регистрация / вход

Ответственность государственных служащих

ержание: Введение 3 §1. Дисциплинарная ответственность государственных служащих 6 §2. Административная ответственность государственных служащих 14

ержание:

Введение 3

§1. Дисциплинарная ответственность государственных служащих 6

§2. Административная ответственность государственных служащих 14

§3. Материальная ответственность государственных служащих 25

Заключение 30

Список литературы 32

Введение

В современном правовом обществе для поддержания незыблемости конституционного строя и неукоснительного соблюдения всех законов помимо организационных мер используются и правовые средства с возможностью применения мер принуждения. Неотвратимость ответственности непосредственно вытекает из принципа всеобщей обязательности закона.

Государственная служба как один из важнейших правовых институтов, обеспечивающих осуществление управляющего воздействия государства, немыслима без четко установленных мер ответственности отдельных ее элементов. В отношениях между государственными служащими и гражданским обществом ответственность призвана играть роль обратной связи, с помощью которой обеспечивается должное поведение управляющих субъектов. В качестве такой обратной связи выступает социальная ответственность. Однако, социальная ответственность - это лишь общее название целого комплекса элементов. Наиболее значимыми его блоками являются два вида ответственности: юридическая и моральная.

Общим свойством правовой и моральной ответственности являются, безусловно, осознание, правильное понимание лицом - лежащих на нем в силу закона или морального долга обязанностей, правильное отношение к своим обязанностям. Различие же состоит в форме, видах требований, которые предъявляются к лицу в отношении исполнения им своих обязанностей, мерах, применяемых для обеспечения исполнения им своих обязанностей; различны меры взысканий и наказания лица в случаях нарушения требований закона или морального долга1.

"Большинство должностных лиц и граждан в сфере управления, - пишет В. А. Юсупов, - стремится выполнить свой государственный долг. Каждый субъект административно-правовых связей находится в психологическом отношении к процессу государственного управления. Здесь проявляются воля, сознание, убеждения личности, которые и определяют ее ответственное поведение, и прежде всего они, а не принуждение, регулируют конкретные поступки субъектов управления"2.

В настоящее время можно выделить несколько наиболее распространенных подходов к пониманию сущности юридической ответственности. Так, С.Н. Братусь понимает под юридической ответственностью "исполнение обязанности на основе государственного или приравненного к нему общественного принуждения"3. Напротив, И.Л. Бачило связывает понятие ответственности только с применением мер негативного воздействия на государственных служащих - санкциям4. В какой-то степени примирить эти точки зрения пытается А.И. Щербак, определяя ответственность должностных лиц как "правоотношение, в котором на субъекта возлагается правовая обязанность выполнять условия деятельности по достижению определенных результатов под угрозой претерпевания определенных лишений и ограничений"5. Между тем как справедливо подчеркивает О.Э. Лейст, творческая работа (а именно такова работа управления) вряд ли возможна лишь под угрозой санкций уже по той причине, что страх наказания неизбежно сковывает творческую инициативу, нередко связанную с разумным риском6.

В.М. Манохин выделяет следующие специфические черты ответственности государственных служащих:

а) повышенная ответственность служащего, поскольку последствия должностного правонарушения отрицательно сказываются как правило, за пределами должности;

б) ряд специальных мер ответственности за служебные право нарушения (понижение в должности, снижение квалификационного класса и др.);

в) привлечение служащего к ответственности за правонарушение не исключает того, чтобы это же деяние было квалифицировано как другой вид правонарушения и влекло соответствующую юридическую ответственность, например, административную ответственность должностного лица за нарушение правил техники безопасности, за что оно же привлекалось к ответственности дисциплинарной7.

Широк круг видов ответственности, под которые подпадают государственные служащие, причем каждый вид имеет свое специфическое назначение. Непосредственно к сфере административного права относятся только два вида ответственности: административная и дисциплинарная. Уголовная ответственность государственных служащих регулируется нормами уголовного права, материальная, в основном, нормами трудового. Поэтому материальная ответственность государственных служащих будет мною рассмотрена достаточно коротко, а уголовная не будет рассмотрена вовсе.

§1. Дисциплинарная ответственность

государственных служащих

Дисциплинарная ответственность представляет собой одну из форм государственного принуждения, применяемого уполномоченными должностными лицами (органами) к лицам, совершившим дисциплинарное правонарушение, и влекущего неблагоприятные последствия для нарушителя. В отличие от других видов юридической ответственности дисциплинарная направлена на обеспечение дисциплины в основном "ведомственных" пределах в рамках служебного подчинения. Она заключается в применении администрацией в установленном законодательством порядке мер дисциплинарного взыскания к государственному служащему, совершившему дисциплинарный проступок. Меры дисциплинарной ответственности применяются не "надведомственными" органами (судом, арбитражем, инспекциями т. д.), а органами (должностными лицами) организаций, учреждений, предприятии, где служит нарушитель дисциплины, либо вышестоящим органом (должностным лицом)8.

Институт дисциплинарной ответственности является одним из наиболее динамичных в законодательстве. Система дисциплинарной ответственности в советском законодательстве претерпевала серьезные изменения, прежде чем достигла своего нынешнего состояния, но ее развитие продолжается и сейчас.

Дисциплинарная ответственность государственных служащих в настоящее время установлена принятым в 1995 г. Федеральным законом "Об основах государственной службы в Российской Федерации" в редакции от 18.02.99 г. № 119-ФЗ, а также соответствующими законами субъектов Российской Федерации. Кроме этих нормативных актов можно отметить Указ Президента РФ "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы" в редакции от 27.06.2000 г. N 1192.

Важно отметить, что в течение долгого времени институт дисциплинарной ответственности признавался прежде всего институтом трудового права. Эта позиция вызывала серьезную критику многих ученых9. В настоящее время трудовым правом в рамках государственной службы регулируется только дисциплинарная ответственность материально-технического персонала, деятельность прочих служащих (в том числе и государственных служащих) регулируется преимущественно административным правом.

Основанием дисциплинарной ответственности в соответствии с п.1 ст. 14 Федерального закона "Об основах государственной службы в РФ" является дисциплинарный проступок, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на служащего должностных обязанностей. В целом дисциплинарное законодательство не содержит исчерпывающего перечня дисциплинарных проступков. В этом проявляется одна из особенностей дисциплинарной ответственности: отсутствие в нормативных актах закрепления четкого перечня конкретных составов правонарушений. Действующее законодательство содержит только отдельные составы дисциплинарных проступков. Так, ст. 7 Закона РФ "О государственной тайне" от 21.07.93 N 5485-I предусматривает дисциплинарную ответственность государственных служащих, принявших решение о засекречивании не подлежащих засекречиванию сведений в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Такие же меры предусмотрены в отношении государственных служащих, виновных в нарушении федеральных законов, указов Президента РФ; неисполнении или ненадлежащем исполнении федеральных законов, указов Президента РФ и вступивших в законную силу решений судов согласно ст.1 Указа Президента РФ от 6 июня 1996 г. N 810 "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы". Тем не менее даже все перечисленные в нормативных актах основания привлечения государственных служащих государственной службы к дисциплинарной ответственности не составляют исчерпывающий список. Служащий государственного учреждения может быть привлечен к дисциплинарной ответственности даже если его действия не подпадают ни под один из конкретных составов, но с точки зрения руководства являются дисциплинарным проступком. Данная ситуация вызвана чрезмерно широким кругом правонарушений, возможных быть допущенными в служебной деятельности, чтобы их можно было зафиксировать в нормативных актах. Нельзя не отметить, что и наиболее развитые системы административного законодательства мира, к которым относится, например, французская, не содержат полного перечня дисциплинарных проступков10. Однако, такое положение имеет и свои минусы, так как позволяет органу (должностному лицу), налагающему взыскание, в ряде случаев самому решать вопрос о противоправности того или иного деяния, что на практике может привести к ущемлению служебных прав подчиненных лиц. Выход отдельные авторы видят во включении перечня наиболее существенных служебных нарушений в должностные инструкции, а перечня государственных служащих, имеющих право налагать дисциплинарные взыскания - в положения об органе управления11. Представляется, что функцию контроля за наложением дисциплинарных взысканий могли бы на себя взять Дисциплинарные суды, подобные существующим в Германии и Франции. Однако, очевидно, что создание их в нашей стране, даже если законодатель пойдет по такому пути, - дело далекого будущего.

Несмотря на отсутствие в законодательстве исчерпывающего перечня дисциплинарных проступков, ученые выделяют в дисциплинарном законодательстве признаки, которые можно объединить понятием состава дисциплинарного проступка. Эти признаки характеризуют его с точки зрения объекта посягательства, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны.

Объектом посягательства любого проступка в системе государственной службы являются общественные отношения, складывающиеся при осуществления того или иного вида государственной деятельности. Посягательства на данные общественные отношения выступают в виде нарушений государственной дисциплины или отдельных ее видов12. В качестве объекта, на который непосредственно посягает тот или иной дисциплинарный проступок, выступают конкретные правомочия (их неосуществление или превышение) или обязанности (их неисполнение или ненадлежащее исполнение)13.

К признакам объективной стороны дисциплинарного проступка прежде всего относится само противоправное деяние, посягающее на государственную дисциплину. Оно может быть выражено в форме как действия, так и бездействия. Круг таких деяний весьма широк и неоднороден, что является одной из причин отсутствия в дисциплинарном законодательстве единой, целостной системы составов проступков14.

В качестве субъекта дисциплинарного проступка в юридической литературе выступают физические лица. Вопрос о дисциплинарной ответственности организаций является дискуссионным15. В качестве субъектов дисциплинарных проступков могут выступать как рядовые работники государственного аппарата, так и должностные лица, причем, в отличие от законодательства об административных правонарушениях, должностные лица несут дисциплинарную ответственность на равных основаниях с рядовыми работниками.

Субъективной стороной дисциплинарного проступка в государственном аппарате является совокупность признаков, характеризующих психическое отношение правонарушителя к своему противоправному деянию и к возможным вредным последствиям. Прежде всею в качестве такого признака выступает вина. Дисциплинарным проступком в государственном аппарате считается лишь такое нарушение государственной дисциплины, которое произошло по вине работника. В зависимости от формы вины дисциплинарные проступки квалифицируются как умышленные (совершенные с прямым и косвенным умыслом) и неосторожные (явившиеся результатом самонадеянности или небрежности).

В юридической литературе нет единства в вопросе о том, какие меры воздействия за дисциплинарные проступки считать дисциплинарной ответственностью. Одни авторы к дисциплинарной ответственности относят только дисциплинарные взыскания16, другие - любые дисциплинарные меры17. Наиболее аргументированной представляется точка зрения авторов, разделяющих все меры дисциплинарной ответственности на три группы в зависимости от цели их применения: 1) меры дисциплинарного пресечения; 2) меры дисциплинарного наказания; 3) меры дисциплинарного восстановления18. К дисциплинарным взысканиям относится только вторая группа.

В отличие от дисциплинарных проступков, перечень дисциплинарных взысканий полностью устанавливается законодательством и не подлежит расширительному толкованию. В связи с этим следует согласиться с В.М. Манохиным, указывающим на недопустимость утверждения актов о дисциплинарной ответственности правительством, а не законодательным органом, если в них учреждаются санкции, до того законодательству неведомые19. К сожалению можно отметить, что в российском законодательстве нет нормативного акта, устанавливающего единый перечень дисциплинарных взысканий. В настоящее время в данной сфере основные дисциплинарные взыскания устанавливаются Федеральным законом "Об основах государственной службы в РФ" и законами о государственной службе субъектов Федерации, которые в этом плане, в основном дублируют предыдущие. В соответствии с п.1 ст.14 Федерального закона "Об основах государственной службы в РФ" на государственного служащего, совершившего должностной проступок, могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) строгий выговор; 4) предупреждение о неполном служебном соответствии; 5) увольнение. Необходимо отметить, что это перечень шире, чем предусмотренный ст. 135 КЗоТ РСФСР, так как включает в себя такую специфическую меру как предупреждение о неполном служебном соответствии. Так как в законе не установлен исчерпывающий перечень дисциплинарных проступков, соответственно нет и четких указаний - какое взыскание соответствует данному правонарушению. На практике это зачастую приводит к тому, что неугодный служащий может быть уволен за незначительный проступок, в то время как государственные служащие, постоянно злоупотребляющие своими полномочиями в том числе и в корыстных целях - отделываются выговорами. В данном случае представляется возможным использовать опыт Франции, постановление Госсовета которой от 9 июня 1978 г. обязывает суды, рассматривающие жалобы на наложение дисциплинарных взысканий, рассматривать не только правомерность применения взыскания, но и соответствие тяжести нарушения и наложенной санкции20.

Эмпирический материал показывает, что наиболее часто применяют дисциплинарные взыскания морального характера: выговор, строгий выговор. Многие авторы указывают, что применение данных мер далеко не всегда обеспечивает эффективность привлечения виновного лица к дисциплинарной ответственности21. В плане повышения эффективности предлагается лишать лицо, подвергшееся дисциплинарному взысканию на срок его действия поощрений материального и морального характера. Можно отметить, что такие меры уже устанавливаются действующим законодательством. В частности, п. 4 Указа Президента РФ "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы" от 6 июня 1996 г. N 810 устанавливает, что должностные лица и работники федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ, на которых наложено дисциплинарное взыскание не подлежат в течение года премированию, представлению к награждению государственными наградами (кроме особых случаев) и знаками отличия, повышению в должности или представлению для присвоения очередного квалификационного разряда (классного чина, воинского или специального звания).

Достаточно слабое правовое регулирование имеет в Российской Федерации дисциплинарное производство, несмотря на то, что этот вопрос неоднократно поднимался многими теоретиками22.

Круг субъектов дисциплинарного производства не ограничивается только правонарушителями и органами (должностными лицами), применявшими меры дисциплинарного воздействия. К ним также следует отнести законных представителей, свидетелей, экспертов и других лиц, участвующих в дисциплинарном производстве, в том числе и лиц, которые обеспечивают исполнение дисциплинарных взысканий (например, начальник гауптвахты при исполнении дисциплинарного ареста).

К сожалению, законодательство не закрепляет обстоятельств, исключающих дисциплинарное производство. К ним следовало бы отнести: 1) отсутствие события и состава дисциплинарного проступка; 2) невменяемость лица, совершившего противоправное действие или бездействие; 3) действие лица в состояния крайней необходимости; 4) издание акта, устраняющего применение дисциплинарного взыскания; 5) отмена акта, устанавливавшего дисциплинарную ответственность; 6) истечение сроков, предусмотренных для наложения дисциплинарного взыскания; 7) прекращение служебных отношений; 8) смерть лица, в отношении которого было начато дисциплинарное производство. Дисциплинарное производства распадается на ряд стадий: 1) дисциплинарное расследование, 2) рассмотрение дел о дисциплинарных проступках, 3) обжалование и опротестование решений по дисциплинарным делам и 4) исполнение решении о применении мер дисциплинарного воздействий.

Дисциплинарное производство можно подразделить на обычное и особое, предусмотренное для отдельных категорий работников государственного аппарата (судьи, прокуроры н др.)23.

В перспективе многие эти вопросы могли бы быть урегулированы Федеральным законом "О дисциплинарной ответственности" или даже Дисциплинарным кодексом, на необходимость принятия которого указывают многие ученые24. В нем могли бы найти отражение такие вопросы как: соотношение дисциплинарных взысканий с другими видами юридической ответственности; установление исчерпывающего перечня мер дисциплинарного воздействия; список обстоятельств, освобождающих от дисциплинарной ответственности, смягчающих или усиливающих ее; перечень органов и лиц дисциплинарной юрисдикции; стадии дисциплинарного производства и др. Принятие его, однако, возможно лишь в отдаленной перспективе.

§2. Административная ответственность

государственных служащих

Государственные служащие в основной массе несут административную ответственность на общих основаниях с рядовыми гражданами. Федеральный закон "Об основах государственной службы в Российской Федерации" закрепляет административную ответственность служащих за действия или бездействия, ведущие к нарушению прав и законных интересов граждан (ст. 14 п. 5). Вместе с тем можно выделить особую категорию государственных служащих, несущих административную ответственность в повышенном размере - должностные лица. Ответственность именно должностных лиц занимает видное место в институте административной ответственности. В действующем на данный момент Кодексе об административных правонарушениях должностные лица в качестве спецсубъекта выделены более чем в ста статьях. Исходя из этого в данной курсовой работе будет, в основном, рассмотрена административная ответственность должностных лиц государственной службы.

Рассмотрим, прежде всего, вопрос об основаниях административной ответственности государственных служащих. Традиционно выделяют разделение оснований административной ответственности на два вида: нормативное и фактическое. За последние годы в российском законодательстве произошли две существенных перемены, связанные с установлением нормативных оснований административной ответственности.

Первым было принятие в 1993 году Конституции РФ, п.1 ст. 72 которой административное законодательство было отнесено в совместное ведение Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Таким образом, нормы об административной ответственности на территории отдельных субъектов РФ начали устанавливаться представительными органами самих субъектов. Существенные недостатки Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, коллизии между нормами Кодекса и положениями Федеративного договора, подписанного до вступления в действие Конституции Российской Федерации и предусматривавшего принятие Федеральных Основ по предметам совместного ведения, способствовали активизации законотворчества субъектов Федерации в сфере установления административной ответственности.

Прежде всего, это проявилось в установлении собственных санкций, причем не только штрафных, которые зачастую н несколько раз превышают размеры, установленные Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Например, Указом Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан "Об усилении административной ответственности за нарушение общественного порядка" от 21 сентября 1993 г. максимальный размер штрафа, налагаемого за мелкие хулиганство, был увеличен в 20 раз, а максимальный срок административного ареста за данное нарушение - в 2 раза.

Нормативные акты субъектов Российской Федерации содержат и новые составы административных правонарушений. Имеются также случаи изменения законодательными актами субъектов Российской Федерации административно-юрисдикционной подведомственности дел об отдельных видах административных правонарушений, встречаются и пробелы в определении данной подведомственности25.

Оценка сложившейся ситуации позволяет прийти к следующим выводам. Действующая редакция Кодекса РСФСР об административных правонарушениях не учитывает изменившегося правового статуса субъектов Российской Федерации и нуждается в радикальном пересмотре. В свою очередь законодательные акты субъектов Федерации должны быть приведены в соответствие с федеральными законами.

Вторую перемену многие ученые зачастую связывают с принятием Таможенного кодекса Российской Федерации в котором нормы административной ответственности за таможенные правонарушения были выделены из Кодекса об административных правонарушениях. Другие считают, что это не совсем верно - принятие Таможенного кодекса было лишь наиболее заметным проявлением сложившейся за годы реформ тенденции "расплывания" норм об административной ответственности за пределы КоАПа. В результате всех этих изменений институт административной ответственности претерпел существенные изменения в сторону усложнения и противоречивости отдельных его норм друг другу. Выходом в сложившейся ситуации должно послужить принятие нового Кодекса РФ об административных правонарушениях, проект которого рассматривается сейчас Государственной Думой. По мнению разработчиков проекта Кодекс об административных правонарушениях должен устанавливать общие принципы применения административной ответственности на территории Российской Федерации, в соответствии с которыми должны разрабатываться акты об административной ответственности субъектов РФ. Что касается растаскивания норм об административной ответственности по иным законам, то первоначально проект КоАП допускал лишь одно исключение: ст.1 устанавливала, что административная ответственность за таможенные правонарушения устанавливается Таможенным кодексом Российской Федерации. Но и такая редакция вызвала обоснованные возражения Президента Российской Федерации, который указал, что административная ответственность на территории Российской Федерации устанавливается только Кодексом об административных правонарушениях без всяких исключений26.

Фактическим основанием административной ответственности должностных лиц государственной службы, согласно ст. 15 КоАП, являются административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности. Для характеристики особенностей административной ответственности именно должностных лиц представляется возможным использование предложенного Е.И. Марковой термина "должностной административный проступок", который, очевидно, является разновидностью административного правонарушения и основанием административной ответственности должностных лиц27. Можно выделить три разновидности административных правонарушений, совершаемых должностными лицами: 1) прямое нарушение правил; 2) дача незаконных указаний подчиненным; 3) отсутствие контроля за действиями работников, повлекшее нарушение правил. Вторая и третья разновидность, очевидно, являются специфическими именно для должностных лиц. Анализ практики органов административной юрисдикции показывает, что должностные лица чаще всего нарушают нормы обязывающего характера, что выражается в необеспечении их выполнения28.

Анализируя понятие административного правонарушения, данное в ст. 10 КоАП РСФСР, выделяют обязательные признаки, присущие любому из них, в том числе и совершаемому в сфере государственной службы. Это - общественная вредность, противоправность, виновность и наказуемость. Особенность административных правонарушений заключается в том, что большинство административных проступков не влечет конкретных, реальных вредных последствий, а содержит лишь возможность их наступления. Многие правонарушения в данной сфере являются нарушениями общеобязательных правил (техники безопасности, противопожарной безопасности, санитарии и др.), установленных в целях предупреждения вредных последствий. Поэтому нарушение или несоблюдение этих правил влечет применение мер административной ответственности даже тогда, когда нет конкретных вредных последствий29.

Большое распространение имеет точка зрения, что необходимым признаком любого правонарушения является общественная опасность, впервые высказанная М.Д. Шаргородским. Данная точка зрения поддерживается как в общетеоретических работах, так и в работах ученых-администратнвистов: И.А.Галагана, М.И. Еропкина, Е.В. Додина, Л.В. Коваль, Ю.М. Козлова, А.П. Коренева, А.Е. Лунева, В.М. Манохина, Б.Д. Сорокина, С.С. Студеникина, М.С. Студеникиной, В.В. Цветкова, А.И. Щербака и др. Наряду с этим мнением существует и другое, согласно которому административные проступки хотя и наносят тот или иной вред обществу, но в отличие от преступлений не имеют общественно опасного характера, так как не угрожают важнейшим условиям существования и развития общественного и государственного строя. Эту позицию в разное время защищали А.М. Васильев, В.А. Власов, С.А. Голунский, А.П. Клюшниченко, О.Э. Лейст, Г.И. Петров, И.С. Самощенко, М.А. Шнейдер, О.М. Якуба, А.Ю. Якимов и др. Все таки наиболее точной представляется своего рода промежуточная позиция, сформулированная Д.Н. Бахрахом: "Проступки могут быть общественно опасными, а могут и не быть. Но их качественная особенность состоит в том, что она являются вредными для общества, вредными для социалистических общественных отношений"30.

Обязательные и сопутствующие признаки, а также обстоятельства, характеризующие административное правонарушение, формируют его состав. Все признаки (элементы) состава административного правонарушения принято подразделять на четыре группы, характеризующие объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону проступка.

Объектом административного правонарушения в сфере государственной службы являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления государственной деятельности и охраняемые административно-правовыми нормами. Необходимо отметить, что посягательство на общественное отношение происходит посредством воздействия на определенный его элемент: субъектов отношения, предмет отношения, саму деятельность, составляющую содержание отношения или саму норму.

Объективную сторону административного правонарушения в сфере государственной службы составляет совокупность признаков, которые характеризуют внешнее проявление противоправного деяния, посягающего на охраняемый законом объект. К объективной стороне относятся само противоправное деяние (действие или бездействие), его вредоносный результат, причинная связь между деянием и результатом, место, время, способ, средства и орудия совершения правонарушения. Любое административное правонарушение представляет собой волевой акт (деяние), который проявляется в двух формах: действие - активное поведение субъекта, нарушающее правовые запреты; бездействие - его пассивное поведение, выражающиеся в невыполнении правовых предписаний. Особенность административных правонарушений должностных лиц состоит в том, что большинство из них совершается путем бездействия, т.е. невыполнения той или иной должностной обязанности.

Субъектами административной ответственности в целом могут выступать как физические, так и юридические лица. В советском законодательстве организации признавались субъектами административной ответственности лишь до 21 июня 1961 года, когда был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке"31, который отменил наложение в административном порядке штрафа на учреждения, предприятия и организации и запретил уплату наложенных на должностных лиц штрафов за счет предприятий, учреждений и организаций, в которых работают указанные должностные лица. Это было вызвано стремлением законодателя прекратить практику перекачивания денежных средств со счетов одних бюджетных организаций на счета других в виде штрафов. Данный Указ послужил сигналом к тому, что большинство ученых-административистов стали отрицать возможность коллективного субъекта административного правонарушения и ответственности. Однако развитие экономических отношений в нашей стране привело к возникновению независимых от государства многочисленных юридических лиц и прежде всего коммерческих организаций, что вновь сделало целесообразным применение административных штрафов к организациям. В настоящее время наличие юридических лиц как субъектов административной ответственности признается всеми без исключения юристами.

Тем не менее, и в рамках государственной службы административная ответственность должностных лиц не утратила актуальность. Применение мер административной ответственности к должностным лицам государственной службы позволяет персонализировать ответственность и добиться конкретного наказания именно для виновного лица. В связи с этим хотелось бы отметить, что в последнее время получила распространение практика, когда должностные лица, виновные в нарушении административных, санитарных, природоохранных и других норм, уплачивают штраф, а затем получают премию в размере, превышающем сумму уплаченного штрафа, за выполнение работы в результате которой и были допущено административное правонарушение. В связи с этим следует согласиться с мнением С.Е. Чаннова, который указывает на необходимость внесение изменений в КоАП с целью запрещения подобной практики, по крайней мере в бюджетных организациях32.

Должностные лица являются специальными субъектами административной ответственности. В проекте КоАП должностные лица в качестве спецсубъектов отмечены в 3/4 статей. Однако при этом российское административное законодательство не знает определения должностного лица.

Действующее российское законодательство содержит определение должностного лица в двух нормативных актах. Первое содержится в примечании к ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации. Согласно этому примечанию должностными лицами признаются лица "постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ"33.

Такое определение можно принять лишь в том случае, если законодатель попытается дать разъяснение собственно понятиям "представитель власти", "административно-хозяйственная деятельность" и "организационно-распорядительная деятельность".

Попытка дать подобного рода разъяснения делается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", в котором устанавливается, что "к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности".

Однако, в любом случае определение должностного лица, данное в примечании к ст. 285 УК не может претендовать, да и не претендует на универсальность. Напротив, законодатель сознательно оговаривает, что попадающие под это определение служащие признаются должностными лицами только "в статьях настоящей главы", т.е. только для целей уголовного, но не административного законодательства.

Определение понятия должностного лица можно встретить и в Федеральном законе "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в редакции от 04.08.2000 г. Так п.1 ст.1 данного закона устанавливает, что должностным лицом местного самоуправления (муниципальной службы) является 1) муниципальный служащий, выполняющий организационно-распорядительные функции в органах местного самоуправления и не являющийся государственным служащим; 2) выборное должностное лицо местного самоуправления - должностное лицо, избранное населением непосредственно или представительным органом местного самоуправления из своего состава, наделенное согласно уставу муниципального образования полномочиями на решение вопросов местного значения. Очевидно, что, и в данном законодатели случае не претендовали на универсальность и не стремились дать определение, подходящее для всех без исключения должностных лиц, а решали лишь частные задачи в рамках муниципального законодательства.

Кроме понятия "должностное лицо местного самоуправления" Закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" использует понятие "государственное должностное лицо", подразумевая, видимо, должностных лиц, находящихся не на муниципальной, а на государственной службе, не определяя однако, имеет ли оно те же признаки что и должностное лицо муниципального образования согласно этому закону или обладает особым правовым статусом.

Помимо этого определение должностного лица встречается во многих нормативных актах субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Однако, в целом, безусловно, для глобального решения проблемы "должностного лица" необходимо принятие его определения на федеральном уровне и именно в рамках административного законодательства. Пока эта проблема не решена. В то же время попытки ее решить уже были. Государственной Думой 21 октября 1998 г. был принят в первом чтении законопроект "О внесении изменений и дополнений в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях в части осуществления контроля за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки", предлагающий помимо всего прочего дополнить ст. 15 КоАП РСФСР примечанием следующего содержания: "Под должностными лицами в настоящем Кодексе следует понимать лиц, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющих функции представителей власти, то есть наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от данных должностных лиц, а равно лиц, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах: органах местного самоуправления, государственных и муниципальных предприятиях, учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, за исключением лиц, перечисленных в статье 16 (военнослужащих) настоящего Кодекса. Руководители и другие работники иных организаций, индивидуальные предприниматели, совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно - распорядительных или административно-хозяйственных функций, несут административную ответственность как должностные лица". Это довольно удачное и достаточно полное определение не было внесено в Кодекс, т.к. был отклонен весь законопроект по причинам, связанным с изменением статуса Росгосхлебинспекции. Остается надеяться, что та же судьба не постигнет принятый в первом чтении проект Кодекса РФ об административных правонарушениях, определение должностного лица в котором, данное в примечании к ст. 2.5, практически полностью совпадает с вышеприведенным.

Субъективной стороной административного правонарушения должностных лиц государственной службы является психическое отношение правонарушителя к совершенному деянию и наступившим, или возможным, последствиям. Субъективную сторону проступка составляют вина, мотив и цель. Вина имеет свои особенности применительно к рассматриваемым нам вопросам. Вина, как признак субъективной стороны административного правонарушения, проявляется в форме умысла и неосторожности (ст. 11, 12 КоАП РСФСР). Анализ содержания данных статей позволяет сделать вывод о том, что умысел и неосторожность могут проявляться по-разному. По аналогии с уголовным правом можно выделить четыре формы вины: прямой умысел, косвенный умысел, неосторожность и самонадеянность. Должностные лица могут совершать административные правонарушения как умышленно, так и неосторожно.

К государственным служащим могут применяться те же административные взыскания, что и к обычным гражданам: предупреждение, штраф, лишение специальных прав, возмездное изъятие имущества, конфискация, исправительные работы, административный арест. Совершенно однозначно к государственным служащим не может применяться выдворение за пределы Российской Федерации, т.к. в соответствии с. п. 1 ст. 3 Федерального закона "Об основах государственной службы в Российской Федерации" государственными служащими могут являться только граждане Российской Федерации.

Для должностных лиц действующее законодательство предусматривает только два основных административных взыскания: предупреждение и штраф. Основная особенность административной ответственности должностных лиц заключается в повышенном размере применяемых к ним штрафам.

Действующее административное законодательство не предусматривает кассационной инстанции. Решение суда по наложению административного взыскания является окончательным. Это положение вступает в противоречие со ст. 46 Конституции РФ. Это уже указывал в своем постановлении от 28 мая 1999 г. Конституционный Суд РФ34. Однако в проекте КоАП РФ присутствуют только отдельные элементы апелляционного производства. Представляется, что законодателям следует учесть это при доработке нового кодекса.

§3. Материальная ответственность

государственных служащих

Материальная ответственность в сфере государственной службы - это самостоятельный вид юридической ответственности государственных служащих на основе норм законодательства. В отличие от мер других видов ответственности меры материальной ответственности имеют не карательный, а правовостановительный характер. С этим связана главная особенность материальной ответственности: она может быть наложена независимо от привлечения государственного служащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за это же правонарушение. Различают четыре вида материальной ответственности государственных служащих: 1) материальная ответственность по трудовому законодательству; 2) материальная ответственность по гражданскому законодательству; 3) возмещение материального ущерба, возникшего в результате совершения административного правонарушения; 4) имущественная ответственность по приговору суда за уголовное преступление.

Материальная ответственность по нормам трудового права наступает в случае причинения ущерба юридическому лицу, в данном случае государственному органу. Основными условиями применения материальной ответственности в соответствии с действующим законодательством являются: 1) наличие прямого действительного ущерба; 2) противоправность поведения (действия или бездействия) должностного лица; 3) причинная связь между поведением должностного лица и возникшим ущербом; 4) вина должностного лица. Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает возможность возложения на государственный служащий материальной ответственности.

Ущерб, однако, может быть причинен и в результате правомерного поведения работника. Один из этих случаев предусмотрен ст. 118 КЗоТ РФ. Это нормальный производственно-хозяйственный риск, при котором в случае причинения ущерба к материальной ответственности работник не привлекается. На практике не всегда просто определить наличие этой категории, ибо законодатель не определяет и не может определить содержание этого понятия, так как в каждом конкретном случае "норма" имеет свое конкретное наполнение. К правомерному причинению ущерба относят также и случаи причинения ущерба в состоянии крайней необходимости, а также и при управомоченности на причинение ущерба. В связи с этим можно отметить, что в западном корпоративном законодательстве разработана система критериев, призванная определить в случае наступления ущерба не выходили ли действия управляющего компанией за пределы "правила делового суждения" (business judgement rule)35.

Ст. 119 КЗоТ предусматривает два вида материальной ответственности: ограниченную и полную. Последняя является своего рода исключением и может применяться лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Случаи наступления полной материальной ответственности предусмотрены ст. 121 КЗоТ. Во всех случаях полной материальной ответственности виновный работник обязан возместить причиненные предприятию убытки в полном размере без каких бы то ни было ограничений, независимо от величины. Размер причиненного ущерба определяется по фактическим, потерям на основании данных бухгалтерского учета.

Применение мер полной материальной ответственности является достаточно серьезной мерой. В некоторых случаях речь идет о возмещении достаточно значительных сумм. В особенности это касается финансовых и бухгалтерских работников, чьи неосторожные действия могут причинить существенный ущерб организации. В связи с этим было бы целесообразным обратиться к зарубежному опыту, в частности к опыту Франции, законодательство которой предусматривает обязательное страхование счетно-бухгалтерских работников на случай наступления ответственности, что значительно облегчает взыскивание причиненного ущерба36.

Во всех остальных случаях на работника может быть возложена только ограниченная материальная ответственность. При ограниченной материальной ответственности работник возмещает ущерб в заранее установленных пределах. Таким пределом, как правило, является средний месячный заработок. Однако если сумма ущерба не превышает этого предела, взысканию подлежит лишь она.

Наряду с общими нормами материальной ответственности, распространяющимися из всех рабочих и служащих, независимо от занимаемой ими должности, трудовое законодательство содержит некоторые специальные нормы, касающиеся должностных лиц, в том числе должностных лиц государственной службы.

Должностные лица, виновные в незаконном увольнении или переводе на другую работу рабочего или служащего, обязаны возместить предприятию ущерб, причиненный в связи с оплатой за время вынужденного прогула или за время выполнения нижеоплачиваемой работы. Такая обязанность возлагается, если увольнение или перевод произведены с явным нарушением закона или если администрация задержала исполнение решения суда или вышестоящего в порядке подчиненности органа о восстановлении работника на работе. Размер ответственности в данных случаях согласно ст. 214 КЗоТ ограничивается тремя месячными окладами должностного лица. Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 г. признано не соответствующим Конституции Российской Федерации обыкновение правоприменительной практики, ограничивающее право граждан на полное возмещение ущерба, причиненного вынужденным прогулом при незаконном увольнении, определенным сроком оплаты, сложившееся в результате применения ч. 1 и 2 ст. 214 Кодекса законов о труде.

Более интересным представляется вопрос о возмещении должностным лицом государственного органа материального вреда причиненного гражданам его незаконными действиями. Институт ответственности государства за вред, причиненный гражданам, имеет глубокие исторические и правовые корни. В разных странах и разные времена эта проблема решалась по разному. В целом развитие идет от теории безответственности суверена к современным теориям полного возмещения вреда.

Одна из наиболее разработанных систем административного права мира - система административного права Франции разделяет такого рода ответственность на ответственность администрации и личную ответственность ее государственных служащих. Личная ответственность государственных служащих государственных органов управления Французской республики за вред, причиненный гражданам, наступает в случае, если данное государственный служащий проявило слабость, пристрастие или неосторожность в процессе реализации своих полномочий. В случаях, когда ущерб причинен как действиями администрации в целом, так и действиями отдельных государственных служащих, используется понятие солидарной вины.

Французское законодательство допускает возмещение ущерба гражданам даже в тех случаях, когда ущерб причинен невиновными действиями администрации. К таким случаям относятся: 1) выполнение общественных работ; 2) создание риска причинения ущерба (даже оправданного); 3) принятие закона, причинившего чрезмерный и неоправданный ущерб гражданам; 4) принятие законного управленческого решения, причинившего чрезмерный и неоправданный ущерб37. Развитие института материальной ответственности в данном направлении представляется перспективным и для нашей страны.

В Российской Федерации право граждан на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их государственных служащих закреплено в ст. 53 Конституции РФ. Эта норма конкретизируется в ст. 1069-1071 Гражданского кодекса РФ и в Указе Президиума ВС СССР от 18 мая 1981 г. N 4892-X "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также государственных служащих при исполнении ими служебных обязанностей". Однако, данные нормативные акты указывают, что вред во всех случаях возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. Субъектом ответственности, таким образом, выступает государство в целом, а не отдельные государственные служащие. Между тем в законодательстве Болгарии, например, четко закреплена мера об ответственности именно должностных лиц государственной службы, за вред причиненный гражданам. Болгарский исследователь В. Гоцев подчеркивает, что законодатель отказался закрепить право на предъявление иска непосредственно государству, так как признание ответчиком государства осложнило бы процесс собирания доказательств, не были бы созданы условия для повышения ответственности должностных лиц государственных органов за их действия38.

Административное законодательство в отдельных случаях допускает возмещение вреда в случае совершения должностным лицом административного правонарушения, повлекшего за собой причинение ущерба (ст. 40 КоАП), в том числе и полное. Однако следует подчеркнуть, что в данном случае идет речь о материальной ответственности на общих основаниях, ответственности как гражданина, а не как государственного служащего.

Таким образом, в Российской Федерации не разработана правовая база материальной ответственности государственных служащих государственных органов за вред, причиненный гражданам. Очевидно, что существующее положение не способствует повышению качества работы государственных служащих, так как отсутствует стимул более внимательного отношения к принимаемым управленческим решениям.

Заключение

Таким образом, по результатам проведенного исследования ответственности государственных служащих можно сделать следующие выводы:

Институт юридической ответственности играет важную роль в системе организации государственной власти и государственной службы. Именно ответственность государственных служащих позволяет контролировать их деятельность с целью недопущения прав и законных интересов как отдельных граждан, так и всего государства, являясь, таким образом, своеобразной обратной связью в отношениях между государственно-управленческими системами и социумом.

Дисциплинарная ответственность является одной из наиболее применяемых видов государственного принуждения, а вопросы ее применения постоянно находятся в поле зрения ведущих ученых-административистов. Наиболее важной проблемой в данной сфере является отсутствие в российском законодательстве систем контроля за соответствием наложенного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного поступка. Необходимо также установить исчерпывающий перечень дисциплинарных взысканий, которым может быть подвергнут государственный служащий любых органов власти. Эти вопросы могли бы быть урегулированы Законом РФ "О дисциплинарной ответственности" или даже Дисциплинарным кодексом, на необходимость принятия которого указывают многие ученые.

Административная ответственность государственных служащих является на данный момент наиболее разработанным видом ответственности. Основные проблемы ее наложения и применения связаны в настоящее время с двумя вопросами: отсутствием в административном законодательстве единого определения должностного лица и "расплывания" норм об административной ответственности из КоАПа в другие нормативные акты. Решением в данном случае представляется принятие нового Кодекса об административных правонарушениях, в котором бы четко устанавливались общие принципы применения административной ответственности на территории РФ.

Институт материальной ответственности государственных служащих в наибольшей степени разработан в рамках трудового права. Между тем практически отсутствуют в нашем законодательстве нормы, предусматривающие ответственность государственных служащих за вред, причиненный гражданам их противоправными действиями, характерные для большинства западных правовых систем. Представляется, что разработка норм, связанных с ответственностью именно государственных служащих государственной службы за вред, причиненный гражданам, была бы перспективна для российского законодательства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

Конституция Российской Федерации.

Кодекс РСФСР об административных правонарушениях.

Уголовный кодекс Российской Федерации.

Гражданский кодекс Российской Федерации.

Кодекс законов о труде Российской Федерации.

Федеральный закон "Об основах государственной службы в Российской Федерации" в редакции от 18.02.99 г. № 119-ФЗ.

Федеральном законе "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в редакции от 04.08.2000 г.

Закон Российской Федерации "О государственной тайне" от 21.07.93 г. № 5485-I

Указ Президиума ВС СССР от 18 мая 1981 г. № 4892-X "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также государственных служащих при исполнении ими служебных обязанностей"

Указ Президента РФ "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы" в редакции от 27.06.2000 г. N 1192.

Постановление Конституционного Суда РФ от 28.05.99 г. по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 КоАП РСФСР.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе"

Адушкин Ю.С. Дисциплинарное производство в СССР. Саратов, 1986.

Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Часть 1. М., 1994.

Бахрах Д.Н. Дисциплинарное принуждение // Известия ВУЗов. Правоведение. 1985. №3.

Бахрах Д.Н. Советское законодательство об административной ответственности. Пермь, 1969.

Бачило И.Л. Институт ответственности в управлении // Советское государство и право. 1977. № 6.

Бойцова Л.В. Критика монографии: Гоцев В. Ответственность государства за вред, причиненный гражданам // Государство и право. 1992. № 10.

Брэбан Ги. Французское административное право. М., 1988.

Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990

Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981.

Манохин В.М. Государственная дисциплина в народном хозяйстве. М., 1970.

Манохин В.М. Концепция закона о государственной службе // Советское государство и право. 1991. № 12.

Манохин В.М. Российское административное право. М., 1996.

Маркова Е.И. Административная ответственность должностных лиц в СССР. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1976.

Нестерова Г.А. Дисциплинарная ответственность по советскому административному праву. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1988.

Ответственность в управлении. М., 1985.

Российское законодательство: проблемы и перспективы. М., 1995.

Старилов Ю.Н. Вопросы реформирования государственной службы в РФ // Известия ВУЗов. Правоведение. 1995.

Студеникина М.С. К проекту Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Журнал Российского права. 1998. № 6.

Сыроедова О.Н. Ответственность управляющих компаниями // Государство и право. 1995. № 10.

Чаннов С.Е. Правовой статус должностного лица органов государственной власти и местного самоуправления. Автореф. дисс. канд юрид. наук. Саратов, 2000.

Чмутов В.Г. Должностное лицо как субъект административной ответственности. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1983.

Щербак А.И. Юридическая ответственность должностных лиц аппарата государственного управления. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Киев, 1978.

Юсупов В.А. Теория административного права. М., 1985.

Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции // Государство и право. 1996. № 8.

1 Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. С. 47. 2 Юсупов В.А. Теория административного права. М., 1985. С. 112. 3 Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. С. 85. 4 Бачило И.Л. Институт ответственности в управлении // Советское государство и право. 1977. № 6. С. 40. 5 Щербак А.И. Юридическая ответственность должностных лиц аппарата государственного управления. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Киев, 1978. С. 9. 6 Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 230. 7 Манохин В.М. Российское административное право. М., 1996. С. 129. 8 Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. С. 81. 9 Нестерова Г.А. Дисциплинарная ответственность по советскому административному праву. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1988. С. 10; Государственная дисциплина и ответственность. Л., 1990. С. 81; и др. 10 Брэбан Ги. Французское административное право. М., 1988. С. 320. 11 Ответственность в управлении. М., 1985. С. 228-229. 12 Манохин В.М. Государственная дисциплина в народном хозяйстве. М., 1970. С. 78. 13 Адушкин Ю.С. Дисциплинарное производство в СССР. Саратов, 1986. С. 38. 14 Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. С. 83. 15 Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Часть 1. М., 1994. С. 222. 16 Адушкин Ю.С. Дисциплинарное производство в СССР. Саратов, 1986. С. 26. 17 Ответственность в управлении. М., 1985. С. 224-225. 18 Бахрах Д.Н. Дисциплинарное принуждение // Известия ВУЗов. Правоведение. 1985. №3. С. 22. 19 Манохин В.М. Концепция закона о государственной службе // Советское государство и право. 1991 № 12. С. 96. 20 Брэбан Ги. Французское административное право. М., 1988. С. 321. 21 Нестерова Г.А. Дисциплинарная ответственность по советскому административному праву. Автореф. дисс. канд юрид. наук. М., 1988. С 18. 22 См. например: Адушкин Ю.С. Дисциплинарное производство в СССР. Саратов, 1986; Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. 23 Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. С. 94. 24 Старилов Ю.Н. Вопросы реформирования государственной службы в РФ // Известия ВУЗов. Правоведение. 1995. № 6; Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции // Государство и право. 1996. № 8. С. 111. 25 Российское законодательство: проблемы и перспективы. М., 1995. С. 360. 26 Студеникина М.С. К проекту Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Журнал Российского права. 1998. № 6. С. 114. 27 Маркова Е.И. Административная ответственность должностных лиц в СССР. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1976. 28 Чмутов В.Г. Должностное лицо как субъект административной ответственности. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1983. С. 11-12. 29 Государственная дисциплина и ответственность / Под. ред. Антоновой Л.И. и Кожонина Б.И. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. С. 104. 30 Бахрах Д.Н. Советское законодательство об административной ответственности. Пермь, 1969. С. 73. 31 Ведомости Верховного Совета СССР. 1961, № 35. С. 368. 32 Чаннов С.Е. Правовой статус должностного лица органов государственной власти и местного самоуправления. Автореф. дисс. канд юрид. наук. Саратов, 2000. С. 16. 33 Уголовный кодекс РФ. М.: ИНФРА*М-НОРМА, 1996. С. 147-148. 34 Постановление Конституционного Суда РФ от 28.05.99 г. по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 КоАП РСФСР. 35 Сыроедова О.Н. Ответственность управляющих компаниями // Государство и право, 1995, № 10. С. 34. 36 Брэбан ГИ Французское административное право. М., 1988. С. 316. 37 Брэбан ГИ Французское административное право. М., 1988. С. 318. 38 Бойцова Л.В. Критика монографии: Гоцев В. Ответственность государства за вред, причиненный гражданам // Государство и право, 1992, № 10. С. 152. 1 2

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему