Уголовная ответственность за хулиганство

Объективные и субъективные признаки хулиганства, его объект и состав преступления. Квалифицированные виды хулиганства, отграничение хулиганства от смежных с ним преступлений в сфере нарушения общественного порядка. Разрешение споров из судебной практики.

Курсовая работа

По уголовному праву

"Уголовная ответственность за хулиганство"


План

Введение

1.Объективные и субъективные признаки хулиганства

2.Квалифицированные виды хулиганства

3.Спорные вопросы квалификации

4.Судебная практика

Заключение

Литература


Введение

В процессе своего развития российское государство прошло длительный путь развития от становления российской государственности до современного этапа формирования демократического общества.

В условиях формирования правового государства закон, в том числе и уголовный, приобретает исключительно важное значение. В правовом государстве меняется соотношение государства и права: право, являясь порождением воли народа, выраженной в законе, изданном высшими органами государственной власти, становится главным регулятором наиболее важных общественных отношений, в том числе и тех, которые регулируются уголовным правом.

Российское государство, формирующееся в соответствии с Конституцией как демократическое и правовое, провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью общества и государства. Это предполагает и соответствующий уровень уголовно-правовой охраны названных интересов. Данные социально значимые интересы охраняются уголовным законодательством.

Действительно, изучение уголовно-правовой материи обуславливает необходимость глубокого и всестороннего рассмотрения проблем уголовного закона. Кроме того, в условиях реформирования правовой системы России уголовный закон имеет исключительно важное значение, выступает в роли важного, социально значимого составного элемента механизма построения правового государства. Социально обусловленный уголовный закон выступает не только орудием в борьбе с преступностью, но и гарантом законности правоприменительной деятельности в этом процессе. Верховенство закона во всех областях общественной жизни выступает в качестве основополагающего принципа правового государства.

Целью моего исследования является ─ подробное рассмотрение признаков хулиганства. Кроме того, в работе будет проведен анализ судебной практики, который поможет мне сделать выводы о сегодняшнем состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации.

1.Объективные и субъективные признаки хулиганства

хулиганство преступление общественный порядок

Родовым объектом рассматриваемого состава преступления является общественный порядок, в содержание которого входят все общественные отношения, охраняемые статьями главы 24 УК РФ.

Основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок. Эта позиция относительно объекта посягательства рассматриваемого преступления на сегодняшний день является преобладающей.

Под общественным порядком принято понимать совокупность общественных отношений, обеспечивающих обстановку общественного спокойствия, общественную нравственность, соблюдение гражданами общепринятых правил поведения в общественных местах, в процессе производства и в быту, нормальную работу организаций, учреждений и предприятий, общественного и личного транспорта, неприкосновенность личности.

Учитывая особенности состава хулиганства, обязательным элементом в структуре отношений, связанных с общественным порядком, необходимо признать наличие описанных выше отношений в общественном месте.

Так, В. была признана виновной в хулиганстве, так как в присутствии жильцов дома нецензурно оскорбляла своего сожителя, после чего нанесла ему несколько ударов рукояткой ножа, подобранного с земли, но какого-либо вреда здоровью не при чинила. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор и указала, что агрессивное поведение было вызвано противоправными действиями потерпевшего, выразившимися в причинении побоев ее дочери. Это не свидетельствует о том, что В. грубо нарушила общественный порядок и выразила явное неуважение к обществу.

Наряду с рассмотренными дополнительными объектами, хулиганство может посягать на иные объекты. Ими могут быть общественная безопасность, общественные отношения в сфере управления и др. Их необходимо рассматривать как дополнительно-факультативный объект хулиганства, нарушение которого не оказывает влияния на квалификацию, но учитывается су дом при назначении наказания.

Содержание объективной стороны преступления включает в себя общественно опасное деяние (действие), посягающее на общественные отношения, охраняемые законом.

Наряду с этим, в объективную сторону преступления входит группа факультативных признаков, к которым относятся место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления. В тех случаях, когда указанные элементы предусмотрены статьей Особенной части УК РФ, они являются обязательными признаками объективной стороны данного состава, во всех иных случаях их наличие не влияет на квалификацию, но учитывается при назначении наказания.

Значение объективной стороны для квалификации хулиганства определяется тем, что она является фундаментом всей структуры данного состава преступления, отличающим его от смежных преступлений.

Характер хулиганства определяется свойствами объекта посягательства, в том смысле, что общественный порядок как совокупность отношений, обеспечивающих спокойствие граждан, нормальный уклад отношений в общественных местах, соблюдение норм морали и нравственности, объективно воз можно нарушить лишь посредством действия.

Степень нарушения общественного порядка определяется опасностью способа совершения хулиганских действий, а равно размером фактически причиненного вреда. Наряду с этим, о грубом нарушении социальных установлений свидетельствует количество потерпевших, продолжительность хулиганских действий, обстановка, и которой они совершаются.

Для хулиганства как преступления требуется, чтобы на рушение общественного порядка было грубым. Грубым нарушением общественного порядка следует считать действия, причинившие существенный ущерб личным или общественным интересам или выразившиеся в злостном нарушении общественной нравственности. Напри мер, срыв или нарушение культурного, религиозного или иного общественного мероприятия, нарушение покоя граждан в ночное время и т.д.

Представляется, что это толкование обладает рядом существенных недостатков. В смысле ст. 213 УК РФ грубым нарушением общественного порядка нельзя признавать альтернативную возможность причинения существенного ущерба общественным либо личным интересам.

Особенное ударение необходимо сделать на слове грубость нарушения общественного порядка. Теория и практика прошлых лет при определении хулиганства нередко крайне широко под ходила к границам, за которыми начиналась сфера действия данного преступления. Зачастую для квалификации содеянного по ст. 206 УК РСФСР достаточно было наличия одного лишь хулиганского мотива, степень же нарушения общественного порядка в некоторых случаях не принималась во внимание.

Проявление явного неуважения к обществу вкупе с совершением какого-либо противоправного деяния далеко не во всех случаях образуют состав хулиганства. Обязательным признаком хулиганства, помимо мотива, является, как указывается в приведенных выше разъяснениях Верховного Суда РФ, факт грубого нарушения общественного порядка. Под последним, по убеждению автора, следует понимать совершение дерзких антиобщественных действий, существенно нарушающих общественное спокойствие, общепринятые нормы нравственности, причиняющих значительный вред общественным интересам, дезорганизующих работу учреждений, органов власти. Основное содержание хулиганства образует причинение вреда отношениям в сфере общественного порядка, в узком смысле этого слова.

О грубом нарушении общественного порядка, как признаке объективной стороны хулиганства, можно вести речь лишь в тех случаях, когда лицом совершаются действия, непосредственно нарушающие общепринятые нормы поведения, спокойствие граждан. Своим поведением хулиган не просто выражает не уважение к обществу, но и причиняет вред общепринятым правилам поведения, нормам нравственности, а равно нормальной работе учреждений, организаций.

Следующим обязательным признаком хулиганства, влекущего уголовную ответственность, является проявление явного неуважения к обществу. Под неуважением к обществу понимается попрание нравственных устоев общества, противопоставление своей личности коллективу, пренебрежительное отношение к общественному мнению1 . Понятие "явное неуважение к обществу", используемое в формулировке статьи, означает очевидное для каждого пренебрежение общественными интересами и понятное для всех противопоставление виновным своего по ведения, своей личности обществу и его интересам. Неуважение будет явным в том случае, когда оно очевидно не только для окружающих, но и для самого виновного.

Действительно, в большинстве случаев хулиганы стараются проявить свое неуважение к обществу в местах отдыха, на улицах, и парках, общественном транспорте и т.п. Однако анализ правоприменительной практики показывает, что хулиганство может быть совершено не только в общественных местах, не обязательно публично. Местом совершения хулиганства, может быть не только общественное место в узком смысле слова, но и всякое другое место, где должен поддерживаться общественный порядок. Решающее значение для этого имеет не место, а люди, общество, которому хулиган бросает вызов своим поведением. Причем хулиганские действия, в зависимости от их характера, могут быть совершены как публично, т.е. в присутствии граждан (хотя бы одного), так и в их отсутствии.

Говоря о явном неуважении к обществу, законодатель имеет в виду не место, наличие многочисленных свидетелей, а сам характер совершенных действий. Очевидно, именно поэтому в качестве обязательных элементов состава хулиганства не предусмотрено место совершения преступления и его публичность.

Объективная сторона хулиганства заключается в совершении активных общественно опасных действий, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу. Уголовно-наказуемое хулиганство в силу особого характера этого деяния не может быть совершено путем бездействия.

Следующим признаком объективной стороны является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Простым, в соответствии с ч. 1 ст. 213 УК РФ, признается хулиганство, совершенное с применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

Анализ ст. 1 Закона "Об оружии" от 13 декабря 1996 г. позволяет сделать вывод о том, что оружием являются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели1 . Огнестрельное оружие - это устройства, конструктивно предназначенные для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К огнестрельному оружию относятся пистолеты, револьверы, винтовки, обрезы, автоматы и т.д.

Холодным оружием являются предметы, предназначенные для поражения живой цели с помощью мускульной силы чело века при непосредственном контакте с объектом поражения. Холодное оружие может быть режущего, колющего, рубящего, ударно-раздробляющего или смешанного действия (ножи, кинжалы, штыки, сабли, копья, боевые топоры, кастеты, нунчаки, кистени и т.п.).

К холодному оружию относится также метательное оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение с помощью мускульной силы человека (метательные ножи, дротики, пращи и т.п.) либо механического устройства (луки, арбалеты и т.п.). Оружие может быть как заводского производства, так и самодельным.

Хотя в рассматриваемой нами норме законодателем не упоминаются взрывчатые вещества и взрывные устройства, они по своим поражающим свойствам не уступают, а иногда и пре восходят отдельные виды оружия; случаи хулиганства при данных обстоятельствах следует также квалифицировать по ч. 1 ст. 213 УК РФ. Применение при хулиганстве газового оружия, предназначенного хотя и для временного, но поражения живой цели, также должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Предметы, используемые в качестве оружия - это любые предметы, которыми можно причинить вред здоровью. Такими предметами могут быть орудия хозяйственного назначения (то поры, хозяйственные ножи, шило, отвертки, молотки и т.п.), а также специально захваченные для совершения хулиганских действий, связанных с нападением на людей, велосипедные цепи, городошные биты и т.п. или подобранные на месте преступления предметы (камни, палки и т.п.).

Для квалификации деяния по ч. 1 ст. 213 УК РФ по признаку применения оружия не имеет значения, имел ли субъект, демонстрируя оружие, намерение применить его по назначению. Важно, что он запугивал граждан и потерпевшие считали угрозу реальной. Цель хулигана при угрозе оружием (иными предметами, используемыми в качестве оружия) - ошеломить потер певшего грубым насилием, вселить в него чувство страха, покуражиться, унизить честь, достоинство человека. Такой кураж хулигана зачастую может быть сопряжен с демонстративным заряжением оружия, направлением его в сторону людей, передергиванием затвора. Подобная угроза использования оружия способна нанести более серьезный вред здоровью человека, нежели просто психическое насилие без демонстрации оружия. В этой связи надо признать, что угроза применения оружия в форме его демонстрации, приставление ножа к телу человека и т.д. независимо от наступивших последствий образуют оконченное хулиганство по признаку применения оружия (иных предметов, используемых в качестве оружия).

Под применением оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, следует, на наш взгляд, понимать использование его для причинения вреда жизни, здоровью, а равно угрозу его применения.

Следует отметить, что оружие или иные предметы, используемые в качестве оружия, применяются со специальной целью, а именно для осуществления физического, либо психического (угроза оружием) насилия.

Для квалификации по ч. 1 ст. 213 УК РФ по признаку использования ножа необходимо установить факт его применения либо демонстрации. Употребление нераскрытого ножа, как отмечает В.Т. Калмыков, нельзя считать признаком состава хулиганства в силу того, что не используются его боевые части, являющиеся основным признаком этого вида оружия.

Грубое нарушение общественного порядка напрямую связано с местом совершения хулиганских действий. Специфика хулиганства предполагает в качестве обязательного признака его объективной стороны общественное место. Под ним, на взгляд автора, следует понимать место, постоянно или временно открытое для посещения широкого круга лиц в соответствии с его культурным, социально-бытовым или производственным назначением.

Главным признаком общественного места является возможность нахождения в нем широкого, неопределенного круга лиц, т.е. общества, ибо только в таком случае мы можем назвать его общественным.

Под публичностью хулиганства следует понимать совершение этого преступления в присутствии третьих лиц. Учинение бесчинства в их отсутствие не образует, по нашему мнению, грубого нарушения общественного порядка. Перечисленные действия либо не являются преступными, либо должны квалифицироваться по другим статьям УК РФ (ст. 167; ст. 214).

В силу этого под публичностью хулиганства следует понимать совершение действий, грубо нарушающих общественный порядок в присутствии третьих лиц, когда они имеют возможность непосредственно воспринимать факт совершения хулиганства.

Публичность имеет место как в тех случаях, когда окружающие визуально наблюдают нарушение общественного по рядка, так и тогда, когда непосредственное восприятие происходит иным путем. Признание же публичными и тех действий, которые становятся известными по прошествии определенного времени, ведет к тому, что данное понятие теряет свой смысл, так как в таком случае публичным может быть признано практически любое преступление, о совершении которого, как правило, рано или поздно становится известно.

Следующим признаком объективной стороны хулиганства при знается совершение его по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Для квалификации по данному признаку необходимо установить конкретный специальный мотив из числа названных в законе. Этот мотив может сочетаться с другими побуждениями (месть, корысть), в то же время он должен среди них доминировать.

Доминирующим побуждением здесь выступает стремление виновного грубо нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение, в связи с его национальной или расовой принадлежностью или вероисповеданием и тем самым унизить честь и достоинство определенной нации или конфессии. Сюда также относится желание возбудить, спровоцировать национальную, расовую или религиозную вражду или рознь (например, вызвать путем совершения хулиганских действий обострение межнациональных отношений, массовые беспорядки и т.п.). Это может быть также отмщение потерпевшему за несогласие поддержать националистическую или религиозную дискриминацию.

Подводя итог данному разделу работы, необходимо отметить, что объектом хулиганства является общественный порядок в узком смысле этого слова, а именно совокупность отношений, складывающихся в общественных местах, в связи с обеспечением обстановки спокойствия, соблюдения установленных правил поведения в публичных местах, норм морали и нравственности, правил социального общежития, нормальной деятельности организаций и учреждений.

2.Квалифицированные виды хулиганства

Важным звеном в системе элементов состава хулиганства, безусловно, является субъективная сторона этого преступления. Несмотря на то, что представленный вопрос достаточно широко изучен в трудах многих авторов, посвященных теме данного со става, правильного понимания цели хулиганских действий нет. Данный фактор предопределяет значимость и необходимость детального рассмотрения субъективной стороны хулиганства с точки зрения современных подходов, новых взглядов в пони мании представленной темы.

Как любое иное преступление с умышленной формой вины, хулиганство всегда совершается будучи движимым определенными мотивами. Как элемент субъективной стороны мотив в различных преступлениях может выступать в качестве как факультативного, так и обязательного признака.

Установлению содержания и направленности вины при хулиганстве способствует выяснение целей и мотивов указанного преступления. Хулиганство принадлежит к тем составам преступлений, в которых мотив является одним из обязательных признаков субъективной стороны. Более того, по нашему мнению, именно мотив является центральным, основным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ.

Мотивом преступления, по мнению некоторых авторов, выступает чувство неуважения к обществу. Удовлетворяется это чувство посредством грубого нарушения общественного порядка в указанных законом формах.

Именно хулиганский мотив следует рассматривать как непосредственную причину совершения преступления. Ведь мотив - это побуждение к совершению преступных действий. В то же время только констатация того факта, что непосредственной причиной преступления было наличие хулиганских побуждений у виновного, еще недостаточна для выявления причин и условий, способствующих совершению этого преступления. В криминологическом плане в целях устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, необходимо выявлять те обстоятельства, которые способствовали формированию хулиганского мотива, Важно отметить, что стремление личности к самоутверждению и самовыражению - нормальная и естественная потребность. Всякий человек стремится к самоутверждению, самовыражению своей личности, но для этого люди используют разные средства. Социальная оценка стремления всецело зависит от то го, как, какими путями и способами данная потребность удовлетворяется. Одни удовлетворяют ее высокопроизводительным трудом, научными или спортивными достижениями, верным служением общественному долгу, самопожертвованием ради общего дела, другие - погоней за материальным благополучием, третьи - сквернословием, жестокостью, глумлением над слабым, совершением преступлений.

В некоторых случаях мотивы совершения хулиганских действий могут представлять сочетание "чисто хулиганских", личных и иных мотивов. Поэтому в целях более четкого выяснения направленности преступного умысла, а так же установления причин и условий, способствующих совершению преступлений, следует в каждом случае с наибольшей точностью выяснять все мотивы, входившие в данную совокупность и обстоятельства их формирования.

Месть, ревность и другие низменные мотивы могут выступать в качестве отдельных первоначальных побудительных стимулов к действию, впоследствии перерастая в хулиганские мотивы, могут даже в известной степени сопутствовать им, но никогда при совершении хулиганства не становятся доминирующими.

Субъект, таким образом, может начать действовать на почве различных побуждений, но к ним при совершении хулиганских действий присоединяются хулиганские мотивы, побуждающие действовать определенным образом - грубо нарушать общественный порядок и проявлять явное неуважение к обществу. При совершении хулиганских поступков иные низменные побуждения играют роль побочных, второстепенных мотивов, а основными, преобладающими, наиболее глубокими являются все же хулиганские побуждения.

Специфическими чертами хулиганских мотивов являются скоротечность их формирования и действия, их "ничтожность" (явная недостаточность повода или несоразмерность его с совершенным действием), легковесность мотивации хулиганских действий. Этим они отличаются от других мотивов преступной деятельности.

Следует также учитывать, что хулиганский мотив признан в УК РФ 1996 г. квалифицирующим признаком ряда преступлений (ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 111, ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 115, ч. 2 ст. 116 УК РФ и т.п.). По мнению автора, такой шаг со стороны законодателя является вполне обоснованным, ибо по своей сути названный мотив является низменным, свидетельствует о ярко выраженной антиобщественной направленности виновного. По этой причине совершение преступления из хулиганских побуждений, вне всякого сомнения, свидетельствует о повышенной общественной опасности субъекта хулиганства, повышает степень общественной опасности преступления. Указанные обстоятельства явились основанием для выделения хулиганского мотива в качестве квалифицирующего признака и, соответственно, установления повышенной ответственности в указанных случаях.

Так, ошибочной была квалификация деяния, совершенного Н., который был привлечен к ответственности по п. д. ч. 2 ст. 112 УК РФ за то, что ночью, находясь в кафе, произвел три выстрела из огнестрельного оружия в охранника, причинив средней тяжести вред здоровью. Из материалов дела было установлено, что К начал стрельбу не из хулиганских побуждений, а в связи с произошедшим ранее конфликтом с потерпевшим; поэтому действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Детальный анализ психологической структуры хулиганского побуждения показывает, что его составляют два самостоятельных элемента, которые в своей совокупности либо по от дельности в конечном итоге образуют хулиганский мотив.

Первым и наиболее распространенным элементом является пренебрежительное отношение к общественным устоям и традициям, нормам морали, к интересам других людей и намерение проявить себя таким образом, чтобы выразить демонстративное неуважение к общепризнанным правилам поведения в общественных местах. Данный признак представляет собой, в сущности, презрение норм социального общежития, противопоставление себя всякому обществу, оскорбительное и унизительное отношение к окружающим.

Вторым составляющим элементом хулиганского мотива следует признать стремление субъекта выразить собственное гипертрофированное самомнение, повысить свой "авторитет" в глазах окружающих. Причем в качестве способа осуществления обозначенных побуждений виновный выбирает именно нарушение общественного порядка. В пони мании субъекта хулиганства указанный путь является наиболее простым и наглядным (действенным) для окружающих. Собственные потребности ставятся хулиганом превыше общепринятых правил, интересов иных лиц. Попирая постулаты общественного бытия, он своим поведением желает продемонстрировать окружающим личное отрицательное отношение к обществу и, таким образом, поднять собственное мнение в своих глазах.

Характерным примером является деяние Л., который был осужден по ч. 1 ст. 213 и по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, зашел со своей собакой в подъезд многоэтажного дома. Увидев подростков, курящих в подъезде, Л. начал выражаться нецензурной бранью, стал натравливать на них собаку. В дальнейшем Л., используя в качестве оружия палку для тренировки собаки, причинил вред здоровью К.

Таким образом, хулиганское действие не направлено на достижение какой-либо вне его находящейся цели, а заключает свою цель в самом себе. Можно сказать, что при совершении хулиганских действий цель заключается в том, чтобы нарушить общественный порядок. Достижение этой цели удовлетворяет чувство неуважения к обществу у виновного, его потребность в самоутверждении.

В силу этого, цель хулиганских действий проявляется в стремлении продемонстрировать обществу явное неуважение посредством грубого нарушения общественного порядка, либо самоутвердиться в результате совершенных действий, возвысив себя над окружающими.

Хулиганские действия, как и любое другое преступление, совершаются конкретным лицом, которое обладает набором определенных свойств, имеющих юридическую значимость. Наличие этих признаков позволяет признать лицо субъектом состава хулиганства и является необходимой предпосылкой для возникновения и реализации уголовной ответственности.

Субъект хулиганства - это вменяемое физическое лицо, достигшее установленного законом возраста, виновное в совершении общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ.

Необходимыми признаками субъекта любого состава преступления теорией и практикой уголовного права традиционно признаются: физическое лицо; достижение определенного законом возраста; вменяемость, то есть наличие у лица способности сознавать характер совершаемых действий и руководить ими.

На основании ст. 20 УК РФ уголовной ответственности по части первой ст. 213 УК РФ подлежит лицо, достигшее к моменту совершения этого преступления шестнадцатилетнего возраста. За совершение квалифицированного хулиганства (ч. 2 ст. 213 УК РФ) возраст уголовной ответственности установлен с четырнадцати лет.

Объективная сторона хулиганства включает в себя довольно широкий круг общественно опасных деяний, посредством совершения которых грубо нарушается общественный порядок. Вместе с тем, существует ряд обстоятельств, относящихся к раз личным элементам состава преступления, наличие которых в значительной степени увеличивает вред, причиняемый хулиганскими действиями общественному порядку. Общественная опасность таких действий выходит за рамки простого хулиганства, требует отдельной квалификации и, соответственно, применения к лицу более строгих мер наказания. Указанные признаки были учтены законодателем и нашли свое отражение в квалифицированном составе хулиганства.

В качестве обстоятельств, характеризующих квалифицированный состав хулиганства, предусмотренный ч. 2 ст. 213 УК РФ, выступают следующие признаки:

- совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой;

- сопротивление в процессе хулиганских действий представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

По своей природе квалифицирующие признаки хулиганства относятся:

- к объекту (связанное с сопротивлением представителю власти или иному лицу);

- к объективной стороне (группой лиц по предварительному сговору или организованной группой).

Для квалификации содеянного как группового хулиганства необходимо, в соответствии со ст. 35 УК РФ, совместное непосредственное участие в выполнении объективной стороны данного преступления двух и более исполнителей. По этой причине, в случае соучастия, в тесном смысле слова, когда объективную сторону выполняет лишь один исполнитель, содеянное, при отсутствии иных квалифицирующих признаков, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 213 УК РФ. Иные соучастники, как нам представляется, несут ответственность по ч. 1 ст. 213 УК РФ с применением ст. 33 УК РФ. Непосредственным участием следует признавать совершение взаимообусловленных и взаимодополняющих действий, направленных на грубое нарушение общественного порядка.

Хулиганство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору в тех случаях, когда ее участники заранее договариваются о совместном осуществлении хулиганских действий, распределяя при этом функции и намечая возможные объекты посягательства. В этом случае, в соответствии с ч. 2 ст. 34 УК РФ, ссылка на ст. 33 УК РФ не требуется.

В своей практике по делу Т. и других Верховный Суд РФ указал: " Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, за ранее договорившиеся о совместном его совершении, независимо от того, что некоторые из участвовавших не были привлечены к уголовной ответственности в силу недостижения возраста уголовной ответственности или ввиду невменяемости"'.

Хулиганские действия признаются совершенными организованной группой в тех случаях, когда они осуществляются группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, предусмотренных ст. 213 УК РФ.

В ст. 213 УК РФ не содержится специальное указание на повышенную опасность более сложных форм соучастия (группа лиц по предварительному сговору, организованная группа). Однако такой вывод о более высокой степени их опасности можно сделать на основании ст. 35 УК РФ, а также систематического толкования норм Особенной части УК РФ. В силу этого обстоятельства суд при назначении наказания должен учитывать, в какой форме соучастия совершено хулиганство, назначая более строгое наказание при совершении хулиганства группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Указанные действия, помимо общественного спокойствия, посягают на установленный порядок управления, неприкосновенность представителей власти и общественности, в силу чего существенно повышается степень общественной опасности хулиганских действий. К представителям власти судебная практика относит работников государственных органов и учреждений, наделенных правом в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для исполнения гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями независимо от их ведомственной принадлежности2 .

Определение понятия представителя власти дается в примечании к ст. 318 УК РФ. Данная норма разъясняет, что в уголовно-правовом смысле под представителем власти следует понимать должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Полномочия представителя власти распространяются на широкий, неопределенный круг лиц вне зависимости от его служебной или ведомственной подчиненности. К представителям власти относятся лица, выполняющие функции на уровне федеральных органов исполнительной власти, субъектов федерации, а равно органов местного самоуправления. К ним же относятся контролеры уголовно-исполнительных учреждений, следственных изоляторов.

Ст. 213 УК РФ несколько ограничивает круг представите лей власти. Согласно указанию комментируемой нормы к ним относятся только те лица, которые выполняют обязанности по охране общественного порядка. К таким обязанностям следует отнести: обеспечение охраны общественного порядка на улицах, площадях, в парках, на транспортных магистралях, вокзалах, аэропортах и других общественных местах, а также пресечение совершаемых преступлений и иных антиобщественных деяний.

К иным лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, относятся, в частности, народные дружинники, военнослужащие, задействованные в охране общественно го порядка. Сопротивление, которое оказывается хулиганом гражданину, пресекающему хулиганские действия, также полностью охватываются признаками ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Правильная квалификация такого рода действий требует, прежде всего, выяснения характера связи сопротивления с хулиганством. Схематически эта связь может быть изображена следующим образом: хулиганские действия - действия представителей власти, общественности, граждан, направленные на восстановление общественного порядка, пресечение хулиганства сопротивление этим действиям со стороны хулигана. При этом необходимо установление того, что сопротивление является непосредственным продолжением хулиганства, как бы его составной частью, и разрыв во времени между этими действиями отсутствует.

Надо иметь в виду, что далеко не всегда хулиганство выражается в совершении одного действия. Оно нередко продолжается в течение более или менее длительного времени и проявляется в совершении различных действий. Если же сопротивление не является непосредственным продолжением хулиганства, совершено после его прекращения, в связи с последующим задержанием преступника, хулиганство по этому признаку злостным не признается. В этом случае совершенное хулиганство должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 213 УК РФ и по совокупности с соответствующими преступлениями против порядка управления (ст. 317, 318, 319 УК). Если же такое сопротивление оказывалось гражданином и было сопряжено с причинением вреда его здоровью (лишением его жизни), оно должно квалифицироваться как соответствующее преступление против личности.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, например, в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства и подлежит самостоятельной оценке в зависимости от фактических обстоятельств.

Прежде всего, отметим отсутствие каких-либо оснований для различного толкования термина "сопротивление" применительно к представителям власти, выполняющим обязанности по охране общественного порядка, и к иному лицу, в том числе к гражданину, выполняющему аналогичные обязанности или пресекающему хулиганские действия. Ч. 2 ст. 213 УК РФ не предусматривает здесь двух видов сопротивления, характеризующихся различными признаками. Наоборот, эта норма устанавливает, что одно и то же действие - сопротивление - наказуемо независимо от того, оказывается ли оно представителям власти или общественности, выполняющим обязанности по охране общественного порядка, или гражданам, пресекающим хулиганские действия. Закон установил для граждан, пресекающих хулиганские действия, такую же уголовно-правовую защиту, как и для представителей власти или общественности. Попытки сузить понятие "сопротивление", когда речь идет о сопротивлении гражданам, пресекающим хулиганские действия, противоречат со держанию ч. 2 ст. 213 УК РФ, оставляют, по существу, безнаказанными действия хулиганов и не способствуют повышению эффективности борьбы с хулиганством.

По нашему мнению, под сопротивлением лицам (как представителям власти, общественности, так и гражданам), исполняющим обязанности по охране общественного порядка, либо пресекающим хулиганские действия, необходимо понимать не просто проявление неповиновения указанным лицам, а оказание им активного противодействия, которое может выражаться в том, что лицо вырывается из рук задерживающих, хватается за различные предметы, чтобы помешать вывести его из помещения, угрожает применением насилия или фактически применяет физическое насилие, не опасное для жизни или здоровья.

Лицами, исполняющими обязанности по охране общественного порядка, являются участники народных дружин, вне штатные сотрудники милиции (участковые)1 . Также к ним следует относить представителей различных общественных организаций, привлекаемых в определенных случаях к охране общественного порядка. Обязанности по охране общественного порядка возникают на основе соответствующего распоряжения (приказ о заступлении на службу сотрудникам ППС или начале дежурства членами НД). В то же время, на некоторых категориях представителей власти обязанности по охране общественного порядка лежат постоянно, вне зависимости от того, находятся они на службе или нет. Так, сопротивление сотруднику милиции в форме должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 213 УК РФ несмотря на то, в рабочее или в свободное от службы время он пресекал хулиганские действия. Об этом говорится в разъяснении Верховного Суда РФ, где, в частности, отмечается, что согласно п. 1 ст. 10 Закона РФ "О милиции" милиция обязана предотвращать и пресекать преступления и административные правонарушения. При этом, как отмечает Верховный Суд РФ, не имеет значения, находится ли работник милиции на дежурстве или по своей инициативе предпринимает меры к пресечению преступления.

Так, С, проходя возле автомобиля, специально задел его, после чего сработала сигнализация. К нему подошел Е. и сделал замечание; в ответ на это С. из хулиганских побуждений, выражаясь нецензурной бранью, имевшимся ножом нанес два удара в область спины и удар головой в лицо. После этого Е. упал. Увидев происходящее, к ним подошел Ш. и попытался пресечь хулиганские действия. Однако С, оказывая сопротивление лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, нанес удар ножом в грудь, а также не менее пяти ударов рука ми и ногами в разные части тела. Сопротивлением, в смысле ст. 213 УК РФ, признается не простое бездействие или пассивный отказ выполнить законное требование о прекращении хулиганства, но активные формы поведения, направленные на прямое противодействие правомерным действиям. Это может выражаться в отталкиваниях, ударах, вступлении в борьбу, связывании, лишении свободы лиц, препятствующих хулигану. Неподчинение законным требованиям, попытки скрыться, оскорбления и угрозы не относятся к перечисленным выше при знакам и не могут рассматриваться как сопротивление.

3.Спорные вопросы квалификации

Строгое соблюдение законности в сфере общественного порядка предполагает собой своевременное и эффективное осуществление оперативно-розыскных и следственных мероприятий, правильную квалификацию хулиганства и его четкое разграничение с иными составами преступлений. Данный вопрос на сегодняшний день остается весьма актуальным. Не случайно Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание на тот факт, что свыше половины изменений в уголовных делах по фактам хулиганства связано с неправильной квалификацией.

Законодательная конструкция хулиганства такова, что рассматриваемый состав во многих случаях тесно переплетается с иными видами преступлений. Это обусловлено тем, что способы грубого нарушения общественного порядка нередко предполагают собой посягательство на объекты иных составов преступлений. Кроме того, в ряде составов, смежных с хулиганством, имеются общие признаки субъективной стороны, что еще более затрудняет квалификацию.

При отграничении хулиганства от смежных с ним преступлений следует также учитывать объект посягательства.

Обязательным признаком хулиганства, помимо грубого на рушения общественного порядка, является публичность и совершение указанных действий в общественном месте.

Хулиганство нередко выражается в совершении действий, внешне схожих с корыстными преступлениями против собственности. Основным критерием, по которому следует отличать состав хулиганства от этой категории преступлений, необходимо признать субъективную сторону. Обязательным признаком, например, разбоя и иных форм хищения является корыстный мотив, который выражается "в своеобразной направленности умысла виновного на извлечение имущественной выгоды, не трудовое обогащение". Исходя из этого, корыстные имущественные преступления всегда направлены на завладение, либо присвоение определенного имущества, что составляет основное содержание указанных уголовно-правовых деликтов.

В свою очередь, при хулиганстве завладение чужой собственностью совершается не в целях обращения его в свою пользу, но для выражения посредством таких действий явного не уважения к окружающим, нарушения общественного порядка. Следовательно, в тех случаях, когда изъятие имущества совершается не в корыстных целях, а из хулиганских побуждений, содеянное подлежит квалификации по ст. 213 УК РФ, если указанные действия сопровождаются грубым нарушением общественного порядка.

Между тем, если умысел на изъятие и обращение в свою пользу имущества возникает в процессе хулиганских действий либо после их завершения и насилие применяется специально для завладения собственностью (вырывание у потерпевшего сумки, сопровождаемое ударами), содеянное, на наш взгляд, не обходимо квалифицировать по совокупности хулиганства и раз боя либо насильственного грабежа.

Довольно часто хулиганские действия сопровождаются посягательством на жизнь сотрудников правоохранительных органов; учинением насильственных действий в отношении представителей власти; оскорблениями представителей власти, угрозами в их адрес (ст.ст. 317, 318, 319 УК РФ).

Хулиганство, сопровождаемое сопротивлением представителю власти, является квалифицированным составом, предусмотренным ч. 2 ст. 213 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в случае оказания в процессе хулиганства сопротивления работникам милиции, военнослужащим, представителям власти, выполняющим обязанности по охране общественно го порядка, в том числе соединенные с насилием или угрозой его применения, квалифицировать указанные действия только как хулиганство.

Новое соотношение общественной опасности хулиганства и состава преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, требует иного подхода к квалификации этих преступлений. Другими словами, применение в процессе совершения хулиганства насилия по отношению к представителю власти, повлекшее за собой причинение хотя бы легкого вреда здоровью требует в соответствии с правилами квалификации помимо ч. 2 ст. 213 УК РФ применения дополнительно ч. 2 ст. 318 УК РФ.

Так, Верховный Суд РФ дал следующие разъяснения по делу Демидова, который во время совершения хулиганских действий оказал сопротивление работнику милиции, ударил его по голове молотком, причинив легкий вред здоровью. Верховный Суд РФ совершенно обоснованно признал правильной квалификацию содеянного Демидовым по совокупности статей 213 ч. 3 УК РФ и ст. 318 ч. 2 УК РФ, указав при этом, что состав хулиганства не охватывает опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителя власти.

Дополнительная квалификация требуется в случае посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, совершенного в процессе грубого нарушения общественного порядка из хулиганских побуждений.

Эти действия надлежит квалифицировать по совокупности ч. 2 ст. 213 УК РФ и ст. 317 УК РФ.

Осуществление насильственного посягательства на представителя власти, совершенное из хулиганских побуждений, но не сопровождаемое грубым нарушением общественного порядка (нанесение побоев участковому инспектору в квартире во время обхода) состава хулиганства не образует и квалифицируется только по соответствующей части ст. 318 УК РФ.

Наряду с насилием хулиганские действия часто сопровождаются оскорблениями в адрес представителей власти, пресекающих нарушение общественного порядка. Указанные действия являются формой хулиганства и, соответственно, не требу ют отдельной квалификации. Так, только по ст. 213 ч. 1 УК РФ были квалифицированы действия С, который на остановке общественного транспорта выражался нецензурной бранью, при ставал к прохожим, угрожал в их адрес. В ответ на замечание сотрудника милиции грубо оскорбил его, толкнул, пытался скрыться. С такой квалификацией приведенных действий нельзя не согласиться, так как в указанном случае оскорбление не имеет самостоятельного значения, является продолжением хулиганских действий, элементом грубого нарушения общественного порядка.

С приведенной точкой зрения соглашаются, однако, не все криминалисты. В частности, существует мнение о необходимости дополнительной квалификации по ст. 319 УК РФ при оскорблении представителя власти, так как, по его мнению, оно не является формой хулиганства. Данная точка зрения вызывает возражения, так как оскорбление является не более чем одним из способов нарушения общественного порядка. На это обращает внимание И.Я. Козаченко, отмечая, что оскорбление любого представителя власти, как и угроза убийством, в процессе хули ганских действий не влечет квалификации по совокупности, а должно рассматриваться как форма хулиганства.

Ни степень общественной опасности, ни объективная сторона этого преступления не содержат в себе каких либо специфических особенностей, выделяющих его качественно отличными признаками из грубого нарушения общественного порядка. Квалификация по ст. 213 УК РФ и ст. 319 УК РФ возможна лишь в случае реальной совокупности указанных преступлений.

По ряду объективных и субъективных признаков хулиганство близко соприкасается с участием в массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ). Участие в массовых беспорядках предполагает непосредственное учинение насилия, поджогов, уничтожения имущества, применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказание вооруженного сопротивления представителям власти.

Разграничение массовых беспорядков и хулиганства необходимо проводить с учетом всех признаков указанных составов преступлений. При совершении хулиганства также имеет место дезорганизация общественного порядка, однако проявляется она в гораздо меньшей мере, нежели при учинении массовых беспорядков. В ряде случаев в хулиганских действиях принимает участие группа лиц, в некоторых случаях несколько десятков. Между тем, в массовых бес порядках всегда участвует толпа, в которой могут одновременно быть сотни и тысячи участников.

Существенные отличия можно провести и по субъективным признакам сравниваемых составов. Мотивы и цели массовых беспорядков могут быть самыми различными, для квалификации значения не имеют. К ним можно отнести националистические, корыстные, политические, хулиганские и иные побуждения. Для хулиганства мотив грубого неуважения к обществу является обязательным при знаком данного состава.

В завершение данного раздела работы необходимо отметить, что отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, от смежных преступлений следует проводить по всем элементам состава преступления, а именно по объекту, объектив ной стороне, субъективной стороне сравниваемых преступлений. В том случае, если сравниваемые преступления совершаются из хулиганских побуждений, за основу следует брать объективную сторону, а именно - наличие или отсутствие в действиях виновного грубого нарушения общественного порядка.

Завершая данный раздел работы, необходимо, на наш взгляд, особенно отметить, что состав хулиганства образует не только мотив данного преступления либо признаки его объективной стороны, а неразрывную совокупность указанных элементов, взятую в единстве.

4.Судебная практика

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2007 года

Дело N 5-Д06-194

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Каменева Н.Д.,

Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 26 апреля 2007 года уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б. на приговор Московского городского суда от 26 февраля 2001 года, которым

Б., 17 августа 1981 года рождения, уроженец г. Москвы, судимый 29.02.2000 по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев,

осужден к лишению свободы:

по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году,

по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 4 годам без штрафа,

по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 5 годам,

по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 9 годам, с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "и", "к", "н" УК РФ к 12 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначено 15 лет лишения свободы, без штрафа, с конфискацией имущества.

На основании ст. ст. 74 ч. 5, 70 УК РФ отменено условное осуждение, присоединено к назначенному наказанию частично в виде 3 месяцев лишения свободы не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 15 лет 3 месяца лишения свободы, без штрафа, с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Мончегорского городского суда Мурманской области от 29 октября 2004 года приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом, Б. освобожден от наказания, назначенного по ст. 213 ч. 1 УК РФ в редакции ФЗ от 13.06.1996 и от дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Постановлено считать Б. осужденным по приговору Московского городского суда от 26 февраля 2001 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ в редакции ФЗ от 13.06.1996, ст. 213 ч. 1 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003, ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003, ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "и", "к" УК РФ в редакции ФЗ от 13.06.1996, без смягчения наказания.

В надзорной жалобе поставлен вопрос об изменении приговора.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шурыгина А.П., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бесполихина И.А., полагавшего удовлетворить надзорную жалобу осужденного, Судебная коллегия

установила:

Б. признан судом виновным в совершении хулиганства, открытом хищении чужого имущества, в нападении в целях хищения чужого имущества, умышленном причинении смерти другому человеку, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Б. просит изменить приговор, исключить указание о назначении ему наказания с применением ст. 70 УК РФ, указывая на то, что на основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года он подлежал освобождению от наказания, назначенного ему по приговору от 29.02.2000.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия находит, что вина Б. в совершении хулиганства, открытом хищении чужого имущества, нападении в целях хищения чужого имущества, умышленном причинении смерти другому человеку, судом установлена на основании совокупности всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного рассмотрения доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Однако приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из имеющейся в материалах уголовного дела копии приговора Кузьминского межмуниципального районного суда г. Москвы от 29 февраля 2000 года Б. был осужден по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев (т. 1 л.д. 237).

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года подлежали освобождению от наказания условно осужденные.

При таких обстоятельствах из приговора подлежит исключению указание о назначении Б. наказания на основании ст. 74 ч. 5, ст. 70 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

надзорную жалобу осужденного Б. удовлетворить.

Приговор Московского городского суда от 26 февраля 2001 года (с учетом внесенных в него изменений постановлением Мончегорского городского суда Мурманской области от 29 октября 2004 года) в отношении Б. изменить, исключить указание суда об отмене Б. на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условного осуждения и назначении ему наказания на основании ст. 70 УК РФ.

Считать Б. осужденным на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года, по ст. 213 ч. 1 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года, по ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года, ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "и", "к" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года, к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Председательствующий

А.П.ШУРЫГИН

Судьи

Н.Д.КАМЕНЕВ

В.В.МИКРЮКОВ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2007 года

Дело N 38-о07-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей Степанова В.П.,

Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 28 марта 2007 года кассационные жалобы осужденных К., Е., адвокатов Грызлова В.В. и Евсина В.Ф., законного представителя Ершовой С.В. на приговор Тульского областного суда от 17 августа 2006 года, которым

К., родившийся 12 февраля 1989 года в г. Сороки Молдавской ССР,

осужден к лишению свободы: по ст. 213 ч. 1 УК РФ на 2 года; по ст. 161 ч. 1 УК РФ на 3 года: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ на 8 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 9 лет 10 месяцев в воспитательной колонии.

Е., родившийся 31 января 1990 года в п. Заокский Тульской области,

- осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ на 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Осуждены: К. за хулиганство и ограбление Б. и за умышленное убийство Б., группой лиц - с Е. и из хулиганских побуждений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П., объяснение осужденного Е. и его законного представителя Ершовой С.В. в поддержку жалоб и мнение прокурора Козусевой Н.В. об оставлении жалоб без удовлетворения, а приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в кассационных жалобах: осужденный К. и в его защиту адвокат Грызлов просят об отмене приговора в части осуждения за хулиганство и грабеж, которых он якобы не совершал, а приговор основан на показаниях Е. и свидетеля Комендантова, которые также являлись участниками событий 30.12.2005 и имел повод для оговора его - Комендантов, а Е. не видел, что он брал деньги у Б. В суде не исследована доска, использованная для избиения потерпевшего, а также не обнаружены деньги, в изъятии которых он (К.) обвинен.

Осужденный Е. и его законный представитель Ершова просят об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение и указывают, что в убийстве он не виновен. Приговор чрезмерно суров и не соответствует обстоятельствам дела, что смерти потерпевшего не желал и, нанося удары, не стремился причинить тому вред, поскольку боялся К., а суд не запросил на того характеристику.

Адвокат Евсин в защиту Е. просит о смягчении наказания, считая его чрезмерно суровым, не соответствующим тяжести содеянного и его роли в совершении преступления, что он являлся лишь пособником К., а не соисполнителем преступления. Кроме того, суд не учел состояние его здоровья и добровольное возмещение ущерба.

Обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, и проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

Виновность осужденных в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

Доводы жалоб о том, что Е. не говорил об избиении К. потерпевшего Б. доской и требовании и передаче тому денег, являются надуманными. Так, при допросе на предварительном следствии Е. показал, что К. попросил у проходившего мимо Б. сигарету, но тот, не ответив, шел дальше. Тогда К. догнал Б. и ударил кулаком в лицо, отчего тот упал, и его стали бить он - (Е.) и К., который при этом оторвал от забора доску и ею несколько раз ударил Б. по голове. Именно К. потребовал у Б. деньги за то, чтобы они его больше не били, после чего Б. отдал деньги К., который сунул их себе в карман. Эти обстоятельства Е. подтвердил и в судебном заседании.

Аналогичные показания дал и свидетель Комендантов, которые обоснованно признаны судом достоверными, поскольку согласуются с фактическими обстоятельствами и показаниями Е., а поэтому доводы защитника об оговоре Комендантовым К. являются надуманными.

Потерпевшая Б. показала, что в день убийства брат получил на работе зарплату, а согласно платежной ведомости Б. 30.12.2005 выдана зарплата 3500 руб.

Согласно протоколу осмотра места происшествия и трупа Б., на месте происшествия и в его одежде денег не было обнаружено; на месте происшествия была обнаружена доска (т. 1 л.д. 15, 24), изъятая с места происшествия, и эти протоколы исследованы судом (т. 3 л.д. 126 - 127) и защитником Грызловым задавались вопросы Е. о том, кто отрывал доску от забора и наносил ею удары Б. и тот подтвердил, что делал это К.

Суд, дав надлежащую оценку доказательствам, сделал обоснованный вывод о виновности К. в совершении хулиганства и ограблении Б. и правильно квалифицировал его действия.

Доводы жалоб Е., Ершовой и адвоката Евсина о невиновности его в убийстве Б. или пособничестве, а также суровости приговора являются несостоятельными и опровергнуты материалами дела.

Так, свидетель Комендантов показал, что после избиения Б. и завладения его деньгами, К. сказал ему и Е., что мужчина ему не нравится и он хочет его зарезать и возьмет в доме Чуева нож и взял нож "бабочка", а Е. сказал, что тоже взял нож, и затем осужденные преследовали Б., который у дома 21 на ул. Комсомольской упал на землю, а осужденные навалились на него и размахивали руками. Когда он подбежал к ним, то увидел, что К. наносил удары потерпевшему ножом "бабочка", у которого в руке был кухонный нож Чуева, который забрал К. и передал Е. Когда Б. повернулся на правый бок, пытаясь встать, то Е. кухонным ножом, а К. ножом "бабочка" стали наносить Б. удары в спину, в голову, в грудь, в лицо.

К. подтвердил, что ножом "бабочка" нанес Б. множество ударов в область головы, лица, груди, спины, а Е. множество ударов кухонным ножом и он понял, что они убили Б., после чего он выбросил оба ножа.

Поэтому судом сделан обоснованный вывод о виновности осужденных, в том числе и Е. в соисполнительстве в убийстве потерпевшего и правильно квалифицированы их действия.

Данных об оговоре Е. не имеется.

Данные о личности осужденных исследованы с достаточной полнотой и объективностью, и запрос дополнительных характеризующих данных не вызывался необходимостью.

Вопрос о наказании осужденных разрешен судом правильно, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений и данных о личности осужденных и смягчающих наказание обстоятельств. Требования ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ судом не нарушены и назначенное осужденным наказание является справедливым.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тульского областного суда от 17 августа 2006 года в отношении К. и Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных К., Е., законного представителя Ершовой С.В., адвоката Евсина В.Ф. - без удовлетворения.

Председательствующий

В.Н.ЛУТОВ

Судьи

В.П.СТЕПАНОВ

Н.А.КОЛОКОЛОВ

Заключение

Российское уголовное законодательство прошло в своем развитии довольно длительный период развития с момента образования российского государства и до настоящего времени. За этот период оно прошло путь от ограничения принципа талиона (кровной мести) до закрепления государственных начал при определении деяния преступным и назначения справедливого наказания лицу, совершившему такое деяние.

Социальная значимость уголовного закона велика. В обществе всегда будет существовать опасное поведение людей, а значит, всегда будет существовать необходимость в уголовном законе, запрещающем такое поведение. На современном этапе в нашей стране уголовный закон является одной из важных форм борьбы с преступлениями.

С одной стороны, уголовное законодательство выступает мощным орудием охраны личности, общества в целом и государства от преступных посягательств, а с другой стороны, уголовный закон является гарантом обеспечения законности при привлечении лиц, совершивших преступления, к уголовной ответственности.

Уголовный закон ограничивает правоохранительные органы от необоснованного, произвольного вмешательства в личную жизнь граждан, от нарушения и ущемления их прав и свобод. Таким образом, существование справедливого уголовного закона, основанного на глубоком познании жизни общества, является необходимым условием формирования правового государства в России.

Несомненно, Уголовный кодекс Российской Федерации, вступивший в действие с 1 января 1997 года, является шагом вперед в сфере законотворческой деятельности. Данный уголовный закон отличает более высокая степень социальной обусловленности и более высокий уровень законодательной техники по сравнению с прежним уголовным законом, он в целом отражает социальные изменения, происходящие в обществе, направлен на укрепление демократических институтов государства и либерализацию сложившейся практики уголовного преследования по отдельным видам преступлений.

Однако и современный уголовный закон не лишен недостатков, многие положения которого вызывают споры и дискуссии ученых-правоведов. Примером может служить дискуссия, разгоревшаяся между учеными и правоприменителями по поводу изменений, внесенных в статью 213 УК РФ, устанавливающую ответственность за хулиганство и изменений, внесенных в статьи 115, 116 УК РФ, которые предусматривают в качестве квалифицирующего признака соответствующих деяний хулиганские побуждения. Сторонники декриминализации хулиганства утверждают, что преступления, которые ранее квалифицировались как хулиганство, теперь перекочевали в другие разделы УК РФ и квалифицируются по другим статьям. Противники декриминализации хулиганства оспаривают это утверждение, приводя следующие доводы. Так как законодателем не были внесены соответствующие изменения в процессуальное законодательство, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 и 116 УК РФ, относятся к категории дел частного обвинения, которые в соответствии с законодательством не предполагают предварительного расследования и возбуждаются непосредственно судом на основании заявления потерпевшего. Если такое заявление не содержит необходимых сведений, в частности данных о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, судья вправе возвратить заявление без рассмотрения. Такое положение ведет к тому, что потерпевшие не могут реализовать свое право на доступ к правосудию, так как лицо, которому умышленно причинен легкий вред здоровью или нанесены побои из хулиганских побуждений, не может зачастую предоставить сведения о лице, совершившем данное преступление, а так как по таким делам предварительное расследование не производится органы милиции также отказывают в рассмотрении этих заявлений. На мой взгляд предпочтительней вторая точка зрения, так как уголовное законодательство ставит своей задачей не только наказание виновного, но и защиту прав и свобод человека и гражданина.

Думается, что данная полемика идет на пользу и приводит к конкретным предложениям по совершенствованию уголовного законодательства. Главное, чтобы эти предложения были основаны на всестороннем изучении причин и условий существования преступности и богатом опыте применения уголовных законов как в России, так и за рубежом.

Завершая проведенное исследование следует отметить, что теоретические исследования, анализ практики применения указанного состава преступления, позволяет сделать вывод о том, что необходимо дальнейшее совершенствование уголовного законодательства.

Литература

1. Конституция Российской Федерации. М., 2007.

2. УК РФ, 2007.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ответственный редактор А.И.Рарог. – М., 2007.

4. Федеральный закон от 24 июля 2007 года № 211 – ФЗ.

5. Федеральный закон № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. «Об оружии».

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хулиганстве» № 5 от 24 декабря 1991 г. (с последующими изменениями).

7. Уголовное право. Особенная часть. Учебник. – М., 2007.

8. Рагулин А.В. Ответственность за групповое хулиганство по современному российскому уголовному законодательству / А. В. Рагулин // Право и политика. - 2004. - №10.-с.47-52.

9. Борисов, С. В. Понятие хулиганства / С. В. Борисов // Вестник арнаульского юридического института. - 2005. - № 9. - С. 15-17.

10. Хомутова, Т. В. К вопросу об объекте хулиганства / Т. В. Хомутова// Совершенствование практики применения уголовного законодательства сотрудниками ОВД: Сб. статей. - Екатеринбург: Изд-во Уральского института МВД России, 2005. - С. 129-132.

11. Магомедов, А., Макаренко, М. Разграничение вандализма и уголовно наказуемого хулиганства / Магомедов, А., Макаренко, М.// Уголовное право. - 2006. - № 4. - С. 34-37.

12. Ткаченко,В. Ответственность за хулиганство /В.Ткаченко // Законность. - 2006. - № 7. - С. 29-32.

13. Колоколов, Н.А. Ответственность за хулиганство: противоречия в правовом регулировании / Н.А.Колоколов // Уголовный процесс. - 2006. - № 11. - С. 3-12.

14. Пашкин, Д.С. Квалификация хулиганства: учебное пособие / Д. С. Пашкин. - Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006. - 89 с.

15. Хомутова, Т.В. Мотив и цель как субъективные признаки хулиганства / Т. В. Хомутова // Правоохранительные органы: теория и практика. - 2006. - № 3-4. - С. 28-31.

16. Ростокинский, А.В. О сходной сущности и различиях квалификации хулиганства и экстремизма / А.В. Ростокинский // Российский следователь. - 2007. - № 7 - С. 17-19.

17. Косырев,И. Объект хулиганства / И. Косырев // Закон и право. - 2007. - № 9. - С. 77-79. - Библиогр.: с. 79.

18. Волженкин, Б. Хулиганство / Б. Волженкин // Уголовное право. - 2007. - № 5. - С. 17-22. - Библиогр. : с. 22.

19. Иванов, Н. Субъективная сторона хулиганства / Н. Иванов, И. Косарев// Уголовное право. - 2007. - № 5. - С. 38-41. - Библиогр. : с. 41.