регистрация / вход

Некоторые проблемы рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей

Причины негативного отношения к институту суда присяжных. Институт оправдания как неотъемлемая составляющая уголовного процесса. Факторы, отрицательно влияющие на судопроизводство с участием присяжных заседателей. Аргументы неэффективности суда присяжных.

присяжный суд неэффективность уголовный

В Российской Федерации из года в год увеличивается количество дел, рассмотренных судом с участием присяжных заседателей. Так, в период с 2002 по 2008 г.г. доля таких дел в судах областного звена выросла с 3.3 до 16% . Прежде всего привлекательность института суда присяжных для подсудимых объясняется довольно значительной распространенностью оправданий по делам, рассмотренным судом с участием суда присяжных заседателей.

Статистика свидетельствует, что средний показатель оправданных лиц за период с 1994 по 2008 гг. составил 19% общего числа лиц, в отношении которых были окончены производством дела, при этом количество оправданных мировыми и федеральными судьями традиционно не превышает 1%.

Сравнительно высокий процент оправдательных приговоров в суде присяжных является основной причиной непрекращающейся дискуссии в средствах массовой информации и юридической литературе как минимум по двум вопросам, а именно – о значении оправдания в уголовном процессе (следует ли оправдательный приговор рассматривать как следствие брака в работе следователя и прокурора), и о целесообразности сохранения института присяжных. Подобная постановка вопроса весьма отчетливо прослеживается на примерах уголовных дел, имеющих особый общественный резонанс. Так, по делу об убийстве главного редактора журнала «Forbes» (русская версия) П. Хлебникова Московский городской суд вынес оправдательный приговор, который впоследствии был отменен Верховным Судом РФ. Неоднократно отменялся оправдательный приговор по делу об убийстве Д.Холодова, корреспондента газеты «Московский комсомолец». Был отменен ряд оправдательных приговоров по делам, по которым в качестве потерпевших проходили студенты-иностранцы, обучавшиеся в ВУЗах г. Санкт-Петербурга. Оправдательный приговор был отменен по так называемому делу Ульмана, по обвинению военнослужащих спецназа ГРУ во главе со своим командиром, которые при выполнении приказа о ликвидации арабского наемника Хаттаба причинили смерть мирным жителям.

В связи с изложенным необходимо отметить, что еще 50 лет назад, когда о возобновлении работы суда присяжных в стране и речи не было, высказана точка зрения о том, что оправдание невиновного, равно как осуждение невиновного, не является задачей уголовного процесса, вследствие чего вынесением оправдательного приговора цель уголовного процесса не достигается. Более того, существовала точка зрения, в соответствии с которой при оправдании суд не достигает истины по делу и лишь вынесение обвинительного приговора по уголовному делу позволяет говорить о достижении истины, поскольку обвинительный приговор должен быть основан на достоверных доказательствах виновности лица.

И сегодня даже сторонники отнесения суда к органам борьбы с преступностью отмечают, что борьба с преступностью для суда не самоцель, суд является органом борьбы с преступностью лишь в том смысле, что он имеет право назначить лицу, признанному виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, наказание, другими словами использовать главный инструмент уголовно-правовой борьбы с преступностью. В сложившейся следственно-судебной практике до настоящего времени не изжиты представления об оправдании подсудимых как экстраординарном, нетипичном и нежелательном итоге процесса. При этом нельзя не брать во внимание взаимосвязи и взаимовлияния общественного мнения и судебной деятельности в целом, а именно: в реальной жизни общественное мнение оказывает определенное воздействие на формирование внутреннего убеждения судьи, рассматривающего конкретное дело, а судебная деятельность, в свою очередь – на становление общественного мнения.

Таким образом, негативное отношение к институту суда присяжных в немалой степени определяется негативным отношением общественного мнения, а также и профессиональных юристов, к институту оправдания. Нельзя игнорировать тот факт, что именно с высоким процентом оправдательных приговоров связаны многочисленные критические высказывания в адрес суда присяжных.

Полагаем, что рассматриваемый институт оправдания является неотъемлемой составляющей уголовного процесса. Осуществление правосудия не может считаться таковым при отсутствии у судьи реальной возможности выбора в процессе принятия процессуальных решений, подобное правосудие не соответствует требованиям справедливости и юридической безопасности граждан. Специфика судопроизводства с участием присяжных заседателей призвана обеспечить наиболее полную реализацию принципов независимости суда, состязательности сторон, гуманизации процесса, что, и характеризует справедливое правосудие. Даже у оппонентов суда присяжных не вызывает сомнений тот факт, что одним из важнейших достоинств этого суда является прежде всего независимость «неюристов из народа», в отличие от профессиональных судей, вольно или невольно находящихся в зависимости от своих профессиональных знаний, от вышестоящих профессионалов. Присяжные заседатели не знакомятся с материалами дела до начала судебного процесса, в основе их решения по рассмотренному делу с их участием лежат фактические обстоятельства дела, которые они непосредственно воспринимали в ходе судебного разбирательства и в итоге дали категоричные ответы на вопросы, сформулированные в вопросном листе.

Действующий УПК РФ ограждает присяжных заседателей от информации, способной повлиять на их беспристрастность, устанавливая запрет на исследование в их присутствии вопросов, связанных с недопустимостью доказательств, а также данных, способных вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого (сведения о прежних судимостях и т.п.). При обремененности подобной информацией присяжным сложнее вынести объективное решение по делу.

В литературе справедливо отмечается, что психология ответственности профессионального судьи в большей степени связана с проблемой неотвратимости наказания, а психология ответственности присяжных заседателей, прежде всего, - с боязнью осуждения невиновного.

К числу факторов, отрицательно влияющих на судопроизводство с участием присяжных заседателей и качество оправдательных приговоров, в процессуальной литературе относят весьма специфический состав присяжных, из числа людей нередко малообразованных, не знающих, куда деть свое личное время. Подобные люди довольно легко подпадают под воздействие адвокатов, строящих линию защиты подсудимого не на основе доказательственной информации, а исключительно на эмоциональности своего участия в судебном разбирательстве. Также предметом обсуждения в литературе остается и сама процедура отбора кандидатов в присяжные заседатели, которая не исключает попадания в коллегию присяжных людей, представляющих интересы преступных группировок. Не снята проблема, отсутствия какой бы то ни было ответственности за принятые присяжными решения. Не вызывает ни у кого сомнения, что проблема формирования качественного состава суда присяжных и установление если не уголовной ответственности, то как минимум общественного контроля за данной процедурой отбора присяжных остается весьма актуальной, так как способность коллегии вынести справедливый и правильный вердикт во многом зависит от ее состава.

На распространенность оправданий в суде с участием присяжных заседателей, вне всякого сомнения, влияют и положения частей 4 и 5 ст. 348 УПК РФ, в соответствии с которыми обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей при определенных условиях не исключает возможности вынесения оправдательного приговора. Данное положение свидетельствует о том, что процессуальная форма суда присяжных содержит двойной механизм защиты невиновного лица. Однако более 10 лет назад была высказана точка зрения о необходимости внесения изменений в ст. 348 УПК РФ о предоставлении судье права передавать на рассмотрение другого состава присяжных заседателей дел, по которым последовали оправдательные вердикты в отношении лиц, которые по мнению председательствующего, виновны. Более того, высказывалось предложение о том, что вопрос о виновности (невиновности) подсудимого должен решать изначально только профессиональный судья. В связи и изложенным полагаем, что подобные изменения войдут в противоречие с основной концепцией суда присяжных, а первое предложение приведет не к сокращению, а к увеличению количества оправдательных вердиктов, так как присяжные будут уверены, что любая их ошибка может быть исправлена председательствующим по делу.

При рассмотрении дела судом присяжных возможны ситуации, когда подсудимый признается невиновным и оправдывается при признании им своей вины и доказанности совершения им преступного деяния. В данном случае оправдание вызывает споры не только с нравственной, но и с правовой точки зрения.

Еще в период существования Российской империи в процессуальной литературе того времени проблема оправдания судом с участием присяжных подсудимых, признавших свою вину, стояла достаточно остро. Именно такой практикой обосновывалась нецелесообразность сохранения суда присяжных в России. Сторонники суда присяжных отмечали, что количество оправданий при сознании подсудимых ничтожно и поэтому не может указывать на ненормальный порядок вещей. Никто из исследователей института оправдания и суда присяжных и в настоящее время не приводит данных статистики о влиянии на эффективность оправдания указанных выше особенностей судопроизводства с участием коллегии присяжных заседателей.

В качестве традиционного аргумента неэффективности суда присяжных встречается ссылка на высокий показатель отмены оправдательных приговоров, за период с 1996 по 2008 г.г. составивший в целом по России 42,2%. Даже если учитывать количество оправдательных приговоров, вступивших в законную силу, процент оправданий судом присяжных все равно остается достаточно высоким и отражает, на наш взгляд, действительную картину справедливого правосудия. Но данный вывод не снимает актуальности проблемы отмены оправдательных приговоров, исследование которой играет значимую роль в оценке деятельности суда присяжных.

Так по каким же причинам отменяются оправдательные приговоры судов с участием присяжных заседателей и связаны ли они только с деятельностью самих присяжных заседателей? В соответствии со ст. 379 ч. 2 УПК РФ основания отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием суда присяжных заседателей, предусмотрены ст. 379 ч. 1 п.п.2 – 4 УПК РФ. При этом такое основание как несоответствие выводов суда, изложенным в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, поскольку оспаривать вердикт коллегии присяжных заседателей недопустимо (ст. 347 ч.4 УПК РФ). В связи с этим попытки государственных обвинителей обосновать в кассационных представлениях несогласие с оправдательным приговором ссылками на иное понимание доказательств вины подсудимых, исследованных в судебном заседании, расцениваются Верховным Судом РФ как «непрофессиональные». В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ ограничение круга оснований отмены оправдательного приговора, постановленного на основании вердикта присяжных, обусловлено тем, что присяжные заседатели решают только вопросы, касающиеся доказанности или недоказанности виновности подсудимого в совершении преступления, и что они, не будучи профессиональными судьями и основываясь при оценке доказательств и принятии решения преимущественно на своем личном жизненном опыте и сформировавшихся в обществе представлениях о справедливости, не обязаны это решение мотивировать.

Судебная практика свидетельствует, что большинство случаев отмены оправдательных приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей, связано с нарушением норм УПК РФ, к которым (в соответствии со ст. 385 ч. 2 УПК РФ) относят такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств; повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Выявление подобных нарушений является довольно сложным по той причине, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит их перечня. В связи с этим представляется, что ограничение прав прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств, влекущее отмену оправдательного приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, может быть связано с отклонением судьей основанных ходатайств прокурора, потерпевшего или его представителя об исследовании доказательств либо с необоснованным исключением допустимых доказательств.

Анализ судебной практики отмененных оправдательных приговоров свидетельствует о следующих наиболее часто встречающихся случаях нарушений норм УПК РФ, влияющих на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них:

1 . Неправильное формулирование председательствующим судьей вопросов вопросном листе и непринятие мер по соблюдению процедуры судопроизводства.

Неправильное формулирование вопросов, как правило, связано со случаями, когда не поставлен основной вопрос о доказанности совершения подсудимым деяния. Пример подобной формулировки - «Доказано ли присутствие подсудимого Х. во время причинения ранений, повлекших смерть потерпевшего, на месте происшествия?»).

Не поставлен вопрос о доказанности совершения подсудимым всех вмененных ему деяний.

Основной вопрос о доказанности совершения подсудимым деяния разделен на два вопроса. Пример подобной множественности – вопрос о событии преступления разделен на вопросы о доказанности причинения потерпевшему проникающего ножевого ранения в живот и вопрос о доказанности наступления смерти потерпевшего от этого проникающего ножевого ранения, другими словами, о причине наступления смерти при взаимоисключающих ответах на оба вопроса.

Председательствующим судьей поставлен вопрос, требующий юридической оценки при вынесении вердикта. Например, о формах вины, способах совершения преступления, соучастии в преступлении, оконченном и неоконченном преступлении и т.п.

Председательствующим судьей вопросы сформулированы таким образом, что в сравнении с формулировкой обвинения изменены время, место, другие обстоятельства совершения преступления.

Что касается непринятия мер по соблюдению процедуры судопроизводства - они могут быть связаны с незаконным воздействием на присяжных заседателей, например, когда в их присутствии исследовались вопросы, не указанные в ст. 334 ч.2 УПК РФ, и которые могли повлиять на вынесение вердикта (обсуждение в присутствии присяжных вопросов о допустимости доказательств по делу); в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались данные, характеризующие личность подсудимого; стороны в своих выступлениях ссылались на доказательства, не исследованные судом, а также на доказательства, признанные недопустимыми, или допускали высказывания о применении незаконных методов ведения следствия и давали им правовую оценку; председательствующий, произнося напутственное слово, нарушил положения ст. 340 ч. 2 УПК РФ (высказал собственное мнение по вопросам доказанности или недоказанности обвинения, привел не всю информацию об исследованных доказательствах и т.п.); выступая в рамках такого элемента судебного разбирательства как прения сторон, именно «стороны», вопреки предписаниям ст. 336 УПК РФ, ссылались в своих выступлениях на криминологическую ситуацию в стране и мире, приводили статистическую информацию, примеры из ранее рассмотренных судом уголовных дел аналогичной направленности.

2 . Нарушение процедуры судопроизводства присяжными заседателями.

Подобное нарушение на практике имеет наибольшее распространение при нарушении присяжными заседателями обязанностей, предусмотренных ст. 333 ч. 2 УПК РФ (присяжные по своей инициативе не вправе, даже действуя из благих побуждений, общаться с лицами, не входящих в состав суда, по обстоятельствам рассматриваемого дела; вне судебного заседания собирать сведения по рассматриваемому делу и т.д.

Самостоятельную группу нарушений, влекущих отмену оправдательного приговора, составляют нарушения, непосредственно связанные с формированием коллегии присяжных заседателей, выражающиеся в сокрытии кандидатами на скамью присяжных заседателей информации об обстоятельствах, исключающих участие лица в качестве присяжного в соответствии со ст. 3 ФЗ от 20.08.2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». В эту группу нарушений входит неисполнение кандидатами в присяжные заседатели обязанности правдиво отвечать на задаваемые им вопросы и предоставлять необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства (ст.328 ч. 3 УПК РФ). Эти нарушения препятствуют выяснению сторонами обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела, не дают сторонам возможности воспользоваться правом на заявление отвода (ст.ст. 328, 330 УПК РФ) и в конечном итоге могут повлиять на вынесение вердикта. Действующий УПК не раскрывает сущность сокрытой информации о личности кандидата в присяжные заседатели. Сложившаяся судебная практика дает возможность привести следующий перечень подобной информации:

- сведения о судимости самого кандидата, а также и его близких родственников;

- сведения о привлечении кандидата в присяжные заседатели, и его близких родственников к административной либо уголовной ответственности;

- сокрытая информация о прохождении службы в правоохранительных органах (МВД, ФСБ и др.);

- факт сокрытия знакомства с подсудимым, а также и с иными участвующими в деле лицами;

- наличие родственных связей с лицами, проходящими свидетелями по уголовному делу и потерпевшими.

Известен случай, когда председательствующий не уточнил у кандидата в присяжные заседатели его вероисповедания и отношения к религии вообще, следствием чего стало возможным его отрицательное голосование, после прохождения процедуры отбора в основной состав присяжных заседателей, по вопросам доказанности участия подсудимого в инкриминируемом ему преступлении. Свой выбор присяжный обосновал необходимостью всепрощения.

В связи с весьма широкой распространенностью практики отмены оправдательных приговоров по перечисленным основаниям следует признать, что существующая процедура отбора кандидатов в присяжные нуждается в изменении. Прежде всего, необходимо внести непосредственно в УПК РФ исчерпывающий перечень обстоятельств, препятствующих участию присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела и являющихся основаниями для их мотивированного отвода. Более того, полагаем, что за предоставление недостоверной информации о своей личности для кандидатов в присяжные должна быть установлена если не уголовная, то, как минимум, административная ответственность.

Вывод. В связи с особенностями процедуры рассмотрения уголовных дел в суде с участием присяжных заседателей возрастает роль профессиональных юристов на всех стадиях уголовного процесса. Только от качества их деятельности в полной мере зависит, будет, осужден виновный или нет; оправдают невиновного, или нет. Значительное количество ошибок при постановлении оправдательного приговора в суде с участием присяжных заседателей допускается в основном по вине профессиональных судей.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий