регистрация / вход

Понятие и формы вины в уголовном праве

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СМОЛЕНСКИЙ ФИЛИАЛ САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ ПРАВА КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА – УГОЛОВНОЕ ПРАВО

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

СМОЛЕНСКИЙ ФИЛИАЛ

САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ ПРАВА

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА – УГОЛОВНОЕ ПРАВО

КУРСОВАЯ РАБОТА НА ТЕМУ:

«ПОНЯТИЕ И ФОРМЫ ВИНЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ»

Выполнила:

Студентка 2 курса ФПС

Смоленского филиала СГАП

Владимирова Е.С.

Смоленск

2007

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3
1. Понятие вины: содержание и значение 5
2. Формы вины 10
3. Понятие и виды умысла 14
2.1 Прямой умысел 18
2.2 Косвенный умысел 22
4. Неосторожная форма вины и ее виды 25
4.1 Преступление по неосторожности 26
4.2 Преступная небрежность 26
Заключение 33
Практическое задание 34
Список литературы 36

ВВЕДЕНИЕ

Вина является краеугольным камнем любой ответственности. Поскольку под принципом (как общепризнан) понимается основополагающая идея (правило), которой подчинено то или иное явление (процесс), то следует сделать вывод, что, как в уголовно – правовых нормах, так и в практике их применения, идея вины должна найти реальное воплощение.

Прежде всего, обращает внимание то обстоятельство, что в теории уголовного права нет единого понимания содержания, сущности и границ вины. Большая часть криминалистов по традиции ориентируется на психологическую концепцию вины, согласно которой под виной признается психическое отношение в виде умысла и неосторожности. Во многих случаях из этого исходит и судебная практика. Однако в последнее время вина нередко характеризуется с оценочных позиций, когда вине придается более широкое содержание, обусловленное отчасти субъективными представлениями правоприменителя.

В известном смысле, в уголовно – правовой науке, да и на практике, мы наблюдаем “кризис вины”, разрешение которого во многом определит и дальнейшие перспективы развития уголовного права. Кризисное положение вины в уголовном праве обусловлено накоплением противоречий в правовых нормах и потребностях их развития, практике применения уголовного закона и теоретических научных положениях, освещающих проблему вины. К сожалению, в уголовно – правовой науке “кризис вины” пока не привлек достаточного внимания.

Использование понятия вины в юриспруденции было связано с необходимостью найти точку отсчета, опоры, оснований для ответственности, повод для осуждения. В последующем вина могла пройти различные трансформации. Известно, что в средние века вина отождествлялась с греховным поведением, а человек признавался грешным и при одной мысли о недостойном поведении.

В этой курсовой я хочу дать как можно более полную характеристику вины, ее значение в уголовном праве, сущность вины, сознание, степень и объем, а также ее формы. Данная курсовая работа должна помочь охватить и понять такую сложную тему, как понятие вины в уголовном праве.

1. Понятие вины: содержание и значение

В Конституции РФ получил закрепление принцип, в соответствии с которым уголовная ответственность наступает лишь при наличии вины лица, совершившего преступление. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном федеральным законом порядке (ст. 49 Конституции РФ). Согласно ныне действующему уголовному законодательству вина – необходимый признак преступления, его психологическое содержание.

П. А. Сорокин под преступлением понимал психическое явление, специфические психические процессы, переживаемые тем или иным индивидом[1] . Учитывая это, данная особенность преступления описывается в нормативных актах с помощью признаков, характеризующих не только внешнюю, но и внутреннюю сторону противоправного поведения. Применение правовой нормы обязывает скрупулезно проанализировать описанные в ней признаки и установить тождество между конкретным правонарушением и этими признаками с их законодательной характеристикой.

Еще в прошлом веке Г. С. Фельдштейн отмечал, что “ учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права”[2] .

Вопросам вины в российском уголовном праве всегда уделялось большое внимание. Многие из них всесторонне освещены в монографической и учебной литературе. Однако до их пор некоторые из этих вопросов представляют трудности и поэтому решаются по-разному. Неоднозначный подход к различным аспектам вины обусловливает довольно большое количество судебных ошибок (от 20 до 50 %)[3] .

Вина, по общему признанию, относится к субъективной стороне преступления , но соотношение этих категорий в уголовно-правовой литерату -

ре – предмет продолжительной дискуссии. Совпадают ли понятия субъективной стороны преступления и вины или эти понятия тождественны? На данный вопрос имеется два разных ответа. Одни авторы полагают, что вина и представляет собой субъективную сторону преступления, что эти понятия совпадают по своему содержанию (А. А. Пионтковский, П. С. Дагель, Д. В. Котов, Г. А. Кригер и др.).

Другие считают, что субъективная сторона, являясь более емким понятием, не исчерпывается содержанием вины, субъективная сторона якобы включает наряду с виной и другие психические моменты (мотив, цель, эмоции). Данная точка зрения получила распространение и в учебной литературе. Ответ на этот вопрос и наиболее полное представление о содержании дискуссии можно получить лишь послераскрытия содержания вины и ее компонентов.

Слово “вина” в русском языке имеет множество значений. Так, под виной понимаются и проступок, и преступление, и их причина, и ответственность за них и т. д.

В уголовном праве под виной прежде всего принято понимать психическое от ношение субъекта к совершаемому деянию. Такое понимание вины сложилось врезультате дискуссии по проблемам вины, которая проходила в 50-е годы. В результате этой дискуссии была отвергнута так называемая оценочная теория вины, которая рассматривала психическое отношение лица к совершаемому деянию и последствиям не как реально существующее, а лишь как оценку судом всех объективных исубъективных обстоятельств, связанных с преступлением, а также личностью преступника.

В определении вины отражается и ее социальная сущность – отрицательное отношение субъекта к интересам личности и общества, которое выражено в уголовно – противоправном деянии. Применяя уголовно – правовую норму, правоохранительные органы не устанавливают этого отрицательного отношения субъекта к интересам личности и общества. Данное отношение трансформируется самим законодателем в уголовно – правовых нормах, социальная сущность вины получает юридическую оценку посредством ее описания в той или иной части УК.

Итак, определение вины можно сформулировать следующим образом: “ Вина – это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества”.

Такое определение вины дает возможность раскрыть психологическое содержание и социальную сущность вины.

Психологическое содержание вины занимает центральное место среди основных категорий, характеризующих ее. Составные элементы психического отношения, проявленного в конкретном преступлении,- сознание и воля. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта, воли и их соотношением.

Совершая преступление, лицо охватывает своим сознанием объект преступления, характер совершаемых действий (бездействия), предвидит (либо имеет возможность предвидеть) последствия в материальных преступлениях. Если законодательвключает в число признаков преступления, например, место, время, обстановка, тоосознание этих дополнительных признаков также входит в содержание интеллектуального элемента вины. Когда законодатель понижает или повышает уголовнуюответственность за какое – либо преступление, учитывая смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства, то при совершении данного преступления этиобстоятельства должны охватываться сознанием виновного.

Нередко лицо имеет возможность осознавать определенные обстоятельства, но не воспринимает их сознанием. Нереализованная возможность в данном случае свидетельствует о том, что субъект располагал объективной информацией и у него не было каких – либо препятствий к осознанию этой информации. Неосознание в данной ситуации тех или иных обстоятельств – тоже определенное психическое состояние, обусловленное личностными особенностями, которое зависит и от восприятия личностью тех раздражителей, которые воздействуют на нее.

Предметом волевого отношения субъекта служат те же фактические обстоятельства, которые составляют предмет интеллектуального отношения.

Воля – практическая сознания, функция которой заключается в регулировании практической деятельности человека. Воля – это способность человека, проявляющаяся в самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности[4] . Благодаря волевым усилиям человек контролирует свое поведение, руководит своими действиями, подчиняет свое поведение правовым требованиям. Волевой акт предполагает постановку цели, планирование средств ее достижения, действие, направленное на ее осуществление.

В уголовном законодательстве волевые признаки виновного психического отношения принято выражать в желании наступления, в сознательном допущении последствий, в расчете на их предотвращение. Во всех случаях волевое отношение своим предметом имеет последствие, а различные формы вины характеризуются различным волевым отношением именно к последствиям.

Действие или бездействие лица должны быть волевыми, они являются средством достижения его цели. В некоторых случаях причиной совершения преступления служат слабые волевые усилия, проявленные субъектом. Например, растерявшись, врач не находит правильных средств оказания помощи больному, не ставит правильного диагноза, что влечет или может повлечь смерть больного. Подобные случаи могут повлечь уголовную ответственность лишь при условии, что субъект имел возможность проявить требуемые волевые условия.

В ситуациях, когда волевой акт отсутствует (проспал, забыл, потерял), человек отвечает за то, что не использовал свои возможности для предотвращения вредных последствий. Это также характеризует отношения лица к интересам личности, общества, а поэтому установление признака реальной возможности имеет значение для установления наличия воли.

Эмоциональный компонент человеческой психики – обязательный элемент каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законодатель не включает эмоции в определения формы вины, однако они входят в содержание психического отношения, составляющего вину.

В преступном поведении эмоции играют роль мотива (ненависть, страх, жестокость и т. д.); фона, на котором протекают интеллектуальные и волевые процессы; аффекта – сильного и относительно кратковременного эмоционального состояния, связанного с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств, способного породить преступление.

Каждое преступление имеет свои особенности, свой психологический механизм, в котором различную роль играют интеллектуальный, волевой и эмоциональный компоненты.

В законодательной формулировке (cт. 24-26 УК) форм вины (умысла и неосторожности) нет каких-либо упоминаний о мотиве, цели и эмоциях. Однако, это не означает, что указанные компоненты не входят в содержание вины. Они присущи любому поведению человека. Мотив, цель, эмоции, характеризуя психическую деятельность виновного в связи с совершением преступления, входят в субъективную сторону преступления через умысел и неосторожность (формы вины). Установление мотива, цели и эмоций позволяет определить степень вины.

Именно из такого понимания вины как объективной реальности, отраженной в законе, исходит наука уголовного права. В науке уголовного права разработаны оценочные теории вины. Они не признают за виной качество строго определенного факта внешнего мира, явления объективной действительности, которое может и должно быть правильно отражено в сознании суда, и суть ее усматривают в “упреке” суда по отношению к поведению обвиняемого, в отрицательной его оценке.

2. Формы вины

Форма вины – это внутренняя структура содержания, соотношение его элементов, существенные связи между ними. Форму вины как правовое понятие определяет законодатель, раскрывая содержание двух известных нашему уголовному праву форм вины – умысла и неосторожности. Эти формы вины различаются в зависимости от степени осознанности лицом характера совершаемых действий и предвидения вредных последствий при одновременном учете содержания и направленности воли виновного.

Из совокупности разнородных психических отношений следует выделить отношение к признаку, определяющему в концентрированном виде общественную опасность деяния: т.е. в формальных составах это отношение к действию (бездействию), в материальных – к последствию. Оно и определяет форму вины.

Уголовно – правовое значение форм вины разнообразно. Начнем с того, что форма вины является объективной границей, отличающей преступное поведение от непреступного. Это касается прежде всего уголовной ответственности за деяния, наказуемые лишь при умышленном их совершении. Форма вины определяет квалификацию преступлений, ответственность за которые в законе дифференцируется в зависимости от этого признака. В соответствии со ст. 15 УК к категории особо тяжких относятся только умышленные преступления. Форма вины лежит в основе законодательной категоризации преступлений по их тяжести и, как следствие этого, служит важным критерием при назначении вида наказания и режима отбывания лишения свободы. Одно и то же деяние при умышленном совершении наказывается значительно строже, чем при неосторожной вине. Применение ряда институтов (приготовление, покушение, соучастие, рецидив) связано только с умышленной формой вины. Наличие умышленной формы вины обосновывается, а неосторожной формы исключает постановку вопроса о преступных мотивах и целях[5] .

Целый ряд правовых последствий совершения преступления связан исключительно с умышленной формой вины. Так, ст. 111 УК предусматривает уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Введенное новым УК понятие рецидива преступления (ч. 1 ст. 18 УК) означает совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное же преступление. Рецидив признается опасным (ч. 2 ст. 18 УК), если лицо, ранее дважды осуждавшееся к лишению свободы за умышленные преступления, вновь совершает умышленное преступление и осуждается за него к лишению свободы, а также, если лицо, имеющее судимость за тяжкое (умышленное) преступление, вновь осуждается за совершение тяжкого (умышленного) преступления. Понятие особо опасного рецидива (ч. 3 ст. 18 УК) также связано с неоднократным совершением умышленных преступлений, относящихся к особо тяжким, тяжким или средней тяжести.

При конструировании некоторых составов умышленных преступлений законодатель не дает их определения как умышленных. Например, ч. 1 ст. 117 УК рассматривает истязание как причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иным насильственным способом без указания на форму вины. В таких случаях для установления формы вины необходимо руководствоваться ч. 2 ст. 24 УК: деяние, совершенной только по неосторожности, признается преступлением в том случае, когда оно специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК. Следовательно, если диспозиция статьи не конкретизирует форму вины, то предусмотренное данной нормой преступление может быть только умышленным.

От форм вины во многом зависит применение института освобождения осужденных от уголовного указания. В частности, институт условно- досрочного освобождения от наказания тесно связан с категориями преступлений, находящимися в зависимости от форм вины. Лица, отбывающее наказание за неосторожные преступления, могут быть условно-досрочно освобождены от дальнейшего отбывания наказания после фактического отбывания половины или 2/3 назначенного срока. А осужденные за умышленные преступления подлежат условно-досрочному освобождению при наличии необходимых условий после фактического отбытия половины, 2/3 или 3/4 назначенного срока наказания в зависимости от категории совершенного преступления.

В соответствии с действующим уголовным законодательством (ч. 1 ст. 24 УК) выделяются две формы вины - умысел и неосторожность. Это значит, что вне этих форм, вины не существует. Вина может реально существовать только в установленных формах и разновидностях психического отношения лица к содеянному. Понятие “формы вины”, характеризуя психическое отношение лица, совершившего преступление, к содеянному, как раз и отражает определенное взаимоотношение элементов его сознания и воли. Следовательно, различное взаимоотношение сознания и воли лица при совершении преступления и находится в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы - на виды.

Форма как философская категория есть внутренняя структура устойчивых связей и взаимодействия элементов, свойств и процессов, образующих предмет или явление, а также способ существования и выражения содержания и его отдельных модификаций.

Форма вины определяется соотношением психических элементов, образующих содержание вины, т.е. различиями интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления. Она указывает на способ интеллектуального и волевого взаимодействия субъекта с объективными обстоятельствами, составляющими юридическую характеристику данного вида преступления. Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может. Таким образом, составными элементами психического отношения, проявленного в конкретном преступлении, являются сознание и воля. Соотношение сознания и воли образует форму вины. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта и воли, их соотношением.

Форма вины непосредственным образом влияет на степень общественной опасности соответствующего преступления. Умысел традиционно рассматривается как более тяжкая форма вины по сравнению с неосторожностью. Форма вины учитывается в законодательстве и при установлении санкций за конкретные преступления: как правило, более строгие наказания предусмотрены за умышленные преступления. Лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные при неосторожности, отбывают наказания в колониях - поселениях (п. “а” ч. 1 ст. 58 УК). При наличии умышленной вины закон устанавливает рецидив преступлений, который влечет определенные последствия (ст. 18 УК), а также более продолжительные сроки фактического отбытия наказания как предпосылки условно- досрочного освобождения (п. “в” ч. 7 ст. 79 УК).

В описание тех или иных видов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК, всегда входит определенная форма вины или она предполагается. Поэтому формы вины в плане общего учения о преступлении именуются обязательными признаками. Остальные компоненты вины (мотив, цель, эмоции) при описании видов преступлений предусматриваются редко, что позволяет отнести их к факультативным признакам.

Определение наличия и степени вины является завершающим этапом в решении вопроса об ответственности и наказуемости. Все обстоятельства, влияющие на характер и степень общественной опасности совершенного преступления, должны преломиться через содержание той формы вины, которая присуща вменяемому лицу. Субъективная сторона преступления и все признаки ее образующие, т.е. конкретные формы вины и ее элементы, мотив, цель, а также чувства и эмоции могут быть таким образом познаны и достоверно установлены в каждом конкретном случае путем исследования обстоятельств совершенного преступления и прежде всего исследования характера, направленности и формы действия.

3. п онятие и виды умысла

Умысел как форма вины гораздо чаще предусматривается законодателем, чем неосторожность. Это обусловлено прежде всего традиционным представлением о большей тяжести умышленных деяний, которые криминализировались законодателем. В юридической литературе отмечается, что в реальной жизни удельный вес умышленных преступлений составляет более 90 %.

Действующее уголовное законодательство характеризует умысел как психическое отношение, при котором лицо сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий.

В последние годы криминалисты уделяли большое внимание вопросу о предметном содержании умысла как одной из форм вины. Эти исследования опирались на материальное понятие преступления, что предопределяло несколько поверхностное изучение вопроса о предметном содержании умысла. Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию.

В теории уголовного права по поводу места мотива, цели и эмоции в субъективной стороне преступления нет единства мнений. В большинстве случаев эти компоненты психической деятельности не включается в содержание вины, а рассматривается вместе с виной в качестве самостоятельных элементов субъективной стороны преступления. Поэтому, определяя формы вины, законодатель в статьях 25 и 26 УК РФ указывает только те обязательные элементы психической деятельности, их взаимодействие между собой и внешним миром, которые необходимы и достаточны для признания наличия вины и без которых невозможна уголовная ответственность.

В УК РФ дается общее понятие умышленной формы вины и содержится определение двух видов умысла: прямого и косвенного.

При прямом умысле субъект сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит возможность или неизбежность его общественно опасных последствий и желает их наступления. При косвенном (эвентуальном) умысле субъект сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит его общественно опасные последствия и не желает, но сознательно допускает их наступления. Содержание интеллектуального момента и в прямом, и в косвенном умысле одинаково: виновный сознает общественную опасность своего деяния и предвидит его последствия. Различие заключается в элементе воли. Умысел является наиболее распространенной и представляющей повышенную опасность формой вины, так как умышленное деяние сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую вероятность причинения этого вреда, чем неосторожное действие. В связи с этим, умышленное преступление при прочих равных условиях влечет более строгое наказание, чем аналогичное преступление, совершенное по неосторожности и правовые последствия также более серьезные.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет важное значение для отграничения покушения на преступление от оконченного преступления, поскольку теория уголовного права и судебная практика ограничивают возможность покушения на преступление лишь кругом преступлений с прямым умыслом.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный, теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла.

Так, по моменту формирования различают умысел заранее обдуманный и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел характерен тем, что с момента формирования до непосредственного исполнения проходит определенное количество времени. В некоторых случаях заранее обдуманного умысла, он считается более опасным. Это происходит, когда время, прошедшее с момента возникновения, до момента реализации преступления, используется для приготовления, более детальной подготовки к совершению преступления. Приобретаются инструменты, средства совершения преступления, формируется план действий, происходит подбор соучастников и т.п. То есть в данном случае, с течением времени происходит утверждение преступного намерения, субъект планомерно, уверенно идет к достижению своих целей.

Таковыми можно признать, например, преступления, которые невозможно совершить в момент возникновения умысла, такие как террористический акт, планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, подготовленные, спланированные убийства, преступления, совершенные группами лиц по предварительному сговору, организованными группами и т.д.

Если же указанное время протекает в сомнениях, раздумьях о том, совершать или не совершать преступление, вряд ли стоит расценивать их, как более опасные.

В отличие от заранее обдуманного, внезапно возникший вид умысла такой, при котором реализация в преступлении наступает сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может свидетельствовать о большей опасности преступления, совершенного виновным. Реализация внезапно возникшего умысла может иногда говорить о той лёгкости, с которой лицо идёт на совершение преступления, подчас самого тяжкого. Обычно это происходит при стечении определенных обстоятельств, например, при виде имущества, оставленного без присмотра, при оскорбительных словах из уст потерпевшего, спровоцировавших виновного на совершение преступления и т.д.

По психологическому содержанию и заранее обдуманный и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Практическое значение данной классификации состоит в том, что она позволяет более детально исследовать психологический механизм преступления и в соответствии с этим индивидуализировать ответственность и наказание.

Уголовный кодекс лишь в двух случаях считает преступление совершённое с внезапно возникшим умыслом, менее опасным. Это бывает тогда, когда такой умысел возникает под влиянием аффекта. Так, убийство или причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта выделено законодателем в самостоятельные составы преступлений со смягчающими обстоятельствами (ст. 107 и 113 УК РФ). Данное обстоятельство может учитываться и в рамках такого смягчающего обстоятельства при назначении наказания, как противоправности и аморальность действий потерпевшего, явившихся поводом к преступлению (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Следующая классификация - деление умысла на определенный, неопределенный и альтернативный. Среди ученых в данном случае нет единства взглядов на основание классификации. Одни говорят, что в ее основании лежит направленность умысла, другие - характер содержания умысла, третьи - степень определенности сознания, представлений субъекта. Нет единства взглядов среди ученых и по вопросу о количестве видов умысла. Одни называют три указанных вида, другие только определенный и неопределенный, но делят определенный на два подвида - простой и альтернативный, либо выделяют альтернативный, как составную часть определенного.

В связи с этим определенный умысел - это наличие у лица представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием, представления о характере и объеме возможного вреда. При этом определённый умысел может быть простым, когда виновный предвидит наступление одного преступного последствия. Так, например, убийца наносит жертве удар ножом в сердце, предвидя неизбежность наступления смерти.

При альтернативном умысле, субъект предвидит наступление нескольких возможных последствий, причем эти последствия в его сознании достаточно четко определены, а воля направлена на достижение не одного из них, а в равной степени на достижение любого из этих последствий. То есть в данном случае для преступника удовлетворительным будет являться любое наступившее последствие. Например, нанося сильные удары потерпевшему в различные части тела, умысел виновного направлен на любое из возможных последствий, таких как тяжкий вред здоровью либо смерть. Субъект предвидит возможность наступления указанных последствий и желает или сознательно допускает любое из них. К любому он отнесется положительно.

Неопределенный умысел характерен тем, что у виновного имеется обобщенное представление об объективных свойствах деяния, то есть он сознает только видовые его признаки.

Преступления, совершенные с альтернативным или неопределенным умыслом следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий.

Теория уголовного права выделяет умысел специальный . При этом характерен он только для прямого умысла и только со специальной, указанной в законе целью. Например, ст. 277 УК РФ «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности ...» и т.п. Здесь помимо психологического содержания необходимо еще и специальное указание в законе на определенную цель, без которой деяние нельзя признать преступным.

3.1. Прямой умысел

“Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления” – гласит п.2 ст.25 УК РФ.

Для того, чтобы полнее понять смысл статьи и волю законодателя, необходимо проанализировать норму по трем признакам:


Первые два признака являются интеллектуальным моментом, а последний– волевым моментом преступления.

Интеллектуальным моментом в данном случае является осознание лицом общественной опасности своего деяния, предвидение в основном неизбежности, реже реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Рассматривая интеллектуальный момент, следует отметить, что лицо, осуществляя какие-либо деяния, осознает их фактическое содержание, осознает их социальное значение. Преступник понимает, что наносит вред или создает угрозу причинения вреда другому лицу, его жизни, здоровью, его собственности, иным общественным отношениям, государству. Однако его осознание данного факта может быть хотя бы в общих чертах. Достаточно осознавать, что склонение к потреблению наркотических средств - общественно опасное деяние, оно наносит вред не только «здоровью населения и общественной нравственности» и соответственно общественной безопасности и общественному порядку, но и непосредственно здоровью того человека, которого склоняет преступник к потреблению наркотических средств. Преступник может не знать, что законодатель считает его деяние наносящим вред такому объекту, как «общественная безопасность и общественный порядок», однако это не мешает его деяние описать, как совершенное с прямым умыслом и признать его преступлением. Таким образом, преступник осознает общественно-опасный характер своего деяния.

Кроме того, рассматривая такой момент, как осознание общественной опасности деяния, хотелось бы отметить, что ученые ведут спор о включении в содержание умысла осознания противоправности деяния. На этом этапе во многих работах идет речь о том, что же такое противоправность и ее осознание, после чего дается вывод о том, что осознание противоправности не следует отождествлять с осознанием запрещенности деяния той или иной нормой УК РФ. Осознание уголовной противоправности означает, что лицо, зная об уголовной ответственности за деяния, которое оно совершило (хотя бы в общих чертах), знало, что эти деяния запрещены под страхом наказания. Включение подобных признаков в характеристику умысла затруднит практическое применение закона, поскольку доказательство осознания субъектом общественной опасности деяния, осознания причинения или угрозы причинения вреда тому или иному объекту представляется реальным, другое дело доказательство осознания субъектом «знания» того, что его деяние запрещено под страхом наказания, будь то в конкретных или «общих чертах».

Далее переходим к рассмотрению предвидения наступления общественно опасных последствий. В действующем уголовном законе уточняется этот момент, акцентируется именно предвидение возможности или неизбежности наступления общественно-опасных последствий.

В данном случае речь идет о том, что преступник соизмеряет свои действия или бездействия с будущим, осознает причинную связь между настоящим, то есть своими деяниям и теми возможными или неизбежными последствиями, которые наступят вследствие его деяния, кроме того, осознает, что наступившие последствия будут общественно опасными.

Итак, интеллектуальный момент прямого умысла включает в себя осознание общественной опасности действий и предвидение общественно опасных последствий, которое состоит из предвидения либо неизбежности, либо реальной возможности их наступления.

Волевое содержание умысла более «практично», если можно так выразиться, по сравнению с интеллектуальным. Оно выражается в желании наступления общественно опасных последствий. В реальной жизни, и это понятно, мы не можем с достаточной степенью уверенности сказать, что именно предвидел или осознавал тот или иной субъект. Более того, мы не можем также точно определить, что именно он желал.

Волевой же момент более ярко проявляется в жизненных ситуациях, яснее виден на практике, поскольку чаще именно желание проявляется в деяниях, во многих случаях, без желания невозможно произвести те или иные действия. Большинство составов Особенной части уголовного закона основано именно на прямом умысле, на волевой его части, т.е. на желании.

Что же такое желание? В науке дано достаточное количество определений по этому вопросу, как в трудах юристов, так и в работах психологов. В науке уголовного права распространено мнение, что последствия являются желаемыми, если они выступают для виновного:

1. конечной целью действий.

2. необходимым средством достижения конечной цели.

3. определенным этапом достижения конечной цели.

4. необходимым сопутствующим элементом деяния.

Как же относиться к преступлениям, которых большинство в Особенной части УК РФ, то есть преступлениям без последствий, преступлениям, в которых само деяние является преступным и наказуемым, преступлениям с формальным составом. В уголовном законе об этом ничего не сказано, однако, практика говорит, что, поскольку последствия не предусмотрены, а общественно опасным является само деяние, то желание соответственно необходимо рассматривать под этим углом, то есть оно направлено непосредственно на действие. На этой базе делаются выводы о том, что преступления с формальным составом возможны только при наличии прямого умысла, поскольку только при желании действовать субъект осуществляет свой преступный умысел.

Данная позиция является весьма дискуссионной. Некоторые ученые говорят, что в преступлениях с формальным составом волевое отношение следует рассматривать не по отношению к последствиям, не по отношению к деянию, а по отношению к социальному характеру действий. Таким образом, обосновывается возможность косвенного умысла в преступлениях с формальным составом. Действительно, исходя из этих позиций, при клевете, осознавая позорящий характер распространяемых сведений, субъект может относиться к этому безразлично. Если же исходить из того, что желание направлено непосредственно на деяние, делаем вывод о том, что субъект желал распространения именно таких ложных, порочащих сведений, и приходим к наличию прямого умысла.

Толкуя закон буквально, мы видим, что применить к формальным составам можно только осознание общественной опасности своих действий, поскольку последствия не входят в число обязательных признаков объективной стороны, следовательно, не играют особой роли при квалификации и решении вопроса об ответственности. Но осознание общественной опасности характерно как для прямого, так и для косвенного умысла.

Несмотря на то, что последствия не предусмотрены в формальных составах, они либо наступают, либо существует реальная угроза их наступления, иначе действия субъекта не признавались бы общественно опасными, в любом случае существует посягательство на какой-либо объект, охраняемый государством.

Следует также отметить, что наличие только прямого умысла признается практикой так же и при неоконченном преступлении.

3.2. Косвенный умысел

В уголовном законодательстве косвенный умысел определяется следующим образом: «Преступление признаётся совершённым с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

При рассмотрении косвенного умысла, также можно выделить интеллектуальные и волевые моменты.


Рассматривая косвенный умысел, необходимо отметить, что такая составная часть его интеллектуального момента, как осознание общественной опасности деяния, присуща и прямому умыслу. Интеллектуальная часть разнится лишь при детальном рассмотрении предвидения наступления общественно опасных последствий. В отличие от прямого умысла, косвенному характерно то, что лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Чаще всего психическое отношение лица к последствиям совершённого им действия (бездействия) предполагает соединение безразличного отношения к их наступлению с сознательным их допущением.

Иногда сознательное допущение наступления преступных последствий (либо безразличное к ним отношение) при косвенном умысле может сочетаться и с нежеланием наступления этих последствий.

По всей вероятности, законодательное отнесение прямому умыслу неизбежности и возможности, а косвенному только возможности, говорит о той степени предвидения наступления последствий, которая характерна для видов умысла. Степень предвидения реальной возможности при косвенном умысле ниже, чем при прямом.

Ранее в законодательстве такого разделения интеллектуального момента на составные части не было, эти понятия раскрывала наука и практика. И в принципе, при буквальном толковании закона, ранее предвидение неизбежности можно было отнести как к прямому, так и косвенном умыслу, а различие их было лишь в волевом моменте.

Основным же различием прямого и косвенного умысла является волевой момент. Сущность сознательного допущения состоит в том, что виновный не стремится активно причинить общественно опасные последствия, но с другой стороны он не стремится избежать, не допустить эти последствия. Напротив, преступник, совершая какое-либо деяние, понимает, что вследствие этого наступит тот или иной факт, признаваемый общественно опасным, он видит причинную связь между своими действиями (бездействием) и наступлением последствий, однако относиться к ним положительно. В этом проявляется его воля, причем довольно близкая по своему содержанию к желанию. Позиция воли преступника в данном случае имеет степень, если можно так выразиться, «вялой активности». Пассивной ее назвать нельзя, поскольку выражается она в сознательном поведении, активная же позиция направленная на достижение именно данного преступного результата будет уже желанием, говорящим о прямом умысле. Такое специфическое содержание воли субъекта при умысле выражено законодательно в формуле «сознательно допускало».

Сознательное допущение может иметь место только при предвидении реальной возможности наступления общественно опасных последствий. Это логично, поскольку не предвидя последствия, невозможно их допускать.

На практике косвенный умысел встречается гораздо реже, чем прямой. Он не может иметь место, как уже отмечалось, в преступлениях с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает определенную цель, при сознании неизбежности наступления последствий, при приготовлении или покушении на преступление, в большинстве случаев совершения преступления в соучастии. Деление умысла на прямой и косвенный имеет не только теоретическое значение, но и практическое. Строгое разграничение видов умысла необходимо для правильного понимания ряда институтов уголовного права (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени опасности деяния и личности виновного, для индивидуализации уголовной ответственности.

4. Неосторожная форма вины и ее виды

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности (ст.26 УК РФ).

По общему правилу преступление с неосторожной формой менее опасно, чем умышленное, ибо лицо вообще не намеривается совершать преступление. Чаще всего происходит нарушение каких либо инструкций (по технике безопасности, противопожарных, обращения с оружием и т.п.), которое влечет общественно опасные последствия, превращающие проступок в преступление. Такие преступления совершаются в любой сфере деятельности человека.

Однако необходимо иметь в виду, что, во-первых, неосторожная форма вины – это одна из опасных разновидностей невнимательности, неосмотрительности, а иногда и равнодушия, неуважения к интересам личности и общества в целом. Во-вторых, в условиях научно-технического прогресса число неосторожных преступлений во всех сферах деятельности человека увеличилось. Лица, обязанные по роду своей службы (работы) соблюдать определенные требования, из-за беспечности, легкомыслия, недисциплинированности нарушают их, причиняя огромный ущерб жизни, здоровью людей и окружающей среде. К неосторожным преступлениям в сфере профессиональной деятельности относятся: неоказание помощи больному, нарушение ветеринарных правил и т. п. К неосторожным преступлениям, совершаемым в быту, относятся такие, как, неосторожное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, неосторожное уничтожение или повреждение государственного, общественного либо личного имущества граждан, повлекшее тяжкие последствия, небрежное хранение огнестрельного оружия, если это повлекло тяжелые последствия.

Неосторожные преступления квалифицируются, как правило, по последствиям, а также по способам их причинения, по сфере деятельности, в которой они наступают. Не наступление последствий причинивших вред, по общему правилу, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда.

По ст. 26 УК РФ можно выделить две формы неосторожных преступлений - преступление, совершенное по легкомыслию и преступление по небрежности.

4.1 Преступление по легкомыслию

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ст.26 УК РФ).

По своему интеллектуальному критерию преступное легкомыслие состоит из:

1. Осознания виновным общественной опасности совершаемого действия (бездействия);

2.. Предвидения абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактное предвидение означает, что лицо осознает неправомерность своих действий, понимает (предвидит), что такие действия вообще, в принципе, могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но считает невозможным их наступление в данном конкретном случае.

Волевой критерий этого преступления состоит в том, что лицо не желает наступления последствий, более того, стремиться не допустить их с помощью каких-либо реально существующих факторов (сил).

Преступное легкомыслие, как форма вины, представляет опасность тем, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий.

4.2 Преступная небрежность

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ст.26 УК РФ).

Интеллектуальный критерий состоит в том, что лицо не сознает общественной опасности совершаемых им действий (бездействия). Происходит это потому, что оно не намеривается совершать преступление. Лицо нарушает какие-либо нормы, запреты либо всем понятные житейские правила предосторожности. Следовательно, лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, причем это не означает отсутствия всякого психического отношения к происходящему, а представляет особую форму этого отношения. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц.

Волевой критерий означает, что лицо при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. По существу лицо, действующее с преступной небрежностью, упрекают за то, что имея реальную возможность предвидеть свои общественно опасные последствия, оно не проявляет должной внимательности, осмотрительности, направленной на то, чтобы не допустить наступления этих последствий.

Пример: 16 декабря, вечером, Бубков, находясь в нетрезвом состоянии, на улице у незнакомых ему Воробьева, Голованова А. и Голованова В. попросил закурить. Воробьев ответил, что у него нет сигарет и дал недокуренную сигарету. После этого Бубков взял Воробьева за руку и отвел в сторону, а Воробьев ударил его в лицо. В ответ Бубков нанес Воробьеву удар кулаком в голову, отчего тот упал на спину, затылком ударился об асфальт и потерял сознание. На следующий день Воробьев был доставлен в больницу, где 27 декабря скончался.

Признавая себя виновным в нанесении удара Воробьеву, Бубков утверждал, что он не предвидел возможности причинения потерпевшему тяжких телесных повреждений. Эти доводы осужденного ничем не опровергнуты и обьективно подтверждаются материалами дела, в том числе показаниями свидетелей Голованова А. и Голованова В., которые находились вместе с Воробьевым и видели происходящие события.

Как видно из материалов дела, в результате нанесенного Бубковым удара Воробьеву, потерпевшему были причинены повреждения (разрыв барабанной перепонки левого уха, что относится к легким телесным повреждениям с кратковременным расстройством здоровья). А тяжкие телесные повреждения в виде трещины затылочной кости, ушиба головного мозга с кровоизлияниями в мягкие ткани затылочной области головы, повлекшие смерть потерпевшего, причинены при падении от удара головой об асфальт.

Бубков был осужден за неосторожное убийство в виде преступной небрежности. Он хотя и не предвидел, но нанося удар Воробьеву по голове, должен был предвидеть возможность наступления тяжких последствий (причинение тяжких телесных повреждений, которые могли повлечь смерть Воробьева) и мог их предвидеть.

Обязанность предвидеть последствия свих действий является характерным признаком для всех дееспособных людей. Поэтому вопрос о возможности человека сознавать факт нарушения им каких-то правил и предвидеть наступившие в результате этого общественно опасные последствия должен решаться с учетом конкретной обстановки и индивидуальных особенностей лица, привлекаемого к уголовной ответственности. В соответствии с этим в законе и науке уголовного права выделяют два критерия преступной небрежности: объективный и субъективный.

Объективный критерий носит нормативный характер и означает, что обязанность предвидеть общественно опасные последствия возлагается на определенных лиц, которые должны выполнять свои обязанности, строго соблюдая предписанные правила поведения, проявляя должную внимательность и предусмотрительность. Обязанность предвидеть основывается на прямом указании закона либо вытекает из профессиональных обязанностей лица, договорных, семейных отношений.

Однако для привлечения к уголовной ответственности одного субъективного критерия недостаточно. Необходимо еще выяснить, мог ли конкретный человек, привлекаемый к уголовной ответственности, предвидеть общественно опасные последствия своего неправомерного поведения.

Субъективный критерий преступной небрежности означает индивидуальную способность лица своими личными качествами предвидеть наступление общественно опасных последствий. Личностными (сугубо индивидуальными) качествами виновного считаются образовательный, интеллектуальный уровень, наличие или отсутствие отклонений в психике, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья на момент выполнения данных действий и другие. Выявление всех этих качеств и сопоставление их с особенностями ситуации, в которой совершается деяние, позволяет установить, могло ли данное лицо предвидеть общественно опасные последствия[6] .

Преступную небрежность как вид неосторожной вины необходимо отграничивать от случайного невиновного причинения вреда. Случай, «казус», может характеризоваться либо полным отсутствием как объективного, так и субъективного критерия преступной небрежности, либо отсутствием одного из них. При невиновном причинении вреда лицо не предвидит, не должно и не могло предвидеть наступления общественно опасных последствий либо должно, но не могло их предвидеть. Например, рабочий мясокомбината, играя в обеденный перерыв со своим приятелем, из озорства надел ему на голову бумажный мешок из-под костной муки. Остатки муки попали в глаза потерпевшему, в результате чего он ослеп. Объективный критерий в этом случае имеется – все рабочие данного комбината должны знать свойства костной муки и не допускать нарушения правил безопасности при обращении с мешком. Однако субъективным критерий небрежности – лицо могло предвидеть наступление вредных последствий – отсутствует. Рабочий ранее не имел дело с костной мукой, не знал ее свойств, не прошел соответствующего инструктажа по технике безопасности[7] .

Таким образом, если отсутствует объективный и субъективный критерии преступной небрежности либо нет одного из них, лицо, допустившее наступление последствий, считается невиновным, а сами последствия расцениваются как несчастный случай.

Невинное причинение вреда имеет место и в том случае, когда лицо, совершившее то или иное деяние, хотя и предвидело наступление общественно опасных последствий, но не могло предотвратить их в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Это не распространяется на те случаи, когда общественно опасное деяние возникло по вине самого лица, поскольку оно не обладало достаточными навыками к выполнению той или иной работы и скрыло эти обстоятельства или добровольно привело себя в такое состояние, в котором не могло совершить необходимые, соответствующие ситуации действия, в результате употребления наркотиков, алкоголя и т.п.[8]

С учетом рассмотренного материала в преступлении по легкомыслию и преступлении по небрежности можно выделить сходства и отличия по двум основным критериям оценки.

Общее для них в интеллектуальном критерии – отсутствие предвидения реальной возможности наступления общественно опасных последствий. Вместе с тем они различаются по целому ряду признаков, относящихся как к интеллектуальному, так и к волевому критерию.

Интеллектуальный критерий:

1) при легкомыслии лицо осознает общественно опасный характер свих действий, тогда как при небрежности этого нет;

2) при легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий, а при небрежности – не предвидит, хотя должно (объективный критерий) и могло (субъективный критерий) их предвидеть.

Волевой критерий:

1) в легкомыслии он характеризуется легкомысленным расчетом на предотвращение преступных последствий, основанном на реальных жизненных обстоятельствах; при небрежности – не проявлением должного напряжения психических процессов, которое не позволяет ему предвидеть последствия своего поведения.

Так, например, С. управлял легковым автомобилем в сильной степени опьянения, не имел прав на управление транспортными средствами: по пути следования неоднократно грубо нарушал правила дорожного движения, в результате чего сбил одного пешехода, через некоторое время - другого, а затем автомашина столкнулась со встречной и ударилась о столб электросети. Нескольким гражданам были причинены тяжкие и иные телесные повреждения и нанесен существенный материальный ущерб. Суд квалифицировал действия С. по ст. 263 УК РФ и счел указанное деяние совершенное по неосторожности в форме преступного легкомыслия.

В данном примере суд не исследовал всесторонне все обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне преступления, в частности о возможности его совершения с косвенным умыслом, когда лицо не желает причинить общественно опасные последствия, но предвидит и допускает возможность их наступления. Отсутствие желания свидетельствует о безразличном отношении лица к последствиям своего деяния, но оно сознательно допускает их наступления. По данному делу суд первой инстанции не исследовал вопроса о том, что С. был уверен в невозможности наступления общественно опасных последствий, и не обосновал своего вывода об этом. Вышестоящая инстанция обоснованно отметила приговор суда ввиду не исследованности обстоятельств, относящихся к установлению формы вины.

Таким образом, правильное установление формы и вида вины необходимо для квалификации содеянного, определение степени вины при индивидуализации наказания, установления круга обстоятельств, подлежащих доказательству, надлежащего воспитательного воздействия приговора на осужденного и иных лиц[9] .


Заключение

В заключении можно сказать, что после рассмотрения различных аспектов вины, ее форм и компонентов мы пришли к выводу о том, что:

1. Вина относится к субъективной стороне преступления, при этом ее содержание не исчерпывается содержанием субъективной стороны преступления.

2..Вина связывает преступника с совершаемым им деянием и его последствиями.

3. С психологической стороны вина - это интеллектуальное и волевое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям.

Законодатель, формируя возможные комбинации интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта, обусловливает выделение форм вины – умысла и неосторожности, и их видов – прямой и косвенный умысел, преступное легкомыслие и преступная небрежность.

Можно сказать, что в содержании вины отражается отрицательное, пренебрежительное или недостаточно бережное отношение лица к интересам личности и общества.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ

ЗАДАЧА № 1

М. и А. в зимнее время вечером, обнаружили в подъезде дома спящую С., находящуюся в состоянии опьянения. Они отнесли ее на пустырь и, воспользовавшись беспомощным состоянием, изнасиловали. Затем, бросив раздетую С. на снегу, скрылись. Утром был обнаружен труп замерзшей С.

Определите психическое отношение указанных лиц к смерти С.

Психическое отношение М. и А. к смерти С. определяется как вина в форме косвенного умысла. Так как М. и А., оставляя голую С. на снегу не желали наступления последствия в виде смерти С., но сознательно допускали наступления таких последствий, либо относились к ним безразлично.

ЗАДАЧА № 2

Медсестра Б., ввела больной К. внутривенно вместо раствора хлористого кальция, раствор сулемы, являющейся ядовитым веществом. Спасти К. не удалось. Эта ошибка произошла потому, что медсестра не посмотрела на надпись на ампуле, не убедилась в том, что взяла нужный препарат.

Решите вопрос об ответственности Б.

Изменится ли решение, если будет установлено, что описания события произошло в связи с тем, что на химфармзаводе в ампулу с надписью «Раствор хлористого кальция» был ошибочно помещен раствор сулемы?

А) Медсестра Б. подлежит уголовной ответственности по ч. 2 ст. 109 УК РФ за причинение смерти по неосторожности в следствии ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Она не предвидела наступление последствий в виде смерти К., так как не посмотрела на надпись на ампуле, хотя могла и должна была предвидеть, что в ампуле находится раствор сулемы, поскольку убедиться в этом входило в ее профессиональные обязанности.

Б) Решение изменится, если будет установлено, что описания события произошло в связи с тем, что на химфармзаводе в ампулу с надписью «Раствор хлористого кальция» был ошибочно помещен раствор сулемы. В этом случае медсестра будет освобождена от уголовной ответственности в связи с отсутствием в деянии состава преступления, так как тогда имело бы место невиновное причинение вреда, поскольку Б. не предвидела, не могла предвидеть, и не должна была предвидеть смерть К. В этом случае к ответственности следовало бы привлечь сотрудников химфармзавода


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция РФ.

2. Уголовный кодекс РФ – 2005 г.

3. Уголовное право России: Части общая и особенная. Под редакцией – Рарога А.И. // М., Проспект, 2005 г.

4. Жаменский А.Э., Рарог А.И. Уголовное право России – Общая часть // М., 2000.

5. Ветров Н.И. Уголовное право // М., Юнити, 1999.

6. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовное право // М., Юриспруденция, 1999.

7. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество //М., 1992.

8. Фельдштейн Г. С. Природа умысла // М., 1989.

9. Рарог А. И. Вина в советском уголовном праве // Саратов, 1987.

10. Психология. Словарь //М., 1990.

11. Утевский Б.С. Вина в советском уголовном праве / /М., 1950.

12. Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления // М., 1991.

13. Уголовное право. Под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В. Наумова // М., 1996

14. Популярный юридический энциклопедический словарь // М., 2000.


[1] Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М.,1992. С. 73.

[2] Фельдштейн Г. С. Природа умысла. М.,1989. C. 2.

[3] Рарог А. И. Вина в советском уголовном праве. Саратов, 1987.

[4] Психология. Словарь. М., 1990. C. 62.

[5] Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 1991.

[6] Уголовное право. Общая часть. – М.,1998

[7] Уголовное право. Общая часть./ Под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1996

[8] Популярный юридический энциклопедический словарь – М,2000.

[9] Уголовное право. Общая часть. Учебник для юридических институтов и факультетов. -М, 1992. Стр. 85-100

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий