регистрация / вход

Понятие, элементы, признаки состава преступления

Сущность состава преступления, который признается единственным основанием уголовной ответственности и определяется как совокупность признаков, указанных в законе и характеризующих конкретный вид преступного деяния. Состав преступления на примере убийств.

Содержание

Введение

1. Общая характеристика понятия, элементов и признаков состава преступления

2. Значение и элементы категории состава преступления

2.1 Объективные элементы деяния

2.2 Субъективные элементы деяния

3. Признаки состава преступления и их исследование на примере квалификации убийств

3.1 Признаки объекта и объективной стороны

3.2 Признаки субъекта и субъективной стороны

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Преступление и состав преступления являются фундаментальными категориями уголовно-правовой науки. Их исследованию посвящено немало монографий, пособий, статей, и эту тему можно по праву назвать избитой. Однако исследовательский интерес к преступлению и его составу не только не угас, но и возрос в период реформирования отечественной правовой системы. Не свидетельствует ли это о том, что уровень разработки проблем преступления и состава преступления нельзя признать удовлетворительным, что характер научных доводов и выводов односторонен и не может претендовать на универсальность?

В настоящей курсовой работе предпринята попытка последовательного анализа явления преступления, выяснения его сущности и понятия, осмысления концепции состава преступления и значения общего учения о нем, раскрытия действительной сути вопроса об основании уголовной ответственности.

Следует выделить два периода формирования содержания преступления в истории цивилизации. Первый – период аграрного общества, когда преступность деяния устанавливалась на основании традиционных представлений субъективным волеизъявлением лиц, наделенных властью, и не отражалась в строгих нормативных дефинициях закона. Второй период наступает при переходе от аграрного к индустриальному обществу и связан с провозглашением лозунга "нет преступления без указания на то в законе".

Так, с 1917 по 1958 г. преступление как явление сводилось к общественно опасному деянию ввиду его материального определения и существования института аналогии во всех уголовных кодексах того времени. А с 1958 г., когда были приняты Основы уголовного законодательства СССР, отменившие аналогию, и по сей день структура явления преступления, помимо общественно опасного деяния, включает предусмотренность такого деяния в уголовном законе.

Огромный интерес представляет осмысление сложившейся в уголовном праве концепции состава преступления. В представленной курсовой работе раскрывается логическая противоречивость устоявшейся формулы состава преступления как совокупности установленных уголовным законом признаков, отмечается, что из нее не понятно, идет ли речь о признаках, содержащихся в реальном явлении общественно опасного деяния, или о признаках, составляющих содержание уголовно-правовой нормы как законодательного понятия об общественно опасном деянии. Такая формулировка состава главным образом есть результат не субъективных ошибок отдельных ученых, а объективного процесса изменения юридического факта уголовного правоотношения от общественно опасного деяния к общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом. Последний тип юридического факта обусловил то положение, что в пределах учения о составе преступления начинает исследоваться еще одно явление – описание деяния в уголовном законе, и на это явление распространяется понятие состава преступления как совокупности признаков общественно опасного деяния. В связи с этим подвергается критике точка зрения, что единственным основанием уголовной ответственности является состав преступления, а сама дискуссия об основании уголовной ответственности (преступление или состав) обусловлена отсутствием в науке уголовного права правильного представления о понятии состава преступления, не имеет под собой никакой реальной почвы и является своеобразным правовым рудиментом.

Состав преступления как совокупность признаков общественно опасного деяния (именно в таком значении понимался всеми состав в дореволюционной и на ранних этапах советской науки уголовного права) есть не что иное, как структура поведенческого акта человека, т.е. само деяние, и не может быть достаточным основанием уголовной ответственности. Точно так же и состав преступления как законодательное описание общественно опасного деяния не может быть достаточным основанием ответственности. Лишь совокупность этих двух явлений – достаточный факт для наступления уголовной ответственности.


1. Общая характеристика понятия, элементов и признаков состава преступления

Состав преступления одно из основных понятий российского уголовного права. В доктрине уголовного права состав преступления, признаваемый единственным основанием уголовной ответственности, определяется как совокупность признаков, указанных в законе и характеризующих конкретный вид преступного деяния.

Законодатель изо всей массы признаков, которыми обладает конкретный вид преступления, например кража, вычленяет наиболее значительные, определяющие сущность деяния и его общественную опасность и включает их в описание состава данного вида преступления. Поскольку состав преступления состоит из признаков, следует определить характер и значение этих признаков. В русском языке слово "признак" означает "показатель, пример, знак, по которому можно узнать, определить что-либо". Следовательно, признаки состава преступления должны быть такими, которые позволяют определить сущность и степень опасности преступного деяния.

Признаки состава преступления – это признаки, характеризующие каждую из четырех составных частей или сторон преступления: объект и субъект, объективную и субъективную сторону преступления. Состав описывает преступное деяние иногда обобщенно, иногда конкретно. Состав преступления является мысленной моделью, которая должна состоять из множества частей, причём именно всех частей, все или ничего. Если малолетний совершил преступление, то суд прекратит дело даже в том случае, если бы были все улики, поскольку лицо не достигло необходимо для наступления уголовной ответственности возраста, то есть нет субъекта преступления, следовательно, и нет состава.[1]

Признаки составов бывают:

– Обязательные – такие, которые всегда должны быть, те без которых преступления не будет. Во всяком преступлении должно быть действие (бездействие), если его нет, то не будет преступления.

– Факультативные – могут быть, могут и не быть. Если будут, тогда квалифицированное преступление; так место, время, способ совершения могут влиять на квалификацию преступления, но и без них будет преступление.

Состав преступления представляет собой как бы скелет реального преступления, включая только наиболее типичные и существенные признаки, определяющие один вид или тип преступления и отличающие его от других. Установление состава преступления как основания уголовной ответственности в каждом конкретном случае заключается в отыскании в каждом совершённом преступлении признаков того или другого состава преступления. Происходит как бы наложение законодательной модели преступления на конкретный социальный факт (преступление). Если же в этом деянии, оцениваемом как общественно опасное, отсутствует полный набор признаков какого-либо состава преступления, а есть только отдельные признаки, то отсутствует и основание уголовной ответственности. Отсутствие какого-либо признака одного состава преступления может означать не отсутствие основания уголовной ответственности вообще, а только отсутствие данного состава преступления. При этом, возможно, имеется другой состав преступления, в котором будут указаны все признаки, обнаруженные в конкретном общественно опасном деянии. Поэтому при обнаружении факта деяния, оцениваемого как общественно опасное, нужно очень внимательно соотнести нормы, содержащиеся в УК, с фактическими признаками данного деяния для установления в нём определённого состава преступления.

Составы преступлений могут существенно различаться как по своей конструкции, так и по характеристике степени опасности преступления. Поэтому классификация составов преступления может строиться по различным основаниям.

Так, при определении степени опасности конкретного вида преступления различают:

1. Основные составы (простые) – ч. 1 ст. 105.

2. Составы со смягчающими обстоятельствами (привилегированные) – ст. 106, 107, 08.

3. Составы с отягчающими обстоятельствами (квалифицированные) – ч. 2 ст. 105.

4. Составы с особо отягчающими обстоятельствами (особо квалифицированные) – ч. 3 ст. 213.

Различные составы одного вида преступления могут быть описаны в разных частях одной и той же статьи, но могут быть предусмотрены и разными статьями. Так, составы хулиганства предусмотрены тремя частями одной статьи (ст. 213), а различные составы убийства (умышленного причинения смерти) предусмотрены в разных статьях УК (ст. 105–108). Такого рода разное конструирование составов является законодательной техникой и на юридическую оценку деяния не влияет. Если бы все составы убийства описать в одной статье УК, статья получилась бы очень громоздкой и неудобной в применении.[2]

Составы преступлений можно различать и по их конструкции:

1. Простые – указывается один объект, одно действие, одна форма вины, например ст.158.

2. Сложные – два объекта, два и более действий, составляющих объективную сторону преступления, двойная или смешанная форма вины. При разбое (ст. 162) имеет место посягательство на два объекта (личность и собственность). При изнасиловании (ст. 131) объективная сторона характеризуется двумя действиями – совершением полового сношения и применением насилия. Двойная форма вины бывает тогда, когда в одном и том же действии имеет место умысел и неосторожность. К примеру, нанесение тяжких телесных повреждений: преступник не хотел смерти, а потерпевший умер, поэтому имеет место двойная вина (умысел, приведший к повреждениям, и неосторожность – к смерти). Аборт со смертельным исходом, аналогичная ситуация. Бывают и альтернативные составы, когда для наличия преступления достаточно определить одно из действий.

По объёму охвата преступного деяния составы делятся на:

1. Общие – содержат обобщённую характеристику преступного деяния, охватывающую различные формы одного вида преступления (ст. 285 – злоупотребление должностными полномочиями).

2. Специальные – ст. 292 служебный подлог; очевидно, что такие действия попадают под признаки, указанные в ст. 285, однако когда выделяется специальный состав, имеющий более узкое содержание по сравнению с общим составом, применяться должна уголовно-правовая норма, фиксирующая специальный состав преступления.

По включению в состав преступных последствий:

1. Материальные – составы преступлений, в которых обязательным признаком объективной стороны являются последствия (ст. 105, 158, 281).

2. Формальные – составы преступлений, в которых указано только действие или бездействие, совершение которых и служит основанием ответственности (ст. 130, 125, 223).

Составы по степени определенности делятся на:

1. Формально-определенные – признаки преступления даны законодателем самостоятельно и там никакой неопределённости нет.

2. Конкретно-неопределённые – иногда законодатель оставляет возможность определять некоторые признаки самостоятельно, например кража, совершённая разными категориями граждан.


2. Значение и элементы категории состава преступления

2.1 Объективные элементы деяния

Несмотря на то что в практике широко применяется категория "состав преступления" (например, одним из оснований прекращения уголовного дела является отсутствие в деянии состава преступления), уголовному праву такая конструкция незнакома, в УК нет определения состава преступления. Это делает теория и практика.[3]

Состав преступления есть система объективных и субъективных элементов деяния, признаки которых предусмотрены как в гипотезе, так и в диспозиции уголовно-правовых норм. Состав преступления состоит из четырех подсистем: объекта преступления, объективной стороны преступления, субъекта преступления, субъективной стороны преступления.

Значение категории состава преступления заключается в том, что она служит основанием уголовной ответственности. В случае отсутствия какого-либо элемента состава преступления уголовная ответственность наступить не может. Например, если деяние совершено невменяемым человеком, другими словами, отсутствует субъект преступления, приговор в его отношении вынесен быть не может, он не привлекается к уголовной ответственности.

Общество как система состоит из людей и связей между ними, которые именуются общественными отношениями, наиболее значимые из них охраняются государством, с помощью уголовного права, от различного рода посягательств.

Объект преступления – это охраняемое уголовным правом общественное отношение, против которого прямо и непосредственно направлено одно или несколько преступлений. Посягательство на общественные отношения возможно одним из трех способов:

1) путем причинения вреда субъекту общественного отношения (например, убийство);

2) путем воздействия на вещь, по поводу которой возникло общественное отношение (кража, грабеж и др.);

3) путем исключения себя из этого отношения (уклонение от подачи декларации о доходах).

Круг объектов, охраняемых уголовным правом, постоянно меняется, что объясняется динамикой общественных отношений (на первый план по значимости выходят то одни, то другие отношения), а также изменением моральной оценки тех или иных деяний. Например, лишь совсем недавно стали охраняться отношения по поводу референдума (ст. 133 УК РФ), в то время как спекуляция перестала быть преступлением.

Объект преступления нужно отличать от предмета преступления. Предмет преступления – это элемент, часть объекта преступления, воздействуя на который преступник причиняет вред общественным отношениям. Например, в случае кражи объектом преступления являются отношения собственности, а предметом – похищенное имущество. Зачастую при совершении преступления предмету не причиняется никакого вреда, наоборот, вор заинтересован в сохранности вещи, в то время как общественным отношениям (объекту) всегда наносится значительный ущерб.[4]

Человек – тоже элемент общественного отношения, однако он именуется потерпевшим.

Предмет и объект нужно отличать от орудий совершения преступлений, которыми являются вещи, непосредственно используемые преступником в процессе посягательства для достижения результата.

Чтобы причинить вред общественным отношениям, человек обязательно должен допустить общественно опасное поведение, которое имеет внешнее проявление, доступное восприятию обществом. Например, это удар ножом, тайное похищение имущества, оставление в опасности лица, нуждающегося в немедленной помощи.

Объективная сторона преступления – это внешнее проявление конкретного общественно опасного поведения, осуществляемого в определенных условиях, месте, времени и причиняющего вред общественным отношениям.

Общественно опасное поведение предполагает прежде всего наличие общественно опасного деяния. Деяние всегда проявляется вовне, поэтому психические, мыслительные процессы человека, какие бы страшные мысли его ни обуревали, не могут считаться преступлением.

Другое дело, когда лицо пропагандирует опасные идеи, пытается привлечь сторонников, претворить идеи в жизнь. Таким образом, никто не будет судить человека за то, например, что он считает гражданскую войну благом, но если он будет каким-либо способом пропагандировать ее, то ему за это ответственности не избежать.

Однако здравый смысл подсказывает, что человек может отвечать только за осознанное, волевое поведение. Поэтому не будет считаться преступлением неосознанное, рефлекторное, неконтролируемое телодвижение, пусть оно даже и повлекло тяжкие последствия, например смерть человека. Не считается преступлением действие (бездействие), совершенное под влиянием непреодолимой силы или принуждения. Непреодолимая сила – это ситуация, когда под воздействием стихийных сил природы, животных, механизмов лицо не может осуществить свое намерение совершить или не совершить определенные действия. Принуждение есть такое воздействие одного человека на другого, которое полностью исключает возможность последнего выразить свою волю и вести себя должным образом.

Например, врач, который не смог проехать к больному ввиду снежных заносов, не подлежит ответственности. Не будет караться законом составление должностным лицом заведомо ложных документов, если оно было вынуждено это сделать под дулом автомата.

Деяние может выражаться как в действии, т.е. активном поведении (например, в распространении ложных, позорящих другое лицо измышлений), так и в бездействии, т. е. пассивном поведении, заключающемся в несовершении лицом таких действий, которые оно по определенным основаниям должно было и могло совершить в данных конкретных условиях. В современном обществе, где люди теснейшим образом связаны между собой, бездействие одного может обернуться бедой для многих. Так, например, подлежит ответственности лицо, злостно уклоняющееся от уплаты алиментов по решению суда на содержание своего собственного несовершеннолетнего ребенка.[5]

Ч. 3 ст. 116 УК устанавливает ответственность за незаконное производство аборта, если он повлек за собой смерть потерпевшей или иные тяжкие последствия. Таким образом, во многих составах обязательным элементом объективной стороны преступления являются преступные последствия, предусмотренные статьей УК.

Преступные последствия – социально-вредные изменения в охраняемых уголовным законом общественных отношениях. Чтобы привлечь к уголовной ответственности, преступные последствия должны быть отражены в статье УК, предусматривающей наказание за данное преступление.

В реальной жизни бывают случаи, когда совершилось общественно опасное деяние, последствия также наступили, но преступлением оно не признавалось. Например, военнослужащий на стрельбах неосторожно попадает в своего товарища, и тот умирает. На первый взгляд, можно завести уголовное дело по ст. 106 УК (неосторожное убийство). Однако судебно-медицинская экспертиза устанавливает, что солдат скончался не от причиненного ранения, которое само по себе было легким, а от сердечной недостаточности.[6]

В данной ситуации отсутствует причинно-следственная связь между деянием и последствиями, показывающая, что последствие является результатом именно этого деяния, а не действий третьих лиц или внешних обстоятельств.

Однако причину последствий нужно отличать от необходимого условия наступления последствий. Допустим, человеку причинено легкое телесное повреждение, а он, направляясь в поликлинику, попадает в дорожно-транспортное происшествие и погибает. Значит, причинитель легких телесных повреждений окажется виновным в смерти, ведь без легкого телесного повреждения не было бы и смерти. Однако это является абсурдом, так как само по себе легкое телесное повреждение не влечет с необходимостью наступление смерти.

Необходимое условие – более широкое понятие, это такое действие (бездействие), без которого не могло бы возникнуть последствие; другими словами, необходимое условие способствует появлению причин, т. е. обстоятельств, которые в силу присущих им продуцирующих свойств с необходимостью влекут наступление преступного последствия.

Иногда в статье УК, предусматривающей конкретный состав преступления, можно найти указания на место, время, способ, обстановку, в которых совершалось деяние. Например, согласно ч. 3 ст. 238 УК, подлежит усиленному наказанию неповиновение военнослужащих, совершенное в военное время или в боевой обстановке. Таким образом, неповиновение, чтобы быть квалифицированным по ч. 3 ст. 238 УК, должно быть совершено в военное время или в боевой обстановке, в противном случае ч. 3 ст. 238 УК применять нельзя.


2.2 Субъективные элементы деяния

Субъект преступления – это лицо, совершившее виновное уголовно-противоправное деяние и способное нести уголовную ответственность, т. е. достигшее определенного возраста и вменяемое.

Одной из целей наказания является исправление, перевоспитание преступника. Но невозможно повлиять на человека, не способного отдавать отчет в своих действиях, не понимающего, почему недопустимо совершать те или иные деяния. Он не поймет, за что он подвергается наказанию.

Поэтому субъектом преступления, во-первых, может быть только человек, а не животное или вещь. Во-вторых, не может быть субъектом преступления юридическое лицо, коллектив людей, так как уголовная ответственность всегда персональна. В-третьих, субъектом преступления может быть только лицо, достигшее определенного возраста и вменяемое.[7]

1. Возраст уголовной ответственности. Ввиду того что человек, не достигший определенного возраста: 1) не осознает значения своих действий и не может руководить ими; 2) понимает, что некоторые поступки совершать нельзя, но не осознает их социальной значимости, то, насколько они опасны для общества; 3) в случае применения уголовного наказания не сможет понять его суть и назначение, в уголовном праве РФ установлен минимальный возраст уголовной ответственности.[8]

За некоторые преступления уголовная ответственность наступает с 14 лет. При составлении перечня таких преступлений учитывалась способность подростка понимать значимость своих поступков и распространенность конкретных видов преступлений в данном возрасте. Это умышленное убийство, умышленное нанесение телесных повреждений, изнасилование, разбой, грабеж, кража, злостное и особо злостное хулиганство, заведомо ложное сообщение об акте терроризма и др.

За все остальные преступления уголовная ответственность наступает с 16 лет.

2. Вменяемость и невменяемость. Деяние считается преступлением только тогда, когда оно прошло через сознание и волю человека, когда лицо выбрало вариант своего поведения. У душевнобольного человека сознание и воля зачастую отключаются, он не может осознанно выбирать варианты своего поведения, до него не доходит цель уголовного наказания (исправление преступника), поэтому такие люди не могут привлекаться к уголовной ответственности, но к ним применяются принудительные меры медицинского характера.

Таким образом, вменяемым признается лицо, которое способно отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Для того чтобы лицо считалось невменяемым, необходимо, чтобы его психическое состояние удовлетворяло двум критериям: медицинскому и психологическому.

1. Медицинский критерий. Лицо должно страдать болезненным расстройством психики. Это может быть:

а) хроническое психическое заболевание, т. е. заболевание, которое носит длительный характер, трудно поддается излечению, имеет тенденцию к прогрессированию (шизофрения, эпилепсия, сифилис центральной нервной системы, сосудистые заболевания головного мозга и др.);

б) временное расстройство психики, т. е. заболевание, которое характеризуется быстрым развитием, кратковременностью, полным выздоровлением (алкогольные психозы – delirium), психозы при инфекционных заболеваниях, тяжелые психические состояния под воздействием душевных потрясений и др.);

в) слабоумие, как врожденное (олигофрены, имбицилы, дебилы), так и приобретенное (деменция);

г) иное болезненное психическое расстройство (тяжелые формы психопатии, аномалии психики у глухонемых, клептомания, пиромания и др.).

2. Психологический (юридический) критерий. При многих психических заболеваниях у человека сохраняется до известных пределов правильная ориентировка в окружающем мире, он обладает определенным запасом знаний, может оценивать свое поведение, управлять своими действиями. В этом случае неправильным будет признать его невменяемым в отношении таких действий.

Лицо будет признано невменяемым, если, будучи психически больным, оно а) не может отдавать себе отчет в своих действиях или б) не может руководить своими действиями.

Никто не может быть признан невменяемым вообще, безотносительно к содеянному, так как, во-первых, течение психических заболеваний допускает возможность улучшения состояния, а во-вторых, при некоторых видах психических расстройств лицо может осознавать значение одних своих действий (например, причинение телесных повреждений) и не осознавать общественной опасности других действий, затрагивающих более сложные общественные отношения (таких, например, как нарушение правил паспортной системы).

Алкогольное (токсическое, наркотическое) опьянение не освобождает от уголовной ответственности, а наоборот, как правило, является обстоятельством, отягчающим ответственность. Это обусловлено тем, что при опьянении[9] :

1) отсутствует медицинский критерий невменяемости (душевная болезнь);

2) опьянение не ведет к нарушению слуха, зрения, не ведет к существенно ложному восприятию действительности, так как оно основано на фактах действительности, а не на бредовых переживаниях душевнобольного;

3) чаще всего лицо не утрачивает до конца возможности осознавать значение своих действий и руководить ими;

4) лицо само доводит себя до такого состояния;

5) в случае освобождения от уголовной ответственности по основанию совершения преступления в состоянии опьянения законодатель фактически бы стимулировал рост численности подобных преступлений.

Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое в момент совершения деяния являлось невменяемым. Если лицо совершило преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения приговора заболело душевной болезнью, допустим от тягот тюремной жизни, оно освобождается от наказания, ведь исправления в таких условиях добиться трудно. К такому лицу могут быть применены принудительные меры медицинского характера, а по выздоровлении оно может подлежать наказанию.

В процессе своей жизнедеятельности человек, совершая те или иные действия, получая те или иные результаты, испытывает в отношении этих действий и результатов различные эмоции: стремление к результату, безразличие, огорчение; им движут определенные мотивы и цели. Это целиком касается и преступных деяний человека.

Психическое отношение лица к совершаемому им преступлению, которое характеризуется конкретной формой вины, мотивом и целью, называется субъективной стороной преступления.

Вина – психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному УК, и его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

Умысел – самая распространенная форма вины, когда лицо сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит его последствия и желает (прямой умысел) или, хотя и не желает, но сознательно допускает (косвенный умысел) их наступление.

1. Сознание общественно опасного характера своего деяния предполагает понимание социальной значимости объекта посягательства, вредоносности действия (бездействия) для системы общественных отношений. Лицо осознает, как бы заранее видит совершение преступления в конкретное время, в конкретном месте, при определенных обстоятельствах, определенным способом.

Умысел не обязательно предполагает сознание противоправности деяния. Незнание закона не освобождает от ответственности.

2. Субъект предвидит наступление вредных последствий своего деяния, представляет приблизительно, как его действия приведут к определенному результату.

3. Желание наступления последствий (прямой умысел) означает стремление к конкретному результату. Так бывает, когда последствия являются конечной целью преступления, либо промежуточным, но необходимым этапом в достижении конечной цели, либо необходимым средством для достижения цели.

4. Сознательное допущение последствий (косвенный умысел) означает, что виновному данные последствия не нужны, они ему безразличны, они – та цена, которую он готов заплатить за достижение определенных целей.

Умысел – наиболее опасная форма вины, так как лицо сознательно направляет свои действия на причинение вреда правоохраняемым интересам, и соответственно наказываются такие преступления всегда более сурово, чем неосторожные.

Неосторожность. В наше время число источников повышенной опасности постоянно возрастает, и работа с ними требует предельной четкости и осторожности. Поэтому наблюдается увеличение удельного веса неосторожных преступлений.

Корни неосторожности заключаются в недостаточной значимости для лица правоохраняемых интересов, и как следствие – недостаточная внимательность, легкомыслие, завышенная самооценка. Иногда неосторожность может иметь место вследствие общей физической усталости, замедленной реакции.

Для того чтобы признать в действиях лица вину в форме неосторожности, необходимо наличие обязанности лица решать и действовать в рамках установленных норм безопасности; принятие лицом неправильного решения; наличие конкретной возможности в конкретной обстановке действовать в рамках требований безопасности.

Неосторожная форма вины подразделяется на неосторожную самонадеянность и неосторожную небрежность.

Неосторожная самонадеянность. Лицо предвидит, что в подобной ситуации в принципе возможно наступление вредных последствий, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение. Сознание и воля лица направлены на их предотвращение, оно рассчитывает на какие-либо обстоятельства, которые помогут предотвратить наступление последствий, но, к сожалению, расчеты лица не оправдываются.[10]

Неосторожная небрежность. Лицо не предвидело наступления последствий, но должно было и могло их предвидеть. Ситуация должна создавать лицу объективную возможность предвидения последствий, а лицо по индивидуальным качествам должно иметь возможность оценивать сложившуюся ситуацию, предвидеть последствия, и должны отсутствовать обстоятельства, препятствующие такому предвидению.

Таким образом, сущность вины заключается в отрицательном отношении субъекта к охраняемым законом и нарушаемым им интересам общества: от откровенно враждебного до недостаточно внимательного.

Иногда статья УК, предусматривающая конкретный состав преступления, содержит указание на мотив и цель преступления. Например, должностной подлог – это внесение должностным лицом в корыстных целях или из иных личных побуждений в официальные документы заведомо ложных сведений. В этом случае такое же деяние, но совершенное в других целях, нежели указанные в статье, не будет квалифицироваться как преступление.

В истории человечества к институту вины существовало неоднозначное отношение. В XIX в. тюремный врач Ломброзо, основоположник антропологической школы уголовного права, сделал вывод, что преступление – такое же естественное явление для человека, как рождение и смерть. Преступник генетически запрограммирован на совершение общественно опасных деяний, о чем говорят определенные особенности его физического строения (стигматы). Поэтому лицо, совершающее преступление, не виновато, такова уж его судьба. К данным лицам должны применяться уголовно-хирургические меры. Но ведь если установлена такая закономерность, можно не ждать, пока потенциальный преступник раскроет себя, его можно обезвредить и без вины.

В конце XIX – начале XX в. широкое распространение получила социологическая школа уголовного права. Она провозгласила, что предпосылкой совершения преступлений является социальное положение лица, принадлежность к тому или иному классу. Поэтому допускалось уничтожение людей по классовому признаку как потенциальных преступников. Так это было в России в первые два десятилетия после установления Советской власти.

Согласно классической школе уголовного права наказание без вины невозможно. Таким образом, если человек не мог или не должен был предвидеть наступление вредных последствий своего деяния, то какими бы страшными ни были эти последствия, об уголовной ответственности не может быть и речи.


3. Признаки состава преступления и их исследование на примере квалификации убийств

3.1 Признаки объекта и объективной стороны

Общее учение о составе преступления является основой для выявления наличия или отсутствия в действиях лица конкретного состава преступления, т.е. теоретической базой правильной квалификации совершенного деяния. Только на основе общего учения о составе преступления может быть получена исчерпывающая характеристика конкретного преступления, необходимая для его квалификации, исходя из содеянного, в соответствии с точным смыслом закона.

Для обоснованного привлечения к уголовной ответственности и правильной квалификации необходим тщательный анализ каждого признака состава преступления (объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны) и их совокупности на базе диспозиции соответствующей нормы Особенной части Уголовного кодекса и исследуемого деяния. Поверхностный подход к такому анализу приводит к ошибочным решениям. Именно поэтому еще встречаются случаи признания в деянии того или иного состава преступления, когда в действительности оно отсутствует, и лицо оказывается необоснованно привлеченным к уголовной ответственности. По этой же причине в действиях виновного иногда устанавливается не тот состав преступления, который имеет место в действительности, и преступление оказывается неправильно квалифицированным.

Привлечение к уголовной ответственности за деяния, посягающие на жизнь, и их квалификация неразрывно связаны между собой, так как уголовная ответственность наступает только при наличии состава преступления против жизни, предусмотренного ст. 102–106 УК РФ. Решая вопрос об уголовной ответственности за убийство, нельзя одновременно не решать вопроса о квалификации преступления. Поэтому анализ признаков состава преступления против жизни имеет значение для индивидуализации ответственности, которая проявляется в квалификации совершенного преступления.[11]

Объект преступлений против жизни – жизнь другого человека. Объект является тем общим признаком, который объединяет все виды убийств в одну группу преступлений, посягающих на человеческую жизнь. Было бы неправильно сводить в этом смысле понятие жизни человека лишь к биологическому процессу, о котором уже говорилось, поскольку человек прежде всего член общества. Жизнь человека носит общественный характер, а ее охрана определяется отношениями, господствующими в обществе. Жизнь человека неотделима от общественных отношений, поэтому объектом преступного посягательства при убийстве является и жизнь человека, и общественные отношения, обеспечивающие охрану этого блага.[12]

Со смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни, и следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо производит выстрел в человека, уже умершего, с целью лишения его жизни. Убийство в данном случае совершить невозможно, но действия лица все же представляют общественную опасность, поскольку последствия не наступают по не зависящим от этого лица причинам. Оно должно нести ответственность за покушение на негодный объект.

Уголовно-правовой охране по российскому законодательству в равной мере подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств.

Объект посягательства при убийстве указывает на особую общественную опасность этого преступления. Опасность прежде всего состоит в том, что человек лишается жизни. Смерть потерпевшего исключает возможность загладить причиненный вред. Если при совершении некоторых преступлений причиненный ущерб может быть полностью или в значительной степени возмещен, то при лишении человека жизни последствия необратимы, их невозможно устранить. Вред в данном случае не ограничивается самим фактом лишения жизни потерпевшего. Как правило, наносится и тяжкий моральный вред. Неожиданная насильственная смерть близкого человека, члена семьи, родственника, знакомого, товарища причиняет окружающим глубокую душевную травму.

Выяснение объекта убийства в равной степени имеет значение как для определения общественной опасности, так и для квалификации этого преступления. При квалификации убийств необходимо учитывать, что жизнь человека как объект преступного посягательства охраняется не только законом об ответственности за убийство, но и рядом других уголовно-правовых норм, направленных на защиту жизни человека в числе иных общественных отношений (например, ст. 64, 66–68, 98, 99 УК РФ). Следовательно, в таких случаях для правильной квалификации важно разграничить посягательства по объекту. Установив, что объектом посягательства была жизнь человека, необходимо провести разграничение между убийством и доведением до самоубийства по объективной стороне состава преступления.

Уже подчеркивалось, что объектом преступлений против жизни является жизнь любого человека. Когда же выясняется объект преступления по конкретному делу, то речь идет обычно о потерпевшем, о конкретной человеческой личности. В судебной практике встречаются случаи, когда виновный, желая убить одного человека, "по ошибке" убивает другого. Такие случаи в литературе оцениваются как "ошибка в объекте". Это неверно, здесь жизнь "другого" человека также остается объектом убийства, ошибка происходит в личности потерпевшего, которая, по общему правилу, не оказывает влияния на квалификацию преступления.

В связи с анализом объекта преступлений против жизни необходимо указать на важность всестороннего исследования личности потерпевшего, особенно по делам об убийствах при смягчающих обстоятельствах, когда потерпевший сам совершает неправомерные действия, провоцируя виновного на совершение преступления.

Изучение дел об убийствах показывает, что потерпевшие допускают безнравственное поведение и в случаях совершения убийства без смягчающих обстоятельств, и при отягчающих обстоятельствах.

Данные о личности потерпевшего должны быть обязательно выяснены и тогда, когда они указываются в законе в качестве обстоятельств, имеющих значение для квалификации (например, убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности, убийство матерью своего новорожденного ребенка). Это позволит разграничить квалификацию по виду убийства.

Наконец, выяснение объекта посягательства при убийстве имеет значение при анализе других признаков этого преступления, необходимых для их правильной квалификации.

Объективная сторона убийства не может быть охарактеризована однозначно. Имеющаяся специфика обязывает рассмотреть ее с учетом конкретных особенностей этого преступления.

Объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. Убийство может быть совершено путем как действия, так и бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека. Оно может быть совершено путем физических действий и психического воздействия, когда потерпевший лишается жизни либо непосредственно виновным, либо при помощи других лиц, не сознающих действительного характера содеянного в силу создавшейся обстановки или вследствие психической неполноценности или малолетия. При этом необходимо учитывать, что психическая травма сама по себе может вызвать смерть лица, страдающего заболеванием сердца и сосудистой системы. Причинение такому лицу психической травмы другим лицом, осведомленным о болезненном состоянии потерпевшего, при определенных обстоятельствах (во всяком случае, при наличии цели лишения жизни) должно признаваться убийством. Представляется, что подговор к самоубийству лица, не сознающего значение этого акта, а также создание обстановки "безысходности" для другого лица с тем, чтобы оно покончило с собой, также должны рассматриваться как убийство.

Установление способа действия как признака объективной стороны убийства имеет серьезное значение для его квалификации. При совершении некоторых убийств способ является квалифицирующим обстоятельством. Установление особой жестокости при убийстве или совершение его способом, опасным для жизни многих людей, влечет квалификацию соответственно по пп. "г" и "д" ст. 102 УК и исключает применение другой статьи кодекса.[13]

При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие является лишь внешним признаком преступления. Это объясняется тем, что его общественная опасность в конечном счете заключается в причиненном вреде – смерти потерпевшего. Наступление ее как последствие преступных действий является обязательным признаком объективной стороны убийства. Ненаступление такого последствия в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным и при наличии приготовления к убийству или покушению на него влечет квалификацию с применением ст. 15 УК.

Наконец, еще одним признаком объективной стороны при убийстве является причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего. При решении вопроса о наличии или отсутствии причинной связи между деянием и наступившим последствием необходимо исходить из того, что она является объективной, существующей вне зависимости от нашего сознания связью, в силу которой действие (бездействие) порождает и обусловливает возникновение последствия. Отсутствие причинной связи между деянием и наступившей смертью потерпевшего либо исключает полностью уголовную ответственность за лишение жизни, либо влечет иную квалификацию деяния.

Нас интересуют только те случаи, когда от разрешения вопроса о причинной связи между деянием виновного и смертью потерпевшего зависит квалификация преступления.

В отличие от других признаков объективной стороны убийства причинная связь не всегда очевидна. Нередко ее установление по делам об убийстве на практике встречает трудности, которые объясняются тем, что иногда не учитывается конкретная обстановка, в которой было совершено убийство.

Между тем вопрос о наличии или отсутствии связи между причиной (действием или бездействием) и следствием (наступившей смертью потерпевшего) нельзя рассматривать вне конкретной обстановки, в которой совершено преступление. В связи с этим по каждому делу об убийстве необходимо установить, что наступившая смерть потерпевшего является следствием определенных действий в конкретной обстановке их совершения.[14]

Нельзя не учитывать и того, что не всякая связь между деянием и последствием свидетельствует о наступлении смерти потерпевшего в результате рассматриваемого деяния. Признавая, что беспричинных явлений нет, мы выделяем необходимость как проявление внутренней закономерности явлений и отличаем ее от случайности, которая также представляет собой объективную категорию, но выражающую иного рода связи между явлениями внешнего мира. Из этого следует, что, анализируя объективную сторону убийства, необходимо не только устанавливать наступление смерти потерпевшего в результате определенных действий, но и отграничивать необходимую причинную связь этих действий и наступивших последствий от случайной связи. При случайной связи последствия, наступившие от действий лица, для него являются не только неожиданными, но они и объективно не связаны с этими действиями.

К характеристике объективной стороны относится и конкретная обстановка совершения убийства Она имеет значение не только для решения вопроса о наличии или отсутствии причинной связи, но и – при определенных обстоятельствах – для привлечения данного лица к уголовной ответственности и для квалификации этого преступления. Установление момента совершения убийства без отягчающих обстоятельств в случае истечения срока давности имеет значение для освобождения лица от уголовной ответственности. Время совершения данного преступления может отразиться и на применении уголовного закона. Место убийства также имеет значение для правильной квалификации: применению подлежит закон, действующий в местности, где оно было совершено.

преступление убийство уголовная ответственность

3.2 Признаки субъекта и субъективной стороны

Субъектом преступления по российскому уголовному праву может быть только вменяемое лицо, достигшее при совершении убийства 14-ти лет.

Однако возраст и вменяемость не относятся к числу признаков состава преступления, а являются лишь условиями наступления уголовной ответственности. А. Н. Трайнин правильно подчеркивал, что возраст и вменяемость являются лишь субъективными условиями уголовной ответственности: уголовный закон наказывает преступника не за то, что он достиг определенного возраста и вменяем, а за совершение им преступления при условии, что он достиг определенного возраста и является вменяемым. Такая трактовка возраста и вменяемости объясняется тем, что любое деяние, в том числе и лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, не исключает его общественную опасность, а устраняет лишь уголовную ответственность этих лиц. Если же возраст и вменяемость отнести к признакам состава преступления, то логически неизбежно признавать лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, не представляющим опасности для общества за отсутствием состава преступления. Между тем производство по уголовному делу в отношении малолетнего исключается не за отсутствием состава преступления (п. 2 ст. 5 УПК РФ), а в связи с недостижением им возраста уголовной ответственности (п. 5 ст. 5 УПК). В отношении невменяемого такое решение вопроса противоречило бы ст. 403 УПК, в которой деяние, совершенное таким лицом, признается общественно опасным. Оно привело бы к тому, что лица, использующие малолетнего или невменяемого как орудие убийства, подлежали бы освобождению от уголовной ответственности. Вместе с тем это вовсе не означает, что субъект находится за рамками состава преступления. Без субъекта не может быть преступления. Наличие лица, вследствие виновных действий которого причинена смерть другому человеку, является необходимым условием признания данного причинения смерти убийством.[15]

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего.

Субъективная сторона преступления при его совершении выражается прежде всего в умысле или неосторожности. Убийство относится к числу тех немногих преступлений, которые могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом, в результате как преступной небрежности, так и преступной самонадеянности.[16]

В тех случаях, когда не установлено, что смерть потерпевшего была результатом умысла или неосторожности, отсутствуют обязательные признаки, характеризующие субъективную сторону убийства, значит нет вины, а следовательно, нет состава преступления. Установление признаков субъективной стороны и вины имеет важное значение и для квалификации убийства.

Изучение практики показывает, что анализ субъективной стороны при квалификации убийства представляет известную сложность. Неточности в выводах при таком анализе нередко еще влекут за собой ошибки: неправильно определяется направленность умысла, неосторожное убийство расценивается как умышленное, допускаются выводы о наличии умысла или неосторожности при случайном причинении смерти, наличие причинной связи принимается за доказательство виновности и т.п. Все это подчеркивает важность выявления всех признаков субъективной стороны убийства.

При квалификации умышленного убийства должно быть не только обязательно выявлено, что оно совершено умышленно, но и определена форма умысла. Только установление прямого или косвенного умысла дает основания для вывода о том, что убийство действительно было совершено, так как вне конкретной формы вины деяние по российскому уголовному праву не может быть признано преступлением.

Разграничение прямого и косвенного умысла имеет значение для индивидуализации ответственности, а в некоторых случаях и для отграничения убийства от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию, преступление получает юридическую оценку по фактически наступившим последствиям.

В юридической литературе было высказано мнение о том, что при косвенном умысле виновный сознает не только возможность, но и неизбежность наступления тех или иных последствий. К прямому умыслу, в соответствии с этим взглядом, относятся только те ситуации, когда виновный прямо направлял свои действия на совершение данного преступления. При таком понимании содержания прямого и косвенного умысла неизбежен противоречащий закону вывод о том, что покушение на убийство возможно и при косвенном умысле.

Косвенный умысел при убийстве подлежит также отграничению от неосторожной вины, а преступная небрежность и преступная самонадеянность, в свою очередь, от случайного причинения смерти.[17]

В числе обстоятельств, имеющих значение для квалификации умышленного убийства, которые характеризуют субъективную сторону этого преступления, необходимо назвать мотив, цель, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения убийства.

Мотив действия лица, виновного в убийстве, – это побудительная причина к совершению данного преступления. Поэтому при решении вопроса о квалификации убийства мотив не может не учитываться. Закон, правда, не во всех случаях прямо упоминает мотив как квалифицирующий признак убийства. В ст. 105 УК, например, ничего не говорится о мотиве преступления. Однако если не будет установлен мотив необходимости защиты при убийстве, то оно не может быть признано совершенным с превышением пределов необходимой обороны и квалифицировано по ст. 105 УК. В ст. 102 УК прямо называются мотивы: корысть, хулиганские побуждения, кровная месть, расовая или национальная вражда или рознь. При иных мотивах убийство может быть квалифицировано по ст. 102 УК только при наличии других обстоятельств, указанных в этой статье. При отсутствии названных выше мотивов и других обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, применяется ст. 103 УК. Для квалификации убийства по этой статье мотив его совершения по существу безразличен. Это вместе с тем не значит, что устанавливать его не следует.

При анализе субъективной стороны убийства в связи с мотивом возникает вопрос о соотношении мотива и формы умысла. По общему правилу, мотив убийства свидетельствует о прямом умысле. Лицо, руководствуясь, например, корыстными или хулиганскими побуждениями, добивается определенной цели. Однако исключить в этих случаях возможность совершения убийства с косвенным умыслом было бы неправильно.

Мотив характеризует волю субъекта. Любое волевое действие совершается по определенному мотиву.[18]

От мотива убийства необходимо отличать цель как признак субъективной стороны преступления. Целью является то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление. Мотив и цель, как правило, разграничиваются в законе и имеют самостоятельное значение для квалификации некоторых видов убийства. Установление цели сокрытия другого преступления влечет признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах (п. "е" ст. 102 УК). Но мотив и цель при убийстве могут совпадать. Например, лицо, совершая убийство по корыстному мотиву, стремится к достижению корыстной цели.

В ст. 104 УК говорится о внезапно возникшем сильном душевном волнении – таком эмоциональном состоянии, которое характеризует субъективную сторону этого преступления. Установление его исключает квалификацию убийства по закону, предусматривающему более строгую ответственность. Вместе с тем, установление эмоционального состояния при убийстве, совершенном с превышением пределов необходимой обороны, влечет квалификацию действий виновного по ст. 105 УК, а применение ст. 104 УК исключается.

В заключение исследования признаков состава преступления и их значения для квалификации убийства необходимо подчеркнуть, что юридический анализ каждого из признаков должен проводиться и в том случае, когда в законе какой-либо из них прямо не упоминается. В ст. 102–106 УК (за исключением пп. "и" и "л" ст. 102 УК) не содержится прямых указаний о субъекте убийства: в ст. 103 и 106 УК отсутствуют какие-либо конкретные признаки, характеризующие объективную сторону преступления; в ст. 105 УК не упоминается о форме вины лица, виновного в убийстве при превышении пределов необходимой обороны, но это не значит, что для квалификации убийства в каждом конкретном случае не имеет значения выяснение указанных признаков преступлений.


Заключение

В результате выполненной курсовой работы следует сделать основные выводы и заключение.

Состав преступления – это совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное преступное деяние в качестве конкретного преступления. В соответствии со ст. 8 УК, совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом, является единственным основанием уголовной ответственности. Различают общее понятие состава преступления и конкретные составы преступлений. Общее понятие состава преступления – это научная абстракция (правовая модель), состоящая из типичных, общих признаков, присущих всем конкретным составам преступлений. Конкретные составы преступлений описаны в диспозициях статьей Особенной части УК (например, кража – ст. 158 УК) и содержат лишь типичные признаки, свойственные всем преступлениям данного вида. Понятие преступления и общее понятие состава преступления характеризуют различные стороны одного и того же явления – общественно опасного деяния. Понятие преступления – это социально-политическая характеристика общественно опасного деяния, позволяющая отличить его от иных видов правонарушений. Состав преступления – правовая (юридическая) форма (характеристика) деяния, с помощью которой последнее признается преступлением.

В составе концентрируются типичные признаки конкретных преступлений. Признаки конкретных составов преступлений содержатся как в статьях Особенной части УК (чаще всего это признаки объективной стороны), так и в нормах Общей части (признаки субъекта и субъективной стороны). Понятие состава преступления включает в себя следующие элементы: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Каждый из элементов характеризуется определенными признаками, а они, в свою очередь, подразделяются на обязательные и факультативные. Обязательные признаки – объект преступления, деяние, вина и субъект преступления (вменяемость и возраст) – характерны для всех без исключения составов преступлений. Факультативные признаки – предмет преступления, общественно опасные последствия, причинная связь между совершенным деянием и наступившими последствиями, время, место, обстановка, способ, орудия, средства совершения преступления, мотив, цель, эмоции и специальные признаки субъекта преступления – используются законодателем при конструировании отдельных составов. Если тот или иной факультативный признак указан в диспозиции уголовно-правовой нормы, то он становиться обязательным. Отсутствие хотя бы одного обязательного признака свидетельствует об отсутствии в содеянном состава преступления, что исключает уголовную ответственность.


Список использованной литературы

1. Абубакиров Ф.М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – 238 с. – ISBN 978-5-93201-575-4.

2. Бойко А.И. Классификация преступлений и ее значение в современном праве: Монография. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – 342 с. – ISBN 978-5-94823-754-8.

3. Гатауллин И.М. Состав преступления: Лекция. – Всерос. ин-т повышения квалификации работников МВД России, 2008. – 255 с. – ISBN 978-5-639-26812-5.

4. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. – М.: Центр ЮрИнфоР, 2010. – 560 с. – ISBN 978-5-89158-179-1.

5. Завидов Б.Д. Кража. Уголовно-правовой анализ диспозиции состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ: Практ. пособие. – М.: Изд-во ПРИОР, 2007. – 32 с. – ISBN 5-7990-0705-0.

6. Коломацкий В.Г. Основы криминального права: Учеб. пособие. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во Рос. гос. торгово-экон. ун-та, 2008. – 456 с. – ISBN 978-5-392-01405-4.

7. Мирошниченко Н.А. Состав преступления и его элементы: Лекция. – М.: Феникс, 2008. – 76 с. – ISBN 978-5-9975-0671-4.

8. Лукьянов В.В. Состав и квалификация дорожно-транспортных преступлений и административных правонарушений: Спец. вопр. уголов. и административ. права. – М.: Дашков и К°, 2009. – 124 с. – ISBN 978-5-360-00816-7.

9. Самойлов А.С. Проблемы уголовной ответственности за незаконный оборот оружия (Воен. аспекты): Монография // Под ред. и с предисл. Н. А. Петухова. – М.: Граница, 2009. – 257 с. – ISBN 978-5-7639-0543-0.

10. Семенова Н.Д. Ответственность за преступления, связанные с насилием над личностью. – Краснодар: Южн. ин-т менеджмента, 2010. – 267 с. – ISBN 978-5-91180-220-2.

11. Устинова Т.Д. Проблемы квалификации преступлений, посягающих на порядок ведения предпринимательской деятельности. – М.: СигналЪ, 2008. – 225 с. – ISBN 978-5-699-26712-5.


[1] Мирошниченко Н.А. Состав преступления и его элементы: Лекция. – М.: Феникс, 2008. – С. 34.

[2] Абубакиров Ф. М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – С. 114.

[3] Бойко А.И. Классификация преступлений и ее значение в современном праве: Монография. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – С. 75.

[4] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. – М.: Центр ЮрИнфоР, 2010. – С. 43.

[5] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. – М.: Центр ЮрИнфоР, 2010. – С. 50-51.

[6] Абубакиров Ф. М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – С. 98.

[7] Бойко А.И. Классификация преступлений и ее значение в современном праве: Монография. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – С. 23.

[8] Мирошниченко Н.А. Состав преступления и его элементы: Лекция. – М.: Феникс, 2008. – С. 42.

[9] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. – М.: Центр ЮрИнфоР, 2010. – С. 58.

[10] Абубакиров Ф. М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – С. 79.

[11] Бойко А.И. Классификация преступлений и ее значение в современном праве: Монография. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – С. 27.

[12] Абубакиров Ф. М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – С. 119.

[13] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. – М.: Центр ЮрИнфоР, 2010. – С. 49.

[14] Абубакиров Ф. М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – С. 87.

[15] Абубакиров Ф. М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учеб. пособие. – Хабаровск: Хабар. гос. акад. экономики и права, 2009. – С. 92.

[16] Бойко А.И. Классификация преступлений и ее значение в современном праве: Монография. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – С. 21.

[17] Мирошниченко Н.А. Состав преступления и его элементы: Лекция. – М.: Феникс, 2008. – С. 38.

[18] Бойко А.И. Классификация преступлений и ее значение в современном праве: Монография. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – С. 26.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий