регистрация / вход

Нормативная система международного права

Понятие и классификация норм международного права. Деление норм по юридической природе или форме закрепления. Императивные и диспозитивные нормы международного права. Классификация норм международного права в зависимости от способа их осуществления.

Нормативная система международного права

Содержание

1. Понятие и структура норм международного права

2. Классификация норм международного права

2.1 Классификация норм международного права

2.2 Деление норм по юридической природе или форме закрепления

2.3 Нормы-цели и нормы-принципы

2.4 Деление норм международного права по сфере пространственного действия

2.5 Императивные и диспозитивные нормы международного права

2.6 Материальные и процессуальные нормы

2.7 Классификация норм международного права в зависимости от способа их осуществления

Список использованных источников

международное право норма


1. Понятие и структура норм международного права

Международное право, как и национальное право, представляет прежде всего совокупность норм. Норма права согласно общей теории права определяется как правило поведения, предписание, которому свойственна всеобщая обязательность. При применимости таких характеристик, как «правило поведения», «обязательность» нормы международного права имеют свою специфику.

Норма внутреннего права является властным предписанием государственного органа, уполномоченного на принятие норм, выполнение которой обеспечивается государством. Норма международного права в силу специфики его субъектов (государства и их образования) и объекта (международные отношения) является результатом согласования позиций равных по своему юридическому статусу субъектов относительно модели поведения в сфере международного сотрудничества, которую они признают для себя обязательной. Таким образом, норма международного права — это правило поведения, созданное в результате согласования позиций государств и иных субъектов международного права, устанавливающее их права и обязанности в сфере международного сотрудничества, обязательность соблюдения которых обеспечивается самими субъектами индивидуально или коллективно, включая в случае необходимости применение согласованных принудительных мер.

Специфика норм международного права проявляется и в их структуре. Норма национального права имеет трехзвенную структуру, включающую гипотезу, диспозицию и санкцию. Причем в силу приказного, повелительного характера нормы национального права санкция конкретизирована указанием на вид и меры ответственности. 76

Нормы международного права отличаются структурной неполнотой. Это объясняется их координационно-согласительным характером, высоким уровнем обобщенности по сравнению с конкретностью национальных норм. Поэтому их обязательным элементом является диспозиция, т.е. правила поведения субъектов, создающих эту норму. Диспозиция может в некоторых случаях при согласии сторон дополняться гипотезой, т.е. условиями применения нормы.

Что касается санкции, то она в большинстве случаев отсутствует, так как соблюдение международно-правовой нормы вытекает из основного принципа международного права «pacta sunt servanda» (договор должен соблюдаться), признанной в качестве императивной нормы. При наличии санкции она характеризуется рядом особенностей:

1) закреплена в отдельных статьях договора;

2) сформулирована неопределенно и не привязана к конкретной норме, а относится ко всем обязательствам, закрепленным в договоре.

Показательна в этом плане ст. 235 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., озаглавленная «Ответственность» и устанавливающая, что на государства возлагается выполнение их обязательств по защите и сохранению морской среды. Они несут ответственность в соответствии с международным правом. Санкции в отношении нарушителя норм, закрепленных в одной конвенции, могут детально регламентироваться в другой, дополняющей и конкретизирующей соответствующие нормативные установки первой. Таковой является Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г., устанавливающая режим ответственности за пиратство, определение которого дано в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 101-104).

Санкции в форме конкретных принудительных мер обычно предусматриваются за совершенные нарушения международных норм и содержатся либо в резолюциях органов международных организаций, уполномоченных принимать решения в отношении принятия санкций (например, резолюция СБ ООН) либо в международных соглашениях, закрепляющих статус международных уголовных трибуналов, наделенных компетенцией привлекать к ответственности за серьезные нарушения норм международного права (Римский статут Международного уголовного суда 1998 г.).


2. Классификация норм международного права

2.1 Общие положения

Нормы международного права разнообразны и отличаются друг от друга по содержанию и иным признакам, позволяющим классифицировать их по различным основаниям. Однако в доктрине международного права нет единых классификационных критериев. Наиболее детальный перечень классификационных критериев предлагается украинским ученым В.А. Василенко который считает, что в классификации норм международного права должен использоваться следующий комплекс критериев: значимость норм в системе; принадлежность норм к подсистемам системы; место норм в иерархической структуре системы; содержание нормативных предписаний и свойства их регулятивных функций; организационно-целевая направленность нормативных предписаний и особенность их регулятивного воздействия; формально-юридическое признание норм; специфичность методов и способов осуществления нормативных предписаний. Характеристика многообразия норм международного права более всего пригодна для исследовательских целей по данной проблематике.

В российском учебнике «Международное право» под редакцией Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунова даются более обобщенные классификационные критерии: форма нормы международного права; предмет регулирования; субъектно-территориальная сфера действия, функциональное назначение, характер субъективных прав и обязанностей.

В монографии известного российского ученого И.И. Лукашука «Нормы международного права в международной нормативной системе» приводятся следующие классификационные критерии: содержание и место в системе; сфера действия; юридическая сила; функции в механизме международного регулирования; способ создания и форма существования.

Очевидно, что при терминологическом разнообразии классификационные критерии в основном совпадают. Поэтому при анализе классификации норм международного права будем руководствоваться вышеуказанными критериями.

2.2 Деление норм по юридической природе или форме закрепления

По юридической природе или форме закрепления нормы международного права традиционно делятся на договорные и обычные. Однако учитывая то, что в современном международном правотворческом процессе активную роль играют международные организации в учебнике «Международное право» под редакцией Г.В. Игнатенко предлагается более гибкая классификация на документированные нормы международного права, к которым относятся договорные нормы, и документированные нормы, содержащиеся в решениях, резолюциях международных организаций и актах международных конференций, включающие обычные нормы.

Договорные нормы, письменно зафиксированные в международных соглашениях, занимают центральное место в системе норм международного права. Это обусловлено как спецификой договорных норм, так и характером современных международных отношений.

Углубление специализации международных отношений, особенно в сфере экономического сотрудничества, перевозок, области разоружения, требует точной и детальной регламентации прав и обязанностей сторон, делая договорные нормы необходимым инструментом регулирования международного сотрудничества. Договорные нормы отличаются стабильностью содержания, что позволяет прогнозировать поведение участников договора и облегчает контроль за ним.

Разработка договорной нормы характеризуется высоким уровнем демократизма: государства и иные субъекты международного права обладают равными правами при выработке содержания договорной нормы. От усмотрения государства зависит принятие договора и признание его для себя юридически обязательным.

Обычная норма международного права, обладая равной с договорной нормой юридической силой, значительно отличается от нее процедурой разработки и формой закрепления. Обычная норма формируется в процессе аналогичной практики (поведения) государств в определенной сфере сотрудничества, признанной ими обязательной для себя. Доказательством такого признания может быть национальное законодательство, решения судов, дипломатическая переписка, договорная практика. Такая процедура формирования обычной нормы довольно длительна и обусловливает трудности в выявлении самой нормы. В отличие от договорной нормы, которая документально подтверждена соответствующим международным соглашением, установление обычной нормы требует тщательного анализа законодательной и судебной практики государств, а иногда и обращения в международные судебные учреждения (Международный Суд ООН или арбитраж).

Однако, несмотря на указанные особенности, обычные нормы не только определяли содержание классического международного права, но и сохраняют свою значимость в нормативной системе современного международного права, оказывая существенное влияние на процесс международно-правового регулирования. Это объясняется механизмом взаимодействия договорных и обычных норм международного права.

Договор разрабатывается путем закрепления обычных норм международного права, которые продолжают действовать в отношении государств, не ратифицировавших договор, а также регулировать вопросы, не получившие отражение в договоре. На параллельное действие обычных и договорных норм указывалось в решении Международного Суда ООН 1986 г. по иску Никарагуа против США. Суд подчеркнул, что если государства связаны нормами «на уровне как договорного, так и обычного права, то, тем не менее, эти нормы сохраняют свое раздельное существование». Кроме того, новая договорная норма может способствовать формированию новой обычной нормы, если государство, не становясь участником договора, применяет соответствующие договорные нормы в своей практике. Такая практика достаточно характерна для государств, способствуя расширению сферы действия договора, его постепенной универсализации.

Следует также отметить, что реальная практика государств может отклоняться от договорных предписаний, реагируя на меняющиеся условия международного сотрудничества, что является более быстрым и гибким способом, чем внесение изменений в договор, особенно многосторонний, требующий согласия всех участников договора. Таким образом, с помощью обычных норм можно ликвидировать пробелы в международном праве, содействуя его прогрессивному развитию.

Особое место в нормативной системе международного права занимают документированные нормы, закрепленные в резолюциях международных организаций, актах международных конференций. Относительно правовой оценки этих норм в доктрине международного права существуют разногласия. В частности, ряд юристов-международников (Б.М. Ашавский, И.И. Лукашук, X. Рассел, В. Гебали) указывают на то, что резолюции органов международных организаций в силу их преимущественно рекомендательного либо политического характера (акты СБСЕ) являются не правовыми, а морально-политическими и не входят в систему международного права 1. Однако с такой аргументацией трудно согласиться.

Действительно, являясь не обязательными, закрепляя желательную или целесообразную модель поведения, не влекущую международно-правовую ответственность субъектов международного права при их несоблюдении, они выполняют важную функцию в современном международном правотворчестве. Во-первых, в большинстве случаев они становятся этапом «преддоговорного регулирования», устанавливая принципы и определяя содержание новых норм международного права, получающих впоследствии закрепление в международном соглашении. Примером может служить Всеобщая Декларация прав человека, одобренная резолюцией ГА ООН 10 декабря 1948 г., на базе которой были разработаны Международные пакты о правах человека 1966 г. или Декларация ООН о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов 1974 г., положения которой были закреплены и конкретизированы в Первом дополнительном протоколе 1977 г. к Женевским конвенциям о защите жертв вооруженных конфликтов 1949 г. Во-вторых, резолюции органов универсальных международных организаций таких, как ООН, ЮНЕСКО, МОТ, в которые входят большинство государств мирового сообщества, способствуют признанию и утверждению в практике государств обычных норм.

Более очевидный характер носит нормативность актов (итоговых документов) СБСЕ/ОБСЕ, внесшего большой вклад в формирование и развитие таких отраслей международного права, как право прав человека и право международной безопасности. Положение таких актов квалифицируется в них как обязательства, которыми должны руководствоваться государства- члены СБСЕ/ОБСЕ наряду с обязательствами по международному праву (ст. 17 Венского итогового документа 1986 г., п. 5 ст. 9 документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению 1990 г.).

Учитывая многообразие документально подтвержденных норм международного права, их разную роль в международно-правовом регулировании, западная доктрина (в настоящее время их поддерживает большинство юристов-международников) предложила классифицировать все нормы на относящиеся к «твердому праву» (hard, law) и «мягкому праву» (soft law). «Твердое право» включает договорные и обычные нормы, устанавливающие конкретные права и обязанности субъектов международного права. «Мягкое право» может включать договорные нормы, если в договоре устанавливаются лишь общие принципы сотрудничества субъектов в определенной сфере, но преимущественно речь идет о нормах, содержащихся в резолюциях органов международных организаций, актах международных совещаний и конференций. «Мягкое право» ориентирует государства на определенную модель поведения и создает большие возможности для усмотрения государств при их реализации.

2.3 Нормы-цели и нормы-принципы

В зависимости от места норм в нормативной системе и их влияния на процесс международного правотворчества их можно разделить на нормы-цели и нормы-принципы. Цели и принципы относятся к основополагающим фундаментальным нормам международно-правовой нормативной системы, определяющим общедемократическую сущность современного международного права и направления его прогрессивного развития. По справедливой оценке И.И. Лукашука цели и принципы, отражая общечеловеческие интересы и ценности, «воплощают основное идейное содержание нормативной системы, закрепляют идеи относительно того, каким должно быть мировое сообщество... и как оно должно функционировать»

Хотя нормы-цели и нормы-принципы тесно взаимосвязаны и применяются совместно, между ними существуют отношения соподчиненности. Причем нормами высшего порядка являются нормы-цели. Именно цели определяют содержание и направление развития системы международно-правового регулирования, остальные нормы, включая нормы-принципы, выступают как средства достижения установленной цели. О приоритетной роли норм-целей свидетельствует структура договоров и формулировки, используемые в них. В частности, в уставах международных организаций цели и принципы организации обычно закрепляются в первом разделе (главе) устава, причем цели ставятся на первое место в названии такого раздела (главы), именуемого «Цели и принципы», и закреплены в первых статьях раздела.

В Уставе ООН в разделе «Цели и принципы» первенствующая роль целей подчеркивается следующей формулировкой ст. 2: «Для достижения целей, указанных в статье 1, организация и ее члены действуют в соответствии со следующими принципами». Аналогичная формулировка содержится в ст. 3 Устава СНГ 1993 г. Следует подчеркнуть, что, несмотря на тесное взаимодействие целей и принципов, они имеют различную функциональную направленность, по-разному влияя на процесс международно-правового регулирования.

Цель не только определяет содержание модели поведения субъектов, но от правильности выбора целей зависит эффективность ее реализации. Поэтому разработка международного договора начинается с согласования позиций государств относительно норм, определяющих цели данного договора.

Нормы-цели отличаются по сфере действия. Выделяются общие цели, относящиеся ко всей нормативной системе международного права, и конкретные цели, закрепленные в международных договорах, регулирующих определенную сферу сотрудничества. Общие цели закреплены в Уставе ООН и рассматриваются как цели всего мирового сообщества, что подчеркивается в ст. 1 Устава, провозглашающей ООН центром «для согласования действий наций в достижении... общих целей». К ним относятся: поддержание международного мира и безопасности; развитие дружественных отношений и принятие соответствующих мер для укрепления всеобщего мира; осуществление международного сотрудничества во всех сферах и поощрения и развития уважения к правам и свободам человека (ст. 1).

Общие цели могут иметь программный характер, определяя новые ориентиры международного сотрудничества, содействуя, таким образом, совершенствованию и прогрессивному развитию международного права. В частности, такие цели содержатся в Декларации тысячелетия ООН 2000 г., устанавливающей главные направления международно-правового регулирования в третьем тысячелетии. В качестве таковых определяются: мир, безопасность, разоружение, реализация права на развитие и искоренение нищеты, охрана общей окружающей среды, права человека, демократия и благое управление, защита уязвимых групп населения, удовлетворение особых потребностей Африки, укрепление Организации Объединенных Наций.

Конкретные цели закрепляются в преамбуле двусторонних и многосторонних договоров. Причем спецификой обладают уставы международных организаций. Цель организации является обязательным элементом основного содержания и закрепляется в отдельной статье первой главы устава.

Общие и конкретные цели тесно взаимосвязаны при доминирующей роли общих целей, что подтверждается формулировкой преамбул конвенций и двусторонних договоров о приверженности целям и принципам Устава ООН (например, Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Международная конвенция о борьбе с финансированием международного терроризма 1999 г., Договор между Республикой Беларусь и Республикой Куба о дружественных отношениях и сотрудничестве 2000 г.). Отношения соподчинения общих и конкретных целей свидетельствуют о системообразующей функции общих целей, включающих нормы двусторонних и многосторонних договоров в систему международного права.

Важную роль играют нормы-цели в реализации договорных прав и обязательств, являясь критериями их правомерности либо устанавливая границы их применения. Так, Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. требует, чтобы договор толковался в свете объекта и целей договора (ст. 31), рассматривает как существенное нарушение договора, влекущее возможность его аннулирования, если оно «имеет существенное значение для осуществления объекта и целей договора» (подп. б п. 3 ст. 60) не допускает приостановления действия договора по соглашению между некоторыми участниками, если оно является несовместимым с объектом и целями договора (подп. ii п. 1 ст. 58). Ограничительные рамки цели могут установить не только для участников договора, но и для третьих стран - неучастников договора.

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. государство не может делать оговорки при подписании, ратификации или присоединении к договору, если они противоречат объекту и целям договора (п. с ст. 19), государство должно воздерживаться от действий, которые бы лишили договор объекта и цели до вступления его в силу, подписав его под условием ратификации. Отсюда вытекает, что сфера регулирования даже конкретных целей достаточно широка и распространяется на отношения с третьими странами, не являющиеся сторонами договоров, в которых такие цели закреплены.

Определяющее действие целей особенно ярко проявляется в отношении международных организаций, чья структура и компетенция обусловлена целями организации, закрепленными в ее уставе. Более того, в современной доктрине международного права, в Консультативных заключениях Международного суда ООН признается с учетом потребностей международной жизни, в интересах достижения целей возможность наделения международных организаций дополнительными полномочиями (подразумеваемой компетенцией), которые не зафиксированы в уставе и иных документах международной организации

Таким образом, нормы-цели играют важную роль в обеспечении функционирования всей нормативной системы международного права.

Принципы являются основополагающим элементом любой нормативной системы как национального, так и международного права. Принципы - это выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его основы и содержание. Данное определение принципов, приведенное в общей теории права, вполне применимо к международному праву.

Вместе с тем принципы обладают рядом юридических качеств, отличающих их от других норм международного права. К ним относятся:

1) обычно-правовое происхождение, в отличие от целей, которые зафиксированы в международных договорах;

2) структура: представляют совокупность взаимосвязанных норм;

3) обладают самой широкой сферой применения в отношении как субъектов, так и объектов международного права, регулируя всю систему международных отношений. Этим объясняется их универсальность и общепризнанность;

4) являются нормами высшего порядка, критериями международной законности. Любая норма международного права, независимо от юридической природы (договорная или обычная), становится недействительной, если не соответствует основным принципам;

5) имеют высшую юридическую силу. Они императивны, что означает обязательное соблюдение всеми субъектами международного права;

6) имеют неограниченную временем сферу действия, определяя главные направления развития международного права, что доказывает их программный характер.

В настоящее время комплекс основных принципов международного права в общей форме закреплен в Уставе ООН и включает принципы: равенства государств, неприменения силы и угрозы силой, невмешательства во внутренние дела государств, право наций на самоопределение, мирного разрешения споров, добросовестного соблюдения международных договоров. Их детальная трактовка содержится в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г.

Дополнительное развитие эти принципы получили в документах СБСЕ: Хельсинкском Заключительном акте 1975 г. и в Копенгагенском итоговом документе Конференции по человеческому измерению 1990 г., где зафиксированы такие принципы, как принцип территориальной целостности, принцип уважения прав и свобод человека, принцип нерушимости границ, принцип справедливости.

Вместе с тем закрепление основных принципов в международно-правовых документах не означает их трансформацию в договорную норму международного права. Как подчеркнул Международный суд ООН, «принципы остаются обязательными как таковые, несмотря на то, что они были также включены в договорно-правовые постановления». Данное свойство свидетельствует об особой стабильности принципов, о невозможности прекращения или изменения их действия в отличие от договорных норм.

Благодаря этим качествам принципы международного права рассматриваются в доктрине как фундамент международного права. Важнейшая роль принципов в регулировании международных отношений акцентируется в Декларации тысячелетия ООН, отмечающей их «неподвластность времени и универсальный характер, их актуальность и способность служить источником вдохновения», в условиях усиливающейся взаимосвязанности и взаимозависимости стран и народов.

2.4 Деление норм международного права по сфере пространственного действия

По сфере пространственного действия нормы международного права делятся на универсальные, региональные, локальные (партикулярные).

Характерными чертами универсальных норм международного права являются:

- неограниченная пространством и временем сфера действия;

- адресованность всему международному сообществу, отсюда в доктрине появилось название обязательства ergo omnes (обязательства международного сообщества);

- императивность, обязательность соблюдения всеми субъектами международного права;

- то, что они входят в общее международное право.

Универсальные нормы имеют обычно-правовое происхождение и в настоящее время получили широкое закрепление в общих международных договорах, которые по определению Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г. «касаются кодификации и прогрессивного развития международного права, а также договоров, объект и цели которых представляют интерес «для международного сообщества в целом» (преамбула). Из характеристики универсальных норм следует, что к ним относятся нормы-принципы, обязательства ergo omnes, вытекающие из основных принципов (например, обязательство не допускать дискриминацию в отношении любого субъекта и на любом уровне), нормы универсальных кодифицирующих конвенций (например, Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. и др.).

Договорные нормы общего международного права не только регламентируют поведение государств в наиболее важных сферах сотрудничества, но и устанавливают режим отдельных территорий, право пользования и распоряжение которыми принадлежит международному сообществу и в силу этого они имеют особый статус «общего наследия человечества» (например, Луна и другие небесные тела в соответствии с Соглашением о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 г., дно мировых океанов и морей согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.). Источником универсальных норм могут быть также многосторонние договоры, заключенные определенным кругом государств, если нормы таких договоров впоследствии получили признание большинства государств. В частности, примером может служить Договор об Антарктике 1959 г., правовой режим, установленный Договором, соблюдается государствами - неучастниками Договора.

Региональные и локальные (партикулярные) нормы

В доктрине международного права в отношении данной группы норм используется различная терминология. В учебнике «Международное право» под редакцией Г.В. Игнатенко, в монографиях Н.А. Ушакова «Проблемы теории международного права», А.Н. Талалаева «Юридическая природа международных договоров» используют единый термин «локальные нормы» Для определения норм, закрепленных в многосторонних договорах и иных соглашениях с ограниченным количеством участников И.И. Лукашук, В.А. Василенко, украинский ученый А.С. Гавердовский различают региональные, партикулярные и локальные нормы в зависимости от вида договора или обычая, в которых они закреплены. Договорная практика государств, позиция Международного суда ООН позволяет отдать предпочтение последней классификации.

Региональные нормы - это нормы многосторонних договоров, заключенные государствами одного географического района. Впервые термин «региональное соглашение» стал использоваться в Уставе ООН для регламентации соглашений политического характера. Понятие региональных норм с выделением их особенностей было разработано в доктрине международного права.

Основным признаком региональных норм является то, что они содержатся преимущественно в многосторонних договорах, участниками которых являются государства, принадлежащие к одному географическому району. Общность экономических, политических, культурных интересов таких государств обусловливает их стремление к тесному сотрудничеству, стимулируя заключение региональных соглашений. Менее распространенными являются региональные нормы обычного характера, формируемые в процессе аналогичной практики государств одного географического района.

Примерами региональных норм могут служить Уставы региональных международных организаций (например, Устав СНГ 1993 г., Устав СЕ 1949 г., Устав НАТО 1949 г.), а также многосторонние соглашения, заключенные государствами-членами в рамках региональных международных организаций (в СНГ - Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г.). Региональные соглашения могут заключаться государствами вне рамок региональной международной организации, при условии принадлежности к одному географическому региону (Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г., участниками которой являются Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан).

Большой вклад в формирование новых региональных норм вносят Европейские региональные организации: ЕС, СЕ, ОБСЕ. Их функционирование привело к созданию Европейского права -региональной правовой системы, характеризующейся своими принципами и институтами, что объясняется крайней заинтересованностью европейских стран в формировании единого экономического и правового пространства и тесном политическом сотрудничестве. Однако при всем своеобразии Европейской региональной правовой системы она не противоречит общему международному праву, а способствует его совершенствованию и прогрессивному развитию. В частности, такие принципы как уважение прав и свобод человека, справедливость, нерушимость границ, институт международной судебной защиты прав человека впервые были закреплены в европейских правовых документах и конвенциях и впоследствии были подтверждены в документах универсальных международных организаций и кодифицирующих конвенциях.

Партикулярные (локальные) нормы в отличие от региональных. норм закреплены в двусторонних соглашениях между государствами. Причем, по мнению В.А. Василенко, спецификой локальных норм является то, что они регулируют отношения между сопредельными государствами. Хотя партикулярные (локальные) нормы имеют преимущественно договорное происхождение, Международный Суд ООН в решении 1960 г. по спору между Индией и Пакистаном указал на возможность складывания локального обычая в результате продолжительной практики между двумя государствами, признанной ими как регулирующей их отношения, создающие основания для взаимных прав и обязанностей.

Партикулярные (локальные) нормы договорного и обычного характера, будучи правовой базой классического международного права, продолжают оказывать влияние на совершенствование и развитие современного международного права. Не являясь нормами общего международного права, они тесно взаимодействуют с ними. С одной стороны, партикулярные (локальные) нормы формируются на основе общих норм, конкретизируя содержание последних применительно к условиям двустороннего сотрудничества между государствами. Например, консульская конвенция между Республикой Беларусь и Республикой Польша 1992 г. базируется на положениях универсальной Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г., внося изменения по взаимному согласию сторон в регламентацию объема консульских привилегий и иммунитетов. При этом в Преамбуле двусторонней конвенции подтверждается, что вопросы, прямо не предусмотренные в ней, будут регулироваться Венской конвенцией 1963 г. В рамках двустороннего сотрудничества легче достичь компромисса по вопросам не урегулированных нормами общего международного права либо внести изменения в действующую общую норму с учетом взаимных интересов сторон. Последняя в случае последующего закрепления в договорной практике большинства государств, будет содействовать появлению новой нормы общего международного права. Такой гибкий механизм разработки партикулярных (локальных) норм способствует прогрессивному развитию международного права. Вместе с тем следует учитывать, что, внося изменения в действующие универсальные нормы, партикулярные (локальные) нормы не могут им противоречить, так как первые являются критерием действительности последних.


2.5 Императивные и диспозитивные нормы международного права

Все нормы международного права делятся на императивные нормы и диспозитивные нормы.

Императивные нормы - это нормы высшей юридической силы, по латинской терминологии jus cogens. Обязательность этих норм распространяется на всех субъектов международного права во всех сферах сотрудничества, и они составляют ядро нормативной системы международного права.

Понятие императивных норм впервые было дано в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., а затем нашло подтверждение в идентичной статье Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. Согласно ст. 53 обеих конвенций под императивными нормами общего международного права понимаются нормы, которые принимаются и признаются международным сообществом в целом как нормы, отклонение от которых недопустимо и которые могут быть изменены только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер.

Из указанного определения можно сделать вывод о следующих специфических особенностях императивных норм:

а) они входят в комплекс норм общего международного права;

б) они адресованы только международному сообществу, которое одновременно и определяет их особый статус;

в) они обладают высшим уровнем обязательности (долженствования), так как отклонение от них недопустимо;

г) к ним неприменим традиционный механизм изменения общих норм с помощью локальных, региональных и партикулярных: они изменяются только общими нормами такого же статуса.

Указанные конвенции установили специфику временной сферы действия императивных норм. В отличие от других норм международного права они имеют обратную силу. В соответствии со ст. 64 обеих конвенций, «если возникает новая императивная норма международного права, то любой существующий договор, который оказывается в противоречии с этой нормой, становится недействительным и прекращает свое действие».

В Проекте статей об ответственности государств, подготовленным КМП ООН в 2001 г., закрепляется особый режим ответственности за несоблюдение императивных норм. Если при нарушении любых иных норм право предъявлять претензии и устанавливать формы ответственности государства-нарушителя имеет, в первую очередь, потерпевшее государство, то нарушение государством обязательства, вытекающего из императивной нормы общего международного права, квалифицируется как серьезное и все «государства должны сотрудничать, чтобы правомерными средствами положить конец серьезному нарушению обязательства» (ст. 40-41). Кроме того, право потерпевшего государства на принятие контрмер (санкций) против государства-нарушителя не должно затрагивать обязательств, вытекающих из императивных норм международного права (подп. d п.1 ст. 50)

Отличительной особенностью императивных норм является также их обычно-правовое происхождение. Имеющиеся в ряде универсальных международных договоров (Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Женевские конвенции о защите жертв вооруженных конфликтов 1949 г.) запретительные нормы, по уровню долженствования схожие с императивными нормами, но не идентичны им, так как адресованы только государствам-участникам таких договоров, а не всему международному сообществу в целом.

Из характеристики императивных норм международного права вытекает, что к ним относятся нормы-принципы и нормы erga omnes. Однако следует отметить, что в доктрине международного права нет единства по вопросу конкретных видов норм, имеющих статус императивных норм общего международного права. Наибольшая схожесть позиций отмечается относительно следующих видов норм, которые можно отнести к категории императивных: основные цели и принципы международного права, принципы и нормы, закрепляющие исторически сложившиеся общепризнанные моральные стандарты мирового сообщества (принципы справедливости, добросовестности, незлоупотребления правом); принципы и нормы, закрепляющие достигнутый уровень гуманности, касающийся соблюдения прав человека, национальных меньшинств, коренных народов, защиты жертв вооруженных конфликтов, запрещения применения оружия массового уничтожения, приносящего чрезмерные страдания, запрещение геноцида, апартеида, рабства, пиратства и квалификация их как международных преступлений; принципы и нормы, запрещающие массовое загрязнение окружающей среды; принципы и нормы, устанавливающие режим использования космического пространства, открытых морей дна мировых океанов и морей, Антарктики.

Диспозитивные нормы

Абсолютное большинство в нормативной системе принадлежит диспозитивным нормам, к которым относятся нормы, допускающие отклонения от них по взаимному согласию субъектов, применяющих такие нормы. Таким образом, для диспозитивных норм характерно следующее:

1) они допускают отклонение от них путем внесения изменений по согласию конкретных субъектов;

2) новая норма применяется и устанавливает права и обязанности в отношении только данных субъектов;

3) норма не должна затрагивать интересы третьих государств.

Диспозитивные нормы отличаются от императивных как по юридической природе, так и по видовому многообразию. Они могут быть договорными и обычными и включают универсальные, региональные, партикулярные и локальные нормы. Являясь юридически обязательными, они отличаются от императивных норм уровнем долженствования и пространственной сферой действия, адресуясь конкретным субъектам, которые их вырабатывали и обязаны применять согласованные ими правила поведения в отношениях между собой. Так, большинство обязательств, закрепленных в Венских конвенциях 1969 г. и 1986 г., регулируются диспозитивными нормами, что вытекает из содержания и структуры статей конвенций. Типичным является использование формулировки «если договор не предусматривает иное», допускающей возможность другой трактовки правила, следующей за такой формулировкой. Показательной в этом смысле является ст. 22 Конвенции 1969 г., гласящая: «1. Если договор не предусматривает иного, оговорка может быть снята в любое время и для ее снятия не требуется согласия государства, принявшего оговорку; 2. Если договор не предусматривает иного, возражения против оговорки может быть снято в любое время».

Схожие формулировки, в частности, «если из договора явствует или иным образом установлено» указывают на диспозитивность норм Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г. Особенно ярко проявляется диспозитивность норм Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении государственной собственности государственных архивов и государственных долгов 1983 г., допускающей возможность применения положений Конвенции лишь при отсутствии специального соглашения, заключенного между субъектами правопреемства.

Диспозитивный характер имеют нормы, закрепленные в Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г., что вытекает из ст. 73, устанавливающей, что «ни одно из положений Конвенции не препятствует государствам заключать международные соглашения, подтверждающие, дополняющие, распространяющие или расширяющие ее положения».

Показателем диспозитивности норм большинства международных соглашений является наличие статей, предоставляющих право участникам таких соглашений вносить в них поправки по взаимному согласию либо делать оговорки к соответствующим статьям при ратификации или присоединении к ним, а также отсутствие положений, запрещающих такие действия.

Преобладание диспозитивных норм в нормативной системе международного права обусловлено координационно-согласительным характером процесса нормотворчества в международном праве, единственно возможным при регулировании сотрудничества между государствами.

2.6 Материальные и процессуальные нормы

В зависимости от содержания норм международного права и их функций их можно разделить на материальные нормы и процессуальные.

В материальных нормах воплощается содержание международного соглашения, они устанавливают права и обязанности субъектов и входят в основную часть международного договора.

Процессуальные нормы, хотя и относятся к нормам вторичного порядка, играют первостепенную роль в обеспечении и функционировании материальных норм, регламентируя механизм разработки материальных норм, их временную и пространственную сферы действия, порядок их изменения и прекращения и механизм обеспечения их выполнения взаимодействующими субъектами. Содержательно и структурно процессуальные нормы могут быть весьма широкими, представляя комплекс норм, регулирующих весь процесс правотворчества, начиная от разработки норм и кончая их реализацией, либо его отдельный этап (например, механизм обеспечения норм). В таком случае процессуальные нормы определяют содержание международного договора, аналогично материальным нормам, а самому договору придает процессуальный характер. К числу таких относятся: Венские конвенции 1969 г. и 1986 г., регламентирующие порядок разработки, исполнения и прекращения действия договоров; Конвенция об ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г., устанавливающая виды и формы ответственности государств и международных организаций при причинении ущерба их космическими объектами другим государствам; Римский статут Международного уголовного суда 1998 г., регулирующий порядок формирования, компетенцию Суда, процедуру судебного разбирательства и обладающего юрисдикцией в отношении физических лиц, совершивших международные преступления.

Большой массив процессуальных норм составляют нормы, содержащиеся в документах международных организаций, регулирующих статус органов международных организаций, обладающих компетенцией в нормотворческой и правоприменительной сфере деятельности международной организации, обеспечивая ее функционирование как субъекта международного права. Однако большинство процессуальных норм имеет более узкое применение и сферу действия. Они закрепляются в нескольких заключительных статьях международного договора и регулируют вопросы, связанные со сроком действия договора, вступления его в силу, процедурой присоединения и денонсации договора. Целевая направленность процессуальных норм на регулирование процесса правотворчества и правоприменения определила их специфику. По сравнению с материальными нормами они отличаются высокой степенью диспозитивности, что объясняется схожестью их объекта регулирования с национальным правом, в компетенцию которого также входит регламентация процедуры разработки и особенно реализации норм международного права. Поэтому процессуальные нормы регулируют процесс нормотворчества лишь в общей форме, определяя условия, основные этапы, предлагая на выбор государствам перечень форм признания юридической силы договорных норм, способы разрешения споров, касающиеся их применения и толкования, виды и формы ответственности при их нарушении. Государство, руководствуясь указанными нормами, конкретизирует их содержание в национальном законодательстве (например, Закон Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. № 421-3 «О международных договорах Республики Беларусь») либо заключает договоры, устанавливающие конкретные формы ответственности за нарушение норм международного права (мирные договоры 1947 г.). Взаимозависимость процессуальных норм международного и внутреннего права подчеркивается в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., согласно которой государство может признать недействительным международный договор, если «его согласие на обязательность для него или иного положения его внутреннего права касается компетенции заключения договора» (ст. 46).

Специфика проявляется и в режиме ответственности за несоблюдение процессуальных норм. Если нарушение материальных норм, особенно относящихся к категории международных преступлений, влечет применение санкций (принудительных мер) к государству-нарушителю вплоть до привлечения к уголовной ответственности физических лиц — исполнителей таких преступлений, то нарушение процессуальных норм согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. дает право заинтересованной стороне оспаривать действительность международного договора, например, если он заключен представителем государства, не имеющим таких полномочий (ст. 8).

Кроме того, к особенностям процессуальных норм относится их определяющее влияние на эффективность функционирования международного права. Поэтому усиление роли международного права как регулятора современных международных отношений сопровождается активной кодификацией процессуального права, осуществляемой как в рамках региональных, универсальных международных организаций, так и на международных конференциях. Примерами могут служить: Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ 1992 г., Соглашение о правовом статусе должностных лиц и сотрудников органов Содружества Независимых Государств 2003 г., Римский статут Международного уголовного суда 1998 г. Вопросы процессуального характера находятся в центре внимания КМП ООН, завершившей в 2001 г. работу над Проектом статей об ответственности государств, в 2002 г. над Проектом статей о международной ответственности за трансграничный ущерб при правомерной деятельности.

Активная разработка процессуальных норм является хорошей юридической основой для формирования новой отрасли международного права - международного процессуального права.

В доктрине международного права получает признание классификация материальных и процессуальных норм в зависимости от функций, которые они выполняют. В рамках материальных норм выделяются определительные, компенсационные и охранительные нормы.

К определительным нормам относятся нормы, либо устанавливающие модели поведения, являющиеся основополагающими для всех субъектов международного права в любой сфере сотрудничества, либо регулирующие поведение субъектов в конкретной сфере сотрудничества. Исходя из общей характеристики определительных норм можно сделать вывод, что, во- первых, к ним относится абсолютное большинство материальных норм; во-вторых, важнейшую их категорию составляют принципы международного права как основные, так и отраслевые, являющиеся базовыми в конкретной сфере сотрудничества (например, принцип свободы открытого моря в международном морском праве).

Компенсационные нормы - это нормы, устанавливающие обязанность субъекта международного права возместить материальный ущерб, нанесенный применяемым им источником повышенной опасности другому субъекту. Такие нормы закреплены в Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г.; Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г., причиненный в результате аварии на атомной станции либо транспортировкой ядерного топлива.

Охранительные нормы регулируют режим ответственности субъектов международного права в результате нарушения ими международных обязательств, вытекающих из договоров или обычных норм международного права. Такие нормы в общей форме закреплены в таких универсальных конвенциях, как: Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 235); 4-я Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. (ст. 3). Они составляют содержание Проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, подготовленного КМП ООН в 2001 г. Охранительные нормы в отличие от определительных и компенсационных имеют вспомогательный характер, так как вступают в действие только при нарушении первых. В то же время направленность на охрану международного правопорядка подчеркивает их значимость в системе международно-правового регулирования.

Классификация материальных норм

В зависимости от организационно-целевой направленности материальных норм их можно разделить на:

- запретительные;

- обязывающие;

- уполномочивающие;

- программные;

- оперативные.

Запретительный, обязывающий либо уполномочивающий характер свойствен определительным нормам. Запретительные нормы содержатся, например, в принципах неприменения силы и угрозы силой и невмешательства во внутренние дела других государств, что следует из трактовки этих принципов Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. (далее - Декларация о принципах международного права). Так, относительно принципов неприменения силы и угрозы силой указывается, что «они никогда не должны применяться в качестве средств урегулирования международных споров». Содержание принципа невмешательства раскрывается следующим образом «ни одно государство или группа государств не имеет права вмешиваться прямо или косвенно по какой бы то ни было причине во внутренние или внешние дела другого государства».

Термин «запрет» непосредственно используется в Женевских конвенциях о защите жертв вооруженных конфликтов 1949 г., базирующихся на принципе гуманности - отраслевом принципе международного гуманитарного права. Так, ст. 3, идентичная по содержанию во всех четырех Женевских конвенциях, устанавливает: «...запрещается и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия:

а) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность;

б) взятие заложников;

в) посягательство на человеческое достоинство;

г) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения».

Обязывающий характер носят принципы добросовестного выполнения обязательств и мирного разрешения международных споров. В частности, последний излагается Декларацией о принципах международного права следующим образом: «Государства должны... стремиться к скорейшему и справедливому разрешению своих международных споров». Уполномочивающий характер носит принцип равноправия и самоопределения народов, который Декларацией о принципах международного права трактуется как право всех народов «свободно определять без вмешательства извне свое экономическое, социальное и культурное развитие».

Определительные нормы по своему содержанию могут устанавливать цели и направления международного сотрудничества, т.е. квалифицироваться как нормы-программы. Как уже указывалось выше, все принципы международного права содержат программный элемент. Такие нормы могут закрепляться в международных соглашениях и в актах международных организаций. Так, очевидный программный характер носит Соглашение между Министерством образования Республики Беларусь и Министерством образования и науки Республики Армения о сотрудничестве в области образования от 26 мая 2001 г., в котором определяются принципы и конкретизируются направления сотрудничества в сфере образования. Так, в Соглашении предусматривается, что «стороны... будут развивать и поддерживать сотрудничество между соответствующими организациями и учреждениями обоих государств в области образования на основе принципов равноправия и взаимного уважения» (ст. 1) и далее в ст. 2 перечисляется, на каких направлениях сотрудничества они «сосредоточат свои усилия». К программным документам относится и Декларация тысячелетия ООН 2000 г., а также Концепция предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств - участников Содружества Независимых Государств 1996 г.

Программные нормы могут регламентировать способ реализации иных определительных норм, содержащихся в международном договоре. Иллюстрацией может служить ст. 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., устанавливающая, что «государства-участники обязуются... принять... меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав»1.

Более сложную структуру имеют оперативные нормы, которые включают все виды материальных норм. Их особенностью является то, что они действуют только в отношении конкретных субъектов и регулируют определенную сферу сотрудничества и рассчитаны на систематическое применение. Оперативные компенсационные и охранительные нормы начинают применяться между взаимодействующими субъектами только при наличии специальных юридических фактов. Компенсационные - при аварии источника повышенной опасности, охранительные - при нарушении международного обязательства.

В качестве примера оперативной охранительной нормы можно привести положение ст. 5 Соглашения между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Армения о свободной торговле 2003 г., касающееся недопущения реэкспорта товаров определенной категории. В ней закрепляется, что в случае несоблюдения указанного положения стороной государство, интересы которого нарушены, «вправе в одностороннем порядке вводить меры по регулированию вывоза таких товаров на территорию государства другой стороны, допустившей несогласованный реэкспорт».

Разновидностью оперативных норм являются унификационные нормы, целью которых является установление единообразного поведения субъектов в различных сферах сотрудничества. Унификадионные нормы, хотя и регулируют права и обязанности субъектов международного права, могут содержать предписания, ориентированные на применение физическими и юридическими лицами, находящимися под их юрисдикцией. Подобного рода унификационные нормы особенно характерны для нормотворческой деятельности Европейского Союза и будут рассмотрены далее.

Среди унификационных норм, адресованных только субъектам международного права, заслуживают внимания технические нормы, получившие распространение в связи с усилением научно-технического сотрудничества между государствами. Технические нормы (международные стандарты) - это юридические предписания научно-технического характера. Они широко применяются в практике некоторых специализированных международных организаций, таких, например, как: Международный Союз Электросвязи (МСЭ), Международная организация гражданской авиации (ИКАО). Отличаясь упрощенной процедурой разработки и вступления в силу по сравнению с договорными нормами, они направлены на эффективное использование новейших достижений науки и техники с целью обеспечения предотвращения возможных негативных последствий их применения.

По содержанию технические нормы весьма разнообразны, что можно проиллюстрировать на примере технических норм, закрепляемых в Регламентах ИКАО. Согласно Конвенции о международной авиации 1944 г. ИКАО принимает и по мере необходимости изменяет международные стандарты, касающиеся:

а) систем связи и аэронавигационных средств, включая их земную маркировку;

б) характеристик аэропортов и посадочных площадок;

в) правил полетов и практику управления воздушным движением (ст. 37).

Классификация процессуальных норм

В рамках процессуальных норм выделяются согласительные и принудительные нормы.

Наиболее значимыми и сложными по составу являются согласительные нормы, регулирующие механизм применения мирных средств разрешения международных споров, к которым согласно Уставу ООН относятся переговоры, обследование посредничество, примирение, арбитраж, судебные разбирательства, обращение к региональным органам или соглашениям или иное мирное средство по выбору конфликтующих сторон (ст. 33).

Свое название «согласительные» такие нормы получили потому, что их целью является с помощью перечисленных мирных средств достижение согласования позиций (компромисса), связанных с толкованием или применением международных договоров по спорному вопросу. Особая важность норм этой категории определяется тем, что они направлены на реализацию основополагающего принципа международного права - принципа мирного разрешения международных споров, поэтому как обязательный элемент содержатся во всех международных договорах, включая уставы международных организаций.

Традиционно согласительные нормы излагаются в договоре в следующей формулировке: «Споры относительно толкования и применения настоящего Договора подлежат разрешению путем консультации и переговоров между Договаривающимися сторонами» (ст. 17 Договора о дружбе и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Республикой Таджикистан 2001 г.). Согласительные нормы могут быть закреплены в специальной главе, если они регулируют механизм разрешения споров в полном объеме (например, глава XIV Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.).

Среди согласительных процессуальных норм выделяются также организационные и процедурные нормы. К организационным относятся нормы, регулирующие процедуру открытия международной конференции, дату и место ее проведения, круг участников, виды и порядок принятия актов конференции либо процедуру проведения консультаций и переговоров либо сессий органов международных организаций. Такие нормы, в зависимости от объекта регулирования, содержатся либо в правилах, предварительно принимаемых государствами - инициаторами созыва международной конференции либо разработанных в рамках международной организации, созывающей международную конференцию (например, Правила процедуры для созыва международных конференций государств, принятые Генеральной Ассамблеей ООН в 1949 г.), либо в уставах международных организаций или в специальном документе, регулирующем процедурные вопросы, связанные с деятельностью конкретного органа международной организации (Правила процедуры ГА ООН, Правила процедуры ЭКОСОС ООН). Из содержания организационных норм следует, что они играют важную роль в системе согласительных процессуальных норм, обеспечивающих функционирование механизма международно-правового регулирования.

Процедурные нормы - это разновидность согласительных норм. Процедурные нормы регулируют порядок формирования органов международных конференций и международных организаций, процедуру их работы, порядок принятия решений и других актов. Они фиксируются так же, как и организационные нормы, в уставах международных организаций, правилах процедуры соответствующего органа, разработанных в рамках международных конференций и международных организаций. Процедурные нормы весьма схожи по юридической природе и функциям с организационными нормами (например, Правила процедуры Совета глав государств, Совета глав правительств, Совета министров иностранных дел и Экономического Совета Содружества Независимых Государств 2002 г.; Правила процедуры и доказывания Международного уголовного суда 2000 г.).

Согласительные процессуальные нормы играют главенствующую роль в обеспечении правотворчества и правоприменения всех материальных норм, особенно определительных и компенсационных. Что касается охранительных норм, то для их реализации могут использоваться принудительные санкционные нормы. Их специфика заключается в том, что они применяются в случае необходимости, если государство-нарушитель отказывается прекратить международное правонарушение либо выполнить обязательства, вытекающие из ответственности такого государства. Такого рода принудительные нормы содержатся в главе VII Устава ООН и регулируют механизм применения Советом Безопасности ООН принудительных мер (санкций) невоенного и военного характера по отношению к государству- агрессору, не выполняющему его резолюции о прекращении военных действий против другого государства. Значимость согласительных норм состоит в том, что они создают благоприятные условия для применения в дальнейшем согласительных мер.

2.7 Классификация норм международного права в зависимости от способа их осуществления

По способу осуществления нормы международного права делятся на самоисполнимые и несамоисполнимые.

К самоисполнимым нормам международного права относятся те, которые не требуют для их реализации (имплементации) на национальном уровне со стороны соответствующих государственных органов действий, направленных на реформирование национального законодательства в целях приведения его в соответствие с нормативными предписаниями. Самоисполняемые нормы имеют непосредственное действие в отношении как национальных правоприменительных органов, так и физических и юридических лиц.

Возможность прямого применения самоисполнимых норм международного права признается в законодательстве большинства государств, включая Республику Беларусь. Так, в Законе Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. № 421-3 «О международных договорах Республики Беларусь» указывается, что «нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу... подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта» (ст. 33).

Следует подчеркнуть, что в силу того, что нормы международного права носят преимущественно общий характер, не обладают высоким уровнем конкретности, число самоисполнимых норм в нормативной системе международного права невелико. К ним относятся основные принципы международного права и некоторые договорные нормы, обладающие вышеизложенными качествами.

Наиболее широко самоисполнимые нормы применяются в практике деятельности европейской региональной международной организации - Европейского Союза. Регламенты ЕС - документы, принимаемые его высшим органом - Советом министров, имеют прямое действие не только в отношении государств - членов ЕС, но и для физических и юридических лиц, находящихся под их юрисдикцией.

Несамоисполнимыми являются абсолютное большинство норм международного права. Причем несамоисполнимость договорных норм может определяться в самом тексте международного договора. Так, в ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. устанавливается, что каждое государство - участник Пакта «обязуется принять все необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями Пакта для принятия таких законодательных мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, призываемых... в Пакте».

Подобные обязательства государств-участников содержатся и в I Дополнительном протоколе к Женевским конвенциям о защите жертв вооруженных конфликтов 1949 г. Кроме того, несамоисполнимые нормы требуют не только соответствующей процедуры реализации на внутригосударственном уровне, но и обеспечения на международном уровне: выработки специальных международных актов. Это особенно характерно для таких норм, как нормы-программы, компенсационные и процессуальные нормы.

Таким образом, из анализа классификационных критериев следует, что международное право включает огромный массив разнообразных норм.


Список использованных источников

1. Лукашук, И.И. Нормы международного права в международной нормативной системе / И.И. Лукашук. - М.: Спарк, 1997.

2. Марочкин, С.Ю. Проблема эффективности норм международного права / С.Ю. Марочкин. - Иркутск: Изд-во Иркутского университета, 1988.

3. Международное право: учебник для вузов / Г.В. Игнатенко [и др.]; под ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунова. - М.: Норма: Инфра-М, 1999.

4. Международное публичное право. Общая часть: учеб. Пособие / Ю.П. Бровка [и др.]; под ред. Ю.П. Бровки, Ю.А.Лепешкова, Л.В.Павловой. \ Минск: Амалфея, 2010. 496 с.

5. Ушаков, Н.А. Проблемы теории международного права / Н.А. Ушаков. - М.: Наука, 1988.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему