регистрация / вход

Институт необходимой обороны

Характеристика необходимой обороны как правового института уголовного права. Действия при необходимой обороне, заключающиеся в активной форме поведения по пресечению или отражению нападения, причинению вреда посягающему. Оборона против посягательств.

Содержание

Введение

1. История института необходимой обороны

2. Понятие необходимой обороны и ее правовая природа

3. Условия правомерности необходимой обороны

4. Превышение пределов необходимой обороны

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы курсовой работы. Согласно ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Необходимая оборона является субъективным естественным правом граждан России, закрепленным в ст. 45 Конституции Российской Федерации, провозгласившей право каждого защищать свои права и свободы любыми способами, не запрещенными законом.

Рост и размах преступности, особенно корыстно и корыстно-насильственной, сказывается на всех сторонах жизни людей, на их настроении, вызывая серьезную обеспокоенность и тревогу за свою жизнь, жизнь близких людей, за сохранность своего имущества. Люди не чувствуют себя в безопасности ни дома, ни на работе, ни на отдыхе. Беззащитность законопослушного населения от криминала осознается всеми слоями современного российского общества. Об этом свидетельствуют результаты опросов населения и обращения к президенту видных общественных деятелей России, требующих решительной борьбы с преступностью, обеспечение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина. В условиях, когда государство в лице своих правоохранительных органов не в состоянии обеспечить безопасность и эффективную защиту жизни, здоровья, собственности и иных благ законопослушного населения, оно должно предоставить достаточно широкие возможности обеспечить свою безопасность и защиту самим гражданам всеми способами, не запрещенными законом.

Таким образом, на лицо актуальность темыкурсовой работы, которая обусловлена, прежде всего, важнейшими функциями необходимой обороны в условиях становления в России гражданского общества и правового демократического государства. Являясь элементом правовой системы, необходимая оборона способствует блокированию правонарушений и преступлений, служит гарантией законности, стабильности и правопорядка. Государство в лице органов власти, обеспечивающих правопорядок, не всегда может выполнить это, в этом случае оно корреспондирует право на защиту личности, общества, государства личности, которое вправе совершать любые действия с целью пресечения преступного посягательства.

Предметом научного анализа является институт необходимой обороны как теоретическая категория и как правовое явление социальной действительности.

Объектом научного исследования являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации гражданами права на необходимую оборону.

Степень научной разработанности проблемы. С тех пор как эта юридическая категория нашла повсеместное законодательное признание и заняла достойное место в теории уголовного права, ее исследованию уделяется большое внимание. В русской правовой мысли она получила самую глубокую разработку, в частности, в трудах А.Ф. Кони, Н.С. Таганцева, Н.Д. Сергеевского, идеи которых впоследствии развивались В.Ф. Кириченко, А.И. Санталовым, Н.Н. Паше-Озерским, В.И. Ткаченко, Ю.В. Баулиным и другими учеными.

Целью представленной работы выступает комплексный теоретико-правовой анализинститута необходимой обороны проведенный, по следующим направлениям:

- всесторонний правовой анализ данного института уголовного права;

- рассмотрение проблем реализации правоприменителями данной категории, возникающих на практике;

- анализ научных трудов ученных, посвятивших свои работы этой проблематике;

- изучение судебной практики;

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

- определить содержание и признаки необходимой обороны согласно действующему законодательству и правоприменительной практике;

- познакомиться с историей развития института необходимой обороны;

- проанализировать условия ее правомерности;

- оценить эффективность нормы о необходимой обороне;

Теоретическая основа исследования определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, нормативно-правовых источников, судебной практики, а также научных трудов ученых.

Нормативную основу составили: Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, федеральное законодательство, судебная практика.


1. История института необходимой обороны

Необходимая оборона - это чисто правовой институт уголовного права, как и все другие институты уголовного права, появился вместе с возникновением государства и права и развивался в зависимости от целого ряда условий государственного и социального характера.

В качестве института уголовного права необходимая оборона имеет давнюю и сложную историю, являясь одним из первых уголовно-правовых институтов. Уже древнеиндусское право законами Ману (1200 - 200 гг. до н. э.) четко формулировало правило об оправданном убийстве при защите от посягательства на чью-либо жизнь. Лишение жизни в качестве акта необходимой обороны разрешалось как для самозащиты, так и для защиты некоторых других лиц, а именно: женщины и браминов. Причем такого рода убийство считалось не только правом, но и обязанностью обороняющегося, которую он должен был выполнить без колебания. Вместе с тем оборона допускалась только в защиту жизни, о защите имущества в них ничего не говорилось.

По египетским законам оборона также была не только правом, но и обязанностью третьих лиц. По этим законам смертной казнью карался тот, кто видел убийство и не защитил, имея на то возможность. В случае невозможности помочь потерпевшему он должен был донести об этом судебной власти, при неисполнении чего подвергался телесному наказанию и трехдневному лишению пищи.

Оборону имущества допускало еврейское законодательство. В законах Моисея говорилось: "Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его так, что тот умрет, то кровь не вменится ему. Но если зашло над ним солнце, то вменится ему кровь". Цитируемый закон разрешал убить ночного вора. При восходе же солнца, когда поднимались соседи, могущие прийти на помощь, убийство вора запрещалось. В убийстве при восходе солнца библейское законодательство усматривало только чувство мести.

В Римском законодательстве XIIтаблиц также разрешалось убийство ночного вора. Кроме того, можно было убить вора, совершившего кражу днем и оказавшего вооруженное сопротивление при поимке. Таким образом, уголовное право Древнего Рима с исключительной откровенностью любыми средствами, вплоть до ничем не прикрытого насилия, защищало частную собственность и систему рабства и содержало некоторые особенности, резко отличавшие его от уголовного права других рабовладельческих государств. В Древнем Риме, где необходимая оборона признавалась естественным правом, присущим человеку, сложилась поговорка, наглядно отражавшая господствующие в праве взгляды того периода на необходимую оборону: "Лучше предупредить опасность собственными силами, чем потом обиженному прибегать к помощи суда".

В литературе по исследованию русского уголовного права мы также находим подтверждение раннего появления в русских памятниках института необходимой обороны. Впервые об этом правовом явлении упоминается в договоре Олега с Византией 911 года. Статья 6 договора Олега с Византией предусматривала право необходимой обороны личности и имущества. Но при этом сущность положений, содержащихся в договоре, затрагивающих необходимую оборону, была тесно переплетена с нормами, составляющими обычай кровной мести, что не позволяет в полной мере выделить в данном памятнике необходимую оборону в качестве отдельного самостоятельного института.

Русская Правда в ст. 13, 14, 38, 40 содержала отдельные положения о необходимой обороне, но не выделяла ее в качестве самостоятельного института.

С середины ХVIIвека происходит развитие института необходимой обороны в рамках понимания его как естественного права человека. В Соборном уложении 1649 года необходимая оборона получила дальнейшее развитие как правовой институт (расширился круг ее объектов по сравнению с Русской Правдой). Однако, как и во всех остальных законодательных актах того времени, Соборное Уложение не употребляло само понятие «необходимая оборона» и не выделяло для данного института отдельного раздела - положения о нем содержались в отдельных статьях, предусматривающих ответственность за конкретные преступления. Так, убийство при защите жилища не признавалось преступлением, так как обороняющийся «то убийство учинил поневоле», т.е. по необходимости. Условия правомерности необходимой обороны еще не получили в законодательстве этого периода достаточного развития.

В Своде законов 1832 г. достаточно много внимания уделялось необходимой обороне. В основном положения о необходимой обороне были сконцентрированы в т. 15, хотя и т. 6, 8, 9, 11 и 14 содержали отдельные нормы, затрагивающие необходимую оборону. Была предпринята попытка воссоединить систему Уложения 1649 г. и Воинских Артикулов. Право необходимой обороны продолжает оставаться субсидиарным и довольно ограниченным.

В начале ХХ века происходит возврат к пониманию обороны как естественного права. Уголовное уложение 1903 г., подробно регламентирует институт необходимой обороны. Данный институт выступает не только как обстоятельство, исключающее наказуемость, но и саму преступность деяния. В ст. 45 Уложения норма о необходимой обороне сформулирована следующим образом: «Не почитается преступным деяние, учиненное при необходимой обороне против незаконного посягательства на личные или имущественные блага самого защищавшегося или иного лица». Превышение пределов необходимой обороны, под которым подразумевалось чрезмерность или несвоевременность защиты, влекло за собой наказание только в случаях, особо предусмотренных законом.

Советское законодательство отказывается от подробной формулировки нормы дореволюционного закона. Но более широко понимается институт необходимой обороны, расширяется круг объектов защиты. Впервые в истории уголовного права в них оказались включены интересы государства и общества. Шагом назад стало понимание в первых законодательных актах этого периода необходимой обороны как обстоятельства, исключающего лишь наказуемость деяния. Впервые упоминается о необходимой обороне в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 года. В ст. 15, необходимая оборона признавалась допустимой лишь при защите личности обороняющегося или других лиц, при этом действия, совершенные при осуществлении права на необходимую оборону, признавались преступлением, которое при наличии упомянутых условий не влекло наказание.

Первый УК РСФСР 1922 года в ст. 19 расширил понятие необходимой обороны, охватив им правомерную защиту против посягательств, направленных не только на личность, но и на права обороняющегося или иных лиц. Дальнейшее развитие институт необходимой обороны получил в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. К основным достижениям Основ 1958 года можно отнести то, что ст. 13 устанавливала, что действия, совершенные при необходимой обороне, не являются преступлением. Определение необходимой обороны, данное в Основах 1958 года, в неизменном виде было воспринято В УК РСФСР 1960 года. С 1993 года необходимая оборона находит закрепление в Конституции РФ, а с 1996 года и в уголовном законодательстве как одно из основных субъективных прав человека, из чего вытекает признание его самостоятельного характера.

Познакомившись с историческим экскурсом нормы о необходимой обороне, мы можем сделать вывод, что уже с древнейших времен институт необходимой обороны нашел свое законодательное закрепление в правовых актах разных стран, в том числе и России. В процессе развития общества и государства данная норма претерпевала значительные изменения, что позволило выявить ее наиболее положительные черты и впоследствии закрепить в современном законодательстве.


2. Понятие необходимой обороны и ее правовая природа

«Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия» (ст. 37 УК РФ). Из формулировки закона следует, что необходимая оборона является, с одной стороны, обстоятельством, исключающим преступность деяния, а с другой - субъективным правом граждан на защиту от посягательства. При определении понятия необходимой обороны нужно выяснить природу этого права.

Природа права на необходимую оборону трактуется по-разному, но все многообразие объяснений можно в конечном итоге свести к трем парадигмам: естественно-правовой, социально-политической и позитивистской.

Естественно-правовая трактовка, восходящая еще к идеям римских юристов, нашла свое отражение в русской дореволюционной правовой мысли. А.Ф. Кони предваряет свое замечательное исследование утверждением о том, что «в силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; - он имеет на это право, которое должно быть рассматриваемо как прирожденное». Свое суждение он дополняет философским обоснованием необходимой обороны, в допущении которой «заключается удовлетворение идеи справедливости. Отнять у человека защиту в тех случаях, когда общество ее дать не может, значило бы совершенно уничтожить объективное равенство между людьми». Аналогичный подход можно встретить и в самых современных работах, посвященных этой теме. М.А. Кауфман пишет: «Право на необходимую оборону - это естественное, данное каждому гражданину право. Его естественность состоит в том, что оно не создается государством, но признается и санкционируется им». Действительно, в основе оборонительных действий лежит присущий каждому индивиду инстинкт самосохранения, поэтому наличие какого-либо запрета на таковые действия, сопряженного даже с самыми суровыми санкциями, будет совершенно бессмысленно: в любой ситуации человек стремился бы огородить себя от опасности. Однако, действия, направленные на самосохранение, необязательно должны быть связаны с причинением вреда посягающему. В значительной части случаев можно спастись бегством или обратиться за защитой к правоохранительным органам или другим лицам, но закон такого требования не выдвигает. В ч. 3 ст. 37 УК РФ сказано однозначно: право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти. Далее, понятие самосохранения подразумевает направленность на защиту исключительно собственной личности, в то время как закон допускает также защиту других лиц, общественных и государственных интересов.

Узость естественно-правовой трактовки права на необходимую оборону в значительной степени преодолевается в социально-политической парадигме. В основе современного государства лежит система политических и экономических отношений, незыблемость которых является залогом его успешного функционирования. Именно в этих отношениях реализуется правовой статус человека и гражданина, именно этим отношениям соответствуют базовые ценности данного общества. Поэтому государство, используя правовые средства, признает защитную деятельность граждан социально полезной, но ограничивает ее определенными условиями, нарушение которых поставило бы эти отношения под угрозу. В этой связи уместно обратиться к вопросу о том, является ли право на необходимую оборону самостоятельным либо субсидиарным, то есть дополнительным по отношению к охранительной деятельности государства. Этот вопрос имеет два аспекта. Первый аспект связан с тем, каким образом надлежит действовать обороняющемуся, когда он обладает реальной возможностью обратиться за помощью к органам власти. Как отмечалось выше, закон не ограничивает его действия такой возможностью. Почему? И здесь необходимо разобраться со вторым, более широким аспектом данной проблемы: является ли право на необходимую оборону производным или самостоятельным. Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. В позитивно-правовом смысле оно является производным, так как возникает только тогда, когда нарушено исходное право, - как необходимость защиты этого права. Но вместе с тем, как отмечал Н.С. Таганцев, «в идее об обладании правом заключается не только представление о пользовании им, но и об охране его от нарушений; в этом смысле можно утверждать, что оборона есть прирожденное право». Двойственно решается этот вопрос и в социально-политическом смысле. С позиции государства, функционирующего в режиме политического абсолютизма, оборона как самостоятельная инициатива представляет собой посягательство на абсолютную власть и допускается в исключительных случаях, когда органы государства не в состоянии оказать покровительство индивиду. Если же признать, что государство выполняет служебную роль по отношению к обществу и его членам, то право на необходимую оборону надлежит считать абсолютным, а охранительную деятельность государства - производной от этого права.

Наконец, позитивистский подход предполагает основание права на необходимую оборону не в инстинктивных свойствах личности и не в публичном интересе, но исключительно в юридических источниках. В позитивно-правовой плоскости решает этот вопрос Н.С. Таганцев. «Мое вторжение в право другого, - говорит он, - имеет производный характер; я употребляю силу, предупреждая или преступное деяние... или же хотя и непреступное, но и неправомерное деяние». Очевидно, что основанием реализации права на необходимую оборону является посягательство со стороны другого лица. Таким образом, право на необходимую оборону закономерно вытекает как из самой сущности права, так и из системы правовых норм, определяющих статус личности в российском государстве. Более того, это право коренится в самой природе человека и соответствует базовым ценностям и отношениям современного общества.

Конституция Российской Федерации (ч. 2 ст. 45) устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это положение полностью относится к защите законных прав от преступных посягательств. Исходя из этого в УК (ст. 37) формулируется понятие необходимой обороны и регламентируются пределы, в которых она может осуществляться. Социальный смысл необходимой обороны состоит в отсутствии общественной опасности деяния, противопоставляемого посягательству нападающего, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Сущность и характер действий при необходимой обороне состоят в активной форме поведения (действиях) по пресечению или отражению нападения, причинении вреда посягающему. Для большинства граждан осуществление необходимой обороны является именно правом, а не обязанностью. Право на защиту себя самого от общественно опасного посягательства, как уже отмечалось выше, является естественным, от рождения присущим любому человеку правом. Вместе с тем государство не только юридически оформляет право на так называемую самооборону, но и допускает необходимую оборону интересов (благ) других лиц, подвергшихся нападению, а также интересов общества и государства. Больше того, подчеркивая социальную значимость необходимой обороны как средства противодействия преступным проявлениям, ч. 3 ст.37 УК устанавливает, что право на нее имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки или служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Бутырским районным судом г. Москвы К. осуждена по ч. 1 ст. 108 УК. Причиной признания ее виновной в совершении указанного преступления являлось то, что она, имея возможность оставить место происшествия бегством, не сделала этого и нанесла С. удар ножом. Президиум Московского городского суда отменил приговор, указав: «Согласно ч. 3 ст. 37 УК РФ право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Однако на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность по охране общественного порядка, пресечению преступлений, спасению людей и их. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, инкассаторы и прочие. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом. Так, Закон РФ «О Полиции» требует от них решительных действий по обеспечению личной безопасности граждан, пресечению преступлений, охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Рассмотрев, природу права на необходимую оборону, можно дать определение данному понятию. Необходимая оборона есть правомерная защита личности и прав обороняющегося, других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства путем отражения нападения любыми способами, даже путем причинения вреда посягающему лицу при соблюдении определенных условий.


3. Условия правомерности необходимой обороны

В науке уголовного права и в судебной практике выработаны условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству и к защите от него.

Условия правомерности, относящиеся к посягательству:

1. общественная опасность;

Посягательство должно быть общественно опасным, т.е. оно должно либо причинять вред охраняемым интересам, либо создавать объективную и реальную угрозу причинения такого вреда. Общественная опасность посягательства состоит в том, что в результате его совершения причиняется вред общественным отношениям, находящимся под охраной уголовного закона. Чаще всего, как показывают исследования, к необходимой обороне прибегают для защиты жизни, здоровья, собственности и общественного порядка. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств", не утратившего силу поныне, не является правомерным причинение вреда другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но заведомо для обороняющегося в силу малозначительности не представляющих общественной опасности.

Особый случай - оборона против посягательств невменяемых и лиц, не достигших установленного законом возраста уголовной ответственности. Если обороняющийся сознает, что на него нападают указанные субъекты, он обязан принять все возможные меры для прекращения нападения и только в исключительных случаях прибегнуть к причинению вреда. Указанное условие не относится, на наш взгляд, к случаям групповых нападений и нападений, соединенных с насилием, опасным для жизни и здоровья обороняющегося. Не признается также правомерной оборона, которая осуществляется против законных действий, если ограничение или лишение обороняющегося каких-либо прав было выполнением требований закона или обязательного приказа, или осуществлением дисциплинарной власти, или даже дозволенным законом осуществлением частного права. Вопрос же о пределах обороны от неправомерных действий должностных лиц решается на практике неоднозначно. Общепризнано, что всегда правомерна необходимая оборона против преступных действий должностных лиц, соединенных с насилием над личностью или с нарушением важнейших прав и свобод (незаконное задержание, пытки в отношении подследственного, незаконное проникновение в жилище). Нарушение прав и свобод гражданина, совершенное с соблюдением всех процессуальных формальностей, но которое представляется гражданину незаконным и необоснованным, не дает оснований для необходимой обороны. Существует установленный порядок обжалования таких действий, который должен быть соблюден.

2. наличность;

Наличность посягательства предполагает начавшееся (реально близкое к началу), но неоконченное общественно опасное действие. Началом действия или близким к началу признаются либо начальный момент покушения на преступление, либо действия, реально указывающие на близкое начало общественно опасных действий, например агрессивно-наступательный характер поведения нападающего, его вооруженность. Окончанием общественно опасного посягательства, его фактическое прекращение может произойти в силу различных причин: лишения возможности продолжения посягательства, добровольного отказа от продолжения посягательства, задержания, окончания преступления. И с этого момента основания необходимой обороны утрачиваются. Если далее посягательство не возобновляется, возможно лишь задержание лица, совершившего или покушавшегося на преступление. Пленум Верховного Суда в Постановлении от 16 августа 1984 г., уточняя это положение, указал, что состояние необходимой обороны может иметь место и в том случае, если преступное посягательство было окончено, но для обороняющегося не был ясен момент его окончания.

3. действительность;

Действительность или реальность посягательства также относится к условиям правомерности необходимой обороны и состоит в том, что оборона возможна только от реального, объективно существующего посягательства, а не от посягательства, существующего только в воображении обороняющегося. Так, на С. и П., поздно вечером возвращавшихся домой из гостей, напала группа хулиганов и стала их избивать. Увидев это, случайный прохожий Ф. решил помочь оборонявшимся. Однако П. был уверен, что Ф. хочет присоединиться к нападавшим, и ударил его камнем по голове, причинив тяжкий вред здоровью.

Некоторые ученые-криминалисты возражали против установления данного признака, полагая, что признак наличности является достаточным. Но следует учесть, что этот признак служит критерием правильного разграничения необходимой и мнимой обороны, при которой вопросы квалификации решаются по разным правилам. Следует иметь в виду, что мнимая оборона исключает уголовную ответственность лишь в тех случаях, когда вся обстановка происшествия давала достаточные основания полагать, что имело место реальное посягательство, и лицо не осознавало и не могло осознавать ошибочности своих предположений. На такую ситуацию распространяются положения ч. 1 ст. 28 УК о невиновном причинении вреда. Иной вывод содержался в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г., где мнимая оборона при добросовестном заблуждении лица трактовалась как необходимая, что представляется неточным, поскольку посягательства не было.

Если лицо должно было и могло осознавать отсутствие реального посягательства, оно подлежит уголовной ответственности за совершение неосторожного преступления на общих основаниях.

От необходимой обороны следует отличать ее провокацию, под которой понимают искусственное создание ситуации, подталкивающей другого человека к совершению агрессивных действий, которые будут служить внешним поводом для причинения вреда и на которые можно ссылаться как на нападение. Так, цинично оскорбив своего недруга без свидетелей, чтобы вызвать его гнев и ответную агрессивную реакцию, провокатор выбегает на улицу и причиняет вред здоровью оскорбленного им человека, как бы обороняясь от его посягательства. Целью в подобных случаях является не пресечение общественно опасного посягательства, а месть за предшествующее поведение, расправа и т.п. Такие деяния при наличии необходимых признаков представляют собой умышленные преступления.

Условия правомерности, относящиеся к защите:

1. Защита выражается в причинении вреда;

1. Защита всегда является активным действием, направленным на причинение вреда посягающему. При этом главная цель обороняющегося - защитить охраняемые интересы, а не причинить вред. Исходя из этого защита не должна быть направлена против третьих лиц. Если это происходит, то нужно применять правила о крайней необходимости. Субъектом посягательства, которое дает право на необходимую оборону, может быть только физическое лицо, т.е. человек. Но бывают и специфические ситуации, когда вред причиняется напавшему животному, владелец которого использует его в качестве орудия нападения (например, натравливает собаку). В таких случаях причинение вреда животному есть причинение имущественного вреда нападавшему (владельцу животного) в процессе правомерной необходимой обороны.

Вред, причиненный нападавшему, может выражаться в различных формах. Физический вред - в причинении различной тяжести вреда здоровью и даже в причинении смерти нападавшему. Законодатель не ограничивает действия обороняющегося, который действует в экстремальной обстановке и имеет право на причинение любого вреда.

Причинение смерти посягающему - особый случай, для которого судебная практика очертила определенные границы. Такие последствия признаются обоснованными, если: а) нападение сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия; б) обороняющийся вследствие неожиданности посягательства не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" под насилием, опасным для жизни, следует понимать такое насилие, которое независимо от причиненных телесных повреждений в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Примерами могут быть: утопление, удушение, нанесение множества ударов в жизненно важные органы, угроза оружием, причинение проникающего ранения, реальная угроза убийством.

2. Защита должна быть своевременной;

Своевременность защиты связана с ее осуществлением в пределах времени посягательства, от его начала до окончания. Выход за рамки времени посягательства является отражением несвоевременности обороны, осуществляемой за пределами необходимости действий по отражению нападения. Эти действия влекут уголовную ответственность на общих основаниях.

3. Защита не должна превышать пределов необходимой обороны;

В науке уголовного права и в судебной практике такие пределы определяются совокупностью признаков, характеризующих интенсивность нападения (с количественной и качественной сторон), и ценностью защищаемого блага. Из смысла ч. 2 ст. 37 УК вытекает, что пределами необходимой обороны являются действия, которые соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства. При этом важно подчеркнуть, что обороняющийся, находясь в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Основное требование при этом - не допустить явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Закон не раскрывает подробно всех признаков, характеризующих пределы необходимой обороны. Данное понятие является оценочным, т.е. вопрос о пределах необходимой обороны есть вопрос факта. Только на основании анализа конкретных обстоятельств дела можно определить пределы защиты, в теории же могут быть даны лишь общие принципы.

4. Цель причинения вреда;

Цель оборонительных действий - защита общественных отношений от причинения им вреда. Если же посягательство было использовано в других целях, например расправы, то ответственность должна наступать на общих основаниях.

Таким образом, можно сказать о том, что условия правомерности необходимой обороны занимают одно из центральных мест в содержании данного уголовно-правового института.

4. Превышение пределов необходимой обороны

Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные действия не выходят за пределы необходимости. Превышение этих пределов (эксцесс обороны) представляет собой общественно опасное деяние.

Слово "эксцесс" (от лат. excessus - выход; отступление, уклонение) означает крайнее проявление чего-либо, излишество, невоздержанность.

Необходимая оборона практически всегда носит вынужденный характер. Вытекаемое из требования закона условие относительной соразмерности (разумеется, неравенства и непропорциональности) средств и интенсивности посягательства и защиты подразумевает, что оборона не должна превышать пределов необходимости. У обороняющейся стороны существует определенный предел, при выходе за который его действия уже будут носить противоправный характер. Относительное соответствие действий обороняющегося характеру и степени общественной опасности посягательства и является этим пределом, именуемым в специальной литературе интенсивным пределом допустимости обороны.

Термин "предел" трактуется как "граница чего-нибудь; то, что отграничивает собою что-нибудь; последняя крайняя грань чего-нибудь". "За пределами" означает вне чего-нибудь, вне границ, вне допустимого, возможного. Норма о необходимой обороне не только определяет активное противодействие общественно опасному посягательству, но и требует от обороняющегося не выходить за ее пределы.

Статья 37 УК РФ формулирует превышение пределов необходимой обороны как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Закон не раскрывает признаков явного несоответствия защиты характеру и степени опасности посягательства. Здесь мы встречаемся с оценочным понятием. В науке уголовного права предпринимались попытки конкретизировать признаки данного понятия. Некоторые авторы предлагают считать превышением пределов необходимой обороны и так называемую несвоевременную оборону (преждевременную либо запоздалую). Превышением пределов, следует признавать лишь такое явное несоответствие, при котором всем присутствующим было абсолютно точно понятно, что обороняющийся имел возможность отразить нападение более мягкими средствами и сознавал такую возможность, но тем не менее выбрал заведомо более опасные средства и методы защиты и без необходимости причинил тяжкий вред нападавшему. Иногда суды ошибочно оценивают действия обороняющегося как превышение, не учитывая всех объективных и субъективных факторов. Например, сотрудник милиции П. был ошибочно обвинен в убийстве при превышении пределов необходимой обороны, хотя все обстоятельства (групповое нападение с насилием, опасным для жизни) свидетельствовали о правомерном причинении смерти нападавшему, что впоследствии и подтвердил Президиум Московского городского суда.

Кодекс, таким образом, формулирует два признака превышения пределов необходимой обороны:

1. явное несоответствие причиненного вреда характеру посягательства (качественный признак);

2. явное несоответствие причиняемого вреда опасности посягательства (количественный признак). В последнем случае речь, конечно, идет о "степени общественной опасности посягательства".

Решающим здесь является именно степень опасности посягательства, которая в основном и определяет пределы допустимого вреда при необходимой обороне. Здесь существует прямая зависимость: чем опаснее посягательство, тем более широкими являются пределы допустимого вреда, причиняемого посягающему. Очевидно, что причинение тяжкого вреда посягающему соизмеримо лишь с посягательствами, представляющими большую общественную опасность (например, при защите жизни, здоровья, личной свободы, половой неприкосновенности, собственности, общественной и государственной безопасности и т.п.). Признавая превышением пределов необходимой обороны "умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства", законодатель главным образом имеет в виду чрезмерность ("явную несоразмерность") причиненного в результате защитительных действий вреда в сравнении с опасностью посягательства.

Но это, с нашей точки зрения, еще не полное определение превышения пределов необходимой обороны. Дело в том, что причиняемый посягающему вред должен быть относительно соразмерным не только с характером и опасностью посягательства, но и с обстановкой защиты. Обстановка защиты определяется реальными возможностями и средствами обороняющегося отразить посягательство, не прибегая к причинению посягавшему тяжкого вреда. Характер такой обстановки зависит от реального соотношения сил, возможностей и средств обороняющегося и посягающего. Логическое ударение в выражении «необходимая оборона» сдвигается, таким образом, на понятие «необходимость».

Пленум Верховного Суда СССР в п. 7 Постановления от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" указал, что по смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью. Таким образом, Пленум рекомендует судам по делам данной категории использовать наряду с принципом соразмерности и принцип необходимости. Последний заключается в том, что оправданы могут быть только такие меры защиты, в результате которых причиняется вред, достаточный для пресечения общественно опасного посягательства. В Постановлении Пленума Верховного Суда от 16 августа 1984 г. указывается также, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности, избрать соразмерные средства защиты. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, когда причиненный им вред оказался больше, чем вред, предотвращенный, либо тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия средств защиты характеру и опасности посягательства. Поскольку установление явного, очевидного несоответствия защиты и посягательства - дело факта, они оцениваются на основе материалов судом и играют важную роль в решении вопросов о необходимой обороне либо ее превышении.

Стоит сказать о том, что многие ученые в сфере уголовного права «ругают» те изменения, которые были внесены в ст. 37 УК РФ Федеральным законом от 14.03.2002 года. Например, Побегайло говорит: «…Мы далеки от положительной оценки тех изменений, которые внесены в ст. 37 УК РФ Федеральным законом от 14 марта 2002 г., поскольку акцент в них сделан только на случаи, когда "посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия". В таких случаях причинение любого вреда нападающему является теперь правомерным. Законодатель, таким образом, вернулся к тексту ст. 13 УК РСФСР в редакции Федерального закона от 01.07.1994 г. Поступив так, законодатель в значительной степени ослабил защиту таких важных для человека и общества благ, как безопасность здоровья, личная свобода, половая свобода и неприкосновенность, собственность (особенно при насильственных на нее посягательствах), общественный порядок и спокойствие (злостное хулиганство с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия), неприкосновенность жилища, особенно при посягательствах, связанных с насильственным в него проникновением, общественная безопасность и пр. В подобных случаях акцент в правоприменительной деятельности логически переносится на превышение пределов обороны». Как отмечает С.В. Пархоменко, законодатель должным образом не учел неудачный правоприменительный опыт реализации данной нормы в период 1994 - 1996 гг. Поэтому не случайно отклики на изменение редакции ст. 37 УК РФ в 2002 г. на страницах юридических изданий были преимущественно негативными, созвучными тем, которые имели место после изменения редакции ст. 13 УК РСФСР 1960 г.

Другой аргумент против данной законодательной новеллы состоит в следующем. Известно, что профессиональный уровень правоприменителей, особенно сотрудников следственных подразделений, мягко говоря, в целом далек от совершенства. Он в силу объективных причин постоянно снижается. И указания закона в этой профессиональной среде воспринимаются однозначно: если посягательство угрожает жизни обороняющегося, то можно причинять посягающему любой вред вплоть до смерти; в других случаях, как правило, усматривается превышение пределов необходимой обороны, а то и обычное преступление против личности. Чего уж тут мудрствовать лукаво?! Такова логика правоприменительной практики, как бы этого, может быть, не желали субъективно "творцы" Федерального закона от 14 марта 2002 г.

Приведем показательный пример.

Поздно вечером (дело было в декабре 2003 г.) 28-летняя Александра Иванникова возвращалась домой, где ее ждали муж и грудной ребенок. Она остановила таксиста-частника. За рулем "Жигулей" десятой модели сидел 23-летний Сергей Багдасарян.

Как только Александра села в машину, Багдасарян заблокировал двери, отвез пассажирку в темный переулок, где потребовал от нее орального секса. Уговоры на насильника не подействовали, он спустил брюки и трусы, схватив Александру за голову, попытался принудить ее к сексу силой. В короткой схватке побеждал молодой здоровый мужчина. В отчаянии женщина дотянулась до сумочки, выхватила оттуда небольшой кухонный нож, который носила при себе, опасаясь нападений, и ударила им таксиста в бедро, после чего выбралась из машины. Била наугад - лишь бы он ее отпустил. К несчастью для Багдасаряна удар пришелся в бедренную артерию, хлынула кровь, а поскольку он находился в состоянии опьянения, то не смог наложить себе жгут. От острой потери крови Багдасарян скончался еще до прибытия скорой помощи.

Дело Александры Иванниковой прошло несколько судебных инстанций. Ее доводы, что она действовала в пределах необходимой обороны и не превысила ее пределов, правоприменители долгое время считали неубедительными. Следствие по этому делу длилось восемнадцать месяцев вместо двух положенных по закону. Вначале ей было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Позже оно было переквалифицировано по ч. 1 ст. 107 УК. В июне 2005 г. Люблинский суд г. Москвы признал Иванникову виновной в аффектированном убийстве и приговорил ее к двум годам лишения свободы условно.

Дело Иванниковой получило большой общественный резонанс. Только благодаря вмешательству правозащитников и юридической общественности приговор по делу в порядке надзора был отменен и Иванникова оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления. Разумеется, правовая оценка таких деяний - это вопрос факта. И здесь как раз очень важно использовать критерий необходимости причинения соответствующего вреда. Вот почему мы считаем неприемлемым выражение "беспредельная оборона", появившееся в специальной литературе после указанных изменений ст. 37 УК РФ.

Таким образом можно сказать о том, что норма о необходимой обороне пока не совершенна и имеет много недостатков.


Заключение

В заключение следует признать, что институт необходимой обороны по российскому уголовному праву предоставляет гражданам самые широкие юридические возможности по защите охраняемых законом объектов, однако эффективное использование гражданами своих прав затруднено, во-первых, высокой степенью абстрактности законодательных формулировок, а во-вторых, ошибками в правоприменительной деятельности. Норма закона о необходимой обороне должна быть сформулирована таким образом, чтобы была доступна для понимания каждым человеком, иными словами, каждый должен знать, какой именно вред посягающему лицу он может причинить в том или ином случае. Объясняется это и разгулом преступности, вооруженностью нападающих, наглостью, бесчеловечностью преступников, которые терроризировали и запугивали большинство людей, подавив их волю к сопротивлению. В таких условиях было бы весьма полезным активизировать наступательную деятельность милиции и других государственных органов, организаций и самих граждан.

Широкое участие общественности в борьбе с нарушениями общественного порядка и преступными посягательствами должно сделать необходимую оборону еще более эффективным средством по предупреждению и пресечению преступлений. С полным основанием можно говорить о том, что необходимая оборона является юридическим выражением активной роли граждан в борьбе с преступными посягательствами на государственные, общественные и личные интересы. Очевидно, что реализация гражданами права на необходимую оборону зависит от того, насколько правильно будет складываться судебная практика. Однако даже в положительном случае этот фактор сработает только тогда, когда общество будет осведомлено о реальном положении дел. В этой связи правоохранительным органам следует как можно больше привлекать к разъяснительной работе средства массовой информации.

На страницах периодической печати, в теле – и радиоэфире должны рассматриваться конкретные примеры активного противостояния преступности со стороны граждан, результатов такого рода проявлений и, главное, комментарии к таким примерам с точки зрения права. Граждане должны убедиться, что их правомерное противодействие посягающему ни в коем случае не осуждается обществом и государством, а напротив, приветствуется и поощряется.

Были рассмотрены теоретические вопросы касающиеся общих положений о необходимой обороне. Были затронуты и рассмотрены такие важные ее составляющие как:

- понятие необходимой обороны;

- правовая природа данного права;

- условия правомерности;

- пределы необходимой обороны;

- рассмотрена судебная практика;

Принимая во внимание все выше сказанное, считаю, что цель работы, поставленная мною в ее Введении достигнута, и в ней раскрыты максимальные знания, касающиеся права на необходимую оборону.


Библиографический список

Нормативные акты и судебная практика:

1.Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ). КонсультантПлюс. 2011.

2."Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.03.2011). Консультант Плюс. 2011.

3.Федеральный закон от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" (принят ГД ФС РФ 28.01.2011). СПС. Гарант. 2011.

4.Федеральный закон от 14.03.2002 N 29-ФЗ "О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 08.02.2002). КонсюльтантПлюс.2010.

5.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12. 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». КонсультантПлюс. 2010.

6.Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств». КонсультантПлюс. 2010.

7.Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 6. С. 17.

8.Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1. С. 8.

Учебная и научная литература:

1.Антонов В.Ф. Крайняя необходимость в уголовном праве. М., 2008.

2.Афанасьева А. Новые вопросы старого института необходимой обороны // Российская юстиция. 2002. N 7.

3.Дмитренко А.П. Пределы правомерности права на необходимую оборону. Ставрополь, 2009.

4.Кауфман М.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. - М., 2007.

5.Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне. М., 2007.

6.Кони А.Ф. О праве необходимой обороны. - М., 1866.

7."Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (постатейный) (Бриллиантов А.В., Долженкова Г.Д., Иванова Я.Е. и др.) (под ред. А.В. Бриллиантова) ("Проспект", 2010).

8."Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (постатейный) (под ред. А.И. Чучаева) ("КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2009).

9.Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны. СПб., 2004.

10.«Настольная книга судьи по уголовным делам» (Есаков Г.А., Рарог А.И., Чучаев А.И.) (отв. ред. А.И. Рарог) ("Велби", "Проспект", 2007).

11.Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств)В.Н. Додонов, О.С. Капинус, "Право и политика", 2005, №3

12.Орехов В. В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2008.

13.Пархоменко С.В. Проблемы уголовно-правовой регламентации института необходимой обороны // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2003. N 1.

14.Побегайло Э. О пределах необходимой обороны // "Уголовное право", 2008, N 2.

15.Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г.А. Есаков. М., 2009.

16.Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М., 2006.

17."Уголовное право России. Общая часть: Учебник" (2-е издание, исправленное и дополненное) (под ред. В.П. Ревина) ("Юстицинформ", 2009).

18.Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов" (под ред. Н.Г. Кадникова) ("Городец", 2006).

19.Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник" (2-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева) ("КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2008).

20.Уголовное право. Общая часть / Под ред. В.С. Комиссарова. СПб.: Питер, 2005.

21.Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М., 1990.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему