регистрация / вход

Уголовно-правовые основы допроса несовершеннолетних

Гарантии обеспечения прав и законных интересов допрашиваемых несовершеннолетних. Психологические, педагогические, этические основы допроса несовершеннолетних. Тактические приемы производства допроса несовершеннолетних, фиксация и оценка их показаний.

Содержание

Введение

Глава 1. Уголовно-правовые основы допроса несовершеннолетних

1.1 Уголовно-процессуальная форма производства допроса

1.2 Гарантии обеспечения прав и законных интересов допрашиваемых несовершеннолетних

Глава 2. Психологические, педагогические, этические основы допроса несовершеннолетних

2.1 Психологические основы допроса несовершеннолетних

2.2 Этические основы допроса несовершеннолетних

2.3 Педагогические основы допроса несовершеннолетних

Глава 3. Тактика допроса несовершеннолетних

3.1 Подготовка к допросу несовершеннолетних

3.2 Тактические приемы производства допроса несовершеннолетних

3.3 Фиксация и оценка показаний несовершеннолетних

Заключение

Список литературы


Введение

Органы дознания, предварительного следствия, суд в процессе расследования уголовных дел и судебного рассмотрения встречаются с различного рода последствиями преступного события. Преступные последствия в своей совокупности позволяют следователю, судье представить весь механизм произошедшего события, круг лиц, принимавших в нем участие или наблюдавших его.

Для достижения полного и объективного расследования немаловажное значение имеет такое следственное действие, как допрос. В качестве допрашиваемых лиц могут выступать по ряду категорий дел несовершеннолетние. Результаты допроса несовершеннолетних во многом зависят от того, в какой степени следователь учитывает возрастные и умственные особенности несовершеннолетнего, достигает необходимого уровня психологического контакта с допрашиваемыми лицами. Известно, что следственная тактика развивается в тесной связи с психологией и педагогикой. Дальнейшее укрепление этой связи на основе ее углубления и расширения является одним из перспективных направлений развития следственной тактики вообще и одной из ее частей - допроса - в особенности.

Допрос - это регулируемое уголовно-процессуальным законом взаимодействие следователя с допрашиваемым лицом в целях получения информации, имеющей значение для дела, соответственно тому, как она воспринята и сохранена в его памяти[1] .

А.В.Дулов пишет: "Допрос можно рассматривать как заранее прогнозируемое и планируемое формализованное общение следователя с допрашиваемыми, во время которого осуществляется реализуемое законом воздействие на мыслительную и волевую сферу последнего"[2] .

Н.И.Порубов полагает, что допрос можно определить как следственное и судебное действие, заключающееся в получении органом расследования или судом в соответствии с правилами, установленными процессуальным законом, показаний от допрашиваемого об известных ему фактах, входящих в предмет доказывания по делу.

Сущность допроса, а том числе и несовершеннолетнего подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, можно выразить не через какую-то отдельно взятую его сторону, а посредством рассмотрения их в совокупности.

Поскольку полные и правдивые показания несовершеннолетнего получаться с помощью тактических приемов допроса, можно выделить тактические задачи и задачи, выполняемые самими тактическими приемами. Можно вести речь о таких задачах тактических приемов, как тщательная подготовка к успешному проведению этого следственного действия; установление психологического контакта, объективного и законного проведения допроса; полная фиксация хода и результатов следственного действия; объективная, полная и всесторонняя оценка полученных результатов.

Допрос является весьма распространенным и эффективным способом собирания доказательств и достижения истины по делу.

Для детального изучения допроса несовершеннолетнего и тактики его производства представляется необходимым рассмотрение двух взаимосвязанных основ производства этого следственного действия: процессуальной и тактической.


Глава 1. Уголовно-правовые основы допроса несовершеннолетних

1.1 Уголовно-процессуальная форма производства допроса несовершеннолетних

несовершеннолетний допрос

Одну из важнейших сторон допроса несовершеннолетнего образуют уголовно-процессуальные основы. Под ними следует понимать совокупность требований уголовно-процессуального закона относительно правового положения несовершеннолетнего, порядка, условий и последовательности производства данного следственного действия, круга лиц, могущих принимать в нем участие, предмет допроса, порядка фиксации его результатов, а также процессуальных гарантий личности данного участника уголовного судопроизводства.

Процессуальная форма - это совокупность установленных законом условий для совершения органами следствия тех действий, которыми они осуществляют свои права и выполняют обязанности[3] .

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает особый порядок судопроизводства по делам несовершеннолетних, учитывая их возрастные и психологические особенности, недостаточный жизненный опыт, эмоциональную неустойчивость, недооценку общественной опасности своих действий и тяжести их последствий. В свою очередь тактика ведения предварительного следствия по конкретному делу несовершеннолетнего должна строиться с учетом того, что внешнее поведение подростка нередко отражает действие тех причинных факторов, которые лежат в его основе.

Объектом здесь является личность, чаще всего окончательно не сформировавшаяся, находящаяся в большой зависимости от окружения, среды, материального положения и морального климата в семье и т.д. Одной из важнейших задач предварительного следствия при расследовании дел с участием несовершеннолетних является не столько изобличение и наказание виновного, сколько выявление и устранение причин и условий, способствовавших правонарушению.

Порядок производства допроса несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего регулируются ст. 191 УПК РФ, где сказано, что допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога[4] . При допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего вправе присутствовать его законный представитель.

Однако в процессе выборочного изучения уголовных дел с участием несовершеннолетних становится ясно, сто данное требование практически повсеместно не выполняется. Из 30 изученных мной уголовных дел только в 2/3 случаях к допросу свидетелей и потерпевших в возрасте до 16 лет привлекался педагог, в 12-ти - родственники и законные представители, а в двух - работники отдела по предупреждению и пресечению правонарушений несовершеннолетних (ОПППН). В остальных случаях подростки были один на один со следователем. Сказанное относится отнюдь не только к допросам лиц от 14 до 16 лет, когда педагог привлекается по усмотрению следователя, но и к допросам несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, хотя требование закона о необходимости участия педагога в допросе этих лиц категорично. Вероятно, это связано с тем, что следователю не предоставляется альтернатива при определении круга лиц, участвующих в допросе несовершеннолетнего, то есть возможность пользоваться помощью не только педагога, но и любого другого специалиста в области детской и юношеской психологии. Как уже было сказано, в допросе могут принимать участие родители либо иные законные представители или близкие родственники несовершеннолетнего, защитники, переводчики. Это создает сложную психологическую ситуацию при подготовке к допросу и при допросе несовершеннолетнего, ибо каждый из таких участников допроса определенным образом привносит в это следственное действие собственные психологические черты. В связи с этим у следователя возникают сложные задачи особого характера: он должен учитывать психологические особенности несовершеннолетних и всех остальных участников допроса.

Потерпевшие и свидетели в возрасте до 16 лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Это связано с тем, что тактика допроса несовершеннолетнего строится с учетом его возрастных особенностей.

Также устанавливается особый порядок вызова на допрос, а именно ч. 4 ст. 188 УПК РФ гласит, что лицо, не достигшее возраста 16 лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызвано обстоятельствами уголовного дела[5] .

Здесь также есть ряд вопросов. Например, ограничение возраста несовершеннолетних, вызываемых на допрос через родителей или иных законных представителей, 16-ю годами может снижать эффективность воспитательного и предупредительного воздействия судопроизводства. Особенно это касается несовершеннолетних обвиняемых, подозреваемых, а также ущемляет интересы несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет. И прежде чем вызвать несовершеннолетнего на допрос вместе с родителями, целесообразно в ряде случаев порекомендовать родителям побеседовать с сыном или дочерью, вызываемыми на допрос. Цель этих бесед - успокоить несовершеннолетнего, устранить излишнюю его нервозность и ориентировать на дачу правдивых и полных показаний. Если следователь не разъяснит этой их обязанности, родители, получив повестку о явке к следователю с несовершеннолетними и не будучи подготовленными к тому, чтобы правильно воздействовать на психику несовершеннолетнего, неизбежно будут проводить "предварительный допрос" сами. При этом не исключается применение непедагогических мер, что может привести к серьезным отрицательным последствиям.

Особое положение при производстве допроса занимает несовершеннолетний подозреваемый. Допрос данного лица не регламентирован специально УПК РФ и ведется по правилам допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, а также совершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого[6] . Отличная особенность состоит в том, что привод несовершеннолетнего подозреваемого без предварительного вызова его на допрос может применяться только в случаях, когда он скрывается от следствия. Привод и допрос не могут быть произведены в ночное время суток, кроме случаев, не терпящих отлагательства. Также следует отметить, что время, в течение которого несовершеннолетнего способны удерживать внимание может продолжаться без перерыва более 40-45 минут, а в общей сложности может продолжаться не более 4 часов в день.

Такое нововведение в УПК РФ, по моему мнению, будет способствовать созданию наиболее оптимальных условий для получения полных и достоверных показаний, поскольку позволяет учитывать утомляемость допрашиваемого лица. Несовершеннолетний подозреваемый допрашивается в месте производства предварительного следствия. Следует учитывать, что несовершеннолетний, подозреваемый обычно испытывает сильное волнение при допросе и присутствие близкого ему человека помогает снять напряжение. Также системный подход анализа статей УПК РФ, относящихся к допросу, свидетельствуют о том, что к допросу такого подозреваемого может привлекаться педагог по аналогии с правилами ст. 191 УПК РФ[7] . На практике следователи весьма редко приглашают педагога для участия в подобного рода допросах. Вместо педагога на допрос несовершеннолетнего подозреваемого следователи чаще приглашают его законных представителей или инспектора по делам несовершеннолетних. Например, при допросе С., подозреваемого в совершении изнасилования, принимала участие в качестве педагога работник инспекции по делам несовершеннолетних, не имеющая педагогического образования. Поскольку следователь и "педагог" были лицами другого пола, мало осведомлены в вопросах подростковой психологии и педагогики, они не смогли установить психологический контакт с подозреваемым С., который от дачи показаний отказался. Такое поведение следует признать неправильным, ибо, как справедливо отмечает С.Г.Любичев, производство подобных допросов чревато не только тем, что из-за отсутствия у этих лиц специальных знаний следователь не всегда может установить контакт с допрашиваемым и получить от него полные и правдивые показания, но и тем, что допрос при таких обстоятельствах может травмировать несовершеннолетнего[8] .

Рассмотренные выше положения в совокупности составляют уголовно-процессуальную форму производства допроса несовершеннолетних, которая очень тесно связана с правовыми гарантиями достижения задач этого следственного действия и гарантиями прав и законных интересов несовершеннолетних.

1.2 Гарантии обеспечения прав и законных интересов допрашиваемых несовершеннолетних

В теории уголовного процесса дискуссионной является проблема о соотношении субъективных прав участников процесса и процессуальных гарантий реализации этих прав. Между ними существует тесная взаимосвязь, но отождествлять их нельзя. Л.Д.Кокорев считает, что в уголовном судопроизводстве одни процессуальные права являются гарантией других. Но также следует отметить, что процессуальными гарантиями реализации прав участников процесса выступают процессуальные обязанности лиц, ведущих уголовное судопроизводство, поскольку они корреспондируют правом участников процесса.

Российское уголовно-процессуальное законодательство в целом отображает требования международных стандартов о повышенной правовой охране несовершеннолетних. К правовым средствам, обеспечивающим возможность осуществления несовершеннолетним допрашиваемым его прав, относится особый порядок его вызова к следователю - через родителей или иных законных представителей. Необходимость использования основ психологии и педагогики при расследовании уголовных дел с участием несовершеннолетних, а также сложность допроса обуславливают такую важную процессуальную гарантию реализации прав, как участие педагога.

Осуществление прав несовершеннолетних обеспечивается и участием законных представителей, близких родственников в производстве по уголовному делу. Как отмечает Э.Б.Мельникова, участие законного представителя несовершеннолетнего в российском уголовном процессе связано с двумя обстоятельствами:

1) с неполнотой процессуальной дееспособности несовершеннолетнего;

2) с тем, что законный представитель (родители, усыновители, опекуны, попечители) несет ответственность за воспитание и поведение несовершеннолетнего[9] .

Привлечение родителей или иных законных представителей или близких родственников к допросу несовершеннолетних вытекает из необходимости учета возрастных и индивидуальных особенностей несовершеннолетних и является дополнительной процессуальной гарантией охраны прав несовершеннолетних, установления истины, обеспечения воспитательного и предупредительного воздействия судопроизводства[10] . Участие этих лиц в допросе необходимо в тех случаях, когда оно облегчает установление психологического контакта следователя с допрашиваемым лицом. Эта цель не может быть достигнута, если названные лица будут только присутствовать при допросе. Поэтому уголовно-процессуальные нормы, предусматривающие привлечение родителей или иных близких родственников к допросу несовершеннолетних, должны содержать термин "участие", а не "присутствие" или "вызов".

Иной позиции придерживались Л.М.Корнеева, С.С.Ордынский, С.Я. Розенблит, которые в 1958 г. высказали мнение, что родители должны приглашаться только в том случае, если они не связаны с совершенным преступлением и если известно, что подлежащий допросу несовершеннолетний относится к ним с уважением[11] . Этот тезис вполне можно отнести к любому несовершеннолетнему, допрашиваемому следователем, независимо от его процессуального статуса. Г.М. Миньковский отмечал, что вызов родителей для участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого представляется в большинстве случаев нецелесообразным. Обвиняемый в ряде случаев будет испытывать в присутствии родителей чувство страха, стыда и так далее, чутко реагировать на эмоции отца и матери, следить за их мимикой, движениями, улыбками и в соответствии с этим давать свои ответы[12] . Такой точки зрения придерживается и В.Г.Дремов, считая, что законные представители всегда заинтересованы в определенном исходе дела и могут отрицательно влиять на поведение несовершеннолетнего обвиняемого во время допроса.

Привлечение же педагога для участия в допросе вытекает, прежде всего, из необходимости учета возрастных и индивидуальных особенностей несовершеннолетнего при подготовке и проведении допроса.

Закон не в полной мере раскрыл процессуальное положение педагога (психолога), в связи с чем возникает ряд вопросов и прежде всего: кто может быть приглашен в качестве педагога (психолога)? В законе нет ответа на этот вопрос. Получается, можно пригласить любого педагога (психолога). С другой стороны, какая польза от участия при допросе незнакомого для несовершеннолетнего педагога (психолога)?

Если несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) учится в учебном заведении, то педагог приглашается оттуда, как правило, это педагог, который знает несовершеннолетнего. В других случаях, когда несовершеннолетний не учится целесообразно пригласить бывшего педагога или психолога.

УПК РСФСР не предусматривал самостоятельной статьи о процессуальном положении законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого. В ст. 398 УПК РСФСР указывалась лишь возможность допустить к ознакомлению с материалами законченного расследования законного представителя, но не во всех случаях, а только тогда, когда он сам ходатайствует об этом и участие законного представителя носит не обязательный, а факультативный характер[13] .

УПК РФ изменил такое положение и в ст. 426 УПК РФ четко определил права законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого, в том числе и его право присутствовать при предъявлении обвинения (ранее такого права у него не было), участвовать в допросе несовершеннолетнего (обязательно) и в иных следственных действиях.

Важным является требование закона о том, что законные представители допускаются к участию в деле с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. Таким образом, законные представители получили возможность участвовать в расследовании дела с момента выявления причастности несовершеннолетнего к совершенному преступлению и его первого допроса.

Э.Б.Мельникова пишет, что интересы несовершеннолетнего могут не совпадать с интересами его законного представителя. И суть таких возможных противоречий необязательно в обстоятельствах конкретного дела, а в двойственном положении законного представителя. Ведь фактически он защищает не только интересы несовершеннолетнего, но и свои собственные[14] .

В связи с этим УПК РФ содержит право следователя на отстранение законного представителя от участия в деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего. Оно может быть распространено на весь период расследования. В таких случаях к участию в деле должен быть допущен другой законный представитель. Об отстранении от участия в деле законного представителя выносится постановление (прежний УПК РСФСР такого требования не содержал), которое может быть обжаловано в суде.

Это положение закона, с одной стороны, повышает ответственность следователя, дознавателя и прокурора за принимаемое решение, с другой - призвано обеспечить защиту прав законного представителя.

Следует обратить внимание и на формулировку ст. 426 УПК РФ о том, что к участию в уголовном деле допускаются законные представители (во множественном числе). Следовательно, число законных представителей законом не ограниченно.

Своеобразной гарантией прав несовершеннолетнего является отдача несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого под присмотр. Эта мера пресечения была предусмотрена и в УПК РСФСР, однако на практике почти не применялась. Органы расследования не утруждали себя поиском лиц или органов, которые смогли бы обеспечить надлежащее поведение несовершеннолетнего в период расследования.

В соответствии со ст. 150 УПК РФ состоит в обеспечении надлежащего поведения несовершеннолетнего на время предварительного следствия и суда. Присмотр за несовершеннолетним может быть возложен на родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а также на должностных лиц специализированного детского учреждения, в котором он находится, об этом указанные лица дают письменное обязательство. Им разъясняется существо подозрения или обвинения, а также их ответственность, связанная с обязанностями по присмотру.

При передаче несовершеннолетнего под присмотр следователь должен убедиться, что лица, которым передается несовершеннолетний, имеют на него положительное влияние, правильно оценивают содеянное им и могут обеспечить надлежащее поведение и повседневный контроль за несовершеннолетним. Для этого следователь должен располагать сведениями, характеризующими указанных лиц, проверить условия их жизни. Необходимо получить письменное согласие от указанных лиц на передачу им несовершеннолетнего под присмотр.

Особую роль в допросе несовершеннолетнего играет его защитник, который должен быть приглашен независимо от желания несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Сложность деятельности адвоката состоит в том, что он в этих случаях наряду с профессиональным мастерством должен владеть знанием основ детской психологии, определяющих процесс формирования несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых. Известную сложность представляет психологическая сторона самого допроса несовершеннолетних на предварительном следствии. Адвокат должен предупреждать любые недопустимые по отношению к несовершеннолетнему приемы допроса: резкий тон, придирки к словам, угрозы привлечь родителей к ответственности и т.п.

Исходя из возрастных и личных качеств несовершеннолетнего, защитнику необходимо обсудить со следователем план предстоящего допроса: его продолжительность, перечень конкретных лиц, которые должны принять в нем участие, а также определить подлежащие выяснению обстоятельства.

Законодатель безоговорочно предписывает, что по делам несовершеннолетних участие адвоката (защитника) обязательно[15] . Уже при задержании несовершеннолетний может дать первое объяснение только после встречи с защитником, а не до этой встречи[16] . Однако на практике нередко бывает так, что несовершеннолетний дает показания на предварительном следствии без адвоката. В этих случаях налицо существенное нарушение права на защиту.

Так, по делу в отношении несовершеннолетнего Н. при выполнении требований ст. 217 УПК РФ следователь не обеспечил обвиняемого защитником, с материалами дела Н. знакомился один, без помощи защитника. Районный суд не усмотрел в этом нарушение закона и вынес приговор. Судебной коллегией областного суда приговор был отменен и дело направлено для дополнительного расследования.

Одним из проявлений повышенного внимания к охране прав несовершеннолетних при рассмотрении в отношении них уголовных дел является удвоенное представительство их интересов в уголовном процессе – одновременно в деле участвует адвокат (защитник) и законный представитель. Однако практика показывает, что не всегда в судебном заседании по делам в отношении несовершеннолетних участвуют родители или иные законные представители. В соответствии со ст. 399 и 400 УПК РФ в судебное заседание вызываются родители или иные законные представители несовершеннолетнего подсудимого, а также представители учебно-воспитательных учреждений или общественных организаций по месту учебы или работы несовершеннолетнего.

Изучение дел о преступлениях несовершеннолетних показало, что органы предварительного следствия и суды в некоторых случаях в нарушение требований УПК РФ привлекают в качестве законных представителей (при отсутствии родителей) близких родственников несовершеннолетних, не назначенных надлежащим образом их опекунами или попечителями.

При решении вопроса о вызове в судебное заседание законного представителя несовершеннолетнего подсудимого следует иметь в виду, что содержащийся в УПК РФ перечень лиц, которые могут быть законными представителями, является исчерпывающим.

Если подросток не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образов его опекуном или попечителем, в качестве законного представителя несовершеннолетнего суд должен вызвать представителя органа опеки и попечительства, неявка которого не приостанавливает рассмотрения дела, если суд не найдет его участие необходимым.

Особой процессуальной гарантией прав несовершеннолетних на предварительном следствии является прокурорский надзор по делам, по которым допрашиваются несовершеннолетние. Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законе не регламентируется такое положение, когда прокурор должен участвовать в допросе несовершеннолетнего или лично проводить его. По моему мнению, участие прокурора в допросе должно быть обязательным, если об этом ходатайствуют заинтересованные лица, страдающие физическими или психическими недостатками, препятствующие им надлежащим образом воспроизвести воспринятые ими факты, относящиеся к преступлению, а также, если допрашиваемый отказался от дачи показаний или изменил их.

Глава 2. Психологические, педагогические, этические основы допроса несовершеннолетних

2.1 Психологические основы допроса несовершеннолетних

Типологические особенности психологии связаны в первую очередь с процессуальным положением лица, его правами и обязанностями, его взаимоотношениями с другими участниками следственных действий. Например, несовершеннолетний, выступающий в качестве свидетеля, старается иногда, не имея личной заинтересованности, определить линию поведения следователя и «угодить» ему своими показаниями, которые в этом случае оказываются не всегда объективными.

Законных представителей и близких родственников такого свидетеля (до 16 лет), если они присутствуют при допросе, беспокоит, прежде всего, вопрос, не будет ли каких-либо неприятностей по поводу даваемых показаний для допрашиваемого. Этим и определяется их психологическая линия. Для педагога участие в допросе несовершеннолетнего свидетеля равносильно исполнению своих обязанностей. Поэтому и психологический настрой его, как правило, вполне благоприятен для целей допроса.

Что касается потерпевшего несовершеннолетнего, то здесь объективность потерпевшего иногда осложняется тем, что подростки склонны бессознательно или с умыслом преувеличивать грозившую им опасность при совершении преступления. Если при допросе такового участвует законный представитель, то типологические черты его психологии подобны чертам самого потерпевшего. Во многих случаях они еще более эмоционально выражены и отличаются большей активностью, если потерпевший малолетний.

Из всей совокупности характеристик структуры личности несовершеннолетнего необходимо выделить социально-психологическую характеристику, которая включает в себя многообразные возрастно-психологические особенности, черты, свойства, тенденции и противоречия, присущие подростками и юношам.

Некоторые авторы, например Л.М. Корнеева считают, что допрос несовершеннолетних и малолетних свидетелей имеет специфические особенности, обусловливаемые индивидуальными свойствами и уровнем развития этих свидетелей. Довольно распространенная ошибка следователей заключается в том, что они не видят различия между допросом взрослых и несовершеннолетних, а тем более малолетних свидетелей. Л.М. Корнеева отмечает, что в качестве свидетеля могут допрашиваться не только совершеннолетние, но и малолетние, т.е. дети до 12 лет[17] .

С точки зрения Н.И. Порубова, специфика допроса несовершеннолетних проявляется в специфике подготовки к допросу, обстановке, в которой он проводится, в форме вопросов, задаваемых несовершеннолетнему, а также в процессуальном оформлении результатов допроса. Автор полагал, что несовершеннолетний может быть допрошен в качестве свидетеля и потерпевшего независимо от возраста, если предмет допроса ему по возрасту доступен и ребенок не является умственно отсталым[18] .

Вряд ли можно полностью согласиться с мнением названных авторов. Мне кажется, что специфика допроса несовершеннолетнего обусловливается не столько подготовкой допроса, сколько зависит от психолого-возрастного критерия. Психолого-возрастные качества, присущие той или иной группе несовершеннолетних, определяют особенности подготовки допроса и другое, т.е. обусловливают специфику допроса несовершеннолетних. Кроме того, они позволяют примерно установить минимально-возрастной предел несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего.

Под минимальным возрастом следует понимать возраст, когда несовершеннолетнего целесообразно допрашивать, несмотря на то, что предмет допроса может быть ему недоступен. В этой связи некоторые авторы полагают, что особенности тактики допроса несовершеннолетних в значительной степени обусловлены особенностями психики (повышенной внушаемостью, склонностью к фантазированию и т.д.), незначительным или совсем отсутствующим жизненным опытом, что нередко приводит к неправильной оценке расследуемого события в целом или отдельных его элементов. В частности, такого мнения придерживается Р.С.Белкин[19] .

Социально-психологическая характеристика несовершеннолетнего включает общие (т.е. типологические) черты несовершеннолетних, особенные (индивидуальные черты воспитания), единые (особенности микросреды). В процессе жизнедеятельности несовершеннолетний формируется в личность. Черты и свойства, которые присущи личности, проявляются в его конкретных действиях. Психологические особенности личности подростка представляют собой сложную и многогранную систему процессов, состояний, свойств, качеств, проявляющихся по-разному не только в противоправном поведении, говоря о личности несовершеннолетнего подозреваемого, но и в ходе его допроса. Психологическую основу антиобщественного поведения несовершеннолетнего составляют поверхностные и искаженные нравственные и правовые представления и взгляды, отсутствие четких жизненных планов, ограниченность интересов, внутренняя противоречивость интеллектуальных, эмоциональных, волевых свойств личности правонарушителя. Д.М. Лосев отмечает, что личность несовершеннолетнего не есть «уменьшенная модель» личности взрослого. Взрослый и несовершеннолетний обвиняемый – качественно различные субъекты допроса[20] .

По мнению психологов, ведущим компонентом структуры личности является направленность. В зависимости от направленности личности такие ученые, как Д.И.Фельдштейн, Г.М.Миньковский, А.И.Долгова, выделяют различные типы подростков правонарушителей. Приняв за основу классификацию, предложенную А.И.Долговой, предлагается выделить следующие типы несовершеннолетних правонарушителей:

· Положительно-ситуативный тип, который составил 45% от общего количества изученных по уголовным делам несовершеннолетних обвиняемых. В материалах дела на них имелись положительные характеристики. Отделы по предупреждению и пресечению правонарушений несовершеннолетних (ОПППН) не имели информации об этих подростках до совершения ими преступления;

· Ситуативный тип, в котором безнравственные элементы сознания и поведения если и имелись, то выражались незначительно, составил 11% подростков. Такие подростки хотя и не состояли на учете ОПППН, однако обсуждались в школе за плохое поведение, имели отрицательные характеристики;

· Ситуативно-криминогенный тип, т.е. несовершеннолетние, уже имеющие развитые отрицательные потребности, привычки и опыт мелких правонарушений, состоящие на профилактическом учете, составил также 11% исследуемых несовершеннолетних;

· Последовательно-криминогенный тип составил 29% несовершеннолетних. Подростки данного типа нормы морали и права нарушали систематически. Из них ранее судимые составили 42%, остальные несовершеннолетние совершали преступления, но уголовные дела в отношении них были прекращены в связи с передачей материалов в комиссию по делам несовершеннолетних или товарищеский суд или на момент ранее совершенного преступления им не было 14 лет.

Определить направленность 4% подростков не представилось возможным, так как в материалах дела отсутствовали характеризующие их данные.

Выделяют четыре стадии процесса формирования показаний несовершеннолетнего:

1. восприятия;

2. сохранения информации;

3. формирования будущих показаний;

4. воспроизведения.

Основой стадии восприятия служат ощущения. Предметом допроса несовершеннолетних в большинстве случаев являются экстероцептивные ощущения, т.е. зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, тактильные ощущения. Не менее значимыми при допросе являются проприоцептивные ощущения, содержащие информацию о движении и положении тела подростка в момент совершения преступного деяния. Реже следствие могут интересовать интероцептивные ощущения несовершеннолетнего, так как процесс совершения преступления заключается во внешних проявлениях и не затрагивает рецепторы, расположенные во внутренних органах подростка.

На допросе несовершеннолетние – свидетели, потерпевшие, подозреваемые – могут говорить, как они ощущали и воспринимали свойства предметов и факты, связанные с расследуемым событием. Особенности процессов ощущения и восприятия, характерные для несовершеннолетних разных возрастных групп, и определяют рекомендации относительно тактики допроса.

При допросе несовершеннолетних необходимо учитывать особенности восприятия детьми времени и пространственных отношений, очень часто имеющих важное значение для дела.

Поскольку для ребенка-дошкольника представление о времени, его соотношениях и мерах не конкретно, то при подготовке к допросу необходимо выяснить обычный для ребенка режим дня, необходимо наполнить для него конкретным содержанием все части суток, чтобы обозначить для него возможность узнавания их по тем или иным конкретным признакам. Детям даже младшего школьного возраста, выступающим в качестве свидетелей, могут быть заданы вопросы, требующие ответа с использованием таких единиц времени, как час, день, неделя, месяц. Вопрос о продолжительности интересующего следствие события следует предложить несовершеннолетнему после его свободного рассказа, но до постановки уточняющих, контрольных и других вопросов. Если несовершеннолетний затрудняется определить длительность событий прошлого, интересующих следствие, следователь может помочь допрашиваемому припомнить такого рода моменты, которые являются вехами, облегчающими воспроизведение длительности этих прошлых событий.

Следующий этап формирования показаний связан с накоплением информации и ее сохранением в памяти допрашиваемого. В подростковом возрасте активно начинает развиваться логическая память, и несовершеннолетний переходит к преимущественному использованию именно этого вида памяти.

Что касается целей запоминания, то при совершении преступления преобладающую роль играет непроизвольная память, так как несовершеннолетний обвиняемый чаще всего не ставит перед собой цели сохранить в памяти свои действия и действия окружающих, поэтому запоминание происходит само собой и не требует волевого усилия. При произвольном же запоминании происходящее осмысливается, анализируется и при необходимости даже заучивается, что не характерно для подростка, совершающего преступление, так как преступные действия скоротечны, а для реализации вышеназванных процессов необходимо время. Точность и полнота показаний несовершеннолетнего зависит от того, насколько развиты процессы восприятия и запоминания и сколько времени прошло между восприятием и воспроизведением.

Стадия формирования будущих показаний, по мнению многих авторов, состоит из двух звеньев и включает в себя осознание цели и планирования. Осознание цели предполагает принятие решения о даче тех или иных показаний, а планирование включает мысленную обработку сохраненной информации для ее изложения в воспринятом виде или измененном. Степень изменения воспринятой информации зависит от выбора одного из способов психологической самозащиты.

В процессуальном плане основной стадией является стадия воспроизведения. Именно на этой стадии реализуется основная задача допроса – получение от допрашиваемого имеющей значение для дела максимально полной информации в соответствии с тем, как допрашиваемый воспринял, сохранил ее в памяти и в каком виде решил изложить.

По моему мнению, знания следователем темпераментов, черт характера допрашиваемого несовершеннолетнего имеют большое значение для установления с ним психологического контакта, позволяют правильнее понимать особенности его поведения, дают возможность варьировать нужным образом тактические приемы допроса.

Выяснение черт характера может быть осуществлено путем допроса педагога, родителей, соседей и т.д. Разумеется, более полную характеристику могут дать родители несовершеннолетнего. Их допрос может быть нецелесообразным лишь в тех случаях, когда по обстоятельствам события преступления они могут быть заинтересованы в искажении действительности по личным мотивам с целью исключить возможность допроса их детей или из желания выгородить их, когда они были соучастниками преступления. В этих случаях, разумеется, их показания о характере детей могут быть необъективными. При оценке показаний несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых необходимо учитывать и внушаемость.

Нельзя при этом не отметить одной интересной психологической черты. Не следует думать, что внушение несовершеннолетнему, обусловившее ошибочное или умышленное ложное показание, может быть продиктовано лишь каким-либо определенным интересом со стороны внушающего.

Иногда ошибочные, ложные показания являлись результатом внушения со стороны тех лиц, которые сами не понимали, что они внушают заведомо неправильное представление и выводы. Наоборот, они могут руководствоваться самыми лучшими побуждениями, могущими исходить из стремления более полно и эффектно защитить интересы потерпевшего несовершеннолетнего. Ориентировка в последовательности явлений прошлого у несовершеннолетних также имеет свои особенности. Правильная ориентировка в последовательности прошлого зависит в значительной степени от связи локализуемого момента с предшествующим и последующим моментом; воспроизведение последовательности прошлого зависит от яркости, живости, эмоциональности представлений, отображающих локализуемое и связанные с ними представления. В воспроизведении последовательности событий прошлого наибольшую роль играют первое и последнее события.

Независимо от характера прошлого воспроизведение проходит ряд этапов, которые, как правило, следуют в такой последовательности: перестановка элементов; выпадение средних элементов; в последнюю очередь – выпадение первых, а затем и последних элементов. Из двух временных характеристик – длительности и последовательности, последнее претерпевает большие изменения уже через 3 дня после восприятия, а оценка длительности претерпевает незначительные изменения через неделю. При допросе несовершеннолетних необходимо ориентировать их на дачу точных показаний по содержанию описания событий прошлого, особо обращая внимание на наиболее полное изложение первого и последнего эпизодов события. При этом, если допрашиваемый начинает путаться в установлении очередности описываемых им эпизодов событий, следует предложить ему рассказать еще один раз о первом и последнем эпизодах, по возможности наиболее полно, а затем вернуться к характеристике промежуточных звеньев события.

Мышление как элемент, формирующий показания несовершеннолетних, зависит от возраста допрашиваемого. Для детей младшего школьного возраста характерны быстрые и решительные выводы, преимущественно, индуктивные, часто без основания. Мышление подростка существенно отличается от мышления младшего школьника, у него оно становится более глубоким, отвлеченным. Подросток гораздо легче выделяет главные существенные признаки предметов и явлений, устанавливает связь между ними, делает умозаключения. Одна из особенностей психического развития подростков, которая имеет влияние на формирование свидетельских показаний, заключается в том, что у них затруднены последовательность рассуждений и обоснование отдельных положений, возникающих в ходе рассуждений, выражающиеся в пропуске отдельных звеньев доказательств, введении лишних смысловых звеньев. Мышление старшеклассников приобретает ряд новых существенных особенностей, заключающихся в развитии теоретического мышления, связанного с высоким уровнем абстракции и обобщения обоснованности выводов. Усиливается тенденция к доказательности и логической аргументации тех или иных положений.

Необходимость выделения этапов психического развития основывается на внутренних закономерностях самого этого развития, которые определяют также психологическую, возрастную периодизацию. При установлении обстоятельств, характеризующих преступные последствия, посредством допроса несовершеннолетних органы дознания, предварительного следствия, суд должны учитывать, что наряду с психологической существует педагогическая периодизация, в основу которой положены имеющиеся типы воспитательно-образовательных учреждений и задачи воспитания детей в разные периоды. В нашей стране принята следующая педагогическая периодизация с детства от рождения:

1) ранний возраст (от рождения до 2-х лет);

2) младший дошкольный возраст (от 2-х до 4-х лет);

3) средний дошкольный возраст (от 4-х до 5-ти лет);

4) старший дошкольный возраст (от 5-ти до 7-ми лет);

5) период младшего школьного детства (от 7-ми до 12-ти лет);

6) подростковый период (от 12-ти до 15-ти лет);

7) юношеский период (от 15-ти до 17-ти лет)[21] .

Эта периодизация (педагогическая возрастная) и лежит в основе подготовки к допросу несовершеннолетних.

Знание следователем психологических основ допроса несовершеннолетних имеет большую практическую значимость потому, что оно в значительной степени позволяет добиться управляемости процесса получения показаний, устранить факторы и условия, отрицательно влияющие на формирование полных и правдивых показаний, тем самым получить наибольшую информацию об известных такому лицу и интересующих следствие фактах и обстоятельствах. Важное тактическое значение имеет выдвинутое С.Л.Рубинштейном положение о том, что при объяснении психологических явлений личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних усилий, через которые преломляются все внешние воздействия.

2.2 Этические основы допроса несовершеннолетних

Большое внимание в теории и практике уделяется этике проведения следственных действий, в том числе допроса. На основе анализа УПК РФ можно прийти к выводу о том, что некоторые нормы УПК РФ содержат в себе этические начала. Совокупность нравственных норм поведения следователя и образует следственную этику как учение о нравственных основах профессиональной деятельности. Л.Е.Ароцкер справедливо пишет, что одним из основных специфических требований судебной этики является объективность работников юстиции, умение принимать решения, соответствующие закону и собственному убеждению, стойкость по отношению к различным посторонним влияниям, соблюдение принципа равенства всех перед законом, толкование всякого сомнения в пользу подсудимого и обвиняемого[22] .

С точки зрения норм высоконравственного поведения следователем в ходе допроса несовершеннолетнего недопустимы действия, преследующие целью унижение его чести и достоинства. Действия следователя не должны характеризоваться неглубоким продумыванием вопросов, скоропалительными выводами, поспешностью принятия решений, небрежностью, формализмом и другими отрицательными моментами. По мнению Л.Е.Ароцкера, этика допроса включает в себя следующие нравственные правила: непримиримое отношение к любым фактам, нарушение требований закона, относящихся к допросу; объективность; принципиальность; отсутствие предвзятости, недоверия и подозрительности; запрет ставить наводящие вопросы; соблюдение чувства такта при допросе; постановка вопроса в спокойном тоне; запрет в ходе допроса комментировать, оценивать показания допрашиваемого.

Как нарушение профессиональной этики следует расценивать неуместные шутки следователя в адрес допрашиваемого, фамильярность, использование выражений, употребляемых несовершеннолетними, в целях установления контакта с ним. Следователь при допросе несовершеннолетнего не имеет морального права опускаться до психологии этого лица. В этом случае следователю необходимо помнить слова А.Ф.Кони: «Как бы хороши не были правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках. Чем больше оттенков в своем практическом применении допускают эти правила, чем глубже они касаются личности и участия человека, чем более важным интересом общественной жизни они служат, тем серьезнее представляется вопрос – в чьи руки отдается приложение этих правил»[23] .

Этические основы регламентации процессуального порядка проведения этого следственного действия дополняют нравственными правилами. Это важно, поскольку подросток обычно не знаком с требованиями закона, с правовой стороны действия следователя, а моральная сторона оказывается ему наиболее знакомой, понятной. Именно в процессе предварительного расследования, в частности в ходе допроса, подросток чаще всего впервые сталкивается с нравственно-правовыми вопросами. Поэтому непосредственная практическая значимость этических основ допроса несовершеннолетнего заключается еще и в том, что высоконравственное поведение следователя, его моральные воззрения становятся достоянием допрашиваемого. При реализации соответствующей тактической программы действий в ходе допроса следователь обязан исходить из нравственных норм. В этических основах допроса находят единство такие понятия, как тактика допроса и следственный такт. Результативность тактических приемов допроса обусловливается в немалой степени и таким фактором, как тактичность следователя. «Тактичный человек, - пишет Н.И.Порубов, - всегда подумает, как его слова и поступки будут восприняты, не нанесут ли они незаслуженной обиды, не оскорбят ли они человека и тем самым, не приведут ли они к обратному результату».

Таким образом, этические основы допроса несовершеннолетнего – это свод нравственных заповедей, обязательных для следователя, практическая реализация которых обеспечивает успешное проведение следственного действия.

2.3 Педагогические основы допроса несовершеннолетних

С психологическими и этическими аспектами производства допроса несовершеннолетних тесно связана педагогическая сторона данного следственного действия. В частности, это касается допроса несовершеннолетнего свидетеля. Осуществляя допрос несовершеннолетнего, следователь должен мыслить этическими категориями, а не только категориями тактического порядка. Эффективным средством педагогического воздействия и нравственного воспитания несовершеннолетнего должен стать такой метод, как побуждение подростка к активному проявлению мысли, чувства, к поступкам, имеющим высоконравственный характер. Такое воздействие должно быть направлено на вооружение знаниями о поведении, усвоении нравственных принципов, являющихся идейным руководством в практической деятельности. Ведь общеизвестно, что истина прочно усваивается тогда, когда она пережита, а не просто преподана. Следователь должен строить допрос на основе индивидуального подхода к личности и таким образом добиваться наиболее эффективного воздействия на сознание.

Воспитательные основы тактики допроса несовершеннолетних – это совокупность организационных, правовых и педагогических мер воздействия на психику допрашиваемого в виде определенной научно обоснованной системы воспитательных методов и приемов в целях выработки конкретных привычек и навыков сознательного и высоконравственного его поведения не только в ходе производства допроса, но и в жизни вообще.

Воспитательную роль в процессе допроса несовершеннолетнего играют внешний вид следователя, его манера держать себя, разговаривать с допрашиваемым, т.е. все то, что относится к правилам этикета.

Душевная работа и чуткость следователя к несовершеннолетнему должны быть естественными, а не показными. Отношение к несовершеннолетнему как к взрослому, уважение его самостоятельности действуют на подростка облагораживающее, заставляют его предъявить к себе строгие требования, сдерживаться от совершения дурных поступков, проявления капризов и упрямства. При допросе несовершеннолетнего со стороны следователя не должно быть бездумного, механического претворения теоретических положений возрастной педагогики в практический опыт. Следователь должен осуществлять индивидуальный подход и сочетать различные приемы и методы, не принимать шаблонные, стандартные педагогические средства воспитания. Следует помнить совет В.А.Сухомлинского о том, что «та или иная педагогическая истина, верная в одном случае, становится нейтральной во втором, абсурдной в третьем»[24] .

К сожалению, в нынешних условиях этой проблеме уделяется очень мало внимания, но, думаю, необходимо введение в подготовку следователей основ подростковой, юношеской психологии и возрастной педагогики, особенно для тех, кто непосредственно занимается расследованием дел с участием несовершеннолетних.


Глава 3. Тактика допроса несовершеннолетних

3.1 Подготовка к допросу несовершеннолетних

При подготовке к допросу несовершеннолетних возникает необходимость в уточнении, к какой подгруппе относится лицо, подлежащее вызову. В этой связи надо определить, кого из педагогов, родителей, близких родственников стоит приглашать на допрос. Для получения объективных данных в процессе допроса важно присутствие именно педагога, сведущего в особенностях развития детей той или иной педагогической возрастной группы. Это обусловлено тем, что педагогическая возрастная периодизация не совпадает с психологической. В ней отмечены кризисные переменные моменты в развитии. Это не значит, что воспитание не считается с ними. Педагоги, осуществляющие воспитательный процесс в соответствующей возрастной группе, знакомы с такими особенностями. Нужную программу воспитания составляют дифференцировано для каждого года пребывания ребенка в воспитательно-образовательном учреждении и в ней учитываются психологические особенности каждого возраста[25] .

В процессе подготовки детей младшего дошкольного возраста, решая вопрос о возможности присутствия родителей или близких родственников, следует учитывать так называемый кризис 3-х лет. Взрослые в этот период испытывают значительные трудности во взаимоотношениях с ребенком, сталкиваются с его упрямством, негативизмом. При подготовке к допросу несовершеннолетних целесообразно принимать во внимание, что проявление упрямства и негативизма направлено главным образом против взрослых, которые постоянно ухаживают за ребенком, опекают его[26] . Поэтому в зависимости от конкретных обстоятельств дела лиц, которые постоянно ухаживают за ребенком, не следует привлекать к участию в допросе, поскольку негативная форма поведения редко направлена против других взрослых. Как правило, тактическое поведение взрослых, предоставление ребенку максимум возможностей самостоятельности смягчают проявление негативизма. Иногда у детей младшего и среднего дошкольного возраста самоутверждение может проявляться в форме капризов и упрямств. Следователь должен учитывать, что капризы нередко являются следствием неправильного подхода к ребенку, что психологическая природа капризов отличается от кризисных форм поведения, в которых ребенок пытается утвердить свою самостоятельность. Каприз же – это средство обратить на себя всеобщее внимание, «взять верх» над взрослым[27] . В таких случаях следователю необходимо с помощью педагога выбрать наиболее правильный подход к ребенку, чтобы восстановить нарушенный психологический контакт.

Уголовно-процессуальный закон не устанавливает минимального возраста для несовершеннолетних, которых можно допрашивать. В связи с этим отдельные авторы (например, Н.И.Порубов) высказывают суждение о том, что несовершеннолетний может быть допрошен в качестве свидетеля или потерпевшего независимо от возраста, если предмет допроса ему по возрасту доступен и ребенок не является умственно отсталым. С такой точкой зрения вряд ли можно согласиться, так как в определенный период несовершеннолетний находится в таком возрасте, когда предмет допроса при определенных обстоятельствах ему и доступен ( например, ребенок в возрасте 1 года 5 месяцев может понимать, о чем его спрашивают), но количество слов у него невелико. К тому же несовершеннолетние в возрасте от 1 года 7 месяцев в своем небольшом словарном запасе употребляют многозначные слова. Многозначные слова делятся на следующие группы:

1. слова, образуемые по функциональному признаку (ребенок объединяет одним названием предметы, сходные друг с другом по функции);

2. слова, в которых предметы объединяются по месту нахождения;

3. слова, в которых предметы одинаково называются по внешнему признаку;

4. название дается по звуку, связанному с предметами;

5. слова, образуются по 2-3 смешанным признакам;

6. слова-омонимы[28] .

Поэтому, несмотря на то, что предмет допроса несовершеннолетнему может быть доступен, степень вероятности получения правильного ответа по изложенным причинам при определенных обстоятельствах невелика. В этой связи анализ специальной литературы позволяет сделать вывод о том, что с учетом акселерации минимальным возрастом для несовершеннолетних, когда они могут быть допрошены, является 1 год 7 месяцев. Этот возраст характерен тем, что наступает окончание переходного периода в становлении речи, ребенок овладевает значениями слов. При подготовке к допросу и в процессе допроса несовершеннолетних нельзя не учитывать особенностей общения детей с взрослыми. Особенности обусловливаются тем, что не все дети одинаково открыты для общения с взрослыми: некоторые относятся к взрослым с недоверием, осторожно. Нередко отношение детей к взрослому зависит от многих на первый взгляд случайных особенностей человека – от его одежды, возраста и пр. Поэтому перед допросом в зависимости от конкретных обстоятельств следователь может проконсультироваться со специалистом, чтобы избежать непредвиденных случайностей. Решая вопрос о целесообразной тактике проведения допроса несовершеннолетних, необходимо принимать во внимание то обстоятельство, что дети в возрасте 2-х лет крайне недоверчиво относятся к взрослым: они часто убегают, прячутся, когда взрослый подходит к ним, избегают смотреть в глаза, когда взрослый разговаривает с ними, и отвергают все предложения незнакомого человека. Во всем их поведении проявляется напряженность и скованность[29] .

При составлении плана допроса несовершеннолетних следует учитывать особенности памяти дошкольника. Память дошкольника в основном носит непроизвольный характер. Запоминание и припоминание происходит независимо от его воли и сознания. Они осуществляются внутри деятельности и зависят от его характера. Ребенок запоминает то, что произвело на него впечатление. В некоторых случаях об одном и том же наблюдаемом явлении дети могут давать существенно отличающиеся показания. Одни из них пространные, лишь в общих чертах, другие исключительно подробные, с ярким описанием. Такие существенные различия в показаниях детей могут объясняться тем, что у некоторых детей дошкольного возраста встречается особый вид зрительной памяти. Образы эйдетической памяти по всей яркости и отчетливости приближается к образам восприятия. Ребенок, в процессе допроса вспоминая что-нибудь воспринятое раньше, как бы снова видит это явление перед глазами и может описать это во всех подробностях. Эйдетическая память – возрастное явление. Дети, обладающие ею в дошкольном возрасте, позднее – в период школьного обучения – как правило, утрачивают эту способность[30] .

Детям дошкольного возраста свойственно интенсивное развитие способности к запоминанию и воспроизведению.

Особенности допроса несовершеннолетних состоят в том, что необходима тщательная подготовка к допросу. Проведение допроса экспромтом без всякой подготовки приводит обычно к нежелательным последствиям: хаосу, беспорядку, а в конечном итоге – к безрезультативности.

По мнению Л.Л. Каневского, мероприятия, которые направлены на подготовку к проведению каждого следственного действия с участием несовершеннолетнего, необходимо планировать, так как подготовка к ним сложна и требует много времени[31] .

В целях обеспечения результатов допроса следователю необходимо использовать следующие приемы подготовки допроса организационного характера:

- тщательное, всестороннее изучение материалов дела;

- изучение личности несовершеннолетнего;

- определение цели, задачи и предмета допроса;

- установление конкретного времени и места проведения допроса;

- решение вопроса о приглашении на допрос переводчика, специалиста или законного представителя несовершеннолетнего;

- получение консультации у специалистов по вопросам юношеской психологии и возрастной педагогики;

- подготовка научно-технических средств;

- составление письменного плана предстоящего допроса.

Чтобы допрос стал логически стройным и системным, следователю необходимо в письменном виде сформулировать соответствующие вопросы. Рассматривая правильную последовательность постановки вопросов в качестве существенного условия успешного допроса, Л.Е.Ароцкер рекомендует ставить допрашиваемому вопросы наиболее для него благоприятные, не вызывающие отрицательной реакции, затем перейти к нейтральным вопросам по обстоятельствам, наконец сформулировать наиболее существенные и интересующие допрашивающего вопросы.

Постановкой вопросов в определенной последовательности следователь заставляет допрашиваемого почувствовать силу вопросов, неизбежно требующих правдивого ответа.

Вопросы, которые ставятся следователем, должны отвечать следующим требованиям: ясность, четкость, понятность, целеустремленность, - и не содержать специальных юридических терминов.

3.2 Тактические приемы производства допроса несовершеннолетних

Расследование преступлений в целом и проведение допроса в частности является активным и динамическим процессом, общие направления которого определяются процессуальным законом. В то же время в рамках уголовно-процессуального порядка производства следственных действий необходимо найти наиболее рациональные и эффективные варианты активности, которые позволяли бы следователю с наименьшими затратами времени, средств, умственных и физических сил добиться максимальной результативности в его деятельности[32] .

Если уголовно-правовые правила определяют линию поведения следователя в процессе проведения допроса, то тактические правила выражают целесообразность использования тех или иных способов действий следователя, т.е. тактические приемы допроса всегда применяются в рамках и на основе уголовно-процессуального закона.

Среди российских криминалистов нет единой трактовки понятия тактического приема. Высказанные по этому поводу точки зрения можно условно разделить на 3 группы. Так, по мнению Р.С.Белкина, «под тактическим приемом следует понимать наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразную в данных условиях линию поведения следователя»[33] .

Н.А.Якубович пишет, что «тактический прием – это наиболее рациональный и эффективный способ действия и поведения лица, производящего дознание, следователя, избираемый ими в соответствии с решением, принимаемым на основе всесторонней, полной и объективной оценки данной ситуации»[34] .

Г.Г.Доспулов считает, что «тактические приемы допроса – это основанные на законе способы воздействия следователя на допрашиваемого в целях получения максимально полной информации по делу с наименьшей затратой времени и сил»[35] .

Тактике допроса несовершеннолетних присущи специфические особенности. Применение следователем тех или иных тактических приемов при допросе этой категории лиц определяется в зависимости от особенностей психики подростков и юношей. Эта специфика в определенных случаях не позволяет использовать в отношении них тактику допроса, какую следователь применил бы при допросе взрослого. Особенности тактики допроса несовершеннолетних свойственны всем четырем стадиям этого следственного действия.

Систему тактических приемов допроса несовершеннолетних составляют следующие элементы:

1. в зависимости от стадий допроса:

-тактические приемы, направленные на подготовку к допросу;

-тактические приемы, направленные на получение показаний от несовершеннолетнего;

2. в зависимости от типичных следственных ситуаций:

-тактические приемы, направленные на установление психологического контакта;

-тактические приемы, направленные на детализацию показаний и устранение ошибок;

-тактические приемы, направленные на преодоление умолчания существенных обстоятельств дела;

-тактические приемы, направленные на преодоление ложных показаний (особенно это касается несовершеннолетнего обвиняемого).

При допросе несовершеннолетнего очень важен психологический контакт. Под психологическим контактом следует понимать наличие особой психологической атмосферы, заключающейся в готовности следователя и несовершеннолетнего к общению.

Установление психологического контакта следователя с несовершеннолетним и его поддержание во время допроса зависит:

1. от организационных мероприятий, проведенных при подготовке к допросу и непосредственно во время допроса;

2. от профессиональных и нравственно-психологических качеств следователя;

3. от личностных качеств несовершеннолетнего и глубины его социальной запущенности;

4. от готовности несовершеннолетнего к общению со следователем.

На основании этого можно подразделить вероятные ситуации, в которых будет проходить допрос, на конфликтные и бесконфликтные.

Конфликтная ситуация при допросе несовершеннолетнего характеризуется как разногласие, различие во мнениях, существующих между следователем и подростком по поводу обстоятельств, необходимых для выяснения в процессе расследования уголовного дела. Такого рода ситуации возникают в процессе допроса несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого и, реже, при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших.

Выделяется несколько вариантов конфликтных ситуаций:

1) допрос несовершеннолетнего обвиняемого, когда он не признает свою вину, а в системе доказательств имеются пробелы;

2) когда он признает вину, имеются определенные доказательства его причастности к совершенному преступлению, но у следователя есть основания полагать, что подросток оговаривает себя;

3) когда он не признает вину, но следователь имеет все доказательства его виновности.

Наличие той или иной совокупности доказательств – важный момент в разрешении конфликтной ситуации и выборе тактических приемов. Здесь в первую очередь нужно использовать такие тактические приемы, как воздействие на эмоциональную сферу несовершеннолетнего. Наиболее эффективными из них являются:

· разъяснение несовершеннолетнему обвиняемому, что в соответствии со ст. 61, 62 УК РФ активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления является обстоятельствами, смягчающими наказание;

· разъяснить, что в связи с деятельным раскаянием в соответствии со ст. 75 УК РФ они могут быть освобождены от уголовной ответственности;

· такой тактический прием, как внезапность, применяется только с учетом психологических особенностей несовершеннолетнего и при наличии всей совокупности доказательств;

· обращение к положительным чертам личности допрашиваемого;

· широкое разъяснение несовершеннолетнему запрета, который он нарушил.

В случае, когда собранная совокупность доказательств к моменту предъявления обвинения достаточно обоснована и полностью изобличает обвиняемого, следователю целесообразно сделать акцент на применение приемов логического воздействия, а именно: предъявление доказательств в нарастающем порядке и в логической последовательности; использование противоречий между сведениями, содержащимися в показаниях несовершеннолетнего обвиняемого и других материалах дела, и внутренних противоречий в самих показаниях несовершеннолетнего.

Учитывая возрастные и психологические основы допроса несовершеннолетнего, его подверженность внушению, склонность к фантазированию, представляется, что единственно возможным методом является метод убеждения.

Краеугольным камнем в рассматриваемом вопросе является установление границы между правомерным психологическим воздействием и психологическим насилием. Под психологическим насилием следует понимать любое воздействие на психику несовершеннолетнего, если оно противозаконно и безнравственно, влечет за собой состояние сильной эмоциональной психической напряженности и затрудняет выбор желаемого для подростка поведения.

Отмечая трудности формирования показаний несовершеннолетних, следует заметить, что в распоряжении следователя, ведущего допрос, может иметься, условно говоря, некий психологический резерв. Дело в том, что несовершеннолетний свидетель мог наблюдать какие-то события, явления, различные их стороны и отдельные детали, но непреднамеренное внимание повлияло на то, что он не запомнил их. Задача следователя, производящего допрос, заключается в том, чтобы помочь такому несовершеннолетнему свидетелю вспомнить то, что он наблюдал, но забыл. Используя метод аналогии, сравнения, метод постановки контрольных и напоминающих вопросов, метод освещения событий с различных его сторон, можно получить ценные сведения от несовершеннолетнего свидетеля о событиях, слабо закрепленных в его памяти вследствие непроизвольности запоминания.

Для тактики допроса психологические закономерности преднамеренного воспроизведения ранее воспринятой информации имеют большое значение. Начальным моментом припоминания является вопрос или осознание необходимости припомнить что-либо нужное. Вопрос вызывает относящиеся к нему ассоциации, вначале очень общие, отдаленные, которые еще не ведут к воспроизведению, но затем посредством промежуточных связей припоминание становиться все более полным и точным. Неправильное понимание вопросов направит допрашиваемого по ложному пути, не приведет к припоминанию нужных фактов. Задаваемые вопросы не должны быть подсказывающими или сбивающими. В каждом конкретном случае следователю следует индивидуализировать побудители к припоминанию, так как причины затруднения в припоминании могут быть различны. Следует помнить, что при затянувшемся припоминании может наступить так называемая парадоксальная фаза, при которой обращение к побудителям к припоминанию, как правило, не дает положительных результатов. В подобных случаях настойчивые просьбы следователя припомнить могут привести несовершеннолетнего допрашиваемого к тому, что он для прекращения мучительного для него в данный момент процесса припоминания может дать неправдивые показания либо вследствие чувства стыда, вызванного неприпоминанием, либо вследствие склонности к фантазированию может совсем бросить припоминание и безнадежно замолчать. Парализовать волю к припоминанию может боязнь неправильного припоминания.

В тех случаях, когда припоминание затруднено и усилие припомнить не дает непосредственного успеха, припоминающий начинает размышлять, пользуясь часто в этих случаях ассоциацией по смежности: припоминая ту ситуацию, с которой было связано то, что нужно припомнить. В этом случае тактическим приемом оказания помощи несовершеннолетнему свидетелю в припоминании интересующих следствие фактов может быть постановка вопросов и предъявление различных объектов, активизирующих ассоциативные связи, оживляющие память.

Тактика допроса несовершеннолетних свидетелей зависит от возрастных и индивидуальных особенностей подростков, от их отношения к расследуемому событию и к несовершеннолетнему обвиняемому. Такой подход дает возможность с учетом полноты и правдивости их показаний выделить следующие группы несовершеннолетних свидетелей:

a. очевидцы и иные добросовестные свидетели;

b. потерпевшие;

c. подростки из ближайшего окружения несовершеннолетнего обвиняемого;

d. подростки из числа соучастников, дело о которых прекращено в связи с не достижением возраста уголовной ответственности;

e. малолетние свидетели.

В целях установления нормальных взаимоотношений следователь должен разъяснить несовершеннолетнему его права, обязанности, значения его показаний для раскрытия преступления и всестороннего его расследования. Особое внимание обращается на предупреждение свидетеля, достигшего 16- летнего возраста, за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Несовершеннолетним, не достигшим возраста 16 лет, разъясняется их нравственный долг – дать правдивые показания.

При допросе несовершеннолетних свидетелей свободный рассказ наиболее предпочтителен, так как подростки не стойки к внушению. Однако дать развернутые показания они не могут в силу незначительного жизненного опыта и недостаточной развитости логического мышления, в связи с чем постановка уточняющих вопросов неизбежна.

При разработке тактики допроса отдельных групп несовершеннолетних свидетелей особое внимание обращается на выявление некоторых психических свойств подростков, их индивидуальных качеств, которые играют доминирующую роль в формировании их показаний и в какой-то мере определяют позицию несовершеннолетнего при допросе.

Первую группу несовершеннолетних свидетелей составляют очевидцы преступления или лица, случайно ставшие свидетелями каких-либо событий, связанных с совершенным преступлением. Они обычно дают правдивые показания, но их нужно допрашивать как можно раньше. На полноте и точности восприятия таких свидетелей отражаются и такие сопровождающие обстоятельства, которые могут быть источником внушения, например разговор окружающих о происшествии, ажиотаж и паника, вызванные преступлением и т.д[36] .

На правильность и полноту показаний добросовестных свидетелей могут влиять так называемые объективные (условия восприятия) и субъективные (эмоциональное состояние несовершеннолетнего, состояние его органов чувств) факторы, которые также надо учитывать. Трудности при допросе могут возникнуть в связи с тем, что с момента восприятия события прошло значительное время и свидетель ввиду непроизвольности сохранения в памяти воспринятого испытывает трудности при воспроизведении.

В таких случаях рекомендуется применять меры к оживлению памяти путем допроса на месте происшествия, предъявления при допросе доказательств, активизации ассоциативных связей[37] .

Несовершеннолетние потерпевшие так же, как и другие добросовестные свидетели, как правило, искренне стараются помочь следователю в раскрытии преступления. Допрос несовершеннолетних потерпевших производится по тем же правилам и с использованием тех же тактических приемов, которые применяются при допросе несовершеннолетних свидетелей. Вместе с тем при разработке тактического плана допроса потерпевших нельзя учитывать того, что:

1. они заинтересованы в исходе дела;

2. эмоция страха способствует тому, что пережитая опасность нередко преувеличивается;

3. усилия потерпевшего в момент наблюдения были направлены не на восприятие происходящих событий, а на защиту от посягательств события;

4. ряд деталей события, а то и сам его факт травмируют психику потерпевшего или унижают его достоинство и это может привести к позиции умалчивания;

5. на потерпевшего часто пытаются воздействовать, чтобы он простил виновного.

При допросе несовершеннолетних свидетелей из ближайшего окружения обвиняемого необходимо учитывать, что у этих подростков хорошие отношения с правонарушителем, они знают его близких друзей, где и как он проводит свободное время. Чаще всего такие подростки объединены в стихийно создаваемые неформальные группы[38] , через которые, по данным И.С.Полонского, проходит не менее 80-85% подростков[39] .

Как подчеркивает С.А.Тарарухин, «в сферу исключительного влияния стихийных групп попадают, прежде всего, подростки, утратившие нормальные связи и отношения в коллективе и выходящие из-под социального контроля»[40] .

Чувство дружбы, которое характерно для подростков и юношеского возраста, в таких группах понимается не всегда правильно, так как дружба иногда возникает на почве нездоровых интересов или увлечений, совместного пустого времяпрепровождения[41] .

По указанным причинам несовершеннолетние из ближайшего окружения правонарушителя не всегда бывают откровенны при допросе их в качестве свидетелей, боясь испортить взаимоотношения с товарищами и выглядеть предателем.

С такими подростками необходимо провести воспитательную работу. Им нужно разъяснить, в чем заключается истинное чувство дружбы, которое несовместимо с круговой порукой и замалчиванием недостатков своих товарищей; несовершеннолетнему необходимо в доступной форме показать общественное значение добросовестного исполнения функций свидетеля[42] .

Разъясняется также ответственность за ложные показания и неправильное поведение, а также возможная ответственность родителей. При допросе несовершеннолетних свидетелей из ближайшего окружения обвиняемого можно получить очень важную информацию не только о поведении этого правонарушителя, но и о совершенных им и другими подростками иных невыявленных преступлений.

В процессе допроса таких подростков могут быть выявлены факты аморального поведения, которые нередко препятствуют получению от них правдивых показаний. В подобных случаях исходя из воспитательных функций предварительного следствия следователь раскрывает подростку пагубность такого поведения и на примере несовершеннолетнего обвиняемого показывает, к чему оно приводит. Несовершеннолетнему необходимо также сообщить, что, хотя в его действиях и нет состава преступления, за аморальное поведение к нему могут быть приняты меры общественного воздействия. Вместе с тем первым шагом к его перевоспитанию является не только осознание подростком своих неправомерных поступков, но и указание на противоправность поведения его товарища.

Другую группу несовершеннолетних свидетелей составляют подростки, участвующие в общественно опасных действиях, дело о которых прекращено. В отличие от предыдущей группы свидетелей, у этих подростков более стойкая антисоциальная направленность личности, они близки к несовершеннолетнему обвиняемому по своему поведению, в связи с чем при допросе могут быть применены как изложенные выше рекомендации о наиболее эффективных тактических приемах получения правдивых показаний, так и некоторые другие, связанные с особым процессуальным положением этого лица.

В связи с тем, что меры общественного воздействия применяются к этим несовершеннолетним, совершившим малозначительные преступления, для исправления которых не требуется мер уголовного наказания, такие подростки в большинстве случаев не отрицают своего участия в совершенном преступлении. Однако менее охотно они дают показания об участии в совершенном преступлении других подростков. Следователь может продемонстрировать подростку свою осведомленность об обстоятельствах преступления, оперируя фактами, взятыми из показаний других свидетелей. Рекомендуется также постановка детализирующих вопросов в целях более обстоятельного освещения фактов, поверхностно изложенных другими несовершеннолетними.

При разработке тактики допроса несовершеннолетних правонарушителей, не достигших возраста уголовной ответственности, необходимо учитывать их склонности и поведение.

Среди этой категории свидетелей надо различать 2 группы подростков:

1. совершившие правонарушение впервые, под влиянием старших, особенно те, которые относятся к категории «трудных», но для их исправления достаточно мер, принимаемых общественностью. Такие подростки обычно дают правдивые показания, и задача следователя – правильно сформулировать вопросы;

2. подростки с более стойкой антисоциальной направленностью личности. Они менее откровенны, реже раскаиваются в содеянном, им даже импонирует такое поведение. Для изобличения таких подростков в противоправном поведении могут быть использованы тактические приемы, применяемые при допросе обвиняемых. Доказательства нужно предъявлять с учетом уровня развития подростка, большую помощь в допросе такого свидетеля может оказать педагог, пользующийся уважением у несовершеннолетнего[43] .

Последнюю группу составляют малолетние свидетели. Несмотря на большую внушаемость и склонность к фантазированию, малолетние свидетели бывают очень наблюдательны, они подчас замечают такую подробность, на которую взрослый мог не обратить внимания[44] . Малолетних допрашивают в привычной для них обстановке в присутствии педагога или воспитателя детского сада и родителей, если они не заинтересованы в исходе дела. Можно пригласить для участия в допросе лицо, с которым ребенок наиболее контактен. Такой допрос происходит в виде беседы, которую ведет следователь или по его поручению педагог. В процессе беседы на близкие для малолетнего темы выясняются интересующие следователя вопросы. В литературе высказано мнение, что при допросе малолетних свидетелей составляется справка с участием педагога и других лиц, присутствующих при допросе, так как по существу происходит не допрос малолетнего, а беседа, хотя это не соответствует нормам УПК РФ.

Большое внимание в тактике допроса несовершеннолетних свидетелей уделяется такой проблеме, как лжесвидетельство, и явно недооценивается его роль на практике. Несмотря на то, что вопросы, связанные с дачей заведомо ложных показаний, подвергались широким исследованиям с позиции уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, криминалистической науки проблема лжесвидетельства несовершеннолетних осталась недостаточно освещенной и изученной.

Одной из причин такого положения явился факт, что уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний наступает с 16-ти лет, что практически исключает большинство несовершеннолетних из числа лиц, которые могут быть осуждены за данные виды преступлений. Факты дачи заведомо ложных показаний очень часто распространены на практике, что проявляется на фоне безнаказанности несовершеннолетних, совершающих указанные деяния. Немалое количество подростков полагают, что закон об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний существует лишь для проформы.

В целом различают следующие тактические приемы при допросе несовершеннолетних:

1) выслушивание легенды как тактический прием допроса заключается в том, что следователь дает возможность изложить показания, зная из других источников, что они ложные. Не мешая несовершеннолетнему выговориться, следователь своими вопросами последовательно «препарирует» ложные показания, демонстрируя их внутреннюю противоречивость, нелогичность. Задача следователя состоит в том, чтобы вскрыть причину ложных показаний;

2) пресечение лжи – тактический прием, противоположен допущению легенды. Когда следователь располагает достаточными доказательствами, подтверждающие те или иные обстоятельства события, он в самом начале допроса пресекает ложные показания вопросами, которые показывают, что допрашивающий стремится получить правдивые сведения и располагает данными, опровергающими показания подростка;

3) отвлечение внимания как тактический прием заключается в том, что следователь умышленно отвлекает внимание вопросами не второстепенные детали и как бы парализует бдительность допрашиваемого;

4) сопротивление – тактический прием, используемый в целях устранения противоречий, имеющихся в показаниях, состоит в сравнении противоречивых частей показаний с другими фактическими данными;

5) уточнение – тактический прием, заключающийся в том, что следователь соответствующими вопросами уточняет показания, относящиеся к частным моментам, помогающим уточнить отдельные обстоятельства дела;

6) детализация – постановка вопросов, позволяющих расчленить общие и недостаточно конкретные показания на отдельные эпизоды, факты и более глубоко выяснить их;

7) контроль – тактический прием, заключающийся в постановке вопросов, прямо не относящихся к теме допроса, но позволяющих получить контрольные сведения для проверки правильности показаний об отдельных фактах;

8) напоминание – постановка вопросов, помогающих допрашиваемому вспомнить определенные события, забытые им, вспомнить пробелы в показаниях. Напоминание не должно заключаться в постановке наводящих вопросов, содержать в себе элементы внушения;

9) наглядность – использование различных наглядных пособий, помогающих восстановить в памяти наглядные события. Целесообразно применение в отношении несовершеннолетнего такого тактического приема, как косвенное внушение. Если лицо отказывается от дачи показаний, следователь может сообщить некоторые факты, достоверно установленные, в целях создания преувеличенного представления о своей осведомленности.

В ходе допроса несовершеннолетнего тактические приемы чаще применяются не изолированно, а комплексно, образуя тактические комбинации. Возможно использование перерыва в допросе, после которого производится соответствующее следственное действие (очная ставка, опознание и др.) и потом продолжение прерванного допроса. При допросе несовершеннолетнего подозреваемого целесообразно применить тактический прием – разъяснение смысла и значения, смягчающих ответственность обстоятельств. Следующий пример наглядно показывает использование этого тактического приема. При первом допросе 16-летнего Юрия П. следователю удалось расположить его к откровенному разговору. Он не отрицал факт проникновения в квартиру соседки за деньгами, однако иных краж не называл. Следователь разъяснил П. обстоятельства, смягчающие ответственность последнего, которые заинтересовали его настолько, что он попросил Кодекс и ознакомился с содержанием этой статьи сам. Чувствовалось, что в подростке идет борьба и нужно лишь незаметно подтолкнуть его, чтобы он встал на путь искреннего признания. Задать сразу Юрию вопрос о краже сумочки и других вещей было бы неосторожным, в случае непричастности его к названным преступлениям это могло бы психологически надломить подростка и он мог бы просто замкнуться. Тогда следователь начал рисовать дом, деревья, женщину, дамскую сумочку. П. внимательно наблюдал. Когда следователь, нарисовав сумочку, стал рисовать жирафа и пририсовал ему шляпу, подросток улыбнулся и тихо сказал: «А еще я украл сумочку». Так правильно избранная тактика допроса несовершеннолетних позволила быстро раскрыть ряд других преступлений.

3.3 Фиксация и оценка показаний несовершеннолетних

Большое внимание следователем должно быть уделено правильному процессуально-криминалистическому оформлению показаний несовершеннолетнего. В случае нарушения требования, предъявляемых к процессуальной фиксации, показания несовершеннолетнего не могут быть использованы в качестве источников доказательств. В фиксации показаний необходимо выделить процессуальный и криминалистический аспекты. В процессуальном аспекте фиксация доказательств создает условия, при которых фактические данные могли бы использоваться в качестве доказательств, т.е. эта сторона выражает деятельность по реализации процессуальной формы, требуемой законом.

Фиксация фактических данных представляет собой деятельность следователя и иных управомоченных на то лиц, направленную на сохранение, удостоверение и процессуальное оформление собранной информации для дальнейшего исследования в доказательственных целях. К тактическим приемам удостоверительного характера относятся протоколирование, применение звуко- и видеозаписи. Протоколирование является основной и обязательной формой фиксации хода и результата допроса. Тактической особенностью хода и результата допроса несовершеннолетнего является то, что протокол целесообразно составлять после завершения устной части допроса, а не в ходе его. Параллельное составление протокола своей официальностью может напугать несовершеннолетнего. При записи показаний несовершеннолетнего нужно стремиться как можно полнее сохранить обороты речи допрашиваемого, характеризующие уровень его развития, окружающую среду и привычки; следователь не должен употреблять несвойственные несовершеннолетнему выражения, так как это снижает значение его показаний, вызывая сомнения в объективности проведенного допроса. Как показывает следственная практика, следователи нередко пренебрегают этими требованиями и излагают показания несовершеннолетних «взрослым» языком, совершенно стирая их индивидуальность. И если сам следователь, проводивший допрос, имеет возможность подойти к оценке показаний несовершеннолетнего с учетом его возрастных и индивидуальных особенностей, то остальные участники процесса, которые в силу тех или иных причин могут ознакомиться с показаниями несовершеннолетнего только по протоколу, такой возможности лишаются. Да и проводивший допрос следователь может оказаться в таком же положении, если по делу проходит не один, а несколько несовершеннолетних свидетелей, показания которых он стремиться записать гладкими и отшлифованными, по одному стандарту. А в тех случаях, когда вызов в суд свидетеля, допрошенного на предварительном следствии, по каким-либо причинам невозможен, гладкость, «взрослость» показаний, употребление несвойственных данному возрасту оборотов (тем более одинаковых у нескольких свидетелей) могут быть расценены судом как данные под чьим-то влиянием.

Кино- и видеозапись позволяют полно и детально зафиксировать обстановку, в которой производился допрос. Звукозапись целесообразно применять:

· при допросе малолетних, очевидцев и иных добросовестных свидетелей и потерпевших при необходимости фиксации обстановки допроса;

· при допросе несовершеннолетних, дело о которых прекращено в связи с недостижением возраста уголовной ответственности, находящихся под влиянием родителей или иных лиц, заинтересованных в исходе дела[45] .

Анализ и оценка хода и результатов допроса предполагают мыслительную, логическую деятельность следователя, в процессе которой им устанавливается относимость, допустимость, достоверность, значимость полученных показаний.

Тактические особенности анализа и оценки результатов допроса несовершеннолетнего предполагают, что эта оценка производится не только на основе памяти следователя и фиксированных им протокольно фактов, но и на основе сведений, полученных из бесед с родителями подростка, педагогом, его друзьями, которые с ними общались. Окончательная оценка показаний несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых может быть осуществлена лишь на завершающем этапе расследования преступления, поскольку для определения достоверности и недостоверности этого источника доказательств необходимо, чтобы были собраны все доказательства по делу, при учете процессуального статуса допрошенного подростка. Процесс оценки показаний несовершеннолетнего – это сложное динамическое действие, осуществляемое в течении всего процесса расследования, на которое существенное влияние оказывает объем сведений о преступлении, собранных доказательств по делу.

Как правило, на первоначальном этапе расследования следователю очень сложно, а подчас просто невозможно судить о достоверности получаемых показаний, будь то допрос несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего или подозреваемого подростка. Недостаток информации о расследуемом событии и личность допрашиваемого, а также временные ограничения, связанные со множеством выездов на место происшествия и большим объемом работы, неизбежно сказываются на результатах первых допросов. В силу этого преждевременные выводы относительно достоверности данного источника доказательств таят в себе опасность принятия ошибочных решений, которые могут вести к необоснованному привлечению лица к уголовной ответственности и осуждению невиновных.

Лишь по мере выполнения всех необходимых следственных действий следователь получает возможность для полного и объективного исследования полученных показаний в соотношении с имеющиеся по делу доказательствами, что позволяет устранить имеющиеся сомнения в виновности подозреваемого лица, либо, наоборот, подтвердить их обоснованность.

Заключение

Итак, допрос несовершеннолетнего – это сложная, многогранная деятельность следователя, представляющая собой совокупность определенных компонентов.

Сложный и многогранный характер допроса несовершеннолетних заключается в том, что он как уголовно-процессуальная деятельность по установлению интересующих органы предварительного расследования обстоятельств и фактов включает в себя процессуальный, тактический, организационный, психологический, педагогический, этический аспекты. Взаимосвязь этих аспектов и соотношение между ними выражаются в том, что тактические приемы используются следователем в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом и требованиями норм нравственности с учетом возрастно-психологических и индивидуальных особенностей личности несовершеннолетнего.

Таким образом, только правильное поведение и принятие следователем правильных решений может привести к положительным результатам и получению необходимой информации от несовершеннолетнего.

Успешно осуществить допрос несовершеннолетнего может не каждый следователь, так как дело здесь не только в юридической подготовке, опыте следственной работы. Допрос несовершеннолетнего требует от следователя хороших знаний педагогики, общей и детской психологии, умения таким образом определить свою собственную линию поведения, чтобы при строжайшем выполнении закона обеспечить успешное выполнение поставленной задачи.

К сожалению, в нынешних условиях этой проблеме уделяется очень мало внимания. Я думаю, что необходимо ввести в подготовку следователей основы подростковой, юношеской психологии и возрастной педагогики, особенно для тех, кто непосредственно занимается расследованием дел с участием несовершеннолетних.

Также сложности вызывает вопрос о привлечении педагога (психолога). По моему мнению, в законе должно быть указано, что в качестве педагога (психолога) должны приглашаться специалисты с дипломом педагога или психолога, как правило, знакомые с несовершеннолетним. Соблюдение последнего условия поможет достичь хорошего психологического контакта, обеспечить доброжелательную атмосферу при допросе. В исключительных случаях, когда невозможно выполнить это условие, может быть приглашен другой педагог (психолог).

Лишь по мере выполнения всех необходимых следственных действий следователь получает возможность для полного и объективного исследования полученных показаний в соотношении с имеющимися по делу доказательствами, что позволяет устранить имеющиеся сомнения в виновности подозреваемого лица, либо, наоборот, подтвердить их обоснованность.


Список литературы

1. УПК РФ. Москва-Санкт-Петербург, 2008.

2. Доспулов Г.Г. «Психология допроса на предварительном следствии.» М., 1996.

3. Дулов А.В. «Судебная психология». Минск, 1995

4. Якуб М.П. «Процессуальная форма в уголовном судопроизводстве». М.: Изд-во МГУ, 1998

5. Любчев С.Г. «Этические основы следственной тактики». М., 1990

6. Мельникова Э.Б. «Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии». М.: Дело, 2001

7. Черных Э.А. «Психологические основы допроса несовершеннолетних на предварительном следствии». Дисс. М., 1998

8. Корнеева Л.М., Ордынский С.С., Розенблит С.А. «Тактика допроса на предварительном следствии». М., 1996

9. Миньковский Г.М. «Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних». М.: Юридическая литература, 2002

10. Криминалистика / под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1993

11. Белкин Р.С. «Общая и частные теории». М., 1997

12. Лосев Д.М. «Тактика допроса несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых»: Автореф. Дисс. М., 1995

13. Мухина В.С. «Психология дошкольника». М., 1991

14. Люблинская А.А. «Очерки психологического развития ребенка». М., 1991

15. Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т.4. М., 1988

16. Сухомлинский В.А. «Разговор с молодым директором». М., 1995

17. Натанзон Э.Ш. «Психологический анализ поступков и способы педагогического воздействия на личность». М., 1998

18. Эльконин Д.Б. «Детская психология». М., 1998

19. Кондратович И., Смирнова Е. «Особенности общения детей дошкольного возраста со взрослыми. // Дошкольное воспитание. М., 1994

20. Кондратович И., Венгер Л., Мухина В.С. «Развитие внимания, памяти, воображения в дошкольном возрасте». М., 1994

21. Каневский Л.Л. «Организация расследования и тактика следственных действий по делам несовершеннолетних». Уфа, 1998

22. Советская криминалистика. М, 1988

23. Васильев А.Н., Корнеев Л.М. «Тактика допроса при расследовании преступлений». М., 1990

24. Коломинский Я.Л. «Психология взаимоотношений в малых группах». Минск, 1996

25. Полонский И.Е. «Психологические особенности стихийных внешкольных групп подростков». Автореф. Дисс. М., 1990

26. Тарарухин С.А. «Преступное поведение». М., 1994

27. Крутецкий В.А. «Основы педагогической психологии». М., 1992

28. Комаров В.К. «Психологические и тактические особенности расследования преступлений несовершеннолетних». Автореф. Дисс. М., 1992

29. Строгович М.С. «Курс советского уголовного процесса». Т.1. М., 1988


[1] Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1996

[2] Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1995

[3] Якуб М.П. Процессуальная форма в уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во МГУ, 1998

[4] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[5] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[6] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[7] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[8] Любчев С.Г. Этические основы следственной тактики. М., 1990

[9] Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М.: Дело, 2001

[10] Черных Э.А. Психологические основы допроса несовершеннолетних на предварительном следствии. Дисс. М., 1998.

[11] Корнеева Л.М., Ордынский С.С., Розенблит С.Л. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1996

[12] Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. М.:Юридическая литература, 2002

[13] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[14] Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М.: Дело, 2001

[15] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[16] УПК РФ. Москва – Санкт-Петербург, 2008

[17] Корнеева Л.М., Ордынский С.С., Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1996

[18] Криминалистика / под ред. Р.С.Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1993

[19] Белкин Р.С. Общая и частные теории. М., 1997

[20] Лосев Д.М. Тактика допроса несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых: Автореф. Дисс. М., 1995

[21] Мухина В.С. Психология дошкольника; Люблинская А.А. Очерки психологического развития ребенка. М., 1991

[22] Мухина В.С. Психология дошкольника. М., 1991; Люблинская А.А. Очерки психологического развития ребенка. М., 1991

[23] Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т.4. М., 1988

[24] Сухомлинский В.А. Разговор с молодым директором. М., 1995

[25] Мухина В.С. Психология дошкольника. М., 1991; Натанзон Э.Ш. Психологический анализ поступков и способы педагогического воздействия на личность. М., 1998

[26] Мухина В.С. Психология дошкольника. М., 1991

[27] Мухина В.С. Психология дошкольника. М., 1991

[28] Эльконин Д.Б. Детская психология. М., 1990

[29] Кондратович И., Смирнова Е. Особенности общения детей дошкольного возраста со взрослыми. // Дошкольное воспитание. М., 1994

[30] Кондратович И., Венгер Л., Мухина В.С. Развитие внимания, памяти, воображения в дошкольном возрасте. М., 1994

[31] Каневский Л.Л. Организация раследования и тактика следственных действий по делам несовершеннолетних. Уфа, 1998

[32] Лосев Д.М. Тактика допроса несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых. М., 1995

[33] Белкин Р.С. Общая и частные теории. М., 1997

[34] Советская криминалистика. М., 1988

[35] Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1996

[36] Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М.: Изд-во МГУ, 1998

[37] Корнеева Л.М., Ордынский С.С., РозенблитС.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1996; Васильев А.Н., Корнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1990

[38] Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск, 1996.

[39] Полонский И.С. Психологические особенности стихийных внешкольных групп подростков. Автореф. Дисс. М., 1990

[40] Тарарухин С.А. Преступное поведение. М., 1994

[41] Крутецкий В.А. Основы педагогической психологии. М., 1992

[42] Тарарухин С.А. Преступное поведение. М., 1994

[43] Комаров В.К. Психологические и тактические особенности расследования преступлений несовершеннолетних. Автореф. Дисс. М., 1992

[44] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1988

[45] Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М.: Изд-во МГУ, 1998

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий