регистрация / вход

Институт признания в международном праве

Понятие, виды и способы признания в международном праве. Международно-правовое признание государств и правительств, органов национального сопротивления восставшей стороны. Формы признания и их юридические последствия. Ситуации на международной арене.

Институт признания в международном праве


Содержание

1. Институт признания в международном праве

1.1 Понятие, виды и способы признания в международном праве

1.2 Международно-правовое признание государств

1.3 Международно-правовое признание правительств

1.4 Признание органов национального сопротивления (освобождения), восставшей (воюющей) стороны

1.5 Формы признания и их юридические последствия

Список использованных источников

международное право признание


1. Институт признания в международном праве

1.1 Понятие, виды и способы признания в международном праве

Термин «признание» в международном праве применяется в связи с появлением каких-либо новых субъектов, фактов, ситуаций. В этой связи для того, чтобы можно было говорить о международно-правовом признании, необходимо одновременное наличие двух компонентов:

1) одностороннего акта (заявления) государства;

2) нового субъекта, факта, ситуации, т.е. какого-либо изменения на международной арене.

Рассматриваемая тема является логическим продолжением темы «субъекты международного права», так как в большинстве случаев вопрос о признании возникает именно в отношении новых субъектов международного права, прежде всего государств.

Иногда говорят и о признании международных межправительственных организаций со стороны государств, в них участвующих, что, однако, вряд ли уместно. Подобное признание не выражается официально (публично), а подразумевается в силу того, что сами эти страны создали данную организацию. Третьи государства (не являющиеся членами организации) также могут «признать» международную организацию, заключив с ней договор и т.п. Вместе с тем, например, Международный Суд ООН в своем консультативном заключении по вопросу о возмещении убытков, возникших на службе ООН, от 11 апреля 1949 г. отметил, что ООН обладает объективной международной личностью (правосубъектностью), которая не нуждается в формальном признании со стороны государств.

Международно-правовое признание может трактоваться как в узком, так и широком смысле. В первом случае речь идет только о признании субъектов международного права: признание — это акт государства, которым констатируется возникновение нового субъекта международного права.

В широком смысле под международно-правовым признанием понимается акт государства, посредством которого оно констатирует наличие определенного юридически значимого факта или ситуации либо выражает свое согласие с юридически значимыми и международно-правомерными действиями других субъектов.

В обоих случаях признание позволяет установить с соответствующим (признанным) субъектом определенные отношения, которые тем не менее могут быть как официальными, так и неофициальными, как постоянными, так и временными.

Признание в большинстве случаев представляет собой односторонний акт (заявление) государства. Тем не менее в практике международных отношений известны случаи, когда декларация о признании включалась в текст договора между государствами.

Нормы, регулирующие вопросы признания, образуют совокупность, представляющую собой самостоятельный международно-правовой институт. Следует, однако, отметить, что вплоть до настоящего времени институт признания все еще не кодифицирован. Объясняется это, по мнению профессора И.И. Лукашука, главным образом, тем, что рассматриваемый международно-правовой институт «особенно тесно связан с политикой, а также тем, что с переменами в международной системе меняется его содержание». Поэтому неудивительно, что неоднократные попытки Комиссии международного права ООН кодифицировать относящиеся к данному институту нормы так ни к чему и не привели. В этой связи процесс международно-правового признания и в наши дни осуществляется исключительно на основе практики государств, сложившейся за достаточно длительный период времени.

Важное значение, которое придается международно-правовому признанию, обусловлено пока еще «несовершенной» природой самого международного права. Там, где процедура признания соответствует установившимся правовым обычаям, серьезных проблем, как правило, не наблюдается. Однако в тех случаях, когда политические или идеологические мотивы влияют на окончательное решение о признании (непризнании) того или иного государства, правительства, каких-либо территориальных изменений, сложности могут возникать. Вся предшествующая история, а также современная практика международных отношений демонстрируют примеры подобных проблем (вопросы, связанные с признанием (непризнанием) КНР, Израиля, СССР, ГДР, Тайваня, Косово 1, Абхазии, Южной Осетии и др., с участием БССР и УССР в ООН и т.п.). Так как международное право пока еще не в состоянии исключить подобного рода коллизии, чрезвычайно важно, чтобы правовое положение непризнанных субъектов (ситуаций), было четко определено, выяснено. В любом случае непризнание ни при каких обстоятельствах не должно означать того, что государства свободны в использовании силы против субъекта, которого они не признают.

В доктрине международного права общепринятым является деление признания на несколько видов. При этом различают основные и переходные виды признания. К основным видам признания относят:

- международно-правовое признание государств;

- признание правительств.

Переходными видами признания являются:

- признание органов национального сопротивления (освобождения);

- признание восставшей (воюющей) стороны.

Вышеприведенное деление признания на виды является условным и основано на критерии признаваемого субъекта (т.к. таковых может быть несколько). Что касается признающего субъекта, им всегда выступает только государство.

По состоянию на март 2010 г. Косово официально признали в качестве суверенного и независимого государства 65 стран.

С различными видами международно-правового признания не следует путать его основные способы, которые позволяют выявить особенности, присущие самой процедуре признания, уяснить, каким образом она осуществляется на практике. Традиционно различают два основных способа международно-правового признания: явно выраженное и молчаливое (подразумеваемое). В первом случае признающее государство делает официальное заявление о признании другого субъекта (страны, правительства, органа национального освобождения, воюющей стороны), а также о намерении установить с ним те или иные отношения. При молчаливом признании вывод о признании делается на основании конкретных действий признающего государства в отношении признаваемого субъекта (заключение договора, открытие дипломатического представительства, приглашение посетить страну с официальным визитом и т.п.), в условиях отсутствия каких-либо специальных заявлений о признании.

Международно-правовое признание (непризнание) также играет весьма важную роль в ситуации каких-либо территориальных изменений, законность которых вызывает определенные сомнения. Согласно резолюции ГА ООН 2625 (XXV) от 24 октября 1970 г. никакие территориальные изменения, ставшие результатом применения силы или угрозы силой, не могут признаваться законными. В этой связи пример Прибалтийских государств - бывших республик СССР - это пример длительного непризнания противоправной с точки зрения международного права аннексии. Более того, главные органы ООН неоднократно обращались к государствам с тем, чтобы последние не признавали территориальные изменения, произошедшие незаконно (как это имело место, например, в отношении Намибии).

1.2 Международно-правовое признание государств

Первым в истории примером признания нового государства традиционно считается международно-правовое признание Испанией Нидерландов в качестве суверенного и независимого государства, что было зафиксировано в заключенном в 1648 г. между этими странами договоре. Весьма примечателен тот факт, что это произошло более чем полвека спустя после принятия Нидерландами Декларации о независимости в 1581 г. Еще один исторический пример: когда Соединенные Штаты Америки объявили о своей независимости, между Англией и Францией возник спор о том, признавать или нет США самостоятельным субъектом международного права. Англия была против, Франция - за.

В XIX в. появились также первые примеры коллективного признания отдельных стран. Например, ст. 7 Парижского мирного договора 1856 г. констатировала признание рядом европейских государств Турции в качестве полноправного члена «европейской семьи», участника «европейского правопорядка». Берлинский конгресс 1878 г. суммировал коллективное признание территориальных изменений и независимости ряда стран, ранее находившихся под турецким владычеством.

Как уже было отмечено выше, признание государств - наиболее часто встречающаяся разновидность международно-правового признания. Вопрос о признании (непризнании) той или иной страны возникает в связи с ее появлением на международной арене. При этом различают два основных способа возникновения новых государств: первоначальный, и производный. В первом случае речь идет о появлении государства независимо от волеизъявления других стран, вне связи с ними (например, в результате реализации народом (нацией) права на самоопределение). При производном способе новое государство возникает на базе уже существующих стран (объединение нескольких государств в одно, распад государства и образование в результате этого нескольких стран, отделение части территории с образованием на ней суверенного государства).

В доктрине международного права сложилось несколько подходов применительно к вопросу о необходимости признания вновь возникшего государства. Среди них наибольшую известность получили две теории, представители которых принципиально расходились во взглядах на данную проблему. Сторонники одной из них, получившей название «конститутивная» (constitutive — учредительный, образующий, устанавливающий), полагали, что признание является необходимым условием международной правосубъектности государства. По их мнению, без признания государство не может рассматриваться в качестве полноценного субъекта международного права.

Последователи другой теории – «декларативной» (declarative — декларативный, торжественный, необязательный) - утверждали, что признание само по себе не создает нового субъекта международного права, а лишь констатирует факт его появления на международной арене, свидетельствует о том, что то или иное образование обрело государственность.

В настоящее время число сторонников «конститутивной» теории относительно невелико. «Декларативного» подхода к вопросу о признании новых государств придерживаются подавляющее большинство представителей современной международно-правовой науки. Весьма красноречивым и показательным в этой связи является содержание ст. 9 Устава ОАГ, четко зафиксировавшей, что «...существование государства не зависит от признания его другими государствами ».

Безусловно, трудно не согласиться с представителями «конститутивной» теории в том, что одним из основных правовых последствий признания той или иной страны является распространение всех норм международного права, регулирующих отношения между его субъектами, на признанное государство. И если признание отсутствует, а вернее, если имеет место факт непризнания государства, его существование на международной арене и взаимодействие с другими странами может быть сопряжено со значительными трудностями (весьма красноречивыми в этой связи являются примеры Тайваня, Турецкой Республики Северного Кипра, Приднестровской Молдавской Республики, Абхазии и Южной Осетии). Именно поэтому сторонники «конститутивной» теории (Д. Анцилотти, Г. Кельзен, X. Лаутерпахт и др.) выступали за обязательность международно-правового признания государств, а английские и американские суды весьма часто в своей практике заявляли о том, что они не могут применять законы государства или признавать их действующими, если соответствующее государство не признано их правительствами. Следует, однако, отметить, что, например, для судебных учреждений Германии и Швейцарии вышеуказанное обстоятельство никогда не являлось проблемой (препятствием).

В настоящее время, по мнению большинства юристов-международников, признание государства в его «классическом» виде в значительной степени заменено принятием страны в ООН. Иными словами, если государство стало членом ООН, все нормы Устава этой организации применяются к нему. Однако на практике были случаи, когда и после принятия страны в ООН она оставалась непризнанной отдельными государствами (например, непризнание Израиля арабскими странами, непризнание ГДР со стороны ФРГ и др.).

В настоящее время ООН стала своеобразным «форумом» для координации действий по непризнанию государств, законность появления которых на международной арене вызывает сомнения. В ряде случаев СБ ООН, действуя на основании резолюций ГА ООН, призывал страны не признавать те или иные образования в качестве суверенных и независимых государств (как это имело место, например, в отношении Родезии, объявившей о своей независимости в 1965 г., а также в отношении Турецкой Республики Северного Кипра - в 1983 г.). Предшественница ООН - Лига Наций - также успела отметиться в этой области: в 1933 г. Ассамблея этой организации приняла специальную резолюцию о непризнании нового государства - Манчжурии.

Особый интерес представляет вопрос о критериях признания государств. В условиях отсутствия универсального международно-правового документа, регламентирующего признание, говорить о единстве взглядов по данной проблеме, к сожалению, не приходится. После прекращения существования СССР и Югославии было официально признано множество новых суверенных государств. Их признание осуществлялось на основе специального документа, принятого министрами стран - членов Европейского сообщества в декабре 1991 г. и озаглавленного «Руководящие указания относительно признания новых государств в Восточной Европе и на территории бывшего Советского Союза». В этом документе были сформулированы следующие критерии (требования), необходимые для признания новых независимых государств:

- соблюдение положений Устава ООН и обязательств в сфере соблюдения законности, демократии и прав человека, зафиксированных в Заключительном акте СБСЕ 1975 г. И Парижской хартии для новой Европы 1990 г.;

- соблюдение прав этнических и национальных групп (меньшинств) в соответствии с обязательствами, установленными в рамках СБСЕ;

- обеспечение неприкосновенности (нерушимости) государственных границ, которые могут быть изменены только мирным путем на основе взаимного согласия;

- сохранение всех обязательств в области разоружения и нераспространения ядерного оружия, обязательств по обеспечению безопасности и региональной стабильности;

- приверженность исключительно мирным средствам при разрешении любых спорных вопросов, касающихся правопреемства, и иных региональных споров.

Существует точка зрения, согласно которой необходимо говорить не о критериях признания государств, а о международно-правовых критериях их непризнания, т.е. о юридических обстоятельствах, препятствующих признанию. Однако какого-либо четкого, систематизированного перечня подобных критериев так и не появилось до настоящего времени. Более того, как показал весь предшествующий опыт, многие государства решали этот вопрос, руководствуясь, в первую очередь, политической целесообразностью. И все же, анализируя имеющуюся практику непризнания в межгосударственных отношениях, можно выделить некоторые из таких критериев:

- непризнание ввиду отсутствия реальной независимости (например, непризнание Хорватии в 30-х гг. прошлого столетия по причине отсутствия реальной независимости от Германии; непризнание ГДР во второй половине XX в. ввиду отсутствия реальной независимости от СССР);

- непризнание ввиду провозглашения независимости правительством меньшинства белых на территории бывшей колонии (случай с Намибией и др.).

После Октябрьской революции РСФСР признала государственную независимость ряда бывших территорий, ранее входивших в состав Российской империи: Финляндии - в декабре 1917 г., Эстонии, Литвы и Латвии - в декабре 1918 г. Однако это продолжалось лишь до 1940 г., когда три последние были оккупированы СССР. Западные страны, ранее также признавшие Эстонию, Латвию и Литву в качестве суверенных и независимых государств, продолжали и дальше считать их таковыми, не признавая их аннексии.

Республика Беларусь, будучи признанной в начале 90-х гг. прошлого столетия международным сообществом в качестве суверенного и независимого государства, неоднократно сама предоставляла признание другим странам. Так, в Заявлении Президиума Верховного Совета Республики Беларусь «О признании независимости суверенных государств» (Постановление Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 27 декабря 1991 г. № 1355-XII), отмечалось, что Президиум Верховного Совета Республики Беларусь, уважая право народов суверенных государств на самостоятельное определение собственной судьбы и государственного строя, свободное осуществление своего политического, экономического, социального и культурного развития, поддерживает правовые акты о независимости, принятые всеми без исключения постсоветскими республиками, и признает их независимость. В соответствии с Постановлением Верховного Совета Республики Беларусь от 27 декабря 1991 г. № 1356-XII суверенным независимым государством была признана Республика Словения. В 1993 г. в связи с разделением Чехословакии на два самостоятельных государства наша страна признала независимость Чешской Республики и Словацкой Республики и установила с каждым из названных государств дипломатические отношения (Постановление Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 5 января 1993 г. № 2091-XII).Дискуссионным длительное время оставался вопрос о соотношении признания государств и возможности заключать с ними международные договоры. В настоящее время большинство юристов-международников придерживаются той точки зрения, что признание государств и заключение международных договоров представляют собой две разные области международно-правового регулирования, хотя и связанные между собой определенным образом. Иными словами, факт непризнания того или иного государства не может являться формальным препятствием для заключения с ним международного договора, в том числе многостороннего. Это, в частности, было подтверждено и ст. 74 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., предусмотревшей, что «...заключение договора само по себе не влияет на положение в области дипломатических или консульских отношений».

В практике современных международных отношений многие страны при заключении многосторонних конвенций с непризнанными ими государствами часто делают специальные заявления о том, что присоединение к договору не означает признания этих государств, не может толковаться как установление с ними каких-либо отношений, в т.ч. официальных (см., например, оговорку Алжира, сделанную этой страной при присоединении к Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.).

1.3 Международно-правовое признание правительств

Появление правительства как самостоятельного субъекта международно-правового признания было во многом обусловлено существованием давних монархических традиций в европейских странах. Как известно, признание нового монарха в Европе было практически обязательным. Однако и с появлением республиканской формы правления эта традиция не исчезла. Так, например, когда первая республика во главе с Кромвелем была создана в Англии, Испания стала первой страной, которая признала эту республику, отправив туда своего посла.

По общему правилу вопросы признания правительств - это сфера внутригосударственных дел, не касающаяся других стран или международного сообщества в целом. Однако и в рамках международного права может возникнуть вопрос о необходимости признания правительства, хотя для этого должны, быть особые причины, наиболее часто это: «неэффективность» нового правительства, пришедшего к власти в результате революционных изменений; - существование двух конкурирующих друг с другом правительств.

Признание правительства означает, что признающее государство рассматривает данное правительство законным и единственным представителем государства в международных отношениях. Однако необходимо четко представлять, что вопрос о признании нового правительства может возникать только тогда, когда оно приходит к власти «неконституционным» путем, т.е. в результате революции или переворота. Иными словами, предусмотренная для этого конституцией государства соответствующая процедура оказывается нарушенной.

Существовало время, когда основным подходом к решению вопроса о признании правительства, пришедшего к власти в результате революционных изменений, было его официальное признание только после проведения выборов. При этом признание подобных правительств (так называемых «революционных») со стороны других стран рассматривалось в качестве необходимого, обязательного шага. Непризнание же «революционного» правительства, по сути, лишало его возможности представлять соответствующее государство на международной арене, действовать от его имени.

Следует, однако, отметить, что вышеуказанный подход никогда не был общепризнанным. В противоположность ему в начале 30-х гг. прошлого столетия была выдвинута новая концепция, получившая название «доктрина Эстрада». Она основывалась на том, что смена правительства — это исключительно внутренний вопрос любого государства, не касающийся других стран и не дающий повода для вмешательства. По мнению представителей данного подхода, сама постановка вопроса о непризнании правительства того или иного государства, пусть даже и пришедшего к власти «неконституционным» путем, является вмешательством во внутренние дела этой страны. В 1980 г., спустя полвека после появления «доктрины Эстрада» официальные власти Великобритании приняли по существу аналогичное решение: «...мы больше не будем предоставлять признание правительствам. Британское правительство признает государства в соответствии с общепринятой международной доктриной»3. В настоящее время многие страны официально отказались от практики признания правительств. В их числе такие государства, как Франция, Австралия, Канада, Бельгия, Нидерланды, Новая Зеландия и др.

Считается, что формальное признание нового правительства допустимо, если существует необходимость прояснить ситуацию, сложившуюся после каких-либо революционных изменений. При этом в качестве основного критерия используется так называемый принцип «эффективности». Под «эффективностью» правительства понимается действительное, фактическое обладание им государственной властью, осуществление «революционным» правительством эффективного управления и контроля на территории соответствующего государства. В этой связи абсолютно неправомерным было признание Германией и Италией в 1936 г. правительства Франко в качестве законного правительства Испании уже в самом начале гражданской войны.

Согласно установившейся практике, если существует два конкурирующих правительства, одно из которых является «революционным», признание последнего в качестве законного правительства государства не будет считаться правомерным до тех пор, пока оно не установит свою власть в таком объеме, когда результат конфликта станет очевиден, а предыдущее правительство будет лишено возможности управлять территорией и издавать правовые акты, имеющие юридическую силу. Если же конфликт длится долго и его окончательный итог не ясен, «революционному» правительству может быть предоставлено лишь ограниченное признание (например, de facto или ad hoc).

Помимо критерия «эффективности» для признания нового правительства могут использоваться и иные критерии:

1) имеется ли согласие людей (народа) с приходом к власти нового правительства?

2) обозначило ли новое правительство свое намерение следовать ранее принятым международным обязательствам?

Как и признание государств, признание правительств в подавляющем большинстве случаев является молчаливым (подразумеваемым ) и чаще всего представляет собой на практике продолжение установленных с прежним правительством дипломатических отношений.


1.4 Признание органов национального сопротивления (освобождения), восставшей (воюющей) стороны

Признание органов национального сопротивления (освобождения), а также восставшей (воюющей стороны) - это переходные виды признания, которые на практике встречались значительно реже, нежели признание правительств и тем более признание государств.

Признание органов национального сопротивления (освобождения) - самая «молодая» разновидность международно-правового признания, впервые возникшая в Европе в середине XX в. Как известно, в годы Второй мировой войны территории целого ряда европейских государств были оккупированы фашистской Германией. Органы государственной власти и управления этих стран не могли функционировать должным образом, в том числе представлять свои государства на международной арене. Более того, в целом ряде случаев соответствующие внутригосударственные органы были вообще расформированы. В этих условиях на фоне активизации освободительного движения и с целью оказания сопротивления германским войскам на территориях оккупированных стран стали создаваться структуры, именовавшие себя органами национального сопротивления (освобождения), а за их пределами - правительства в эмиграции. Эти структуры провозглашали и в последующем позиционировали себя в качестве единственного законного представителя своего народа на международной арене, стремясь таким образом получить признание со стороны государств, воевавших против гитлеровской Германии и ее союзников.

Впервые такое признание со стороны СССР и Великобритании в 1942 г. получил Французский комитет национального освобождения. Несколько позднее в качестве единственных органов, представлявших интересы соответственно польского и югославского народов, были признаны Польский комитет национального освобождения и Антифашистское вече Югославии

В послевоенный период география данной разновидности международно-правового признания заметно расширилась. Признание органов национального сопротивления (освобождения) стало довольно распространенным явлением в условиях роста национально-освободительного движения и борьбы колониальных народов за независимость.

Во второй половине XX в. международно-правовое признание со стороны многих государств мира в качестве единственных законных представителей своих народов получили Народная организация Юго-Западной Африки, Фронт национального освобождения Алжира, Народное движение за освобождение Анголы, Африканская партия независимости Гвинеи и Островов Зеленого Мыса и др. Признавая органы и организации, возглавлявшие национально-освободительную борьбу, государства получали возможность легально оказывать помощь и содействие населению соответствующей территории, вступать с упомянутыми структурами в договорные и иные отношения. По сути, орган национального сопротивления (освобождения) в результате его международно-правового признания приобретал статус субъекта международного права со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями.

Признание восставшей (воюющей) стороны, традиционно считающееся порождением практики американских государств, возникло в годы Гражданской войны на территории Соединенных Штатов Америки в 60-е гг. XIX в. Представители стороны, объявившей себя восставшей (воюющей) в условиях вооруженного конфликта и признанной в качестве таковой другими его участниками, приобретали особый правовой статус - сражающихся (комбатантов), с автоматическим распространением на них всех правил ведения военных действий.


1.5 Формы признания и их юридические последствия

В международном праве существуют следующие формы признания: de jure (юридическое, де-юре), de facto (фактическое, де-факто) и признание ad hoc (на конкретный случай, в данном контексте, для конкретной цели). Различие между данными формами признания - в объеме и характере правоотношений между признающим и признаваемым субъектами. Основания и случаи предоставления той или иной формы признания нормативно не урегулированы. Исходя из сложившейся практики, предоставление конкретной формы признания обусловлено преимущественно политическими мотивами признающего государства.

В международно-правовой литературе признание de jure и признание de facto относят к официальным формам признания, в то время как признание ad hoc считается неофициальным признанием.

Признание de jure является полным и окончательным. Это наиболее распространенная в практике международных отношений форма признания. Оно предоставляется дестинатору признания, когда у признающего государства нет сомнений в его законности или жизнеспособности, когда признающее государство намерено установить дипломатические отношения с признаваемым государством и осуществлять с ним всестороннее сотрудничество в различных областях. Данная форма признания реализуется, как правило, путем установления дипломатических отношений, заключения договоров по различным вопросам, в том числе политическим и экономическим, и в целом посредством осуществления сотрудничества между государствами в полном объеме.

Признание de facto, в отличие от признания de jure, не является полным и окончательным. Более того, оно, как правило, является временным, носит ограниченный характер. Признание de facto предоставляется, когда дестинатор признания считает себя временным образованием либо когда признающее государство недостаточно уверено в жизнеспособности и стабильности нового правительства или государства. Данная форма признания реализуется, например, посредством участия признаваемых субъектов в международных организациях и международных конференциях, заключения многосторонних договоров. Правовым последствием признания de facto может выступать установление консульских отношений между государствами, в то время как дипломатические отношения в условиях признания de facto, как правило, не устанавливаются. Известным случаем признания государства de facto является признание Израиля Великобританией в 1948 г.

Признание de jure может быть как явно выраженным (когда в соответствующем документе четко закреплено намерение признать de jure), так и подразумеваемым (о чем свидетельствует установление дипломатических отношений, заключение двустороннего договора). Признание de facto же, как правило, всегда явно выражено.

В документах о признании (например, дипломатических нотах государств, заявлениях правительств и др.) нередко прямо указывается форма признания. Так, в ноте Председателя Высшего национального совета Камбоджи от 27 декабря 1991 г., адресованной Председателю Верховного Совета Республики Беларусь, было указано, что «Высший национальный совет Камбоджи заявляет о признании de jure Республики Беларусь суверенным, независимым и территориально целостным государством ».

Четкое различие между признанием de jure и признанием de facto всегда вызывало определенные трудности. Считается, что если заявлено о признании de facto, то во взаимоотношениях между признающим и признаваемым субъектами существуют какие-то проблемы (трудности). Имеющиеся отличия признания de facto и признания de jure носят преимущественно политический характер, поскольку в правовом отношении указанные формы признания во многом весьма схожи.

В международной практике известны случаи, когда признание de facto со временем «перерастало» в признание de jure. Так, в 1919 г. США признали Финляндию de facto, а уже на следующий год заявили, что это признание переросло в признание de jure. В 1921 г. Великобритания признала советское правительство de facto, а спустя три года - в 1924 г. - de jure.

Признание ad hoc — это временное или разовое признание, признание на данный случай, для конкретной цели. Это неофициальная форма признания, которая имеет место, когда, например, государства ведут переговоры по конкретному вопросу или предмету либо периодически встречаются для решения совместных проблем, но при этом не намерены официально признавать друг друга. Иногда последствием данной формы признания выступает заключение международных договоров, на юридическую силу которых отсутствие признания влиять не должно.

Признание имеет важные юридические последствия как для признающего, так и для признаваемого государства, поскольку обеспечивает необходимые условия для развития сотрудничества между ними, дает возможность установить консульские и дипломатические отношения, способствуя, таким образом, реализации новым государством в полной мере своих международных прав и обязанностей во взаимоотношениях с другими государствами. Так, в ноте Президента ФРГ от 31 декабря 1991 г., адресованной Председателю Верховного Совета Республики Беларусь, сообщалось, что «Федеративная Республика Германия признает Республику Беларусь как независимое государство» и «готова установить дипломатические отношения с Республикой Беларусь и вступить в соответствующие переговоры». В ноте МИД Эстонской Республики сообщалось о принятии 20 февраля 1992 г. Правительством Эстонской Республики решения «о признании государственной независимости Республики Беларусь» и готовности «установить с ней дипломатические отношения, а также развивать всесторонние связи».

Установление дипломатических отношений рассматривается в настоящее время в качестве важнейшего последствия признания. При этом сам документ об установлении дипломатических отношений свидетельствует о признании государства, даже если в нем не содержится четкого заявления об официальном признании.

Необходимо подчеркнуть, что такие права, как вступление в международную организацию, участие в международной конференции, заключение многостороннего международного договора, а также осуществление других форм международного сотрудничества, принадлежат новому государству как субъекту международного права. Их реализация не зависит от признания нового государства со стороны уже существующих государств и в свою очередь не означает такого признания и не обязывает существующие государства признать новое государство только на данных основаниях. Таким образом, признание само по себе не порождает для нового государства международные права и обязанности. Они вытекают из международной правосубъектности государства, хотя признание может содействовать их осуществлению.

Признание правительства, как и признание государства, может быть окончательным и полным (de jure) либо временным, предварительным или ограниченным какими-то отдельными правоотношениями (de facto).

Признание de jure нового правительства осуществляется посредством конкретного заявления или следует из факта, четко означающего соответствующее намерение.

Признание de facto нового правительства следует из определенного заявления, подписания отдельных соглашений или поддержания отношений с новым правительством по текущим вопросам. Правовые последствия признания de facto в разных случаях различны и могут быть почти идентичны признанию de jure.

Дискуссионным вплоть до настоящего времени остается вопрос, тесно связанный с юридическими последствиями признания, а именно: можно ли взять обратно (отозвать) предоставленное ранее признание? Мнения специалистов по данному вопросу расходятся: одни считают, что это невозможно ни при каких обстоятельствах. Другие же полагают, что признание de facto, в отличие от признания de jure, может быть аннулировано. Например, известен случай, когда Япония в 1931 г. отобрала признание у Китая, мотивировав это тем, что Китай перестал быть «организованным народом».


Список использованных источников

1. Талалаев, А.Н. Международно-правовое признание // Международное право: учебн. / под ред. Г.И. Тункина. - М.: Юрид. лит., 1994. - С. 96.

2. Каламкарян, Р.Н. Международно-правовое значение односторонних юридических актов государства / Р.Н. Каламкарян. - М., 1984.

3. Бобров, P.J1. Шаг, продиктованный историей (Международно-правовое признание Советского государства) / P.JI. Бобров. - М., 1982.

4. Казаровец, Е.М. Вопросы признания новых государств и правительств в современном международном праве / Е.М. Казаровец. - М„ 1958.

5. Международное публичное право. Общая часть: учеб. Пособие / Ю.П. Бровка [и др.]; под ред. Ю.П. Бровки, Ю.А.Лепешкова, Л.В.Павловой. / Минск: Амалфея, 2010. 496 с.

6. Фельдман, Д.И. Современные теории международно-правового признания / Д.И. Фельдман. - Казань, 1963.

7. Признание в современном международном праве. Признание новых государств и правительств / под ред. Д.И. Фельдмана. - М., 1975.

8. Фельдман, Д.И. Признание правительств в международном праве / Д-И. Фельдман. - Казань, 1961.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий