регистрация / вход

Криминалистическое исследование внешних признаков человека

Понятие и методы габитоскопии, виды отождествления личности по признакам внешности. Стадии криминалистической портретной экспертизы, воспроизведение мысленного образа в показаниях очевидцев. Использование словесных портретов в раскрытии преступлений.

Курсовая работа

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВНЕШНИХ ПРИЗНАКОВ ЧЕЛОВЕКА


Содержание

Введение

1. Теоретические основы идентификации личности по признакам внешности

1.1 Габитоскопия – криминалистическое учение о внешнем облике человека как раздел криминалистической техники. Понятие, научные предпосылки

1.2 Виды отождествления личности по признакам внешности. Формы экспертной идентификации

2. Идентификационные элементы и признаки внешности человека

3. Криминалистическое исследование и практическое использование субъективных отображений внешних признаков человека

3.1 Субъективные отображения и факторы, влияющие на достоверность воспроизведения мысленного образа показаний очевидцев

3.2 Способы изготовления и применение, ведение картотек субъективных портретов неустановленных преступников

3.3 Предъявление для опознания как форма следственно-судебной идентификации личности

4. Назначение и производство криминалистической портретной экспертизы

4.1 Предмет, объекты и задачи криминалистической портретной экспертизы

4.2 Вопросы, выносимые следователем в постановлении о назначении экспертизы

4.3 Стадии портретной экспертизы

4.4 Оценка результатов криминалистической портретной экспертизы следствием и судом

Заключение

Список использованных источников


Введение

Существенные социально-экономические, политические преобразования в нашей стране, произошедшие в последние годы, оказали значительное влияние на динамику и структуру преступности. Несмотря на некоторую стабилизацию криминальной обстановки в стране по количеству ежегодно совершаемых преступлений, ситуация продолжает оставаться сложной. Изменяется характер преступности, возрастает степень общественной опасности криминальных деяний. По данным Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю, в 2005-2009 гг. доминировали тяжкие и особо тяжкие виды посягательств, удельный вес которых составил в среднем 53,8% от общего числа зарегистрированных преступлений[1] . Ежегодно в нашем крае ставятся на учёт больше сотни неопознанных трупов, из которых 80-85% имеют признаки насильственной смерти, и лишь в 20-25% случаев в дальнейшем устанавливается их личность. Из года в год увеличивается количество неустановленных и неразысканных лиц. Так, по данным Управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков по Краснодарскому краю в 2008 году по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК России, т.е. в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, приостановлено 172 уголовных дела, а в 2009 году – уже 263 уголовных дела (это уголовные дела в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков)[2] . В органах МВД РФ приостановленных дел на порядок больше.

Приведённые цифры и факты указывают, во-первых, на глубокие криминальные процессы в обществе, во-вторых, на необходимость принятия определённых организационно-управленческих мер в деятельности правоохранительных органов по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений.

Для активизации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, установлению и розыску лиц большое значение имеет умение использовать криминалистические средства и методы собирания, исследования и использования доказательств, а также уровень взаимодействия следственных, оперативно-розыскных и экспертно-криминалистических подразделений правоохранительных органов.

Наиболее эффективными криминалистическими средствами и методами, применяемыми при розыске скрывшихся преступников, для установления личности являются средства и методы, основанные на исследовании признаков внешнего облика человека, а именно применение метода «словесного портрета», а также проведение портретных экспертиз.

Несмотря на высокую степень теоретической изученности данного криминалистического направления такими видными учёными, как: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкиным, Ю.Г. Коруховым, А.М. Зининым, С.А. Смирновой, В.А. Снетковым, Е.Р. Россинской и др.,[3] широкое использование методов криминалистического исследования признаков внешнего облика человека в практической правоохранительной деятельности, к сожалению, не происходит. Так, по данным ИЦ ГУВД Краснодарского края за 2008 год,[4] экспертным подразделениям края всего было назначено проведение тридцати портретных экспертиз (за исключением судебно-медицинских портретных экспертиз по установлению личности неопознанного трупа по черепу и прижизненным фотографиям). Субъективный композиционный портрет («фоторобот») в отношении неустановленных преступников составлялся в 30% случаев, несмотря на наличие свидетелей и очевидцев. Указанные обстоятельства определили актуальность и выбор темы данного курсового исследования.

Целью работы является изучение теоретических основ идентификации личности по признакам внешности, производства криминалистической портретной экспертизы и анализ оперативного составления, использования словесных портретов в раскрытии преступлений по «горячим следам».

Для достижения цели исследования решались следующие задачи :

· анализ теоретических основ идентификации личности по признакам внешности;

· классификация идентификационных элементов и признаков внешности человека;

· анализ криминалистического исследования и практического использования субъективных отображений внешних признаков человека;

· обобщение и оценка практики назначения и производства криминалистической портретной экспертизы.

При написании курсовой работы была использована уголовно-процессуальная, криминалистическая, судебно-психологическая и иная специальная литература по теме, а также материалы судебно-следственной практики и статистические данные.

1. Теоретические основы идентификации личности по признакам

внешности

1.1 Габитоскопия – криминалистическое учение о внешнем облике

человека как раздел криминалистической техники. Понятие,

научные предпосылки

В самом общем виде габитоскопия – отрасль криминалистики, криминалистическое учение о внешнем облике (внешности) человека, рассматривающее закономерности и основанные на них формы, средства и методы собирания (отыскания, фиксации – отображения, накопления), изучения и использования данных о внешнем облике человека для установления и розыска различных лиц в ходе выявления, предупреждения, раскрытия и расследования преступлений[5] .

Широкое понимание габитоскопии включает в качестве основных частей методологию (как научную основу отрасли криминалистики), технику, тактику и методику – в полном соответствии с традиционной системой криминалистики. Как отрасль науки криминалистической техники габитоскопия изучает и разрабатывает лишь научно-технические аспекты общего учения.

Основное содержание габитоскопии как технико-криминалистической дисциплины составляют сведения о криминалистически значимых характеристиках внешности человека, воспринимаемых зрительно, при обычном наблюдении; их отображениях; научно-технических средствах и методах их собирания, изучения и использования в целях установления личности.

Внешний облик (внешность) человека в габитоскопии включает его внешние характеристики, воспринимаемые зрительно, при обычном наблюдении. Габитоскопией не изучаются характеристики, которые либо не составляют внешнего облика человека, либо не воспринимаются при обычном зрительном наблюдении – папиллярные узоры кожи, звуки голоса, речи, признаки запаха человека и др.

Отображения внешности . В габитоскопии изучаются и используются объективные и субъективные отображения. Объективные отображения образуются при не опосредованном человеческим сознанием воздействии внешнего облика человека на воспринимающие отображение материальные объекты: фотоснимки, кинофильмы, видеозаписи, рентгеноснимки, флюорограммы (воздействие посредством отраженного света), слепки и отливки, костные останки («контактное» воздействие). Субъективные отображения – это мысленный образ и создаваемые на его базе словесный портрет и другие описания, плоскостные (рисованные и композиционные), пластические (объемные) портреты.

Методы и средства габитоскопии – это, прежде всего общенаучные методы и средства: наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование; методология и частные методы и средства криминалистической науки, а также методы и средства отдельных отраслей науки и техники: анатомии, морфологии, физиологии, медицины, психологии, парикмахерского дела, товароведения, оптики, фото-, кино- и видеотехники, кибернетики, электроники, математической статистики и др. К специальным габитоскопическим методам относятся методы и средства, разработанные и применяемые в габитоскопии: получение (изготовление), изучение и использование субъективных отображений – словесного портрета, наглядных изображений, оптических, компьютерных композиторов и др., а также получение (изготовление), изучение и использование объективных изображений – сигналетических и иных кино-, фото-, видеоизображений, слепков (отливок), рентгено- и флюорографических снимков. Особый комплекс составляют методы и средства производства габитоскопической (портретной) экспертизы.

Предпосылками использования габитоскопии в криминалистической практике являются свойства внешнего облика , его отображений, научная обоснованность используемых в габитоскопии средств и методов. Главным свойством внешности является ее индивидуальность (неповторимость), отличающая человека от остальных людей. Другим важным в криминалистическом отношении свойством внешности является ее относительная (в определенных условиях и периоде времени) устойчивость (неизменяемость), обеспечивающая возможность устанавливать и разыскивать лицо на протяжении длительного отрезка времени, в том числе и с помощью уголовных (криминалистических) учетов.

К важнейшим свойствам отображений , относящимся к числу предпосылок габитоскопии, следует отнести их определенность (подчиненность определенным, достаточно изученным закономерностям отражения), адекватность (известное соответствие действительности) и полноту (отражение необходимого для установления и розыска человека количества элементов и признаков внешности человека). Адекватность и полнота как общие свойства отображений не одинаково проявляются в каждом отображении, что зависит от вида и факторов отображения.

Свойства внешнего облика и его отображений реализуются на практике как предпосылки за счет способности человеческого сознания определенно, достоверно и полно воспринимать, сохранять, воспроизводить и узнавать внешность человека, а также достигнутого научного уровня знаний об этих свойствах, методов и средств их достоверного изучения и использования. Методологической основой использования внешности в раскрытии, расследовании преступлений являются теория криминалистической идентификации и теория криминалистическойдиагностики, изучающие закономерности и основанные на них методы и средства, методики, тактику отождествления (идентификации) и распознавания (диагностики) объектов, связанных с событием преступления[6] .

1.2 Виды отождествления личности по признакам внешности.

Формы экспертной идентификации

По условиям проведения, процессуальному положению лиц, осуществляющих идентификацию, и значению полученных результатов, отождествление личности по признакам внешности можно разделить на три вида: оперативное, судебно-следственное и экспертное.

Оперативное отождествление личности по признакам внешности осуществляется в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий работниками уголовного розыска, участковыми инспекторами, милиционерами патрульно-постовой службы. Примером данного вида идентификации может служить сопоставление внешности проверяемого лица с отображением на фотокарточке предъявляемого им документа.

Судебно-следственное отождествление личности по признакам внешности проводит следователь или судья в процессе следственных или судебных действий. Характерный пример такого отождествления – предъявление устанавливаемого лица или его фотоизображений для опознания.

Экспертная идентификация личности по признакам внешности существует в формах криминалистической портретной экспертизы и медико-криминалистической портретной экспертизы.

В основу деления положено различие в субъектах и объектах исследования. Так, криминалистическую портретную экспертизу проводит эксперт-криминалист по объективным материальным отображениям признаков внешности человека, к которым относятся: фотоснимки, видеокадры, фотоизображения, выполненные типографским способом и т.д.

Медико-криминалистическая портретная экспертиза является комплексной, требующей познаний в области судебной медицины, анатомии, антропологии, антропометрии, криминалистики. Ее объектами обычно выступают рентгеновские снимки черепа или других костных останков человека[7] .


2. Идентификационные элементы и признаки внешности человека

Современное криминалистическое учение о внешнем облике человека имеет свой достаточно развитый понятийный аппарат.

Однако до настоящего времени не дано однозначного определения некоторым его составляющим, в частности «элементу внешности» и «признаку внешности». Сочетания эти прочно вошли в терминологию криминалистических исследований лишь в последние три десятилетия.[8]

В первых работах по криминалистике (на рубеже XIX-XX вв.) элементы внешности, такие как лоб, нос, глаза, руки и т.д., назывались органами человеческого тела (А. Бертильон, Р.А. Рейсе) или, в более поздних источниках (20-х – 30-х гг. XIX в.), – частями человеческого тела (Р. Гейндль, Г. Гросс, Г. Шнейкерт)[9] . В литературе 50-х – 60-х гг. к указанным определениям прибавился термин «детали внешности» (нововведение советских криминалистов Н.В. Терзиева, З.Г. Самошиной, А.Ю. Пересункина).[10] В 70-е – 90-е гг. в криминалистическом учении о внешнем облике человека доминируют «элементы внешности» (П.П. Цветков, В. А. Снетков, А.М. Зинин),[11] хотя, наряду с ними, нередко встречаются и термины «части тела» или «части лица».[12]

В настоящее время наиболее приемлемым в идентификации личности по внешнему облику является употребление термина «элемент внешности», так как «орган человеческого тела» обозначает «часть организма, которая выполняет определенную функцию»,[13] а это свойственно не всем наружным элементам внешности и более подходит к названию внутренних анатомических органов. Термины «части» и «элементы» – синонимы, но в последних публикациях[14] по излагаемому вопросу употребляется только термин «элемент внешности» более созвучный облику человека. Самое удачное его определение дано профессором В.А. Снетковым в учебном пособии «Габитоскопия»: «Элемент внешности – это любая, выделенная в процессе наблюдения (изучения) часть внешнего облика человека».[15]

Понятие «признак внешности» имело еще большее количество наименований. В первоисточниках по криминалистике преобладал термин «примета». Он относился не только к методу «словесного портрета», но употреблялся в графических исследованиях и в дактилоскопии.[16] В 70-х – начале 80-х гг. ХХ в. доминирующими становятся термины «признаки внешности»[17] и «внешние признаки»,[18] причем первый встречается значительно чаще, чем второй.

Термины «внешние признаки» и «признаки внешности» многие авторы считают адекватными.[19] Профессор В.А. Снетков эти понятия разделяет: «Внешние признаки человека» – наиболее объемное понятие... оно охватывает все наружные характеристики человека».[20] В понятие «признак внешности» нельзя включать признаки привычек, голоса, речи, поскольку «такое расширительное толкование не вполне правомерно, так как не соответствует точному смыслу слова «внешность» («наружность»).[21]

Действительно, все признаки человека, которые используются в криминалистике для его идентификационных и диагностических исследований, можно условно разделить на две большие группы – внешние и внутренние. К первым можно отнести признаки, выражающие внешние (наружные) свойства человека: голос, речь, папиллярные узоры пальцев рук, ног и т.д. Внутренние признаки – это признаки различных выделений человеческого организма: крови, слюны, мочи и т.п.

Следовательно, понятие «внешние признаки» шире понятия «признаки внешности». Последние характеризуют именно внешность человека в буквальном смысле слова, так, как она воспринимается другим лицом при непосредственном наблюдении или изучении. Поэтому в криминалистическом учении о внешнем облике человека наиболее приемлемым будет считаться термин «признаки внешности».

На основании вышеизложенного, можно сделать определенные выводы:

1. Элемент внешности – это выделенная в процессе наблюдения или изучения часть внешнего облика человека.

2. Признак внешности – это внешнее проявление свойств человеческого облика через конкретное выражение характеристик элементов внешности.

Признаки внешности подвергались классификациям уже в первых работах по криминалистике. Так, «видимые приметы» Г. Шнейкерт подразделял на существенные и несущественные или на первичные и вторичные. Р. Гейндль и С. Оттоленги делили все «приметы человека» на общие и особые. И.Н. Якимов дифференцировал их на приметы естественного и искусственного происхождения, врожденные и приобретенные[22] . В литературе 50-х гг. признаки внешности стали подразделяться на статические (проявляющиеся в покое) и динамические (проявляющиеся в движении), затем – анатомические и функциональные, собственные и сопутствующие.[23] Помимо этого, признаки внешности делились на общие и частные,[24] группового и индивидуального значения,[25] постоянные и временные, необходимые и случайные и др.[26]

Элементы внешности человека стали систематизироваться сравнительно недавно. О первой их классификации мы читаем у П.П. Цветкова в учебнике криминалистики 1976 г. (под редакцией профессора Н.Ф. Крылова).[27] Аналогично признакам внешности элементы делились на собственные, сопутствующие, общефизические, демографические, анатомические, функциональные, а также на постоянные и временные, необходимые и случайные, элементы естественного, искусственного и патологического происхождения (врожденные и приобретенные).

Как видно, классификациям элементов и признаков внешности в специальной литературе уделялось достаточно много внимания. Однако принципы (основания) их дифференциации указаны не были.

Учитывая это, классификация элементов признаков внешности представляется следующей:

1. По принципу принадлежности человеческому организму элементы и признаки внешности делятся на собственные и сопутствующие.

2. По особенностям проявления свойств внешности человека собственные элементы внешности дифференцируются на анатомические и функциональные, собственные признаки внешности – на общефизические, анатомические и функциональные.

3. По времени существования они подразделяются на постоянные и временные.

4. По степени изменяемости во времени – относительно устойчивые и изменяемые.

5. По способу возникновения собственные элементы и признаки внешности делятся на элементы и признаки естественного, искусственного и патологического происхождения, сопутствующие элементы и признаки – на производственные и эксплуатационные.

6. По частоте встречаемости, а следовательно, по значимости для идентификации и розыска лиц элементы и признаки внешности предстают обычными и особыми.

7. По степени наглядности – малозаметными и броскими[28] .

Основным принципом, по которому подразделяются все элементы и признаки внешности на собственные и сопутствующие, является принадлежность их человеческому организму . Собственные – это элементы и признаки внешности, являющиеся неотъемлемой частью человеческого организма или проявлений его жизнедеятельности. Сопутствующие – элементы внешности и их признаки, которые постоянно «сопровождают» внешний облик человека, дополняя и индивидуализируя его. К собственным элементам можно отнести руку, голову, лицо, нос, глаза, морщины, походку, жестикуляцию, позу и т.п.; к собственным признакам внешности – большой нос, голубые глаза, косовнутренние брови, быструю походку, энергичную жестикуляцию и т.д. Сопутствующие элементы внешности – это предметы, части одежды (пиджак, галстук) или мелкие носильные вещи (очки, авторучки); сопутствующие признаки внешности – это признаки сопутствующих элементов (серый пиджак, заостренная форма воротника, металлическая отделка очков и т.п.). Вторым основным принципом дифференциации элементов и признаков внешности являются особенности проявления свойств внешности человека. По этому принципу собственные элементы внешности делятся на анатомические и функциональные, а собственные признаки внешности – на общефизические, анатомические и функциональные. Анатомическими элементами и признаками являются наружные элементы и признаки человеческого тела и его покровов. Примеры анатомических элементов – голова, лицо, лоб, глаза, морщины, родинки; анатомических признаков – яйцевидная голова, высокий лоб, приподнятое основание носа, косовнутренние брови, карие глаза. Функциональные элементы и признаки – это элементы наружных проявлений жизнедеятельности человека – походка, мимика, жестикуляция, осанка и их признаки: быстрая походка, энергичная жестикуляция, сутулая осанка и т.п. Следуя по аналогии с анатомическими элементами и признаками, где размер, форма, контур, положение являются характеристиками описания анатомических элементов внешности, пол, возраст, антропологический тип и т.д. будут считаться характеристиками, по которым описывается человек в целом. Общефизический элемент в таком понятии не существует, так как в его роли выступает сам человек. Общефизическими признаками будут конкретные выражения пола (мужской, женский), возраста (зрелый, пожилой), расы (европеоид, монголоид). По времени существования элементы и признаки внешности делятся на постоянные и временные. Постоянные элементы внешности присущи человеку при его нормальном развитии всю жизнь – лоб, нос, глаза, уши, руки, ноги (если не удалены с помощью оперативного вмешательства или не утрачены в результате травмы). Временные могут возникать и исчезать (волосяной покров, бородавки, пигментные пятна и т.п.) Из признаков внешности в качестве примера постоянных можно привести различные контуры ушной раковины, ее элементов; из временных – короткую длину волос, малую степень выраженности морщин.

По степени изменяемости во времени исследуемые элементы и признаки можно разделить на относительно устойчивые и изменяемые, так как почти все элементы внешности и, естественно, их признаки в течение жизни человека изменяются вследствие воздействия огромного числа факторов объективного и субъективного характера (возрастных, патологических, искусственных). С одними элементами это происходит постоянно и сравнительно быстро (волосы, морщины), с другими – очень медленно, и в определенный идентификационный период они могут условно считаться устойчивыми (ушные раковины).

По способу возникновения собственные элементы и признаки могут быть естественного, искусственного и патологического происхождения; сопутствующие – производственными и эксплуатационными. Собственные элементы внешности естественного происхождения – это лоб, брови, глаза, нос, руки и их признаки по высоте, форме, положению и т.п. Элементы и признаки искусственного происхождения – это, прежде всего, мушки (родинки), накладные ресницы, волосы (в виде парика), а также умышленно измененные признаки естественных элементов внешности, например цвета волос, кожи лица, губ. Патологические элементы и признаки – это элементы, возникшие вследствие какой-либо болезни или травмы (шрамы и их признаки), а также патологические признаки обычных элементов (очень большие размеры головы при акромегалии, носа – при ринофиме). Патологическим признаком внешности будет и отсутствие необходимого элемента во внешнем облике человека – утрата руки, пальца, глаза, ушной раковины.

Сопутствующие производственные элементы и признаки – это элементы и признаки, возникающие на одежде и других носильных вещах в процессе их изготовления. К ним, прежде всего, относятся определенный фасон, размер предмета или вещи, признаки материала, особенности изготовления, а также ярлыки, бирки, штампы и их признаки. Эксплуатационные элементы и признаки – это пятна, разрывы, потертости, трещины и их признаки, то есть всё, что появляется на одежде и других носильных вещах в процессе их использования. Необходимым для экспертной, судебно-следственной и оперативной работы является деление элементов и признаков внешности по частоте встречаемости , а, следовательно, и по значимости для идентификации и розыска лиц на особые и обычные, а по степени наглядности – на малозаметные и броские. Обычные – это часто встречаемые элементы и признаки группового значения. Особые – индивидуализирующие, редко встречаемые элементы: шрамы, родинки, татуировки и их признаки, а также аномалии и уродства – отклонения от нормального строения элемента внешности (расщепление верхней губы, отсутствие глаза). Малозаметные – это признаки, не привлекающие внимание. Броские – признаки большой наглядности, необычные для повседневной жизни. Ими могут быть и собственные, и сопутствующие признаки, например: очень большой рост, сильная асимметрия глаз, отсутствие руки, ноги, большая амплитуда раскачивания тела при ходьбе, очень яркая, необычная одежда. Эксперты-криминалисты, проводя криминалистические портретные экспертизы и исследования, изучают и описывают выявленные идентификационные признаки внешности в заключении эксперта по правилам «словесного портрета». Это, во-первых, исключает различное толкование того или иного признака; во-вторых, упорядочивает все описание в определенную систему; в-третьих, позволяет не упустить исследование какого-либо признака. Правила требуют фиксировать выявленные элементы внешности и их признаки:

1. В полном объеме. Полнота описания – это подробное фиксирование всех отобразившихся на исследуемых объектах признаков внешности: общефизических, функциональных, анатомических, сопутствующих. Так как на экспертизу, в основном, поступают погрудные изображения исследуемых лиц, указанное правило особенно тщательно соблюдается при описании анатомических признаков лица человека.

2. С обязательным выделением особенностей. Идентификационное криминалистическое исследование внешнего облика человека по его отображениям не может проводиться без выделения и фиксирования отклоняющихся от норм признаков внешности мелких элементов, различных аномалий, уродств, особых элементов внешности (родинок, бородавок), заметных следов операций и травм, признаков татуировок и т.п.

3. В установленной последовательности. Так, при описании результатов предварительного исследования эксперта в заключении сначала фиксируются общефизические признаки (пола, возраста, антропологического типа и т.п.), затем – функциональные признаки (мимики лица, позы, осанки и т.п.) и, наконец, – сопутствующие признаки (одежды и других носильных вещей); при описании раздельного исследования – анатомические признаки. Как правило, указанные признаки фиксируются в специальных таблицах-разработках.

Принцип последовательности предполагает также описывать элементы внешнего облика человека сверху вниз, от общего к частному. Например, в таблице-разработке признаков внешности сначала фиксируют фигуру в целом, голову, волосы, лицо, затем – элементы лица в такой последовательности: лоб, брови, глаза, нос, скулы, щеки, рот, верхняя губа, носогубный фильтр, нижняя губа, подбородок, углы нижней челюсти, ушные раковины. После этого – шею, плечи, грудь, живот, спину, таз, конечности.

Кроме того, каждый анатомический элемент изучают в определенном порядке: сначала по наличию, количеству, величине (размеру), густоте, затем – по форме, контуру, положению, степени выраженности, цвету (тону) и, наконец, обязательно выделяют особенности исследуемого элемента.

4. С использованием специальной терминологии. Это правило обеспечивает единообразие описаний и толкований элементов внешности и их признаков[29] .

3. Криминалистическое исследование и практическое

использование субъективных отображений внешних признаков

человека

3.1 Субъективные отображения и факторы, влияющие на

достоверность воспроизведения мысленного образа показаний

очевидцев

габитоскопия внешность криминалистический портретный

Основным субъективным отображением является мысленный образ. В психологии под мысленным образом понимается представление, т.е. возникающий в мозгу относительно устойчивый образ предмета, явления, которые в данный момент не воздействуют на органы чувств, не воспринимаются[30] .

Мысленный образ внешности человека может сохраняться в течение длительного времени, подвергаясь при этом большим или меньшим изменениям под воздействием внешних факторов и свойств сознания. Мысленный образ используется либо непосредственно (например, при опознании очевидцем преступника), либо опосредованно, после его воспроизведения (актуализации) в материальной форме – в виде словесных описаний, субъективных изображений (главным образом, портретов), пластических реконструкций по черепу.

Словесные описания – наиболее распространенный вид отображений признаков внешности; используются во всех видах и формах установления и розыска человека по его внешности. Описания фиксируются чаще всего в письменной форме, хотя известны их звуковые записи; содержатся в различных следственных материалах (протоколах и др.), частных записях (дневниках, письмах) и сообщениях.

Криминалистической практике известны описания, составленные по определенным правилам (упорядоченные или регулярные описания – словесный портрет, описания профессионального, например медицинского, характера и др.) либо составленные без заранее установленных правил (произвольные), как правило, лицами, не знакомыми с методиками регулярных описаний[31] .

Словесный портрет является криминалистическим методом описания. Позволяет единообразно и достоверно описать внешность человека, хотя не дает возможности однозначно зрительно представить внешний облик человека. Словесным портретом также называют описание определенного лица – «Словесный портрет гр. Иванова». В этом смысле словесный портрет выступает как вид материального отображения внешности человека. При необходимости словесные упорядоченные описания могут быть преобразованы в знаковые, в которых значения элементов и их признаков выражены в символах, цифрах, буквах или иным способом (например, перфорацией на карте, ленте).

При составлении словесного портрета придерживаются следующих правил:

1. Словесный портрет составляется в целях отображения «нормального» положения головы человека и состояния его внешности. При нормальном положении головы козелки ушных раковин, нижние края глазниц описываемого человека находятся в одной горизонтальной плоскости с глазами составителя портрета.

Нормальное состояние внешности предполагает устремленный вперед взгляд, отсутствие напряжения мышц лица. Кроме того, состояние волосяного покрова и одежды должно обеспечить беспрепятственное обозрение ушных раковин и иных неоволосенных участков головы; косметика должна быть удалена с лица; при ношении очков описание должно быть произведено в них и без них; ротовую часть описывают в двух вариантах – при привычном положении нижней челюсти и при сомкнутых челюстях (при этом отмечается большая разница высот ротовой части).

Функциональные признаки описываются в процессе привычных действий человека – при ходьбе, в беседе и т.д.

2. Внешность человека в целом и элементы описываются спереди (анфас) и сбоку (в правый профиль). В необходимых случаях для фиксации важных элементов и признаков тело, голова, лицо и т.д. описываются с других сторон.

3. Элементы внешности описываются в следующей последовательности:

- общефизические – пол, возраст и пр.;

- анатомические – рост, телосложение, голова, шея, плечи, спина, грудь, живот, руки, ноги;

- функциональные – привычная поза, походка, мимика, жестикуляция, бытовые привычки и специальные навыки;

- сопутствующие – платье (пальто, костюм и пр.), головной убор обувь, мелкие носильные вещи и т.д.

Элемент сначала описывается в целом, а затем – по составляющим его частям.

4. При характеристике внешности придерживаются установленной методики определения элемента и признака, стандартной терминологии, указанной выше.

5. Во внешнем облике должны выделяться и описываться особенности или особые приметы, помещаемые в заключительной части описания.[32]

Субъективные изображения лица, фигуры человека изготавливаются в соответствии с представлением очевидца о внешности изображаемого лица. Наибольшее распространение в установлении личности и розыске получили субъективные портреты – изображения лица, фигуры человека на плоскости. На практике при изготовлении таких портретов лицу, видевшему или знавшему определенного человека, предлагается описать его внешность, при этом выделить доминантные, наиболее точно и уверенно запомнившиеся элементы и их признаки. Для наиболее точного определения этих и других элементов и их признаков очевидцу показывают снимки, рисунки черт внешности, а также портреты, соответствующие внешности портретируемого лица. С использованием описания, а также отобранных с помощью очевидца изображений, под его контролем воссоздаются наиболее твердо указанные черты внешности, а затем и портрет, который доводится до его полного соответствия мысленному образу очевидца. При наличии нескольких очевидцев создание портрета осуществляется с каждым из них в отдельности. В изготовлении различных видов портретов желательно участие специалиста-художника, криминалиста, антрополога. Так называемое «портретное» сходство субъективного изображения с внешним обликом создается за счет доминантных признаков, отраженных на портрете во внешности наблюдавшегося очевидцем лица.

Особую группу составляют субъективные портреты, изготовленные с натуры. Из криминалистических субъективных портретов этого типа известны портреты погибшего, созданные по фрагментам его лица.

Субъективные портреты – эффективное средство розыска и установления человека. Однако ошибки при их изготовлении (несвоевременность обращения к очевидцу, неверный тактический подход к нему, отсутствие внимания к условиям наблюдения им разыскиваемого человека и др.) приводят к низкому качеству портрета (малая выразительность черт лица, отсутствие доминантных признаков и др.) и, как следствие, малой его полезности.

В современной криминалистической практике применяются три основных вида субъективных портретов – рисованные, композиционно-фотографические (фотокомпозиционные) и композиционно-рисованные. Из попыток изготовить и применить на практике объемные субъективные изображения («живые портреты») получило распространение изготовление лишь пластических (скульптурных) реконструкций лица человека по его черепу[33] .

Рисованные портреты.К рисованным портретам условно относятся и живописные портреты (выполненные красками), а также силуэтные портреты (например, вырезанные из бумаги и других материалов). Портреты изготавливаются специалистом-художником или криминалистом-художником; портреты лица по черепу – антропологом, криминалистам, судебным медиком со специальной подготовкой; не исключено изготовление портретов самим очевидцем.

Фотокомпозиционные портреты, так называемые «фотороботы» (или субъективные композиционные фотопортреты), представляют собой композицию изображения человека (как правило, его лица) из фрагментов фотоизображений различных лиц. В законченном виде фотокомпозиционные портреты, обычно представляющие лицо человека анфас, выглядят как обычные фотографические изображения. При составлении фоторобота на практике применяются различные типы портретных композиторов (рассыпной или картотечный, планшетный или ленточный, проекционный, оптический или компьютерный. Компьютерные композиторы представляют значительные преимущества перед остальными – кроме быстроты и известных удобств для оператора они позволяют вносить определенные изменения в изображения (взаимное положение, размеры, пропорции, контрастность и др.,) прямо на экране дисплея. Для изготовления фотокомпозиционного портрета привлекается криминалист, сведущий в габитоскопии, владеющий навыками работы с портретными композиторами.

Композиционно-рисованные (или составные рисованные) портреты составляются из заранее заготовленных стандартных рисунков вариантов элементов лица (в соответствии с показаниями очевидцев) по поврежденному лицу умершего, черепу человека. Получаемый при этом портрет выглядит рисованным. Для его изготовления применяются научно-технические средства, аналогичные тем, которые используются для получения фотороботов. В оптико-механическом композиторе типа «ИКР»- идентификационного комплекта рисунков – входят наборы прозрачных плёнок с одномасштабными рисунками вариантов элементов лица. Портрет изготавливается путем наложения этих плёнок. В настоящее время композиторы типа «ИКР» в практической деятельности правоохранительных органов заменены компьютерными композиторами.

Формирование мысленного образа происходит в определенных условиях и под воздействием определенных факторов. Его субъективная сущность определяется индивидуальностью процесса формирования, сохранения и воспроизведения этого вида отображения у разных людей.

Для целей криминалистического использования признаков внешности наибольший интерес представляют субъективные стороны природы мысленного образа, определяющие в конечном счете возможности его использования при установлении личности.

Изучая эти стороны мысленного образа, необходимо учитывать индивидуальный характер процесса его формирования, определяемый в первую очередь свойствами личности субъекта восприятия, а также свойствами личности объекта восприятия и, наконец, условиями формирования, сохранения и воспроизведения мысленного образа[34] .

Половая принадлежность накладывает отпечаток на восприятие человека человеком: женщины дольше сохраняют в памяти воспринятую информацию, чаще дают эмоциональную характеристику внешнего облика воспринимаемого лица; они имеют более яркий и детальный образ представления и поэтому с большей легкостью опознают предъявляемые им элементы ранее воспринятого лица, затрачивая на это меньше времени, чем мужчины.

Имеются существенные различия в восприятии человека человеком у разных возрастных групп; например, детям не свойственен углубленный, организованный и целенаправленный анализ при восприятии, но они хорошо воспринимают объекты, признаки которых вызывают у них непосредственную эмоциональную реакцию.

При восприятии человека человеком имеет значение правильная оценка типологических признаков объекта восприятия, среди которых существенное место занимает принадлежность к той или иной антропологической группе, национальности.

Криминалистическая практика показывает, что достоверность воспроизведения признаков внешности не имеет прямой зависимости от общего образовательного уровня. В то же время люди с невысоким образовательным уровнем характеризуют признаки внешности без учета их градаций; люди с более высоким образовательным уровнем дают более полное описание внешности, указывают на большее число признаков, характеризующих элементы лица, различают в нем больше деталей, придают им большее значение[35] .

Имеется ряд профессий или постоянных занятий, которые хотя и не связаны с необходимостью изображать человека, но способствуют накоплению опыта; навыков, впечатлений, развивающих наблюдательность, память и умение воспроизвести внешние признаки человека. Это профессии парикмахера, гримера, косметолога, портного, массажиста и другие, связанные с необходимостью изучать внешность многих людей.

Качество и полнота мысленного образа зависят от состояния зрения и степени внимания (направленность и сосредоточенность психической деятельности вообще и наблюдения в частности), поскольку восприятие внешности происходит в процессе наблюдения (чем внимательнее субъект, тем богаче окажется мысленный образ)[36] .

Особое значение имеет степень развития наблюдательности: наблюдательный человек в состоянии полно и точно воспринять не только объект в целом, но и отдельные его детали, признаки. Наблюдательность избирательна и зависит от других субъективных данных человека – его опыта, профессии, навыков и пр.

С учетом особенностей процесса построения образов предметов и лиц, психология разделяет людей на «вербальников» и «зрительников»[37] .

Люди, относящиеся к «вербальному» типу, в процессе запоминания опираются в основном на словесно-логический материал, практически не используя зрительный образ объекта.

Люди, относящиеся к «зрительному» типу, при запоминании используют зрительный образ предмета или человека, не прибегая к его словесно-логическому описанию.

Это – крайние типы; существуют и смешанные типы, которые используют и словесно-логический, и зрительный материал в равной мере.

Индивидуальность процесса восприятия имеет особое значение при воспроизведении мысленного образа спустя длительное время после восприятия; люди со «зрительным» типом восприятия могут продолжительное время удерживать мысленный образ внешнего облика человека для хорошего изобразительного воспроизведения в портрете, пригодном для использования в розыске.

Роль человека в событии может быть различна; участник (потерпевший, соучастник) или посторонний, случайный свидетель происшествия в зависимости от этого возможности усвоения признаков внешности наблюдаемого объекта неодинаковы. Случайный очевидец происшествия обычно ограниченно воспринимает элементы и признаки внешности участников события, в то время как потерпевший воспринимает в более полном объеме внешний облик участников события.

Настроение, эмоции могут способствовать или препятствовать процессу восприятия, сохранения и воспроизведения мысленного образа. Состояние человека в ситуации восприятия (эмоции, переживаемые в этот момент) может не только оказать решающее воздействие на степень полноты и яркости мысленного образа, но и значительно повлиять на его содержание.

В ситуациях, где не возникают эмоциональные переживания, отношение очевидца к процессу восприятия может быть решающим для полноты мысленного образа. Человек, стремящийся запомнить черты внешности, при прочих равных условиях обладает наиболее полным мысленным образом, поскольку им в процессе наблюдения не только фиксируются признаки внешности, но и предпринимаются усилия для их анализа, синтеза и т.д.

Внешний облик человека характеризуется целым рядом признаков, неоднородных по своей значимости для процесса формирования мысленного образа и в значительной мере определяющих течение процессов восприятия и содержание мысленного образа. Есть признаки, без которых мысленный образ не может быть сформирован; это пол, возраст, антропологический тип, а также наиболее наглядные признаки внешности. Все эти признаки образуют содержание мысленного образа. Их определенность, яркость влияет на полноту, достоверность мысленного образа, результативность процесса восприятия.

Другие признаки внешности, отличающиеся средними или близкими к средним градациями, требуют более или менее длительного наблюдения для того, чтобы быть воспринятыми, зафиксированными памятью; эти признаки представляют большую трудность для восприятия в процессе кратковременного общения, и чем больше их удельный вес в комплексе признаков внешности человека, тем труднее в ходе криминальной ситуации сформировать на их основе достоверный, полный мысленный образ[38] .

Человек всегда воспринимает другого человека в целом, а не по элементам его внешности. Такой характер сохраняется и при восприятии демографических характеристик объекта, во многом ассоциативных, и при запечатлении признаков внешности, образующих в своей совокупности определенный морфо-конституциональный тип.

Процесс формирования мысленного образа в ситуациях, которые в дальнейшем становятся предметом изучения органов расследования, чаще всего связан с условиями, затрудняющими восприятие человека человеком:

- непродолжительность времени восприятия (обычно 10-15 мин);

- однократность восприятия (впервые видел незнакомого человека);

- неблагоприятная для восприятия обстановка (недостаточное освещение, неожиданность, состояние душевного волнения);

- непреднамеренный характер восприятия.

Любой объект запоминается более полно и прочно, если восприятие происходит преднамеренно. Однако такие ситуации крайне редки, очевидец чаще всего воспринимает незнакомое ему лицо непреднамеренно и в результате содержание мысленного образа по полноте и достоверности отличается от оригинала.

Итак, мысленный образ формируется под влиянием различных факторов, связанных с личностями воспринимаемого и воспринимающего. Но, несмотря на свою субъективную природу, мысленный образ человека достаточно полно и адекватно отражает признаки внешности, чтобы успешно использоваться в практике криминалистического установления личности и быть основой различных материальных субъективных отображений объекта. Его соответствие действительности обусловливается прежде всего происхождением, поскольку он относится к числу представлений памяти, т.е. представлений объектов, которые воспринимались в прошлом. С другой стороны, адекватность мысленного образа обеспечивается свойствами человеческого сознания, способного правильно отражать окружающую действительность. Представление о внешности человека настолько верно отражает ее элементы, насколько точно человек через органы зрения может воспринять величину, форму, положение и другие признаки элементов внешности, насколько долго может удерживать их в памяти без искажений, а также насколько достоверно он может материализовать мысленный образ в виде различных отображений или сравнить его с человеком в натуре (в случае опознания).

Учитывая то, что мысленный образ – основа информации о внешности человека, проблема оценки достоверности показаний очевидца о внешности устанавливаемого или разыскиваемого лица становится одной из актуальных для использования этих данных в розыскных и следственных целях. Специалисту, работающему с очевидцем над составлением субъективного портрета, необходимо проанализировать все перечисленные факторы, влияющие на процесс возникновения, сохранения и воспроизведения мысленного образа, и оценить их воздействие на содержание информации о признаках внешнего облика человека, чей портрет должен изготавливаться[39] .

Анализ факторов влияющих на достоверность показаний очевидца проводится на первой стадии изготовления субъективных портретов – на стадии первичной беседы и установления психологического контакта с очевидцем. В процессе беседы специалист решает две задачи:

- правильно построить работу с очевидцем, чтобы получить наиболее достоверный портрет;

- попытаться создать образ разыскиваемого лица и получить представление об условиях, в которых протекало восприятие.

При опросе очевидца устанавливается психологический контакт и вместе с тем идет сбор информации о той ситуации, в которой происходил процесс восприятия.

3.2 Способы изготовления и применение, ведение картотек

субъективных портретов неустановленных преступников

Наиболее распространены способы изготовления субъективного портрета художником или с использованием компьютерных программ по изготовлению рисовано-композиционных и фотокомпозиционных портретов. С учетом факторов, влияющих на воспроизведение элементов и признаков внешнего облика, портреты, выполненные художником, более точно отображают индивидуализирующие особенности внешности человека, но только в том случае, если это – профессиональный художник, работающий в области криминалистики и обладающий психологическими навыками общения с очевидцем при изготовлении субъективного портрета.

Однако при этом надо учитывать, что каждый художник обладает собственной изобразительной манерой письма, поэтому субъективные портреты, изготовленные им по разным уголовным делам, иногда могут иметь значительные типовые сходства.

В настоящее время все чаще используется компьютерная техника для изготовления субъективных портретов. В основу компьютерных программ положены два вида изображения элементов внешности: рисованное [идентификационный комплект рисунков (ИКР)] и фотоизображение. Каждый из этих видов изображений признаков внешности человека имеет как преимущества, так и недостатки.

При использовании фотоизображения признаков внешности лицо, человека получается более живым и реальным.

Субъективное изображение лица человека с использованием фрагментов фотоснимков создает иллюзию фотографии разыскиваемого лица.

Так как компьютерные программы содержат набор типичных элементов внешности, очень хорошо получаются «средние» лица, но возникают сложности с отображением нетипичных элементов внешности, которые отсутствуют в наборе элементов.

В основе рисованных элементов, входящих в ИКР, лежат схематизированные изображения отдельных элементов лица человека, что осложняет криминалистическую портретную идентификацию, поскольку ряд особенностей, индивидуализирующих внешний облик человека, в субъективном портрете не отображается.

На этапе работы по составлению первоначального варианта портрета не обязательно может быть достигнута высокая степень сходства с разыскиваемым, достаточно скомпоновать портрет из относительно похожих элементов, расположенных в нужной пропорции. Обычно очевидец находит такое изображение похожим на разыскиваемого в пятидесяти процентах случаев. По окончании этой первоначальной работы можно переходить к основному этапу работы над портретом, т.е. к его графической доработке, выходя в так называемый режим рисования.

Успех работы в этом режиме связан не столько с воспроизведением образа разыскиваемого лица в памяти очевидца, сколько с квалификацией специалиста. На данном этапе сотрудник выступает не только как оператор ЭВМ, механически собирающий портрет из типовых элементов внешности, но и как специалист, владеющий знаниями в области анатомического строения черепа и имеющий навыки рисования, что дает ему возможность исправлять ошибки в воображении очевидца, которые тот пытается перенести на составляемый портрет. Ошибки очевидцев происходят из-за того, что образ преступника воспринимался ими в объеме, а воспроизводится на плоскости.

Например, широкое, но худощавое лицо разыскиваемого воспроизводится очевидцем как узкое. В этом случае квалифицированный специалист может таким образом изобразить пластику лица (грамотно положив свет и тени), что будет получено необходимое сходство не только по форме и типу лица, но и по возрасту, что очень важно для розыска. Следует заметить, что умение специалиста графически состарить или омолодить изображение довольно сильно влияет на окончательную оценку очевидцем степени сходства портрета с разыскиваемым лицом.

Чаще всего на практике приходится графически дорабатывать прически, что обусловлено индивидуальностью этого элемента. Не последнее место в работе над портретом занимает пропорциональное изображение шеи и верхней части одежды так, как этим подчеркиваются индивидуальные особенности не только лица, но и фигуры (длина шеи, сутулость и т.д.).

Таким образом, доработка такого изображения художником или с помощью графических редакторов компьютерных программ позволяет сделать его более информативным.

В качестве иллюстрации составления субъективного портрета, разыскиваемого лица, с использованием компьютерных программ предлагается рассмотреть пример использования программы «FRC-3»[40] . Данная программа позволяет составлять субъективные портреты из фотографических элементов внешности. Из практической работы известно, что большинству очевидцев наиболее легко и удобно работать с такими элементами. Программа к тому же достаточно проста в эксплуатации. В ней используется стандартный Windows-интерфейс. Если вы уже имеете опыт работы в Windows, то у вас не возникнет вопросов при работе с интерфейсом «FRC-3». Данная программа была разработана специалистами МГТУ им. Баумана.

Как отмечалось выше, процесс составления портрета начинается с опроса очевидца о ситуации, в которой происходило восприятие, в течение которого с ним устанавливается психологический контакт. Далее специалист пытается выяснить у очевидца информацию о признаках внешности того лица, портрет которого предполагается составить. Для этого очевидцу предлагается попытаться самостоятельно описать лицо человека, портрет которого он будет пытаться составить. Если очевидец затрудняется самостоятельно сделать описание, то ему можно предложить ответить на следующие вопросы:

-сколько лет «на вид»;

-форма лица (круглая, овальная, треугольная);

-волосы (длинные, средние, короткие), цвет волос, зачес;

-форма глаз (круглые большие, средние, узкие, как щелочки);

-брови (большие и густые, средние, тонкие);

-расположение бровей (скошены внутрь, скошены наружу, горизонтальное);

-нос (большой, средний, узкий);

-основание носа (приподнятое, горизонтальное, опущенное);

-ширина подбородка (широкий, средний, узкий);

-полнота губ (полные, средние, тонкие).

Полученные ответы рекомендуется кратко зафиксировать.

Следующий этап состоит в том, что специалист объясняет очевидцу, как ему вести себя при составлении портрета. Для этого специалист показывает очевидцу рабочее окно программы и рассказывает ему, что в окне будут последовательно представлены четыре области лица. Это область волосы – лоб, область глаза-брови, область носа, область подбородок-рот. Задача очевидца будет состоять в том, чтобы из представленных вариантов, выбрать области с элементами внешности в той или иной степени похожих на элементы внешности лица, чей портрет пытается составить очевидец.

Процесс применения субъективных портретов можно представить в виде двух этапов.

Первый этап. Формирование версии о личности разыскиваемого осуществляется сотрудником подразделения, ответственным за раскрытие преступления, в связи с которым изготавливался субъективный портрет.

При этом изучается следующее:

- обстоятельства происшествия, а также обстоятельства, ему предшествующие я последовавшие за ним;

- действия лица, чей портрет составляется.

Большое значение имеют данные, позволяющие определить категорию людей, среди которых может быть разыскиваемый: его примерный возраст, рост, этнический, антропологический тип, отдельные анатомические детали.

Изучение совокупности полученных данных позволит сформулировать представление о личности разыскиваемого и определить круг проверяемых лиц.

Одновременно с формированием представления о личности разыскиваемого, построением модели его личности, следует определить и сферу его поиска – составить представление о том, в какой социальной среде, на какой территории, применительно к какой деятельности и т.д. следует осуществлять оперативные мероприятия и следственные действия по выявлению лиц, среди которых может быть искомый человек. Для определения сферы поиска изучается та же информация, что и для формирования представления о личности разыскиваемого.

Второй этап. Проверка версии о личности разыскиваемого осуществляется в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Использование субъективных портретов может происходить как в ходе специально организуемых мероприятий, так и в процессе обычной повседневной деятельности (например, плановых обследований помещений, участков местности, опросов, проверок и т.п.). К числу специально организуемых мероприятий по применению субъективных портретов следует отнести действия по поиску разыскиваемого среди определенной категории лиц. Они выполняются сотрудниками, осуществляющими раскрытие преступления, по которому составлен портрет, а также сотрудниками, подключенными к раскрытию данного преступления.

Специально организуется проверка по учетам, содержащим информацию о признаках внешности в виде описаний, в виде фото или субъективных портретов.

Организационная работа по обеспечению применения субъективных портретов строится с учетом намеченных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, а также круга конкретных подразделений, которые должны будут принять участие в поисковой работе.

Очень важен инструктаж сотрудников, которые будут работать с субъективным портретом: не приносят реальной пользы инструктажи, которые сводятся к раздаче репродукций субъективных портретов, зачитыванию примет и указанию нанеобходимость выявлять и задерживать похожих лиц.

Организуя и проводя инструктаж, следует иметь в виду, что целесообразно предлагать сотрудникам не более 2-3 портретов одновременно; большее количество лиц запомнить и эффективно использовать в ходе оперативно-поисковых мероприятий практически невозможно, тем более что на портретах обычно воспроизводится внешний облик лиц, не имеющих броских, ярких признаков внешности. В ходе инструктажа следует кратко изложить фабулу преступления, а также обстоятельства, способствующие успеху проведения розыскных мероприятий:

- сведения о местах, где может появиться разыскиваемый;

- круг лиц, среди которых вероятно его пребывание;

- характерные особенности его поведения, выявленные в ходе оперативных мероприятий и следственных действий.

Оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия с использованием субъективных портретов проводятся по общим правилам. В то же время практика показывает, что ряд мероприятий наиболее результативен. Прежде всего, это действия по поиску разыскиваемого, осуществляемые сотрудниками по «горячим следам». При этом следует изучить признаки внешности по субъективному портрету, поскольку в ходе поискового мероприятия обычно нет возможности сравнить портрет с признаками внешности разыскиваемого. Рекомендуется выделить во внешнем облике наиболее характерные признаки (общий тип лица, особенности волосяного покрова головы, величина и форма разреза глаз, величина и форма носа, форма и величина подбородка), а затем постараться запомнить остальные. Работнику, ведущему розыск с использованием субъективного портрета, целесообразно изучать информацию, содержащуюся в сводках о происшествиях. В них обычно приводятся признаки внешности лиц, совершивших преступления и скрывшихся с места происшествия.

После применения субъективного портрета, необходимо осуществить мероприятия по процессуальному закреплению результатов его использования в целях установления личности. Прежде чем провести эти действия, необходимо оценить эффективность применения субъективного портрета, которая определяется следующими факторами:

- уровень достоверности воспроизведения признаков внешности в субъективном портрете;

- полноценность сформированных версий о личности человека, чей портрет изготовлен, и использование всего комплекса мер, в которых может быть применен субъективный портрет;

- правильная оценка результатов оперативной идентификации с использованием субъективного портрета.

В то же время при сопоставлении субъективного портрета с проверяемым лицом элементы субъективизма присутствуют всегда. Эксперименты показали, что даже у подготовленных к этой работе сотрудников один и тот же субъективный портрет вызывает разную оценку степени сходства отображенных в нем признаков внешности с признаками внешности сравниваемого лица. В связи с этим сотруднику, обеспечивающему установление личности неизвестного, целесообразно самому осуществить повторную оперативную идентификацию. Это необходимо сделать в обязательном порядке, если первичную идентификацию проводили лица, действовавшие по поручению или просьбе милиции.

Если из материалов дела известно, что на месте происшествия были оставлены следы рук, ног, то необходимо получить у проверяемого лица образцы для сравнения и назначить соответствующие экспертизы[41] .

Завершая рассмотрение вопроса о закреплении результатов применения субъективного портрета, необходимо подчеркнуть важность их отображения в соответствующих документах-справках, протоколах с приложением репродукций портрета. Практика свидетельствует, что многие дела, по которым изготавливались и применялись субъективные портреты, длительное время остаются нераскрытыми. Отсутствие в материалах дела данных об изготовлении портрета, его репродукции, ходе и результатах применения лишает сотрудников, работающих по таким делам, возможности использовать субъективные портреты, которые либо утрачиваются, либо остаются лишь в архивах специалистов, их изготовивших. В то же время известны случаи, когда субъективный портрет «срабатывал» спустя длительное время после его составления.

Важно хранить субъективные портреты и документировать результаты их использования. Имея субъективные портреты, изготовленные по разным делам, можно уточнить данные о признаках внешности и активизировать розыск преступника.

Что же касается картотек субъективных портретов, то они создаются в целях розыска и установления преступников, если по обстоятельствам совершения преступлений имеются данные, что потерпевшие или очевидцы видели преступников в лицо («в живую»).

Картотеки комплектуются субъективными портретами, изготовленными в экспертно-криминалистических подразделениях правоохранительных органов, и состоят из массивов заполненных карт единого образца.

Каждый изготовленный субъективный портрет в обязательном порядке проверяется по картотеке:

• По всем преступлениям, совершенным в текущем году.

• По конкретному виду преступлений, в совершении которых подозревается разыскиваемое лицо (за последние два года).

При положительном результате проверки, составляется справка по установлению типажного сходства по картотеке субъективных портретов, которая передается инициатору задания на изготовление портрета.

При отрицательном результате проверки об этом информируется инициатор задания на изготовление портрета и в карте делается соответствующая запись.

При раскрытии преступления или по истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление, соответствующая карта изымается из картотеки и помещается в архив.

В необходимых случаях по письменным запросам оперативных или следственных аппаратов, подразделений дознания по картотеке субъективных портретов неустановленных преступников могут проверяться фотографии лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

В таком же порядке осуществляется проверка составленных субъективных портретов по массивам фототек.

3.3 Предъявление для опознания как форма следственно-судебной

идентификации личности

Другими действиями по процессуальному закреплению результатов применения субъективного портрета являются предъявления для опознания проверяемого человека или его фотоснимка[42] .

Предъявление фотоснимка для опознания – самое распространенное следственное действие при необходимости выявить причастность проверяемого лица к событию преступления, поскольку довольно часто к моменту выполнения следственного действия это лицо еще не задержано или нет достаточных оснований для его задержания. Преимуществом этого следственного действия является то, что очевидец имеет возможность в спокойной обстановке сопоставить фотоизображение с мысленным образом, хранящимся в его памяти. Кроме того, при проведении данного следственного действия отсутствует та психологическая напряженность, которая довольно часто характеризует обстановку предъявления лица для опознания.

Если очевидец при опознании по фотоснимку сомневается, необходимо проанализировать причины сомнений. Они могут быть обусловлены тем, что очевидец плохо запомнил признаки внешности разыскиваемого лица. Такому очевидцу можно предъявить видеоизображения, поскольку они дают более полный комплекс признаков внешности, включая функциональные признаки.

Предъявление лица для опознания – ответственное следственное действие, поскольку отрицательный его результат значительно снижает доказательственную базу причастности проверяемого лица к преступлению; поэтому выполнению этого действия должна предшествовать серьезная подготовительная работа.

Во-первых, необходимо предварительно допросить очевидца, чтобы убедиться, что он помнит разыскиваемого и в состоянии его опознать.

Во-вторых, следует проанализировать состояние внешнего облика человека, который будет предъявляться для опознания. Известны случаи, когда очевидцы затруднялись в опознании предъявляемого им человека из-за изменения его внешнего облика (другое состояние и оформление внешности).

В-третьих, необходимо так организовать предъявление для опознания, чтобы исключить возможное психологическое давление опознаваемого на очевидца и опасения последнего, что его участие в опознании может иметь для него негативные последствия (месть со стороны преступника, его сообщников и близких)[43] .

Исходя из вышеизложенного, необходимо выделить процессуальные и тактические особенности его производства, которые заключаются в следующем:

в процессе подготовительных действий лицо, производящее расследование, должно в обязательном порядке обратить внимание потерпевшего и свидетеля на их права в соответствии с п. 21 ч. 2 ст. 42, п. 7 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, по которым они могут ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии с ч. 3 ст. 11 УПК РФ. Это особенно важно, поскольку именно опасение за жизнь и здоровье себя или своих родственников может оказаться причиной дачи неправдивых показаний в ходе опознания;

после выполнения предшествующих предъявлению для опознания действий (включающих разъяснение предъявляемым сущности предстоящего следственного действия и предложение опознаваемому занять любое место среди других лиц по своему выбору) лицо, производящее расследование, защитник подозреваемого (обвиняемого), понятые и опознающий собираются в смежной или отдельной, но радиофицированной комнате и через затемненное или зеркальное стекло наблюдают за группой лиц, среди которых находится опознаваемый;

по окончании предъявления для опознания должен быть составлен протокол с указанием условий, в которых оно проводилось. В связи с тем, что при предъявлении для опознания через тонированное стекло или одностороннее зеркало в комнате, где находится опознающий, должно быть темно (так как в ином случае опознаваемый сможет увидеть опознающего и цели проведения опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, не будут достигнуты), составление протокола должно происходить в другом помещении либо с включенным светом, но после того, как опознаваемые будут выведены из комнаты для опознания.

Местонахождение понятых в процессе производства опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, в ч. 8 ст. 193 УПК РФ определен следующим образом: «В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего»[44] .

При производстве этого следственного действия на практике известны случаи, когда в целях подстраховки следователи проводили опознание в такой форме с участием четырех понятых, двое из которых находились рядом с опознающим, а двое – рядом с лицами, предъявленными для опознания.

Так, по уголовному делу по факту разбойного нападения на гр-ку Д. и ее малолетнюю дочь предъявление для опознания задержанного М. происходило в условиях, исключающих восприятие опознающего опознаваемым, для избегания травмирования детской психики и возможного оказания на малолетнюю психологического воздействия. Но поскольку практика производства подобного опознания не была новой и учитывая, что при опознании будет присутствовать защитник, следователь принял решение использовать не двух, а четверых понятых указанным выше образом. Подозреваемый М. в ходе опознания был опознан[45] .

По нашему мнению, такая практика допустима и даже целесообразна, поскольку, во-первых, в ходе следствия или в суде нередко возникает необходимость в допросе понятых о ходе производства предъявления для опознания, поведении опознаваемого или опознающего и т.п.; а во-вторых, предельное количество возможных участвующих понятых законом не оговаривается, указывается только, что количество их должно быть не менее двух (естественно, что большее их количество должно быть обусловлено соответствующей необходимостью).

Местонахождение адвоката законом не оговаривается. Он может находиться в любом месте, но, как правило, он находится вместе с опознающим.

В судебном заседании результаты предъявления для опознания могут быть оглашены или воспроизведены (с использованием видеотехники) судом без объявления анкетных данных опознавшего. Об этом могут также заявить ходатайство свидетель и потерпевший (согласно п. 21 ч. 2 ст. 42 и п. 7 ч. 4 ст. 56 УПК РФ).

Выполнение этого условия является серьезным моментом, касающимся обеспечения безопасности опознающего, так как сам смысл предъявления для опознания «через стекло» теряется, если при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемый и его защитник эти данные все равно узнают. Кроме того (согласно ст.ст. 11 и 278 УПК РФ) судебный допрос опознавшего возможно производить анонимно от подсудимого и присутствующих в зале лиц, среди которых обычно находятся его родственники или друзья.

Возможность производства предъявления для опознания в ходе судебного следствия устанавливается ст. 289 УПК РФ. Основания предъявления для опознания в суде Закон не указывает. Так же, как в отношении опознания на предварительном следствии устанавливается, что производиться оно должно «в случае необходимости». Эта необходимость может возникнуть по любому уголовному делу, когда нужно установить, является ли объект тем самым, который ранее воспринимал опознающий.

Однако наиболее типичными ситуациями принятия решения о предъявлении для опознания личности в суде, нами представляются следующие:

─ когда предъявление для опознания на предварительном следствии не было проведено;

─ если в суд вызваны лица, не участвовавшие ранее в процессе (свидетели, потерпевшие и др.), но необходимость участия их в качестве опознающего или опознаваемого возникла.

Согласно установленным законом порядком опознание в суде должно проводиться в соответствии с теми же требованиями, что и на предварительном следствии, независимо от предъявляемого объекта и вида опознания. В то же время можно выделить следующие особенности его производства, исходя из анализа уголовно-процессуальных норм:

─ предшествующий предъявлению для опознания допрос опознающего должен производиться с выяснением тех же обстоятельств, что и на предварительном следствии, однако со ссылкой на статьи, устанавливающие правила допроса в судебном заседании (ст.ст. 275, 277, 276 УПК РФ);

─ результаты предъявления для опознания в суде фиксируются в протоколе судебного заседания. Если производится опознание в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, то это также отмечается в протоколе.

Также следует отметить, что участие понятых при производстве предъявления для опознания в суде не обязательно в связи с непосредственным участием в проведении опознания судьи, а также публичностью его производства, в присутствии всех участников процесса. Как и в случае с судебным осмотром (ст. 284, ст. 287 УПК РФ) и учитывая гласность судебного следствия, представляется достаточным, что результаты судебного опознания будут констатированы судом и отражены в протоколе судебного заседания. Кроме того, устанавливая права и обязанности понятых, участие их в ходе судебного разбирательства УПК РФ прямо не предусматривает.

Несмотря на имеющиеся до настоящего времени недостатки и неточности, касающиеся порядка и условий производства предъявления для опознания в суде (например, отсутствие учета специфики условий его проведения, не урегулирование прав участников судебного разбирательства при его проведении (в частности, участие понятых), отсутствие в законе необходимости удаления подсудимого и потерпевшего из зала судебного заседания при решении вопроса о проведении опознания и др.), производство предъявления для опознания человека в суде должно осуществляться в соответствии с криминалистическими рекомендациями и требованиями действующего законодательства с сопутствующей разработкой этой проблемы, поскольку данный вопрос, безусловно, требует дополнительной законодательной регламентации.

Но выполнение существующих требований и условий при соответствующем соблюдении установленных Уголовно-процессуальным законодательством норм даже на сегодняшний день может быть реальной задачей, поскольку независимо от того, проводится ли предъявление для опознания следователем или судом, сущность предъявления для опознания с процессуальной и психологической точки зрения не изменяется.

Наряду с этим, для повышения эффективности применения в уголовном судопроизводстве такого следственного действия, как предъявление для опознания в суде, необходима также разработка методических рекомендаций организационного и тактического характера.

Таким образом, в результате вышеизложенного, можно прийти к следующим выводам, что тактические рекомендации в обязательном порядке должны предусматривать производство опознания личности в три этапа: подготовительный, идентификационный, заключительный.

На этапе подготовки рекомендуется проведение детального допроса опознающего с целью конкретизации и уточнения ранее данных им показаний, стимуляции к припоминанию признаков наблюдавшихся объектов. Иногда необходимо изучение личности опознающего для проверки его способностей правильно воспринимать и оценивать наблюдаемые явления. Для этого могут истребоваться документы (медицинские справки о состоянии здоровья опознающего), допрашиваться другие свидетели, производиться следственные эксперименты и судебные экспертизы.

На этой же стадии подбираются объекты, сходные по совокупности признаков с опознаваемым; определяется время и место опознания, круг участников; способ и время их вызова; намечается план проведения опознания.

На идентификационном этапе продолжается стадия подготовки, которая заключается в расположении опознаваемых объектов; проверке присутствия и готовности всех участников, разъяснении им прав, обеспечении безопасности опознающего по его требованию и т.д.

Непосредственное сравнение, опознание начинается с предложения опознающему осмотреть предъявленные объекты и ответить на вопрос, нет ли среди них тех, которые он наблюдал при обстоятельствах, имеющих значение для расследования уголовного дела.

В ситуациях, когда опознающий проявляет нерешительность, неуверенность, могут быть использованы тактические приемы изменения обстановки опознания (изменение положения опознаваемых объектов, угла и мощности освещения, предложение опознающему подойти ближе или отойти дальше), стимуляции припоминания опознающим ранее называвшихся им признаков объектов, предъявленных для опознания.

Если опознающий заявляет, что он узнает один из предметов, ему должен быть задан вопрос, по каким признакам он опознает объект.

На заключительном этапе составляется протокол, с которым знакомятся все участники опознания. Им также предъявляется аудио- и видеозапись, осуществлявшаяся в ходе опознания.

4. Назначение и производство криминалистической портретной

экспертизы

4.1 Предмет, объекты и задачи криминалистической портретной

экспертизы

Криминалистическая портретная экспертиза в разные периоды своего развития имела соответствующие названия:

- «сравнительное исследование внешности по фотокарточкам» у Н.В. Терзиева (1959);[46]

- «судебно-портретная экспертиза» у В.А. Снеткова (1959);

- «судебная экспертиза в целях установления личности по чертам внешности» у А.А. Гусева (1960);[47]

- «идентификация личности по фотокарточкам в процессе производства криминалистической экспертизы» у 3.Г. Самошиной (1963);[48]

- «судебно-фотографические исследования» или «исследования фотоснимков в целях идентификации личности по чертам внешности» у П.П. Цветкова и В.П. Петрова (1966);[49]

- «экспертное отождествление личности по фотоизображениям» у А.Ю. Пересункина (1968, 1969);[50]

- «портретная идентификация личности по фотоизображениям» у А.М. Зинина(1969);[51]

- «портретная криминалистическая экспертиза по фотокарточкам» у В.А. Снеткова (1971);[52]

- «отождествление личности по фотоснимкам экспертным путем» у П.П. Цветкова (1976);[53]

-«портретная экспертиза» у А.Ю. Пересункина (1976, 1978);[54]

-«судебно-портретная экспертиза» у А.Р. Шляхова (1977);[55]

- «экспертное отождествление человека по фотоснимкам (фотопортретная идентификационная экспертиза)» у И.Ф. Пантелеева (1984);[56]

- «криминалистическая портретная экспертиза» у В.А. Снеткова (1979)[57] и П.Н. Аленичева (1986);[58]

- «криминалистическая фотопортретная экспертиза» у А.М. Зинина[59] .

На современном этапе развития криминалистического учения о внешнем облике человека последние два названия наиболее удачны, так как при проведении указанного вида криминалистического исследования устанавливается тождество объекта (в данном случае – человека) с помощью методов криминалистической идентификации , то есть сам процесс производства экспертизы является чисто криминалистическим . К тому же работа над портретами с целью отождествления изображенных на них лиц может производиться отдельно от судебного разбирательства, например по заданию оперативных работников или же вообще вне связи с задачами правоохранительных органов. Тем не менее во всех случаях указанного вида идентификации применяются методы криминалистического исследования. Термин «фотопортретная экспертиза» является более узким по отношению к «портретной экспертизе» и используется только в случаях исследования внешности лиц по фотоизображениям.

Криминалистическая портретная экспертиза – это вид криминалистической экспертизы, проводимый в целях установления личности по признакам внешности, запечатленным в объективных материальных отображениях (как правило, фотоснимках), с помощью специально разработанных методов исследования.

Предметом криминалистической портретной экспертизы являются стороны, свойства и отношения внешности человека, исследуемые на материальных объективных отображениях лицом, обладающим специальными познаниями из области криминалистического учения о внешнем облике человека, с целью получения информации, необходимой следователю или суду для установления фактов, имеющих доказательственное значение[60] .

В теории криминалистической идентификации общепринятым является деление объектов на идентифицируемые и идентифицирующие. Идентифицируемые – это объекты, подлежащие установлению, идентифицирующие – объекты, с помощью которых проводится отождествление.

Идентифицируемым объектом в криминалистическом учении о внешнем облике человека и соответственно в криминалистической портретной экспертизе является конкретный человек, идентифицирующим – его внешность, запечатленная в каких-либо объектах.

Конечно, такое разделение понятий «человек» и его «внешность» является абстрактным, ибо без внешности человек не существует. Но в портретной идентификации необходимо дифференцировать эти понятия, так как внешность в данном случае, благодаря своим свойствам, выступает в качестве средства идентификации самого человека.

Внешний облик, чтобы стать идентифицирующим объектом, должен быть зафиксирован в сознании людей, видевших его или слышавших о нем (идеальные отображения), или в материальных объектах (материальные отображения).[61]

Идеальные отображения признаков внешности человека могут быть первичными (зрительными) и последующими (слуховыми).

К первичным относятся мысленные образы внешности людей в сознании очевидцев, которые непосредственно наблюдали признаки внешности человека или отображенные на каких-либо материальных объектах. К последующим – мысленные образы внешности человека в сознании людей, сформированные по рассказам очевидцев и других лиц. В них информация о внешности интересующего правоохранительные органы лица менее достоверна, чем в первичном мысленном образе, ибо преломляется столько раз, через скольких людей передается.

Материальные отображения признаков внешности, как отмечено выше, подразделяются на объективные и субъективные.

Объективные – это отображения, сформированные под действием каких-либо объективных законов развития природы, без прямого участия сознания человека (фотоснимки, голограммы, видеоизображения, рентгеноснимки и т.д.).

Субъективные – это материально зафиксированные мысленные образы внешности человека в сознании воспринимавших его людей, запечатленные в рисованных, живописных, скульптурных композициях, словесных портретах и т.п.

В криминалистической портретной экспертизе отождествляющий объект, как было указано выше, внешность человека, объекты же – носители информации, только материальные объективные отображения внешнего облика человека.

Задачи криминалистического учения о внешнем облике человека вытекают из определения его предмета, и в связи с этим их целями являются:

- изучение закономерностей, характеризующих природу внешнего облика человека;

- разработка методов и средств собирания, исследования, оценки и использования данных о внешности человека в целях решения вопросов, интересующих правоохранительные органы.

Все экспертные же задачи на современном этапе развития теории судебных экспертиз А.И. Винберг и Н.Т. Малаховская разделили на четыре уровня исследований[62] :

 идентификационные, имеющие целью установление тождества исследуемых объектов;

 диагностические, проводимые для установления времени, механизма события, способа действий, личностных качеств человека, свойств предмета;

 классификационные, осуществляемые для определения групповой принадлежности исследуемых объектов;

 ситуационные, целью которых является установление обстоятельств события, способа совершения и сокрытия преступлений.

Криминалистическая портретная экспертиза на современном этапе решает только идентификационные задачи (не считая решение вопроса о пригодности объектов для идентификации). Однако в Экспертно-криминалистическом центре МВД России уже ведутся разработки по расширению круга ее проблем за счет включения диагностических исследований, например таких, как определение по фотоснимкам лиц, злоупотребляющих наркотиками[63] .

4.2 Вопросы, выносимые следователем в постановлении о

назначении экспертизы

В зависимости от характера вещественных доказательств и задач, которые требуется разрешить по делу с помощью экспертизы, следователь или оперативный работник на разрешение экспертизы черт внешности человека может поставить следующие вопросы:

1. Одно или разные лица изображены на фотографиях?

2. Одно или разные лица изображены на фотоснимке и рентгеноснимке?

3. Одному или разным людям принадлежат части головы, лица, тела, изображенные на представленных фотоснимках (рентгеноснимках)?

4. Не принадлежит ли череп, представленный на исследование человеку, изображенному на фотоснимках (рентгеноснимках)?

5. В одном или разных возрастах сфотографирован человек на представленных снимках? Какой снимок является более ранним?

6. Одно или разные лица представлены на кинопленках?

Нельзя требовать от эксперта установления в процессе экспертизы фамилии, имени, отчества и т.п. данных о неизвестных лицах, поскольку это компетенция следователя (оперативного работника), обладающего всем комплексом средств и методов исследования доказательств по делу, а также имеющего в своем распоряжении все собранные по делу факты.

На современном уровне развития криминалистической портретной экспертизы можно выделить несколько её разновидностей:

1. Идентификация живых лиц по фотографическим и другим материальным отображениям признаков внешности.

2. Идентификация живых лиц по фотоизображениям, изготовленным с большим разрывом во времени.

3. Идентификация лиц по ретушированным фотоснимкам.

4. Идентификация по фотоснимкам лиц, подвергшихся косметико-хирургическим изменениям.

5. Идентификация живого лица или трупа по их фотоизображениям[64] .

Портретная экспертиза проводится постадийно. При этом выделяются четыре стадии исследования.

1. Предварительное исследование материалов, поступивших на экспертизу.

2. Раздельное исследование внешности сфотографированных лиц.

3. Сравнительное исследование признаков внешности.

4. Заключительная оценка полученных результатов и формулирование выводов эксперта.

4.3 Стадии портретной экспертизы

На первой стадии – предварительном исследовании – изучаются все факторы, которые могут повлиять на внешность, ее отображение и восприятие по отображениям. Для этого изучаются поставленные вопросы, проводится глубокое исследование представленных на экспертизу объектов и связанных с ними обстоятельств дела, и на этой основе решается вопрос о возможности дальнейшего исследования, определяются план, содержание методов и средств дальнейшего исследования, техническая подготовка к нему.

При этом рассматриваются:

- обстоятельства, которые могут оказаться важными для характеристики объектов (их достоверность, время изготовления, возникновения, факты заболеваний и операций лица, наличие похожих родственников и близнецов);

- условия отображения внешности на снимках (положение и освещение лица, состояние внешности, выражение лица на фотоснимках);

- качество объектов (степень резкости, зернистости, контрастности снимков, характер и степень посмертных изменений костей черепа и т.д.);

- сопоставимость объектов.

На этой стадии экспертом может быть принято решение о невозможности производства экспертизы – при плохом качестве и состоянии объектов, исключающих достоверный анализ внешности, или при несопоставимости важнейших характеристик объектов (положение сравниваемых лиц при съемке, значительное расхождение в возрасте и др.), запрошены дополнительные материалы и сведения (например, о времени фотографирования, болезнях, операциях на лице, близнецах и т.д.), выставлены требования к дополнительным образцам.

На второй стадии – раздельном исследовании задачами являются тщательное исследование анатомических признаков внешности лиц, отображенных на изучаемых объектах. Эта стадия включает:

- выявление на фотоснимках всех элементов внешности, получивших достаточное для исследования отображение;

- определение описываемых характеристик каждого выявленного элемента внешности;

- изучение анатомических признаков внешности;

- их предварительное сравнение и оценку.

Раздельное исследование, как и другие стадии криминалистической портретной экспертизы, начинается с исследования того лица, которое на фотоснимке выглядит моложе. Исследование проводится, в основном, по оригиналам, так как при изготовлении с них репродукций утрачивается множество мелких особенностей, представляющих наиболее ценные идентификационные признаки. В случае поступления на экспертизу малоформатных фотоснимков рекомендуется при их исследовании пользоваться бинокулярными микроскопами.

С учетом данных предварительного исследования выявляются получившие отображение элементы и признаки внешности, необходимые для суждения о поле, возрасте, этноантропологической принадлежности человека (половые, возрастные, расово-диагностические признаки), а также признаки для осуществления сравнения лиц (идентификационные признаки), их выраженность и свойства (устойчивость, индивидуальность), необходимые для достоверной оценки результатов сравнения при их совпадении или различии у сравниваемых лиц. Степень устойчивости изучается с учетом динамики (темпа, направления) изменения элемента от естественных (возраста, внешней среды), патологических (болезней) причин, а также вследствие операций, травм и пр., посмертных изменений на лице трупа или от придания ему прижизненного вида. Индивидуальность элементов изучается по частоте встречаемости их признаков – индивидуализируют внешность редкие варианты признаков. Наиболее редкие из них следующие: особенности – признаки, не связанные с общефизическими элементами данного лица, а также крайние степени выражения признака (очень большой нос, сильно оттопыренные ушные раковиныи пр.) ;аномалии – признаки непостоянных и случайных элементов (родинок, бугорков), мелких элементов, следов травм, операций, татуировок.

На третьей стадии (сравнительном исследовании) – сравнение при диагностическом исследовании состоит в сопоставлении выявленных по отображениям диагностических признаков с классификационными признаками пола, возраста, этноантропологических групп населения и пр.; при идентификационном исследовании – в сравнении идентификационных элементов и признаков внешности, выявленных у сравниваемых лиц на предыдущей стадии. Сравнение должно осуществляться методами, которые возможно применить в каждом конкретном случае экспертизы. В криминалистической портретной экспертизе на настоящем этапе развития учения о внешнем облике человека разработано десять традиционных и три математических методов сравнения изображений внешности лиц на фотоснимках.

Все традиционные можно сгруппировать следующим образом:

I. Методы сопоставления (6).

II. Методы совмещения (2).

III. Методы наложения (2).

В первую группу входят:

- визуальное (простое) сопоставление с последующей разметкой признаков;

- сопоставление с использованием "масок";

- сопоставление с помощью наложения координатных сеток;

- сопоставление относительных величин;

- сопоставление биологической асимметрии;

- сопоставление с помощью аппликаций (композиций).

В каждом конкретном случае производства портретной экспертизы нужно выбирать те методы сравнения, которые позволят в полном объеме проанализировать и дать объективную оценку всем совпадающим и различающимся признакам. Правильно примененные и оформленные методы сравнения являются гарантией достоверности выводов эксперта при производстве криминалистических портретных экспертиз.

Выявленные совпадения и различия изучаются и оцениваются на последней стадии экспертизы – оценки; здесь же формируется и вывод. Положительный категорический вывод делается в том случае, если совпадающие признаки в совокупности точно характеризуют соответствующие пол, возраст и др. (диагностический или идентификационный вывод) и одно и то же лицо (идентификационный вывод), при этом различающиеся признаки объясняются изменениями лица или воздействием факторов отображения.

Предположительный положительный вывод делается тогда, когда выявленные совпадающие признаки не индивидуализируют соответствующие пол, возраст, этноантропологическую группу или конкретное лицо.

Отрицательный вывод должен быть обоснован различием устойчивых признаков, которые не изменяются под действием разных факторов в пределах периода, разделяющего время изготовления (возникновения) привлеченных к сравнению отображений; теоретически возможный отрицательный предположительный вывод на практике не встречается.

Вывод о невозможности решить вопрос предпринимается, когда эксперт не в состоянии оценить устойчивость различающихся и индивидуальность совпадающих признаков.

В завершение экспертизы по установленной законом форме составляется заключение эксперта, в котором излагаются ход исследования, научные аргументы вывода, формулируется вывод.

При непроцессуальном поручении о проведении портретного исследования оно осуществляется по методике экспертизы. Справка по исследованию составляется в произвольной форме с указанием вывода и осуществившего исследование специалиста, подписывается руководителем экспертного учреждения, процессуального значения не имеет и не может служить доказательством по уголовному делу.

При оценке заключения эксперта следует обращать внимание на соответствие: исследованных материалов – представленным на исследование; выводов – поставленным вопросам; совокупности проведенных, отраженных в заключении методов и процесса исследования, – качеству представленных на исследование портретов и других вещественных доказательств. Поэтому практика не признает, за заключением эксперта, доказательственной силы, если: выводы не мотивированы и не обоснованы; заключение не разрешает поставленных вопросов или не содержит мотивировки отказа от решения; выводы не подтверждаются материалами исследования; заключение не выдержано логически[65] .

4.4 Оценка результатов криминалистической портретной

экспертизы следствием и судом

В соответствии со п. 3 ч. 2 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса России заключение и показание эксперта относится к доказательствам по уголовному делу и согласно ст. 88 УПК РФ, подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела. Оценка доказательства является одной из самых сложных частей процесса доказывания и служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения Закона. Говоря об оценке результатов портретной экспертизы, следует обратить особое внимание на степень категоричности её выводов и их соответствие другим видам доказательств по уголовному делу.

В 2005 году Усть-Лабинским отделом Управления ФСКН России по Краснодарскому краю было возбуждено уголовное дело по ст. 228.1 УК России по факту сбыта наркотического средства - марихуана. Сбыт наркотика на территории городского рынка совершил мужчина кавказской национальности, который представлялся как «Георгий». С его слов он проживал в одной из станиц за городом. В целях розыска данного гражданина со слов свидетеля был составлен субъективный композиционный портрет при помощи компьютерной программы «FRC-3». Для розыска данный портрет проверили по базе отделов ПВС местных ОВД. По результатам данного мероприятия экспертами Управления составлена справка об исследовании об установлении типажного сходства с 5 лицами по карточкам формы №1. Для процессуального закрепления результатов оперативно-розыскных мероприятий проведено опознание по представленным фотографиям, в результате чего свидетелем был указан гражданин Т. Усть-Лабинским судом впоследствии гражданин Т. был приговорён к лишению свободы[66] .

13 июля 2005 года Верховный Суд Российской Федерации в кассационном определении по делу №50-о05-22 по обвинению граждан Е. и П.в совершении преступлений предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. «ж», «з» и ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ указывает на результаты судебно-медицинской портретной экспертизы, согласно выводам которой: «Морфологические особенности черепа позволяют судить, что он принадлежит лицу женского пола. Степень заращения швов и стертость зубочелюстного аппарата свидетельствуют о том, что ее возраст составлял более 50 лет, что соответствует личности потерпевшей, 1951 г. рождения». В результате экспертных исследований с применением методов отождествления личности по прижизненным фотографиям и черепу по принципу словесного портрета, фотосовмещения изображения черепа и фотографии установлено полное совпадение признаков черепа и потерпевшей и сделано заключение о принадлежности их Ш.Указанные доказательства согласуются с показаниями осужденных и свидетеля Е. об обстоятельствах сокрытия трупа, который был расчленен, что позволяет сделать вывод о принадлежности найденных останков потерпевшей Ш.»[67] .


Заключение

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы и дать соответствующие методические рекомендации:

1. Изучение монографических источников, посвящённых криминалистическому исследованию признаков внешнего облика человека свидетельствует о том, что их авторы по разному трактуют как само название данного криминалистического учения, так и методику составления словесного портрета, терминология которого лежит в основе методов криминалистического исследования признаков внешности. По нашему мнению, наиболее удачными являются «криминалистическое учение о внешнем облике человека» (габитоскопия) и понятие «признаки внешности человека» у проф. В.А. Снеткова.

2. На основании изучения понятийного аппарата, можно дать следующие определения:

а). Элемент внешности – это выделенная в процессе наблюдения или изучения часть внешнего облика человека.

б). Признак внешности – это внешнее проявление свойств человеческого облика через конкретное выражение характеристик элементов внешности.

3. По нашему мнению необходимо различать описание внешности по объёму и степени детализации признаков для различных целей:

а) самое подробное описание признаков внешности для производства портретных экспертиз;

б) оптимальное (10-15 элементов и 30-40 признаков) для учётной регистрации, следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий (опросы, отождествление и т.д.);

в) минимальное, состоящее из броских признаков – для целей наблюдения и личного сыска.

4. В связи со сложившейся криминогенной обстановкой в стране и крае, по нашему мнению, необходим более углубленный подход к использованию метода словесного портрета в аспекте приведённой классификационной схемы криминалистически значимых признаков внешности и особенно по составлению и использованию субъективно-композиционных портретов, который в значительной степени оптимизирует следственную, оперативно-розыскную и экспертную практику.

5. Современные достижения науки в области нейрофизиологии и психологии восприятия, запоминания и воспроизведения внешних образов человека свидетельствуют о достаточной ограниченности возможностей человека, о влиянии субъективных и объективных факторов на указанные процессы.

6. Принципиально важное значение в оперативно-розыскной деятельности имеет внедрение и использование субъективно-композиционных портретов, особенно в раскрытии серийных преступлений и в борьбе с организованной преступностью.

Как нам представляется, составленный на допросе опознающего субъективный портрет в последующем может быть использован в трех направлениях. Во-первых, для оценки достоверности и объективности результатов предъявления для опознания посредством визуального сравнения изображения человека на субъективном портрете и опознанного лица. Во-вторых, для проверки опознаваемого лица по криминалистическим учетам (учет субъективных портретов, составляемых в экспертно-криминалистических подразделениях) на предмет причастности к совершению нераскрытых преступлений. В-третьих, для получения новых доказательств о причастности или непричастности опознаваемого лица к расследуемому преступлению.

7. Предлагая исследовать субъективные портреты в рамках криминалистической портретной экспертизы, автор подразумевает проведение не идентификационных, а лишь диагностических исследований. Задача такого исследования заключается в установлении степени сходства признаков внешнего облика человека, изображенного на субъективном портрете и фотографическом снимке.

8. Главным фактором в проведении судебно-портретных экспертиз является восприятие экспертами внешности сопоставляемых лиц, умение различать и анализировать признаки внешности, знать систематические и закономерные искажения, обусловленные процессом передачи информации о внешности. Признавая неизменной и исключительной роль эксперта при проведении портретной экспертизы, следует отметить, что никакая техника не может его заменить. Она способна только автоматизировать некоторые трудоёмкие процессы, облегчая труд эксперта и способствуя сокращению времени производства экспертиз. С учётов этих обстоятельств и должна проходить подготовка специалистов в области криминалистического исследования признаков внешности человека и соответственно определяться перспектива развития его методов.

9. Анализ экспертной и следственной практики показывает, что с появлением и широким распространением цифровой фотографии и видеосъёмки, в том числе и с использованием сотовых телефонов, возникает практическая необходимость в детальной научной разработке и совершенствовании криминалистических методик проведения портретных экспертиз по цифровым фотографиям и видеосъёмке: методик комплексного исследования признаков внешности с привлечением специалистов в области компьютерно-технических экспертиз.


Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации. − М.: Экзамен, 2010. − 64 с.

2. Уголовный кодекс РФ. − М.: ЭКМОС, 2010. − 160 с.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. − М.: Герда, 2010. − 704 с.

4. Информационный бюллетень ИЦ ГУВД по Краснодарскому краю за 2009. − Краснодар: Типогр. УЦ ГУВД по Краснодарскому краю, 2010. − 58 с.

5. Кассационное определение ВС РФ по делу №50-005-22 // Бюллетень Верховного Суда РФ. − 2005. − №8.

6. Материалы из архивов Прикубанского районного суда г. Краснодара, Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края за 2004-2009 гг.

7. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебн. 3-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. − 944 с.

8. Аленин А.П. и др. Использование словесного портрета в розыскной деятельности ОВД: Учеб.-практ. пособие /А.П. Аленин, Ю.П. Дубягин, А.А. Кузнецов; Омский юрид. ин-т. Омск: ОмЮИ, 1996. − 103 с.

9. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методические основы судебной экспертизы). − Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.

10. Гусев А.А. Методика производства судебных экспертиз в целях установления личности по чертам внешности. − М.: Изд. Высших курсов усовершенствования юристов МЮ СССР, 1960.

11. Гусев А.А. Методы судебно-портретной экспертизы //Методы экспертно-криминалистических исследований. − М.: МВД СССР, 1977. Вып. 29.

12. Завизист Н.В. Применение угловых измерений признаков лица в портретно-криминалистической экспертизе. − Киев: Киевск. гос. ун-т, 1970.

13. Зинин А.М. Портретная идентификация личности по ретушированным фотоизображениям // Экспертная практика. − М., 1969. Вып. 3.

14. Зинин А.М. Внешность человека в криминалистике: Субъектив. изображения: Учеб. пособие /Под общ. ред. В.А. Снеткова; М-во внутр. дел Рос. Федерации, Эксперт.-криминалист. центр. − М.: ЭКЦ МВД РФ, 1995. − 102 с.

15. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. − М.: Наука, 1975.

16. Криминалистика: Учебн. /Под ред. А.И. Винберга, С.П. Митричева. − М.: Юрид. лит., 1950.

17. Криминалистика: Учебн. /Под ред. С.А. Голунского. − М.: Юрид. лит., 1959.

18. Криминалистика: Учебн. /Под ред. И.Ф. Крылова. − Л.: ЛГУ, 1976.

19. Криминалистика: Учебн. /Под ред. А.Н. Васильева. − М.: МГУ, 1980.

20. Криминалистика: Учебн. /Под ред. Р.С. Белкина. − М.: Юрид. лит., 1986.

21. Криминалистика: Учеб. пособие /Под ред. А.В. Дулова. − Мн.: НКФ «Экоперспектива», 1996. − 415 с.

22. Криминалистика: Учебн. 2-е изд., перераб. и доп. /Под ред. В.А. Образцова. − М.: Юристъ, 1999. − 735 с.

23. Криминалистика: Учебн. /Отв. ред. Н.П. Яблоков. 3-е изд., перераб. и доп. − М.: Юристъ, 2005. − 718 с.

24. Курс криминалистики /Под ред. Н.И. Порубова. − Мн.: Выш. шк., 2000. − 335 с.

25. Лузгин И.М. Криминалистическая идентификационная экспертиза // Основы советской криминалистической экспертизы. − М.: Акад. МВД СССР, 1975.

26. Мирский Д.Я. Предмет и система судебной фототехнической экспертизы //Теоретические вопросы судебной экспертизы. − М.: ВЦСЭ, 1981. Вып. 47.

27. Надгорный Г.М. Предмет судебно-экспертной отрасли знания и предмет судебной экспертизы// Криминалистика и судебная экспертиза. − Киев, 1976. Вып. 13.

28. Орлов П.Г. Идентификация личности по фотокарточкам. −М.: ВШ КГБ при СМ СССР, 1974.

29. Попова Р.Г. Теоретико-прикладные аспекты проблемы разработки и использования функционального портрета человека в криминалистике: Автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.09 /Акад. МВД Респ. Беларусь. − Мн., 1995. 18 с.

30. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. 2-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. – 688 с.

31. Самойлов Г.А. Графический идентификационный алгоритм: его сущность и значение// Тр. ВНИИ МВД СССР. − М., 1972. Вып. 20.

32. Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. − М.: МГУ, 1963.

33. Степин В.С., Савушкин А.В., Зотов А.Б. Криминалистическое отождествление человека по разноракурсным фотопортретам: Метод. рекомендации. − М.: Эксперт.-криминалист. центр МВД РФ, 1992. − 24 с.

34. Терзиев Н.В. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. − М.: ВЮЗИ, 1956.

35. Топорков А.А. Словесный портрет: Практ. пособие. − М.: Юрист, 1999. − 112 с.

36. Философский энциклопедический словарь. − М.: Советская энциклопедия, 1983.


[1] Информационный бюллетень ИЦ ГУВД по Краснодарскому краю за 2009 г. Краснодар: Типогр. УЦ ГУВД по Красн. краю, 2010. − 58 с.

[2] Архив Управления ФСКН России по Краснодарскому краю. Обзор «О состоянии и мерах по повышению эффективности экспертно-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков» от 31.12.2009. Рег. №АК-26\1-13452.

[3] Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза: курс общей теории. − М.: Норма, 2006. − 480 с.; Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − 208 с.; Зинин А.М, Подволоцкий И.Н. Габитоскопия: Учеб. пособие. − М.: Юрлитинформ, 2006. − 192 с.; Зинин А.М. Судебно-портретная экспертиза (современное состояние и актуальные вопросы) // Эксперт-криминалист. − 2008. − №4. − С. 18-21; Криминалистика: Учебн. / Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. 3-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. − 944 с.; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. 2-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. − 688 с.; С.А. Смирнова. Судебная экспертиза на рубеже XXI века. Состояние, развитие, проблемы. 2-е изд., перераб. и доп. − СПб.: Питер, 2004. − 875 с.; Снетков В.А. Габитоскопия /Отв. ред. Р.С. Белкин. − Волгоград: НИиРИО ВСШ МВД СССР, 1979. − 183 с.

[4] Информационный бюллетень ИЦ ГУВД по Краснодарскому краю за 2009 г. − Краснодар: Типогр. УЦ ГУВД по Красн. краю, 2010. − 58 с.

[5] Зинин А.М., Подволоцкий И.Н. Габитоскопия: Учеб. пособие. − М.: Юрлитинформ, 2006. − С. 5.

[6] Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза: курс общей теории. − М.: Норма, 2006. − 480 с.

[7] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 26.

[8] См.: Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − 208 с.; Криминалистика: Учебн. /Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. 3-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. − С. 322-349.

[9] Криминалистика: Учебн. /Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. 3-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. С. 322-323.

[10] Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. − М.: МГУ, − 1963.

[11] Снетков В.А. Габитоскопия. − Волгоград: ВСШ МВД СССР,1979. − 63 с.

[12] Орлов П.Г. Идентификация личности по фотокарточкам. − М.: ВШ КГБ при СМ СССР, 1974.

[13] Краткий толковый словарь русского языка/Под ред. В.В. Розановой. − М.: Рус. яз., 1985. − С. 117.

[14] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − 208 с.; Зинин А.М, Подволоцкий И.Н. Габитоскопия: Учеб. пособие. − М.: Юрлитинформ, 2006. − 192 с.

[15] Снетков В.А. Габитоскопия: Учебн. пособие. − Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. − С. 17.

[16] Якимов Н.П. Опознавание преступников. − М.: Изд-во НКВД РСФСР, 1928. − С. 29.

[17] Криминалистика: Учебн. /Отв. ред. С.П. Митричев, Н.А. Селиванов, М.П. Шаламов. − М.: ВЮЗИ, 1973.

[18] Криминалистика: Учебн. / Под ред. Р.С. Белкина, И.М.Лузгина. − М.: Акад. МВД СССР, 1978.

[19] Криминалистика: Учебн /Под ред. Р.С. Белкина. − М.: Юрид. лит., 1986.

[20] Снетков В.А. Портретная идентификация личности в оперативно-розыскной и следственной работе. − М.: ВНИИООП МООП СССР, 1968. − С. 5.

[21] Там же. С. 4-5.

[22] Криминалистика: Учебн. /Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. 3-е изд., перераб. и доп. − М.: Норма, 2008. − С. 323.

[23] Криминалистика /Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. − М.: ВШ МООП СССР, 1968.

[24] Криминалистическая экспертиза. Вып. 5. − М.: ВШ МООП СССР, 1967.

[25] Там же.

[26] Снетков В.А., Зинин А.М. Влияние ретуши фотоснимков на отождествление лиц по фотокарточкам. − М.: ВНИИ МВД СССР, 1969.

[27] Криминалистика: Учебн. /Под ред. И.Ф. Крылова. − Л.: ЛГУ, 1976.

[28] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 21.

[29] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − 208 с.

[30] Сорокотягин И.Н. Психология юриспруденции. − СПб.: Юрид. центр Пресс, 2006. − 449 с.

[31] Зинин А.М., Подволоцкий И.Н. Габитоскопия: Учеб. пособие. − М.: Юрлитинформ, 2006. − 192 с.

[32] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 28-29.

[33] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 27.

[34] Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза: курс общей теории. − М.: Норма, 2006. − С. 182.

[35] Смирнова С.А. Судебная экспертиза на рубеже XXI века. Состояние, развитие, проблемы. 2-е изд., перераб. и доп. − СПб.: Питер, 2004. − С. 424.

[36] Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза: курс общей теории. − М.: Норма, 2006. − С. 184.

[37] Сорокотягин И.Н. Психология юриспруденции. − СПб.: Юрид. центр Пресс, 2006. − С. 33.

[38] Зинин А.М, Подволоцкий И.Н. Габитоскопия: Учеб. пособие. − М.: Юрлитинформ, 2006. − С. 82.

[39] Зинин А.М., Подволоцкий И.Н. Габитоскопия: Учеб. пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. С. 98-103.

[40] Смирнова С.А. Судебная экспертиза на рубеже XXI века. Состояние, развитие, проблемы. 2-е изд., перераб. и доп. − СПб.: Питер, 2004. − С. 384-391.

[41] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 186.

[42] Снетков В.А. Габитоскопия /Отв. ред. Р.С. Белкин. − Волгоград: НИиРИО ВСШ МВД СССР, 1979. – 183 с; Справочная книга криминалиста /Под ред. Н.А. Селиванова. − М.: НОРМА, 2000. − 727 с.; Бурка Д.А. Проблемы организации и тактики предъявления для опознания: Моногр. − М.: Юрлитинформ, 2007. − 240 с.

[43] Бурка Д.А. Проблемы организации и тактики предъявления для опознания: Моногр. − М.: Юрлитинформ, 2007. − 240 с.

[44] Уголовно-процессуальный кодекс РФ + Изменения к УПК РФ от 22 апреля 2004 г. − М.: Герда, 2004. − С. 242.

[45] Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара за 2004 г. У/Д №171244 по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

[46] Криминалистика /Под ред. С.А. Голунского. − М.: Юрид. лит., 1959. − С. 222.

[47] Гусев А.А. Методика производства судебных экспертиз в целях установления личности по чертам внешности. − М.: Изд. Высших курсов усовершенствования юристов МЮ СССР, 1960.

[48] Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. − М.: МГУ, 1963.

[49] Цветков П.П., Петров В.П. Идентификация личности по фотоснимкам. − Л.: ЛГУ. 1966.

[50] Криминалистика: Учебн. /Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. − М.: ВШ МООП СССР, 1968.

[51] Зинин А.М. Портретная идентификация личности по ретушированным фотоизображениям // Экспертная практика. − М., 1969. Вып. 3.

[52] Снетков В.А. Портретная криминалистическая экспертиза по фотокарточкам. − М.: ВНИИ МВД СССР, 1971.

[53] Криминалистика: Учебн. /Под ред. И.Ф. Крылова. − Л.: ЛГУ, 1976.

[54] Криминалистика /Под ред. Р.С. Белкина, И.М.Лузгина. − М.: Акад. МВД СССР, 1978.

[55] Шляхов А.Р. Классификация судебной экспертизы// Общее учение о методах судебных экспертиз. − М.: ВНИИСЭ. 1977. Вып. 28.

[56] Криминалистика/ Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. − М.: Юрид. лит., 1984.

[57] Снетков В.А. Габитоскопия. − Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.

[58] Криминалистика/ Под ред. Р.С. Белкина. − М.: Юрид. лит., 1986.

[59] Зинин А.М., Кирсанов Л.З. Криминалистическая фотопортретная экспертиза/ Под ред. В.А. Снеткова, Л.З. Кирсанова. − М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991.

[60] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 12.

[61] Шаова Т.Г. Проблемы теории и практики криминалистической портретной экспертизы лиц монголоидной расы. − М., 1988. − С. 36-37.

[62] Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методические основы судебной экспертизы). − Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. − С. 12.

[63] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − С. 184.

[64] Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. 2-е изд., пере раб. и доп. − М.: Норма, 2008. − С. 364-366.

[65] Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. − М.: Эксмо, 2006. − 208 с.

[66] Архив Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края. 2005. Дело №34-684-05

[67] Кассационное определение ВС РФ по делу №50-005-22 //Бюллетень Верховного Суда РФ. − 2005. − №8.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий