Поэма Э. По Ворон в творческой интерпретации К. Бальмонта

Содержание

Введение…………………………………………………………………….3-6

Глава 1. Романтическое движение в США. Место Э. По в системе американского романтизма…………………………………………………………..7-22

Глава 2. Проблема перевода поэмы Э. По «Ворон» К. Бальмонтом……23-61

1) Поэтическая программа Э. По и поэма «Ворон»……………23-27

2) Переводческая интерпретация поэмы «Ворон» К. Бальмонтом……………………………………………………………..27-53

3) К. Бальмонт-переводчик на уроках в школе………………..52-61

Заключение………………………………………………………………….62

Библиография………………………………………………………………63-64

Введение

Проблема перевода художественного произведения сложная, ею занимались и занимаются не только сами переводчики, но и исследователи литературы, например, И. Кашкин. Для человека, приступающего к переводу, необходимо представление всего творчества писателя и, в частности, произведения в целом, его живого образа, ибо формальное копирование может привести только к распаду художественного единства. С другой стороны, столь же плохи и проявления субъективизма, и случаи всевозможных переводческих «отсебятин», когда подлинник наделяется несвойственными ему качествами.

«У перевода есть свои жесткие законы, обязательные и для величайших талантов. Это прекрасно понимал Пушкин. Он начал было переводить «Конрада Валленрода» непосредственно с польского и очень точно; должно быть, сам изумился, насколько это местами получается скованно, архаично, и бросил, сказав, по воспоминаниям К. Полевого, что не умеет переводить. Даже Пушкин не сразу вышел на тот путь, который привел его впоследствии к блестящим переводам из того же Мицкевича («Будрыс и его сыновья»), из античных поэтов», - писал И. Кашкин (17, 431).

Вопрос о переводческой манере упирается в трудную проблему осмысления и истолкования подлинника. Как высшую похвалу переводчику приводят иногда известное место из письма Гоголя Жуковскому: «Переводчик поступил так, что его не видишь: он превратился в такое прозрачное стекло, что кажется как бы нет стекла». В идеале так и должно быть. Но как только обращаешься к художественному тексту, «как только в тексте вырисовывается лицо автора, его индивидуальный стиль, так почти неминуемо возникает рядом и лицо переводчика» (25, 434).

Художественный перевод, как и всякий творческий процесс, исходит не из слова, а из произведения в целом, которое включает в себя не одни только языковые его элементы, и потому прежде всего стараются передать общий смысл, дух и идейный смысл. Переводя, они стремятся поставить себя на место автора и увидеть то, что видел он, создавая свое произведение, но увидеть своими глазами, а затем пытаются передать средствами своего языка и самый язык оригинала и все то, что стоит за словом: мысли, факты, состояние, действие и т.д. То есть с другой стороны, переводчик может и должен остаться самим собой.

Воссоздавая на другом языке действительность, уже закрепленную в известной стилевой форме, переводчик должен тонко чувствовать именно этот обязательный для него стиль, обладать изощренным музыкальным слухом, позволяющим ему сохранить богатство и чистоту языка оригинала.

Имя Эдгара Алана По стало известно русскому читателю в конце 40-х гг. Х1Х в. Россия была второй страной после Франции, заинтересовавшейся творчеством американского романтика. В 1847 г. был опубликован рассказ «Золотой жук». Стихотворения По начали переводится лишь с конца 1870-х гг. и первым поэтическим переводом стал «Ворон» Поэтому разговор о судьбе поэзии По в России неизбежно связан с переводами на русский язык «Ворона».

Первый перевод «Ворона» принадлежал С. Андреевскому и был опубликован в марте 1878 г. в «Вестнике Европы». «Языковой барьер» обусловил одну особенность: многие первые переводы делались не с английского, а с французского языка, таким образом, здесь был «двойной» перевод. Существовал даже перевод «Ворона» в прозе. Во всех ранних переводах стихотворений По заметно было стремление «подогнать» его поэзию под привычные формы – под Апухтина или Надсона. И лишь символисты в 80-90-х гг. увидели в Эдгаре По своего предшественника и разделили восторженное отношение к нему Ш. Бодлера.

Поэтому символисты считали долгом чести продолжить дело, начатое Бодлером, - доказать, что Америка не разгадала в По великого поэта. С конца 1880-х и до 1910-х гг. – в период, совпадающий с расцветом русского символизма, - происходит настоящее знакомство русских читателей с творчеством По. В трагической судьбе американского поэта символистам слышался вызов силам, враждебным искусству. Эдгар По стал в их глазах изгоем и пророком.

Среди талантливых переводчиков стихотворений Э. По был В. Брюсов. Он переводил По практически до конца своей жизни, то есть более двадцати лет: полное собрание его переводов из Э. По вышло в 1924 г. Ко многим переводам Брюсов возвращался не раз, причем варианты сильно отличались друг от друга.

В своих теоретических работах В. Брюсов так же неоднократно обращался к «Философии творчества» По. В статье «Научная поэзия», например, Брюсов пытался обосновать необходимость единства искусства и науки.

В ХХ столетии поэзию Э. По переводили многие талантливые поэты. Так, лучший перевод «Ворона» принадлежит М. Зенкевичу. Прекрасен перевод «Улялюм» К. Чуковского. Каждое поколение переводчиков искало в стихах По черты, созвучные их эпохе, будь то 70-е годы Х1Х в., рубеж столетий или наши дни.

В своей работе я попытаюсь на материале переводного варианта поэмы Э. По «Ворон» («The Raven»), сделанного К. Бальмонтом, проследить специфику творческого процесса перевода, дать анализ оригинала и переводного варианта с тем, чтобы выявить сильные и слабые стороны русского аналога поэмы Э. По и попытаться объяснить причину обнаруженных недостатков. В задачу данной работы входит также вопрос о возможности использования полученных результатов на внеурочных мероприятиях по творчеству К. Бальмонта. Не секрет, что творчество Бальмонта-переводчика, к сожалению, до сих пор не стало предметом серьезного исследования, не поднимается эта тема и на уроках литературы в школе. На наш взгляд, проведение такого рода работы в старших классах не только восполнит знания учащихся о творчестве нашего замечательного земляка, но и позволит им заглянуть в творческую лабораторию поэта-переводчика.

Параллельно с анализом перевода в работе идет речь о поэтической системе американского поэта-романтика, о ее влиянии на творчество русских поэтов «серебряного века» и, в частности, на поэзию К. Бальмонта.

Глава 1. Романтическое движение в США и место Э. По в нем.

Американский романтизм прошел свой, особый, путь, и его своеобразие связано с особенностями развития Соединенных Штатов. В ходе войны за независимость против Англии (1775-1783) была завоевана свобода и образованы Соединенные Штаты Америки. С развитием и становлением нового государства шло становление и развитие национальной литературы; заслуга американских романтиков заключалась в том, что они способствовали этому процессу, одновременно создавая американскую литературу и утверждая в ней романтическое направление. В этом было их существенное отличие от их европейских собратьев.

В то время как в Европе начала Х1Х века национальные литературы усваивали и закрепляли те качества, которые складывались в течение почти целого тысячелетия и которые давно стали их специфически национальными чертами, американская литература развивалась на «пустом» месте и также как и нация, еще только определялась.

Американские романтики, подобно своим европейским собратьям, не принимали утверждавшийся в Америке капиталистический строй, они были разочарованы в политических результатах, которые принесла с собой буржуазная революция 1774-1784 гг.

Будни буржуазного американского общества отталкивали писателей своим прозаизмом, сухим практицизмом и делячеством, воцарившейся в стране «философией доллара». Отсюда их стремление противопоставить миру дельцов и торгашей либо жизнь индейцев, не оскверненную американской буржуазной цивилизацией, либо царство романтической мечты о более высоком, разумном строе, либо мир природы.

Так возникает свойственное романтической эстетике противоречие между мечтой и действительностью. Для американских романтиков характерны склонность к игнорированию материального мира, стремление противопоставить реальной действительности свой утопический идеал, бегство в ирреальные сферы.

Американский романтизм призван был отразить новые закономерности общественной жизни, складывавшиеся нормы новых социальных установлений. Переход от колониального общественного уклада к национально независимому государству делал каждого американца безмерно гордым за свою родину. Рождался патриотизм и страстная, почти фанатическая вера в американскую демократию.

В стране исчез целый класс английской аристократии, но остались эталоны аристократизма в сфере культуры, образе мышления, манерах, быте, формировался и становился «хозяином жизни» новый класс – буржуазия, утверждались новые законы и порядки. Мир казался взбаламученным, лишенным привычной стабильности.

Все это требовало внимания писателей, социальных, эстетических и этических оценок, художественного переосмысления. Крайне необходим был новый герой – в полном смысле этого слова существо идеальное, высоконравственное, страстное, обаятельное, свободное от общественных пороков. На какой почве мог появиться такой герой? В реальной жизни его не было, он обязательно должен был быть в какой-то мере воплощением мечты писателей об идеале, о прекрасном, истинном в жизни.

У американских романтиков, так как и у европейских, не было единой идейной программы. Наоборот, разнородность их позиций была очевидной. Одинок был Вашингтон Ирвинг, обособлен Натаниэль Готорн в своей борьбе с пуританством, изгнанию был подвергнут Фенимор Купер, в полной литературной и общественной изоляции находился Эдгар По.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.