регистрация / вход

Принципы уголовного права

Исследование сути, системы и содержания принципов уголовного права в РФ. Анализ недостатков существующего законодательства и возможностей их устранения. Характеристика принципа законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма.

Содержание

Введение

1. Общая характеристика принципов уголовного законодательства в Российском уголовном праве

1.1 Понятие принципов уголовного законодательства

1.2 Соотношение принципов уголовного законодательства с принципами уголовной ответственности, принципами уголовного права, принципами уголовно-правовой политики и принципами кодификации уголовно-правовых норм

2. Система и содержание принципов уголовного права

2.1 Принцип законности

2.2 Принцип равенства граждан перед законом

2.3 Принцип вины

2.4 Принцип справедливости

2.5 Принцип гуманизма

3. Проблемы характерные для законодательной регламентации системы принципов уголовного законодательства

Заключение

Список использованных источников

Введение

Исследование принципов уголовного права было и остается актуальной задачей юридической науки. Уголовное право входит в общий комплекс отраслей права, регулирующих борьбу с преступностью. В этой связи особое значение приобретают принципы уголовного права.

На сегодняшний день совершается все большее количество преступлений. Преступность на протяжении многих веков сопровождала развитие любого общества, она тенью следовала за каждой цивилизацией. Её причины, ужесточение и распространенность люди объясняли то врожденной греховностью человека, то его биологической склонностью к насилию, жадности, непризнанием запретов либо недовольством своим материальным, социальным положением и т. п.

Поэтому сегодняшнюю жизнь в России, как никакую другую можно считать средоточием, клубком различного рода противоречий, часть из которых неизбежно порождает преступление. Вместе с тем, усиление борьбы с преступлениями и преступностью допустимо лишь при условии строгого соблюдения прав человека. В этом особую роль играют принципы уголовного права. Уголовный кодекс РФ содержит основные положения - устанавливает принципы, которые являются основополагающими в сфере уголовного права, судопроизводства и являются одной из важнейших гарантий соблюдения прав личности и осуществления правосудия.

С помощью принципов уголовного права: законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма решаются задачи уголовно - правового регулирования. Распространенность преступлений, разнообразие наказаний за их совершение, а так же острая необходимость в правильном применении принципов уголовного права при привлечении лица к уголовной ответственности и определяет актуальность нашего исследования.

Исходя из актуальности темы, целью дипломной работы является раскрытие содержания каждого принципа уголовного права.

Следовательно, задачей данной работы является рассмотрение следующих вопросов:

- Принципы уголовного законодательства в российском уголовном праве;

-Содержание принципов уголовного права;

-Система принципов уголовного права;

- Проблемы, характерные для законодательной регламентации системы принципов уголовного законодательства

Важность изучения поставленных в настоящей работе вопросов подтверждается тем, что происходящие постоянно социальные изменения приводят к тому, что сейчас, проблеме обеспечения и соблюдения прав человека отводится особое место в нашем государстве и поэтому соблюдение уголовно-правовых принципов должно способствовать повышению эффективности охраны государством прав личности не только в теории, но и на практике.

Объект данной темы исследования составляет рассмотрение общественных отношений, в которых главную направляющую роль играет соблюдение принципов уголовно - правового регулирования, они возникают между государством и преступником с момента совершения преступления и оканчивающиеся погашением (снятием) судимости либо освобождением виновного от уголовной ответственности и наказания. Исследование принципов уголовного права проводится на основе системного метода, позволяющего выявить основные понятия, систему принципов и их взаимодействие.

Предметом дипломной работы являются непосредственно принципы уголовного права как основные направления и базисные положения уголовного права, регламентированность порядка их применения в законодательстве, определение основных понятий, выявление взаимосвязанности принципов.

Проблеме изучения принципов уголовного права посвящено большое количество работ, ведь они затрагивают конституционные права и свободы человека и всегда связаны с определенными ограничениями таких прав. При написании данной дипломной работы были использованы: нормативно –правовые акты РФ, Конституция РФ, научные труды А.Д. Бойкова, Н.В. Витрук, Т.Н. Добровольской, З.В. Макаровой, М.В. Королева, С.А. Ивановой, В.М. Савицкого, В.О. Белоносова, Е.В. Колесникова и других авторов. Кроме того, использовалась судебная практика Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Центрального районного суда г. Оренбурга.

1. Общая характеристика принципов уголовного законодательства в российском уголовном праве

1.1 Понятие принципов уголовного законодательства

Понятие - одна из логических форм мышления, отражающая предметы и явления в их существенных признаках". В соответствии с законами диалектического материализма эта форма мышления представляет собой важнейший элемент единства "явление - понятие - термин" . Но в отличие от "явления", которое предстает перед нами как объективная категория, "понятие" и "термин" - это субъективные категории, поэтому при их определении возможно говорить о существовании различных точек зрения, в том числе и противоположных.

Любой нормативно-правовой акт содержит термины, т.е. "словесные выражения понятий". Содержание не всех терминов раскрывается непосредственно в законе. Причиной этого может быть как нежелание законодателя загромождать нормативно-правовой акт различными определениями, так и то, что не всегда можно дать однозначное определение тому или иному термину.

Так, например, при анализе имеющейся юридической литературы по теме данного исследования можно обнаружить существование значительного многообразия определений принципов. Причем различия состоят не только в содержании существенных признаков, но и в том, чем в конечном счете являются принципы для права в целом.

Приведем лишь некоторые имеющиеся в уголовно-правовой литературе определения интересующего нас понятия.

Так, Г.А. Кригер полагал, что "принципы права - это вытекающие из социально-экономической природы, общественного строя и закрепленные в праве идеологические, политические и нравственные начала (руководящие идеи), направляющие регулятивную и охранительную функцию права и определяющие характер, основания и объем применения государственного принуждения и иных мер воздействия, необходимых для обеспечения успешного развития господствующих общественных отношений" [1] .

С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев указывают на то, что принципы уголовного права - это руководящие идеи, основополагающие начала, выраженные в уголовном законодательстве, а также в прокурорской, следственной и судебной практике, отражающие политические, экономические и правовые представления людей относительно оснований и форм ответственности за совершенные преступления.[2]

Н.А. Лопашенко пишет: "принципы уголовного права - это руководящие - идеологические, политические и нравственные - идеи уголовного права, вытекающие из природы общества и обусловленные им, выражающие сущность уголовного права как специфического регулятора определенной группы общественных отношений, направленные на реализацию охраны общественного строя, его политической и экономической систем, собственности, личности, прав и свобод граждан и всего правопорядка от преступных посягательств и обеспечивающие единство и системность уголовного права" .[3]

А.Н. Попов определяет принципы уголовного права как "обусловленные закономерностями и потребностями общественного развития требования определенного характера, получившие отражение в нормах уголовного права и обладающие высшей регулятивной силой. Они предъявляются к правотворческой, правоприменительной деятельности, к законодательству, а также поведению граждан с точки зрения целей (задач) уголовного права"[4] .

И.В. Коршиков полагает, что принципы уголовного права - это обусловленные закономерностями и потребностями общественного развития требования общества к государству, облеченные в форму закона, по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в процессе принятия уголовных законов и их реализации в рамках задач уголовного законодательства.[5]

Д.В. Кияйкин рассматривает принцип уголовного права как образующий элемент, являющийся основой в своем назначении (направлении) и обеспечивающий единство системы и ее единую направленность в реализации задач уголовного права, четко определяющий и формулирующий концепцию своего содержания.[6]

По мнению И.А. Гревновой, "уголовно-правовой принцип - это обусловленное историческими, экономическими, социальными и нравственными закономерностями объективно-субъективное сущностное свойство права, облеченное в форму закона, выражающееся в требовании общества к государству по обеспечению прав и свобод человека и гражданина при принятии уголовных законов и их реализации".[7]

В.Д. Филимонов указывает, что "принципы уголовного права - это выраженные в уголовном законодательстве требования к законотворческой, правоприменительной деятельности и к поведению граждан, обусловленные указаниями международно-правовых актов о правах человека, Конституции Российской Федерации, а также задачами борьбы с преступностью и представляющие собой положения, определяющие содержание всей или значительной совокупности правовых норм и интегрирующие их в единую систему уголовного права".[8]

Ю.Е. Пудовочкин и С.С. Пирвагидов характеризуют принципы уголовного права как "основные начала, руководящие идеи, которые определяют содержание и направленность уголовного права, закреплены в уголовно-правовых нормах и обязательны для законодателя, правоприменительных органов и граждан в сфере борьбы с преступностью".[9]

Все приведенные выше определения в той или иной степени содержат в себе как положительные, так и отрицательные моменты и, несомненно, имеют право на существование. Однако, как справедливо заметил Г.А. Свердлык, "всякое определение на том или ином этапе исторического развития оказывается несостоятельным или неполным и поэтому требует уточнения и совершенствования в соответствии с новейшими достижениями научной теории и практики".[10]

Итак, нетрудно заметить, что подавляющее большинство авторов определяет принципы уголовного права через такие понятия, как: "начала", "идеи"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9922#sub_9922, "свойство"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9923#sub_9923, "образующий элемент"; некоторые даже сразу через несколько понятий: "положения" и "идеи", "начала" и "идеи"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9926#sub_9926 и т.д. На наш взгляд, такой подход нельзя признать правильным по следующим основаниям: во-первых, сами указанные выше термины не являются "интуитивно понятными", не имеют единого значения и поэтому нуждаются в определении, что значительно усложняет и необоснованно затягивает процесс раскрытия содержания понятия; во-вторых, он ведет к абстрагированию, к оторванности принципов от реальной действительности, так как из таких определений очень сложно вычленить суть анализируемого понятия.

Прежде всего, следует отметить, что принципы уголовного законодательства не должны рассматриваться как мертвые категории, служащие только для "украшения" нормативно-правовых актов, они должны реализовываться и носить характер обязательных предписаний. Поэтому нам в большей степени импонируют те определения принципов уголовного законодательства, в которых авторы раскрывают их через категорию "требования". Тем более что согласно словарю русского языка одно из значений данного термина - это "правило, условие, обязательное для исполнения".[11]

В связи с этим вполне закономерен вопрос, который ставит перед нами в одной из своих работ Б.Т. Разгильдиев: в чем суть этих требований, кто и кому их предъявляет?[12] Сам автор отвечает на данный вопрос, формулируя собственное определение уголовно-правового принципа, под которым, по его мнению, понимается "выраженная в уголовно-правовой форме совокупность нравственных требований, предъявляемых обществом, его членами к государственной власти по принятию ею уголовных законов, их применению, исполнению гражданами в части обеспечения уголовно-правовой охраны прав, свобод, не противоречащих закону, интересов личности, законных интересов общества и государства".

Безусловно, следует согласиться с тем, что право и нравственность тесно связаны между собой, и только такой закон, который основан на нормах нравственности, соответствует закономерностям общественного развития и может наиболее эффективно выполнять стоящие перед ними задачи. Однако мы полагаем, что правы те авторы, которые не ограничивают суть рассматриваемого явления только нравственными требованиями, в противном же случае мы чрезмерно идеализируем закон. На наш взгляд, следует говорить и об идеологической и политической составляющей, так как принципы законодательства являются в какой-то степени отражением идеологии и политики государства на определенном этапе развития.

Таким образом, принципы уголовного законодательства представляют собой совокупность нравственных, идеологических и политических требований. Эти требования, как справедливо отмечает В.Д. Филимонов, или прямо сформулированы в международно-правовых актах о правах человека и Конституции Российской Федерации, или вытекают из закрепленных в них положений, а также обусловлены задачами борьбы с преступностью[13] .

Возвращаясь к поставленному выше вопросу, мы должны определить круг субъектов, для которых указанные требования являются обязательными, т.е. установить сферу действия принципов.

В юридической литературе существуют различные точки зрения на данную проблему.

Так, по мнению С.Г. Келиной и В.Н. Кудрявцева, уголовно-правовые принципы - это основополагающие исходные предписания, обязательные для законодателя, правоприменительных органов и граждан в сфере борьбы с преступностью.[14]

С этим согласны не все авторы. Например, В.Н. Ронжин полагает, что необходимо проводить грань между принципами права и принципами правоприменительной деятельности: "по форме эти принципы действительно могут быть одноименными, но содержание их различается весьма существенно в зависимости от того, идет речь об установлении или применении нормы права"[15] .

И.А. Гревнова полагает, что принципы уголовного права состоят из принципов уголовного правотворчества, принципов уголовного законодательства и принципов применения норм уголовного праваhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9937#sub_9937. Она считает, что "общие принципы правотворчества, законодательства и правоприменения закрепляются в нормах уголовного права и получают нормативную жизнь. Мы их и называем принципами уголовного права в узком смысле этого слова".[16]

Возникает вопрос: а есть ли смысл в таком разделении? Может быть, спор касается только терминологии, а не сути рассматриваемого явления?

На наш взгляд, наполнить содержанием каждую из этих категорий, выявить их отличительные признаки, просто невозможно. В противном случае у нас получается, что уголовное законодательство существует по одним принципам, применяется по другим, а в процессе правотворчества используются третьи. Это ведет к определенному хаосу, так как установление и реализация любых правовых норм, в том числе и принципов, - это единый и взаимосвязанный процесс.

Нам представляется, что точка зрения С.Г. Келиной и В.Н. Кудрявцева, приведенная выше, выглядит более убедительной. Единственное, с чем мы не можем согласиться в полной мере, это с тем, что принципы рассматриваются авторами как предписания, обязательные и для граждан. В этом случае вернее говорить о воспитательном воздействии принципов, которое, как отмечают сами авторы, заключается в том, что эти нормы способствуют формированию правосознания граждан и тем самым - удержанию неустойчивых лиц от совершения преступления[17] .

Итак, мы полагаем, что требования принципов уголовного законодательства являются обязательными для законодательных и правоприменительных органов. Попробуем это положение рассмотреть более детально.

По мнению И.Н. Сенякина, "правотворчество представляет собой особую форму государственной деятельности по созданию, изменению и отмене правовых норм, основанную на познании объективных социальных потребностей и интересов общества"[18] . С нашей точки зрения, эти объективные социальные потребности и интересы общества в определенной степени отражаются в принципах, которые лежат в основе тех или иных нормативно-правовых актов. При издании нового закона практически всегда изменениям подвергается сложившаяся система принципов. Это вполне закономерно, так как меняются общественные отношения, а следовательно, появляется потребность в новых способах их регулирования. Иная ситуация возникает тогда, когда в уже существующий нормативный акт вносятся изменения или дополнения. В этом случае законодатель должен учитывать требования тех принципов, которые уже заложены в основу того или иного закона.

В связи с этим мы считаем, что не прав И.В. Коршиков, который полагает, что законодатель свободен в отношении применения норм-принципов при внесении изменений и дополнений в УК РФ, так как они не имеют прямого действия и не содержат конкретных требований к адресатам[19] . Автор указывает на то, что "процедура принятия этих норм, выраженных отдельными статьями УК РФ, ничем не отличается от процедуры принятия других уголовно-правовых норм и соответствует правилам, изложенным в ст. 105 Конституции РФ. Законодатель не ограничен правом ввести новую норму-принцип, отменить или изменить содержание уже имеющихся". На наш взгляд, И.В. Коршиков не учитывает тот факт, что согласно сложившемуся в теории государства и права учению о юридических нормах, нормы-принципы, которые представляют собой "законодательные предписания, выражающие и закрепляющие принципы права", относятся к так называемым исходным нормам, занимающим особое место в механизме правового регулирования. Так, по мнению М.И. Байтина, такие правовые нормы служат ориентирами совершенствования системы права; определяют необходимость и целесообразность издания, равно как отмены или изменения отдельных юридических норм-правил поведения; в определенных случаях выступают в качестве нормативной основы решения юридического дела и как важнейшее условие правильного применения в соответствии с прямым действием Конституции РФ и т.д.

Следовательно, принципы уголовного законодательства нашли свое отражение в нормах УК РФ, которые и являются нормами-принципами (ст. 3-7 УК РФ), и обладают, на наш взгляд, следующими особенностями.

Во-первых, нормы-принципы отличаются стабильностью, как правило, они не изменяются на протяжении действия закона. Мы ни в коем случае не оспариваем тот факт, что законодатель может ввести новую норму-принцип, отменить или изменить содержание уже имеющихся, но, на наш взгляд, это приведет к нарушению первоначальной системы нормативного акта, а также к тому, что, вполне возможно, другие нормы будут противоречить требованиям нового принципа.

Во-вторых, нормы-принципы всегда носят императивный характер, т.е. их требования строго обязательны и не допускают отступлений.

В-третьих, действие таких норм-принципов распространяется на весь нормативный акт, на все его нормы без исключения. Эта особенность в какой-то степени вытекает из предыдущего положения.

В-четвертых, их предписания лаконичны и кратки, они обладают высоким уровнем обобщения. Это необходимо прежде всего для удобства их дальнейшего применения.

В-пятых, требования, содержащиеся в них, отличаются конкретностью, ясностью, не допускают неоднозначного понимания и толкования. Д.В. Кияйкин справедливо отмечает, что сам факт толкования принципа не соответствует его назначению, так как он (принцип) должен четко и определенно формулировать концепцию своего содержания.[20]

Таким образом, основываясь на сказанном выше, мы считаем, что нормы, закрепляющие принципы, в нашем случае - принципы уголовного законодательства, занимают особое место в механизме правового регулирования, и, следовательно, законодательные органы при издании новых, изменении или отмене прежних уголовно-правовых предписаний должны учитывать их требования.

Однако, к сожалению, приходится констатировать, что на практике это не всегда выполняется. В.В. Мальцев указывает: "продекларированные как принципы Уголовного кодекса (уголовного законодательства) эти принципы по содержанию их определений таковыми не являются.[21] Законодатель не взял на себя обязанности руководствоваться в правотворческой деятельности им же провозглашенными принципами, отменить или изменить всякую норму, противоречащую этим принципам". Этому положению можно найти множество подтверждений.

Так, например, анализируя изменения, внесенные в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", некоторые ученые не без достаточных оснований критикуют неоправданное стремление законодателя смягчить ответственность за причинение смерти по неосторожности - до двух лет лишения свободы (ч. 1 ст. 109 УК РФ), и особенно - вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей - до трех лет лишения свободы (ч. 2 ст. 109 УК РФ и ч. 2 ст. 143 УК РФ). Принимая во внимание характер последствий в виде причинения смерти человеку, эти изменения явно противоречат принципу справедливости, сформулированному в ст. 6 УК РФ. Для сравнения: невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат, повлекшая тяжкие последствия (ч. 2 ст. 145.1 УК РФ), - наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет. Хотя понятие "тяжкие последствия" включает в себя и иные последствия, менее серьезные по сравнению со смертью потерпевшего (например, утрата жилья, ухудшение материального положения многих людей)http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9950#sub_9950.

Не менее важной проблемой является соблюдение требований принципов уголовного законодательства правоприменительными органами.

Применение права - это особая форма его реализации, которая представляет собой осуществляемую в специально установленных законом формах государственно-властную, организующую деятельность компетентных органов по реализации норм права в конкретном случае и вынесении индивидуально-правовых актов.

Среди субъектов применения уголовно-правовых норм следует отдельно выделить суд, именно он принимает наиболее важные решения в рамках конкретных уголовных дел, в том числе решает вопрос о виновности лица и о назначении ему наказания или иных мер уголовно-правового характера. Поэтому крайне необходимо, чтобы он в своей деятельности соблюдал предписания уголовно-правовых принципов, закрепленных в ст. 3-7 УК РФ. Затрагивая этот вопрос, мы не можем обойти вниманием тесно связанную с ним проблему судейского усмотрения.

Под судейским усмотрением в уголовном праве понимают осуществляемый в процессуальной форме специфический аспект правоприменительной деятельности, предполагающий предоставление суду (или другому правоприменительному органу) в случаях, предусмотренных уголовно-правовыми нормами, правомочий по выбору решения в пределах, установленных законом, в соответствии с волей законодателя, исходя из принципов права, конкретных обстоятельств совершения преступления, а также основ морали.

Суть данной проблемы сводится к поиску компромисса между предоставленной суду свободой и формальной определенностью права. Б.Я. Гаврилов указывает на то, что "...чрезмерное расширение пределов судейского усмотрения ставит под сомнение обоснованность назначенного судом наказания, а полное исключение оценочной деятельности при назначении судом наказания негативным образом отразилось бы на справедливости судебного решения".[22]

Для того чтобы судейское усмотрение не переросло в судебный произвол, необходимо, на наш взгляд, при применении тех или иных норм учитывать предписания принципов уголовного законодательства.

Конкретные случаи, когда суду предоставляется определенная свобода усмотрения, в юридической науке принято называть "формами судейского усмотрения". В своей работе А.Т. Боннер выделяет несколько таких форм, встречающихся во многих отраслях права. Учитывая ограниченный объем настоящей работы, мы остановимся лишь на некоторых из них.

1 Выбор судом одного из нескольких предусмотренных законом решений. Так, санкция ч. 1 ст. 213 УК РФ - хулиганство - предусматривает несколько видов наказаний: обязательные работы на срок от 180 до 200 часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо лишение свободы на срок до пяти лет. Суд в каждом конкретном случае, руководствуясь положением ч. 1 ст. 6 УК РФ, должен назначить лицу, совершившему преступление, справедливое наказание, которое соответствовало бы характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. В Обзоре надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2002 г. по делу Чистякова, осужденного по приговору Фурмановского городского суда Ивановской области по ч. 1 ст. 213, п. "г" ч. 3 ст. 226 УК РФ на пять лет один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, Судебная коллегия указала, что согласно принципу справедливости, являющемуся одним из основополагающих принципов уголовного закона, наказание, определяемое виновному лицу, должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и данным о личности виновного. В то же время назначенное Чистякову наказание не может быть признано соразмерным обстоятельствам преступления и данным о его личностиhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9957#sub_9957.[23]

2 Случаи, когда УК РФ принятие какого-либо решения отнесено на усмотрение суда. В соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, но не связанной с психическим расстройством, может быть судом освобождено от отбывания наказания. При решении данного вопроса суд должен учитывать все обстоятельства (заключение врачей, поведение осужденного в период отбывания наказания и т.д.) и основываться на принципе гуманизма, который проявляется в том числе в возможности освобождения от уголовной ответственности и наказания, "когда совершенное деяние не содержит признаков тяжкого или особо тяжкого преступления, когда оно совершено впервые, в силу случайного стечения обстоятельств" . Кроме того, суд должен принимать во внимание и тот факт, что в соответствии с ч. 2 ст. 7 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, не может иметь своей целью причинение физических страданий, которые возможны в случае дальнейшего отбывания лицом наказания при наличии у него того или иного заболевания.

3 Самая опасная форма - когда "законодатель при создании нормы не имел намерения предоставить исполнителю возможность действовать по своему усмотрению, однако норма по каким-либо причинам получилась недостаточно ясной, сложной для практического применения, и это вынуждает правоприменителя вносить в свою деятельность элемент усмотрения"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9959#sub_9959. Так, например, ст. 146 УК РФ в отличие от ст. 147 не предусматривает уголовной ответственности за такое деяние, как принуждение к соавторству, хотя, по мнению некоторых авторов, это по крайней мере не логично. Таким образом, возникает пробел в праве. Для его устранения некоторые авторы предлагают трактовать термин "незаконное использование", содержащийся в ч. 2 ст. 146 УК РФ, расширительно, понимая под ним и "принуждение автора к включению в соавторы лиц, не имеющих отношения к созданию произведения"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9961#sub_9961. Мы полагаем, что это положение противоречит принципу законности, а именно тому, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ (ч. 1 ст. 3 УК РФ). В приведенном случае речь идет не о расширительном толковании, а о применении уголовного закона по аналогии. Такой вывод можно сделать исходя из анализа диспозиции ч. 1 ст. 147 УК РФ, где законодатель разграничивает такие формы совершения преступления, как "незаконное использование" и "принуждение к соавторству". Следовательно, при решении этого вопроса суд должен исходить прежде всего из требований принципа законности.

Таким образом, мы полагаем, что требования принципов уголовного законодательства являются обязательными как для законодательных, так и для правоприменительных органов

Из сказанного выше можно сделать вывод о том, что принципы уголовного законодательства имеют немаловажное значение, хотя следует отметить, что вопрос о функциях принципов мало освещен в юридической литературе в отличие от функций уголовного права. К числу последних авторы относят: охранительную, предупредительную, восстановительную, воспитательную, поощрительную и др.

Особо жаркие споры вызывает регулятивная функция уголовного права, существование которой признают не все авторыhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9967#sub_9967. Не вдаваясь в полемику по этому вопросу, представляющему самостоятельный научный интерес, отметим следующее: при всей сложности данной проблемы, следует все же согласиться с Н.Д. Дурмановым, который полагал, что "нельзя представить себе такую правовую охрану определенных общественных отношений, которая не выражалась бы в регулировании их".

Подобная дискуссия существует и относительно регулятивной функции принципов уголовного законодательства, а если точнее, то относительно норм-принципов, которые их закрепляют.

В частности, К.П. Уржицкий считает, что нормы права, фиксирующие принципы, непосредственно обычно не определяют поведение участников общественных отношений, а воздействуют на него. По его мнению, "воздействие" - понятие более широкое, оно может непосредственно и не касаться поведения отдельных субъектов[24] .

О.В. Смирнов полагает, что с помощью принципов права "нельзя всесторонне урегулировать конкретное отношение между гражданами и организациями, но они дают возможность правильно уяснить сущность правовой нормы, с помощью которой регулируется данное отношение или должно регулироваться (при отсутствии соответствующей нормы)" .

По мнению И.В. Коршикова, принципы не осуществляют прямого регулирования общественных отношений, а выполняют несколько иную роль - придание целенаправленного характера деятельности правоохранительных органов, так как "на основе принципов правоприменитель, реализующий конкретные уголовно-правовые нормы, может видеть цели более далекие, чем достигаемые реализацией конкретной уголовно-правовой нормы" [25] .

С.В. Фролов пишет, что "регулятивное значение принципов может на практике выражаться по-разному, но при этом оно не тождественно регулятивному значению норм права, происходит вообще вне всякой связи с нормами. Являясь выражением сущности права как определенной системы норм, принцип содержит не строго определенное, а общее типичное правило поведения, соответствующее той руководящей идее, которую он выражает"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9973#sub_9973.[26]

Однако в юридической литературе существуют и иные точки зрения, несомненно, заслуживающие внимания.

Так, Н.И.Архипцев указывает на то, что "правовые принципы имеют самостоятельное регулирующее значение. Будучи своего рода сгустками правовой материи, они как бы направляют функционирование права, определяют линию судебной и иной юридической практики, помогают установить пробелы в праве, необходимость отмены устаревших и принятия новых юридических норм"[27] . Такого же мнения придерживаются и С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев. Они считают, что "правовые принципы не пассивное отражение действительности и не абстрактные положения, а действительный инструмент регулирования правовых отношений".[28] Мы полагаем, что, рассматривая вопрос о нормах, закрепляющих принципы права, нельзя забывать, что они хотя и относятся к исходным (отправным) нормам, тем не менее также носят правовой характер, т.е. "устанавливают (учреждают) общие начала, исходные положения и направления правового регулирования... действуя в системной связи и единстве с нормами-правилами поведения, детализируются и реализуются через них". Таким образом, следует согласиться с тем, что принципы уголовного законодательства наряду с другими функциями выполняют еще и регулятивную функцию, реализация которой в данном случае, конечно же, имеет свои особенности.

Например, в юридической литературе существует достаточно распространенная точка зрения о том, что принципы регулируют общественные отношения опосредованно через нормы права или через правосознание. Так, М.И. Байтин полагает, что нормы-принципы представляют собой нормы не прямого, а опосредованного регулирования общественных отношений посредством других правовых норм, так как эти нормы сами не закрепляют прав и обязанностей субъектов. Бесспорно, это положение заслуживает внимания, и можно привести много примеров в подтверждение этому. Так, в соответствии со ст. 6 УК РФ лицу, совершившему преступление, должно быть назначено справедливое наказание, которое соответствовало бы характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. В некоторых случаях санкция конкретной нормы Особенной части УК РФ, учитывая все обстоятельства, не позволяет этого сделать. Поэтому в таких ситуациях суд может применить ст. 64 УК РФ и назначить лицу наказание более мягкое, чем предусмотрено за данное преступление.

Однако следует отметить, что, на наш взгляд, авторы, которые придерживаются указанной точки зрения, рассматривают проблему действия принципов несколько односторонне, они не принимают во внимание такие исключительные ситуации, когда в силу тех или иных причин в праве возникают различного рода противоречия между его нормами, обнаруживаются пробелы или ошибки законодательной техники. В этом случае роль принципов существенно меняется, так как правоприменитель, принимая решение, исходит из требований, заложенных в норме-принципе. Тем самым происходит непосредственное регулирование общественных отношений. В качестве подтверждения данной позиции могут выступать приведенные нами выше примеры принятия судом решений на основе положений принципов уголовного законодательства.

Таким образом, подводя итог, мы полагаем, что принципы уголовного законодательства выполняют как опосредованное, так и непосредственное регулирование общественных отношений. Естественно, в данном случае речь идет о той группе отношений, которые входят в предмет уголовного права.

Как мы уже указывали выше, впервые в УК РФ 1996 г. принципы уголовного законодательства нашли свое закрепление в уголовно-правовых нормах. Однако, как пишет Г.О. Петрова, законодательному закреплению принципов предшествовала большая научная работа, в литературе высказывались различные мнения, в том числе и о месте принципов в системе категорий уголовного праваhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9984#sub_9984.[29] Дискуссионным, например, является вопрос о соотношении принципов и задач уголовного законодательства.

В юридической литературе есть несколько точек зрения по данному вопросу. Так, А.М. Васильев полагает, что категория "принципы права" включается в состав основного функционального понятийного ряда и занимает в нем первое место.[30]

Иного мнения придерживаются С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев. Они считают, что "на более высоком уровне в иерархии правовых понятий следовало бы поместить цели (задачи) данной правовой системы или отрасли права, поскольку именно цели и задачи определяют предназначение данной правовой отрасли или системы в целом.... Принципы же указывают на то, как это предназначение должно осуществляться".[31]

На наш взгляд, правильной следует признать последнюю точку зрения. Действительно, нетрудно заметить, что специфика и содержание любой отрасли права обусловлены прежде всего задачами, стоящими перед ней. Б.Т. Разгильдиев пишет: "задача уголовного права - это предусмотренный уголовным законом социально позитивный результат, обеспечиваемый на определенной территории, в течение определенного времени всей отраслью уголовного права, обосновывающий ее социальное предназначение и уголовно-правовое содержание"[32] http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_9987#sub_9987. И.Э. Звечаровский, в свою очередь, отмечает, что "формулировка задач отрасли права в значительной мере предопределяет его содержание и систему".

В настоящее время задачи уголовного права сформулированы в ч. 1 ст. 2 УК РФ, к ним относятся: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Для реализации этих задач используется (должен использоваться) весь арсенал уголовно-правовых средств, содержащихся в нормах как Общей, так и Особенной частей УК РФ. Не случайно одно из значений термина "задача" - это то, что требует исполнения, разрешения. В ч. 2 ст. 2 УК РФ закрепляется, что для осуществления указанных выше задач УК РФ устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений. Необходимо отметить, что указание на установление принципов уголовной ответственности (уголовного законодательства) как на один из способов реализации задач является определенной новеллой для уголовного законодательства, так как УК РСФСР 1960 г. такого положения не содержал. Возможно, это объясняется тем, что ни один из ранее действовавших уголовных законов нормативно не закреплял систему принципов.

Таким образом, в самом УК РФ содержится указание на то, что принципы уголовного законодательства направлены на выполнение задач, стоящих перед ним. В то же время одним из показателей эффективности такого выполнения является соответствие уголовно-правовых норм требованиям этих принципов. При этом мы полагаем, что в данном случае речь должна идти о задачах уголовного законодательства, а не УК РФ, как это указано в ст. 2 УК РФ. Причем этот спор касается собственно терминологии, а именно правильного и продуманного использования в законе тех или иных терминов.

В ч. 1 ст. 1 УК РФ указывается на то, что уголовное законодательство Российской Федерации состоит из УК РФ, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в данный кодекс. Из этого следует, что в настоящее время термины "принципы Уголовного кодекса" и "принципы уголовного законодательства" совпадают. Однако это еще не дает нам основание подменять один термин другим. Именно система законодательства, в которую как раз и входят законы и иные нормативно-правовые акты, является внешней формой, источником права, т.е. более широким понятием. Не случайно и в ст. 1 УК РФ и в ст. 71 Конституции РФ говорится именно об уголовном законодательстве РФ. Следовательно, мы полагаем, что гл. 1 УК РФ должна называться "Задачи и принципы уголовного законодательства Российской Федерации" и, соответственно, ст. 2 УК РФ - "Задачи уголовного законодательства Российской Федерации".

Принимая во внимание то, что окружающая нас действительность постоянно изменяется, вместе с ней меняются цели и задачи, стоящие перед той или иной отраслью права, нам представляется, что невозможно создать единую систему принципов, которая обеспечивала бы решение этих задач на всех этапах общественного развития.

Несколько иной точки зрения придерживается в своей работе В.В. Мальцев. Он полагает, что поскольку исторически уголовное право как социальное явление едино, постольку "не могут не быть едиными и принципы уголовного права"[33] . По мнению автора, отражение в нормах Особенной части уголовного законодательства таких принципов, как справедливость, равенство, гуманизм и принцип вины, четко прослеживается на всех этапах развития российского государства и права. Мы, в свою очередь, не можем отрицать тот факт, что при детальном исследовании различных нормативно-правовых актов, существовавших в области уголовного права начиная с Русской Правды, можно выявить отдельные нормы, в которых содержатся те или иные принципиальные положения.

Принципы, как и любая другая правовая категория, не возникают и не существуют сами по себе. Появление, изменение или прекращение их существования всегда обусловлено потребностями и закономерностями общественного развития на определенном этапе. Так, например, в связи с изменением общественного строя потерял свою актуальность целый ряд принципов уголовного законодательства, таких, как: интернационализм, участие общественности в борьбе с преступностью, всемерная охрана завоеваний трудящихся и др. В то же время с принятием Конституции РФ 1993 г., которая закрепила, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита этих прав и свобод является обязанностью государства, особое значение и содержание приобрел принцип гуманизма, впервые сформулированный в ст. 7 УК РФ.

Таким образом, нам представляется, что принципы - это прежде всего объективная категория. Причем, как справедливо утверждают С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев, каждой исторической эпохе присущи свои правовые принципы, более того, "обычно выделяются и закрепляются в законе именно те основные начала правовой системы, которые имеют в данных социально-экономических и политических условиях наиболее важное, а подчас и решающее значение, как, например, принцип равенства граждан перед законом в борьбе с феодализмом или принцип защиты интересов трудящихся в период пролетарской революции". Следует также отметить, что в юридической литературе неоднократно указывалось и на субъективное начало принципов .

Так, рассматривая данный вопрос, Н.А. Громов и В.В. Николайченко приходят к выводу о том, что принципы "являют собой волевой акт государства, продукт сознательного творчества законодателя и по форме юридического выражения субъективны". Исходя из этого, можно предположить, что законодатель имеет возможность выбора тех или иных принципов, которые в дальнейшем будут положены в основу всего законодательства и в какой-то мере определять его дальнейшее развитие.

В целом с этим утверждением можно согласиться. Хотя может возникнуть вполне оправданное опасение: а в какой мере выбранная система будет удовлетворять потребностям общества и в полной ли мере будут охраняться права и свободы граждан. С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев отмечают, что чем более близок субъективный выбор законодателя к объективным закономерностям общественного развития, присущим данной исторической эпохе, тем более эффективно будет функционировать эта правовая система[34] . И это положение, на наш взгляд, вполне соответствует действительности. Так, например, в юридической литературе авторы приводят различные причины того, что в настоящее время принцип неотвратимости уголовной ответственности не включен в систему принципов уголовного законодательства. Мы полагаем, что в этом случае решающую роль сыграл именно субъективный фактор, причем, учитывая тенденцию к росту ряда тяжких и особо тяжких преступлений, выбор законодателя, с нашей точки зрения, не соответствует потребностям развития общества на современном этапе, что негативно влияет как на практику применения уголовного закона, так и на общественное мнение.

Но при всем этом основополагающую роль в формировании принципов, в том числе и уголовного законодательства, все же играют объективные факторы, к которым, например, можно отнести: уровень экономического развития государства, отношение государства к обеспечению прав и свобод тех или иных социальных слоев общества, политическую ситуацию в стране, уровень нравственного состояния общества и т.д.

Таким образом, мы целиком разделяем мнение тех авторов, которые полагают, что содержание принципов уголовного законодательства не произвольно, а обусловлено потребностями и закономерностями общественного развития.

Подводя итог всему вышесказанному, мы можем сформулировать признаки принципов уголовного законодательства.

1 Принципы - это требования нравственного, идеологического и политического характера.

2 Они являются обязательными как для законодательных, так и для правоприменительных органов.

3 Они непосредственно и опосредованно регулируют общественные отношения.

4 Они направлены на выполнение задач уголовного законодательства.

5 Они обусловлены потребностями и закономерностями общественного развития.

На основе этих признаков можно сформулировать следующее определение принципов уголовного законодательства. Итак принципы уголовного законодательства - это требования нравственного, идеологического и политического характера, обусловленные потребностями и закономерностями общественного развития, направленные на выполнение задач уголовного законодательства, обязательные как для законодательных, так и для правоприменительных органов и выполняющие функцию непосредственного и опосредованного регулирования общественных отношений.


1.2 Соотношение принципов уголовного законодательства с принципами уголовной ответственности, принципами уголовного права, принципами уголовно-правовой политики и принципами кодификации уголовно-правовых норм

В юридической литературе по уголовному праву помимо принципов уголовного законодательства авторы указывают на существование и иных принципов. Например, выделяют принципы уголовного права, принципы уголовно-правовой политики, принципы кодификации уголовно-правовых норм, принципы уголовно-правового воздействия на преступность, принципы уголовной ответственности и т.д. Причем иногда разное название получают одни и те же принципы.

Мы полагаем, что для полноты проводимого нами исследования и для уяснения смысла указанных выше понятий, необходимо рассмотреть их соотношение с принципами уголовного законодательства. Следует отметить, что этот вопрос не остался незамеченным в юридической литературе, хотя в большинстве случаев авторами высказываются диаметрально противоположные точки зрения.

Оригинальный подход к решению проблемы предлагает Б.Т. Разгильдиев.[35] Усматривая сущность уголовно-правового принципа в нравственности, которая по своему содержанию едина, так как ее суть - добро, он полагает, что таким образом снимается проблема разграничения понятий принципов уголовного права, уголовного законодательства, уголовно-правового регулирования и принципов уголовной ответственности . Мы, в свою очередь, ни в коей мере не отрицаем факт тесной взаимосвязи права и нравственности, более того, считаем, что истоки всех перечисленных выше принципов находятся именно в нравственности. Однако это не может служить основанием для их отождествления. Попробуем раскрыть соотношение указанных категорий.

В УК РФ 1996 г. в рамках гл. 1 законодатель использует разные термины для обозначения основных положений уголовного законодательства, тем самым давая возможность для научных споров. Так, в названии главы употребляется термин "принципы Уголовного кодекса Российской Федерации", а в ч. 2 ст. 2 УК РФ - "принципы уголовной ответственности". Возникает вопрос: а об одном и том же явлении идет речь? Если нет, то как эти категории соотносятся друг с другом в рамках одного нормативного акта?

Прежде всего необходимо отметить, что специфика уголовного законодательства, которое в соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ, состоит из УК РФ, такова, что термины "принципы Уголовного кодекса" и "принципы уголовного законодательства" совпадают. Однако более правильно, и мы уже указывали на это в предыдущем параграфе, говорить о принципах уголовного законодательства.

Сложнее обстоит дело с разграничением понятий "принципы уголовного законодательства" и "принципы уголовной ответственности".

Несмотря на то, что понятие "уголовная ответственность" относится к основополагающим для отрасли уголовного права, в УК РФ не дается ее определение. Такое положение, на наш взгляд, ведет к понятийной путанице, так как сам термин "уголовная ответственность" в уголовном законе встречается достаточно часто, например, в ст. 8 УК РФ говорится об основании уголовной ответственности, а глава 11 называется "Освобождение от уголовной ответственности".

Мы полагаем, что наилучшим вариантом было бы закрепление в УК РФ наряду с главой 9 "Понятие и цели наказания. Виды наказаний", нормы или отдельной главы, в которой содержалось бы понятие уголовной ответственности, раскрывались ее содержание (формы реализации) и цели. Примером здесь может послужить Уголовный кодекс Республики Беларусь, глава 8 которого раскрывает общие положения об уголовной ответственности.

Однако указанное выше предложение достаточно сложно реализовать на практике, так как даже в теории уголовного права нет единого мнения по таким вопросам, как: что же представляет собой уголовная ответственность, как эта категория соотносится с "наказанием" и "иными мерами уголовно-правового характера" и т.д. Все эти вопросы являются фундаментальными, но едва ли нам удастся ответить на них в рамках данной монографии. Поэтому остановимся лишь на некоторых моментах, имеющих непосредственное значение для анализируемой нами проблемы.

Если обратиться к законодательной формулировке принципов, закрепленных в ст. 3-7 УК РФ, то несложно заметить, что их действие распространяется не только на сферу наказания, но и на иные меры уголовно-правового характера (например, ч. 1 ст. 6 и ч. 2 ст. 7 УК РФ). Таким образом, было бы возможно говорить об этих принципах как о принципах уголовной ответственности только в том случае, если под уголовной ответственностью понимать все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление. Такой точки зрения придерживается, в частности, А.В. Наумов. По мнению автора, "уголовная ответственность подразделяется на наказание и иные меры уголовно-правового воздействия (например, принудительные меры медицинского характера), не являющиеся наказанием"[36] . Близка к приведенной позиция, высказанная М.П. Журавлевым и Е.М. Журавлевой. Ученые полагают, что "при всей важности наказания как средства борьбы с преступностью им не исчерпывается понятие уголовной ответственности". Последнее по своему содержанию является более широким, чем наказание, так как возможны и иные формы реализации ответственности, например, принудительные меры воспитательного воздействия[37] .

Соглашаясь с указанными выше авторами в том, что наказание представляет собой лишь одну из форм реализации уголовной ответственности, все же отметим, что, на наш взгляд, в приведенных точках зрения сфера уголовной ответственности несколько расширена за счет включения категорий, которые не являются формами ее реализации. Попробуем это доказать.

Согласно ч. 1 ст. 21 УК РФ, лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, не подлежит уголовной ответственности (выделено мной.- Е.Ч.). Кроме этого, в соответствии с ч. 1 ст. 443 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ) в случае признания судом доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление об освобождении этого лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера. Так, Президиум Верховного Суда РФ при рассмотрении протеста заместителя Генерального прокурора РФ по делу Моржухиной указал на то, что "в соответствии со ст. 21, п. "а" ч. 1 ст. 97 УК РФ, на которые сослался в определении суд первой инстанции, не подлежит уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний с возможным применением мер медицинского характера лишь лицо, которое во время совершения этих деяний находилось в состоянии невменяемости" [38] .

Из этого следует, что принудительные меры медицинского характера не являются формой реализации уголовной ответственности. И, как справедливо отмечает Н.Ф. Кузнецова, перед ними стоят свои цели, характер и продолжительность таких мер определяется не тяжестью содеянного, а спецификой заболевания лица и т.д. [39] Г.В. Назаренко считает, что "расширительная трактовка уголовной ответственности, смешение уголовной ответственности с принудительными государственно-правовыми мерами, имеющими некарательный характер, совершенно недопустимо, так как может привести к объективному вменению, предполагающему ответственность невменяемых и малолетних".

Аналогичная ситуация и с принудительными мерами воспитательного воздействия. В соответствии с ч. 1 ст. 90 УК РФ, несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Из этой нормы следует, что принудительные меры воспитательного характера не являются формой реализации уголовной ответственности.

Подводя итог сказанному, мы считаем, что принудительные меры медицинского характера и принудительные меры воспитательного характера не следует относить к уголовной ответственности, так как они являются альтернативой последней и должны назначаться в тех случаях, когда применение уголовной ответственности либо нецелесообразно, либо просто невозможно в силу тех или иных причин, например, наличия хронического психического расстройства у лица.

Таким образом, мы не можем согласиться с теми авторами, которые полагают, что в ст. 3-7 УК РФ закреплены принципы уголовной ответственности, которые представляют собой основные положения лишь одного из институтов уголовного права и в силу ограниченной сферы действия являются, на наш взгляд, составной частью принципов уголовного законодательства и подчиняются им.

К сказанному следует добавить, что и в уголовных законах ряда других государств не найдено четкого решения данного вопроса. Так, например, ст. 3 УК Республики Таджикистан называется "Принципы Уголовного закона и уголовной ответственности", в то же время нигде не поясняется, как эти категории соотносятся между собой. Схожая ситуация прослеживается и в УК Азербайджанской Республики, где ст. 4 именуется "Принципы Уголовного кодекса и уголовной ответственности" .

Мы полагаем, что в целях устранения разночтений в УК РФ, в ч. 2 ст. 2 УК РФ, должны быть внесены соответствующие изменения и она может быть сформулирована следующим образом: "Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает принципы уголовного законодательства и основания уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений".

Рассмотрим соотношение понятий "принципы уголовного законодательства" и "принципы уголовного права".

Отметим, что до недавнего времени эта тема мало обсуждалась в юридической литературе, так как в основном преобладало мнение об отсутствии оснований для разграничения этих двух понятийhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99128#sub_99128. Однако в последнее время проблема привлекла внимание исследователей.

Так, П.Н. Панченко полагает, что "...система принципов права формируется в несколько иной плоскости, чем система принципов законодательства". Принципами уголовного законодательства, по мнению автора, являются те, которые закреплены в ст. 3-7 УК РФ, а принципами уголовного права - такие, как:

- целенаправленность (ориентация на цели стабилизации правопорядка и снижения преступности);

- прагматичность (решение задач охраны правопорядка от преступлений и предупреждение преступлений);

- экономичность (рациональное расходование выделяемых средств и обеспечение максимально высоких результатов за счет минимально достаточных средств);

- практичность (практическая осуществимость предпринимаемых мер и их отдача);

- научность (предварительная аналитическая проработка принимаемых в целях борьбы с преступностью мер).

В.В. Мальцев указывает, что "принципы права и принципы законодательства - не одно и то же. Первые на уровне общественного правосознания непосредственно связаны с социальной справедливостью и предметом отраслей права, а вторые - их более или менее адекватное отражение в нормах законодательства, как правило, применительно к реальным и конкретным формам поведения людей"[40] .

Нам представляется, что существование несовпадающих точек зрения по данному вопросу обусловлено прежде всего различным подходом авторов к пониманию права как основополагающей категории. Как известно, в теории государства и права на сегодняшний день сформировалось несколько подходов к правопониманию. Среди них можно выделить два основных: нормативное и широкоеhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99132#sub_99132. Нормативное понимание права исходит из единства содержания и формы права, где содержанием является правовая норма, равно как и любой другой юридический источник права, а формой – закон. Сторонники второго направления считают, что "понятие права включает в себя не только нормы, но и другие правовые явления". Исходя из анализа юридической литературы, применительно к отрасли уголовного права можно говорить о том, что развитие здесь получили обе точки зрения.

Например, Н.Ф. Кузнецова считает, что уголовное право как отрасль - это понятие более широкое, нежели уголовное законодательство, так как оно охватывает не только уголовное законодательство, но и уголовно-правовые отношения, связанные с законотворчеством и правоприменением[41] .

По мнению П.Н. Панченко, "право отличается от законодательства тем, что оно а) наряду с правовыми нормами включает еще и б) практику их применения, в) правоохранительные органы, осуществляющие требования этих норм, г) саму их деятельность, которая, как известно, не ограничивается правоприменением и, наконец, д) результаты этой деятельности, выражающиеся в фактически складывающемся правопорядке".

В.В. Мальцев указывает на то, что как социальное явление и как философско-социологическая категория право по содержанию глубже и по объему шире отрасли законодательства, так как "уголовное законодательство - это лишь один из элементов предмета уголовного права, содержание которого формируется под воздействием других его элементов (предмета уголовно-правовой охраны и общественно опасного поведения) и социального уклада общества"[42] .

Н.А. Лопашенко полагает, что "...уголовное право выражается в уголовном законодательстве, которое является формой (единственной) существования уголовного права"[43] .

Таким образом, соотношение принципов уголовного права и принципов уголовного законодательства зависит от того, какой подход из перечисленных выше мы выбираем. Так, при широком понимании права, когда понятия "уголовное законодательство" и "уголовное право" не совпадают, соответственно, не совпадают и понятия "принципы уголовного законодательства" и "принципы уголовного права". Содержание последних зависит от того, что мы включаем в понятие права. Нам же в большей степени импонирует традиционное нормативное понимание права, при котором "принципы уголовного права" и "принципы уголовного законодательства" соотносятся как "содержание" и "форма" , т.е. они представляют собой единое целое, а их раздельное рассмотрение допустимо лишь в порядке научной абстракции, для удобства исследования отдельных проблем, например, как в нашем случае, проблем законодательной регламентации.

Итак, исходя из указанной выше точки зрения прослеживается следующая закономерность: те основные положения, которые находят свое отражение в нормах УК РФ, и являются принципами уголовного права (уголовного законодательства).

Следующей интересующей нас категорией являются принципы уголовно-правовой политики.

Уголовная политика представляет собой направление деятельности государства в сфере противодействия преступности. По мнению Н.И. Загородникова и Н.А. Стручкова, в рамках уголовной политики "формируются исходные требования борьбы с преступностью посредством разработки и осуществления широкого круга предупредительных мер, создания и применения правовых норм материального, процессуального и исполнительного права, устанавливающих криминализацию и пенализацию, а когда нужно, декриминализацию деяний, а также посредством определения круга допустимых в борьбе с преступностью мер государственного принуждения".

Таким образом, Н.И. Загородников полагал, что в структуре уголовной политики государства необходимо выделять три ее компонента: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительныйhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99141#sub_99141. Некоторые авторы выделяют также и криминологический компонент.

В настоящей работе мы остановимся лишь на одном из указанных элементов, а именно на уголовно-правовой политике, которой, по мнению В.В. Мальцева, принадлежит доминирующее значение в системе уголовной политики.

Н.А. Лопашенко считает, что уголовно-правовая политика - это "часть внутренней политики государства, основополагающая составляющая государственной политики противодействия преступности, направление деятельности государства в сфере охраны наиболее важных для личности, общества и государства благ, законных интересов и общественных отношений от преступных посягательств, заключающееся в выработке принципов определения круга преступных деяний и законодательных признаков последних и формулирование идей и принципиальных положений, форм и методов уголовно-правового воздействия на преступность в целях ее снижения и уменьшения ее негативного влияния на социальные процессы"[44] http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99144#sub_99144.

Таким образом, необходимо отметить, что предметом анализируемого нами соотношения будут выступать именно принципы уголовно-правовой политики, а не принципы уголовной политики в целом, так как последнее понятие слишком широкое и несопоставимое по объему с принципами уголовного законодательства.

Уголовно-правовая политика, так же как и любая другая политика, представляет собой деятельность. А любой деятельности присущи свои специфические принципы, т.е. своеобразный фундамент, на котором она базируется. К сожалению, в действительности не всегда бывает именно так. Возникают ситуации, когда требования принципов просто игнорируются, а иногда бывает даже трудно понять, есть ли в основе той или иной деятельности какие-либо принципы, так как проводится она бессистемно и не всегда обоснованно. В какой-то мере это можно отнести и к современной уголовно-правовой политике. В немалой степени именно это, на наш взгляд, и обусловливает то, что и в юридической литературе на сегодняшний день нет единого мнения о принципах затронутой нами категории.

Наиболее развернутую систему предлагает П.Н. Панченко. По его мнению, к принципам уголовно-правовой политики можно отнести следующие группы:

- общеполитические принципы (законность, справедливость, демократизм и гуманизм);

- общие уголовно-политические принципы (равенство всех перед законом, неотвратимость ответственности, личная и виновная ответственность);

-собственно уголовно-политические принципы (единство правовых и иных мер борьбы с преступностью, взаимодействие правоохранительных органов с иными государственными органами, гражданами, их объединениями и населением в целом, сочетание стратегии и тактики борьбы с преступностью и др.);

- специальные уголовно-политические принципы (недопустимость аналогии уголовного закона, недопустимость обратной силы более строгого закона, недопустимость повторного привлечения к ответственности за одно и то же преступление, недопустимость смягчения ответственности по основанию совершения преступления в состоянии опьянения и др.).

А.И. Бойко основными принципами уголовной политики называет: согласование уголовно-правовых мер борьбы с преступностью с более широкими социальными программами и необходимостями; предельно возможную гуманизацию употребляемых государством карательных средств; постоянную и своевременную коррекцию запретов - де(криминализацию) и (де)пенализацию общественно опасных поступков; ставку в борьбе с преступностью на профилактику, предупредительные меры, а затем уже расчет на принуждение, пользу от наказания; активное привлечение населения к борьбе с преступностью, расширение социальной базы власти; максимально возможную дифференциацию ответственности и индивидуализации наказания.[45]

С точки зрения А.И. Коробеева, к принципам уголовно-правовой политики можно отнести принципы экономии репрессии, целесообразности, неотвратимости ответственности, дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания и справедливости.

Методологически верным представляется нам подход к этой проблеме, предложенный Н.А. Лопашенко. По мнению автора, уголовно-правовая политика осуществляется в соответствии с теми же принципами, на которых строится и любая другая правовая политика. Последние, в свою очередь, сформулированы в общей теории государства и права. К ним относятся: социальная обусловленность, научная обоснованность, устойчивость и предсказуемость, легитимность, гуманизм и нравственность, справедливость, гласность, сочетание интересов личности и государства, приоритет прав человека, соответствие международным стандартам[46] . Эти принципы можно назвать общими принципами уголовно-правовой политики.

Кроме этого, автор отмечает, что "содержание уголовно-правовой политики, конечно, накладывает свою специфику на содержание указанных выше принципов. Оно же диктует необходимость существования еще двух принципов уголовно-правовой политики, специфических только для нее: принципа экономии репрессии и принципа неотвратимости ответственности"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99151#sub_99151. Эти принципы можно отнести к специальным принципам уголовно-правовой политики.

Как мы видим из системы принципов уголовно-правовой политики, предложенной Н.А. Лопашенко, названия некоторых принципов совпадают с названиями принципов уголовного законодательства. Например, принцип неотвратимости ответственности, по мнению других авторов, является принципом уголовного законодательства (уголовного права). Поэтому вполне закономерно возникает вопрос: совпадает ли содержание этих принципов или же принципы уголовно-правовой политики и принципы уголовного законодательства различаются между собой?

В юридической литературе этот вопрос является достаточно дискуссионным.

Большинство авторов согласны с тем, что эти понятия не совпадаютhttp://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99153#sub_99153, хотя не всегда можно определить, чем же они отличаются. Так, С.С. Босхолов к числу принципов уголовной политики относит: законность, равенство граждан перед законом, демократизм, справедливость, гуманизм, неотвратимость ответственности, научность. Содержание таких из перечисленных принципов, как законность, равенство граждан перед законом, справедливость и гуманизм, раскрывается, по мнению автора, в гл. 1 УК РФ. Таким образом, получается, что, с одной стороны, автор разделяет позицию, в соответствии с которой принципы уголовной политики отличаются от принципов уголовного законодательства, а с другой стороны - возникает вопрос: а в чем же различие?

П.С. Дагель писал: принципы уголовного права "вытекают из принципов уголовной политики, определяются ими, но с ними полностью не совпадают"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99157#sub_99157.

Схожей точки зрения придерживается А.И. Коробеев. Он указывает на то, что "принципы уголовного права исходят из принципов уголовно-правовой политики, конкретизируя и детализируя их, насыщая правовым материалом".[47]

По мнению В.В. Мальцева, "принципы уголовного права первичны. Принципам же уголовно-правовой политики принадлежит подчиненная, служебная роль, которая в этом аспекте в том и заключается, чтобы точнее и полнее отразить содержание принципов уголовного права в уголовном законодательстве"[48] .

Не вдаваясь в детальный анализ приведенных выше точек зрения, отметим, что решение данной проблемы невозможно без рассмотрения вопроса о соотношении понятий "уголовно-правовая политика" и "уголовное законодательство". В юридической литературе эта проблема обсуждается достаточно широко.

Например, Н.А. Лопашенко считает, что "понятие уголовно-правовой политики неразрывно связано с уголовным законодательством, которое выступает концентрированным выражением ее принципов и сущности. Уголовно-правовая политика, как никакая другая, жестко законодательно регламентирована; ее стратегия и тактика полностью отражаются в Уголовном кодексе и вносимых в него изменениях и дополнениях".[49]

Ю.Е. Пудовочкин и С.С. Пирвагидов пишут о том, что между этими понятиями существует двухсторонняя связь, которая заключается в том, что "правотворчество выступает формой реализации уголовной политики, а потому в праве отражаются и в нормативном порядке закрепляются политические идеи противодействия преступности. В то же время формой реализации уголовной политики выступает правоприменение, следовательно, эта форма реализации политики детерминируется содержанием уголовно-правовых норм"[50] .

Действительно, уголовно-правовая политика и уголовное законодательство тесно взаимосвязаны между собой. Уголовно-правовая политика определяет основные направления развития уголовного законодательства, в том числе через установление его принципов. На это, в частности, указывает В.В. Мальцев. По его мнению, "принципы уголовного законодательства (объективно предназначенные быть юридической формой принципов уголовного права) свое правовое выражение обретают в результате уголовно-правовой политики, по существу выступая ее узловыми, краеугольными положениями"[51] .

В то же время существует обратная связь. Так, Б.Т. Разгильдиев полагает, что сама уголовно-правовая политика затем осуществляется в рамках уголовно-правовых принципов[52] . Такой же точки зрения придерживается и В.В. Мальцев. Он пишет, что "...наряду с нормами Конституции России принципы уголовного права образуют содержание и выступают основанием осуществления уголовно-правовой политики на этапах обусловливания, формулирования и реализации уголовного законодательства, направленной на выполнение задач по охране общества от преступных посягательств и предупреждение преступлений".

Кроме этого, нельзя отрицать и тот факт, что уголовное законодательство также оказывает значительное влияние на уголовно-правовую политику, проводимую в стране. Уголовное законодательство (право) является одной из форм реализации уголовно-правовой политики и представляет собой своеобразный критерий, с помощью которого можно оценить эффективность этой сферы государственной деятельности и выработать наиболее оптимальные формы, методы и направления уголовно-правового воздействия на преступность.

Таким образом, исходя из всего сказанного выше и подходя к решению интересующей нас проблемы, следует отметить, что принципы уголовного законодательства и принципы уголовно-правовой политики являются разнопорядковыми категориями, так как первые из них представляют собой основные положения уголовного законодательства, т.е. системы уголовно-правовых норм, а вторые - основные положения конкретной деятельности. Следовательно, на наш взгляд, напрямую эти категории не связаны между собой, они взаимодействуют опосредованно, через взаимоотношение уголовного законодательства и уголовно-правовой политики.

Далее переходим к рассмотрению вопроса о соотношении принципов уголовного законодательства и принципов кодификации уголовно-правовых норм.

По мнению И.Н. Сенякина, кодификация - это "наиболее сложная и совершенная форма систематизации, представляющая собой деятельность, направленную на коренную, как внешнюю, так и внутреннюю, переработку действующего законодательства путем подготовки и принятия нового кодифицированного акта"[53] .

Наше законодательство, в том числе и уголовное, не раз подвергалось кодификации. Ее необходимость обуславливалась целым рядом причин, таких как, например, потребность в упорядочении действующего законодательства, устранении противоречий и существующих пробелов, несоответствие тех или иных норм требованиям проводимой в стране правовой политики и т.д.

Одна из первых вопрос о теоретических основах кодификации уголовно-правовых норм, в том числе и о ее принципах, рассмотрела Н.А. Лопашенко. Отметим, что и в настоящее время существует не так много работ, посвященных принципам именно этой категории. Проблема разграничения принципов уголовного законодательства и принципов кодификации уголовно-правовых норм также остается до сих пор недостаточно разработанной.

Прежде всего необходимо определиться с понятием принципов кодификации. По мнению Н.А. Лопашенко, под ними следует понимать "незыблемые руководящие идеи, на основании и в соответствии с которыми происходит законодательное закрепление уголовно-правового материала, регулирующего общественные отношения, охраняемые уголовным правом" .[54]

Несмотря на то что принципы кодификации уголовно-правовых норм носят в большей степени вспомогательный характер, а именно - определяют правила закрепления уголовно-правовых норм в уголовном законе, они тесно связаны с принципами уголовного законодательства.

Во-первых, несоответствие тех или иных норм уголовного закона требованиям принципов уголовного законодательства является одним из оснований проведения кодификации. Во-вторых, мы полностью согласны с тем, что "принципы кодификации уголовно-правовых норм лежат в основе создания уголовного закона". Поэтому их нарушение может привести к определенным недочетам, несогласованностям в тексте УК РФ, что, в свою очередь, ведет к нарушению принципов уголовного законодательства.

Рассмотрим это на примере принципа логической и юридической связи уголовно-правовых норм между собой. При анализе норм УК РФ остается неясным вопрос об основаниях выделения тех или иных признаков преступления в квалифицированный или особо квалифицированный составы. Так, в ч. 2 ст. 105 УК РФ такие отягчающие обстоятельства, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой в отношении двух или более лиц, являются квалифицирующими, тогда как в ст. 111 УК РФ эти же обстоятельства выделены в особо квалифицированный состав (ч. 3 ст. 111 УК РФ), и за них предусмотрено более строгое наказание, чем за иные, перечисленные в ч. 2 ст. 111 УК РФ. А в ч. 1 ст. 6 УК РФ указывается на то, что лицу, совершившему преступление, должно быть назначено справедливое наказание, которое в том числе соответствует обстоятельствам его совершения. Таким образом, на наш взгляд, сама законодательная регламентация данных отягчающих обстоятельств дает основание к нарушению принципа справедливости, закрепленного в ст. 6 УК РФ.

В-третьих, в целом рассматриваемые нами принципы направлены на достижение одной и той же цели - создания наиболее эффективного уголовного законодательства. Так, принципы уголовного законодательства предъявляют определенные требования к содержанию уголовно-правовых норм, тем самым создавая условия для их более эффективного применения. Принципы кодификации, в свою очередь, определяют, как "следует формулировать уголовно-правовые нормы в законодательстве, чтобы добиться наилучших правовых результатов. В соответствии с принципами кодификации устанавливаются организационные правила законодательного процесса".

Подводя общий итог, можно сделать некоторые выводы.

1 Мы полагаем, что закрепленные в ст. 3-7 УК РФ принципы являются принципами уголовного законодательства (уголовного права), что должно быть отражено как в названии гл. 1 УК РФ, так и в ч. 2 ст. 2 УК РФ - "Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает принципы уголовного законодательства и основания уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений".

2 Принципы уголовной ответственности представляют собой основные положения лишь одного из институтов уголовного права, следовательно, являются составной частью принципов уголовного законодательства и подчиняются им.

Принципы уголовного права и принципы уголовного законодательства соотносятся как "содержание" и "форма", таким образом, представляют собой единое целое.

Принципы уголовно-правовой политики и принципы уголовного законодательства - это разнопорядковые категории, напрямую они не связаны между собой, а взаимодействуют опосредованно, через взаимоотношение уголовного законодательства и уголовно-правовой политики.

И, наконец, достаточно тесная связь прослеживается между принципами кодификации уголовно-правовых норм и принципами уголовного законодательства: они преследуют единую цель - создание условий для формирования эффективного уголовного законодательства, направленного на решение задач, стоящих перед ним.


2. Система и содержание принципов уголовного права

Для формирования целостной государственной политики борьбы с преступностью большое значение имеет выработка ее принципов, основополагающих идей, которые определяют задачи и направления деятельности всех ветвей государственной власти и правоохранительных органов в данной сфере. По этим вопросам в литературе высказаны различные мнения. Так, С.С. Босхолов называет в качестве «принципов политики борьбы с преступностью законность, равенство граждан перед законом, демократизм, справедливость, гуманизм, неотвратимость ответственности, научность»[55] . По мнению А.Д. Бойкова, «к этим принципам относятся: справедливость; законность; неотвратимость ответственности; соответствие наказания характеру и степени общественной опасности преступления и личности виновного; обеспечение интересов жертв преступлений; экономического стимулирования реальных успехов органов ОВД, дознавателей и следователей по пресечению и раскрытию; принципы предупреждения преступлений; правового и социального контроля; координации»[56] .

С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев в качестве принципов уголовного права выделяют: «законность, равенство граждан перед законом, принцип личной ответственности, принцип вины, неотвратимость ответственности, справедливость ответственности, гуманизм, принцип демократизма»[57] . При этом они обращают внимание на многообразие и определенный субъективизм при выделении принципов. Тем не менее, как показывает анализ, в качестве принципов определяются те основные начала правовой системы, которые имеют в данных социально-экономических и политических условиях наиболее важное либо решающее значение. Как писал Ф. Энгельс, «принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории».

Впервые в России принципы уголовного законодательства были сформулированы в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Статья 2 Основ называла восемь принципов: принцип законности, равенства граждан перед законом, неотвратимости ответственности, личной и виновной ответственности, справедливости, демократизма и гуманизма. В УК РФ их число сократилось до пяти за счет исключения принципов неотвратимости ответственности и демократизма. «Модельный Уголовный кодекс для стран-участниц СНГ (рекомендательный законодательный акт, принятый Межпарламентской ассамблеей СНГ в феврале 1996 г.) говорит о принципах более широко и правильнее - не только принципы Уголовного кодекса, но и принципы уголовной ответственности. Таких принципов он устанавливает семь: законности, равенства перед законом, неотвратимости ответственности, личной и виновной ответственности, справедливости и гуманизма»[58] .

Кроме того, В.К. Дуюнов и Л.Л. Кругликов отмечают, что «принципы уголовного права, или уголовно-правовые принципы, - это одно; то, что касается принципов уголовной ответственности, - это другое; принципы уголовного законодательства - это третье. Субординация на данный момент такова: принципы уголовного права - наиболее широкое понятие, принципы УК РФ частично могут быть принципами уголовной ответственности»[59] .

В общей части УК РФ закреплены важнейшие принципы уголовного права, на основе которых обеспечивается решение провозглашенных в УК задач. Таковыми являются принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма. «Ряд ученых под принципами понимают некие абстрактные положения морально-этического плана, не имеющие реального нормативного выражения. Другие юристы требуют обязательного закрепления принципов в действующем законодательстве в виде норм-предписаний. Существует также определение принципов как основных положений, идей, получивших свое закрепление в законе независимо от приемов и форм их закрепления, а также положений, хотя и не получивших непосредственного выражения в законе, но вытекающих из ряда его норм»[60] .

Мы считаем, что принципы представляют собой основы создания и направленности всей системы соответствующей отрасли права, которые наиболее полно выражают содержание уголовного законодательства, тесно связаны с государственной политикой в сфере уголовного судопроизводства, и выступая нормативными образованиями высшей юридической силы, оказывают охранительное и регулятивное воздействие по отношению ко всем уголовным нормам. Принципы уголовного права, являясь «продуктом политики государства в области правосудия, первоначально формируются в виде идей, которые постепенно в ходе правотворчества закрепляются как нормы действующего законодательства»[61] .

2.1 Принцип законности и принцип равенства граждан перед законом

Принцип законности является основополагающим для всей деятельности государства и его органов. Принцип законности означает: нет преступления, нет наказания без указания на то в законе. Это согласуется со ст. 1 УК РФ о том, что уголовный закон является единственным источником уголовного права, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ. «Современное понимание законности как требования, направленного на точное, неукоснительное и неуклонное соблюдения всеми субъектами норм права, связано с провозглашением России правовым государством, что означает связанность самого государства правом, обеспечение им прав и свобод человека, правопорядка. По своему содержанию законность находится в тесной связи с демократией, верховенством закона, предполагает единообразное понимание законоположений на всей территории страны»[62] .

Содержание принципа законности вытекает не только из редакции ст. 3 УК РФ, но и из других законов, и, прежде всего Конституции РФ. Принцип законности служит базой для законодательного конструирования УК РФ и его применения на практике. «Практическое значение для всех институтов уголовного права имеет положение о том, что не только наказуемость, но и иные уголовно-правовые последствия совершения преступления определяются лишь уголовным законом: например, освобождение от уголовной ответственности и наказания, погашение и снятие судимости, назначение принудительных мер медицинского характера, применение принудительных мер воспитательного воздействия и т.д.»[63] . Под конституционность уголовного закона состоит в том, что: - издание уголовных законов должно осуществляться на основе и в соответствии с Конституцией. Часть 1 ст. 15 Конституции РФ предусматривает, что «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации»[64] ; - в случае расхождения норм УК РФ с нормами Конституции РФ приоритет отдается последним.

Законность состоит в точном и неуклонном соблюдении уголовных законов гражданами и правоприменительными органами. Самим законом определены пределы судейского усмотрения при применении ими норм уголовного права. Иначе говоря, в законодательные рамки ставится соотношение целесообразности и законности. Принцип законности предопределяет границы законной целесообразности. Это проявляется в том, что закон устанавливает, например, альтернативные или относительно определенные санкции за преступления, предусмотренные УК РФ. «В этой связи особую актуальность приобретают не только приговоры по конкретным делам, но и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, постановления которого, как отмечается в литературе, порой необоснованно изменяют суть уголовного закона, а значит, нарушают и сам принцип законности, выходя за пределы законной целесообразности»[65] .

Принцип законности в уголовном праве означает, что не только преступления и наказания, но и иные уголовно-правовые последствия совершенного лицом деяния определяются уголовным законом. Например, основания и условия применения условного осуждения, принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним, освобождения от уголовной ответственности и наказания, погашение и снятие судимости и т.д. Законность состоит в том, что преступлением может быть признано только деяние - общественно опасное действие или бездействие, причинившее или создавшее реальную угрозу причинения вреда существенным, охраняемым уголовным законом интересам личности, общества или государства. Из этого следует, что мысли и убеждения, независимо от их несоответствия законам, Конституции РФ, не должны рассматриваться как преступления и поэтому не влекут за собой наказания.

Часть 2 ст. 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии. Аналогией закона называется восполнение пробела в праве, когда закон применяется к случаям, прямо не предусмотренным, но аналогичным тем, которые непосредственно регулируются этим законом. Из этого следует, что закон следует понимать в точном соответствии с его текстом. Пробелы в уголовном законе нельзя восполнять посредством расширительного или ограничительного толкования, в подобных случаях необходимо издание нового уголовного закона.

Принцип законности включает в себя такое положение, как неотвратимость ответственности. «Неотвратимость ответственности означает: каждое лицо, совершившее преступление, подлежит уголовной ответственности или иным мерам уголовно-правового характера»[66] .

Значение принципа законности не ограничивается сказанным. Распространяясь на весь УК РФ, включая его общую и особенную части, этот принцип также требует, чтобы: а) содержание всех уголовно-правовых норм понималось в точном соответствии с текстом (то есть не допускалось ни расширительное, ни ограничительное их толкование; б) лицо, признанное виновным в совершении преступления (в том числе и отбывающее наказание), несло обязанности и пользовалось правами, установленными законом, а не какими-либо ведомственными инструкциями; в) правовое положение лиц, с которых снята судимость, не подвергалось бы никакому ограничению по сравнению с положением несудимых граждан. Эти и другие требования законности должны неуклонно соблюдаться в деятельности как законодательных, так и правоприменительных органов.

Таким образом, обеспечение законности означает как равенство граждан перед законом и судом, создание возможностей фактического соблюдения законов и иных правовых актов всеми физическими и юридическими лицами, государственными органами и должностными лицами, муниципальными образованиями, так и неотвратимость наказания за совершение правонарушений, наличие надлежащего правоохранительного механизма для эффективной борьбы с противоправными проявлениями, общих (экономических, политических, нравственных и психологических), а также специальных гарантий законности: надзора и контроля за ее состоянием; эффективной системы мер юридической ответственности, защиты и восстановления нарушенного права; мер по совершенствованию законодательства, выявлению, предотвращению и профилактике правонарушений. Все это требует совместных усилий, взаимодействия, согласованных действий различных ветвей власти на всех уровнях государственной организации. Это основная функция судебной власти, прерогатива прокурорского надзора, милиции и других правоохранительных структур.

Содержание уголовно-правового принципа равенства граждан перед законом состоит в том, что все лица совершившие преступление равным образом подлежат уголовной ответственности. Это также один из важнейших принципов, провозглашающий, что никакие обстоятельства, факторы и условия не могут повлиять на то, что перед уголовным законом все лица и каждое из них в случае совершения преступления равны. Ничто не должно создавать ни для кого каких-либо привилегий или, наоборот, ухудшать положение человека по отношению к другому при применении уголовного закона. «Поэтому равным образом должны нести ответственность как лица, принадлежащие к национальности, преобладающей по численности в данном административном или национально-территориальном регионе, так и представители национальных меньшинств. Не должно оказывать влияние на характер и степень уголовной ответственности и имущественное положение: равную ответственность должны нести люди, весьма обеспеченные, и люди с минимальными средствами к существованию, проживающие по определенному адресу постоянно и имеющие надлежаще оформленные документы, и лица без определенного места жительства»[67] .

Равенство всех перед уголовным законом означает равную ответственность всех и каждого за совершенное преступление, то есть равенство оснований уголовной ответственности. Однако такое равенство не означает уравнительность в наказании виновных за одинаковые деяния. Принципы справедливости и гуманизма предполагают тщательную индивидуализацию наказания. При этом в расчет берется не только тяжесть преступления, но и личностные качества виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства. Личностные свойства могут послужить основанием освобождения лица от уголовной ответственности либо значительного ее смягчения. Ввиду гуманизма, например, несовершеннолетние правонарушители, беременные женщины и имеющие малолетних детей матери наказываются всегда мягче, чем за аналогичные деяния совершеннолетние преступники и субъекты без прав и обязанностей материнства. Таким образом, принцип равенства граждан перед уголовным законом сочетается с требованиями принципов справедливости и гуманизма. Так, «к уголовной ответственности были привлечены несовершеннолетние С. и М. за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ. С. по национальности - башкир, а М. по национальности - русский. Однако и С. и М. совершили общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания. Поэтому С. и М. равны перед законом и были привлечены к уголовной ответственности независимо от их национальности»[68] . Следовательно, принцип равенства граждан перед законом был соблюден.

На практике принцип равенства всех перед уголовным законом чаще всего нарушается по признакам служебного или имущественного положения лиц, совершивших преступление. Подтверждением могут служить данные об отказах в возбуждении уголовных дел и об их прекращении с формулировкой «за отсутствием состава преступления», а также о не постановке на учет заявлений граждан о преступлениях. Среди субъектов такого рода искусственной латентности преступлений немало представителей организованной, профессиональной и коррупционной преступности, особенно в высших эшелонах власти.

По-мнению В.М. Лебедева «принцип равенства лиц, совершивших преступление, перед уголовным законом нарушается самим УК РФ не всегда в сторону послабления карательного воздействия. Так, провозгласив тезис, в соответствии с которым приоритетом среди объектов уголовно-правовой охраны выступает личность, законодатель подтверждает это последовательностью размещения в УК РФ соответствующих глав. Однако логика резко нарушается, когда речь заходит о защите обычного человека и должностного лица: убийство (ч. 1 ст. 105) наказывается сроком от 6 до 15 лет, а посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295) - от 12 до 20 лет лишения свободы»[69] .

А.И. Рарог отмечает нарушение этого принципа при принятии федеральных законов. «Это особенно наглядно проявилось при формировании института депутатской неприкосновенности. Она стала для некоторых депутатов ширмой, прикрывающей их преступную деятельность. Исключение из правила о равенстве всех перед законом и судом предусмотрено в самой Конституции РФ (ст. 91, 98, ч. 2 ст. 122). Оно относится к неприкосновенности Президента, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей. В отношении депутатов и судей установлен особый порядок привлечения их к уголовной ответственности. Неприкосновенность парламентария, закрепленная в ст. 98 Конституции РФ, как и судейская неприкосновенность, о которой говорится в ст. 122, - необходимые исключения из принципа равенства всех перед законом и судом. Они выходят за пределы личной неприкосновенности, закрепленной в ст. 122 Конституции РФ, и не являются личной привилегией, а призваны служить публичным интересам»[70] . Кроме того, неприкосновенность этих категорий лиц не означает освобождения их от уголовной ответственности за совершенные преступления.

Постановка вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении судьи возможна при наличии на это согласия соответствующей коллегии судей. Отказ коллегии дать согласие может быть обжалован в высшую квалификационную коллегию судей РФ. Решение квалификационной коллегии судей об отказе от дачи согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи может быть обжаловано в суд, поскольку этим решением затрагиваются права, как самого судьи, так и гражданина, пострадавшего от его действий.

Полагаем, что наше законодательство действительно несовершенно, существуют пробелы и противоречия. Необходимо не только провозгласить принцип равенства граждан перед законом, но и привести в соответствие с данным принципом нормы УК РФ. Особенно важным является положение о равенстве перед уголовным законом лиц независимо от должностного положения. Это требование закона должно исключить возможность избежать уголовной ответственности или существенно смягчить её лицам, занимающим высокие посты и руководящие должности. Например, необходимо законодательно закрепить решение об отмене привилегии депутатов органов власти разных уровней, когда для привлечения этих депутатов к ответственности требуется согласие данного органа, которое далеко не всегда удается получить.

Принцип равенства перед законом в уголовном праве, означает, что любое лицо независимо от его социально-демографических характеристик равным образом подлежит уголовно-правовому воздействию, поскольку каждый совершивший преступление имеет равную для всех физических лиц обязанность на уголовно-правовую оценку содеянного и применение мер уголовно-правового характера. Исходя из обратной связи, принцип равенства фактически утверждает правило, согласно которому право есть применение одинакового масштаба к различным людям.

Следование принципу равенства законодателем означает такую криминализацию деяний, которая не ставила бы вне ответственности какие-либо категории правонарушителей. Равной должна быть и защита интересов потерпевших - граждан, а также общества и государства. При этом криминализация деяний со специальным субъектом, например, должностным лицом, военнослужащим, судьей и т.д., за которые другие граждане не наказываются, не противоречит принципу равенства граждан перед законом.

Принцип равенства граждан перед законом является международно-правовым и конституционным принципом, поэтому он должен строго соблюдаться во всех законах. Нарушение принципа равенства граждан перед законом влечет за собой уголовную ответственность. Так, лишением свободы грозит ст. 136 УК РФ за нарушение равноправия граждан в зависимости от пола, расы и других признаков, перечисленных в ст. 4 УК РФ. Нарушение принципа равенства граждан по их национальной или расовой принадлежности, а также вероисповедания преследуется ст. 282 УК РФ. Самостоятельным преступлением признается воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 248 УК РФ).


2.2 Принцип вины

Особое значение имеет раскрытие содержания принципа вины, так как российское уголовное право стоит на позиции субъективного вменения. Это означает, что уголовно наказуемым закон признает только такое общественно опасное деяние, которое совершено виновно. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Ни одно деяние, совершенное невиновно, какие бы тяжкие последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление. Вменение в вину деяния, общественную опасность которого лицо не предвидело и не могло предвидеть, было бы лишено справедливости и какого-либо предупредительного значения и поэтому отвергается правосудием. «Президиум ВС РФ отменил обвинительный приговор по делу Т. и прекратил производство по этому делу ввиду отсутствия доказательств вины лица в совершении преступления»[71] . УК РФ закрепил в ст. 5 - «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина»[72] . Данный принцип указывает на сугубо персональный характер уголовной ответственности, установленный российским законодательством. За совершенное преступление отвечает лишь тот, кто является виновником, но не социальная общность, к которой он принадлежит, не его семья, единомышленники или иные лица.«Вина (наряду с мотивом и целью) образует субъективную сторону преступления. Это внутреннее психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям в форме умысла и неосторожности. Вина - обязательный признак субъективной стороны преступления. Без вины нет и не может быть состава преступления, а, следовательно, и уголовной ответственности. Это основной признак субъективной стороны, отграничивающий преступное деяние от непреступного»[73] . Так, «Д. был привлечен к уголовной ответственности по ч.1 ст. 105 УК РФ, то есть за умышленное убийство человека. По материалам дела при распитии спиртных напитков между Д. и его родным братом возникла ссора. Д. нанес удар ножом брату в живот, который напал на него с кочергой. После произошедшего Д. вызвал врачей для оказания медицинской помощи брату, а сам ушел и вернулся только наследующий день и, встретив знакомого, узнал, что его брат умер. Братья жили вместе, между ними часто возникали ссоры, которые каждый раз заканчивались тем, что Д. попадал в больницу. Однако Д. не желал убить своего брата, он понимал, что нанес удар ножом, но не предполагал, что брат умрет. Исследовав все имеющиеся доказательства, обстоятельства совершенного преступления, поведение Д. до и после совершения преступления, показания свидетелей суд пришел к выводу о виновности Д. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ, то есть за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Д. желая «успокоить брата» имел прямой умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, однако не предвидел, что брат может умереть от полученной раны, значит налицо неосторожное причинение смерти». Виновность Д. была доказана – прямой умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, и неосторожная форма вины (в виде небрежности) по отношению к наступившей смерти. То есть Д. был привлечен к уголовной ответственности именно за то преступление, в отношении которого была доказана его вина.

Таким образом, в уголовном праве закреплен принцип личной ответственности за совершение преступления. Вина - родовое понятие двух форм: умысла и неосторожности и четырех видов: прямого умысла, косвенного умысла, легкомыслия, небрежности. Требование о виновном совершении объективно общественно опасного деяния носит принципиальный характер. «Без умысла либо неосторожности объективно вредное поведение человека оказывается сродни действию природных сил либо агрессии животных. Минуя виновную осознанность лица, детерминантами ущерба становятся внешние силы. Невиновное причинение вреда в уголовном праве называется «случаем» или «казусом». Вина включена в основание уголовной ответственности как обязательная подсистема таковой»[74] .

Принцип вины находит отражение о многих институтах общей части УК РФ, например, в понятиях соучастия, покушения, приготовления к преступлению и др. Вина является неотъемлемым элементом каждого состава преступления, предусмотренного особенной частью УК РФ.

Невиновное причинение вреда непригодно для наказания лица, причинившего такой вред. Наказание, согласно ст. 43 УК РФ, преследует цель исправления осужденного и предупреждения совершения преступлений другими гражданами. Наказывать лицо, невиновно причинившее вред, означало бы наказывать законопослушного человека, который был не в состоянии, не должен или не мог предвидеть наступление общественно опасных последствий и предотвратить их. «Какими бы серьезными ни были последствия, наступившие от действий конкретного лица (вред здоровью другого человека, существенный имущественный ущерб), если не установлена его вина по отношению к действиям (бездействию) и последствиям, уголовная ответственность человека исключается»[75] . Поэтому субъективное вменение является основным условием справедливой правовой оценки поведения человека вообще и преступного в частности.


2.3 Принцип справедливости и гуманизма

Принцип справедливости лишь относительно недавно стал рассматриваться как принцип уголовного права. Справедливым должно быть применяемое наказание или иная мера уголовно-правового характера. Здесь имеется в виду, что справедливыми должны быть:

1 Вид наказания, назначаемый виновному;

2 Размер наказания в санкции статьи;

3 Привлечение к уголовной ответственности один раз за одно и то же преступление. Все эти аспекты принципа справедливости в ст. 6 УК РФ сведены лишь к соразмерности характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. «Принцип справедливости - это своеобразный эталон соразмерности, соответствия уголовно-правовых норм нормам нравственности и общественным интересам. Вот почему норма уголовного права, которая в силу каких-либо обстоятельств не отвечает справедливости, должна быть изменена или отменена»[76] .

Принцип справедливости предопределяет применение строгого наказания, как правило, к лицам, совершившим тяжкие преступления и виновным в рецидиве. К лицам же, впервые совершившим преступления меньшей тяжести, обычно применяются наказания, не связанные с лишением свободы (условное осуждение, штраф, общественные работы и др.), либо они могут быть освобождены от уголовной ответственности и наказания. В соответствии со ст. 43 УК РФ одна из целей применения наказания состоит в восстановлении социальной справедливости. В уголовном праве нашли свое выражение два аспекта реализации принципа справедливости в общественной жизни - уравнивающий и распределяющий. Первый предполагает, что каждый случай совершения преступления не должен оставаться без уголовно-правового реагирования со стороны государства. Правовое положение лица, обладающего каким-либо специальным признаком (должностное лицо, военнослужащий), приравнивается к правовому положению других лиц с такими же признаками. Вместе с тем данная группа лиц отличается по своему уголовно-правовому статусу от другой группы, которой такие признаки не присущи. В этом и проявляется первый аспект справедливости. Второй - распределяющий - аспект наиболее выражен в случае, когда новый состав преступлений включается в особенную часть Уголовного кодекса РФ.

Одним из важных условий назначения справедливого наказания является правильная юридическая оценка содеянного виновным. Вмененное подсудимому преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ указано «обратить внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в статьях 2 и 43 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 6 УК РФ назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

Принцип справедливости реализуется, кроме того, в том, что никто не может нести дважды уголовную ответственность за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ). В соответствии с частью 1 ст. 12 УК РФ гражданин России не может быть наказан за преступление, совершенное за границей, если он уже был осужден и отбыл наказание в иностранном государстве. В данном случае имеет место воспроизведение в Уголовном кодексе конституционной нормы гласящей: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление»[77] . Это придает рассматриваемому принципу конституционный характер.

Считаем, что принцип справедливости в уголовном праве не исчерпывается справедливостью карательного воздействия. Он значительно шире. Криминализация деяний осуществляется не потому, что они кому-то не нравятся, а потому, что они глубоко чужды правилам человеческого общежития, ценностям морали. Принцип справедливости в уголовном праве, проявляющийся в процессе нормотворчества, не исчерпывается только тем, что на его основе устанавливается круг преступных деяний и происходит их отделение от непреступных, но и тем, что он определяет вид, размер уголовно-правового воздействия, в том числе вид и размер санкции статьи. В процессе нормотворчества он проявляется и в том, что наряду с наказанием законодатель предусматривает иные меры уголовно-правового воздействия, например, условное осуждение, принудительные меры медицинского характера. Так, «несовершеннолетнему Т. совершившему преступление, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года условно с испытательным сроком 2 года»[78] . Полагаем суд учел несовершеннолетний возраст Т., совершение преступления впервые, обстоятельства характеризующие личность Т., то есть суд назначил наказание, основываясь на принципе справедливости.

Поскольку совершенное преступление нарушает социальную справедливость, у государства появляется право наказать виновное в этом лицо. В основе этого права лежит поведение лица, способного выбирать варианты своего поведения и выбравшего поведение, нарушающее предписания уголовного закона. Именно поэтому наказание выступает в качестве «платы» за совершенное преступление, размер которой зависит от тяжести последнего. Так, совершивший кражу в небольших размерах не может быть наказан так же сурово, как убивший за деньги. Иной подход не будет способствовать восстановлению социальной справедливости, так как не является справедливым сам по себе. Реализуя свое право наказать преступника и тем самым восстановить нарушенную его деянием социальную справедливость, государство одновременно поддерживает авторитет уголовного закона и воспитывает уважение к нему. Анализ назначаемых по УК РФ наказаний свидетельствует, что судами Российской Федерации соблюдаются принципы уголовного права, на основе которых обеспечивается решение закрепленных в УК РФ задач и соблюдаются положения закона о том, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в том случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

Справедливость - основа демократического правосудия. Рассматриваемый принцип дополняет и развивает принцип равенства граждан перед законом, поскольку обязывает суд в отношении каждого обвиняемого при назначении наказания или иных мер уголовно-правового характера индивидуализировать ответственность, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, все обстоятельства его совершения, а также данные о личности виновного. Наказание и иные меры уголовно-правового характера можно признать справедливыми, когда их вид и размер соответствуют указанным обстоятельствам и если они назначены в рамках закона.

Таким образом, принцип справедливости внедряется во все сферы общественных отношений. Все отрасли законодательства - государственное и гражданское, трудовое и жилищное, хозяйственное и пенсионное, налоговое и природоохранительное, уголовное и процессуальное - призваны, согласно идеалу, проводить справедливость в регулируемые ими общественные отношения. Здесь важно, чтобы уголовно-правовые нормы и их применение были направлены на защиту естественных и общепризнанных демократических прав и свобод, принципов морали демократического общества.

Справедливость в уголовном праве в известном смысле подразумевает и другие важнейшие его принципы, и в первую очередь принципы законности, равенства граждан перед законом и гуманизма. Каждый из указанных принципов имеет, как отмечалось, свое специфическое содержание. Вместе с тем каждый из них характеризует какую-то качественную сторону (или аспект) справедливости в уголовном праве, без которого нет и не может быть справедливости в целом. Так, нет справедливости, если при отправлении правосудия по уголовному делу нарушается законность, принцип равенства граждан перед законом, принцип гуманизма. Таким образом, справедливость можно рассматривать и как обобщающий принцип или обобщающее начало уголовного права.

Гуманизм - высоконравственное положение, идея, выработанная в процессе развития человеческого общества, суть, которой заключается в признании личности, ее интересов, достоинства и чести высшей ценностью, охраняемой и защищаемой государством и обществом. Даже тогда, когда личность оступается, совершает преступление, наказание ему должно быть не только справедливым, но и гуманным, то есть как минимум человекотерпимым, относительно снисходительным и даже порой великодушным.

Прежде всего, уголовное право охраняет жизнь, здоровье, честь, свободу, достоинство человека, его права, свободы и интересы, его безопасность от любых преступных посягательств. Данный аспект отражен в ст. 2 УК РФ, в которой раскрываются задачи, стоящие перед уголовным законодательством. Конкретизируются эти задачи в таких разделах УК РФ, как преступления против личности, общественной безопасности, общественного порядка, мира и безопасности человечества и др. Принцип гуманизма, закрепленный в ст. 7 УК РФ, раскрывает две его важнейших стороны. Одна обращена к потерпевшим от преступления. Другая - к субъекту преступления, то есть принципа гуманизма связан с охраной законных прав и интересов лиц, совершивших преступление.

Принцип гуманизма в уголовном праве реализуется, прежде всего, путем защиты человека, его прав и законных интересов, иначе говоря - его безопасности от преступных посягательств. Уголовный кодекс РФ представляет собою юридическую базу для сложной и ответственной работы суда, прокуратуры, милиции и других правоохранительных органов по выполнению этой задачи. «Гуманистическая цель уголовного закона и его направленность на защиту потерпевшего находят свое выражение в первую очередь в формулировании составов преступлений против личности, предусмотренных в УК РФ, а также ряда иных норм и институтов общей и особенной частей»[79] (например, повышенная охрана интересов несовершеннолетних, беременных женщин, лиц, находящихся в беспомощном состоянии и т. д.). Многие гарантии прав и законных интересов потерпевших устанавливаются Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Характеризуя гуманизм как уголовно-правовой принцип, необходимо подчеркнуть, что в нем есть и другой аспект. Уголовный закон имеет дело не только с жертвой преступления, но и с преступником, который также обладает гражданскими правами и обязанностями, является человеческой личностью и защищается законом. «Противопоставление участников уголовно-правовых отношений друг другу в том смысле, что к некоторым из них - потерпевшему, свидетелю необходимо проявлять человеческое, гуманное отношение, а к другим, и, прежде всего к обвиняемому, этого якобы не требуется, - не соответствует принципам законности, справедливости и гуманизма. Более того, именно отношение к лицу, совершившему преступление, является общепризнанным в мировой практике показателем реализации в уголовном праве гуманистических принципов»[80] . Так, «несовершеннолетний С. украл кроликов у своего соседа. Органами предварительного следствия он был привлечен к уголовной ответственности по ч.1 ст. 158 УК РФ. В ходе следствия С. загладил свою вину, вернул потерпевшему кроликов, а так же возместил ущерб, причиненный в результате совершения преступления (С. оставил открытой дверь клетки и выпустил остальных кроликов, которые уничтожили рассаду на огороде). При рассмотрении дела в суде потерпевший сделал заявление о прекращении уголовного дела в отношении С., так как С. извинился перед ним, возместил ущерб, вернул кроликов, то есть загладил причиненный вред. Суд с согласия прокурора прекратил уголовное дело в связи с примирением сторон, так как С. впервые совершил преступление небольшой тяжести, примирился с потерпевшим»[81] . В данном случае налицо применение принципа гуманизма, ведь С. совершил преступление, однако в соответствии с УК РФ был освобожден от уголовной ответственности и наказания.

Вместе с тем в литературе справедливо отмечается, что «прогрессивная по своей сущности идея гуманизации мер борьбы с преступностью в современных условиях компрометируется высоким уровнем последней и повышением степени общественной опасности, подрывом базы раскрытия и расследования преступлений, особенно в сфере экономики, безнаказанностью лидеров преступного мира, многочисленными иммунитетами, в результате которых выявляются и осуждаются лишь лица, не защищенные от уголовной репрессии ни высоким материальным уровнем, ни высоким социальным статусом. Поэтому при социальных опросах гуманизация нередко не получает поддержки, растет популярность внеправовых способов защиты попранных прав»[82] . К сожалению в обществе распространен обывательский взгляд на жестокость и кару как на лучшее средство искоренения преступности. «Однако известно, что на Западе и на Востоке в борьбе с преступностью использовались самые жестокие средства и методы, в том числе и самые мучительные способы смертной казни – сожжение, колесование, четвертование и т.п. Однако все это не привело к желаемым результатам, и от мер такого рода с развитием цивилизации пришлось отказаться»[83] . Конечно, преступность носит во многом социальный характер и чтобы бороться с нею, необходима длительная и упорная работа по воздействию на её социальные причины. Поэтому усиление борьбы с преступностью не означает обязательного усиления наказания.

Обе стороны гуманизма, то есть в отношении лиц, потерпевших от преступлений, и лиц, совершивших таковые, взаимосвязаны. Поэтому гуманизм ни в коей мере не означает необоснованный либерализм, что, к сожалению, в судебной практике иногда наблюдается. Даже за тяжкие преступления в отношении каждого шестого осужденного назначаются наказания, не связанные с лишением свободы. Между тем структура и динамика преступности отнюдь не обусловливают такую карательную практику. Неоправданный либерализм в наказаниях оборачивается не гуманностью в отношении потерпевших от преступлений граждан.

Хотя гуманизм по отношению к преступнику и потерпевшему, исходя из содержания конкретного отношения ответственности, получает свое окончательное выражение в приговоре суда, обеспечение уже на законодательном уровне справедливого баланса между интересами указанных лиц является необходимой предпосылкой реализации принципа гуманизма на практике. Нарушение же такого баланса в пользу лица, совершившего преступление, или пострадавшего влечет за собой соответственно или ослабление правовой защищенности интересов потерпевшего либо применение неоправданно жестких мер уголовно-правового характера к преступнику.

Итак, подробно раскрыв содержание каждого принципа уголовного права можно прийти к выводу, что все принципы уголовного права представляют собой целостную систему. Ее элементами выступают конкретные требования к законодателю, правоприменителю и гражданам. При всей равнозначности подсистем и элементов системы принципов в ее иерархии первыми надлежит поставить принцип законности и справедливости. Однако каждый из рассмотренных принципов дополняет друг друга и вместе они создают базу для правильного применения уголовного закона, соблюдения основных прав и свобод человека и гражданина.

Наличие системы принципов позволяет защитить законодательную и правоприменительную практику от прямого влияния быстро изменяющихся политических конъюнктур и интересов. Строгое следование принципам помогает избежать крутого поворота от рыночных (экономических) и демократических (социально-политических) реформ к авторитаризму и диктатуре, а в части уголовной репрессии избежать ее резкого ужесточения или смягчения.

уголовное право законодательство законность


3. Проблемы характерные для законодательной регламентации системы принципов уголовного законодательства

До недавнего времени вопрос о необходимости законодательного закрепления принципов был одним из наиболее спорных, к нему в своих работах обращались практически все ученые, занимающиеся или занимавшиеся проблемой принципов.

А.М. Васильев справедливо отмечает, что, будучи отраженными в законодательстве, правовые принципы, во-первых, сами приобретают регулирующее значение, воздействуя на правосознание людей, и, во-вторых, выступают в качестве отправных начал для дальнейшего развития законодательной и правоприменительной деятельности.[84]

По мнению М.И. Байтина и В.К. Бабаева, законодательное закрепление принципов права позволяет нагляднее соотнести правовые предписания с регулируемыми общественными отношениями, значительно повышает общее воспитательное и превентивное воздействие права, а также способствует стабилизации законодательства.

К.П. Уржинский указывает на то, что "текстуальное выражение принципов более понятно и доступно для населения, исключает различное их толкование, помогает установить черты и тенденции развития отраслей и институтов, выявить их служебную роль, способствует выработке новых норм права, систематизации законодательства".[85]

Формулируя принципы уголовного законодательства, законодатель пошел по пути их прямого закрепления в нормах закона, что в полной мере соответствует теоретическим разработкам по этому вопросу. Таким образом, выполнена одна из задач науки уголовного права - разработка путей и методов совершенствования уголовного законодательства с учетом потребностей общественной жизни и практики применения уголовного закона. На наш взгляд, законодательное выражение содержания принципов уголовного законодательства в нормах-принципах имеет действительно важное значение, так как упрощает процесс реализации требований принципов как законодательными, так и правоприменительными органами.

Однако только на первый взгляд кажется, что установление в ст. 3-7 УК РФ 1996 г. принципов уголовного законодательства положило конец спорам вокруг их системы. Но это далеко не так. Например, не все авторы согласны с тем, как был решен вопрос с законодательным закреплением принципов в уголовном законе. Так, в юридической литературе совершенно справедливо указывается на то, что возможны два основных способа выражения принципов права: формулирование их в юридических нормах [текстуальное (прямое) закрепление]и выведение отправных идей из смысла законодательства [смысловое (косвенное) закрепление].

Вместе с тем нельзя безоговорочно согласиться с теми авторами, которые полагают, что от формы закрепления принципов зависит степень их юридической силы. Например, В.Н. Ронжин отмечает, что специально закрепленные в нормах принципы обладают наибольшей юридической силой и имеют обязательное руководящее значение; принципы, закрепленные в преамбуле или в общих положениях закона, не имеют прямого регулирующего воздействия, они только определяют наиболее существенные черты содержания норм, цели регулирования; принципы, косвенно закрепленные в праве, имеют наименьшую правовую силу, они могут забываться, игнорироваться[86] .

На наш взгляд, правильной следует признать точку зрения, в соответствии с которой различие в приемах законодательного закрепления не может служить основанием для признания или непризнания соответствующего положения принципом, как не имеет значения для решения этого вопроса и то место, которое законодатель отвел данному положению внутри соответствующего законодательного акта.

С этим согласны не все авторы. Так, И.В. Коршиков пишет о том, что было бы целесообразней разместить принципы действующего уголовного законодательства в преамбуле УК РФ. Таким образом, по мнению автора, "мы определяем место принципов в данной отрасли, их основополагающее значение по отношению к остальным нормам, устраняем противоречия понимания принципа как исходной нормы с нормой непосредственного действия, и в то же время даем ориентир законодателю, правоприменителю и правоисполнителю для правильного понимания и применения правовых норм, в данном случае уголовно-правовых норм"[87] .

Бесспорно, данная точка зрения имеет право на существование, но только в том случае, если речь идет о преамбуле, наделенной полной юридической силой наравне с другими частями нормативного акта, иначе требования соблюдения принципов будут носить лишь декларативный характер.

Кроме этого, мы не считаем, что расположение принципов в самом тексте уголовного закона умаляет их значение и делает их необязательными для законодателей и правоприменителей. Нормы-принципы носят императивный характер, и их требования являются обязательными, независимо от их расположения в нормативно-правовом акте. В противном случае мы должны будем поместить в преамбулу и иные нормы, имеющие приоритетное значение, например, ст. 2 УК РФ, закрепляющую задачи УК РФ.

Таким образом, основываясь на изложенном выше, мы считаем, что нет необходимости в размещении принципов уголовного законодательства в преамбуле УК РФ. Кроме того, в настоящее время мы не видим смысла в формулировании самой преамбулы. К тому же, как справедливо утверждает В.Д. Филимонов, "содержание принципов должно быть раскрыто, а это возможно лишь в самом тексте Уголовного кодекса"http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=630 - sub_99260#sub_99260.[88]

В связи с этим возникает вопрос: а нужно ли в тексте уголовного закона давать определение каждого принципа?

Ю.И. Ляпунов полагает, что "содержание основополагающих принципов не может быть полностью раскрыто в законе".

С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев, в свою очередь, обращают внимание на негативные последствия включения правовых принципов в виде статей УК РФ. Эти последствия обусловлены, прежде всего, тем, что такое формулирование неизбежно связано с упрощением содержания принципов, что объясняется спецификой уголовного закона как правового акта, "призванного регулировать достаточно узкий круг отношений между лицом, совершившим преступление, и государством"[89] .

Указывая в своей работе на недостатки отражения некоторых принципов уголовного законодательства в статьях УК РФ, В.В. Мальцев приходит к выводу о необходимости только перечисления принципов в статье УК РФ без определения их содержания. Однако, на наш взгляд, несмотря на все трудности формулирования принципов в тексте уголовного закона, это необходимое условие для их эффективной реализации. Кроме того, существование законодательного определения исключает возможность различного понимания принципов на практике. Б.Т. Разгильдиев справедливо отмечает: "совершенно очевидно, что емкость и глубина норм-принципов по своему содержанию и сфере действия должны определяться уголовно-правовой доктриной и законом не только путем декларирования их наличия, но и выражением их соответствующих свойств путем установления признаков, раскрывающих природу принципа вообще и отдельных принципов в частности. Только такой путь позволяет раскрыть содержание того или иного явления, в нашем случае принципа, определить его емкость и содержание. Без уяснения этого каждый волен наполнять принципы своим содержанием"[90] .

Заключение

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1 Принципы уголовного законодательства - это требования нравственного, идеологического и политического характера, обусловленные потребностями и закономерностями общественного развития, направленные на выполнение задач уголовного законодательства, обязательные как для законодательных, так и для правоприменительных органов и выполняющие функцию непосредственного и опосредованного регулирования общественных отношений.

2 Принципы уголовного права и принципы уголовного законодательства соотносятся как "содержание" и "форма", т.е. они представляют собой единое целое, а их раздельное рассмотрение допустимо лишь в порядке научной абстракции, для удобства исследования отдельных проблем, например, проблем законодательной регламентации.

3 Принципы уголовного законодательства и принципы уголовно-правовой политики являются разнопорядковыми категориями, так как первые из них представляют собой основные положения уголовного законодательства, т.е. системы уголовно-правовых норм, а вторые - основные положения конкретной деятельности. Напрямую эти категории не связаны между собой, они взаимодействуют опосредованно, через взаимоотношение уголовного законодательства и уголовно-правовой политики.

4 Связь принципов уголовного законодательства и принципов кодификации уголовно-правовых норм проявляется в следующем. Во-первых, в несоответствии тех или иных норм уголовного закона требованиям принципов уголовного законодательства является одним из оснований проведения кодификации. Это, конечно же, касается только тех случаев, когда сами принципы уголовного законодательства не подвергаются изменениям. Во-вторых, принципы кодификации уголовно-правовых норм лежат в основе создания уголовного закона. Поэтому их нарушение может привести к определенным недочетам, несогласованностям в тексте УК РФ, что, в свою очередь, ведет к нарушению принципов уголовного законодательства. В-третьих, в целом рассматриваемые принципы направлены на достижение одной и той же цели - создание наиболее эффективного уголовного законодательства.

5 Общеправовые принципы играют важную роль в процессе регулирования общественных отношений, входящих в предмет всех без исключения отраслей права. Это обусловлено главным образом тем, что настоящие принципы берут свое начало в Конституции РФ. Однако мы полагаем, что общеправовые принципы следует рассматривать как структурный элемент более общего понятия, чем система принципов конкретной отрасли права, а именно - системы принципов права в целом. Не случайно основанием деления в данном случае принципов на общеправовые, межотраслевые и отраслевые служит именно сфера их действия.

6 Межотраслевые принципы права - это, скорее, искусственная категория, которая получается путем теоретического выведения общих для нескольких отраслей права принципов, которые, в свою очередь, в большинстве случаев имеют различное содержание. Поэтому нет оснований для включения межотраслевых принципов в систему принципов отрасли уголовного права.

7 Нам представляется вполне обоснованным выделение принципов институтов уголовного права в качестве самостоятельного элемента системы принципов отрасли уголовного права. В силу своей достаточно ограниченной сферы действия такого рода принципы оказывают более конкретное и детальное воздействие на определенную группу общественных отношений. Относительно категорий уголовного законодательства можно говорить скорее об их свойствах или признаках, чем об их принципах. Таким образом, исходя из всего изложенного, считаем, что система принципов отрасли уголовного права состоит из двух уровней - отраслевых принципов, закрепленных в ст. 3-7 УК РФ, и принципов институтов уголовного права.

8 К признакам, характеризующим систему принципов уголовного законодательства, можно отнести: множественность элементов, структурность, целостность, взаимодействие со средой и развитие системы.


Список использованных источников

1 Всеобщая декларация прав человека. Принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 В кн.: Сборник «Международные акты о правах человека». М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 843 с.

2 Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993г. – М.: Теис, 2003. – 25 с. – ISBN: 5-85880-444-6.

3 Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации: [федер.закон: принят Государственной думой 24 мая 1996 года: по состоянию на 13 февраля 2009 года]. – М.: Юрайт, 2009. – 188 с.- ISBN 5-94879 – 342-7.

4 Архипцев, Н.И. Уголовно-правовое законотворчество: проблемы и перспективы совершенствования/Н.И. Архипцев// Журнал российского права. – 2004. - №2. – С.44.- ISSN 1605-6590.

5 Белоносов, В.О. Принцип законности при производстве по уголовному делу и его интерпретация Конституционным Судом РФ/О.В. Белоносов, Е.В. Колесников // Журнал российского права. – 2005. - №1. – С.44.- ISSN 1605-6590.

6 Бойко, А.Д. Государственная политика борьбы с преступностью и её отражение в праве и правосудии / А.Д Бойко. – М.: Наука, 2000. –154с.- ISBN 5-97044-442-4.

7 Божьев, В. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судопроизводства/ В. Божьев // Российская юстиция. – 1996. - №5. –С.45.- ISSN 0131 - 6761.

8 Борзенков, Г.Н. Курс уголовного права. Особенная часть/ Г.Н. Борзенков, В.С. Комиссаров. – М.: Зерцало-М. – 2002. – 189 с.- ISBN 5-92432-348-4.

9 Босхолов, С.С. Основы уголовной политики/ С.С. Босхолов. – М.: ЮрИнфоР, 1999.–154 с.- ISBN 4-44322-218-4.

10 Васильев, А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права /А.М.Васильев.- М.:Юристъ, 1976. – 225с.- ISBN 6-45322-548-4.

11 Гревнова, И.А. Вина как принцип уголовного права Российской Федерации/И.А.Гревнова.- Саратов:Юристъ, 2007. – 123с.-ISBN 6-45322-548-4.

12 Гаврилов, Б.Я. Об ограничении судейского усмотрения при назначении уголовного наказания /Б.Я.Гаврилов. –М.:Юристъ, 2006.- 127с. -ISBN 6-45322-548-4.

13 Дуюнов, В.К. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ В.К. Дуюнов, Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 645 с.- ISBN 5-96862-948-4.

14 Ефимичев, С.П. Обеспечение прав личности, интересов общества и государства – приоритетная составляющая судебно-правовой реформы/ С.П. Ефимичев // Журнал российского права. – 2001. – №11.- С.56.- ISSN 1605-6590.

15 Журавлев, М.П. О принципах государственной политики борьбы с преступностью/ М.П. Журавлев, Е.М. Журавлева// Журнал российского права. - 2007. - № 4. – С.45.- ISSN 1605-6590.

16 Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник / Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. – 480 с. –ISBN 5-69932-548-4.

17 Иванова, С.А. Принцип социальной справедливости в законотворчестве: проблемы реализации на современном этапе/ С.А. Иванова // Законодательство и экономика. – 2005. - № 1. – С.45.- ISSN 0131 4575.

18 Карпович, В.Д. Комментарий к Конституции Российской Федерации/ В.Д. Карпович. - М.: Юрайт-М, 2002. – 328 с.- ISBN 5-96992-567-5.

19 Келина, С.Г. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования/под ред. С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева. -М.:Искра, 1987.-167с.

20 Кияйкин, Д.В. Уголовно-правовой принцип законности /Д.В.Кияйкин.- Саратов: Юристъ, 2007. – 235с. - ISBN 6-45322-548-4.

21 Коршиков, И.В. Принцип гуманизма в Российской Федерации /И.В.Коршиков.- Саратов:Юристъ, 2007. – 127с.- ISBN 5-98731-548-4.

22 Кригер, Г.А. Место принципов советского уголовного права в системе принципов права/ Г.А. Кригер//Советское государство и право.-1981.- N 2.- С. 102.

23 Келина, С.Г. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования/под ред. С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева. -М.:Искра, 1987.- 167с.

24 Коробеев, А.И. Соотношение принципов уголовно-правовой политики и принципов уголовного права /А.И.Коробеев //Правовая политика и правовая жизнь.- 2001.- N 3. -176с.

25 Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – 268 с. –ISBN 5-23467-457-2.

26 Кутафин, О.Е. Постатейный научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации/ О.Е. Кутафин. – ЗАО Библиотечка «Российской газеты», 2003. – 146с.- ISBN 5-73839-548-4

27 Лебедев, В.М. Уголовный кодекс РФ: Научно-практический комментарий/ В.М. Лебедев. – М.: Юридическая литература. – 1998. – 768 с

28 Лебедев, В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – 793 с. -ISBN 5-93632-234-4.

29 Лесниевски-Костарева, Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика /Т.А. Лесниевски-Костарева.- М.:Юристъ, 1998. – 152с. - ISBN 1-45322-548-4.

30 Лопашенко, Н.А. Принципы кодификации уголовно-правовых норм/Н.А.Лопашенко.- Саратов: Искра, 1989.- 128с.

31 Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- 294с. - ISBN 5-98731-548-4.

32 Наумов, А.В. Словарь по уголовному праву/ А.В. Наумов. – М.: БЕК. - 1997. – 702 с

33 Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка /С.И.Ожегов.- М.:Юрайт, 2003.- 809с.- ISBN 7-56431-148-4.

34 Попов, А.Н. Принцип справедливости в уголовном праве /А.Н.Попов.- СПб.: Юристъ, 2007. -226с. -ISBN 7-56431-148-4.

35 Пудовочкин, Ю.Е. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств / Ю.Е. Пудовочкин, С.С. Пирвагидов СПб.:Юрист, 2006.- 178с.- ISBN 7-56431-148-4.

36 Петрова, Г.О. Отражение уголовно-правовых и пенитенциарных принципов в системе категорий и в действующем законодательстве/под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов: Юристъ, 2005.- 278с. -ISBN 7-56431-148-4.

37 Ронжин, В.Н. О понятии и системе принципов уголовного права/В.Н.Ронжин //Вестник МГУ. - 2005. -N 2.- С. 34. –ISSN 0201-7385.

38 Рарог, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2004. – 523 с. -ISBN 5-64037-148-4.

39 Разгильдиев, Б.Т. Уголовно-правовые принципы: понятие, реализация, юридическая природа / под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов: Юристъ, 2005.- 125с.- ISBN 5-98731-548-4.

40 Савицкий, В.М. О принципах уголовного процесса. В кн.: Проблемы кодификации уголовно-процессуального права/ В.М. Савицкий. – М.: Наука, 1987. – 343 с.

41 Свердлык, Г.А. Принципы советского гражданского права /Г.А.Свердлык.- Красноярск: Искра, 1985.- 211с.

42 Сенякин, И.П. Принципы уголовного права /И.П.Сенякин.-М.:Юристъ, 2006.- 145с. - ISBN 5-98731-548-2.

43 Тагиев, А.С. Законность как принцип механизма правового регулирования экономики/ А.С. Тагиев // Гражданин и право. – 2001. - №9. –ISSN 0451-7385.

44 Уржинский, К.П. К вопросу о принципах правового регулирования общественных отношений /К.П.Уржинский//Правоведение.- 2007.- N 3.- С. 124.- ISSN 0131 – 8039.

45 Фролов, С.В. Принципы права (вопросы теории и методологии) /С.В.Фролов.- Кострома:Юристъ, 2007.- 124с.- ISBN 3-34221-548-1.

46 Фефелов, П.А. Принципы советского уголовного права - основа уголовно-правового охранительного механизма /П.А. Фефелов. –Свердловск: Искра, 1982. -112с.

47 О практике назначения судами уголовного наказания: [постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 № 40] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. - №8.- ISSN 0321-0170

48 Судебная практика по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. - №4. –С.45. –ISSN IS1863.

49 Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 12 по обвинению А. по ч.1 ст. 105 УК РФ.

50 Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 55 по обвинению С. по ч.1 ст.158 УК РФ.

51 Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 152 по обвинению С. и М. по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ.

52 Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 96 по обвинению Т. по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ.

53 Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 27 по обвинению Д. по ч.4 ст. 111 УК РФ.


[1] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.38. –ISBN 5-23467-457-2.

[2] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. – С.80. –ISBN 5-69932-548-4.

[3] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.41. –ISBN 5-23467-457-2.

[4] Попов, А.Н. Принцип справедливости в уголовном праве /А.Н.Попов.- СПб.: Юристъ, 2007. - С. 26.

[5] Коршиков, И.В. Принцип гуманизма в Российской Федерации /И.В.Коршиков.- Саратов:Юристъ, 2007. - С. 27. –ISBN 5-43932-548-4.

[6] Кияйкин, Д.В. Уголовно-правовой принцип законности /Д.В.Кияйкин.- Саратов: Юристъ, 2007. - С. 35. –ISBN 5-34432-548-4.

[7] Гревнова, И.А. Вина как принцип уголовного права Российской Федерации/И.А.Гревнова.- Саратов:Юристъ, 2007. - С. 27. –ISBN 5-53332-548-4.

[8] Филимонов, В.Д. Принципы уголовного права /В.Д.Филимонов.-М.:Юрист, 2007. - С. 34. –ISBN 5-32132-548-4.

[9] Пудовочкин, Ю.Е . Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств / Ю.Е. Пудовочкин, С.С. Пирвагидов.- СПб.:Юрист, 2006.- С. 78. –ISBN 5-69932-548-4.

[10] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. – С.145. –ISBN 545-54832-464-5

[11] Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка /С.И.Ожегов.- М.:Юрайт, 2003.- С. 809. –ISBN 3-34211-548-4.

[12] Разгильдиев, Б.Т. Уголовно-правовые принципы: понятие, реализация, юридическая природа / под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов:Юристъ, 2005.- С. 5. –ISBN 5-45321-548-4.

[13] Филимонов, В.Д. Принципы уголовного права /В.Д.Филимонов.-М.:Юрист, 2007. - С. 34. –ISBN 5-32132-548-4.

[14] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.110. –ISBN 5-23467-457-2.

[15] Ронжин, В.Н. О понятии и системе принципов уголовного права/В.Н.Ронжин //Вестник МГУ. - 2005. -N 2.- С. 34. –ISSN 0201-7385.

[16] Гревнова, И.А. Вина как принцип уголовного права Российской Федерации/И.А.Гревнова.- Саратов:Юристъ, 2007. - С. 27. –ISBN 5-53332-548-4.

[17] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.110. –ISBN 5-23467-457-2.

[18] Сенякин, И.П . Принципы уголовного права /И.П.Сенякин.-М.:Юристъ, 2006.- С.45. –ISBN 1-32557-457-2.

[19] Коршиков, И.В. Принцип гуманизма в Российской Федерации /И.В.Коршиков.- Саратов:Юристъ, 2007. - С. 29. –ISBN 5-43932-548-4.

[20] Кияйкин, Д.В. Уголовно-правовой принцип законности /Д.В.Кияйкин.- Саратов: Юристъ, 2007. - С. 35. –ISBN 5-34432-548-4.

[21] Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- С. 294. –ISBN 2-334221-548-4.

[22] Гаврилов, Б.Я. Об ограничении судейского усмотрения при назначении уголовного наказания /Б.Я.Гаврилов. –М.:Юристъ, 2006.- С. 127. –ISBN 3-45221-348-4.

[23] Судебная практика по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. - №4. –С.45.- ISSN IS1863.

[24] Уржинский, К.П. К вопросу о принципах правового регулирования общественных отношений /К.П.Уржинский//Правоведение.- 2007.- N 3.- С. 124.- ISSN 0131 – 8039.

[25] Коршиков, И.В. Принцип гуманизма в Российской Федерации /И.В.Коршиков.- Саратов:Юристъ, 2007. - С. 27.- ISBN 5-98731-548-4.

[26] Фролов, С.В. Принципы права (вопросы теории и методологии) /С.В.Фролов.- Кострома:Юристъ, 2007.- С. 24.- ISBN 3-34221-548-1.

[27] Архипцев, Н.И . Уголовно-правовое законотворчество: проблемы и перспективы совершенствования/Н.И. Архипцев// Журнал российского права. – 2004. - №2. - ISSN 1605-6590.

[28] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.168. –ISBN 5-23467-457-2.

[29] Петрова, Г.О. Отражение уголовно-правовых и пенитенциарных принципов в системе категорий и в действующем законодательстве/под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов:Юристъ, 2005.- С. 78. -ISBN 7-56431-148-4.

[30] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.168. –ISBN 5-23467-457-2.

[31] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.178. –ISBN 5-23467-457-2.

[32] Разгильдиев, Б.Т. Уголовно-правовые принципы: понятие, реализация, юридическая природа / под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов:Юристъ, 2005.- С. 5.- ISBN 5-98731-548-4.

[33] Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- С. 294. - ISBN 5-98731-548-4.

[34] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.179. –ISBN 5-23467-457-2.

[35] Разгильдиев, Б.Т. Уголовно-правовые принципы: понятие, реализация, юридическая природа / под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов:Юристъ, 2005.- С. 15. - ISBN 5-98731-548-4.

[36] Наумов, А.В. Словарь по уголовному праву/ А.В. Наумов. – М.: БЕК. - 1997. – С.113. –ISBN 6-87067-457-2.

[37] Журавлев, М.П. О принципах государственной политики борьбы с преступностью/ М.П. Журавлев, Е.М. Журавлева// Журнал российского права. - 2007. - № 4. - ISSN 1605-6590.

[38] Судебная практика по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. - №4. –С.47. –ISSN IS1863.

[39] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – 268 с. –ISBN 5-23467-457-2.

[40] Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- С. 294. - ISBN 5-98731-548-4.

[41] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – 268 с. –ISBN 5-23467-457-2.

[42] Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- С. 294. - ISBN 5-98731-548-4.

[43] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. –С.89. – ISBN 5-69932-548-4.

[44] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. –С.89. – ISBN 5-69932-548-4.

[45] Бойко, А.Д. Государственная политика борьбы с преступностью и её отражение в праве и правосудии / А.Д Бойков. – М.: Наука, 2000. – С.14.- ISBN 7-54332-548-4.

[46] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. –С.89. – ISBN 5-69932-548-4.

[47] Коробеев, А.И. Соотношение принципов уголовно-правовой политики и принципов уголовного права /А.И.Коробеев //Правовая политика и правовая жизнь.- 2001.- N 3. -С. 76.

[48] Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- С. 294. - ISBN 5-98731-548-4.

[49] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. –С.89. – ISBN 5-69932-548-4.

[50] Пудовочкин, Ю.Е . Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств / Ю.Е. Пудовочкин, С.С. Пирвагидов СПб.:Юрист, 2006.- С. 78.

[51] Мальцев, В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности /В.В. Мальцев.- СПб.:Юристъ, 2004.- С. 294. - ISBN 5-98731-548-4.

[52] Разгильдиев, Б.Т. Уголовно-правовые принципы: понятие, реализация, юридическая природа / под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов:Юристъ, 2005.- С. 5.- ISBN 5-98731-548-4.

[53] Сенякин, И.П . Принципы уголовного права /И.П.Сенякин.-М.:Юристъ, 2006.- С.45. - ISBN 5-98731-548-2.

[54] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов/ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. –С.89. – ISBN 5-69932-548-4.

[55] Босхолов, С.С. Основы уголовной политики / С.С. Босхолов. – М.: ЮрИнфоР, 1999. – С.34.

[56] Бойков, А.Д. Государственная политика борьбы с преступностью и её отражение в праве и правосудии. В кн.: Россия на рубеже веков/ А.Д. Бойков. – М.: Наука, 2000. – С.191. - ISBN 5-97044-442-4.

2 [57] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.118. –ISBN 5-23467-457-2.

[58] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.46. –ISBN 5-23467-457-2.

[59] Дуюнов, В.К. Комментарий к Уголовному кодексу российской Федерации: (постатейный)/ В.К. Дуюнов, Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С.16. – ISBN 5-96862-948-4.

[60] Добровольская, Т.Н. Принципы советского уголовного процесса/ Т.Н. Добровольская. – М.: Наука, 1971. – С.25.

[61] Гриненко, А.В. Источники уголовно-процессуальных принципов/ А.В. Гриненко // Журнал российского права. – 2006. - №5. – С.7.- ISSN 1605-6590.

[62] Карпович, В.Д. Комментарий к Конституции Российской Федерации/ В.Д. Карпович. – М.: Юрайт-М, 2002. – С.56. - ISBN 5-96992-567-5.

[63] Рарог, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2004. – С.16.- ISBN 5-64037-148-4.

[64] Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993г. – М.: Теис, 2002. – С.12. – ISBN 5-85880-444-6.

[65] Дуюнов, В.К. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/В.К. Дуюнов, Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С.18.- ISBN 5-96862-948-4.

[66] Наумов, А.В. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996г./ отв. ред. А.В. Наумов. – М.: Гардарика, 1996. – С.15.

[67] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов / Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. – С.20. –ISBN 5-69932-548-4.

[68] Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 152 по обвинению С. и М. по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ.

[69] Лебедев, В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – С.17. -ISBN 5-93632-234-4.

[70] Рарог, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2004. – С.17. -ISBN 5-64037-148-4.

[71] Судебная практика по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. - №4. –С.45. –ISSN IS1863.

[72] Российская Федерация . Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации: [федер.закон: принят Государственной думой 24 мая 1996 года: по состоянию на 13 февраля 2009 года]. – М.: Юрайт, 2009. – С.28.- ISBN 5-94879 – 342-7.

[73] Лебедев, В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – С.18. -ISBN 5-93632-234-4.

[74] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.12. -ISBN 5-23467-457-2.

[75] Здравомыслов, Б.В. Уголовное право РФ. Общая часть: учебник для ВУЗов./ Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2000. – С.21. –ISBN 5-69932-548-4.

[76] Дуюнов, В.К. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/В.К. Дуюнов, Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С.18. - ISBN 5-96862-948-4.

[77] Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993г. – М.: Теис, 2002. – 25 с. – ISBN5-85880-444-6.

[78] Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 96 по обвинению Т. по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ.

[79] Рарог, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2004. – С.19. - ISBN5-64037-148-4.

[80] Лебедев, В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – С.19. –ISBN 5-93632-234-4.

[81] Архив Центрального районного суда г.Оренбурга за 2007г. Дело № 55 по обвинению С. по ч.1 ст.158 УК РФ.

[82] Королева, М.В. О современных тенденциях уголовной политики России // Проблемы теории уголовного права и практики его применения/ М.В. Королева. – М.: Юристъ, 1999. – С.101. –ISBN 5-93632-234-4.

[83] Наумов, А.В. Словарь по уголовному праву/ А.В. Наумов. – М.: БЕК, 1997. – С.481. –ISBN 3-32155-134-4.

[84] Васильев, А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права /А.М.Васильев.- М.:Юристъ, 1976. - С. 225.

[85] Уржинский, К.П. К вопросу о принципах правового регулирования общественных отношений /К.П.Уржинский//Правоведение.- 2007.- N 3.- С. 124.- ISSN 0131 – 8039.

[86] Ронжин, В.Н. О понятии и системе принципов уголовного права/В.Н.Ронжин //Вестник МГУ. - 2005. -N 2.- С. 34.- ISSN 0201-5385.

[87] Коршиков, И.В. Принцип гуманизма в Российской Федерации /И.В.Коршиков.- Саратов:Юристъ, 2007. - С. 27.- ISBN 5-98731-548-4.

[88] Филимонов, В.Д. Принципы уголовного права /В.Д.Филимонов.-М.:Юрист, 2007. - С. 34.- ISSN 1812-3929.

[89] Кузнецова, Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении/ Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. – М.: Зерцало-М, 2002. – С.168 . –ISBN 5-23467-457-2.

[90] Разгильдиев, Б.Т. Уголовно-правовые принципы: понятие, реализация, юридическая природа / под ред. Б.Т. Разгильдиева.- Саратов:Юристъ, 2005.- С. 5.- ISBN 5-98731-548-4.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий