается в выявлении и раскрытии особенностей правового положения РФ как участника гражданских правоотношений по современному российскому законодательству и выведении самой распространенной позиции по существующим проблемам. В соответствии с указанной целью поставлены следующие задачи: рассмотреть порядок участия государства в гражданских правоотношениях на современном этапе, определить правоспособность Российской Федерации, проанализировать ответственность государственно-правовых образований. При изучении общественных отношений в которых участвует государство, как объекта исследования и Российской Федерации как предмета исследования мною были применены следующие методы: сравнительно-правовой (сравнение действующего законодательства регламентирующего деятельность государства в сфере гражданских правоотношений), исторический (изучение правосубъектности государственных образований с опорой на теорию советского периода), логический (последовательное рассмотрение различных тезисов и проработка причинно-следственной связи между элементами), метод анализа, синтеза (изучение явлений в отдельности и выведение общего умозаключения на основании полученных выводов), и другие.


Понятие и виды публичных образований. Правовое положение и правовой режим деятельности Российской Федерации

Понятие публичных образований.Наряду с физическими и юридическими лицами, самостоятельными участниками гражданского оборота признаются Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования (абз. 2 п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 124 ГК).

В научной литературе распространено мнение, согласно которому РФ, ее субъекты и муниципальные образования являются особыми субъектами(лицами) гражданского права[1] . Соглашаясь в целом с подобной позицией, нельзя не отметить, что сам по себе термин «особые субъекты» (особого рода — suigeneris) не совсем удачен. Объясняется это тем, что он не позволяет отразить сущность Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований (разумеется, с гражданско-правовой точки зрения) и их отличия от иных участников гражданских правоотношений. Поэтому более предпочтительным представляется термин «публичные образования», отражающий следующие особенности указанных выше субъектов.

Во-первых, делается акцент на том, что Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования являются коллективными и, в противовес физическим лицам, «искусственно» созданными субъектами.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что в качестве участников гражданских отношений юридические лица и публичные образования относятся к одной родовой группе, что позволяет, в частности, применять к порядку участия публичных образований в гражданском обороте, например, правила о волеобразовании и волеизъявлении юридических лиц. Другое дело, что принадлежность к общему роду не отменяет видовых различий содержательного и формального характера. Например, цели участия в гражданских правоотношениях юридических лиц отличны от целей участия публичных образований. Юридическим лицом является лишь тот субъект, который признается таковым гражданским законодательством, т.е. создан в соответствующей организационно-правовой форме и надлежащим образом зарегистрирован. Однако ничего подобного в отношении публичных образований законом не установлено[2] .

Во-вторых, подчеркивается специфика природы Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований именно как субъектов права вообще — носителей публичной власти.

Публичная власть, будучи средством организации и регулирования взаимоотношений между людьми; характеризуется способностью упорядочивать отношения внутри общества как целого, объединенного единой территорией. Ввиду этого неотъемлемыми признаками публичной власти признаются ее верховенство и независимость, от какой бы то ни было иной внутренней социальной власти в конкретной общественной иерархии» а также любой внешней власти. Иначе говоря, веления публичной власти, являющейся разновидностью социальной власти[3] , в силу присущего ей суверенного характера (в котором и воплощаются признаки верховенства и независимости) приобретают для всех и каждого общеобязательный характер. В свою очередь, указанная обязательность подкреплена принуждением, реализуемым посредством специального аппарата, т. е. различных институтов власти.

Следовательно, исключительно носители публичной власти, выступая во всех внутренних и внешних общественных отношениях от имени социума, могут издавать властные общеобязательные предписания правового характера, регулирующие ту или иную общественную сферу (например, имущественный оборот).

Вместе с тем преследуемые публичной властью цели упорядочения и стабилизации общественных отношений обуславливают функциональную направленность деятельностиносителей публичной власти и, как следствие, характер и содержание их властных предписаний. Указанная деятельность должна быть направлена исключительно на реализацию общесоциальных задач экономического, политического, культурного и иного характера.

Таким образом, особенность публичных образований как субъектов гражданского права обусловлена, во-первых, специфичным способом организации их существования (коллективные субъекты), и, во-вторых, функциональной направленностью их деятельности (участие в гражданском обороте постольку, поскольку это необходимо для реализации задач публичной власти). Этим публичные образования отличаются от действующих в целях удовлетворения собственных интересов физических лиц — субъектов гражданского права — в силу самого факта рождения, и юридических лиц, возникающих в результате специальной регистрации. В настоящее время эти отличия признаны и Конституционным Судом РФ, по мнению которого специфика публичных образований как субъектов гражданского права в основном проистекает из особой организации институтов публичной власти[4] .

Иначе говоря,публичными образованиями как участниками гражданского оборота признаются коллективные субъекты, приобретающие гражданские права и несущие гражданские обязанности постольку, поскольку это необходимо в целях реализации задач публичной власти.

Виды публичных образований. Обобщающий термин «публичные образования», вполне приемлемый для гражданско-правового регулирования, не отменяет множественностивидов публичных образований. Так, самостоятельными видами публичных образований признаются:

1) Российская Федерация— демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (п. 1 ст. 1 Конституции РФ);

2) субъекты Федерации,хотя и входящие в состав последней, но признаваемые самостоятельными субъектами гражданского права: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа (п. 1 ст. 65 Конституции РФ);

3) муниципальные образования— городские или сельские поселения, муниципальные районы, городские округа либо внутригородские территории городов федерального значения (п. 1 ст. 131 Конституции РФ; п. 1 ст. 2 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ).

Из этого следует, что Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования самостоятельно и наравневыступают в гражданском обороте (разумеется, в рамках своей компетенции). Поэтому в литературе высказано обоснованное мнение о том, что встречающийся в ГК и иных законах термин «государство» всегда обозначает вполне конкретное публичное образование (Российскую Федерацию, ее субъектов или даже муниципальное образование), поскольку государства вообще, без его привязки к тому или иному публичному образованию, не существует[5] . Другим подходом можно считать, что под словом "государство" следует понимать не любое публичное образование, а совершенно конкретное - Российскую Федерацию, если следовать смыслу Конституции РФ. Этого подхода я и буду придерживаться в своей работе.

Правосубъектность Российской Федерации определяется Конституцией. Конституционно-правовой статус Российской Федерации характеризуется прежде всего тем, что она является суверенным государством, обладающим всей полнотой государственной власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые в соответствии с Конституцией находятся в ведении органов власти ее субъектов.

Конституционно-правовой статус Российской Федерации характеризуется наличием собственности Федерации, а также единой денежной и кредитной системой.

Конституция закрепляет предметы ведения, принадлежащие исключительно Российской Федерации (ст. 71). Ряд других имеющихся у нее в соответствии с Конституцией (ст. 72) полномочий Российская Федерация осуществляет совместно с ее субъектами. Поэтому в дальнейшем речь будет идти именно о Российской Федерации (РФ). Но общая характеристика государства как участника гражданского оборота за некоторыми исключениями применима и для других публично-правовых образований, ввиду сходства положения в гражданском праве, целей, задач, сущности данных образований.

Правовое положение государства. Общие начала выступления в гражданском обороте

Российская Федерация выступает в гражданских правоотношениях на равных началах с иными субъектами — физическими и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК). Несмотря на то, что в указанной норме ГК воспроизведен лишь один из принципов гражданского права (юридическое равенство участников гражданских правоотношений), участие государства в гражданском обороте предполагает распространение на их деятельность всех остальных общих начал гражданского законодательства (в частности, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела и т. п.). Другое дело, что это не отменяет существования исключений из общих правил, обусловленных субъектной спецификой.

Равные начала участия Российской Федерации в гражданском обороте проявляются в следующем.

Во-первых, установлензапрет на осуществление присущих государствувластных полномочий. Во-вторых, невозможно использование каких бы то ни было преимуществ, проистекающих из присущих государству властных полномочий. Так, государство не вправе диктовать контрагенту конкретные условия договора, не выгодные для последнего и не соответствующие его интересам, поскольку общим для всех участников гражданского оборота является определение содержания договора по взаимосогласованному усмотрению (абз. 1 п. 4 ст. 421 ГК). Равным образом государство не имеет каких-либо преимуществ при заключении гражданско-правовых договоров по сравнению с другими участниками оборота.

В научной литературе справедливо обращается внимание на то, что если регулирование отношений с участием Российской Федерации построено на началах верховенства последних, то не может идти речи о гражданско-правовой природе таких отношений[6] . Равным образом, если государство пытается привнести в имущественный оборот властно-правовые начала, это свидетельствует лишь о допущенных государством нарушениях принципа юридического равенства субъектов гражданского права.

Другое дело, что норму ГК о равных началах участия государства не стоит идеализировать. Законодатель достаточно непоследователен и зачастую, в ином отраслевом законодательстве, устанавливает фактические преимущества для государства. Особенно это характерно для бюджетного законодательства, которым практически закреплен иммунитет Российской Федерации от фактической реализации мер имущественной ответственности в рамках внутренних (национальных) гражданских правоотношений. Таким образом, несмотря на формальное закрепление в п. 1 ст. 124 ГК принципа юридического равенства государства со всеми иными участниками гражданского оборота, проблема практической реализации данного положения до сих пор законодателем последовательно не решена.

Не решена она и на теоретическом уровне. Д.В. Пятков пишет по этому поводу: «В юридической науке общепризнано, что государство - субъект различных отраслей права. Теоретические обоснования получило участие государства в гражданских правоотношениях. При этом не подвергается сомнению, что неотъемлемыми признаками государства являются публичная власть, способность к легализованному насилию и подчинению своей воле действий других лиц, а гражданско-правовое регулирование общественных отношений основано на признании равенства их участников. Эти две юридические аксиомы в настоящее время оказались в основе учения о государстве как субъекте гражданского права. Иметь публичную власть и скрывать тот факт - вот задача, для чего-то поставленная современной наукой перед государством. Данную задачу в течение последнего десятилетия Российская Федерация вынуждена решать каждый раз, как только они вступает в гражданские правоотношения». Д.В. Пятков полагает, что государство не может оставить публичную власть за пределами гражданских правоотношений, поскольку, таким образом, в гражданских правоотношениях оно лишается своего сущностного признака, перестает быть государством. Однако, сохраняя публичную власть, государство не может ее использовать, в связи, с чем он ставит вопрос: для чего государству публичная власть в гражданском правоотношении, если оно этой властью не должно пользоваться? Кроме того, само по себе наличие государства среди субъектов гражданского права трудно совместить с признанием равенства участников гражданских правоотношений, поскольку другие субъекты гражданского права не обладают столь ярким символом юридического неравенства, как публичная власть.

«Вряд ли можно оправдать, - пишет Д.В. Пятков, - сохранение указанного противоречия. Оно должно быть устранено, как и всякое другое, вызванное несовершенством теории и законодательства. В данном случае устранить противоречие можно одним из трех способов:

– модифицировать теорию государства, отказавшись от публичной власти как неотъемлемого признака государства;

– должным образом отразить в учении о гражданском правоотношении тот факт, что равенство участников гражданского оборота лишь презумпция, опровергаемая одним только вступлением государства в гражданские правоотношения;

– найти замену государству как субъекту права, выражающему публичный интерес в гражданских правоотношениях. Выбор этого способа требует в некоторой степени изменить представления о субъектах права, но он не колеблет устои ни государственного, ни гражданского права, в полной мере может сочетаться и с конституционным принципом равного признания и равной защиты всех форм собственности, и с основными началами гражданского законодательства. Поэтому такой способ является наиболее предпочтительным»[7] .

Правовой режим деятельности Российской Федерации

По общему правилу к государству применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в гражданских правоотношениях (п. 2 ст. 124 ГК). В сущности, это означает, что государство, не являясь юридическим лицом, приравнивается к последним с позиций владения имуществом, выступления в гражданском обороте и т.п.[8]

Из содержания указанного правового режима деятельности государства следует важный для правоприменения вывод. Действие многих норм гражданского законодательства, касающихся юридических лиц, распространяется и на государство (например, нормы о порядке вступления в договорные отношения и их оформлении и т. п.).

Однако особенности государства как субъекта гражданского права с неизбежностью обуславливают наличие многочисленных исключений из общего правила о распространении на деятельность государства правового режима юридических лиц. Причем указанные изъятия могут следовать исключительно из закона, либо из особенностей РФ как субъекта гражданского права (п. 2 ст. 124 ГК). Следовательно, императивный характер указанной нормы ГК исключает возможность изменения правового режима деятельности государства по произвольному усмотрению последних.

Что касается характера исключений, вытекающих из закона, то он может предусматривать:

1) нормы, которые применимы исключительно к Российской Федерации,т.е. нормы,регулирующие участие данного субъекта в гражданских правоотношениях (например, ст. 214, 215, 306 ГК и т. д.)[9] ;

2) нормы, так или иначе устанавливающие ограничениявправовом режиме государства по сравнению с юридическими лицами (см., например, ст. 1063 ГК, абз. 2 ст. 2 ФЗ «О простом и переводном векселе» от 11 марта 1997 г., согласно которому публичные образования вправе обязываться по переводному и простому векселю только в случаях, специально предусмотренных федеральным законом).

Вопрос о содержании второй группы исключений, вытекающих из особенностей государства, далеко не однозначен. Отсутствие законодательного определения таких особенностей необоснованно расширяет границы судебного усмотрения и тем самым создает почву для искажения действительного смысла закона. Так, достаточно распространена практика, когда со ссылкой на «особенности публичных образований» суды освобождают их от ответственности за причиненный вред из-за отсутствия в бюджете средств, необходимых для его возмещения. Удовлетворение в этих условиях требований потерпевших, по мнение судебных инстанций, привело бы к фактическому пересмотру бюджета и нанесению вреда неограниченному кругу лиц[10] .

Очевидно, что вопрос о наличии тех или иных особенностей, которые не позволяют применить конкретную норму гражданского законодательства, должен оцениваться в каждом конкретном случае. Однако критерий такой оценки должен быть ограничен функциональной направленностью деятельности РФ как участника гражданских отношений, проявляющейся в реализации задач государственной власти.

Исключения из общего порядка гражданско-правового регулирования, вытекающие из особенностей государства, не могут толковаться в смысле оснований для приоритетной защиты прав и интересов отдельной категории субъектов и для безосновательного переложения негативных имущественных последствий ненадлежащей деятельности указанных субъектов на иных участников гражданского оборота.

Участие государства в гражданских правоотношениях

Правоспособность государства. Безусловно, выявление характера правоспособности изначально обусловливается социальной сутью самого субъекта, однако преследует юридическую, вернее, юридико-техническую цель: какой принцип лежит в основе содержательной характеристики правоспособности, т. е. исчерпывающий или неисчерпывающий перечень прав содержится в законодательстве? С практической точки зрения это важно как для законодателя, так и для пользователя. Законодатель использует данную характеристику как юридический прием при создании нормы, а пользователь данной нормы может судить о наборе своих субъективных гражданских прав и обязанностей или о гражданско-правовом статусе своего реального или потенциального контрагента[11] .

Вопрос о характере правоспособности Российской Федерации сравнительно активно обсуждается на страницах научной литературы[12] . В частности, все высказанные мнения можно разделить надве диаметрально противоположные позиции.

Согласно первой и наименее распространенной из них правоспособность государства является общей (универсальной)[13] .Аргументом обычно служит утверждение о том, что государство, являясь носителем публичной власти и осуществляя законодательные функции, в принципе может осуществлять любые права и обязанности.

Согласно второй позиции, которая представляется более обоснованной, правоспособность государства носит специальныйхарактер, т. е. объем возможных прав и обязанностей Российской Федерации изначально ограничен, в частности целями деятельности и публичными интересами. И Конституционный Суд РФ придерживается этой же позиции считая, что Российская Федерация участвует в гражданских правоотношениях как субъект со специальной правоспособностью, которая в силу их особой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права - граждан и юридических лиц, преследующих частные интересы[14] .

Кроме того, наряду с приведенной точкой зрения высказываются мнения о целевом[15] (поскольку содержание правоспособности вытекает из функции носителя публичной власти), специально функциональном(так как содержание правоспособности, детерминированное функциями государства, обуславливает ее целевую направленность, в конечном счете, на удовлетворение общественных потребностей) характере правоспособности.

Но независимо от названия характера правоспособности (специальная, целевая, специально функциональная или даже специально-целевая), общим остается одно; гражданская правоспособность Российской Федерации носит исключительно специальныйхарактер, обусловленный особенностями государства как участника гражданских отношений. Поэтомугосударство может иметь лишь те права и нести обязанности, которые необходимы для реализации им задач публичной власти.

Формы участия государства в гражданских правоотношениях

Вопрос о формах участия государства в гражданских правоотношениях традиционно решается следующим образом[16] . Публичные образования наделены возможностью участвовать в гражданскомобороте в двух формах:

1) в форме непосредственного участия — самостоятельно с помощью соответствующих органов(п. 1, 2 ст. 125 ГК), т.е. в порядке, аналогичном установленному в ст. 53 ГК для юридических лиц;

2) в форме опосредованного участия — через представителей(п. 3 ст. 125 ГК), т.е. посредством установления отношений представительства (гл. 10 ГК).

Что касается самостоятельного участия государства в гражданском обороте, то необходимо учитывать, что в отличие от органов юридических лиц, полномочия которых определяются учредительными документами, полномочия государственных органов определяются рамками компетенции, установленной исключительно Конституцией РФ, федеральными законами и подзаконными актами.

Указание на то, что государственные органы выступают от имени государства, не должно вводить в заблуждение. В подобных случаях никаких отношений представительства не возникает,поскольку государство в силу особенностей своей природы (коллективный субъект) не может самостоятельно приобретать права и обязанности иначе, чем через действия своих органов. Иное дело, что выступление государства как самостоятельного субъекта в гражданском обороте посредством своих органов необходимо отличать от случаев самостоятельного хозяйствования последних, когда отдельные органы в качестве юридических лиц приобретают права и обязанности для себя (например, при приобретении каким-либо ведомством канцелярских принадлежностей для собственных нужд).

Обычно Российская Федерация участвует в гражданском обороте посредством органов исполнительной власти. К исполнительным органам относятся: Правительство РФ, федеральные министерства, агентства, службы и иные ведомства, включая территориальные органы (гл. 6 Конституции РФ; ФКЗ«О Правительстве Российской Федерации» от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ[17] , Указ Президента РФ «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» от 9 марта 2004 г. № 314[18] .

Что касается выступления Российской Федерации в гражданском обороте посредством представителей, то необходимо учитывать следующее.

Во-первых, органы государственной и муниципальной власти, юридические лица и граждане могут представлять интересы Российской Федерации лишь в случаях и порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениям Правительства РФ, нормативными актами субъектов РФ и муниципальных образований (ст. 6, 38, 39 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ[19] ; постановление Правительства РФ «Обуправлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами («золотой акции»)» от 3 декабря 2004 г.№ 738[20] ). Во-вторых, необходимо специальное поручение,исходящее от государства. По существу, речь идет о надлежащем оформлении отношений представительства, которое может основываться на акте уполномоченного органа или на договоре.Следовательно, особенности приобретения Российской Федерацией прав и обязанностей посредством представителей исключают наличие у последних полномочий, следующих из обстановки, в которой действует представитель (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК).

Виды гражданских отношений, в которых участвует Российская Федерация

Признание РФ полноправным участником гражданского оборота и распространение на режим его деятельности принципа юридического равенства свидетельствует о существующей у государства равной возможности (наряду с иными участниками гражданского оборота) быть субъектом отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования. Эти отношения подразделяются: 1) на имущественные отношения, включая вещные, обязательственные (договорные и внедоговорные), наследственные и связанные с использованием и распоряжением объектами интеллектуальной деятельности; 2) личные неимущественные отношения; 3)организационныеотношения.Укажем на основные особенности участия государства в данных отношениях.

Выступление в гражданском обороте, опосредующем перемещение товаров, работ, услуг, невозможно без участия, в первую очередь, в имущественныхотношениях. Так, государство, будучи собственником (ст. 214, 215 ГК), являются субъектами вещныхотношений.

Правовой режим управления и распоряжения государственной собственностью имеет свои особенности, которые проявляются:

1) в существующих наряду с общими (абз. 1 п. 2 ст. 218 ГК)специальных способахприобретения (например, п. 2 ст. 233 ГК) и прекращения (например, ст. 238—243 ГК) права собственности (так, в случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, они подлежат обязательной передаче в государственную собственность (п. 2 ст. 233 ГК); основаниями возникновения права государственной собственности на имущество являются также отчуждение у частного собственника вещей, изъятых из оборота или ограниченных в обороте (п. 2 ст. 238 ГК), и изъятие недвижимости для государственных нужд (ст. 239 ГК), выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, реквизиция, конфискация и национализация частного имущества (ст. 240, 242, 243, 306 ГК); государство производит отчуждение своего определенного имущества частным лицам в порядке приватизации);

2) порядке управления собственностью, функции по осуществлению которого от имени Российской Федерации возложены на органы и лица, указанные в п. 1 ст. 125 ГК (абз. 1 п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 25 февраля 1998 г. № 8[21] ). Действия органов власти, совершенные в пределах их компетенции, являются действиями самого государства. Важно поэтому определить, основаны ли эти действия на соответствующих полномочиях данных органов, входят ли они в их компетенцию. Компетенция государственных органов, в том числе и по участию в гражданских правоотношениях, устанавливается актами публичного, а не частного (гражданского) права. Для сферы гражданского права имеет значение прежде всего их компетенция по использованию государственного имущества, включая возможности его приобретения и отчуждения (распоряжения), а также компетенция в области возложения (несения) имущественной ответственности.

Например, к таким органам и лицам, если речь не идет о специальных видах имущества (скажем, об объектах культурного наследия), относятся Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (далее — Росимущество) и его территориальные органы и подведомственные организации, а также специализированное государственное учреждение при Правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» (далее — РФФИ).

Министерство финансов РФ (далее — Минфин России) обеспечивает предоставление бюджетных ссуд и бюджетных кредитов в пределах лимита средств, осуществляет организацию формирования и использования ценностей Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней РФ (п. 5.3.18, 5.3.20 постановления Правительства РФ «О Министерстве финансов Российской Федерации» от 30 июня 2004 г. № 329[22] ). Этот же орган может выпускать облигаций или иные государственных ценных бумаг (в том числе в «бездокументарной форме»), выполняющих функции облигаций («казначейских векселей» или «казначейских обязательств», «золотых сертификатов» Минфина и т. д.). Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ определяет условия охранных обязательств в отношении объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального значения при их приватизации (п. 5.11.1 постановления Правительства РФ «О Министерстве культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации» от 17 июня 2004 г. № 289[23] ).

Помимо участия в отношениях собственности, государство может быть субъектом некоторых вещных отношений, в частности связанных с сервитутами(абз. 4 п. 1 ст. 216, ст. 274,277 ГК).

Осуществление прав собственника и иных вещных прав от имени государства означает и наличие полномочий по применению вещно-правовых и иных средств защиты. Поэтому исковые требования соответствующих государственных органов по защите права собственности и иных вещных прав на имущество, в отношении которого они осуществляют права собственника, подлежат рассмотрению судами по существу как заявленные в защиту права федеральной собственности (абз. 2 п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8).

Российская Федерация является также полноправным участником обязательственных отношений, причем как договорного,так и внедоговорного характера. Договорные обязательства, в которых участвует государство, подразделяются на два вида.

Первый из них образуют те договорные обязательства, в которых Российская Федерация выступает наравне с иными участниками гражданского оборота. Так для более эффективного использования находящегося в государственной собственности имущества государство может обращаться к профессиональным управленческим компаниям, банкам и другим коммерческим организациям или предпринимателям, заключая с ними договоры поручения, комиссии, агентирования или доверительного управления государственным или муниципальным имуществом (например, недвижимостью в виде имущественных комплексов, пакетами акций или других ценных бумаг, «финансовыми инвестициями» или «кредитными ресурсами», т. е. правами требования, и т. д.).

Второй вид составляют договорные обязательства, в которых государство является исключительным субъектом.В частности, отдельными видами признаются такие обязательства, как поставка, подряд и научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы, выполняемые для государственных нужд (§ 4 гл. 30, § 5 гл. 37, гл. 38 ГК); государственный займ, в котором государство может выступать не только в качестве заемщика (например, путем выпуска государственных ценных бумаг — ст. 817 ГК), но и заимодавца.

Что касается выступления Российской Федерации в качестве заимодавца, то особенности таких отношений займа проявляются в следующем. Помимо норм ГК, БК установлены специальные правила регулирования указанных отношений, заключающиеся в предоставлении государству права на бесспорное взыскание процентов (платы) за пользование кредитом и пеней, а также заемных средств при их нецелевом использовании или нарушении срока возврата (п. 2 ст. 854 ГК, ст. 284, 2841 , 289, 290, 291 БК). Кроме того, возврат данных средств и плата за пользование ими приравниваются к платежам в бюджет (п. 11 ст. 76 БК), что является основанием для отнесения этих платежей при определении очередности списания денежных средств со счета должника к третьей очереди (ст. 855 ГК РФ).

Государство может быть участником и других гражданско-правовых сделок. В частности, в силу правила п. 1 ст. 1063 ГК Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования могут выступать в качестве организаторов лотерей, тотализаторов (взаимных пари) и других основанных на риске игр – «алеаторных сделок» (от лат. alea–игральная кость).

Внедоговорные обязательства с участием Российской Федерации могут возникать из односторонних сделок и в результате правонарушений. К первой группе относятся, например, обязательства из публичного обещания награды (гл. 56 ГК) и публичного конкурса (гл. 57 ГК); ко второй — деликтные обязательства (гл. 59 ГК) и обязательства из неосновательного обогащения и сбережения (гл. 60 ГК). При этом государство в таких обязательствах может быть не только должником (например, при причинении вреда актами власти), но и кредиторами (например, при причинении вреда объектам природы).

Российская Федерация выступает субъектом наследственных отношений, приобретая имущество в качестве наследника по завещанию либо, если имущество является вымороченным, в силу закона (ст. 1151 ГК). В частности, особенности участия государства в указанных отношениях проявляются, во-первых, в необходимости наличия установленных законом условий наследования, а именно: имущество является вымороченным, если отсутствуют иные наследники, либо никто из них не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (п. 1 ст. 1151 ГК). Во-вторых, у государства отсутствуют некоторые права, например право завещать свое имущество (поскольку распоряжение имуществом на случай смерти предоставлено только физическим лицам (п. 1 ст. 1118 ГК), вследствие чего открытие наследства связано со смертью гражданина (ст. 1113 ГК), право на отказ от наследства (абз. 1 п. 1 ст. 1157 ГК).

Российская Федерация участвует в имущественных отношениях, связанных с осуществлением и распоряжением исключительными правами. Например, объекты интеллектуальной собственности могут быть созданы в результате выполнения государственного заказа. Соответственно, осуществление указанных прав и распоряжение ими может заключаться в использовании результатов интеллектуальной деятельности для собственных нужд, выдаче лицензий третьим лицам. Другое дело, что удельный вес государства в сфере отношений, связанных с интеллектуальной собственностью, гораздо меньше по сравнению с иными участниками гражданского оборота. Так, в соответствии со ст. 9 Патентного закона Федеральный фонд изобретений России (а в его лице – федеральное государство) может приобретать права патентообладателя на отобранные им изобретения, полезные модели, промышленные образцы с целью реализации этих прав в интересах государства. Специально уполномоченный федеральный орган исполнительной власти осуществляет охрану авторских прав умершего автора в течение срока их действия при отсутствии наследников (п. 2 ст. 27 Закона об авторском праве и смежных правах).

Что касается личных неимущественных отношений, то на первый взгляд может показаться, что РФ ввиду особенностей своей природы не может быть субъектом указанных отношений, причем как связанных с имущественными отношениями, так и не связанных с ними. Действительно, достаточно сложно представить себе отношения с участием государства, возникающие, например, по поводу таких нематериальных благ, как жизнь, здоровье, неприкосновенность частной жизни и проч.

Однако существо некоторых личных неимущественных отношений не исключает возможность признания государства их участником. Например, Российской Федерации может принадлежать такое личное неимущественное право, как право на обнародование произведения науки, литературы и искусства (личное неимущественное право, связанное с имущественными). Гражданско-правовую природу имеют отношения, связанные с использованием наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний в названиях государственных и негосударственных учреждений, организаций и других структур в своих фирменных наименованиях некоторых слов (личные неимущественные права, не связанные с имущественными). Подобное использование до принятия ФЗ «О государственной символике» допускается только с согласия Правительства РФ (за исключением общероссийских общественных и некоторых религиозных объединений, которыевправе использовать эти наименования безспециального разрешения[24] ). Соответственно, личные неимущественные отношения возникают при использовании иной символики, принадлежащей государству.

Участвуя в имущественных отношениях, Российская Федерация не может не вступать в отношения организационного характера. Например, подобные отношения возникают в случае организация и проведения торгов в форме конкурса на право заключить государственный контракт, которые являются одним из способов размещения заказа (подп. 1 п. 1 ст. 10, гл. 2, 3 ФЗо размещении заказов). Существом организационных отношений охватываются не только действия по подготовке торгов (извещение об их проведении, разработка соответствующей документации и т. п.), но и порядок их проведения.

Представляется, что организационные отношения с участием государства складываются и в случае заключения последним предварительных договоров, создания хозяйственных товариществ и обществ, а также иных юридических лиц, и, соответственно, участия в деятельности этих лиц, например посредством принятия решений (иногда эти отношения относят к разновидности имущественных отношений).

Ответственность государства

Выступление в гражданском обороте предполагает не только приобретение прав, но и несение на равных с иными участниками гражданского оборота началах обязанностей, в том числе связанных с бременем ответственности.

Гражданским законодательством на государство распространен принцип самостоятельной ответственности субъектов гражданского права (пп. 2-5 ст. 126 ГК). Это означает, что Российская Федерация, и созданные ими юридические лица (унитарные предприятия и учреждения) не отвечают по обязательствам друг друга. В частности, в соответствии с ч. 5 ст. 2 Закона о Центральном банке РФ (Банке России) Российская Федерация не отвечает по обязательствам Банка России, а этот Банк не отвечает по обязательствам федерального государства (если только он специально не принял на себя такое обязательство либо оно прямо предусмотрено федеральным законом). Данный принцип в равной мере применим, во-первых, к случаям несения договорной ответственности, т.е. ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых государством обязанностей по договорам, и, во-вторых, к случаям несения внедоговорной ответственности, которая может наступить за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возникших из односторонних действий, либо за вред, причиненный личности или имуществу физического лица и имуществу юридического лица (в частности, специальным деликтом является причинение вреда в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа — ст. 1069 ГК), а также вследствие неосновательного обогащения.

Вместе с тем из правила о самостоятельной ответственности существуют исключения двухвидов:

1) прямо установленные законом:государство несет субсидиарную ответственностьпо обязательствам казенных предприятий (п. 5 ст. 115 ГК) и бюджетных учреждений (абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК) при недостаточности имущества последних.

Причем указанная ответственность Российской Федерации является особым видом субсидиарной ответственности, на который общие нормы о субсидиарной ответственности, установленные ст. 399 ГК, распространяются с особенностями, установленными ст. 120 ГК (собственник имущества учреждения несет субсидиарную ответственность по его обязательствам только при недостаточности у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств). Следовательно, особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования косновному должнику. Поэтому в случае предъявления кредитором иска о взыскании задолженности учреждения непосредственно к субсидиарному должнику без предъявления иска к учреждению суду на основании п. 2 ст. 46 АПК следует предложить кредитору привлечь основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика, а при несогласии истца — по своей инициативе привлекает основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика (абз. 2 ч. 2 ст. 46 АПК) (абз. 3—7 п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» от 22 июня 2006 г. № 21[25] , далее — постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 21)[26] ;

2) в силу принятых обязательств. В частности, государство вправе принимать на себя гарантии по обязательствам других публичных образований и отдельных юридических лиц (п. 6 ст. 126 ГК). Причем государство может обязываться за исполнение обязательств иным лицом только путем предоставления такой государственной гарантии, обязательства по которой в силу положений ст. 98—100 БКвключаются в состав государственного долга (абз. 1 п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 23). Ответственность гаранта носит субсидиарный характер (п. 5 ст. 115 БК).

Что касаетсяусловий привлечения Российской Федерации к ответственности, к которым относятся: 1) противоправность действия (бездействия), 2) вина, 3) вред и 4) причинная связь между действием (бездействием) и вредом, то необходимо учитывать следующее.

Во-первых, к порядку участия государства в гражданском обороте применяются, по общему правилу, нормы, определяющие участие юридических лиц в гражданских правоотношениях. Следовательно, Российская Федерация должна привлекаться к ответственности на тех же основаниях, что и юридические лица. Однако этот вывод требует уточнения.

Согласно действующему законодательству коммерческие лица
по договорным обязательствам в виде исключения несут ответственность на началах риска, т.е. без вины (п. 3 ст. 401 ГК). Но деятельность государства не может иметь своей целью систематическое извлечение прибыли это означает, что Российская Федерация несет как договорную, так и деликтную ответственность только при условии вины.

Во-вторых, особенности Российской Федерации как участника гражданского права сказываются на том, каким имуществом она отвечают по своим обязательствам,В частности, из общего правила о том, что любой хозяйствующий субъект отвечает по своим обязательствам принадлежащим ему имуществом, законом установлено два исключения:

1) государство несет ответственность по своим обязательствам только за счет казны(п. 1 ст. 126 ГК), которая представляет собой совокупность денежных средств бюджета и иного имущества, не закрепленного на ограниченном вещном праве за унитарными предприятиями и учреждениями (абз. 2 п. 4 ст. 214, абз. 2 п. 3 ст. 215 ГК).

Первоочередное взысканиеосуществляется в отношении денежных средств бюджета, и лишь при отсутствии последних взыскание может быть обращено на иное имущество, составляющее казну (абз. 3 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 1 июля 1996 г. № 6/8[27] ).

Правило о первоочередности обращения взыскания именно на денежные средства подтверждается нормой п. 5 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ[28] о том, что обращение взыскания на имущество должника осуществляется при отсутствии у него денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя. При этом правило о первоочередности обращения взыскания на денежные средства не может быть истолковано как устанавливающее ограничение источников взыскания только денежнымисредствами бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. 126, 214, 215ГК(абз. 3 п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 23);

2) взыскание по обязательствам государства может быть обращено не на все виды имущества, составляющего казну. Вчастности, от взыскания забронированото имущество, которое может находиться только в государственной собственности (абз. 2 п. 3 ст. 212 ГК), т.е., по существу, объекты, изъятые из гражданского оборота (абз. 1 п. 2 ст. 129 ГК). В настоящее время фактически забронированы от взыскания земля и другие природные ресурсы, находящиеся в государственной собственности, потому что закон, допускающий иное (абз. 2 п.1 ст. 126 ГК), пока не принят. Равным образом соответствующие нормы отсутствуют в земельном и природоресурсном законодательстве.

Поскольку любые исключения толкуются только буквально, постольку указанные изъятия распространяются лишь на случаи обращения взыскания на имущество Российской Федерации по обязательствам перед частными лицами — физическим и юридическими. Иначе говоря, ограничение обращения взыскания на имущество не действует в полной мере (с учетом действующего разграничения собственности на федеральную, собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную[29] ) в случае гражданско-правового спора между различными публичными образованиями, например между Российской Федерацией и субъектом Федерации.

В настоящее время судебная практика обоснованно исходит из того, что должником по требованиям о несении ответственности является Российская Федерация. Иначеговоря, по искам, предъявленным кредитором в порядке субсидиарной ответственности (например, абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК п. 1 ст. 161 БК) по требованиям о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа (ст. 16, 1069ГК), а равно по иным требованиям надлежащим ответчиком является Российская Федерация, а не его государственные органы или должностные лиц (абз. 1п. 12 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8,абз. 1, 2 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ № 23). Однако государство участвует в гражданских отношениях посредством своих органов (п. 1,2 ст. 126 ГК). Вопрос о том, в лице каких органов Российская Федерация выступает в отношениях ответственности, вызывает споры из-за несогласованности с гражданским законодательством норм иной отраслевой принадлежности. Помимо этого, как следует из бюджетного законодательства, необходимо различать органы, которые представляют интересы государства в суде, и органы, которые осуществляют реализацию судебных решений.

В настоящее время указанные вопросы решаются следующим образом. Судебная практика исходит из общего положения о том, что надлежащим ответчиком по предъявленным требованиям является Российская Федерация в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа (абз. 1 п. 12 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8). Негативные последствия неточного указания органа, представляющего в суде ответчика, либо отсутствия у такого органа выделенных бюджетных средств не должны возлагаться на потерпевшего. Предъявление гражданином или юридическим лицом иска к нарушителям — государственному органу (их должностным лицам) либо непосредственно к Российской Федерации, или к казне — не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления, а также к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд должен привлечь в качестве ответчика по делу надлежащий орган (абз. 2 п. 12 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8, абз. 2 п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 23).

Исполнение судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц, в том числе в результате издания государственными органами Российской Федерации актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет соответствующей казны (за исключением судебных актов о взыскании денежных средств в порядке субсидиарной ответственности главных распорядителей средств федерального бюджета) осуществляется Минфином России (соответствующими финансовыми органами) в течение трех месяцев со дня поступления указанному органу исполнительного листа на исполнение (п. 1,6 ст. 2422 БК, абз. 3 п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 23).

В случае удовлетворения судом заявления взыскателя о взыскании средств с главного распорядителя средств в порядке субсидиарной ответственности на основании полностью или частично неисполненного исполнительного документа по денежным обязательствам находящегося в его ведении получателя средств федерального бюджета исполнительный документ о взыскании средств с главного распорядителя направляется в орган Федерального казначейства (территориальные органы) по месту открытия главному распорядителю лицевого счета как получателю бюджетных средств для исполнения в порядке, установленном БК (п. 10 ст. 2423 , п. 9 ст. 2424 , п. 9ст. 2425 БК).

При невозможности исполнения главным распорядителем соответствующего акта о взыскании такое исполнение должно быть произведено финансовым органом.

Подытоживая сказанное относительно несения государством бремени ответственности во внутренних (национальных) гражданских отношениях, можно отметить следующее. Российская Федерация несет ответственность по своим обязательствам самостоятельно за счет денежных средств и имущества, составляющего казну, за исключением имущества, забронированного от взыскания. Представление интересов государства в суде и исполнение судебных актов осуществляется уполномоченными органами и лицами, однако неправильное указание истцом того или иного органа, а равно отсутствие специально выделенных органу или лицу денежных средств для удовлетворения требований не является основанием для освобождения от несения ответственности.

Кроме того, в законодательстве заложена возможность установления дополнительных особенностей несения ответственности Российской Федерациейв гражданских отношениях с участием иностранных физических и юридических лиц, а также иностранных публичных образований (ст. 127 ГК). Вместе с тем закон об иммунитете государства и его собственности до сих пор не принят. Следовательно, в отсутствие данного закона регулирование указанных отношений ответственности должно осуществляться на основе положений действующего законодательства.

В частности, помимо положений гл. 5 ГК необходимо учитывать нормы иных законов, в том числе другой отраслевой принадлежности. В настоящее время действующее процессуальное законодательство исходит из принципа абсолютного судебного иммунитета государства (ст. 401 ГПК, ст. 251 АПК), содержание которого сводится к возможности предъявления иска к Российской Федерации, применения обеспечительных мер и обращению взыскания на имущество только с его согласия. Иначе говоря, одно государство не подчиняется юрисдикции другого.

С одной стороны, такое законодательное решение обеспечивает суверенитет государства («раг inparemnonhabetimperiumseujurisdictionem» — «равный над равными не имеет власти или юрисдикции»[30] ). Но, с другой стороны, это правило явно не согласуется с общим положением о равных началах участия всех субъектов гражданского права (не случайно, поэтому во многих странах распространена концепция относительного (функционального) иммунитета, в соответствии с которой участие государства в международном имущественном обороте предполагает отказ от судебного иммунитета).

Вместе с тем в определенных случаях законом допускается добровольный отказ государства от своего иммунитета в отношениях, осложненных иностранным элементом (например, ст. 23 ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» от 31 декабря 1995 г. № 225-ФЗ[31] ; двусторонние соглашения Правительства РФ с правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений[32] , где содержится правило о рассмотрении возможных имущественных (гражданско-правовых) споров принимающего государства с иностранным инвестором в международном коммерческом арбитраже (третейском суде))[33] .

Заключение

Российское государство, являясь многоуровневым образованием, как носитель суверенитета остается единым и неделимым. Рассмотрев особенности участия государства в гражданских отношениях в качестве субъекта права, я пришел к выводу, что регулирование тех отношений, где одной их сторон выступает Российская Федерация, отличается рядом существенных особенностей. Во-первых, государство участвует в гражданском обороте для реализации своих функций, отстаивая публичный интерес и преследуя общественную выгоду. В связи с этим, Российская Федерация обладает специальной правоспособностью, по сравнению с физическими и юридическими лицами. Поэтому объем возможных прав и обязанностей Российской Федерации изначально ограничен, в частности, целями деятельности и публичными интересами. Во-вторых, и это вытекает из характера специальной правоспособности, участие государства во всех видах гражданских правоотношений (эти отношения подразделяются: 1) на имущественные отношения, включая вещные, обязательственные (договорные и внедоговорные), наследственные и связанные с использованием и распоряжением объектами интеллектуальной деятельности отношения; 2) личные неимущественные отношения; 3)организационныеотношения), имеет свою специфику (в существующих наряду с общими специальных способахприобретения и прекращения права собственностипорядке управления собственностью; в порядке управления собственностью, функции по осуществлению которого от имени Российской Федерации возложены на специальные органы и лица). И, наконец, третья важная особенность – ответственность государства. Во внутренних отношениях гражданским законодательством на государство распространен принцип самостоятельной ответственности субъектов гражданского права, а во внешних действует принцип абсолютного судебного иммунитета государства. Все эти особенности обусловлены переплетением частно- и публично-правовых элементов. При этом следует отметить, что большое количество вопросов, касающихся участия Российской Федерации в гражданском обороте и его правового статуса остаются без ответа и требуют дальнейшей разработки, а многие затронутые в работе проблемы носят спорный характер. Подводя итог сказанному, стоит отметить, что правовое положение государства составляет важнейшую часть учения о субъектах гражданского права и требует дальнейшей теоретической разработки.

Список использованной литературы

1) Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ.

2) Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ

3) СЗ РФ (1996. № 1.Ст. 18; 1997. № 30. Ст. 3591; 1997. №39. Ст. 4465; 1997. № 51. Ст. 5712; 2002. № 4. Ст. 251; . 2002. № 52 (2 ч.). Ст. 5229; 2004. № 11.Ст. 945; 2004. № 25. Ст. 2571; 2004. № 31. Ст. 3258; 2004. № 49. Ст. 4897; 2004. № 50. Ст. 5073;2005. № 30 (ч. I). Ст. 3105; 2006. № 32. Ст. 3569.).

4) Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Центральная телекоммуникационная компания» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 124 Гражданского кодекса Российской Федерации» от 5 июля 2005 г. № 297-0.

5) Постановление Верховного Суда РФ «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и С анкт- Петербурга и муниципальную собственность» от 27 декабря1991 г.. № 3020-1.

6) Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 1 июля 1996 г. № 6/8.

7) Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 25 февраля 1998 г. № 8 и «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» от 22 июня 2006 г. № 21.

8) Гражданское право: учебник / под ред. А. Г. Калпина , А. И. Масляева. Ч. 1.– 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2002. - 651 с.

9) Гражданское право: учебник / отв. ред. Е. А. Суханов, Т. 1. 2-е изд. М., 2004. – 816 с.

10) Гражданское право: учебник / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Т. 1. – 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2005, Т. 1 - 765с.

11) Гражданское право: учебник / под общей ред. В. Ф. Яковлева. М., 2005. – 560 с.

12) Гражданское право: учебник / отв. ред. В. П. Мозолин, А. И. Масляев. Ч. 1. – М.: Юристъ, 2008. - 472 с.

13) Гражданское право: учебник: Т. 1 гл. 10/ Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева. – М.: ТК Велби, 2008. – 1008 с.

14) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997.

15) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. Н.Д. Егорова, А. П. Сергеева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.

16) Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. – 847 с.

17) Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель-налогоплательщик - государственно-правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации. М., 1998. – С.541.

18) Лунц Л. А., Марышева Н. И, Международный гражданский процесс / Курс международного частного права. В 3 т. М., 2002. –1007 с.

19) Васильева Е. Н. Гражданская правоспособность государства. Субъекты гражданского права. – М., 2000. С. 55.

20) Пятков Д.В. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в гражданских правоотношениях. СПб. 2003. – С. 58.

21) Погорелец О. О. История участия субъектов государственных образований в отношениях регулируемых гражданским законодательством. Консультант-плюс.

22) Абова Т. Е. Гражданская правоспособность государства. Консультант-плюс.

23) Пятков Д. В. О гражданской правосубъектности Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований // Журнал российского права. 1999. № 10.


[1] Гражданское право: учебник / отв. ред. Е. А. Суханов , Т. 1. 2-е изд. М., 2004. С. 282 (автор главы — Е. А. Суханов)

[2] Гражданское право: учебник /отв. ред. Е. А. Суханов. Т.I. С. 282 (автор главы — Е. А. Суханов)

[3] Поляков А. В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход: Курс лекций. 2-Е изд. СПб., 2003. С. 513–514)

[4] См. абз. 1 п. 2 определения Конституционного Суда РФ «Об отказе в при­нятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Централь­ная телекоммуникационная компания» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 124 Гражданского кодекса Российской Федерации» от 5 июля 2005 г. № 297-0 // Документ официально не опубликован (далее — определение Конституционного Суда РФ № 297-0)

[5] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. Н.Д. Егорова, А. П. Сергеева. С. 293 (автор главы – А. П. Сергеев).

[6] Гражданское право: учебник / под общей ред. В. Ф. Яковлева. М., 2005. С. 161—162 (автор главы — О.В. Бойков).

[7] Пятков Д. В. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в гражданских правоотношениях. СПб. 2003. С. 9-10.

[8] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федера­ции, части первой (постатейный) / под ред. Н.Д. Егорова, А. П. Сергеева. С. 293 (автор главы — А. П. Сергеев).

[9] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. С. 257—258 (автор комментария— М. И. Брагинский).

[10] Определение Конституционного Суда РФ № 297.

[11] Абова Т. Е. Гражданская правоспособность государства. Консультант-плюс.

[12] Васильева Е. Н. Гражданская право­способность государства. Субъекты гражданского права. – М., 2000. С. 49.

[13] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 288.

[14] Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель-налогоплательщик - государственно-правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации. М., 1998. С. 498.

[15] Гражданское право: учебник / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Т. 1. С. 221 (автор главы – А. А. Иванов).

[16] В литературе высказано мнение (правда, не получившее поддержки) о том, что в гражданском обороте участвуют не государтсво как самостоятельный субъект, а хозяйственные государственные организации, т. е. одноименные лица, обладающие гражданской правосубъектностью (см. : Пятков Д. В. О гражданской правосубъектности Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований // Журнал российского права. 1999. № 10. С. 78–80).

[17] СЗ РФ. 1997. № 51. Ст.5712.

[18] СЗРФ.2004. № 11.Ст.945.

[19] СЗ РФ. 2002. № 4. Ст. 251

[20] СЗ РФ. 2004. № 50. Ст. 5073.

[21] Вестник ВАС РФ. 1998.№10 (далее — постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 ).

[22] СЗ РФ.2004. № 31. Ст. 3258.

[23] СЗРФ.2004. № 25. Ст. 2571.

[24] См. п. 1 постановления Верховного Совета РФ «О порядке использования наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их ос­нове слов и словосочетаний в названиях организаций и других структур or 14февраля 1992 г. № 2355-1; абз. 6 от.14ФЗ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ; п. 5 ст. 8 ФЗ «О свободесовести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ // СЗ РФ, 1997. №39. Ст. 4465.

[25] Вестник ВАС. 2006. № 8

[26] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федера­ции, части первой (постатейный) / отв. ред. О. Н. Садиков. С. 266 (автор ком­ ментария — М. И. Брагинский).

[27] Вестник ВАС. 1996. № 9 (далее — постановление Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/7).

[28] СЗ РФ. 1997. № 30.Ст. 3591.

[29] Постановление Верховного Суда РФ «О разграничении государ­ственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городовМосквы и С анкт- Петербурга и муниципальную собственность» от 27 декабря1991 г.. № 3020-1 // Ведомости РФ. 1992. № 3. Ст. 89.

[30] Лунц Л. А., Марышева Н. И. Международный гражданский про­цесс / Курс международного частного права. В 3 т. М., 2002. С 856—861.

[31] СЗ РФ. 1996. № 1.Ст. 18.

[32] Ст. 8, 9 Типового соглашения, утвержденного постановлением Правительства РФ «О заключении соглашений между ПравительствомРос­сийской Федерации и Правительствами иностранных государств опоощре­нии и взаимной защите капиталовложений» от 9 июня 2001 г.№ 456 //СЗ РФ. 2001. №25. Ст. 2578.

[33] Гражданское право: учебник: Т. 1 гл. 10/ Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева. – М.: ТК Велби, 2008. С. 345–374 (автор главы – Терещенко Т. А.).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему