регистрация / вход

Необходимая оборона и условия ее правомерности

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости, а также от причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Превышение пределов необходимой обороны. Специфика мнимой обороны и ответственность за причинение вреда при мнимой обороне.

Содержание

Введение

1. Необходимая оборона и условия ее правомерности

2. Отличие необходимой обороны от крайней необходимости, а также от причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление

3. Превышение пределов необходимой обороны

4. Мнимая оборона и ответственность за причинение вреда при мнимой обороне

Задачи

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Актуальность данной работы заключается в том, что нормы необходимой обороны исследовались многими специалистами в области уголовного управа. Особенной частью УК, но совершенное деяние является общественно полезным, поскольку цель необходимой обороны заключается в защите разнообразных правоохраняемых интересов, в пресечении посягательства.

Цель работы заключается в исследовании такого вопроса, исключающего преступность деяния в уголовном праве РФ, как необходимая оборона.

В соответствии с целью перед нами поставлены следующие задачи:

- рассмотреть необходимую оборону и условия ее правомерности;

- исследовать отличие необходимой обороны от крайней необходимости, а также от причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;

- изучить превышение пределов необходимой обороны;

- проанализировать понятие мнимая оборона и ответственность за причинение вреда при мнимой обороне.

В практической части настоящей работы нами решены задачи по погашению судимости и назначению наказания несовершеннолетним.

1. Необходимая оборона и условия ее правомерности

Согласно ст. 37 УК РФ, граждане имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, независимо от наличия у них возможности спастись бегством или использовать иные способы избежать нападения. Кроме того, право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

Основанием необходимой обороны является общественно опасное посягательство, под которым следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям. Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

Общественно опасное посягательство должно обладать следующими признаками:

1) оно должно быть наличным - должно существовать от момента его осуществления до момента прекращения. Состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость;

2) оно должно быть действительным (реальным) - существовать в действительности, а не в воображении лица. Когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства, то это мнимая оборона. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

К условиям правомерности защиты при необходимой обороне относятся:

1) целью причинения вреда посягающему со стороны обороняющегося является защита от посягательства;

2) обороняющийся может защищать от посягательства как свои интересы, так и интересы третьих лиц;

3) вред, причиняемый при необходимой обороне, направлен исключительно на посягающего;

4) вред должен быть причинен с учетом характера посягательств: при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, - любой вред, а при посягательстве, не сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, - не должно быть превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не влечет уголовной ответственности.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Следует иметь ввиду, что не являются превышением пределов необходимой обороны при защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

2. Отличие необходимой обороны от крайней необходимости, а также от причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление

Состояние крайней необходимости порождается коллизией двух правоохраняемых интересов, когда во имя спасения одного из них, более важного, приносится в жертву другой, менее важный.

Например, для спасения людей и имущества от наводнения самовольно захватывается речное транспортное средство. Действия эти внешне подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 211 УК РФ, но преступными они не являются, поскольку совершаются в условиях крайней необходимости.

Другой классический случай, ранее описанный в задачниках или учебниках общей части уголовного права. Однажды кладовщик колхоза Н. вез колхозное мясо из своего села в город для сдачи в заготконтору. Дело было зимой, и по дороге возле леса на него напали волки. Чтобы как-то спасти свою жизнь, Н. стал выкидывать на съедение волкам определенными партиями мясо, которое он вез на подводе. Голодные волки стали поедать куски мяса, но зато оставили в покое человека и лошадь. Этим Н. спас себе жизнь.

Таким образом, действия (или иногда бездействие), совершенные в условиях крайней необходимости, не являются преступными вследствие того, что не содержат основного материального признака преступления - общественной опасности, и признаются законодателем социально полезными и отвечающими интересам общества.

Право на защиту от опасности, угрожающей охраняемым законом интересам личности, ее правам, а также правам и свободам иных лиц, общества и государства, является неотъемлемым, естественным и субъективным правом любого человека - будь то гражданин России, иностранец или лицо без гражданства. Каждый может использовать это субъективное право на защиту указанных благ собственными силами, но может и уклониться от его осуществления. В последнем случае такое бездействие заслуживает лишь морального осуждения, но исключает уголовную ответственность. Однако такое положение не распространяется на некоторые категории лиц, на которых возложены служебная или специальная обязанность бороться с опасностями, предотвращая причинение вреда личным, общественным или государственным интересам. Это относится к сотрудникам милиции, которые не могут уклониться, например, от задержания особо опасного преступника, ссылаясь на исключительную опасность с его стороны для их жизни и здоровья. Также они не вправе отказаться от освобождения лиц, захваченных в качестве заложников, ссылаясь на то, что это опасно. Работники пожарной охраны не вправе уклоняться от выполнения своих обязанностей по тушению пожара и спасению людей, ссылаясь на невозможность предотвращения опасности, представляющей для них угрозу.

Обязанность бороться с опасностью возлагается и на других лиц: военнослужащих, медицинских работников, сотрудников различных спасательных служб.

Действия субъекта, совершаемые в состоянии крайней необходимости, признаются общественнополезными и правомерными только при наличии совокупности условий.

В уголовном праве их принято классифицировать на две группы: а) условия, характеризующие опасность; б) условия, характеризующие действия, направленные на устранение опасности.

Опасность как условие, создающее состояние крайней необходимости, должна угрожать причинением существенного вреда правоохраняемым интересам, то есть она должна быть общественно опасной. Поэтому исключается право на крайнюю необходимость при условии причинения вреда правоохранительному интересу при защите малоценного блага. Она должна быть также наличной и действительной. В этом смысле показателен следующий случай из судебно-следственной практики.

По своим объективным свойствам опасность может угрожать наступлением различных последствий: причинением материального, физического и морального вреда. Источники, способные вызвать опасность, могут быть самыми разнообразными. Например, стихийные силы природы (наводнение, ураганы, землетрясения, извержения вулканов, пожары и т.п.), физиологические (голод, холод) и патологические (болезнь, тяжелое ранение потерпевшего) процессы, происходящие в организме человека. К источнику опасности следует отнести нападение диких и домашних животных (собаки, разъяренного быка и т.д.), однако за исключением тех случаев, когда животное (например, собака) используется собственником как орудие преступления, скажем, для нападения на кого-либо. При такой ситуации возникает право на необходимую оборону.

Состояние крайней необходимости может возникнуть и вследствие общественно опасных, преступных действий другого лица.

Преступление как источник опасности может быть как умышленным, так и неосторожным. Например, человек, спасаясь от преследования преступников, осуществляет захват чужого транспортного средства или допускает неосторожное обращение с огнем и т.д.

Акт крайней необходимости по защите от опасности может быть совершен не только действием, но и бездействием. Например, свидетель, обязанный явиться в суд в указанное время, не явился по вызову вследствие болезни.

Состояние крайней необходимости может возникнуть и при коллизии двух обязанностей. Например, одновременный вызов врача к двум тяжелобольным.

Опасность как правовое основание для осуществления акта крайней необходимости может быть создана и другими источниками, природа и характер которых могут быть самыми разнообразными.

Опасность должна быть наличной. Наличность как признак опасности означает, что опасность уже непосредственно существует, она началась (пожар вспыхнул, разбушевался ураган) и реально угрожает индивидуальным и общественным интересам или, если и не началась, то в ближайшее время со всей очевидностью, неизбежностью должна начаться (например, неминуемо ожидается наступление наводнения). Таким образом, применение мер по предотвращению вреда возможно не только против реально существующей опасности, но и приближающейся. Это признается и судебной практикой.

Действия, направленные на устранение опасности, которая ожидается в отдаленном будущем, так же как и опасности, которая уже миновала, не могут быть признаны совершенными в состоянии крайней необходимости.

Например, неправомерной следует считать ссылку на состояние крайней необходимости лиц, которые похитили с хлебозавода большое количество муки, мотивируя это тем, что в будущем году ожидается засуха или неурожай.

Или когда кассиру предъявляется записка с требованием передачи денег под угрозой убийства в будущем, например по пути домой, и он эти требования выполняет.

Опасность должна быть действительной, а не мнимой, существующей лишь в воображении субъекта.

Если вред причиняется третьим лицам при устранении «мнимой» опасности, вопрос об ответственности решается по общим правилам о фактической ошибке. Ошибка лица относительно действительного характера опасности не влечет уголовной ответственности, если в силу сложившейся обстановки оно не предвидело и не могло предвидеть возможные последствия своего заблуждения. Налицо случай (казус) - невиновное причинение вреда.

Не исключается уголовная ответственность, когда лицо, допустившее ошибку, не проявило должной внимательности. В этом случае ответственность наступает как за неосторожное преступление.

К условиям, характеризующим действия, направленные на устранение опасности, относятся следующие:

а) защищать от опасности причинения вреда можно права и интересы личности, общества, государства;

б) вред при устранении опасности причиняется третьим лицам (непричастным к ее созданию);

в) неустранимость опасности при данных обстоятельствах другими средствами, кроме как причинением вреда правоохраняемым интересам;

г) причиненный вред при защите от опасности не должен превышать пределов крайней необходимости.

Посредством акта крайней необходимости можно защищать от опасности причинения вреда только те общественные отношения, которые охраняются уголовным законом. Каждый гражданин России, а также иностранцы и лица без гражданства, согласно закону имеют право на защиту как индивидуальных, так и коллективных интересов. Защищать можно как личные права и свободы (жизнь и здоровье, свободу), так и близких лиц и посторонних.

Путем акта крайней необходимости может предотвращаться опасность, угрожающая внешней безопасности государства, имущественному благу, половой неприкосновенности личности и т.д.

Положение о крайней необходимости не может быть применено для защиты неправомерных интересов. Например, директор школы не вправе ссылаться на состояние крайней необходимости, если применяет физическое насилие к ученику с целью получить от него признание в совершении краж, ссылаясь на то, что в школе они участились и его действия продиктованы защитой коллективных интересов.

При действиях, направленных на предотвращение опасности, в большинстве случаев в жертву приносятся правоохраняемые интересы третьих лиц, непричастных к ее созданию. Собственно, в этом состоит одно из отличий крайней необходимости от необходимой обороны, когда вред причиняется только нападающему. Под третьими лицами понимаются посторонние лица, не имеющие отношения к созданию опасности, породившей состояние крайней необходимости, но пострадавшие в результате причинения им материального, физического и морального вреда при устранении угрозы более важным правоохраняемым интересам.

Например, при выбрасывании части груза в море с целью спасти экипаж, пассажиров и судно вред причиняется государству, которому принадлежит груз. При пожаре дома разрушаются близко расположенные к нему строения, принадлежащие другим собственникам, которым причиняется вред. При угоне автотранспортного средства - вред также причиняется государственной организации либо частному лицу.

В приведенных примерах вред причиняется третьим лицам, который выражается в имущественных последствиях, и такие действия подпадают под признаки конкретных составов Особенной части УК РФ, однако преступными они не являются, поскольку совершаются вынужденно в ответ на опасную реакцию стихийных сил природы, общественноопасных действий человека, животных и иных сил.

Требование причинения вреда только третьим лицам не является безусловным. Вред в состоянии крайней необходимости может быть причинен и тому, кто создал опасность. Например, при тушении в доме пожара, возникшего в результате умышленных или неосторожных действий его владельца, становится необходимым в целях предупреждения распространения огня на соседние домостроения разобрать крыши надворных построек виновного.

Следовательно, вред при крайней необходимости может быть причинен не только третьим лицам, невиновным в создании опасной обстановки, но и лицам, которые имеют отношение к ее созданию.

Состояние крайней необходимости исключает преступность деяния только в том случае, если причинение вреда было неустранимо другими средствами и способ, избранный в критической ситуации, был вынужденным и единственно возможным способом устранения большего вреда.

Если у лица была реальная возможность избежать причинения вреда правоохраняемому интересу другими средствами, не прибегая к крайнему из них, скажем, обратиться за помощью к другим лицам или органам власти и т.д., причинение вреда не может признаваться правомерным.

Нельзя категорически утверждать, что совершенные в состоянии крайней необходимости действия должны составлять исключительно единственно возможное средство предотвращения угрозы. Если в распоряжении лица имеются средства для устранения опасности, из которых можно выбирать, и это выбранное средство, по его мнению, будет являться наиболее эффективным, влекущим минимальное причинение вреда менее ценному благу для защиты более ценного, то все содеянное при положительном исходе следует признать правомерным, совершенным в состоянии крайней необходимости.

Действия, направленные на устранение опасности, остаются иногда незавершенными и образуют состояние неудавшейся крайней необходимости. Например: группа лиц с целью локализации пожара разрушает строения, близко расположенные к очагу. Однако их действия к желаемому результату не приводят и огонь распространяется дальше. Хотя указанными действиями и причиняется вред собственникам, тем не менее их следует отнести к социально позитивным и непреступным, несмотря на то что цель не была достигнута. По своей сути такие действия будут общественно полезными. В то же время если в действиях причинителя вреда будет установлена неосторожная форма вины (небрежность или легкомыслие), то такие действия должны быть уголовно наказуемы.

Состояние крайней необходимости исключается в случае ее провокации. Провокация - это намеренное, искусственное создание опасности с целью умышленного причинения вреда правоохраняемым интересам под видом крайней необходимости. В таких случаях виновный должен привлекаться к уголовной ответственности за умышленные преступления. Например, материально ответственное лицо с целью сокрытия недостачи, образовавшейся в результате хищения им товаров на складе, имитирует пожар, а затем под предлогом его ликвидации заливает водой товарно-материальные ценности и документацию, приводя их в состояние полной непригодности. В результате этих действий становится невозможным установить объем ущерба, причиненного хищением. В данном случае ссылка на крайнюю необходимость будет явно надуманной.

Если опасность для правоохраняемых интересов создается по неосторожности самим лицом, а затем им же предпринимаются активные меры по ее устранению путем причинения меньшего вреда третьим лицам (например, оказывает помощь раненному им человеку путем использования чужой автомашины для доставления раненого в больницу), уголовная ответственность при наличии соответствующих условий правомерности исключается.

Причиненный вред при защите от опасности не должен превышать пределов крайней необходимости.

В теории уголовного права и судебной практике аксиоматичным является положение, что причиненный вред при устранении опасности правомерен лишь тогда, когда он менее значителен по сравнению с предотвращенным вредом. Однако когда возникает необходимость установления правомерности причиненного вреда и при этом сопоставляются социальные ценности, то возникают определенные проблемы в определении их приоритета. В данном случае следует иметь в виду, что какого-либо метода, который можно было бы взять за основу при сравнении количественных параметров двух видов вреда, в природе не существует. Вопрос о том, какое благо ценнее, является вопросом факта и решается в каждом конкретном случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Безусловно, что приоритет такого абсолютного блага, как жизнь человека, по сравнению с другими благами, например имущественным, не вызывает сомнений.

Нельзя спасать одно благо за счет причинения вреда равноценному благу (например, спасать свою жизнь за счет жизни другого человека; нельзя использовать во вред человеку современные достижения трансплантации - когда, противоправно лишая жизни одного человека, его органы пересаживаются в организм другого человека).

В каждой конкретной экстремальной ситуации необходим детальный анализ реальной обстановки, который позволил бы с высокой степенью достоверности оценивать тяжесть причиненного вреда, его целесообразность и правомерность по сравнению с вредом предотвращенным. При этом необходимо учитывать в совокупности как объективные, так и субъективные факторы.

В части 2 ст. 39 УК РФ содержится понятие превышения пределов крайней необходимости. По смыслу закона под превышением пределов крайней необходимости понимается причинение вреда, явно очевидно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда правоохраняемым интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Из этого следует, что причинение вреда, равного тому, который мог наступить, или вреда большего образует превышение, то есть эксцесс крайней необходимости. Понятие «явное несоответствие» оценочное. Поэтому при оценке ситуации, связанной с состоянием крайней необходимости, подлежат детальному исследованию обстоятельства как объективного, так и субъективного характера. К уголовной ответственности за превышение пределов крайней необходимости лицо может быть привлечено только при условии, что его действия носили умышленный характер. Следовательно, если даже действиями лица причиняется вред, выходящий за рамки правомерности крайней необходимости, но причиненный неумышленно, ответственность за превышение пределов крайней необходимости исключается.

Особенная часть УК не содержит конкретных составов преступлений, которыми бы предусматривалась ответственность за превышение пределов крайней необходимости. Действия виновных в таких случаях следует квалифицировать по статьям, предусматривающим ответственность за умышленные преступления, но с указанием на состояние крайней необходимости, поскольку это учитывается в законе как обстоятельство, смягчающее уголовное наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Крайнюю необходимость следует отграничивать от необходимой обороны.

1) Источниками опасности при необходимой обороне являются только общественно опасные действия человека, а при крайней необходимости - не только общественно опасные действия человека, но и стихийные силы природы, нападение животных и т.д.

2) При необходимой обороне вред причиняется только посягающему, а при крайней необходимости, как правило, третьим лицам.

3) При необходимой обороне средства защиты можно выбирать, а при крайней необходимости используется, как правило, крайнее средство, когда другими способами невозможно устранить опасность.

4) Необходимая оборона правомерна, если причиненный вред меньше, равен или даже больше предотвращенного. При крайней необходимости причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный.

5) Защищаться от общественно опасного посягательства можно только активными действиями. Крайняя необходимость может осуществляться как действиями, так и бездействием.

6) Вред, причиненный при необходимой обороне, не порождает гражданско-правовой ответственности, а при крайней необходимости гражданско-правовая ответственность согласно ст. 1067 ГК РФ не исключается. В данных случаях ответственность несет либо лицо, причинившее вред, либо лицо, в чьих интересах был причинен вред (когда лицо, причинившее вред, защищало не свои интересы, а другого лица).

Вопросы гражданско-правовой ответственности, вытекающие из главы 8 Уголовного кодекса РФ, а точнее - о соотношении ее с уголовной ответственностью, рассматриваются в завершении настоящего исследования.

В соответствии с нормами ст. 38 УК РФ, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, не будет считаться преступлением при наличии следующих условий:

1) задержание проводится с целью доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. При этом не имеет значения, проводится ли задержание непосредственно на месте преступления или по истечении какого-либо промежутка времени. Также не имеет значения, кем проводится задержание - сотрудником или несотрудником правоохранительных органов;

2) если иными средствами, кроме причинения вреда, задержать такое лицо не представлялось возможным;

3) при причинении вреда не было допущено превышения необходимых для задержания мер.

Под превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, понимается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. При определении, имело ли место превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, необходимо учитывать опасность совершенного задерживаемым лицом преступления, обстоятельства задержания: количество задерживаемых и задерживающих, наличие у них оружия, место и время задержания, возможность обратиться за помощью, возможность применения других, менее опасных способов и средств задержания.

Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, является уголовно наказуемым только в случаях умышленного причинения вреда. Уголовная ответственность за превышение мер предусмотрена частью 2 статьи 108 УК РФ и частью 2 статьи 114 УК РФ. Кроме того, совершение преступления при нарушении условий правомерности задержания лица, совершившего преступление, является обстоятельством, смягчающим наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

3. Превышение пределов необходимой обороны

Исходя из принципа пропорциональности, законодательство всех без исключения стран мира предусматривает ответственность за превышение пределов необходимой обороны. По общему правилу эта ответственность носит смягченный характер. Однако иногда законодатель допускает и полный отказ от назначения наказания (УК КНР, Польши, Республики Корея).

В большинстве стран мира уголовный закон не раскрывает, что понимается под превышением пределов необходимой обороны, и ответ на этот вопрос можно найти только в доктрине и судебной практике. В ряде постсоциалистических государств законодатель дает четкое определение превышения пределов необходимой обороны, основой которого является формула «явное несоответствие действий обороняющегося характеру и степени общественной опасности посягательства». Это относится, в частности, к УК таких стран, как Азербайджан, Албания, Армения, Беларусь, Болгария, Грузия, Казахстан, Латвия, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан.

В целом в новых УК постсоциалистических стран законодатель закрепляет более жесткие формулировки, стремясь максимально снизить риск привлечения обороняющегося лица к уголовной ответственности. С этой целью для установления факта превышения пределов необходимой обороны вводятся дополнительные критерии: специальная форма вины, а также объективный (материальный) признак в виде серьезных негативных последствий такого превышения.

Яркий пример такого подхода представляет УК Беларуси (п. 3 ст. 34), согласно которому «превышением пределов необходимой обороны признается явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкое телесное повреждение». В приведенной формулировке учитываются как особенности психики обороняющегося (например, лицо может не видеть несоответствия из-за отставания в психическом развитии), так и объективный (материальный) признак в виде особо тяжких последствий (смерть или тяжкое телесное повреждение).

Во многом близкий к белорусскому подход наблюдается в УК Литвы (п. 3 ст. 28), согласно которому превышением пределов необходимой обороны признаются случаи, когда по прямому умыслу совершается убийство или причиняется тяжкий вред здоровью, если защита явно не соответствовала характеру и опасности посягательства.

УК Азербайджана (ст. 36.3), Казахстана (п. 3 ст. 32), Киргизии (п. 3 ст. 36), Латвии (п. 3 ст. 29), России (п. 2 ст. 37), Таджикистана (п. 3 ст. 40), Туркменистана (п. 2 ст. 37), Украины (п. 3 ст. 36) предусматривают, что причинение при превышении пределов необходимой обороны посягающему вреда по неосторожности не влечет уголовной ответственности. По УК Эстонии (п. 2 ст. 28), так же как и Литвы, такое превышение может быть совершено только с прямым умыслом.

Материальным признаком превышения по УК Латвии и Казахстана выступает нанесение нападающему чрезмерного, неоправданного вреда, по УК Украины - «тяжкого вреда», по УК КНР - «крупного ущерба».

УК Армении (ч. 2 ст. 42), России и Туркменистана (ч. 1 ст. 37) исключают самое возможность постановки вопроса о превышении пределов необходимой обороны в случае посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Такую же позицию занял украинский законодатель в отношении нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также противоправного насильственного вторжения в жилище или другое помещение (п. 5 ст. 36 УК Украины).

В последние десятилетия в мире все большее распространение получает подход, согласно которому лицо не подлежит уголовной ответственности или может быть полностью освобождено от нее в случае превышения пределов необходимой обороны (или вовсе не считается превысившим эти пределы), если несоразмерные действия совершены этим лицом исключительно вследствие замешательства, сильного душевного волнения, испуга, страха и т.п. состояний. Прямое указание на это содержится в УК Австрии, Болгарии, Федерации Боснии и Герцеговины, Венгрии, Германии, Греции, Дании, Исландии, Казахстана, Кубы, Литвы, Македонии, Нидерландов, Норвегии, Парагвая, Польши, Португалии, Республики Корея, Республики Сербской, Румынии, Украины, Швейцарии. В Российской Федерации в 2003 г. ст. 37 УК о необходимой обороне также была дополнена аналогичной нормой: «не являются превышением необходимой обороны действия обороняющегося лица, вызванные неожиданностью посягательства, если лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

Проведенный анализ позволяет прийти к выводу, что практически все мировые законодатели расценивают необходимую оборону как действие общественно полезное. Что вполне закономерно, поскольку она является субъективным правом каждого и по своей сути должна приниматься во внимание в качестве одного из важнейших способов борьбы с преступностью, доступного каждому средства защиты прав и свобод человека и гражданина, охраняемых законом интересов и ценностей от преступных посягательств.

Кроме того, необходимая оборона является эффективным средством предупреждения общественно опасных действий и особенно преступных проявлений, так как угроза быть убитым или раненым непосредственно на месте посягательства оказывает более устрашающее воздействие, чем возможность осуждения.

Наконец, необходимая оборона играет серьезную роль в воспитании граждан в духе нетерпимости к преступлениям, в формировании осознания гражданского долга, стойкости и высоких моральных качеств.

Таким образом, институт необходимой обороны в уголовном праве современных стран занимает значительное место и активно влияет на многие стороны деятельности личности, общества и государства.

4. Мнимая оборона и ответственность за причинение вреда при мнимой обороне

Мнимая оборона, в отличие от правомерной обороны, хотя и связана с «защитой», тем не менее объективно представляет собой разновидность опасного поведения, зачастую влекущего причинение необоснованного вреда различным правоохраняемым интересам. «Защита» в такой ситуации неуместна, а само причинение вреда «нападающему» не может расцениваться по правилам необходимой обороны, так как ее реально нет, поскольку отсутствует настоящее, существующее на деле общественно опасное посягательство. Ответственность за вред, причиненный при мнимой обороне, наступает за действия, совершенные при наличии фактической ошибки. Важно подчеркнуть, что для мнимой обороны необходимо стечение таких внешних обстоятельств, которые могли бы провоцировать ошибку лица из-за похожести происходящего на реальное нападение. Если же обстановка, в которой развивались события, не давала оснований для вывода о нападении, а само предположение о факте нападения было необоснованным, все содеянное должно квалифицироваться как совершение умышленного преступления.

Пленум Верховного Суда в п. 13 Постановления от 16 августа 1984 г. обратил внимание судов на необходимость различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда субъект лишь ошибочно предполагает наличие посягательства:

«В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности».

Задача № 1

Фирюлин был осужден 06.07.1994 года по ч. 3 ст. 147-1 УК РСФСР к 3,5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с материальной ответственностью на 3 года. 06.11.1996 года он был условно-досрочно освобожден.

Когда у Фирюлина будет погашена судимость?

Решение

В соответствии со ст. 86 УК РФ ч.4, если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или не отбытая часть наказания была заменена более мягкими видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказания.

Основной срок наказания - 3.5 года

Дополнительный - 3 года (лишение права заниматься должностью, связанную с материальной ответственностью).

Фактически отбытый срок – 2 года 5 месяцев. Данная судимость будет погашена через 2 года 5 месяцев, т.е. 6 апреля 1999 года.

Задача № 2

07.07.1999 года несовершеннолетний Дудин совершил убийство из корыстных побуждений. К моменту вынесения приговора он достиг совершеннолетия. Суд назначил Дудину наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Правомерен ли приговор суда?

Решение

В данном случае приговор суда неправомерен.

В соответствии с ч. 6 ст. 87 УК РФ, наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше шести лет. Этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Таким образом, Дудин, будучи несовершеннолетним, т.е. не достигшим 18 лет совершил преступление предусмотренное ч. 2 п. «з» ст. 105 УК РФ. Данное преступление в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ является особо тяжким преступлением.

В данном случае суд должен руководствоваться нормами ст. 87 УК РФ и 88 УК РФ и назначить наказание 4 года лишения свободы.

Заключение

В заключении подведем итог по проделанной работе.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

Основанием необходимой обороны является общественно опасное посягательство, под которым следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

К условиям правомерности защиты при необходимой обороне относятся:

1) целью причинения вреда посягающему со стороны обороняющегося является защита от посягательства;

2) обороняющийся может защищать от посягательства как свои интересы, так и интересы третьих лиц;

3) вред, причиняемый при необходимой обороне, направлен исключительно на посягающего;

4) вред должен быть причинен с учетом характера посягательств: при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Крайнюю необходимость следует отграничивать от необходимой обороны.

1) Источниками опасности при необходимой обороне являются только общественно опасные действия человека, а при крайней необходимости - не только общественно опасные действия человека, но и стихийные силы природы, нападение животных и т.д.

2) При необходимой обороне вред причиняется только посягающему, а при крайней необходимости, как правило, третьим лицам.

3) При необходимой обороне средства защиты можно выбирать, а при крайней необходимости используется, как правило, крайнее средство, когда другими способами невозможно устранить опасность.

4) Необходимая оборона правомерна, если причиненный вред меньше, равен или даже больше предотвращенного. При крайней необходимости причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный.

5) Защищаться от общественно опасного посягательства можно только активными действиями. Крайняя необходимость может осуществляться как действиями, так и бездействием.

6) Вред, причиненный при необходимой обороне, не порождает гражданско-правовой ответственности, а при крайней необходимости гражданско-правовая ответственность согласно ст. 1067 ГК РФ не исключается. В данных случаях ответственность несет либо лицо, причинившее вред, либо лицо, в чьих интересах был причинен вред (когда лицо, причинившее вред, защищало не свои интересы, а другого лица).

Мнимая оборона, в отличие от правомерной обороны, хотя и связана с «защитой», тем не менее объективно представляет собой разновидность опасного поведения, зачастую влекущего причинение необоснованного вреда различным правоохраняемым интересам. «Защита» в такой ситуации неуместна, а само причинение вреда «нападающему» не может расцениваться по правилам необходимой обороны, так как ее реально нет, поскольку отсутствует настоящее, существующее на деле общественно опасное посягательство.

Список используемой литературы

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. № 237.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (УК РФ) (в ред. от 24.07.2007 г) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 « 1 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Российская газета. 1999. № 24.

4. Комментарий к уголовному кодексу РФ (постатейный) издание третье, переработанное и дополненное / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М., 2006. 912 с.

5. Особенности дифференциации и квалификации убийств, совершаемых с отягчающими обстоятельствами / Э.В. Кабурнеев // Юридический мир. 2007. № 2.

6. Уголовное право России. Часть особенная: Учебник для вузов / Под ред. Л.Л. Кругликова. - М., 2006. - 620 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий