регистрация / вход

Источники международного частного права

Понятие источников международного частного права. Материально-правовые и коллизионные нормы, регулирующие отношения частноправового характера, осложненные иностранным элементом, являются нормами МЧП. Соотношение источников международного частного права.

Источники международного частного прав а

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Понятие источников международного частного права

2. Международный договор – источник международного частного права

3. Внутреннее законодательство

4. Международный обычай - источник международногочастного права

5. Судебная практика – источник международногочастного права

6. Соотношение источников международного частного права

7. Особенность источников международного частного права

Заключение

Литература


ВВЕДЕНИЕ

В современных условиях интернационализации хозяйственной жизни, усиления взаимозависимости государств, научно-технической и информационной революции, невиданной ранее миграции населения, что находит свое выражение в расширении сотрудничества государств, их юридических лиц в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения и контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания, важную роль в правовом регулировании этих связей призваны играть нормы Международного частного права (далее по тексту – МЧП), роль которого в деле правового обеспечения экономического, научно-технического и иных видов сотрудничества и взаимодействия между субъектами права различных государств возрастает.

Поскольку названные выше отношения «активизируют» правовые системы нескольких государств, которые не просто отличаются друг от друга, но часто весьма противоречивы в регулировании одних и тех же правоотношений, то как для самих участников этих отношений, так и для правоприменительных органов этих государств важное значение имеет возможность обратиться к актам, содержащим правовые нормы, регулирующие или призванные урегулировать эти отношения с учетом их специфики, что затрагивает тему источников Международного частного права.


1. ПОНЯТИЕ ИСТОЧНИКОВ МЧП

Не втягиваясь в дискуссию по поводу правильности, целесообразности использования одного из двух многозначных терминов – «источник» права или «форма» права, – учитывая то, что в мировой юриспруденции еще со времен Римского права традиционным, наиболее удобным в употреблении является термин «источник» права, отметим следующее:

нормы права, как и всякое общественное явление, также имеют формы своего внешнего выражения, воплощения, объективного, реального существования и функционирования;

в современном правоведении под источником права понимается внешняя форма права, то, в каком реальном, практически воспринимаемом обличии мы можем право наблюдать, изучать, применять, использовать. Это формальная определенность права, его объективизация, место, где содержатся нормы права;

под источниками той или иной отрасли права понимают формы, при помощи которых фиксируются, закрепляются, официально выражаются правовые нормы, регулирующие общественные отношения, составляющие предмет соответствующей правовой отрасли. [14;с.305]

Абстрагируясь от научных дискуссий на тему о правомерности выделения такой отрасли прав как МЧП, о природе МЧП и его месте в общей системе права;

понимая, что любое правовое образование, имея ввиду правовую отрасль, как и само право в целом является продуктом творящего человеческого ума, учитывающего объективные различия социально-экономического и политического содержания общественных отношений;

сознавая тот факт, что общественные отношения находятся в постоянном развитии, возникают новые сферы взаимодействия членов общества, диверсифицируются и получают новый импульс в развитии уже сложившиеся отношения, подчеркнем следующее:

исходным критерием выделения в правовой системе той или иной отрасли права является группирование правовых норм по признаку однородности регулируемых ими общественных отношений;

отличительной особенностью отношений, составляющих предмет МЧП является присутствие в них иностранного элемента и частноправовой характер этих отношений;

специфика предмета отрасли права определяет специфику средств правового воздействия на отношения, составляющие ее предмет;

в МЧП отношения, составляющие его предмет, регулируются при помощи двух групп правовых норм: 1) норм прямого действия – непосредственно регулируют поведение, устанавливают права и обязанности участников этих отношений; 2) коллизионные – не устанавливают прав и обязанностей, а лишь указывают, право какого государства должно быть применено для урегулирования правоотношения в данном конкретном случае.

Таким образом, материально-правовые и коллизионные нормы, регулирующие отношения частноправового характера, осложненные иностранным элементом, являются нормами МЧП. Следовательно формы, в которых находят выражение эти нормы и являются источниками МЧП.

Основных видов источников в МЧП четыре: 1) международные договоры, 2) внутреннее законодательство, 3) обычай, 4) судебная и арбитражная практика.

Удельный вес видов источников МЧП в разных государствах неодинаков. Кроме того, в одной и той же стране в зависимости от того, о каких правоотношениях идет речь, применяются нормы, содержащиеся в различных источниках.[10;с.50]

Следует отметить, что некоторые авторы в качестве источника МЧП рассматривают правовую доктрину. Однако с этим вряд ли можно согласиться, вот почему: высказывания ученых-юристов по вопросам права для суда и других органов государства, применяющих нормы права, не являются обязательными и не имеют юридической силы. Такого рода высказывания носят рекомендательный характер. Разумеется, это не должно умалять значения правовой доктрины для разработки и уяснения норм МЧП.

В этой связи следует отметить роль такой неправительственной организации, как Институт международного права, в резолюциях которого уделяется большое внимание проблемам МЧП. [10;с.52] [12;с.185]

С учетом всего вышеизложенного источники МЧП можно определить как выраженные в международных договорах и обычаях, актах внутреннего законодательства материально-правовые и коллизионные нормы права, регулирующие и направленные на регулирование осложненных иностранным элементом отношений частноправового характера.

2. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДОГОВОР ИСТОЧНИК МЧП

В Законе Республики Беларусь «О международных договорах Республики Беларусь» понятие международного договора Республики Беларусь определено на основе Венской конвенции о праве международных договоров 1969г. и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986г. Под международным договором Республики Беларусь понимается международный договор (межгосударственный, межправительственный или международный договор межведомственного характера), заключенный в письменной форме Республикой Беларусь с иностранным государством (иностранными государствами) и (или) с международной организацией (международными организациями), который регулируется международным правом, содержится он в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (договор, соглашение, конвенция, решение, пакт, протокол и др.) и способа заключения (обмен письмами или нотами и др.) [6;аб.7,ч.1,ст.1]

Международный договор является источником МЧП, если содержит нормы МЧП.

Вмеждународных договорах могут содержаться как материальные, так и коллизионные нормы права.

Материально-правовой метод при заключении международных договоров используется в тех случаях, когда целью данного договора является непосредственное универсальное урегулирование соответствующих отношений на территории всех государств-участников договора. Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980г., непосредственно регулирующая отношения по поставке товаров между субъектами различных государств, – пример такого соглашения, содержащего материально-правовые нормы.[18;с.36]

Данная Конвенция разрабатывалась в течение полувека и является результатом работы созданного в декабре 1966г. Генеральной Ассамблеей ООН по инициативе Венгрии специального органа – Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), основная задача которой – содействовать согласованию и унификации правил международной торговли. На основе проекта Конвенции, подготовленного Комиссией, дипломатическая конференция, созванная Генеральной Ассамблеей ООН в г.Нью-Йорке (США), 11 апреля 1980г. приняла Конвенцию. В силу она вступила 1 января 1988г. Для Республики Беларусь – 1 ноября 1990г. Сегодня в ней участвуют уже более 50-ти государств, в числе которых практически все наиболее значимые торговые державы мира (включая Китай, США, Россию, Германию и др.). Число решений судов, вынесенных на основании Конвенции, стремительно растет.

Конвенция представляет собой международную унификацию материально-правовых норм, регулирующих заключение, исполнение, обязательства и ответственность сторон договора купли-продажи товаров.[15;с.95]

Данная конвенция является многосторонним, универсальным, открытым, самоисполнимым и бессрочным международным договором, направленным на преодоление расхождений, имеющихся между законодательством различных государств по вопросам заключения и содержания договоров купли-продажи.

Еще одной конвенцией, подготовленной ЮНСИТРАЛ, принятой на дипломатической конференции в г.Нью-Йорке немногим ранее (12 июня 1974г.), унифицирующей материально-правовые нормы в сфере международной купли-продажи, является Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров. В отношении Республики Беларусь данная Конвенция вступила в силу 1 августа 1997г. и действует с учетом поправок, внесенных протоколом от 11 апреля 1980г.

Поскольку предмет правового регулирования Конвенции довольно узок – ограничен лишь одним видом внешнеэкономических сделок – международной куплей-продажей товаров, единообразные нормы Конвенции сформулированы конкретно и детализированы. Соответственно Конвенция сводит до минимума возможность использования различных национальных подходов к институту исковой давности. Участниками Конвенции являются более 20 государств.[15;с.24]

На региональном уровне также осуществляется унификация материальных норм права. Примером такой унификации является Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств участников Содружества Независимых Государств от 20 марта 1992г. (вступило в силу 1 июля 1992г.). Данное соглашение определяет правила о заключении, изменении и расторжении договоров (включая преддоговорные споры), устанавливает в п.17 существенные условия договора.[17;с.77]

Следует отметить, Беларусь, Россия, Украина, Молдова подписавшие это Соглашение, являются участниками Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980г., в ст.55 которой указывается, что в случаях, когда договор купли-продажи был юридически действительным образом заключен, но в нем прямо или косвенно не устанавливается цена или не предусматривается порядок ее определения, считается, что стороны при отсутствии какого-либо указания об ином, подразумевали ссылку на цену, которая в момент заключения договора обычно взималась за такие товары, продававшиеся при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли [7]. Между тем, в ч.1 п.17 Соглашения 1992г. цена товара указана в качестве существенного условия, которое должно быть согласовано сторонами договора, в противном случае договор считается незаключенным [8].

В сфере универсальной унификации процессуальных норм можно назвать Гаагские конвенции по вопросам гражданского процесса, участницей которых является и Республика Беларусь: Конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954г., Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от15 ноября 1965г., Конвенция о получении доказательств за границей по гражданским и торговым делам от18 марта 1970г., Конвенция о международном доступе к правосудию от 25 октября 1980г.

Конвенция 1954г. наиболее популярная из перечисленных. Она довольно широка по охвату регулируемых вопросов: вручение судебных и внесудебных документов, исполнение судебных поручений о производстве отдельных процессуальных действий. Установленный ею механизм оказания правовой помощи весьма гибок, что обеспечило широкое участие в ней государств (по состоянию на начало 1998г. – порядка сорока).

Конвенция 1980г. сохраняя большую часть соответствующих норм Конвенция 1954г. без изменений, включает также нормы, облегчающие положение лиц, выступающих в судах другого государства. В отличие от Конвенции 1954г., она представляет льготы не только гражданам договаривающихся государств, но и другим лицам, имеющим в одном из них обычное место жительства. В соответствии со ст.1 все эти лица пользуются в судах правовой защитой по гражданским и торговым делам на тех же условиях, что и собственные граждане этого государства или лица, имеющие там обычное место жительства. Кроме того, Конвенция распространяется также на лиц, которые проживали ранее территории государств-участников, если основания их иска связаны с прежним местом жительства в стране суда.[15;с.211,214]

Унификация материальных норм МЧП, осуществляемая в международных договорах, придает этим источникам высокий статус в правовом регулировании отношений между субъектами права различных государств. Высокий «коэффициент полезного действия» таких источников заключается в том, что они содержат уже согласованные, единообразные, четкие, понятные правила для всех субъектов, которые к ним обращаются, независимо от особенностей правового регулирования затрагиваемых в них вопросов в национальном законодательстве различных государств.

Выше упоминалось, что в международных договорах содержаться и коллизионные нормы права. Речь в таком случае идет об унификации коллизионных норм МЧП.

Целью заключения международного договора коллизионного характера является максимальное обеспечение т.н. международного соответствия судебного решения, т.е. такой ситуации при которой судебное решение будет идентичным (основанных на идентичных коллизионных принципах) независимо от того, в какой стране это судебное решение вынесено[18;с.36]

Из универсальных унификаций коллизионных норм можно назвать Гаагскую конвенцию о праве, применимом к купле-продаже движимых материальных вещей (товаров), 1955г. На региональном уровне – Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980г.

22 января 1993 года в г.Минске между государствами-участниками СНГ было подписано Соглашение о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Данный договор, в отличие от большинства международных конвенций по вопросам МЧП, является комплексным: во-первых, как явствует из его названия, его нормами охватываются три сферы правового регулирования – гражданского, семейного и уголовного права; во-вторых, в нем содержатся как нормы материального права (например, о равенстве прав граждан на территории стран-участниц), так и коллизионные нормы, причем последние – в большем количестве. По своему содержанию данное Соглашение и является унификацией коллизионных норм, определяющим применимое право по вопросам дееспособности физических лиц, правоспособности юридических лиц, права собственности, формы сделки, прав и обязанностей сторон по сделке, исковой давности и возмещения вреда, наследования; в сфере семейного права – по вопросам заключения и расторжения брака, личных и имущественных правоотношений супругов, признания брак недействительным, правоотношений родителей и детей, опеки и попечительства, усыновления.

В-третьих, в данном Соглашении унифицируются некоторые процессуальные нормы по вопросам подсудности, признания и исполнения судебных решений, сотрудничества органов юстиции и исполнения судебных поручений.[8]

7 октября 2002 года государствами-участниками СНГ заключена Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, которая воспроизводит многие положения Соглашения 1993г.

Ценность источников, в которых содержатся унифицированные коллизионные нормы в том, что во-первых, в некоторых случаях они позволяют устранить пробелы во внутреннем (национальном) законодательстве при регулировании отношений с иностранным элементом. Во-вторых, придание единообразия зачастую разрозненным коллизионным нормам, содержащимся в актах внутреннего законодательства, придает некоторую определенность отношениям международного сотрудничества.

Унифицированные конвенционным путем нормы включаются в тест договора, но могут быть объединены в «единообразный закон», прилагаемый к договору, с последующим введением его участниками договора в свое внутренне право. Пример такого закона – Единообразный закон о переводном и простом векселе, составляющий приложение к Женевской вексельной конвенции, 1930г.

К числу наиболее значительных из региональных кодификаций в области МЧП принадлежит Кодекс Бустаманте, являющийся приложением к Конвенции о международном частном праве, 1928г. Он действует в отношении большинства государств Латинской Америки, которые его ратифицировали. В других американских государствах Кодекс применяется судами в силу «разумности и целесообразности». [11;с.92,93]

Международные договоры можно разделить на две группы, в зависимости от того используется ли для их подготовки метод двусторонней международно-договорной унификации или односторонней.

В первом случае договор (конвенция) содержит нормы двух отраслей права: одни правила МЧП, нацеленные на урегулирование тех отношений, по поводу которых заключается данная международная конвенция, другие – правила публичного международного права, определяющие ряд прав и обязанностей подписавших данную конвенцию государств, в частности заключительные положения относительно порядка вступления в силу, ратификации и применения данной конвенции, включая право на внесение оговорок. Наличие таких правил отчетливо проявляется в Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980г., в которой правила первого вида сформулированы в ч.I-III, а второго вида – в ч.IV. Подобные международные конвенции получили наименование интегральных.

Во втором случае имеет место разделение следующих норм и правил: сама международная конвенция содержит лишь положения публичного международного права, а согласованные предписания, относящиеся к сфере МЧП, выделены в отдельный документ, который именуется Единообразным законом. В качестве примера можно привести Гаагские конвенции от 1июля 1984г. о единообразном законе о международной купле-продаже движимых материальных вещей и о единообразном законе о заключении указанных договоров.[17;с.75]

С точки зрения содержания (предмета регулирования) можно выделить следующие группы международных договоров, получивших особо широкое применение на рубеже XX-XXI в.в., в которых содержаться положения, относящиеся к сфере МЧП:

- договоры о правах человека, о правовом статусе граждан: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., О правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого государства от 28 апреля 1998г.(СНГ) и др;

- договоры о правовой помощи: Соглашение о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 22 января 1993 г.(СНГ), Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г.(СНГ), Договор между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 20 октября 1992г. (подобные договоры заключены Республикой Беларусь и с другими государствами);

- договоры о поощрении и защите инвестиций: Конвенция о защите прав инвестора от 28 марта 1997 г., Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от24 декабря 1993г.(СНГ), Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Султаната Оман о содействии осуществлению и взаимной защите инвестиций от 10 мая 2004г. (подобные соглашения заключены Республикой Беларусь и с другими государствами);

- договоры в области международной торговли и экономического сотрудничества: Конвенция о временном ввозе от 26 июня 1990 г., Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Куба о торгово-экономическом сотрудничестве от 3 сентября 2000 г., Договор от 29 июня 2000г. между Республикой Беларусь и Республикой Молдова об экономическом сотрудничестве на 2000-2009 годы и др.;

- договоры по вопросам права собственности: Соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 г. (СНГ), Соглашение между Республикой Беларусь и Украиной о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 22 января 1993 г. и др.;

- договоры в области транспорта, перевозки грузов и пассажиров: Конвенция о дорожном движении от 8 ноября 1968 г.( Вена), Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок от 12 октября 1929 г., Соглашение между Правительством Республики Болгария и Правительством Республики Беларусь о международном автомобильном сообщении от 19 октября 1993 г., Конвенция о договоре международной перевозки грузов (КДПГ) от 19 мая 1956 г.(Женева), Соглашение о взаимодействии государств - участников СНГ в области международных автомобильных грузовых перевозок от 18 сентября 2003 г., Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Сирийской Арабской Республики о международных автомобильных перевозках пассажиров и грузовот 21 января 2004 г. и др.;

- договоры о международных расчетах: Конвенция о независимых гарантиях и резервных аккредитивах от 11 декабря 1995 г.(Нью-Йорк), Соглашение между Национальным банком Республики Беларусь и Национальным банком Республики Казахстан об организации расчетов от 6 февраля 1998 г. и др.;

- договоры в области интеллектуальной собственности: Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений" от 9 сентября 1886 г., Всемирная конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952г., Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам от 20 декабря 1996 г. (Женева), Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Китайской Народной Республики об охране прав интеллектуальной собственности от 23 апреля 2001г. и др.;

- договоры в области труда и социальной защиты: Соглашение о гарантиях прав граждан в области выплаты социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов от 9 сентября 1994 г. (СНГ ), Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов от 15 апреля 1994 г. (СНГ ), Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Украины о трудовой деятельности и социальной защите граждан Республики Беларусь и Украины, работающих за пределами своих государств от 17 июля 1995 г. и др.;

- договоры в сфере международного гражданского процесса: Конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954г., Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от15 ноября 1965г., Конвенция о получении доказательств за границей по гражданским и торговым делам от18 марта 1970г., Конвенция о международном доступе к правосудию от 25 октября 1980г. и др.;

- договоры по вопросам международного коммерческого арбитража: Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г., Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже от 21 апреля 1961 г., Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества от 6 марта 1998 г. и др.[9;с.23]

Для того, чтобы международный договор мог выступать источником МЧП, необходимо придание ему юридической силы.

Международный договор становиться договором Республики Беларусь, включается в ее правовую систему и приобретает значение источника права при соблюдении следующих условий: во-первых, необходимо согласие Республики Беларусь на обязательность для нее международного договора. Такое согласие может быть выражено путем подписания международного договора, обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор, утверждением (принятием) международного договора, присоединением к международному договору, путем правопреемства в отношении международного договора [6;ст.14]. Во-вторых, требуется, чтобы международный договор вступил в силу в порядке и в сроки, предусмотренные в договоре или согласованные между сторонами. Так, например, из-за отсутствия надлежащего числа ратификаций некоторые международные конвенции длительное время не вступали в силу. Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980г. вступила в силу лишь 1 января 1988г., Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980г. вступила в силу только с 1 января 1991г., а Гаагские конвенции 1978г. и 1988г. в силу так и не вступили [17;с.76].

Конституционные нормы об опубликовании законов имеют прямое отношение и к международным договорам Республики Беларусь.

Официальное опубликование международных договоров Республики Беларусь осуществляется на одном из (обоих) государственных языках в издании Национального реестра правовых актов Республики Беларусь [6;ст.23].

Таким образом, имеющая важное значение для международного сотрудничества унификация материальных, коллизионных и процессуальных норм (в разных объемах и сочетаниях) МЧП в большинстве случаев связана с функционированием механизма международного договора.

3.ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Верховенство Закона – важнейшее начало, которому должны соответствовать состав и иерархия внутренних источников МЧП, содержание и порядок применения включаемых в них норм. Законодательство Республики Беларусь о МЧП состоит из нормативных правовых актов, в которых наряду с другими требующими законодательного урегулирования вопросами решаются также вопросы МЧП.

В ряде стран нормы МЧП объединены в законодательных актах о международном частном праве. Кодификация норм МЧП путем принятия специальных законов осуществлена в Австрии (1978г.), Азербайджане (2002г.), Венгрии (1979г.), Венесуэле(1998г.), Италии(1995г.), Польше(1965г.), Румынии (1992г.) и др. Тунисский закон, принятый в виде Кодекса международного частного права, явился последней крупной кодификацией в этой области в минувшем веке.[10;с.125]

Практика зарубежных государств, принявших специальные законодательные акты о международном частном праве, свидетельствует о различных подходах к объему кодифицируемого нормативного материала и механизме кодификации. В отличие от Закона о международном частном праве Швейцарии, в двухстах статьях которого подробнейшим образом регламентируются помимо общих вопросов вопросы юрисдикции, применимого права, признания исполнения иностранных судебных решений, Закона о международном частном праве Австрии ограничивает предмет кодификации более узким кругом положений общего характера [10;с.114]

В Республике Беларусь отсутствует специальный закон о международном частном праве. Коллизионные нормы, относящиеся к сфере МЧП, содержаться в Гражданском и Гражданском процессуальном кодексах Республики Беларусь. Некоторые коллизионные вопросы (заключение и расторжение брака, установление отцовства, международное усыновление, опека и попечительство, применение законодательства о браке и семье иностранных государств и международных договоров) разрешаются в специально выделенном для этого разделе VI Кодекса о браке и семье.

В Кодексе торгового мореплавания РБ от 15 ноября 1999 года кроме некоторых материальных норм МЧП в Гл. 29 Раздела XV объединены коллизионные нормы, которыми определяется применимое право при решении вопроса о праве собственности и других вещных прав на судно и строящееся судно и о затонувших судах; к отношениям, вытекающим из договоров, заключенных в области торгового мореплавания; при общей аварии; к отношениям по возмещению убытков от столкновения судов [4].

Нормы материального прав, относящиеся к МЧП, содержаться в различных нормативно-правовых актах национального законодательства – Конституции, кодексах, законах, декретах, указах, постановлениях Совета Министров и других республиканских органах государственного управления, принимаемых на основе Конституции, законов, декретов, указов.

Конституция является Основным Законом Республики Беларусь, имеющим высшую юридическую силу и закрепляющим основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений [5;ч.1ст.2].

В общем виде Конституция закрепляет нормы относящиеся к различным отраслям национального законодательства. Имеются в Основном законе и нормы, имеющие непосредственное отношение к МЧП. К такой норме относится в частности положение ст. 11, где сказано: иностранные граждане и лица без гражданства на территории Беларуси пользуются правами и свободами и исполняют обязанности наравне с гражданами Республики Беларусь…»

К сфере МЧП имеют отношение и нормы, которые находятся в Разделе II Конституции (ЛИЧНОСТЬ, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО).Под термином никто» и каждый» подразумеваются не только граждане Республики Беларусь, но и иностранные граждане и лица без гражданства.

Наиболее важным по значению нормативно-правовым актом, содержащим нормы МЧП, является Гражданской кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 года (ГК).

17 февраля 1996г. на 7-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ была принята ч. III Модельного Гражданского кодекса, являющегося рекомендательным законодательным актом для стран СНГ. Опыт Модельного кодекса был использован, с большими или меньшими отступлениями, при разработке разделов о международном частном праве гражданских кодексов Армении, Казахстана, Киргизии, Молдовы, Узбекистана. Это же относится к ГК РБ, в котором международному частному праву посвящен Раздел VII.

В главе 75 раздела VII ГК выделены параграфы, в каждом из которых разрешается коллизия по некоторым вопросам, входящим в сферу правового регулирования гражданского права: праводееспособность иностранных физических и юридических лиц; право, подлежащее применению к личным неимущественным правам; права собственности и иных вещных прав; договорных и внедоговорных обязательств; интеллектуальной собственности; наследственного права.[2]

В разделе VII имеются и материально-правовые нормы, но они немногочисленны.

Процессуальные нормы, относящиеся к МЧП объединены в разделе X-м ГПК РБ (Правила международного гражданского процесса). В этом разделе регламентируются гражданские процессуальные права иностранных физических и юридических лиц, а также лиц без гражданства; определяется подсудность гражданских дел по спорам, в которых участвуют иностранные граждане; содержаться нормы об исполнении в РБ решений иностранных государств, а также некоторые другие нормы международного гражданского процесса.

Материально-правовые нормы, регулирующие частноправовые отношения с иностранным элементом имеются и в таких кодифицированных актах РБ как Банковский, Инвестиционный кодексы, в небольшом количестве они есть и Кодексе о земле, Лесном кодексе и др.

Если рассматривать внутренние источники МЧП по иерархии, то среди них можно выделить такие законы как: Закон О гражданстве Республики Беларусь от 1 августа 2002 г., Закон О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь от 3 июня 1993 г. (в редакции Закона Республики Беларусь от 19 июля 2005 г.), Закон О беженцах 22 февраля 1995 г., Закон О внешней трудовой миграции от 17 июня 1998 г., Закон О государственном регулировании внешнеторговой деятельности от 25 ноября 2004 г., Закон О залоге от 24 ноября 1993 г., Закон О страховании от 3 июня 1993 г. и др.

Указом Президента Республики Беларусь 25.08.2006 № 530, например, утверждено Положение о страховой деятельности в Республике Беларусь, в котором имеется ряд материальных норм относящихся к МЧП.

16 сентября 2002 г. принято постановление Совета Министров Республики № 1258 Об упорядочении трудовой и предпринимательской деятельности иностранных граждан и лиц без гражданства, временно пребывающих и временно проживающих в Республике Беларусь и т.д.

В литературе по МЧП (в частности М.М.Богуславский) приводится две точки зрения по вопросу об относимости внутренних материальных норм к МЧП, со ссылкой на советских авторов. Так, И.С.Перетерский нормы внутреннего законодательства, которые непосредственно, без применения коллизионной нормы, регулируют отношения с иностранным элементом относил к МЧП, а Л.А.Лунц – нет. При этом сам М.М.Богуславский соглашается с первой точкой зрения, подчеркивая, что речь при этом идет не об общих нормах гражданского законодательства, подлежащих применению к правоотношениям с иностранным элементом в силу отсылки к ним коллизионных норм, а специальных нормах, непосредственно устанавливаемых государством для регулирования внешнеэкономических отношений или отношений по научно-техническому, культурному сотрудничеству.[10;с.23]

Таким образом, в зависимости от того какой точки зрения придерживаться, внутренние источники МЧП либо будут ограничиваться актами, содержащими только коллизионные нормы (например, кодексами, в которых коллизионным нормам МЧП отведены специальные разделы), или же будут представлены актами, содержащими как материально-правовые, так и коллизионные нормы. Для МЧП Республики Беларусь присущ второй подход.

Следует отметить, что есть страны, в которых традиционно положение иностранцев» включается в МЧП. Это Франция и страны, правовая система которых формировалась под влиянием французского права. В большинстве же государств, где эта область детально регулируется (ФРГ, Австрия и др.), права иностранцев рассматриваются как подотрасль административного права.[10;с.120]

С нашей точки зрения, нормы, регулирующие правовое положение иностранцев в обществе следует относить к сфере МЧП, а нормы, устанавливающие порядок въезда, выезда иностранцев, признания беженцем и т.п., регулирующие отношения между иностранцами и компетентными органами Республики Беларусь, оставить только в сфере административного права Республики Беларусь. Это объясняется тем, что частноправовой характер регулируемых МЧП отношений предполагает юридическое равенство участников этих отношений, что не свойственно отношениям в сфере государственного управления, ведь иностранцы по соглашению с тем или иным государственным органом не могут изменить установленных государством исходя из своих собственных суверенных интересов правил, например, пребывания в стране или въезда, выезда и т.п.

Внутренние источники МЧП, в отличие от -условно говоря- «внешних» отличаются системностью, иерархичностью, исключительной компетенцией того или иного государства как суверенного образования, исходящего при их формировании из своих государственных, национальных интересов, интересов международного сотрудничества.

4. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБЫЧАЙ – ИСТОЧНИК МЧП

Ст. 38 Статута Международного суда ООН определяет международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы.

Иными словами, для того, чтобы определенное правило поведения стало международным обычаем (обычной международно-правовой нормой), оно должно удовлетворять одновременно трем условиям: длительности наличия повторения, проявления в аналогичной ситуации (обстановке), наличие согласия самих субъектов международного права признавать такое правило поведения в качестве международного обычая.

Международный обычай не следует смешивать с обыкновением. Разграничение между ними проводится по признаку юридической силы: …и правовой обычай, и деловые обыкновения в равной мере выступают как средство восполнения пробелов в договоре и нормативных актах, но различаются тем, что в первом случае это сделано в виде нормы, применение которой санкционировано волей законодателя, а во втором – независимо от такого санкционирования». [16;с.54]

Состав обычных норм, относимых к сфере МЧП, неоднороден. Различают обычаи, принадлежащие к источникам как международного публичного, так и МЧП, и обычаи, рассматриваемые лишь в качестве источников МЧП. Последние именуются обычаями международного торгового оборота», или, более кратко (с известной условностью), торговыми обычаями». Международные обычаи возникают в условиях межгосударственного общения, а происхождение торговых обычаев, включая обычаи торгового мореплавания, связано с интернационализацией хозяйственной жизни, частноправовой, предпринимательской деятельностью в рамках межгосударственного торгового оборота.[11;с.127]

Правила, источником которых является обычай, носят преимущественно материально-правовой характер. Л.А.Лунц, касаясь содержания обычаев, известных МЧП, писал: …лишь по очень немногим вопросам коллизии законов можно опираться на международный обычай как источник права. В коллизионном праве роль международного обычая, за некоторым исключением, ограничивается нормами, непосредственно вытекающими из начала государственного суверенитета».

При формировании торговых обычаев первичным является поведение самих участников гражданского оборота, их намерение и воля следовать рождаемым деловой жизнью неписанным правилам. Активную роль в становлении обычных норм играют судебно-арбитражная практика, признаваемая и санкционируемая государствами, а также деятельность международных неправительственных организаций по неофициальной кодификации таких норм. Подготавливаемые ими своды правил, будучи факультативными, применяются при наличии ссылки на них в контракте.

К числу наиболее авторитетных кодификаций такого рода относятся Международные правила толкования торговых терминов – ИНКОТЕРМС 2000, являющиеся документом Международной торговой палаты(г.Париж).

Правление Торгово-промышленной палаты РФ в июне 2001г. своим постановлением признало ИНКОТЕРМС действующим на территории России торговым обычаем.

В некоторых странах применение ИНКОТЕРМС опирается на акты законодательства (в Испании, Ираке). Указом Президента Украины от 4 октября 1994 г. установлено, что при заключении субъектами предпринимательской деятельности Украины договоров, в том числе внешнеэкономических договоров (контрактов), предметом которых являются товары (работы, услуги), применяются правила ИНКОТЕРМС.

В области международной купли-продажи товаров обращение к обычным правилам опирается на конвенционную норму. Статья 9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980г. предусматривает что стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимоотношениях. В отсутствие договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли. Обычай рассматривается, таким образом, как подразумеваемое условие договора, и обращение к нему в этом качестве предшествует применению диспозитивной нормы.

О применении торговых обычаев идет речь в положениях Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961г., Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ, Арбитражном регламенте Европейской экономической комиссии ООН. [11;с.с.128-131]

В Республике Беларусь обычай, как национальный, так и международно-правовой признаются в качестве субсидиарного источника права.

Согласно ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии с п.6 ст.1125 ГК если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, то при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычных значений соответствующих терминов. [2]

Конечно, в первую очередь нужно было упомянуть о правилах п.1ст.1093 ГК, где при решении вопроса о праве, подлежащем применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом предусмотрено применение и международного обычая. Однако положения этой статьи будут использованы нами при рассмотрении вопроса о соотношении источников МЧП.

Из содержания нормы ч.2 ст.258 Кодекса торгового мореплавания следует, что международные обычаи торгового мореплавания применяются для установления правил, определяющих род аварии, если такие правила, во-первых, отсутствуют в национальном законодательстве, во-вторых, не предусмотрены соглашением сторон.

Необходимо также учитывать, что в соответствии с нормой ч.3 ст.36 Закона о международном арбитражном суде при рассмотрении спора состав международного арбитражного суда исходит из содержания договора, связывающего стороны, а также учитывает обычаи международного делового оборота и судебную практику. [16;с.57]

Таким образом, международно-правовой обычай является источником МЧП, если он санкционирован государством (государствами), и применяется для урегулирования отношений, составляющих предмет МЧП.

5. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА – ИСТОЧНИК МЧП

Судебная практика является источником права в странах англо-саксонской (американской) системы права. В этих государствах некоторые правовые вопросы, связанные с иностранным элементом, регулируются не в законодательном порядке, а путем применения судебной практики. Однако в этом случае ведут речь не о судебной практике, а о судебном прецеденте. Последний представляет собой часть судебного решения по конкретному делу, содержащую правило, обязательное для всех судов при решении аналогичных дел. [16;с.62]

Судебная практика как «многократное единообразное решение судами одной и той же категории дел» в правовой системе Республики Беларусь не признана источником права в юридическом смысле, т.е. суды при разрешении спора не уполномочены осуществлять правотворческую деятельность, и их решения не содержат правовых норм. Судебную практику не следует смешивать с постановлениями и разъяснениями Пленумов Верховного суда и Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь, которые соответствующими законами уполномочены лишь рассматривать материалы обобщения судебной практики и судебной статистики и давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении судебных дел. Конституционный суд может отменить либо изменить норму права, но не создать новую.

Однако в положениях Закона о нормативных правовых актах акты Конституционного суда, постановлениями Пленумов Верховного суда и Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь определены как нормативные правовые акты, принятые в пределах их компетенции по регулированию общественных отношений. Акты перечисленных выше судебных инстанций включены также в перечень источников гражданского права. По всей видимости, именно эти положения послужили основанием того, что Пленум Высшего Хозяйственного суда в некоторых случаях, давая разъяснения по вопросам применения тех или иных правовых норм, фактически формулирует новые правила, отличные от тех, которые закреплены в действующем законодательстве, в частности в ГК. [16;c.60,61]

М.М.Богуславский также указывает на то, что судебная практика не является источником МЧП.

Между тем, В.Г.Тихиня, ссылаясь на аб.3,п.1,ст.3 ГК рассматривает судебную практику по гражданским делам в качестве источника права РБ, что он также подчеркивает в заключении к соответствующему тематическому пункту.[12;с.194]

По нашему мнению данный вопрос нужно рассматривать с таких позиций: если судебная практика по своему содержанию отлична от судебного прецедента стран англо-саксонской (американской) правовой системы (к которым Республика Беларусь не относится), что несомненно, то речь идет о некоей новой тенденции в правотворчестве, которая требует научной идентификации и обоснования, с учетом конституционно-правового статуса соответствующих органов и их реального влияния на правотворческий процесс.

6. СООТНОШЕНИЕ ИСТОЧНИКОВ МЧП

Говоря о соотношении источников МЧП необходимо в первую очередь обратиться к положениям Конституции о том, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

Между тем положения о приоритете международных договоров РБ над актами внутреннего законодательства закреплены в иных источниках.

Так, согласно ст. 542 ГПК РБ судопроизводство по гражданским делам с участием иностранных граждан и юридических в Республике Беларусь ведется по правилам ГПК РБ, если иное не предусмотрено специальными законодательными актами или международным договором Республики Беларусь. При этом суды РБ кроме общих принципов гражданского судопроизводства руководствуется принципами приоритета международных договоров.

В соответствии со ст. 543 ГПК, если международным договором РБ установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве о гражданском судопроизводстве РБ, применяются правила международных договоров РБ. [3]

Такое непосредственное указание на приоритет международных договоров РБ имеется также в Кодексе о земле, Лесном кодексе и других кодексах Республики Беларусь.

Гражданский кодекс (а именно ст.6 – Гражданское законодательство и нормы международного права), между тем, избегает такого прямого указания, воспроизводя в основном буквально положение ч.1 ст. 8 Конституции, но применительно к гражданскому законодательству.

Необходимо также отметить, что в соответствии с правилом ч.4 ст.116 Конституции приоритет имеют лишь нормы международных договоров, ратифицированных Республикой Беларусь. Кроме того, возникает вопрос, может ли в принципе государство выполнить принятое на себя международно-правовое обязательство при наличии в его внутреннем праве положения о том, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, имею силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора (ч.2 ст.20 Закона о нормативных правовых актах, ч.3 ст.15 Закона о международных договорах РБ, ч.2 ст.6 ГК, ч.2 ст.3 Банковского кодекса).

В целом на сегодняшний день в международном праве нет норм, которые определяют способ разрешения противоречий между внутригосударственным и международным правом. Согласование того и другого оставлено на усмотрение законодателя каждого государства. По мнению С.В.Черниченко, «автоматическая инкорпорация договоров в законодательство государства (и, следовательно, инкорпорация содержащихся в них положений во внутреннее право государства) – кратчайший путь максимальной синхронизации международного и внутригосударственного правотворчества». В соответствии же с нынешней позицией белорусского законодателя вступление международного договора в силу для Республики Беларусь влечет появление в национальном праве новых норм, но законодательство остается без изменения. Следует также обратить внимание на вопрос о применении норм международных договоров. В соответствии с ч.3 ст.15 Закона о международных договорах «нормы права, содержащиеся в международных договорах РБ, вступивших в силу, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта». Этот же подход закреплен в нормах ч.2 ст.6 ГК, ч.2 ст.3 Банковского кодекса. Эта формулировка означает, что международный договор содержит такие нормы, которые применяются для регулирования соответствующих внутригосударственных отношений без принятия специальных внутригосударственных нормативных правовых актов. В юридической литературе применительно к данному явлению одни авторы рассматривают вопрос о « делении норм международных договоров на так называемые «самоисполнимые» и «несамоисполнимые», а другие проводят различия «между самоисполнимыми и несамоисполнимыми договорами». В последнем случае имеются в виду договоры, осуществление которых в силу содержания сформулированных в них положений требует принятия специальных актов на национальном уровне. Выбор объекта деления – нормы либо договоры – зависит от юридической формы согласования международного и внутригосударственного права, принятой в то или ином государстве. С учетом положения ч.3 ст.15 Закона о международных договорах применительно к Республике Беларусь речь должна идти о «самоисполнимых» и «несамоисполнимых» нормах международных договоров.[16;с.42-44]

Уже упоминалось о том, что многие положения Модельного гражданского кодекса легли в основу Гражданского кодекса Республики Беларусь. Кроме того, значительная часть положений ГК РБ о купле-продаже была имплементирована из Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980г., вступившей в силу для Республики Беларусь 1 ноября 1990г. В заключение приведем положение п.1 ст.1093 ГК, в которой по нашему мнению определено взаимоположение источников МЧП по иерархии с учетом неоднозначного отношения к юридической силе международных оговоров и их особого места в системе права Республики Беларусь: право подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом, определяется на основании Конституции Республики Беларусь, Гражданского кодекса Республики Беларусь, иных законодательных актов, международных договоров Республики Беларусь и не противоречащих законодательству Республики Беларусь международных обычаев [15].

Заметим, что речь идет о коллизионных нормах, содержащихся в указанных источниках. Кроме того, учитывая, что нормы двусторонних и региональных международных договоров Республики Беларусь носят специальный характер по отношению к соответствующим нормам внутреннего законодательства, местоположение международных договоров, на наш взгляд, не совсем логично.

7. ОСОБЕННОСТЬ ИСТОЧНИКОВ МЧП

В учебной литературе (М.М.Богуславский, В.Г.Тихиня и др.) указывается на такую особенность источников МЧП как двойственность. С одной стороны – это международные договоры и международные обычаи, а с другой – акты внутреннего законодательства. Положение о том, что вступившие в силу международные договоры Республики Беларусь являются составной частью действующего законодательства не умаляет этой особенности, поскольку международные договоры не сливаются с внутренним законодательством, а занимают особое положение среди актов внутреннего правотворчества.

Среди прочих особенностей можно отметить:

- нормы МЧП содержаться в актах, являющихся источниками различных отраслей национального права – гражданского, семейного, трудового, банковского, гражданского процессуального и др., что делает их источником и МЧП. То есть источники МЧП носят трансотраслевой характер, что обусловлено предметом правового регулирования МЧП;

- международные договоры, регулирующие частноправовые отношения с иностранным элементом, являются источниками только МЧП;

- в МЧП на международном уровне и на национальном отсутствует единый кодифицированный акт, содержащий норы МЧП и являющийся только источником МЧП;

- среди источников МЧП – акты, содержащие коллизионные нормы, что не всегда присуще источникам, относящимся к отраслям внутреннего права.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема источников МЧП тесно связана с теми проблемами, которые затрагивают МЧП как отрасль. Среди ученых отсутствует единство мнении по вопросу о предмете МЧП, о его месте в системе права и т.д. Можно согласиться с точкой зрения, что МЧП является частью национальной системы права того или иного государства. Это связано не только с тем, что международные договоры как и акты внутреннего законодательства являются «продуктом» воли суверенных субъектов и вводятся в систему внутреннего законодательства, но также с тем, что в различных системах права виды источников МЧП могут отличаться; одни и те же вопросы в одних государствах могут быть отнесены к сфере МЧП, в других государствах – нет.

Таким образом, частноправовые отношения с иностранным элементом регулируются как бы на четырех уровнях: международно-правовыми договорами материально-правового характера; международно-правовыми договорами, содержащими коллизионные нормы; внутренним (национальным) законодательством, содержащими коллизионные нормы права; внутренним материальным законодательством.


ЛИТЕРАТУРА

1. Конституция Республики Беларусь от 15.03.1994 г. (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

2. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. №218-3, с изменениями и дополнениями, в ред. от 15.08.2010 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

3. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь от 11 января 1999г. № 238-З, с изменениями и дополнениями, в ред. от 15.08.2010 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

4. Кодекс торгового мореплавания Республики Беларусь от 15 ноября 1999г. № 321-З, с изменениями и дополнениями, в ред. от 15.08.2010 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

5. Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» от 10 января 2000 г. № 361-З, с изменениями и дополнениями, в ред. от 15.08.2010 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

6. Закон Республики Беларусь «О международных договорах Республики Беларусь». от 23 октября 1991 г. № 1188, с изменениями и дополнениями, в ред. от 15.08.2010 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

7. Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980г. Вступила в силу 1 января 1998г. Для Республики Беларусь – 1 ноября 1990г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

8. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

9. Богуславский М.М. Международное частное право. Элементарный курс. – М.: Юрист, 2002.

10. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрист,2002.

11. Звеков В.П. Международное частное право: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрист,2004.

12. Тихиня В.Г., Павлова Л.В. Основы международного права: Учебное пособ. – Мн.: Книжный Дом, 2006.

13. Международное публичное право. Учебник. Под ред. К.А.Бекяшева –

М.: ПРОСПЕКТ, 1998.

14. Общая теория государства и права, Под общ. ред. А.Ф.Вишневского. – 2-е изд., исправ. и доп. – Мн.: Тесей, 1999.

15. Сборник международных договоров. Международная торговля.

Международный гражданский процесс. Сост. И.Ф.Фисенко. – Мн.: Амалфея, 1999.

16. Вабищевич С.С. Внешнеэкономическая деятельность в Республике

Беларусь: правовые перспективы: монография. – Мн.: Молодеж. науч. об-во, 2005.

17. Н.Г.Вилкова: Государство и право, 1998г., № 7.

18. Н.В.Сильченко, О.Н.Толочко: «Теоретические проблемы учения о нормах МЧП». Государство и право, 2000г, № 1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий