регистрация / вход

Квалификация уголовной ответственности по Уголовному кодексу России

Введение Сущность любой ответственности, в том числе и уголовной, обусловливается взаимодействием трех основных слагаемых человеческого бытия: личности, общества и государства. Каждый человек испытывает на себе, как минимум, тройную социально-нравственную коррекцию: собственную сознательно-волевую регуляцию, общественное воздействие и влияние государственных установлений.
Введение Сущность любой ответственности, в том числе и уголовной, обусловливается взаимодействием трех основных слагаемых человеческого бытия: личности, общества и государства. Каждый человек испытывает на себе, как минимум, тройную социально-нравственную коррекцию: собственную сознательно-волевую регуляцию, общественное воздействие и влияние государственных установлений.Матрицей уголовной ответственности служат уголовные правоотношения. В сфере этих отношений важным признаком социальной связи между людьми является специфическая обязанность строго определенного поведения (состояния) взаимодействующих субъектов. Уголовно-правовые веления органично сочетаются с общеобязательными нормами поведения, установленными в данном обществе.Уголовную ответственность следует рассматривать как с позиции побудительного мотива поведения, так и с позиции меры требуемого от индивида поведения. Иными словами, уголовная ответственность исполняет роль разновидности социально-правового контроля в соотношении должного с возможным, свободой воли с необходимостью и, тем самым, занимает центральное место в механизме уголовно-правового регулирования.Объективная сторона уголовной ответственности заключается в том, чтозакрепленное в соответствующей уголовно-правовой норме (системе норм) общеобязательное требование к определенному поведению (состоянию) индивида обусловлено объективными законами общественной жизни людей. Этим самым уголовное право поощряет, стимулирует ответственное поведение участников общественных отношений. В этом плане важно заметить, что уголовно-правовая среда не является лишь чем-то внешним по отношению к личности. Она представляет собой единое социально-правовое явление, основную суть которого пронизывает нравственное начало.Субъективная сторона ответственности находит свое выражение в том, что обусловленные социальными отношениями общеобязательные уголовно-правовые требования определенного поведения (состояния) преломляются в сознании и психологии человека (любой социальной общности), в усвоении им норм уголовного права, выработке у него социально-позитивной мотивации.Таким образом, уголовно правовое регулирование общественных отношений включает в свой механизм сознание и волю индивидов, вступающих друг с другом в общение. Вне сознания и воли общение немыслимо, возможны лишь импульсивно-инстинктивные контакты, не способные создать систему отношений.Иными словами содержательная характеристика отношений между людьми на уголовно-правовом уровне в немалой степени зависит от ориентации человека в мире социальных ценностей, охраняемых уголовным законом, личностных возможностей и способностей человека к избирательному поведению относительно этих ценностей. Только в этом смысле можно говорить об уголовной ответственности человека за свои деяния, которые способны причинить или фактически причиняют вред этим ценностям.

1. Понятие и признаки уголовной ответственности

Уголовная ответственность является одной из основополагающих категорий уголовного права. В УК РФ термин "уголовная ответственность" встречается часто (ст, 1, ч.2 ст.2, ст. 4, 8, 75, 76, 78 и др.). Вместе с тем, в юридической литературе понятие и суть уголовной ответственности определяются неоднозначно, что сопряжено с различным решением ряда вопросов, например, об определении момента начала и окончания реализации уголовной ответственности. Следует согласиться с М.С. Строговичем, который полагал, что "правильное понимание ответственности важно и в политическом, и в социальном, и в юридическом смысле, оно имеет громадное значение для научной разработки проблем прав личности, ... для повышения ответственности государственных органов, ... должностных лиц за порученное дело"[1] .

В теории уголовного права понятие уголовной ответственности дискуссионно. Уголовная ответственность трактуется: как наказание (О. Э. Лейст, И. С. Самощенко, М. Д. Шаргородский и др.); как определен­ного рода обязанность (Я. М. Брайнин, М. П. Карпушин, В. И. Курляндский, А. А. Пионтковский и др.); как реальное претерпевание преступником предусмотренных уголовным законом и конкретизированных приговором суда мер государ­ственного порицания и принуждения (В. П. Малков и др.); как уголовно-правовое отношение (Н. И. Загородников, М. А. Гельфер и др.); как совокупность уголовно-правовых, уголовно-про­цессуальных и исполнительных отношений (Н. И. Стручков, Н. А. Огурцов и др.).

Стоит отметить, что каждый из указанных подходов к определению понятия уголовной ответственности вполне имеет право на существование, так как по-своему отражает присущие сложному феномену уголовной ответственности особенности ее содержания.

Уголовная ответственность, являясь видом юридической ответственности, обладает признаками, общими для всех видов юридической ответственности, а также свойственными только этому виду юридической ответственности. При всех различиях в определении отдельных признаков юридической ответственности общими характерными чертами любого вида юридической ответственности, по мнению С.Н. Братуся, является принуждение к исполнению обязанности и государственное осуждение противоправного поведения лица[2] . Примерно такиеже свойства юридической ответственности выделяли О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский, полагавшие, что юридическая ответственность включает в себя три взаимосвязанных элемента: это мера государственного принуждения, которая основывается на юридическом и общественном осуждении лица, совершившего правонарушение, и выражается в установлении для него определенных негативных последствий в виде ограничений личного или имущественного характера.[3] Эти: элементы юридической ответственности отмечают и авторы работ по общей теории права, опубликованных в наши дни. По мнению В.В. Лазарева, под юридической ответственностью следует понимать «предусмотренную санкцией правовой нормы меру государственного принуждения, в которой выражается государственное осуждение виновного в правонарушении субъекта и которая состоит в претерпевании им лишений и ограничений личного, имущественного или организационного характера»[4] .

В работах по уголовному праву, посвященных уголовной ответственности, в принципе разделяются изложенные взгляды на сущность юридической ответственности, за исключением одного важного момента, а именно: нельзя отождествлять уголовную ответственность с санкцией, т.е. с наказанием. Конечно, уголовная ответственность и наказание — однопорядковые правовые категории, но они не тождественны: уголовная ответственность — категория более широкая, чем наказание. Безусловно, уголовная ответственность, как правило, реализуется в наказании лица, совершившего преступление, но она может быть реализована и без наказания, в самом акте вынесения обвинительного приговора, о чем будет подробнее сказано ниже. Уголовная ответственность возникает раньше и завершается позже, чем фактическое применение наказания (санкции) к лицу, совершившему преступление.

По мнению В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеевой, А. В. Наумовой можно выделить следующие характерные черты, свойственные уголовной ответственности.[5]

1. Уголовная ответственность есть правовое последствие совершения преступления. Факт совершения преступления, т.е. деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного законом, служит основанием уголовной ответственности. Следовательно, деяние, не являющееся преступлением, уголовной ответственности не влечет. Это положение закреплено теперь в законе (ст. 8 УК РФ) и возражений не вызывает.

2. По своему содержанию уголовная ответственность заключается в отрицательной оценке государством совершенного лицом деяния и принудительном ограничении, а иногда лишении лица тех или иных прав: права заниматься определенной деятельностью или профессией, права на имущество, права на свободу, а в исключительных случаях и права на жизнь. Причем, в отличие от других видов юридической ответственности, ограничения и лишения, связанные с уголовной ответственностью, всегда налагаются от имени государства, т. е. имеют государственный принудительный характер.

В литературе высказаны и иные точки зрения относительно содержания уголовной ответственности. Наиболее популярными считаются две: ряд авторов полагает, что уголовная ответственность есть обязанность ее несения за совершение преступления[6] ; другие авторы, напротив, утверждают, что уголовная ответственность — это только фактическое исполнение наказания, назначенного по приговору суда[7] .

3. Третья характерная особенность уголовной ответственности заключается в том, что она осуществляется в рамках уголовного правоотношения, которое возникает между государством и лицом, совершившим преступление.

Впрочем, есть и другие точки зрения относительно субъектов уголовного правоотношения. Я. М. Брайнин считал, что оно существует между преступником и государственным органом, а не государством.[8] Эта же позиция была высказана Г. М. Миньковским, В. П. Ревиным и А. А. Магомедовым.[9] И. Я. Козаченко включает в число субъектов уголовного правоотношения не только государство и лицо, совершившее преступление, но также потерпевшего.[10]

4. Для уголовной ответственности, далее, характерно то, что реализуется в особой процессуальной форме, причем на каждой стадии уголовного процесса форма ее реализации различна, что определяется не только уголовным, но и уголовно-процессуальным законом.

Выяснение характерных особенностей уголовной ответственности как правовой категории дает возможность сформулировать ее понятие следующим образом: уголовная ответственность есть реакция государства на совершение преступления, выражающаяся в осуждении преступного поведения лица государством и принудительном ограничении или лишении прав виновного лица, осуществляемом в рамках уголовного правоотношения.

Термины "уголовная ответственность'' и "наказание" не тождественны. Об этом, например, свидетельствует толкование ч. 2 ст. 84 УК РФ, в которой речь идет об освобождении по амнистии от уголовной ответственности или наказания. Вместе с тем, в УК РФ встречается небрежное отношение к терминологии, смешивание различных терминов. Так, в ч. 1 ст. 81 УК РФ установлено, что лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактическую и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания... Но такое лицо не подлежит осуждению и поэтому оно должно освобождаться от уголовной ответственности, а не от наказания. В ч. 1 ст. 76 УК определено, что, если суд, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбываниянаказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. Следовательно, при условном осуждении уголовная ответственность реализуется без реального исполнения наказания самим фактом осуждения и судимостью в течение испытательного срока.[11]

Наказание занимает главное место среди принудительных мер уголовно-правового характера и составляет основное содержание уголовной ответственности. То, что уголовная ответственность и наказание — это не совпадающие понятия, вытекает в первую очередь из сопоставления ч. 2 ст. 2 (УК РФ «устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за их совершение»), ч. 1 ст. 3 («Преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом»), ст. 8 УК РФ («Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом»). Из этих законодательных формулировок следует, что понятие уголовной ответственности шире понятия наказания, хотя и включает его в себя.

Принципиальное различие между этими понятиями проводится и в разделе IV Общей части УК («Освобождение от уголовной ответственности и от наказания»), где нормы, предусмотренные ст. 75—78, объединяются в гл. 11 об освобождении от уголовной ответственности, а нормы, предусмотренные ст. 79—83, — в гл. 12 об освобождении от наказания.

В связи с этим под уголовной ответственностью следует понимать все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление.

Исходя же из буквального смысла указанных (и других) статей УК, уголовная ответственность подразделяется на наказание и иные меры уголовно-правового воздействия (например, принудительные меры медицинского характера), не являющиеся наказанием[12] . Соответственно этому и сама уголовная ответственность подразделяется на два вида:

• без назначения наказания и

• с назначением наказания.

В первом случае уголовная ответственность исчерпывается фактом осуждения лица (в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством суд в этих случаях постановляет обвинительный приговор без назначения наказания). Во втором случае содержанием уголовной ответственности лица является не только осуждение лица, но и применение к нему наказания (в том числе в некоторых случаях сюда входят и определенные уголовно-правовые последствия отбывания наказания, связанные, например, с институтом судимости).[13]

Юридическая ответственность возникает вследствие совершения правонарушения, т.е. в результате возникновения охранительных правоотношений, в основе которых лежит нарушение нормы права, противоправное поведение (В общей теории права правовые отношения независимо от их отраслевой принадлежности исследуются на двух основных уровнях: отношения, возникшие в результате правомерного поведения (регулятивные правоотношения), и отношения, возникшие в результате неправомерного поведения (охранительные правоотношения). Впервые такая классификация правоотношений была предложена Н. Г. Александровым)[14] . Точно также и уголовная ответственность есть следствие возникновения охранительных уголовно-правовых отношений в их традиционном понимании. Поэтому понятие уголовной ответственности может быть раскрыто только в связи с содержанием охранительных уголовно-правовых отношений.

Известно, что право предназначено для воздействия на волевое поведение людей, а предметом правового регулирования являются общественные отношения. Событие преступления порождает три разновидности правоотношений: уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и уголовно-процессуальные. Эти отношения тесно связаны между собой, и, чтобы очертить охранительные уголовно-правовые отношения как предмет уголовно-правового регулирования, необходимо определить следующие элементы, относящиеся к каждому из трех указанных правоотношений:

а) юридические факты, в связи с которыми возникает соответствующее правоотношение;

б) субъекты правоотношения;

в) время возникновения и прекращения правоотношения;

г) содержание прав и обязанностей субъектов правоотношения.

Правоотношение всегда возникает в связи с юридическим фактом. Для охранительного уголовно-правового отношения таким фактом является совершение лицом преступления[15] .

Именно с момента совершения преступного деяния возникает и обязанность лица, его совершившего, претерпеть те неблагоприятные последствия, которые уголовный закон связывает с преступлением, и право суда и следственных органов принудить преступника к исполнению этой обязанности. Таким образом, налицо как субъекты правоотношения, так и их субъективные права и юридические обязанности, т. е. налицо уголовно-правовые отношения.

Если началом охранительного уголовно-правового отношения является само событие преступления, то юридическим фактом, порождающим уголовно-процессуальные отношения, должны быть признаны процессуальные действия следователя, прокурора, суда, направленные на установление лица, совершившего преступление. Юридическим фактом, с которым связывается возникновение уголовно-исполнительных правоотношений, следует считать вынесение судом обвинительного приговора.

Прекращаются правоотношения при полном осуществлении прав и обязанностей субъектов. Лицо, совершившее преступление, обязано не только подвергнуться наказанию, но и понести другие неблагоприятные последствия совершения им преступления, предусмотренные нормами уголовного права. Уголовно-правовые отношения могут, например, существовать в связи с особым (судебным) порядком снятия судимости согласно ст. 86 УК РФ.

Таким образом, содержанием охранительных уголовно-право­вых отношений являются различные аспекты реализации уголов­ной ответственности и наказания, связанные как с событием пре­ступления, так и с назначением наказания, его изменением, освобождением от уголовной ответственности и наказания, а так­же применением принудительных мер медицинского характера. В этом проявляется тесная связь уголовной ответственности с охра­нительным уголовно-правовым отношением.

2. Возникновение, реализация и прекращение уголовной ответственности.

Среди ученых нет единства относительно момента возникновения уголовной ответственности. Момент возникновения уголовной ответственности ученые связывают с различными обстоятельствами:

1)с совершением преступления,[16] 2) с привлечением в качестве обвиняемого,[17] 3) с применением мер процессуального пресечения,[18] 4) с вынесением обвинительного приговора,[19] 5) с вступлением приговора в законную силу.[20]

Следует согласиться с первой позицией, что уголовная ответственность возникает в момент и в месте совершения виновным преступления, а не в кабинете следователя или дознавателя и не в зале судебного заседания. В противном случае резонно поставить вопрос: если уголовная ответственность ненаступила (не возникла), то на основании чего можно проводить уголовно-процессуальные действия и выносить обвинительный приговор, который при ее отсутствии даже может вступить в законную силу? В пользу данной точки зрения можно привести следующие аргументы[21] :

1. Именно данная точка зрения полностью согласуется с распространенным взглядом на уголовную ответственность как закрепленную в источниках уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости.[22] Будучи обязанностью, в силу своей природы она может существовать гипотетически и существует в действительности уже до привлечения в качестве обвиняемого, применения мер процессуального пресечения, вынесения обвинительного приговора, вступления его в законную силу. А ее связь с преступлением, констатируемая в приведенной дефиниции, позволяет утверждать, что уголовная ответственность возникает как раз с момента совершения такого деяния.

2. Это утверждение в полной мере соответствует представлению о правонарушении, разновидностью которого является преступление, как юридическом факте, порождающем правоотношение и юридическую ответственность.[23] Преступление — акт социального взаимодействия. Совершив преступное деяние, лицо неизбежно вступает в отношения с другими людьми, интересы которых призвано защитить государство. Вряд ли у кого есть сомнение в том, что в подобной ситуации государство имеет право возложить на лицо, совершившее преступление, бремя осуждения, наказания и судимости, а оно, в свою очередь, обязано претерпеть эти последствия своего преступного поведения. Такая связь между государством и преступником носит правовой характер. Следовательно, факт совершения преступления порождает уголовное правоотношение. Указанные право и обязанность входят в его содержание. Закрепленная в источниках уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости есть уголовная ответственность. Являясь элементом содержания уголовного правоотношения, она тоже поэтому возникает с момента совершения преступления.

3. В действующем законодательстве имеется ряд положений, свидетельствующих о возникновении уголовной ответственности до привлечения лица в качестве обвиняемого, применения к нему меры пресечения, вынесения обвинительного приговора, вступления его в законную силу и даже вообще независимо от этих факторов.

Первое положение. В соответствии с ч. 1 ст. 11 УК РФ любое лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит ответственности по настоящему Кодексу.

Итак, в силу прямого указания в законе уголовная ответственность возлагается на любое лицо, совершившее преступление.

Второе положение . Сказанное касается и тех лиц, кто уклонился от следствия и суда либо остался неразоблаченным. Такие ситуации законодатель тоже имеет в виду, предусматривая институт давности совершения преступления (ст. 78, 94 УК). В некоторых случаях у «уклонистов» появляется большой шанс избежать привлечения в качестве обвиняемого, применения меры пресечения, вынесения обвинительного приговора.

Третье положение . Тезис о независимости уголовной ответственности от привлечения в качестве обвиняемого, применения мер процессуального пресечения, вынесения обвинительного приговора, вступления его в законную силу подтверждается также многочисленными уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными нормами об освобождении от уголовной ответственности, содержащимися в ст. 75-78, ч. 2 ст. 84, ч. 1 ст. 90, ст. 94, примечаниях к ст. 126, 198, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275, 291, 307, 337, 338 УК. Например, явно не согласуется с ними принятие в качестве точки отсчета уголовной ответственности момента вынесения обвинительного приговора или вступления его в законную силу. Ведь указанные нормы вправе применять не только суд, но и прокурор,следователь (ст. 6—9 УПК), а также орган дознания (ст. 6, 7, 9 УПК).

Четвертое положение . Факт отсутствия зависимости между возникновением уголовной ответственности и привлечением лица в качестве обвиняемого, применением к нему меры пресечения, вынесением обвинительного приговора, вступлением приговора в силу подтверждается также неоднократно встречающимися в законе нормами о привлечении к уголовной ответственности (например, ч. 4 ст. 90, ст. 299 УК, ч. 1 ст. 2, ст. 27-1, ч. 1 и 2 ст. 58-1 УПК).

Привлечение к уголовной ответственности есть привлечение лица в качестве обвиняемого.[24] А поскольку привлечь можно только к тому, что ужеесть, привлечение к уголовной ответственности означает, что эта ответственность возникает раньше, чем лицо привлекается в качестве обвиняемого, выносится обвинительный приговор, приговор вступает в законную силу. Она появляется и до применения мер пресечения, так как, по общему правилу, эти меры должны использоваться лишь в отношении обвиняемых (ст. 89, 90 УПК), т. е. после привлечения лиц к уголовной ответственности.

Пятое положение. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве закреплен институт осуждения лиц заочно. Согласно п. 1 и 2 ч. 2 ст. 246 УПК в исключительных случаях, если это не препятствует установлению истины по делу, его разбирательство в заседании суда первой инстанции может быть допущено в отсутствие подсудимого, например в случае, когда подсудимый находится вне пределов государства и уклоняется от явки в суд. Следовательно, официально признается фактическая невозможность предъявления обвинения и допроса обвиняемого — составных частей акта привлечения в качестве обвиняемого, а также невозможность применения мер процессуального пресечения. Значит, связывать с этими факторами начало уголовной ответственности ошибочно.

И др.

4. Законодатель прямо связывает возникновение уголовной ответственности с моментом совершения преступления. Во-первых, он делает это при описании некоторых принципов уголовного права. Так, в ст. 4 УК записано, что лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (принцип равенства граждан перед законом). Согласно ч. 2 ст. 6 УК никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (принцип справедливости ответственности). Во-вторых, законодатель много раз констатирует зависимость между моментом совершения преступления и возникновением уголовной ответственности на уровне иных положений. Причем в некоторых статьях УК о такой зависимости упоминается неоднократно, например, в ст. 12 — трижды, а в ст. 11 — четырежды. Но, пожалуй, наиболее ярко законодатель выразил свою мысль в ст. 20 УК. В соответствии с ч. 1 этой статьи уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Согласно ч. 2 ст. 20 УК лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за некоторые преступления (здесь же приводится их исчерпывающий перечень). Таким образом, законодатель обоснованно считает, что точкой отсчета уголовной ответственности служит момент совершения преступления

Анализ мнений ученых, разделяющих критикуемые взгляды, показывает, что многие из них либо прямо, либо косвенно связывают возникновение уголовной ответственности именно с моментом совершения преступления.

Таким образом, анализ различных точек зрения по вопросу о времени появления уголовной ответственности показывает, что наиболее удачна среди них точка зрения, согласно которой эта ответственность возникает с момента совершения преступления. Указанная позиция: 1) полностью согласуется с представлением об уголовной ответственности как закрепленной в источниках уголовного права обязанности лица, совершившего преступление, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости; 2) соответствует взгляду на правонарушение, разновидностью которого является преступление, как на юридический факт, порождающий правоотношение и юридическую ответственность; 3) основывается на действующем уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве; 4) максимально способствует защите прав личности в уголовном судопроизводстве; 5) позволяет четко различать законное и незаконное применение мер государственного принуждения; 6) исключает необоснованное ограничение пределов дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности; 7) препятствует появлению парадоксов типа «моменты возникновения и прекращения уголовной ответственности сливаются во времени».[25]

Реализация уголовной ответственности в подавляющем числе случаев представляет собой определенного рода процесс, имеющий протяженность во времени. И лишь в случае смерти (естественной или насильственной) лица, совершившего преступление, уголовная ответственность может быть прекращена мгновенно. Во всех же остальных случаях уголовная ответственность воплощается в присущих отношениям уголовной ответственности формах, соответствующих определенным стадиям самого процесса ее реализации.

На первой стадии — привлечение к уголовной ответственности — выделяются две формы:

а) ограничения уголовно-процессуального характера, применяемые к лицу, совершившему преступление (например, меры пресечения);

б) безусловное освобождение от уголовной ответственности (при истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности и др.).

Вторая стадия — назначение наказания — заключает в себе три формы:

а) безусловное освобождение от уголовного наказания (истечение сроков давности исполнения обвинительного приговора и др.);

б) условное освобождение от уголовного наказания;

в) реальное назначение уголовного наказания.

На третьей стадии — исполнение уголовного наказания — выделяются две формы:

а) ограничения, обусловленные спецификой уголовно-исполнительных правоотношений;

б) замена одного вида наказания другим, более мягким или более тяжким (например, при злостном уклонении осужденного от отбывания исправительных работ и т. д.).

Четвертая стадия — судимость — реализуется в форме многообразных ограничений, предусмотренных различными отраслями права (например, запрет на занятие определенных должностей при наличии судимости и др.).

Обладая интегративными свойствами и вместе с тем сохраняя свою относительную автономность, указанные стадии могут реализоваться самостоятельно в рамках уголовно-правовых отношений регулятивного типа.

Однако последнее вовсе не означает, что регулятивные правоотношения в своем содержании и в объеме этого содержаниятождественны (равны) правоотношениям уголовной ответственности. Их совпадение (тождество, близость) заключается лишь в том, что они действуют в одних и тех же временных параметрах: от совершения преступления до снятия с осужденного за это преступление всех уголовно-правовых ограничений — и в одном и том же уголовно-правовом пространстве.

Весьма важным для рассмотрения изучаемой темы является определение момента прекращения уголовной ответственности , когда к лицу перестают применяться предусмотренные законом меры негативного воздействия. Прекращение уголовной ответственности может быть связано с различными по своему содержанию юридическими обстоятельствами, в связи с чем выделяются четыре различных варианта.[26]

Первым из них является освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности. Существенное снижение степени общественной опасности виновного или совершенного преступления делает в ряде случаев нецелесообразным применение к нему мер уголовной ответственности. В этих случаях, когда цели, стоящие перед данным институтом уголовного права, могут быть достигнуты иным путем, нежели посредством привлечения к уголовной ответственности, более целесообразным является освобождение лица, совершившего преступление, от ее реализации. В связи с указанными обстоятельствами виновный не подвергается уголовной ответственности, а в случаях, когда она начала применяться, ее исполнение прекращается.

Вторым видом прекращения уголовной ответственности являются случаи невозможности ее применения, когда лицо, виновное в совершении преступного деяния, умирает либо начинает страдать психическим расстройством, исключающим вменяемость. В этих случаях применение к названным лицам мер принудительного воздействия становится объективно невозможным, по причине чего применение уголовной ответственности прекращается либо приостанавливается.

Следующим, третьим видом прекращения уголовной ответственности является декриминализация совершенного лицом преступного деяния, за которое он привлечен к уголовной ответственности. В данном случае отпадают основания ее применения. По этой причине лицо не подлежит уголовной ответственности, в силу чего ее применение прекращается.


[1] Строгович М.С. Сущность юридической ответственности// "Советское государство и право", № 5, 1979, с. 76.

[2] Братусь С.Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. № 4. С. 33.

[3] Иоффе О. С.; Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 314

[4] Лазарев В.В. Общая теория права и государства. М.,. 1997. С. 41.

[5] Уголовное право России. Общая часть:Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеевой, А. В. Наумовой. Уголовное право России. Общая часть – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005. – 540 с.

[6] Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в уголовном праве. М., 1963. С. 25, 27, 28; Карпушин М.П., Курляндский В.И. Указ. соч. С. 21, 39; Коробов П. В. К вопросу о понятии уголовной ответственности // Реализация уголовной ответственности: Уголовно-правовые и процессуальные проблемы.

[7] Тихонов К.Ф. О сущности уголовной ответственности // Вопросы предупреждения преступности. Томск, 1967. С. 5; Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976. С. 53 и след.

[8] Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С. 101—104

[9] Государство и право. 1996. № 11. С. 152

[10] Уголовное право России. С. 67

[11] Ткачевский Ю. Уголовная ответственность // Уголовное право. – 1999. №3

[12] Такое понимание уголовной ответственности проводилось в известной Теоретической модели Общей части Уголовного кодекса (Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. С. 13)

[13] Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – 2-е изд, перераб и доп. – М.: Изд-во БЕК, 2000. – 590 с.

[14] Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 91

[15] Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 215-216; Пионтковский А. А. О понятии уголовной ответственности // СГП. 1967. № 12. С. 41; Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. С. 32; Наумов А. В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград, 1973. С. 9; Огурцов Н. А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1975. С. 87; Прохоров В. С. Преступление и ответственность. Л., 1984. С.92; Загородников Н. И. Уголовная ответственность и ее цели // Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М., 1987. С. 7; Кропачев Н. М. Момент возникновения охранительного уголовно-правового отношения // Советское уголовное законодательство и практика его применения. Красноярск, 1989. С. 53; Фефелов П. А. Механизм уголовно-правовой охраны. Основные методологические проблемы. М., 1992. С. 172; Звечаровский И. Э. Уголовная ответственность. Иркутск, 1992. С. 11.

[16] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В. Н. Петрашева. М.: «Изд-во ПРИОР», 1999. – 544 с.;Козаченко И. Я. Уголовная ответственность // Уголовное право: Общая часть / Отв. ред. И. Я. Козаченко и З. А. Незнамова. М., 1999. С. 69; Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. С. 31; Солопанов Ю. В. Преступление // Уголовное право: Общая часть / Под ред. М. П. Журавлева и А. И. Рарога. М., 1996. С. 26; Якушин В. А. Проблемы субъективного вменения в уголовном праве: Автореф. докт. дисс. М., 1998. С. 21.

[17] Игнатов А. Н. Основание уголовной ответственности // Уголовное право России: В 2 т. / Отв. ред. А. Н. Игнатов и Ю. А. Красиков. М., 1998. Т. 1. Общая часть. С. 76; Марцев А. И. Уголовная ответственность как средство предупреждения преступлений: Лекция. Омск, 1980. С. 24; Стручков Н. А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1978. С. 47.

[18] Наумов А. В. Российское уголовное право: Общая часть: Курс лекций. М., 1997. С. 246-247; Огурцов Н. А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве: Учебное пособие. Рязань, 1976. С. 161-162.

[19] Криволапов Г. Г. Уголовная ответственность и ее основание // Уголовное право: Общая часть / Отв. ред. Н. И. Ветров и Ю. И. Ляпунов. М., 1997. С. 293; Загородников Н. И. О пределах уголовной ответственности // Сов. государство и право. 1967. № 7. С. 44; Санталов А. И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982. С. 62.

[20] Кропачев Н. М. Общие вопросы применения мер ответственности за преступления // Уголовное право на современном этапе: Проблемы преступления и наказания / Под ред. Н. А. Беляева, В. К. Глистина и В. В. Орехова; Н. А. Беляев, В. В. Орехов, В. С. Прохоров и др. СПб., 1992. С. 373; Щербаков В. В. Уголовная ответственность, ее основание: Автореф. канд. дисс. Саратов, 1998. С. 14; Марогулова И. Л. Уголовная ответственность и ее основание// Уголовное право Российской Федерации / Отв. ред. В. П. Кашепов. М., 1999. С. 108.

[21] Коробов П. В. Момент возникновения уголовной ответственности // Правоведение. – 2001. - №2

[22] Коробов П. В. К вопросу о понятии уголовной ответственности // Реализация уголовной ответственности: уголовно-правовые и процессуальные проблемы: Межвуз. сб. научн, ст. / Отв. ред. С. А. Шейфер; П. В. Коробов, Т. Т. Дубинин, С. И. Зельдов и др. Куйбышев, 1987. С. 3-12.

[23] Спиридонов Л. И. Теория государства и права. М., 1999. С. 198-199

[24] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 7. С. 18

[25] Коробов П. В. Момент возникновения уголовной ответственности // Правоведение. – 2001. - №2

[26] Егоров В. С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. – М., 2002

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему