регистрация / вход

Криминологическая характеристика морского браконьерства

Незаконная добыча водных животных и растений. Недостатки законодательной регламентации преступлений, посягающих на водные биологические ресурсы РФ. Личность преступника и субъект преступления. Браконьерство как часть экологической преступности.

Реферат – криминологическая характеристика морского браконьерства


Введение

В современных условиях браконьерство является одним из наиболее распространенных преступлений, совершаемых как во внутренних водоемах страны, так и в территориальном море, исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации.

Происходит ежегодный рост указанных преступлений. Так, по данным ГИАЦ МВД России по ст. 256 УК РФ в 2003 г. выявлено 11062 преступления, в 2004 - 13724 (+24,1% но сравнению с АППГ), в 2005 - 15146 (+10,4%), в 2006 - 19259 (+27,2%) преступлений'. По ст. 253 УК РФ в 2006 г. зарегистрировано 70 преступлений (+32,1% по сравнению с АППГ), из которых 68 выявлено в Дальневосточном федеральном округе и 2 -- в Мурманской области. Ежегодный ущерб России от браконьерского промысла и бесконтрольного вывоза водных биоресурсов за рубеж оценивается специалистами в 1 млрд долларов США. Данная сумма ущерба сопоставима с расходами государственного бюджета на годовое финансирование любой отдельно взятой отрасли. Только по Дальнему Востоку из-за контрабанды краба федеральный бюджет несет убытки в размере 50 млн долларов США. При этом только в одном из японских портов с российских рыболовецких судов было выгружено морского ежа больше всего общедопустимого улова данного вида водных биоресурсов на год по всему Тихоокеанскому бассейну.

Ежегодно из незаконного оборота изымается 600-700 тонн браконьерски добытых водных биоресурсов, в том числе 150-170 тонн икры рыб лососевых и осетровых пород, которая не соответствует требованиям безопасности для жизни и здоровья граждан. Таким образом, незаконный оборот водных биоресурсов приносит не только невосполнимый ущерб экономике и экологии страны, но несет угрозу потребителям некачественной продукции. Браконьерство уже давно приобрело характер организованной преступной деятельности, нередко осуществляемой должностными лицами с использованием служебного положения, коррумпированных связей, с применением современных промысловых орудий лова и других технических средств. Браконьерство имеет высокую степень общественной опасности как по характеру деяния, так и по степени последствий в связи с нанесением особо крупного ущерба водным биологическим ресурсам и экономическим интересам государства в сфере их использования. При этом браконьерство - лишь начальная стадия цепи преступлений, связанных с незаконной переработкой водных биоресурсов, их контрабандой, отмыванием денежных средств, полученных преступным путем, и т.д.

Незаконной добыче водных биоресурсов способствуют многочисленные криминогенные факторы, в первую очередь правового характера. Недооценка экологической безопасности сказывается на несовершенстве уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за рассматриваемые деяния. В результате незаконной добычи рыбным и иным биологическим запасам страны наносится серьезный ущерб, существенно страдает экология. На устранение последствий совершения экологических преступлений, в том числе и браконьерства, зачастую требуются длительное время и большие материальные затраты. В то же время санкции ст. 253 и 256 УК РФ не соответствуют фактической общественной опасности предусмотренных ими преступлений.

Возникают определенные сложности в предупреждении этих преступлений, взаимодействии правоохранительных и контролирующих органов при противодействии преступности в рассматриваемой сфере и др. Отмеченные обстоятельства осложняют криминогенную обстановку, свидетельствуют о несомненной актуальности проблемы противодействия преступности в сфере добычи водных биоресурсов и требуют разработки адекватных современной криминогенной ситуации мер по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за незаконную добычу водных биоресурсов и предупреждению преступлений в этом секторе хозяйственной деятельности.

Криминологическая характеристика морского браконьерства

Одной из основных причин обозначенных во введении проблем являются недостатки законодательной регламентации преступлений, посягающих на водные биологические ресурсы, которые препятствуют обеспечению рационального использования и полноценной охраны последних от уничтожения. Несовершенство уголовно-правовых конструкций приводит к ошибкам в квалификации содеянного, сдерживает работу правоохранительных органов по учреждению законности в соответствующей сфере, отрицательно сказывается на эффективности борьбы с названными преступлениями, а также в целом с явлением экологической преступности. В связи с этим, безусловно, значительна роль уголовно-правовой науки, призванной устранить указанные недостатки, помочь законодателю и правоприменителю найти способы обеспечения надлежащего порядка в общественных отношениях, складывающихся по поводу отдельных природных ресурсов и всей окружающей среды.

Незаконная добыча водных животных и растений может также осуществляться в исключительной экономической зоне Российской Федерации -морском районе, находящемся за пределами территориального моря Российской Федерации и прилегающем к нему, с особым правовым режимом, установленным Федеральным законом «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации», а также на континентальном шельфе Российской Федерации, статус которого, суверенные права, юрисдикция РФ, деятельность на нем регламентируется Федеральным законом «О континентальном шельфе Российской Федерации».

В настоящее время ст. 256 УК РФ «Незаконная добыча водных животных и растений» и ч. 2 ст. 253 УК РФ «Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации», обеспечивающих охрану общественных отношений уголовно-правовыми средствами от незаконной добычи водных биоресурсов.

Для точной квалификации деяний, связанных с незаконной добычей рыбы, необходимо правильное уяснение объективных и субъективных признаков. Изучение этих признаков позволило диссертанту сделать следующие выводы:

- наиболее распространенным предметом преступлений, предусмотренных ст. 256 и ч.2 ст. 253 УК РФ, является рыба (речные и морские виды). Для ч. 2 ст. 253 УК РФ наиболее распространенным предметом преступления являются различные виды крабов;

- основную часть выявленных преступлений в сфере добычи водных биоресурсов составляет ст. 256 УК РФ, удельный вес которой в общей структуре указанных преступлений составляет 64,3 %. Из них: по части 1 - 34,1%; по части 2-0; по части 3 - 29,8%'.

Объективная сторона ст. 256 УК РФ заключается в незаконной добыче водных животных и растений под которой понимается добыча, осуществляемая в нарушение типовых правил рыболовства, то есть вылов сопряжен с несоблюдением времени, мест и сроков добычи, с превышением норм добывания, с использованием орудий лова и приемов лова, запрещенных Типовыми правилами рыболовства либо бассейновыми правилами рыболовства.

Наиболее распространенными видами незаконной добычи водных биоресурсов является установка запрещенных орудий лова и перегораживание ими большей части ширины водоема (различного вида сети), не указанной в ч. 1 ст. 256 УК РФ и отнесенной ею к иным способам массового истребления водных животных и растений. Уголовно-правовой анализ ч. 2 ст. 253 УК РФ показал, что термины, употребляемые в данной норме, имеют существенные отличия от Федеральных законов «О континентальном шельфе Российской Федерации», «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации», которые определяют статус исключительной экономической зоны РФ, континентального шельфа РФ, суверенные права и юрисдикцию РФ, различные виды деятельности, в том числе организацию и порядок добычи водных биоресурсов, что обусловливает необходимость приведения их в соответствие.

Анализируя квалифицирующие признаки ст. 256 УК РФ, можно отметить, что действующая редакция статьи:

- учитывает только момент нереста рыб, хотя предметом преступления названной статьи являются не только рыбы, но и другие водные животные, в частности, раки, креветки. Местом их размножения является «место линьки, спаривания и вынашивания икры»;

- охраняет от уголовно-правовых посягательств на водные биоресурсы только заповедники и заказники, несмотря на то, что установлены другие категории особо охраняемых водных объектов.

- санкции ст. 256, а также ч. 2 ст. 253 УК РФ не учитывают особо опасные способы и средства их совершения, представляющие собой квалифицированные и особо квалифицированные составы этого преступления, и, таким образом, не отвечают требованиям реалий сегодняшнего дня. В связи с этим диссертант предлагает усилить наказание за незаконную добычу водных биоресурсов в зависимости от вида ущерба.

При определении браконьерства необходимо исходить из единого родового понятия, общего для незаконной охоты и незаконной добычи водных животных и растений, в связи, с чем составы преступлений, предусмотренные ст. 256, 258 УК РФ, сконструированы как материально-формальные, так как этимологически под словами «охота» и «добыча водных животных» не всегда предусмотрены последствия в виде трофеев. Важную роль в реализации уголовной ответственности играет социальная характеристика личности преступника, выступающего в качестве субъекта конкретного преступления. Личность преступника и субъект преступления - это не тождественные понятия. Субъект преступления - более узкое понятие, которое несет в себе лишь совокупность некоторых признаков, характеризующих личность преступника.

Совокупность всех социальных свойств и качеств личности браконьера, осуществляющего незаконную добычу водных биоресурсов, весьма специфична. Однако эта характеристика имеет важное криминологическое значение и должна учитываться при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и индивидуализации наказания.

Криминологическая характеристика лиц, совершивших незаконную добычу водных биоресурсов, сложна. Личность участника данных преступлений индивидуальна и неповторима. Эти преступления имеют определенную специфику. Браконьерство совершают или могут совершить лица с абсолютно противоположными качественными характеристиками. Люди, совершающие незаконную добычу водных биоресурсов, различны но возрасту, социальному статусу, интеллектуальному и образовательному уровню, материальной обеспеченности, образу жизни, общественной значимости и по ряду других особенностей.

Подавляющее большинство лиц, совершающих браконьерство, составляют мужчины (99%.) На наш взгляд, это явление можно объяснить именно спецификой преступления. Для совершения незаконной добычи водных биоресурсов, прежде всего, необходимо обладать хорошей физической силой, определенными навыками и умениями.

Среди лиц, занимающихся незаконной добычей водных биоресурсов, хотелось бы обратить внимание на группу браконьеров в возрасте от 60 лет и старше, т.е. на пенсионеров. Данные лица совершают браконьерство чаще всего в связи с тяжелым материальным положением. В своей преступной деятельности они используют сеть. На формирование личности, ее круг интересов, выбор способов реализации жизненных целей оказывает огромное влияние образование. Изучая криминологическую характеристику личности браконьера, нельзя не остановиться на анализе образовательного уровня этой категории преступников. Как известно образовательный уровень различных преступных групп неодинаков и зависит от характера совершаемых преступлений. Результаты проведенного нами исследования дают основание утверждать, что образовательный уровень лиц, совершающих незаконную добычу водных биоресурсов, невысокий. Объяснить это можно тем, что для совершения рассматриваемого преступления необязательны те познания, которые граждане получают в учебных заведениях. Все знания и навыки, применяемые браконьерами можно перенять в жизни у старшего поколения. Структура образования среди преступников, совершающих незаконную добычу водных биоресурсов, выглядит следующим образом - неполное среднее - 20 %, среднее (полное) общее - 37 %, среднее специальное - 28 %, высшее и неоконченное высшее – 15 %.

Среди лиц, занимающихся незаконной добычей водных биоресурсов можно выделить отдельные группы. Прежде всего, на наш взгляд, браконьеров можно разделить по характеру мотивации:

- совершение преступления из-за желания заработать, жажды наживы (корысти);

- совершение преступления из-за спортивного азарта;

- совершение преступления из-за тяжелого материального положения.

Так же среди браконьеров можно выделить три категории лиц но роду деятельности. К первой группе можно отнести людей по роду деятельности не связанных с запасами водных биоресурсов, но находящихся поблизости к ним. Сюда входят жители населенных пунктов, территории которых граничат с водными объектами.

Ко второй группе можно отнести лиц по роду работы связанных с водными объектами и, следовательно, с запасами водных биоресурсов. В эту категорию входят рыбаки, занимающиеся промышленной добычей водных биоресурсов. В своей работе они могут допускать следующие правонарушения и преступления: вылов водных биоресурсов, не указанных в разрешении, промысел на неуказанном водоеме или квадрате, промысел в запрещенное время или запрещенными орудиями, и т.д. К третьей группе следует отнести лиц, занимающихся систематической незаконной добычей водных биоресурсов. Они объединяются в преступные организованные группы с четкой внутренней организацией, мощным лобби во властных структурах и т.д. В этих группировках существует строгое разделение труда. Низшую ступень организации занимают рыбаки, которые практически круглый год, за исключением штормов, занимаются непосредственным ловом. Следующий уровень -это транспортники, которые доставляют продукты лова прямиком в основные города сбыта. Далее водные биоресурсы поступают на оптовые и торговые точки нашей страны или отправляется на экспорт. По данным международной ассоциации TrafficEurope, ежедневно в Москву привозится порядка

10 тонн незаконно добытой осетрины. Данная группа браконьеров наиболее опасна, поскольку характеризуется более глубокой и стойкой антисоциальной направленностью.

В теории уголовного права нет общепринятого определения понятия «специальный субъект преступления». По мнению В.Г. Павлова, под специальным субъектом преступления следует понимать физическое вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста, наделенное или обладающее дополнительными признаками, присущими ему на момент совершения общественно опасного деяния, и способное нести уголовную ответственность за преступление. Наличие служебного положения выступает дополнительным признаком субъекта преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 256 УК РФ

Законодатель не случайно ввел этот признак, поскольку немалое количество подобных деяний совершается лицами, использующими свое служебное положение. Благодаря наличию данного положения процесс совершения преступления в таких случаях значительно облегчается, и увеличиваются шансы его успешного доведения до конца.

В соответствии с п. 10 Постановления № 14 Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» отмечается, что в ч. 3 ст. 256 УК РФ специально предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения. Исходя из этого, содеянное следует квалифицировать только по указанной норме без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой и иной организации. Из этого разъяснения следует предположить, что субъектами преступления по ч. 3 ст. 256 УК РФ, могут быть только должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Часть 3 ст. 256 УК РФ в качестве квалифицирующего признака называет совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения. Безусловно, речь идет о специальном субъекте.

С точки зрения Н.А. Лопашенко, к числу субъектов ответственности, злоупотребляющих служебными полномочиями по ч. 3 ст. 256 УК РФ, следует относить:

1) должностных лиц (например, работников Федерального агентства по рыболовству, сотрудников правоохранительных органов);

2) лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации (например, руководителей организаций, занимающихся рыбным промыслом);

3) служащих, не наделенных признаками должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации (государственных служащих, муниципальных служащих, служащих коммерческой или иной организации). Обязательным признаком, кроме факта наличия служебного (должностного) положения, является использование его для совершения преступления.

Безусловно, субъектами преступления по ч. 3 ст. 256 УК РФ могут быть должностные лица, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, служащие, не наделенные признаками должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. По нашему мнению, всех возможных субъектов ответственности по ч. 3 ст. 256 УК РФ можно разделить на две категории - это должностные лица и не должностные лица. Подводя итог, следует отметить, что приведенные нами данные говорят о том, насколько разнообразна криминологическая характеристика лиц, совершающих незаконную добычу водных биоресурсов. Показатели исследования личностей браконьеров свидетельствуют о том, что данные преступления совершают люди с достаточно сформировавшимися ценностями, установками, взглядами, ориентирующиеся сознательно на выбор преступного поведения.


Заключение

браконьерство водный ресурс

Браконьерство, являясь частью экологической преступности, имеет свои показатели и признаки, раскрывающие характер и степень общественной опасности, закономерности развития, состояние уголовно-правовой борьбы с ним. Эти признаки и показатели совпадают с признаками и показателями, характеризующими экологическую преступность вообще, а также обладают определенными особенностями, отражающими специфику совершения преступлений, связанных с посягательством на животный мир, в том числе и на региональном уровне. Временами браконьерство принимает промышленный размах. Выловленная рыба, крабы и другие морепродукты сбываются за наличную валюту прямо в море на иностранные суда или предпринимателям в зарубежных портах. По данным японских внешнеторговых органов, размеры завоза морских продуктов в Японию отличаются от данных российской стороны в 10 раз в большую сторону. 80 % выловленных в Охотском море крабов вывозится в Японию.

Анализ общественной опасности браконьерства, характера, причиняемого браконьерством вреда живым ресурсам, личности виновного и правоприменительной практики позволяет сделать вывод р необходимости введения уголовной ответственности юридических лиц за исследование, разведку и разработку континентального шельфа и исключительной экономической зоны, проводимых без соответствующего разрешения. Для повышения эффективности борьбы с браконьерством необходимо проведение целого ряда мероприятий: государственное управление в сфере использования морских биоресурсов подлежит совершенствованию в части распределения и закрепления функций, необходимо совершенствовать технические средства контроля, следует усовершенствовать российское налоговое и таможенное законодательство, привести национальное законодательство в соответствие международному, следует создать условия для развития рыбоперерабатывающей отрасли, необходимо разработать международное соглашение по организации взаимодействия правоохранительных органов РФ с правоохранительными органами стран АТР.


Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации 1993 г. (с попр. от 2008 г.). // СПС «Гарант».

2. Конвенция о биологическом разнообразии (ратифицирована ФЗ от 17.02.95 № 16-ФЗ. // СПС «Гарант».

3. Уголовный кодекс РФ № 63-ФЗ (с изм. от 29.12. 2010 г.). // СПС «Гарант».

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (с изм.от 7 февраля 2011 г.). // СПС «Гарант».

5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изменениями от 7 февраля 2011 г.). // СПС «Гарант».

6. Федеральный закон "Об охране окружающей среды" (с изм. от 29.12.2010 г.). // СПС «Гарант».

7. Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире" (с изменениями от 28 декабря 2010 г.). // СПС «Гарант».

8. Бобкова С.С. Криминологическая характеристика лиц, совершающих преступления в сфере незаконной добычи водных биоресурсов (на примере Камчатского края). - Петропавловск-Камчатский, 2010. - 5 с.

9. Галимов Д.И. Объективные признаки и вопросы совершенствования законодательства об ответственности за незаконную добычу водных животных и растений // Законодательство и экономика. 2006. № 12. - 0,5 пл.

10. Дежурный А.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика браконьерства (По материалам Дальневосточного региона): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08: Хабаровск, 2004. - 150 с.

11. Ларичев В.Д., Выявление преступлений, связанных с незаконной добычей водных животных и растений. - М.: ВНИИ МВД России, 2007. - 2,9/0,6 пл.

12. Лопашенко Н.А. Экологические преступления. - СПб.: Питер, 2002.

13. Надточий Ю.В. Уголовно-правовая охрана морской природной среды: монография. - Владивосток: Изд-во ТГЭУ, 2006. - 232 с.

14. Пономарева Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с браконьерством на континентальном шельфе и в исключительной

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий